Власть некровных Глава 6

    Уже два дня Маша жила у Виктора, экзамен ей всё же удалось пересдать. Она пыталась избежать любой встречи с Виктором, хотя это было весьма затруднительно, девушка вставала рано утром, готовила завтрак и куда-то уходила до позднего вечера, зная, что хозяин квартиры не любит выходить из неё в дневное время суток. Маг предпочитал гулять в одиночестве по ночным улицам, усыпанными лужами, дышать прохладным осенним воздухом. Он так делал с того дня, как получил совершеннолетие,а  вместе с ним и свободу передвижения. У него всегда было о чём подумать, за столько лет мыслей скопилось… Внушительное количество. Вот и думал, шатаясь во мраке ночи, ища ответы на вопросы, которые не давали ему покоя.

    Проснувшись сегодня утром, Виктор почувствовал зарождающейся, где-то в глубине его желудка, голод, совсем лёгкий и не сводящий его с ума. Он знал, что ему предстоит голодать до момента нападения на Великих, это было необходимо, чтобы накопить магические ресурсы, поддерживать состояние агрессии, для высвобождения магии огня. В использовании магии огня были свои жёсткие законы, соблюдать которые он должен без пререканий, иначе стихия его накажет. Здесь не маг приручил огонь, а огонь подчинил его себе, позволив пользоваться некоторым преимуществом. Огонь — это разрушение, ярость, скорость, но при этом он бывает ласков, может согреть, защитить. У огня двойственная природа. 

    Виктор даже не мечтал застать Машу в квартире, она уже ушла куда-то. Приняв холодный душ, маг пошёл жевать холодные Машины блины запивая растворимым кофе. Сегодня он решил съездить к родителям, проведать их. Он делал это не из сентиментальных сыновьих чувств, а из элементарной благодарности семье, которая приняла его, воспитывала, кормила, приглядывала, любила его, дала ему имя, принадлежность к знатному роду. Между родителями и детьми было множество разногласий, конфликтов, обид, злости, даже ненависти, а сейчас… Между ними осталась, пугающая равнодушная пустота. Как будто выгорели все эмоции, оставив выжженное поле.

    Виктор задумчиво смотрел в окно, ему нужно было поговорить с кем-то о том, что происходило, но с кем? У него совсем не было друзей, кроме Игната, но он не станет с ним говорить об этом. Маша, как он понял, не желала с ним разговаривать, даже видеть его не хотела, избегала. Он ведь совсем одинок последние двадцать лет, общался только с братом, и с Машей. Больше не с кем. Абсолютно ни с кем.

    Вампир закрыл глаза, и мысленно позвал своего тотема, единственное существо, которое обязано быть рядом при каждом его зове.

    Тотемы рождались одновременно с магическими существами, только существовали они в двух мирах, в мире магического существа и в мире тотемов. Они были связанны друг с другом ментальной телепатической связью, поэтому один всегда отзывался на зов другова, связь была наполнена взаимопомощью, поддержкой, уважением друг к другу. Для тех, кто вынужден жить вечно, такая связь бесценна.

   В кухне материализовался большой ворон с жёлтыми глазами, как у Виктора, тотем аккуратно сел на подоконник и сделал несколько вальяжных шагов в сторону Виктора.

    » Привет» — мысленно обратился Виктор, — » Ты не мог бы прочесть мои воспоминания о встречи с братом и сказать, что ты думаешь». 

     » Конечно, Виктор» — отозвался тотем, закрывая глаза, и обращаясь мысленным взором в память мага.

     Виктор тоже закрыл глаза, сосредоточившись на том дне, вспоминая образ брата, его голос, позу, взгляд, слова, тем самым облегчая тотему доступ к эти воспоминаниям. Процедура заняла всего несколько секунд.

    » Я понимаю тебя, ты долен был поддержать брата, но ты поступил весьма жестоко с девушкой, которую ты любишь. Не стоило так поступать с ней. Эта сделка не делает чести вам обоим, вы оба просто предали маленькую девочку. Прости, но ты просил моё мнение и получил его.»

    » Ты прав. Но я понимал это, когда соглашался. Всё понимал. Скажи мне, что с планами Игната? «

    » Виктор, ты уже принял решение, если не уверен, то выбирай то, что для тебя важнее» — тотем пересел ему на плечо, прильнул чёрной головой ко лбу мага и тут же исчез, оставив его в раздумьях.

                                                                                                                                      ****

    Игнат уже пятый час мучился от невыносимой боли во всём теле, расстояние между ним и его супругой причиняло адскую боль и он знал, что она сейчас страдает абсолютно так же. Боль заполняла собой его тело, мысли, сознание, мешала ему дышать, давила на грудную клетку. Сегодня ему было тяжело, тяжелее обычного.

     Поднявшись с дивана, вампир шатаясь подошёл к шкафу, открыл дверцу и забрался внутрь, чтобы лечь под куртки, пальто, которыми он был переполнен. В шкафу было темно, прохладно и тесно. Игнат думал, что это поможет ему справится с болью так же, как это помогало когда-то в глубоком детстве.

     Где-то на краю сознания маг отразил, что в квартиру кто-то вошёл, но  ему сейчас было далеко не до этого.

  — Пап? — позвала Маша и очень удивилась тому, что ей никто не ответил. Она знала, что отец в это время дня всегда находился дома, в своём кабинете и постоянно что — то писал. Девушка причислила эту его странную привычку к вечным причудам бессмертных и никогда не пыталась расспросить его об этих записях.

    Маша прошла в комнату Игната и услышала тяжёлое шумное дыхание, которое раздавалось из шкафа. Она тут же распахнула дверцы шкафа… и увидела своего отца, который корчился от боли. Она испугалась и упала на колени, пытаясь отразить сложившуюся ситуацию.

  — Папа ! Ты чего?! Что с тобой? — девушка начала прикасаться к лицу вампира, оно было невероятно холодным, — ты очень холодный, тебе нужно согреться.

   — Бо… Больно, — посиневшими губами произнёс Игнат, перед его глазами всё плыло, он не мог разглядеть испуганного лица дочери. 

   — Пап, вставай, — начала уговаривать Маша, — вставай, — она начла помогать ему подниматься, он мало чего понимал и пытался делать то, что ему говорили, — давай, пап.

    Им удалось подняться. Маша тут же направила Игната на диван, помогла ему леч и отправилась искать одеяло, чтобы укутать отца в него. В её голове крутилась мысль о том, что он нуждается в тепле, о том, что его нужно согреть и тогда ему станет легче. Игнат действительно страдал от большой потери тепла. Чувствуя резкую боль, он утратил контроль над сознанием, а следовательно и над потоками стихийной магии. Он просто не замечал, как ледяной поток растекается по его венам, причиняя ещё большую боль.

                                                                                                                                              *****

    Каменный особняк Шестинских был довольно хорошо спрятан в одном из пригородных лесов. Люди не видели его, он скрывался за древними чарами, однако маги были желанными гостями и очень часто посещали этот дом. Виктору не нужно было прикладывать усилия, чтобы попасть внутрь, ведь он обладатель родового имени, а значит в какой — то степени хозяин особняка.

   Он остановился перед крыльцом. Думал. Вспоминал. Здесь прошли его первые 25 лет жизнию, именно под эту дверь, в ночь его рождения, какой — нибудь перепуганный маг может один из его кровных родителей, оставил его здесь, такого маленького. Тут прошло счастливое детство Виктора, здесь появилась крепкая связь с братом. Вообщем много хорошего произошло именно в этом доме.

    Затаив дыхание, маг ступил на крыльцо родительского дома.

    Ему навстречу тут же вышел дворецкий. Виктор помнил, что его зовут Павлом, служит он тут уже долго и очень сильно боится ворон. Павел молча открыл ему дверь, не приветствуя, не задавая вопросов, просто понимающе улыбнулся и опустил глаза.

    В доме было очень тепло и уютно. Пахло какой — то выпечкой и лавандой… Лавандой пахла мать. Длинные и узкие полы, устилали всё те же ковровые дорожки, стены украшали всё те же картины. Мебель блестела лаком и не утратила своего прежнего роскошного лоска.

  — Мама, — позвал Виктор и замер в ожидании.

    Из кухни выбежала мать в домашнем платье и тапочках. Она по прежнему выглядела молодо и безупречно, однако взгляд у неё всегда был старый. Виктор обнял мать и тихонечко поцеловал её в щёку, вдыхая родной запах.

  — Привет, сыночек, — тихим дрожащим голосом сказала Светлана, — у тебя всё хорошо?

  — Всё в порядке, мам.

0
02.04.2020
avataravataravatar
Белиз Рэд
113

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть