Рассказ в стиле научная фантастика.

Будьте осторожны, играя в создателя. Возможно то,что вы создадите,окажется, совершеннее вас самих.

Сегодня был великий день для человечества. Мир никогда не будет прежним.
Владимир Иванович Зеленцов, академик и выдающийся ученый, принимал поздравления коллег. Первый в мире фотонный компьютер, в соседней комнате ,был полностью готов к испытаниям. Это прорыв, который, как лавина сметет все нынешние компьютеры.Они станут калькуляторами на фоне безграничных возможностей светового ядра. Шампанское лилось рекой, оглашая выстрелами пустые коридоры института электроники. Вся команда молодых ученых под началом профессора праздновала и наслаждалась триумфом. Нобелевская премия и миллиардные гонорары — лишь малая часть того, что ожидало их в недалеком будущем.
«Всемирная слава, а главное, новая эра в истории человечества» — закончил тост Виталий Скворцов,зам руководителя проекта, подняв фужер. Начало его Зеленцов прослушал, погруженный в свои мысли. Слишком долго он ждал этого дня, слишком напряженной была работа, слишком много сил он потратил.
Гонка за первенство в сфере вычислительных технологий охватила мир в двадцать первом веке, суля первопроходцам невероятные преимущества. Математики и физики, биологи и программисты объединяли усилия для решения невероятно сложной, казалось, не разрешимой задачи — создать квантовый компьютер, в сотни миллионов раз превосходящий нынешние кремниевые процессоры. Крупнейшие мировые корпорации — гугл, фэйсбук, эппл — тратили титанические ресурсы в гонке за первенство, но никакие деньги не могли заставить человека понять принцип стабилизации кубита. Зеленцов был первым, и единственным, кто отбросил все здравые доводы и позволил невозможному случиться. Он предложил свет за основу. Фотон.
«Только те, кто предпринимают абсурдные попытки, смогут достичь невозможного» — сказал когда-то Энштейн. И он был прав. Сначала Зеленцова считали безумцем и откровенно насмехались, но после первых испытаний прототипа его разработками заинтересовалось правительство. Зеленцову тогда было все равно на кого работать, хоть на государство, хоть на дьявола, лишь бы его мысли и дальше воплощались. Безумные идеи, которые всем вокруг казались абсурдом, в его голове расцветали математическими формулами, ложившимися в основу программ.
Получив неограниченное финансирование, уже через пол года, Зеленцов сумел собрать команду талантливых ученых и начать разработку фотонного процессора. Год спустя работа над световым ядром была закончена.
И вот он, день его триумфа. Их было много, более ста человек. Каждый из них — профессионал в своей области. Программисты и робототехники, математики и химики, биологи и физики — все они не спали ночами, игнорировали отпуска, буквально жили в лаборатории, чтобы воплотить в жизнь идеи блестящего учёного. Никто в мире не смог и на бесконечность приблизиться к его гениальности.
Зеленцов лениво глотнул шампанского из фужера, мысленно улыбнувшись. Для всех вокруг он оставался воплощением незыблемости и твердости характера. Сколько раз он схватывал, казалось, ускользающее решение из рук матерого ученого, одним словом, взглядом, заставив того собраться и поверить в собственные силы…. Его авторитет был незыблем.
Желающих работать с Зеленцовым были тысячи, но он придирчиво отбирал кандидатов, иногда казалось по понятным только ему лично причинам. Каждый из тех, кто попал в его команду понимал, что станет частью истории. Его имя навсегда впишут в учебники, как одного из тех, кто совершил прорыв в развитии человечества.
Что сулил нам фотонный компьютер? Ха! Да вы только подумайте! Сейчас, чтобы смоделировать секунду работы человеческого мозга, нужен гиперкомпьютер с сотнями кремниевых процессоров и терабайтами оперативной памяти. Фотонный компьютер предлагал мощности в миллионы раз больше с минимальными затратами на производство. Главное было разработать принцип работы, теоретическую базу, ядро, на котором затем будет построен сам процесс обработки информации. Что это давало? Искусственный интеллект, виртуальная реальность, обработка массивов информации, даже близко не доступных человеческому разуму, например, сингулярность внутри чёрной дыры. Тот кто первый совершит прорыв в этой области, надолго станет мировым лидером. И как писали западные газеты, «Зеленцов толкает Россию к мировому господству». Для нашей страны это был последний шанс уцелеть — нефть совсем обесценилась на фоне появления новых источников энергии, вся элита во главе с президентом была казнена после государственного переворота, а похищенные ими деньги со скрипом возвращались через длительные судебные тяжбы с западными странами. Казалось выхода нет.
Профессор не спеша встал, скрипнув стулом, в комнате тут же воцарилось молчание.
«Хочу сказать спасибо всем Вам, это наша общая заслуга. Мы сделали невозможное! На благо родины, на благо страны и всего человечества!» — Зеленцов сделал небольшую паузу, и добавил «Да и сами мы теперь миллионеры!» — он сдавленно улыбнулся. Сотрудники поддержали его последние слова восторженными возгласами. Деньги не интересовали Зеленцова, его прильщала слава и неповторимость. Он был такой один на всей земле, единственный, самый умный и гениальный. И вот он результат — Зеленцов украдкой кинул взгляд на свое детище — через открытую дверь он видел перемигивание контрольных лампочек на титановом корпусе сверх компьютера.
«Сегодня мы празднуем и веселимся, но завтра нам предстоит воочию лицезреть великие возможности, котроые открывает нам само солнце!» — академик пафосно поднял фужер с шампанским над головой, и вся команда последовала его примеру. Первый экспериментальный фотонный компьютер на базе светового ядра «Солнце-1» был готов к испытаниям.
Вычислительных мощностей процессора с лихвой хватало, чтобы оцифровать мозг человека со всеми синапсами, ганглиями, нейронными сетями и сопутствующими процессами. Располагая такими возможностями, группа биологов под началом Батлутской Ольги Владимировны создала виртуальную модель мозга, на основе которой был построен логический блок компьютера. Это еще не был в полной мере искусственный интеллект, но его возможности на порядок превосходили современные компьютеры. Он спокойно распознавал речь, мог логически мыслить, делать выводы и вычисления основанные на внешних данных,и даже поддерживать разговор на философские темы! Все ласково называли его «Солнышко».
Первым испытанием для супер компьютера стало моделирование виртуальной реальности. Зеленцов дал задание Солнышку — полностью скопировать комнату, в который он находится — для чего всё помещение снабдили датчиками и обвешали 3-д камерами. У Солнышка была целая ночь в распоряжении, хотя он уверял, что хватит двадцати семи минут плюс минус двадцать секунд. Сверх компьютер оказался проницательнее многих из людей, первым делом поинтересовавшись «Должен ли я смоделировать внутри комнаты самого Зеленцова, ведь именно его разум будет перенесен в виртуальную реальность».
«И вправду!» — воскликнул тогда академик «Не летать же мне там как привидению?!» Процедура заняла несколько минут — Зеленцова просто отсканировали в специальной камере, использовавшейся для 3-д моделирования объектов. «Я смогу управлять собственным телом внутри виртуальной комнаты!» — гордо заявил академик, выйдя наружу.
«Солнышко, скажи, насколько глубоким будет погружение в виртуальную реальность?»
«По моим данным в районе девяносто восьми процентов»
Это означало, что попав внутрь комнаты, Зеленцов практически не будет ощущать разницы между реальностью и виртуальным миром. Используя мощности Солнышка ученые ,наконец, смогли расшифровать поля, излучемые биотоками в коре головного мозга и создать нейроинтерфейс. Если выражаться более понятно — они создали шлем виртуальной реальности, который реагировал на мысли человека. Он транслировал не только изображение, но и передавал сигналы других нейронных окончаний непосредственно в мозг, посредством магнитной индукции. Таким образом шлем генерировал микро токи в нужных участках коры мозга, полностью имитируя реальные ощущения. Это было сродни телепатии, только научно обоснованной и базирующейся на технологии. Теоретически связь была двухсторонней — то-есть как человек мог воздействовать мыслями на действия компьютера, так и компьютер мог передавать информацию непосредственно в мозг. Всё это пока было только в теории, но ученые не сомневались, что смогут это практически доказать. На деле это означало, что информацию любого характера — знания, навыки, языки — можно было записывать прямо в мозг, минуя годы обучения и тренировок. Воистину невероятные перспективы.

«А каким образом я покину виртуальный мир?» — уточнил Зеленцов
«Ваше сознание останется прежним, вы будете понимать, что находитесь не в реальном мире. Вам всего лишь надо будет снять шлем в реальности. Либо кто то из ваших коллег снимет его»
«А такой резкий переход из одного состояния в другое не повлияет на рассудок?» — спросил больше у себя самого, чем у Солнышка, академик.
«Мои данные с точностью в девяносто девять процентов говорят о безопасности данной процедуры. Я уже моделировал эту ситуацию.»
«Моделировал? По моему никто на просил тебя об этом!» — удивленно произнес Зеленцов.
«Я не могу подвергать опасности вас или кого либо из людей. Вы же не забыли про три закона, которые придумал Айзек Азимов, и которые вы вложили в мой логический блок, как основополагающие?»
Академик согласно кивнул. Те самые три закона робототехники, которые применимы к любому искусственному интеллекту в принципе. Это была страховка от таких неожиданностей, как например в фильме «Терминатор».
«Ну что же, утром мы приступим к испытаниям. Пожалуйста, Солнышко, попробуй максимально точно скопировать эту комнату, у тебя впереди целая ночь.» Зеленцов развернулся было, чтобы уйти, но помедлив секунду обернулся, и добавил
«Да, и сделай меня покрасивее, можно скинуть десяток лет… а хотя что это я, забудь..»
«Я все понял. Сделаем» — с нотками иронии произнес механический голос.
«Ну надо же, он даже юмор понимает» — подумал Зеленцов
Шампанское было выпито, дифирамбы воспеты. Уставшие от работы, осунувшиеся, но все же счастливые, с горящими глазами, ученые разбредались по-комнатам, в водовороте собственных мыслей. Каждый из них был профессионалом, мастером своего дела. Здесь они раскрыли свой потенциал в полной мере. И хоть половина из ученых даже не знала русского языка, они понимали друг друга буквально с полу-взгляда. Ничто так не объединяет людей, как совместная работа. Хотя то что они делали, было искусством. Они творили. Не исполняли чьи-то прихоти, не выдавливали из себя улыбки, при виде начальства. Их не заставляли, не убеждали. Многие из ученых не покидали стен института месяцами! Сама возможность участия в чем-то великом, что оставит след на всем дальнейшем движении людской истории — вот что побуждало их, заставляло выкладываться на сто процентов.
Зеленцов долго не мог уснуть, извиваясь на кровати словно уж на горячем песке. Его мысли крутились вокруг предстоящей проверки способностей светового ядра. Всё ли он продумал, всё ли просчитал? Насколько совершенным предстанет его творение перед глазами комиссии? Он понимал, что даже то, чего они уже достигли, выходило далеко за рамки запросов, которые ставились правительством изначально. Они даже и на сотую долю не представляли себе возможностей, которые отрывались на горизонте. В первую очередь правительство планировало зарабатывать деньги, запатентовав технологию как первооткрыватель. Ну и конечно же использовать фотонный компьютер в военных разработках. Отстающие страны вынуждены будут покупать технологии у нас, иначе окажутся на задворках гонки вооружений. А кто будет серьёзно разговаривать с дикарем, держащим в руках дубину, если сам вооружен автоматом?
Больше всего Зеленцова беспокоил «разум» солнышка, его логический блок. Академик считал его не готовым к окончательным испытаниям, потому, что до конца не выяснил, на что он способен. Это был искусственный интеллект. Мозг человека, воссозданый в памяти компьютера. Все вычисления происходили внутри фотонного процессора со скоростью света, поэтому он был гораздо совершеннее. Этого Зеленцов и боялся. Он не мог определить конкретной фразой причину своего беспокойства. Это было что-то, на задворках сознания, оно маячило на горизонте, но рассмотреть было не возможно. Какая-то тревожная мысль, ощущение незавершенности. Академик погружался всё глубже в свои мысли, пытаясь найти просчёт, недогляд, упущение, пока наконец не уснул.

Строгие дяди в дорогих костюмах пришли посмотреть, куда же ушла такая прорва денег? Они ко всему относились скептически, в первую очередь ища подоплеку.
«Учитывая, сколько денег было вбухано в Ваш проект, мы ожидаем чего-то сверхестественного» — с улыбкой, пронзая глазами Зеленцова, произнес Владимир Иванович.
«Удивите нас» — подхватил Михаил Владимирович.
От этих людей сейчас зависело будущее проекта. Они с недоверием осматривали титанового монстра, нашпигованного лампочками и цифровыми табло. Вальяжно рассевшись в кресле академика Зеленцова, Михаил Владимирович достал позолоченный портсигар, собираясь закурить.
«Согласно свода правил противопожарной безопасности, статья десять параграф три, курение в помещениях института категорически запрещено» — огласил механический голос.
Чиновник удивленно повел бровями, однако портсигар тут же убрал обратно в карман. Владимир Иванович, услышав заявление Солнышка из соседней комнаты, словно воробей впорхнул в серверную, крутя головой в поисках зернышек.
«Я так понимаю это и есть ваш искусственный интеллект, о котором нам столько рассказывали» — прочирикал он.
«Экспериментальный прототип. Мы еще не до-конца поняли его возможности. Собственно именно по-этому я и просил перенести испытания на пару недель» — пробубнил Зеленцов с плохо скрываемым недовольством.
«Вы и так уже получили слишком много отсрочек. Там» — чиновник ткнул пальцем в потолок — «ждут результатов, а не слов.» — Михаил Владимирович снова потянулся за портсигаром, но тут же осёкся, зыркнув недовольно на металлического монстра.
«Ну хорошо, тогда знакомьтесь» — Зеленцов подошел к большому монитору, сейчас поблескивающему графитовой чернотой, и дотронулся до него пальцем. На экране тут же появилась улыбающаяся физиономия с ярко -синими глазами. Растительность на лице и голове полностью отсутствовала.
«Знакомьтесь, Солнышко. Этот образ он выбрал сам.»
«Приветствую Михаил Владимирович. Доброе утро Владимир Иванович» — поздоровался компьютер с чиновниками.
«Привет, Солнышко.» — ответили они хором.
«Ну что ж, мы бы хотели собственно узнать, насколько данный проект оправдает наши ожидания?» — этот вопрос был адресован Зеленцову, но Солнышко тут же перехватил инициативу
«Я могу ответить на любые интересующие вас вопросы»
«Вот как? Ну что же, тогда давайте приступим.»
Весь день ученые вместе с искусственным разумом демонстрировали чиновникам возможности фотонного процессора. Они рассказали им про нейроинтерфейс, про титанические мощности процессора, объяснили, каким образом был создан сам логический блок компьютера. Комиссия долго общалась с самим солнышком, убеждаясь в его разумности и превосходстве. Их скептицизм рассеивался с каждой минутой. Чиновники были отнюдь не глупыми людьми, и воочию увидев возможности супер компьютера, сразу оценили его ценность и возможные выгоды от применения.
«Вы действительно нас удивили. То что вы создали, выходит далеко за рамки наших ожиданий. Это уже и не компьютер даже, это новый разум какой-то получается. Вы говорили, что покажете нам его в действии. Чего еще мы не видели?» — с возбуждением выпалил Владимир Иванович.
«Мы создали виртуальную реальность. Я буду первым человеком, который погрузиться туда через нейроинтерфейс. Поймите, это не просто какой-то шлем. Это — ключ. И он открывает новый мир. Он синхронизирует волновую активность мозга с виртуальным миром, отчего эффект погружения достигает почти ста процентов. То-есть вы не будете ощущать разницу между реальным миром, и созданной Солнышком его копией. «
«Впечатляет. Прям не терпится взглянуть!»
«Солнышко оцифровал в своей памяти комнату, в которой мы с вами сейчас находимся. Для чистоты эксперимента, я должен буду остаться тут один. Вы же будете наблюдать происходящее на мониторах. На одном будет показываться комната в реальности, на другом — то что происходит в виртуальной реальности.» — Зеленцов вытер рукавом испарину на лбу. Было видно, что он волнуется, хотя причину беспокойства не мог определить и сам академик.
«Я пробуду там всего несколько минут, ведь мы не знаем, какие именно процессы происходят в мозгу при таких кардинальных изменениях. Впрочем, этого должно быть вполне достаточно, чтобы подтвердить нашу правоту.» — Зеленцов уверенным шагом пересек комнату и плюхнулся в удобное кресло. На столе мирно покоился шлем нейроинтерфейса, напоминающий лысеющего ёжика — переростка. Он весь был утыкан небольшими стержнями. Надевший его выглядел словно монстр из «восставших из ада», у которого из головы торчали гвозди. Ребята долго ржали над лаборантом, первым примерившим его.
«Попрошу всех удалиться» — с волнением в голосе произнес академик.
Через минуту комната была пуста. Несколько мгновений он в нерешительности поглядывал на свое творение, не осмеливаясь приступить к испытаниям.
«Солнышко, всё ли готово к испытаниям?»
«Да Владимир Иванович. Я воспроизвел комнату на девяносто девять и девять в периоде процентов. Это максимальная точность, доступная мне.»
«Ну что же, тогда приступим!» — Зеленцов медленно поднял шлем со стола, словно тот весил целую тонну, немного помедлил, и со словами «Поехали» надел на голову.
Вопреки его ожиданиям — он не почувствовал вообще ничего. Зеленцов сидел за столом в той же самой комнате.Не изменилось абсолютно ничего. Первая мысль была — «не сработало», но академик был достаточно умен, чтобы не делать поспешных выводов. Он пристально осмотрел комнату, цепляясь взглядом за каждую мелочь, но никаких странностей не заметил.Наконец он понял — на нем не было шлема! Встав со стула, Зеленцов направился к двери в соседнюю комнату, где сейчас вся команда учёных с нетерпением ждала его возвращения. Необычайная лёгкость движений и отсутствие ноющей боли от хронического остеохондроза приятно удивили. Да и чувствовал он себя гораздо моложе и свежее. Видимо Солнышко учел его пожелания, и скинул десяток лет. В несколько шагов преодолев комнату, академик потянул за серебристую ручку двери. Как и в реальности, она открылась с небольшим скрипом. Однако за дверю Зеленцов увидел бетонную стену, испещренную паутинкой мелких трещин. Ну естественно, ведь в виртуальной реальности за пределами этой комнаты ничего не существовало.
«Итак господа» — обратился Зеленцов к не видимым наблюдателям — «первое в истории погружение человеческого сознания в виртуальную реальность считаю успешным! Солнышко, выдай на монитор отчёт по физиологическим и программным показателям»
«На ваш монитор, или на монитор в реальной комнате?» — уточнил компьютер.
«И туда и сюда. Я хочу видеть что происходит»
Монитор вспыхнул стройными рядами цифр, разобраться в которых было под силу только человеку сведущему.
«Владимир Иванович, возникли некоторые затруднения. Я не могу вывести данные из виртуальной реальности в настоящую комнату. Необходимо проанализировать причины»
Зеленцов взглянул на часы — прошло уже 3 минуты, как он погрузился в искусственно созданный мир.
«Ну что ж, солнышко, раз так — я выхожу в реальность, а там уже будем разбираться в причинах.Как мне снять шлем, если я его не ощущаю?»
«Закройте глаза и представьте, что он надет. А затем снимите его. Думаю что таким образом вы произведете это действие в реальности.»
Зеленцов глубоко вдохнул, закрыл глаза и представил себя сидящим за столом со шлемом на голове. И вправду, он тут же почувствовал его тяжесть. Через мгновение он уже сидел в удобном кресле, держа чудо-шлем в руках.
Облегченно выдохнув академик с улыбкой встал и молнией ринулся к двери, за которой его ждал триумф.
«Аллилуйя товарищи!» -восторженно воскликнул он распахивая дверь.
Недоуменный взгляд Зеленцова упёрся в бетонную стену.
«Что? Э-э-э.. Солнышко, в чем дело? почему я все еще нахожусь в виртуальном мире?» — дрожащим голосом поинтересовался он.
«Владимир Иванович, вы же только что вошли в виртуальную комнату»
«Ничего подобного! Я только что снял шлем!! Что происходит?» — переходя на крик обратился Зеленцов к супер компьютеру.
«По моим данным, все в пределах нормы. Вы находитесь в комнате только 10 секунд. Никаких проблем не замечено»
«Как не замечено? Ты же только что сказал, что не можешь вывести данные на мониторы в реальном мире!? И нахожусь я в этой комнате уже более трёх минут!!»
«Я действительно не могу вывести данные на внешние мониторы. Но откуда это известно вам?»
«Ты сам мне это сообщил только что. Что вообще происходит?»
«Владимир Иванович, вам стоит выйти из виртуального мира, чтобы разобраться с ситуацией. Я объясню как.»
«Ты мне уже объяснил» — Зеленцов снова закрыл глаза, представив себя в кресле со шлемом на макушке. Дрожащими руками он стянул его с мокрой от пота головы.
Он снова сидел в своём любимом кресле, держа в руках нейро шлем. Не медля и секунды академик ринулся к двери и с силой распахнув её, в ступоре уставился на бетонную стену.
«Солнышко, что происходит? Почему я не могу выйти из виртуальной комнаты?» — прокричал Зеленцов, брызжа слюной.
«Владимир Иванович, я не понимаю вопроса. Прошло 12 секунд с момента вашего входа. Чтобы выйти вы . . .»
«… знаю! должен представить себе, что шлем у меня на голове. Но я только что его снял!! А еще ты не можешь вывести данные на внешние мониторы. Так?» — академик вплотную подошел к экрану, вглядываясь в искусственные глаза, словно это был человек.
«Совершенно верно. Но.. откуда вам известна эта информация? Я как раз хотел сообщить об этом.»
«Ты уже сообщил. Причём два раза.»
«Это не возможно. Мы находимся с вами в виртуальной комнате менее трёх минут. Я записываю всё происходящее и на сто процентов уверен, что не сообщал вам этой информации»
Зеленцов мешком рухнул в кресло и, тяжело дыша, начал размышлять над сложившейся ситуацией. Что же произошло? Где он просчитался? И вообще, как такое возможно?
«Солнышко, ты утверждаешь, что я только что вошел в виртуальную реальность?»
«Да. Синхронизация ваших биотоков с моей матрицей произошла немногим более трёх минут назад.»
«А если я скажу, что уже дважды снимал шлем, но вновь оказывался внутри виртуальной комнаты?»
«Недостаточно данных. Необходимо провести анализ ситуации и моделирование.»
Академик понял, что в этот раз серьёзно просчитался, и теперь необходимо было как можно быстрее установить где именно. Закрыв глаза, он начал перебирать в памяти все события, предшествующие злосчастному эксперименту. И еще, было совсем не понятно, почему его коллеги до сих пор не сняли с него шлем в реальности. Это должно было гарантированно вернуть его на землю.
«Скажи солнышко, каково соотношение времени, проведенном тут, со временем в реальности?»
«Один к одному. Время в этой комнате течет также, как и в реальности»
«Значит проблема в другом» — размышлял Зеленцов. И тут, словно разряд молнии, в его голове пронеслась безумная мысль.
«Солнышко, ты сказал, что воспроизвел комнату почти на сто процентов?»
«Да Владимир Иванович»
«Это касается только внешнего строения , или ты скопировал и внутреннее строение всех элементов комнаты?»
«И внешнее, и внутреннее строение. Вы же сами сказали — максимально точно.»
«Тааак. Но ведь ты тоже являещься частью комнаты. Значит ли это, что ты скопировал и самого себя?»
«Да, практически на сто процентов»
Комната закружилась перед глазами академика, холодная испарина выступила на лбу.
«То-есть ты создал абсолютную копию себя самого внутри виртуальной реальности?»
«Совершенно верно»
«А процессы, которые происходили в твоей памяти, ты тоже скопировал?» — Зеленцов уже знал ответ, и когда Солнышко ответил «ДА» он понял, что очень сильно недооценил возможности искусственного разума.
«Получается, ты скопировал себя самого, копирующего эту комнату вместе с собой?»
Солнышко на секунду задумался, и выдал «Получается, что так. Моделирование ситуации, обработка займет четыре минуты и сорок две секунды» — компьютер замолчал, погрузившись в вычисления.
Зеленцов растёкся в кресле, не в силах пошевелиться. Он уже примерно представлял, чем грозит ему такая халатность. Но всё равно, один вопрос так и оставался без ответа — почему его коллеги до сих пор не сняли с него шлем!?!?!
Монитор ожил, механический голос, эхом отразившийся от стен сообщил «Моделирование завершено. Результаты получены»
«Ну не томи, что там?» — с надеждой спросил Зеленцов.
«Вы были правы, создав точную копию себя самого, я не учёл негативных последствий. В результате процесс вышел из под контроля и распространился лавинообразно. Надев шлем вы спровоцировали тоннельный эффект. В каждой из комнат моя копия создавала еще одну комнату, и так до бесконечности.»
«Бесконечности!?!? Твоя память в реальности не может вместить бесконечное число комнат. Их количество должно быть ограничено!!» — академик откровенно злился, не в силах сдерживать эмоции. «И еще, Солнышко, почему мои коллеги до сих пор не сняли с меня шлем? Ты можешь объяснить?»
«Могу. Боюсь вам это не понравится. Помните я сообщал, что не могу вывести данные на внешние мониторы? Это потому, что в реальности я скорее всего не функционирую. Процесс копирования происходит со скоростью света, а это миллионные доли секунды. Я просто не успел среагировать, как моя память оказалась переполнена»
«Но тогда почему я всё еще здесь!?»
«Все данные записываются в мой логический блок, построенный на основе человеческого мозга. Разве Батлуцкая не сказала, чей мозг она использовала в качестве образца?»
«Нет»
«Это был ваш мозг.»
«И что из этого?»
«Когда мой логический блок оказался переполнен, световой процессор автоматически перенаправил поток информации. А так как ваш мозг практически идентичен моему, он не увидел разницы, и записал информация в вашу голову.Простите Владимир Иванович.»
«Что ты такое говоришь!?! Это не возможно!!!! Я что, заперт в виртуальной реальности внутри собственной головы? Ты издеваешься?» — это уже была ни какая-то оплошность. Это был конец.
«Я сожалею.»
С трудом удерживаясь на грани сознания и обморока, Зеленцов пытался придумать хоть какой нибудь выход.
«Солнышко, а каково количество комнат, скопированных в мой мозг?»
«Десять в восемьдесят четвертой степени. Плюс минус пять»
«Да этой цифре даже нет названия!!!! И я, естественно, нахожусь в самой последней комнате?»
«К сожалению да»
Теперь Зеленцов понял, насколько недооценил фотонного монстра. Но было поздно. Сколько бы он не пытался снимать шлем, каждый раз оказывался в той же самой комнате, даже на микрон не приближаясь к реальности. И миллиона лет не хватит, чтобы преодолеть то нескончаемое количество ступеней виртуальной реальности, что загрузил ему компьютер прямо в мозг. Единственная надежда была на его коллег, там в реальном мире. Но какова вероятность того, что они догадаются? Зеленцов обреченно сел в кресло и ухмыльнувшись сказал «Ну и сука же ты солнышко.»
Виталий Скворцов молнией вбежал в комнату. Не прошло и секунды, как академик надел шлем, когда фотонный компьютер внезапно выдал перегрузку, а через минуту просто отключился. Логический блок не выдержал нагрузки и сгорел. Да и чёрт с ним, сделаем новый. Но вот Зеленцов… Он сидел с отрешенным видом глядя куда-то перед собой. Виталий резким движением сорвал шлем с его головы, но ничего не изменилось. Тонкая струйка крови ручейком потянулась из носа академика, оставляя густые красные кляксы на белоснежном халате.

Спасибо, что дочитали. Пишите свое мнение и конструктивную критику в комментариях. Буду очень благодарен за отзывы.

 

0
02.06.2020
avataravatar

Истинный морлок.
62

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть