В ловушке

Прочитали 96
12+

… Оглушающая, головокружительная темнота плавно перешла в размытый свет, льющийся откуда-то со стороны. Фред еле-еле смог продрать глаза и, щурясь от яркого свечения, взглянул на изящный, сверкающе белый потолок. Его липкая ладонь пошарила по прохладному паркету, а длинные пальцы машинально отбили по нему задумчивую дробь. Зрение начало потихоньку возвращаться, а сознание — проясняться. Хотя это не особо помогло Фреду вспомнить, как он оказался в неизвестном ему доме.

Где я? — задал себе вопрос парнишка. Легкий ветерок страха пробежал по его мокрой от пота спине.

Перед ним возвышался, как скала, огромный камин, выложенный кирпичом, а позади ― широкий диван с двумя креслами по краям. Красивые, выразительные статуэтки ангелочков аккуратно стояли на полке над камином и как-то презрительно глядели в сторону парнишки. Фред тяжело выдохнул и, неуклюже задев стеклянный стол плечом, обернулся и вгляделся в темный коридор, верхняя треть которого виднелась за диваном. Парень предпринял попытку встать с приятно прохладного пола, ухватился цепкими пальцами за мягкий белоснежный ковер. Подниматься на ослабленные ноги было трудно, даже больно: они вмиг затекли и мучительно заныли. Фред все еще силился вспомнить, что произошло, но из памяти будто вычеркнули все воспоминания. Он не помнил абсолютно ничего. Пошатываясь на полусогнутых ногах, Фред вновь оглядел чужую, залитую теплым солнечным светом комнату: камин, полки с фигурками, пушистый ковер, щекочущий босые ноги, темно-коричневого цвета диваны и кресла с вкраплениями из бархата, посередине стеклянный стол, на котором одиноко стояла ваза с почти увядшими полевыми цветами. Измученный взгляд Фреда остановился на лакированных ставнях. Парень сделал шаг и чуть не упал, будто вмиг разучился ходить, но успел зацепиться за подлокотник кресла. Следующий шаг был увереннее. Яркий солнечный свет резко озарил его бледноватое, осунувшееся красивое лицо, покрытое мелкими каплями пота, и заставил парнишку прикрыть ладонью глаза. Смотреть на сияющий шар было крайне неприятно. Немного привыкнув, он прищурился и начал разглядывать небольшой двор. Рядом с высоким бордовым забором стоял огромный бассейн, водная гладь которого ослепительно блестела на палящем солнце. В другой части двора, недалеко от белого цвета джипа стояли качели, на которых, смеясь, качалась маленькая девочка с забавными торчащими хвостиками.

А это кто? Что я здесь делаю? ― овеянный страхом, не понимал юноша.

Фред, испугавшись, что девочка может его заметить, пригнулся, но все еще следил за ее действиями. В это время из-за джипа вышел мужчина в красном поло и белых шортах. Он сразу же подбежал к девочке и поднял на руки, крепко поцеловав в щеку. Та заливисто рассмеялась. От этого неестественного детского смеха парнишке стало дурно.

Как меня сюда занесло? Кто это такие? ― в панике подумал про себя Фред и обратил внимание на женщину.

Блондинка в простоватом бирюзовом платьице с белым вышитым рисунком подошла к мужу и поцеловала его, легонько ущипнув дочурку за пухлую щечку.

― Ричард, заходи в дом, ― бодро сказала она. ― Стол уже накрыт.

Женщина скрылась за дверью, а Ричард, как узнал Фред, поднял на руки дочурку и направился за женой.

Фред до смерти перепугался. Как же он будет объяснять свое появление в незнакомом доме, если сам не знает, как сюда попал?

Боженьки, что делать-то? ― паниковал парень, нервно покусывая пересохшие губы. ― Срочно нужно бежать, пока тебя, Фредди, не заметили…

Парень мимолетно глянул на темный коридор, откуда уже раздавался звон посуды и заливистый смех девчушки.

Через коридор не выйдет… Или выйдет? Может, через окно?

Фред решил не рисковать и, пока никого не было поблизости, повернул ручку на окне, но она, как назло, заела. Щелк-щелк! Ручка не проворачивалась.

― Черт возьми! ― тихо выругался парень и облизнул губы, судорожно осматривая комнату в поисках другого выхода.

Остался только злополучный темный коридор, ведущий в неизвестность. Других способов выбраться из этого дома он не видел. Фред на ватных ногах, босиком, беззвучно направился к коридору. Он с опаской вслушивался в звуки, боясь каждого шороха и стука. Каждый раз жмуря глаза, он молился, чтобы никто из этих людей не вздумал идти в дальнюю комнату. Порой ему казалось, что прерывистое дыхание в любой момент может его выдать.

Коридор оказался не таким уж и длинным, как представлял себе Фред. Шагов пять — и парень нащупал ладонью следующую дверь. Напротив была еще одна, но юноша не рискнул туда заходить. Незачем было тратить время. Фред только и думал о том, как бы отсюда выбраться и во всем разобраться без последствий. Он ни в чем не был виноват, но странное ощущение, плохое предчувствие преследовали его. Страх быть замеченным все возрастал, как и нетерпение отсюда выйти. Внизу живота неприятно кольнуло, Фреда с макушки до пят пробрала дрожь, и тот в беззвучии согнулся и принялся глубоко дышать в попытке усмирить панику.

Что это за дом? ― мучился вопросом юноша. ― Как отсюда выйти? Что скажут эти люди, если увидят меня?

Ему стало так страшно, что он был готов заплакать от такой жестокой безвыходности. Фред продвигался дальше. За поворотом он заметил пробивающийся сквозь темноту яркий, но в то же время холодный, чуждый и пахнущий опасностью свет.

Они там. На кухне.

Наберись смелости, Фред. Пусть ты не знаешь, как оказался здесь, во всем можно разобраться. Это обычные люди… Незнакомые, но обычные люди, Фредди. Тебе нечего бояться…

Парень сделал неуверенный шаг вперед и выглянул за угол. Его взору предстала огромная кухня: посередине стоял длинный деревянный стол, за которым собрались все члены семьи, кухонная гарнитура красного цвета, такие же, как и в дальней комнате, диваны, а сбоку — приоткрытая входная дверь.

То, что нужно! — обрадовался Фред, но тут же опешил. ― Но… Как туда пробраться?

С одной стороны, он хотел подождать, пока члены семьи разойдутся, и Фред, наконец, сможет выбраться из дома, но с другой, более безумной, ему хотелось выйти к ним и все объяснить, а те, он не сомневался, его поймут. Обязательно поймут. Почесав затылок и хмыкнув от нереальности ситуации, Фред все же решил прибегнуть ко второму варианту. Парень шагнул на линию света и все так же бесшумно, касаясь босыми ногами паркета, вышел на кухню. Нацепив на себя глуповатую улыбку и убрав излишек пота со лба, он уже был готов объяснить эту непростую ситуацию, как вдруг понял, что никто его не заметил.

― Извините! ― прочистив горло, крикнул он и обратился к мужчине. ― Сэр?

Ничего. Абсолютно. Никто даже не взглянул на Фреда; продолжали смеяться и трапезничать.

Да что здесь происходит?!

Неожиданно для себя разозлившись, Фред, как ненастная туча, подошел к мужчине и легонько толкнул его в плечо. Тот не отреагировал.

― Миссис? ― обратился он к женщине, что накладывала дочери салат в тарелку, и помахал ладонью перед ее лицом ― ничего.

Это, что, шутка такая?! ― вопрошал Фред, хмуро переводя взгляд на незнакомцев.

― Вы меня слышите?! Ау!

В ответ — странные смешки и звон тарелок. Махнув рукой и подумав, что так даже лучше, Фред поспешил к выходу.

Только коснувшись мокрой травы, он вспомнил, что все это время бродил по дому босиком, и куда пропала его обувь, он не знал. Странность ситуации не давала ему покоя. В коей-то мере он пытался вбить себе в голову, что это сон, а в худшем случае ― кома. Ведь в реальности так быть не может! Фред себя ущипнул, стало больно, а это означало, что он жив, так что беспокоиться не стоило.

Что же вчера произошло? ― пытался он вспомнить. ― Помню, выпил вчера… Или это было не вчера? Да, черт возьми, что же такого я натворил, что очнулся в загородном доме и ничего не помню?! ― Фред закрыл лицо рукой и вытер ладонью выступивший от напряжения пот. ― Как же хочется кушать… Может, вернуться и взять что-нибудь? Нет, слишком страшно, чтобы возвращаться в этот дом, где меня никто не замечает…

Фред добрел до ворот и коснулся холодной калитки. На удивление даже слишком холодной. Пальцы дотронулись до ледяной ручки и тут же отпрянули, будто обожглись.

― Не понял, ― мрачно пробормотал Фред и взглянул на бледные пальцы, кончики которых моментально покраснели. ― Да что творится-то?!

От ворот так и веяло холодом, будто за ними была зима, в то время как здесь царило лето. Но этот еще один странный факт не остановил Фреда, и он все же отворил калитку, выглянув наружу. То, что он увидел за ней, заставило его пошатнуться и тут же с характерным звоном захлопнуть ее…

Снаружи не было ничего. Только белый свет, пустота, страшная неизведанная пустота… Пропасть. Фред часто заморгал и отшатнулся, чуть ли не спотыкаясь о качели. Дыхание сперло, а страх неизвестности начал незаметно подкрадываться, а затем и вовсе поглотил юношу.

Неужели я умер? ― возникло в его больной голове. ― Вряд ли… Если бы умер, видел бы свои воспоминания, а этот дом, эти люди… Я вижу их впервые. Кто они? ― Фред обернулся и померил глазами дом. ― А кто я?

― Кто для них я? ― сипло проговорил он. ― Призрак? Или кто? Может, что?

Ему хотелось закричать. Хотелось ничком свалиться на землю и заплакать, лишь бы выпутаться из этого кошмара. Слезы ручьями полились по его худым щекам.

Может, мне показалось?

Действительно, может, ничего этого не было? Ему просто показалось? Фред решил удостовериться. Его ватные, дрожащие ноги сами повели к воротам, а трясущиеся руки, забыв об обжигающем холоде, смело открыли калитку, показывая бледную пустоту, скрывающуюся за ней. В этот раз Фред не хлопнул дверью, наоборот, вгляделся в белую бездну, затем поглядел на свои босые ноги, стоящие на краю обрыва. Еще шаг, и он бы упал. Упал бы в неизвестность, в глубину белоснежного света. Дыхание снова перехватило, а рука его сильно сжала острый край калитки. Фред даже не заметил, как тонкая струйка крови потекла по его запястью. Все его внимание было обращено к бездне. Оставалось только догадываться, что это и как так получилось. А что дальше? Что за этой пустотой? Ничего? Только этот дом и двор?

Фреда вдруг осенило: он в ловушке. В коробке, где есть только дом, незнакомые люди и этот двор. И отсюда нет выхода.

Почему? ― спросил мысленно парень, оглядывая свои ноги и ту границу между зеленой травой и холодной пропастью.

― Почему? Что я такого сделал, что попал сюда? ― Фред всхлипнул. ― Это… рай? Чье-то воспоминание? Ад? Что это, черт возьми?! ― крикнул он так громко, что услышал собственное эхо, которое отразилось в невидимых стенах снежной пустоты.

Разгневавшись, он с силой хлопнул калиткой и осел на прохладную землю, закрыв перегруженную мыслями голову руками, размазывая кровь по щекам. В спину неприятно повеяло холодом, но Фреду было уже все равно.

Это конец… ― всплыли обреченные слова в его голове. ― Это чертов конец…

Он задыхался слезами. Нервно кусая губы и взъерошивая темные и до этого растрепанные волосы, будто это движение возвращало его в реальность, Фред пытался не опускать руки, хоть это и было сложно. Казалось, что выбора больше не было, не было и выхода. Фред все твердил себе: Все хорошо. Все будет хорошо. Это пройдет. Тебе кажется, Фредди. Не волнуйся, мы все исправим, только… ― всхлипывал он. ― Только надо что-то придумать. Боженьки, как же страшно… Я в этой проклятой ловушке.

Парень отчаянно шмыгнул носом и вытер ладонью пот со лба, затем, вымученно прищурившись, вновь поднял голову в сторону дома. Палящее солнце над головой. Ярко-зеленая молодая трава. Смех девчушки, доносящийся из глубин дома. Приятный теплый ветерок… А позади кошмарная бездна. Неизвестность. Страх. И вечный колючий холод, лижущий своим склизким языком спину. Как же все это давило на его больную голову. Словно дрелью, мысли буравили его помутневшее сознание. От бессилия Фред вдруг закричал. Но как бы он не надеялся, этот крик не стал спасительным. Его никто не услышал.

― Проклятье! Что же это такое?! Где я?! ― орал Фред, всматриваясь в ярко-голубое безоблачное небо, которое плавно переходило в белую мглу, что таилась за вратами. ― Почему я здесь?! В этой чертовой ловушке!

Ты в коробке. Будто в спичечном коробке, Фредди. И тебе не выбраться. Не старайся. Даже не пытайся выйти за ворота. Там жутко. А что мне еще делать? Куда бежать? Я заперт. Ты заперт. Здесь. Мы в ловушке… В чертовой… ― ударившись о железные ворота головой, Фред отчаянно заорал.

Парень в истерике колотил ладонью по мягкой траве, жмурился не столько от боли, как от желания очнуться. Но ничего не выходило. Наконец, его отчаянные попытки мысленно убежать из этого места прервались девичьим задорным визгом. Фред раскрыл глаза и посмотрел в сторону крыльца, где отец катал на своей спине дочь, а та беззаботно смеялась. Его по-прежнему не замечали.

― Эй!… Эй! ― попробовал он еще раз и вдруг понял, насколько жалко это выглядело.

Фред был эмоционально истощен. В его голове никак не выстраивалось решение, не было идей. Стало страшно. Настолько страшно, что его вмиг пробил озноб. Обильный пот крупными каплями противно скатывался с его бледного лба на ввалившиеся щеки. Фред уже не думал что-либо делать. Он мгновенно осознал, что надежда угасла. Кошмарное чувство. Теперь пустота таилась не только за воротами, но и разгоралась в его душе. Фред был точно приколочен к этой калитке, словно сросся с ледяной бездной. Он уже не ощущал ее дикого холода. Он смирился и в последний раз неистово закричал, будто в этом громком крике пряталось его спасение…

***

― Угомоните его! ― крикнул с дальнего конца коридора бегущий к палате врач.

За ним бежали еще двое санитаров и охранник. Мужской басовитый крик разносился жутким эхом вдоль тихого коридора, пробуждая других больных, которые, точно обезьяны в клетках, прилипли к стеклу в дверях.

Достигнув нужной палаты, врач, изнывая от громкого крика, точно от мигрени, суетливо вынул из кармана ключи, которые успел до этого обронить.

― Чего вы стоите?! ― обращаясь к санитарам, рявкнул он. ― Готовьте электрошокеры! Тяжелый случай…

Наконец, мужчина провернул ключ в замочной скважине и ворвался внутрь, пропуская вперед двух здоровенных, накаченных санитаров. Те, как гладиаторы, повалили кричащего, извивающегося мужчину и с силой поволокли на койку, резкими движениями пристегивая тугими ремнями к ней. Больной продолжал брыкаться, рычать и неистово кричать. Как вдруг его жилистые руки вырвались из ремней и обхватили голову, сжимая виски.

― Лежи спокойно! ― прорычал один из санитаров и схватил мужчину за руку. Тот продолжал брыкаться, кусаться и орать.

Все его лицо было красным, похожим на помидор. Вены на лбу вздулись, а глазные капилляры полопались, налились кровью. По обвисшим щекам текли крупные градинки слез, перемешанные с потом. Между криками и рычанием он успевал что-то бормотать, и у врача, что стоял сложа руки на груди и наблюдал за нелегкой работой санитаров, заиграло детское любопытство, которое тут же было прервано перепуганным возгласом охранника:

― Почему он так кричит?

По лицу охранника, про которого, видимо, все уже забыли, было понятно, что тот не на шутку перепугался. Сколько лет он уже работал в этой психиатрической больнице, видел многое, и ничего его не пугало, а в этот раз ему самому стало жутко. Так и хотелось подальше убежать от этого крика.

― Эй! Э-э-эй! ― кричал мужчина, бешено извиваясь на койке. ― Что это за место?! Заткнись… Мне больно… ― его вопль сменился измученным басовитым полушепотом.

Санитары еле-еле пристегнули его руки ремнями, но тот, даже будучи пристегнутым, пытался выбраться и заехать по лицу одному из них.

― Мы в ловушке! ― вдруг неразборчиво воскликнул он, брызгая слюной. ― Мы в чертовой ловушке…

― Успокойте его! Ей-богу надоел! ― махнул рукой врач и повернулся к охраннику, который не сводил широких глаз с мужчины.

Зазвучал противный треск электрошокера, и отчаянный крик оборвался. Стало необычайно тихо. Мужчина криво лежал на койке без сознания и тяжело дышал.

― Все, парни, уходим. Нам еще остальных успокаивать. Что за работа такая?

Врач легким движением поправил свои очки, одернул халат и еще раз взглянул на мирно лежащего мужчину, пристегнутого к кровати.

― Что с ним было? ― вновь поинтересовался охранник.

― С ним-то? ― как-то просто переспросил врач и самодовольно хмыкнул, потирая бейдж на форме охранника. ― Шмидт, у всех нас в скором времени может настать такой момент, когда наша жизнь может стать чей-то еще. Все проблемы у нас в голове, ― мужчина постучал указательным пальцем по макушке. ― У кого-то развивается диссоциативное расстройство личности, а у кого-то, как у Ричарда, ― он указал на валяющегося мужчину, ― шизофрения.

30.10.2021
Erin Librero


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть