У костра

Прочитали 70

В эту ясную ночь луна была видна, как на ладони, и своим белым, призрачным сиянием освещала гладкую поверхность озера. Дорожка белесого света проходила вдоль поверхности воды, уходя куда-то в туманную даль. По сторонам чуть колыхались ивы, нашептывая сладкую песню ясной ночи. Повсюду стрекотали сверчки, кое-где послышался всплеск воды; легкий ветерок пробежался по траве, подставляя травинки к свету яркой луны.

Сквозь стрекотание и пение ночных птиц слышался легкий треск костра, освещающего повалившееся дерево, рядом с которым, облокотившись, сидели двое: парень и девушка. Они сидели рядом, плечом к плечу, и о чем-то разговаривали, смотря на тихое, безмолвное озеро.

— Джоди, я… я так рад, что ты пришла. Правда, — парень взглянул на девушку и приподнял брови. — Я скучал по тебе все это время.

Девушка слегка улыбнулась и опустила взгляд, боясь, что парень увидит ее смущение. Она поправила свои рыжие волосы, освещенные красным пламенем костра, и украдкой взглянула на парня: он задумчиво смотрел на костер, опершись руками о колени, и изредка подкидывал в него ветки. Его немного загоревшее лицо в свете пламени становилось таким четким, что можно было увидеть все его черты: аккуратные скулы, пухлые губы, которые он так часто облизывал, когда нервничал; карие глаза, потемневшие и такие блестящие при свете горящего костра. Его темные, взъерошенные волосы поблескивали и, переливаясь, темнели. Рыжий свет пламени так красиво очерчивал контур его серьезного, сосредоточенного лица, что Джоди не могла не любоваться. Девушка пробежала глазами по его лицу, шее, груди, на которой была едва заметна выглядывающая из серой футболки татуировка, которую он сделал на ее день рождения. Ее взгляд чуть пробежался по его торсу, который был прикрыт облегающей футболкой, и остановился на его руках. Джоди любила его руки: такие сильные, жилистые и мягкие, особенно когда он обхватывал девушку сзади, она чувствовала себя в безопасности…

— Дил? Я же вижу, ты хочешь что-то сказать, — Джоди повернулась к юноше и накрыла его руку своей.

От прикосновения Дил будто очнулся, вырвался из своих воспоминаний и раздумий и взглянул на милую девушку, которая всем сердцем его любила. Ее рыжие волосы пылали при свете огня, затенив часть личика; ее зеленые глаза блестели, и в них выражались тревога и беспокойство. Дил глядел на нее, быстро пробегая взглядом и запоминая все ее контуры лица: родинки, широкую улыбку, маленький аккуратный носик.

Он мог запросто сказать, что любит ее, потому что действительно любил и желал, чтобы она всегда оставалась с ним. Больше всего он боялся того, что она снова уйдет от него. И именно этот вопрос он хотел ей задать, только вот боялся.

— Я давно хотел задать этот вопрос, но не знаю, как лучше это сделать, — почти шепотом сказал Дил.

— Так и задавай, не раздумывай, — Джоди слегка улыбнулась и наклонила голову.

— Ты ведь не уйдешь от меня, верно?

— Конечно, конечно нет, — она рассмеялась такому неожиданному и глупому вопросу. — Дил, мы столько с тобой пережили…

Она коснулась его щеки и нежно провела по ней, смотря ему в глаза, будто пыталась понять, что с ним происходит, о чем он думает.

— Но в тот раз… когда ты… и сейчас ты здесь, — он прищурился и приподнял бровь, словно не верил во все происходящее.

— Не надо, не вспоминай. Сейчас мы вместе, а то, что было тогда, останется в прошлом.

Дил не мог остановить поток новых мыслей и воспоминаний, которые так и лезли непрошено в голову, кусались и врезались в мозг. Он смотрел в ее зеленые блестящие глаза и видел в них то, что никак не мог забыть: ее обнаженное бездыханное тело, лежащее на полу чужой квартиры, залитой кровью. И ему стало не по себе.

Дил злился на себя, на нее, злился на тех хулиганов, злился на жизнь. Но сейчас она была с ним, улыбающаяся, красивая. Прямо сейчас она смотрела на него глазами, полными любви, и гладила его руку, проводила ей по щеке, волосам, задорно взъерошивая их. И Дил любил ее, не хотел отпускать; он бы все что угодно сделал только для того, чтобы она не уходила. Ее мягкие бледные руки прикасались к его лицу, плечам, и эти прикосновения отдавались приятной дрожью во всем теле. Юноша придвинулся к девушке чуть ближе и взял ее руки в свои, смотря точно в глаза.

— Почему так случилось? — он моргнул, и по щеке скатилась слеза. — Почему ты мне тогда не позвонила?

— Потому что не могла… — она вытерла слезу, размазав по его щеке. — Все произошло так быстро, что у меня не было возможности схватить телефон, Дил…

— Все это время я звонил тебе… искал, — он крепче сжал ее руку, слезы из глаз полились градом. — Почему ты? Почему именно у меня забрали самое дорогое, что у меня было?

Джоди откинула его руку и легла на грудь, гладила по рукам, рассматривала что-то на запястье, но все это время молчала, слушая, как сильно и быстро бьется его сердце.

— Я спасла тебя, Дил. Спасла, понимаешь? У них было столько пушек, ты бы не справился с ними в одиночку… Я боялась за тебя, не хотела подвергать опасности.

— …Я бы мог вызвать подкрепление, — он приподнял девушку за плечи и посмотрел ей в глаза. — … Один твой звонок, и ничего бы не случилось…

Парень смахнул слезу и громко всхлипнул, отворачиваясь от Джоди, чтобы она не смогла увидеть его лицо.

Треск костра усилился, смешиваясь с всхлипыванием Дила, который глядел на ярко освещенную траву и о чем-то задумался, стараясь не смотреть на Джоди.

— Дил, это уже в прошлом, — она прикоснулась к его лицу. — Я здесь, с тобой.

Девушка обхватила руками его лицо и внимательно посмотрела на него, вглядываясь в его красивые, аккуратные черты, словно видела в последний раз. Она видела, как слезы стекают по его щекам, как он часто моргает, чтобы их смахнуть, как облизывает губы, чтобы успокоиться. Ее слеза упала на траву и на секунду засверкала, стекая по травинке на землю. Девушка взглянула на губы и поцеловала его. В ответ парень отчаянно прижал девушку к себе и, не замедляясь, оставлял редкие поцелуи на шее, прикасался губами к щекам…

Этого момента Дил и ждал все это время, того момента, когда разум уходит и остаются только чувства. Никаких мыслей, только свобода чувств и прикосновений, никаких воспоминаний, кроме одного…

Оглушительный звон раздался в ушах, и Дил отстранился от Джоди, закрыв уши руками.

— Дил? Что случилось?

Но он не слышал ее голоса, будто чем-то оглушили. Дребезжащий звон сменился криком в голове, женским криком. Он был настолько пронзительным, что резал уши, и Дил свалился на траву, крича от боли и обхватывая голову руками. Кто-то неистово кричал в его голове, он едва мог различить слова: «Спасите кто-нибудь! Отвали от меня!», затем послышался звук разбивающегося стекла… Темно… Через темноту воспоминаний проник белесый свет сознания; картинка перед глазами была нечеткой, глаза болели. Вместе с изменяющейся картинкой менялся и звук — теперь послышались выстрелы… Изображение становилось четче, детали становились резче… Юноша видел перед собой обшарпанную квартиру, бутылки на полу, разбитое стекло, кровь. Он повернул голову и увидел раскинутую обнаженную фигуру, лежащую на полу и истекающую кровью… Джоди. Утробный бас, чей-то противный смех, выстрелы сменились криком… Его криком.

Дил лежал на траве и кричал, зажимая уши руками, как вдруг все стихло. Он открыл глаза и увидел, как на его груди лежала Джоди и гладила его руку, а сам он глядел на костер, облокотившись о поваленное дерево. Все исчезло, будто ничего и не было: никаких криков, выстрелов — ничего.

— Дил, это уже в прошлом. Я здесь, с тобой, — проговорила девушка снова.

Джоди привстала и обхватила руками его лицо, и это прикосновение было таким странным, таким знакомым, словно это уже когда-то происходило. Дежавю. Джоди провела пальцами по его щеке и, улыбаясь, потянулась к его губам, но тут же остановилась — парень взял ее за руку и притянул к себе. Их губы снова соприкоснулись, как вдруг в голове парня раздался выстрел, он отстранился.

— Прости… — прошептал он.

Но Джоди только быстро поцеловала его в губы и поспешно встала, отряхиваясь. Дил взглянул на нее снизу-вверх, подмечая, как красиво выглядит ее стройное тело при свете пламени.

— Мне пора. Уже поздно, — она улыбнулась и завела рыжую прядь за ухо.

— Постой, не уходи, — он приподнял брови.

— Мне пора, Дил. Правда.

— Не уходи. Ты обещала мне, — по его щеке вновь пробежала слеза.

— Я приду завтра, — она ему улыбнулась. — Обещаю

Девушка сделала пару шагов назад и неспешно вошла в густую темноту, куда не мог попасть свет пламени.

— Джоди! — парень вгляделся в исчезающую в темноте фигуру.

— Я еще вернусь, — еле слышно сказала она, прежде чем растаять в темноте.

— Джоди… — в последний раз сказал парень, ища глазами знакомый силуэт.

Парень тяжело вздохнул и уставился на колышущееся пламя огня. Он слышал ее голос, смех, и в голове эхом проносилось ее слово «обещаю». Дил поднял взгляд, наблюдая за возносящимися в небо искрами, посмотрел на одинокую яркую звезду и закрыл глаза, пряча лицо в ладонях. Слезы не переставая катились по щекам, в глазах щипало, и юноша изо всех сил пытался держать их закрытыми.

Отовсюду слышалось стрекотание сверчков, совсем рядом перебивал ночной естественный шум треск пламени. Где-то вдалеке зашуршала ива; подул слабый ветерок, овевая волосы парня, который так и сидел с закрытыми глазами у костра.

Ветер потихоньку усиливался, и треск огня, и стрекотание, и пение птиц сменились на какой-то другой звук. Постепенно все начало стихать, только где-то эхом отдавался всплеск воды и исчезающее пение ночных птиц… Дил осторожно открыл глаза, уставясь в белый потолок, осматривая небольшое помещение с белыми стенами. Он слабо повернул голову в сторону шума и увидел только приоткрытое окно с решеткой, через которое попадал в палату свежий ветерок и колыхал занавески. Дил обвел взглядом белую холодную палату, оглядел себя, свою холодную, мятую и мокрую от пота постель, взглянул на маленький пыльный столик, на котором кучкой лежали лекарства; он услышал далекие крики психически больных людей, возгласы врачей, чей-то истерический смех, и по его щеке пробежала слеза, падая на белую подушку…

01.11.2021
Erin Librero


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть