УтОпушкины.

Предисловие.

Известен цикл коротких рассказов Даниила Хармса о Пушкине А. С.
Задача Хармса была не осмеять Пушкина, как поэта, не оспорить его место в истории литературы, а посмеяться над обывательским мещанским представлением о великом пиите.
Литературные анекдоты Хармса не пародия, а стеб. Стеб над теми, кто создавал и верил в миф, обезличивал и канонизировал, делал литературу процессом формальным и государственным.

 Автор неизвестен. Нарыто на просторах Инета.

Конец предисловия.

«Neque semper arcum tendit Apollo»
«Не всегда натягивает свой лук Аполлон»

(употребляется в значении: не всегда же заниматься серьезным делом, иногда можно и отвлечься. 
Гораций, «Оды», II, 10, 17-20).

Великий русский поэт А.С. Пушкин очень любил музыку реггей.
Особенно в исполнении группы «UB40».
«Солнечные пареньки»-так кратко он их рекомендовал.
Бывает, поставит пластинку с «Кингстон таун» и притопывает башмачком в такт, иногда и пальчиками щёлкнет, да ладошками прихлопнет, кровь, однако.
И пишет, пишет… И всё талантливо.
Сам Александр Сергеевич более растафарианцем был, нежели эфиопский принц Рас Тафари Маконнен, коронованный как император Хайле Силассие I, который, согласно предсказаниям, должен был помочь всем «детям Африки» вернуться к своим началам.
Мало кто знает этот факт, как и то, что Пушкин был заправским моряком и хорошо разбирался в устройствах и механизмах пароходов.
Гений велик во всём, мы же знаем это.
Поэтому для него слово «кингстон» не было загадочным, хотя в песне поётся о городе Кингстоне, который «таун».
Для тех, кто менее велик, чем гениальный поэт Пушкин, в смысле, кто не в курсе, что такое «кингстон», дам пояснение:
это клапан в подводной части судна, при необходимости открывающий забортной воде доступ внутрь, часто с целью затопления корабля. 

Идём далее…
И всё хорошо было бы в земле русской, но…
Одно только печалило и омрачало чело Пушкина тяжестью горьких дум:
засилье в русской литературе «подёнщиков», случайных людей, косноязычных гастарбайтеров, мошенников слова, а не «инженеров человеческих душ».
Слово «кингстон» натолкнуло Александра Сергеевича на решение проблемы дураков в русской литературе и около неё.

-Кто, если не я!? Surge et age!*Sine morа!**-воскликнул он и засучил рукава.

Был назначен бал на корабле «Vaya Con Dios»***, куда приглашены все мало-мальски известные литераторы, вся «шантрапа от пера».
Про себя, тайно, Пушкин называл это мероприятие:
«Проект: зачистка от говнопёрышек».
С шампанским, музыкой и всей графоманской шелухой вышли в море.
Слегка покачивало, публику неискушенную подташнивало,некоторых выворачивало наизнанку:внутренний мир этих человеков, как то:
омары, устрицы, ананасы, мидии и прочие «антрекоты» — опять видел белый свет и мгновенно сливался за борт с аудио-эффектами неудобоваримыми для милых ушей не менее милых дам, становясь морским пейзажем.
Пушкин собственноручно крутил штурвал и держал курс твёрдо.
Потом щелкнул тумблером, включив открытие кингстонов, а сам вышел на крыло капитанского мостика, поглядывая вниз на публику, которая ещё витала в эмпиреях собственного бахвальства и ни ухом-ни рылом не была в теме происходящего, билась на палубе в пароксизме пустопорожнего словоблудия, собственно, они этим занимались всегда, не привыкать — стать.
Постепенно пароход уходил в глубины, смущённые и перепуганные литераторы уже хлебали студёную воду и недоуменно, сквозь пузыри у рта, спрашивали друг у друга синюшными губами:
-Что происходит, господа? А где, собственно, Пушкин?

Поэт отошёл по воде чуть в сторону, чтобы его не хватали за ноги тонущие прохиндеи и печально смотрел на этот цирк, не замочив даже туфель.
Вопрошающим, барахтающимся в воде, он так и сказал:

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.

Так гений положил конец…
На извечную русскую проблему дураков и негодяев, в частности, от литературы.

Следует заметить, что сия экзекуция, «мокрый нагоняй» с «утопительной головомойкой», устроенные великим поэтом проходимцам от литературы — мало помогли в деле очищения литературы от скверны и порока.
Евтерпа, Эрато, Каллиопа,Талия, Мельпомена — все девочки до сих пор в шоке от неудовлетворённости…
Тех, кто был на пароходе «Vaya Con Dios» и пускал пузыри, позже причислили к лику «письмучеников и страстоперцев» и называли не иначе, как «утОпушкиными».
Таким образом, прославились все…
Просили Александра Сергеевича сделать эти круизы «культовыми» и постоянными, как премии, скажем, «Гонкуровская», «Пулитцеровская», или, на худой конец — «Нобелевская по литературе».

Пусть, с таким концом печальным и подводным.
Чего не готова сделать публика бесталанная и никчемная, чтобы увидеть себя рядом с великими современниками, и вкусить славы ли, омаров ли, хрен её разберёшь.

Александр Сергеевич, махнув рукой на идиотов, возопил:
-Не хочу быть шутом ниже, чем у Господа Бога!

И был, как всегда, прав.

— Занавес —

_______________________________
Примечания:
Surge et age!*- поднимись и действуй! 
Sine morа!**- без промедления! 
«Vaya Con Dios»***-испанск. перевод: «Иди с Богом!»
________________________________

Кальвадос.
Москва.
2012.

0
12.06.2020
avatar
Oleg Klass
126

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть