Твоими глазами

Прочитали 120








Содержание

Она умерла ближе к холодам, когда падал снег. Я думаю, ей бы это не понравилось. Она любила свет яркого солнца и тепло весеннего ветра. Это произошло так неожиданно. Так быстро и незаметно, будто в мире ничего и не поменялось. Хотя я чувствовал, что мир стал иным. Небо больше не отдавало тем нежным голубым оттенком; деревья больше не хотели жить и скидывали свои листья, словно ненужный мусор; солнце больше не приносило своё тепло, а лишь испускало тусклые блеклые лучи. Время остановилось, в ту самую секунду, как её не стало. Но мне казалось, что это замечаю только я. У остальных ничего не поменялось, они так же ходят на работу, за покупками в магазин, гуляют, как ни в чем не было и наслаждаются зимней атмосферой. Какие же все глупцы.

Она любила холодный зелёный чай и рис с овощами. Любила ходить в школу, по лесополосе, вдоль речки, где было меньше людей. Постоянно читала карманные романы и плакала в конце каждого. Она была молчалива, но в её глазах можно было прочитать больше, чем в 4-ех томах «Война и мир». Пожалуй, ей нравилось жить.
Я не пришёл на её похороны. Не пришёл к её родным, проявить соболезнования. Я лежал дома на кровати, не открывая глаз, несколько суток. Спустя пару недель, я решился прийти в школу, делая вид, что всё как прежде. Но как прежде, её уже не было. Даже сейчас, сквозь года, я помню эту боль.
Она умерла ближе к холодам, когда падал снег

                                                                                      \/

Мы познакомились в старших классах. Нам было по 17. Я был не примечательным подростком. Учился средне. Не сказал, что был общительным, но пару друзей в классе у меня было. Некоторые подшучивали, что я странный и меня лучше обходить стороной. Никогда не понимал, почему они так считали. Внешний вид у меня был самый обыкновенный. Обычный рост, обычное телосложение. Занимался спортом в средних классах, играл в бейсбол, но в старших всё забросил. В свободное время любил кататься на велосипеде, вдоль пастбищ и полей, которые окружали наш небольшой город. Когда я уставал, то ложился на траву или пшеницу, ощущая тёплый воздух и аромат свежих цветов. В такие минуты, я чувствовал неимоверную лёгкость и казалось, что это время никогда не закончится.
С каждым годом, я всё больше уходил в себя. С самим собой, мне было комфортнее, как ни с кем другим. Часто гулял один, фотографировал на телефон природу. Было моим небольшим секретным хобби.
Я часто вспоминал раннее детство, младшие классы. Поездки с родителями на природу, где я часами бродил по лесу; беззаботные прогулки с друзьями и уличный бейсбол. Вспоминал томную тишину летнего дня и трепет детского сердца. Вспоминал вершины деревьев, которые пропадали в нежных, словно топленое молоко, облаках. Эти воспоминания, отдавались болью в груди. Оказывается, боль бывает не только горькой.
Она было другой. Хотя нет. Со стороны, можно сказать, что мы с ней очень похожи. Оба молчаливы, оба были не от мира сего. Но что-то было в ней такое, что-то удивительное, то что нас с ней различало и делало теми, кто мы есть.
Раньше, я никогда её не видел, или может не замечал. Она перешла в наш класс весной, перед самым концом года. Толком ни с кем не общалась, постоянно сидела одна и читала, похожие на русско-французский разговорник, книжки. Звука в классе, от неё никогда не услышать, но училась хорошо, выполняла все задания.
Хах, знаете о чем я сейчас подумал?
Кто бы мог представить, что такие две личности, как она и я, могут познакомиться и поладить? Просто уму непостижимо! Но я, словно это было вчера, помню наш первый с ней разговор. И думаю, мне его не забыть никогда.

Как-то раз, я решил пойти в школу не обычным путём, а обойти через лесополосу. Побыть в тишине, посмотреть на красивый рассвет. Наш не большой городишка, словно туман со всех сторон, окутывали леса, поля и рощи. Природы было сполна.
В тот день, я проснулся раньше обычного. Как только открыл глаза, я почувствовал свежесть утреннего воздуха, которая доносилась из открытого окна. Ночью прошёл дождь и поэтому, всю траву покрывала ледяная роса. Встав с кровати, я ощутил прилив сил, и непонятную мне самому, бодрость. Сходил в душ, тщательно вымыв голову. Так же, прилежно побрился. Да, я брился в юном возрасте, уже в 17. Уже тогда, у меня росло подобие на щетину. Но мне она абсолютно не шла, и поэтому, я всё начисто выбривал.
Закончив все дела в уборной, я принялся выглаживать форму к школе. Ещё в лет 16, мы с родителями не на шутку поссорились. А поводом стала, их чрезмерная забота, которая перекрывала мне дыхание. Поэтому, мы обусловились, что все свои бытовые дела, я выполняю сам, вплоть до готовки. Они в свою очередь, просто помогают мне финансово. На этом всё. По итогу, у нас выстроилось отличные отношения.
В готовке я был слаб, но самые лёгкие блюда, по типу салатов, яичницы или бутербродов, осилить я мог. Я настряпал себе несколько сэндвичей, с ветчиной, сыром и огурцом, сложил всё в контейнер для еды и двинулся в школу.
Как сказал ранее, в тот день, я выбрал другой маршрут, нежели обычно. Хотя и идти приходилось минут на 15 дольше. Вдоль лесополосы, пролегала небольшая речка. Она тянулась несколько километров и впадала в озеро. С утра, по этой дороге, никто не ходил, поэтому я мог спокойно наслаждаться мимолётными моментами рассвета.
Внезапно, будто меня кто-то вытянул из блаженного сна в реальность, я увидел, что вдалеке, спереди от меня, кто-то идёт. Пожалуй, это нормально, что люди тоже ходят по этому маршруту. Никому не запрещено идти по нему. Но в тот миг, мне показалось это странным. Я прибавил шаг, чтоб ближе рассмотреть этого человека.
Дойдя до нужного расстояния, чтоб мои глаза могли, хоть что-то разобрать (уже в те годы, зрение у меня было ни к чёрту), я понял, что эта была девушка, в форме моей школы. Она шла медленным шагом, смотря себе под ноги и что-то воротила в руках.
На ней была белая рубашка, с вышитым логотипом нашей школы. Она ей была большевата, ибо телосложение у неё было худощавое, словно ветки молодой ивы. Тем не менее, эта худоба была ей крайне к лицу. Чуть ниже, была юбка, немного выше колен, тёмно-синего цвета, которая слегка поднималась от порывов ветра. Она была мила в этой юбке. Такие юбки носят все старшеклассницы в нашей школе, но на ней она выглядела другой, предавала ей воздушности. Казалось, что ещё немного, и ветер поднимет эту девушку вверх и унесёт в дальние страны. Скорее всего, куда-то на Восток. Так же, через плечо, висела школьная сумка, которая была набита, до предела, тетрадями и учебниками. По этой причине, от такой тяжести, её хрупкое тело немного клонило в право.
Ах да, чуть не забыл. Её волосы. Волосы, развевающиеся на ветру. У неё была короткая причёска, волосы, едва заметно, касались её плеч. Цвет, похожий на цвет земли, после проливного дождя. Идя позади неё, в метрах 10, я будучи заворожëнным, смотрел, как они, будто стебли камыша, колышутся по ветру. В те секунды, мне казалось, что время стало идти гораздо медленнее. Оно словно остановилось.
По правой стороне от нас, в ряд, подобно фонарным столбам, стояли деревья. Если память не изменяет, это были дубы. Они величественно простирались до самого неба. В ту пору, я представлял их, как некий лифт, который сможет тебя доставить к самому Богу. Шли мы не по асфальтированной дорожке, а по обычной тропе, которая была вытоптанная временем. Слева, за рекой, где-то далеко, всходило солнце, и его тёплые отблески окрашивали всё вокруг. Грезилось, что солнце медленно выныривает из реки. Веяло ароматом надвигающегося лета. Запах, недавно распустившихся цветов и свежесть утренней расы, придавал ещё большей уверенности в наступающей свободе.
Девушка, идущая впереди меня, дополняла красоту этой природы, своим существом.
Наша, первая встреча. Наша, первая прогулка. Тогда, я впервые увидел её кропкую спину, волосы гуляющие по ветру, неуклюжую походку и юбку, чуть выше колена, заставляющая меня краснеть. Эти воспоминания глубоко засели у меня в памяти, и едкой дрожью, отдаются в груди.

                                                                                      \/

Я увидел её лицо в тот же день. На последнем уроке, наш классный руководитель назначал, так называемые, «должности», почти каждому в классе. Кто-то был главным по набору на спортивные секции, кто-то возглавлял проверку работ для стен газеты и т. д.
Мне же выпала уборка в классе… Да-да, я должен был каждый день убираться в нашем классе. Подметать мусор на полу, протирать окна, мыть доску начисто. Это занятие меня не привлекало, но отнекиваться смысла не было. Да и важных дел у меня, толком, никаких нет. Хотя, в этом были и свои плюсы.
Может судьба, боги, неопределённая случайность или просто решение учителя, распорядились так, что девушка, с которой я шёл с утра, позади неё, отвечает за уход цветов в классе, после уроков.
Когда закончились занятия, я дождался, пока все выйдут с класса и пошёл набирать вёдра водой. Синее ведро было для мытья доски, красное для окон.
Зайдя обратно в класс, я обнаружил, что был там один. Девушки, которая отвечает за полив цветов, не было. Слегка вздохнув, и подумав, что она наверное просто задерживается, я принялся за мойку доски.
Добавил немного моющего средства в воду, затем слегка намочил губку, и её мягкой стороной, замыл первую часть доски. После, более жёсткой стороной, я стал тщательно затирать замытую часть, чтоб отмыть засохший мел. Потом взял мокрую тряпку, и вытер все остатки. Такой процесс я проделал со всей доской.
Но что самое странное — в моей голове была пустота. Обычно, во время такой монотонной работы, я пускался в странствия своих мыслей, погружаясь всё глубже и глубже. А в этот раз ничего, абсолютно. Словно писатель, который потерял вдохновение, и видит перед собой, лишь чистый белый лист. Может я был чем-то огорчён или расстроен? Или я, всего на всего, был пустым?
После 20 минут, я закончил с доской, а её всё не было. Может она забыла, подумал я. Или же решила прогулять, в первый же день. Я откинул эти мысли, надел наушники, включил джаз Джими Рейни, растворившись в его музыке, будто старые детские воспоминания, и взялся за мойку окон.
Прошел почти час, и я закончил со всей уборкой. Занятие не из весёлых, но зато я смог прослушать около 12 джазовых композиций. Я обожал джаз. Когда я слушал Джини Рейни, Карлоса Джобима или Стена Геца, моя душа пускалась в пляс. Я не умел танцевать, да и никогда не пробовал, но когда в ушах звучала эта музыка, мои ноги, не поддающиеся никакому контролю, начинали притопывать в такт мелодии. Что-то, не ясное мне самому, ликовало внутри меня.
Я проверил всё несколько раз. Сложил перчатки, губки и тряпки. Вымыл вёдра и убрал в кладовку. Осмотревшись вокруг, я был спокоен, что всё сделал и до меня никто не докапается, головной боли не будет.
Радостный от того, что наконец покончил с этим занятием и могу покинуть школу, я закинул пиджак через плечо, взял рюкзак и нараспашку открыл входную дверь. Как вдруг, на входе, я увидел стоящую одноклассницу, ту самую девушку.
Она стояла, опустив голову вниз и крепко сжимала кулаки. Я понял, что её напугал, резко распахнутой дверью. Похоже, она уже давно стоит у входа. Опоздав и подойдя к классу, она услышала, что там кто-то есть, застеснялась, так и не зайдя внутрь, стояла около двери. По неизвестной причине, мне стало стыдно. Мы простояли в тишине секунд 30, может больше. Я был первый, кто её прервал.
— Привет. Ты отвечаешь за цветы в классе?
Она робко подняла голову и посмотрела мне прямо в глаза. Затем слегка кивнула и вновь померкла вниз.
Тогда бы, в том возрасте, я не смог описать её лицо. Пожалуй, не всё в этом мире можно описать, особенно будучи подростком, когда не можешь понять большинство своих мыслей. За свою жизнь, я посетил множество выставок картин. И наверное, лишь спустя года, я могу сравнить её лицо с одним полотном. Вы видели картину Винсента Ван Гога «Цветущие ветки миндаля»? Нет? Обязательно взгляните! Может тогда, вы сможете понять, что я хочу вам передать. Её лицо, подобно этому произведению. Её глаза, похожи на голубое чистое небо. Губы нежны и беззащитны, словно ветки миндаля, которые может сломить сильное дуновение ветра. Увидев её лицо, всего на несколько секунд, мне казалось, что если до неё дотронутся, она рассыплется на мелкие кусочки.
Не знаю, как ещё, дорогие читатели, вам это передать. Вероятно, будет лучше, если вы представите её, как угодно вам. Как свою первую любовь. У всех же она была?
Она не была красавицей, по меркам общества. Но спустя столько времени, вспоминая её лицо, в голове, лишь всплывает эта картина, «Цветущие ветки миндаля».
Увидев её глаза, которые уже были переполнены слезами, чувство стыда усилилось вдвойне. Собравшись с мыслями, я вернулся к своему обычному состоянию.
— Слушай, давай договоримся, что будем приходить во время? — спокойно произнёс я. Всеми силами, я пытался говорить более мягко. — Я понимаю, что ни тебе, ни мне, всё это не нужно. Но я отвечаю за уборку, тем самым и закрытие класса тоже на мне. Я не могу передать тебе ключи, так как при их сдаче, должна стоять моя подпись. — я замолчал на несколько секунд, ожидая её реакции, но её не последовало.
— Я подожду тебя, пока ты сделаешь всё, что тебе нужно. Хорошо?
Тишина.
— Хорошо? — повторил я.
— Хорошо. Извините. — сказала она, нежным, тихим голосом и мельком, проскользнула мимо меня. Я искренне надеялся, что ничем её не обидел.
Выбрав первую попавшуюся парту, я уселся за неё и стал смотреть на небо, за окном. Солнце, будто ребенка в толпе, скрывали пышные облака. В тот день, они выглядели как-то по другому. Нереальными что ли. Казалось, ещё чуть-чуть и они залетят к нам в класс. Или мне просто так казалось.
Я молча наблюдал за тем, как она медленными бережными движениями, заботится о жизни цветов. Для каждого цветка, она набирала разное количество воды в кувшин. Влажной тряпкой, она протирала каждый их лист. Эти цветы, были с ней чем-то похожи.
— Любишь цветы? — сам не ожидая от себя, спросил я.
Она опять, резко взглянула на меня, и так же быстро отвернулась. Затем, стоя ко мне спиной, кивнула в знак согласия.
Я молчал. Как продолжить этот диалог, я не знал. Будучи подростком, я очень мало общался с девушками. Как-то случаи не подворачивались, да и подруг не было. Поэтому да, мне было тяжко.
— Какие твои любимые?
Она продолжала свою кропотливую работу, будто не слышав меня. Я подумал, нужно бы переспросить, может и вправду не услышала, но не стал. Спустя несколько минут (а может и более), она сказала:
— Ликорис. Мой любимый цветок, Ликорис.
Ликорис? Никогда не слышал об этом цветке, и естественно не видел.
— Мм.. Понятно.
— У нас их не увидеть. Они растут на востоке. — словно читая мои мысли, сказала она. — Его называют «Цветком мёртвых». Он растёт на границе мира живых и мёртвых.
Она говорила неспешно, спокойным мягким тоном, поливая почву цветка водой, продлевая ему жизнь, говоря про смерть.
Тёплый свет солнца наполнил весь класс. Цветы, парты, доска и мы с ней, медленно утопали в его лучах. Я вновь смотрел на её маленькую спину и волосы, слегка касавшиеся плеч. После того, как я услышал её голос, увидел её лицо, её спина, волосы и тонкие руки, стали представляться совершенно по другому, не так как с утра.
— Скверный цветок. — сказал я. — Почему же он тебе нравится?
— Почему? — она развернулась ко мне, и пристально окинула меня, своим взором. — Разве это странно? Разве смерть считается скверной? Как по мне, смерть является частью жизни, она есть в каждом из нас при рождении. Именно поэтому, Ликорис для меня, цветок смерти и жизни, одновременно.
Я смотрел в её большие сверкающие глаза. Помню как сейчас, мне казалось, что вот-вот и с её красивых глаз, польются слезы. Но этого не произошло.
Мы молча смотрели друг на друга какое-то время. Это продлилось совсем недолго, но для меня прошли столетия. Когда эта ситуация обрела, некую, неловкость, её глаза широко раскрылись, на щеках появился небольшой румянец, и как раньше, она резким движением, вновь развернулась ко мне спиной. Её юбка, слегка приподнялась в воздухе. Вроде, если память не бредит, я тоже, весь покрылся краснотой.
Я думал, что не смогу больше с ней заговорить. Это была моя первая неловкая ситуация с девушкой. Через время, собрав все силы, я спросил:
— Ты скоро закончишь?
Она лишь, мельком кивнула.
Так, я впервые увидел её лицо. Впервые с ней заговорил. Впервые наши глаза встретились. Имя её, я узнал чуть позже. Ну об этом потом.

                                                                                      \/

Знаете, мне бы хотелось немного сказать о времени. Всего «несколько» строчек. Как по мне, время понятие относительное. Хотя, вы можете, на отрез, не согласиться со мной, сказав, что оно абсолютно. И будете абсолютно правы! В минуте 60 секунд, как у вас, так и у меня. В часе 60 минут, и так же всё аналогично. Всё верно?
Но я считаю, что всё же, оно относительно. Время течёт у каждого по разному. Случаются, когда минуты текут, словно часы, и наоборот. Взять пример, который поймёт каждый. Когда ты сидишь в классе, и молишься Богам, чтоб урок скорее закончился, ибо учитель опрашивает домашнее задание, а ты его не выполнил. Ты каждые 10 секунд бросаешь взгляд на часы. И вот остаётся всего 5 минут, и ты думаешь, что победа в кармане! Но эти 5 минут — не 5 минут. Это время начинает идти настолько долго, кажется, что все люди за пределами класса, уже давно постарели. В действительности, это не 5 минут, а 5 минут в квадрате, или даже кубе. Надеюсь пример понятен. Подобных можно привести уйму, как в одну сторону, так и другую.
Вы можете спросить: » А к чему вообще, все эти разговоры про время? » И тоже будете правы! Были бы тут эти строки или нет, мало ли что изменилось. Вряд ли бы, это как-то повлияло на смерть Джона Кеннеди или первый полёт в космос. Но этими словами, я хочу вам кое-что передать.
Я провёл с ней 6 месяцев. Эти месяцы, пролетели настолько быстро, подобно скорости кометы в космосе. То время, было лучшим временем моей юности и я не могу этого отрицать.
Иногда я думаю про себя:
» К чему были эти полгода, если они привели к такому концу? Может лучше, если бы, их и не было вовсе? Зачем, если я раз за разом, всю свою жизнь, возвращаюсь к прошлому, и проживаю всё заново? » Эгоистично, не правда ли?
Но когда здравый смысл берёт надо мной верх, я говорю:
» К чему тебе вся эта жизнь и все эти годы, если у тебя были те 6 месяцев? » Поэтому, я думаю, что время понятие относительное.

» Пространство и время — это лишь формы сознания! » Сократ

                                                                                      \/

Думаю, пора вернуться к истории. После первой встречи, мы виделись каждый будни день. Так же, ходили вместе в школу. Я шёл позади (но уже довольно ближе, чем раньше), она спереди, кидая через плечо беглые взгляды, и кивая в знак приветствия. Я же, в свою очередь, махал в ответ рукой.
В школе, после уроков, мы так же убирались. Точнее я один. Она постоянно опаздывала на полчаса, а то и час, и приходила, когда я уже заканчивал. Тогда я, так же, садился на любую парту и смотрел на её старательный процесс. Иногда кидал всякие фразы или задавал незначительные вопросы.
Понемногу, я начинал привыкать к её присутствию, к её тишине. Я всё так же, не мог оторвать глаз от её, когда наши взгляды встречались. Я не понимал тогда, любовь это или нет. Я был обычным подростком и о таких вещах не думал.
Когда я катался на велосипеде, по выходным, я вспоминал её лицо, её тонкие руки, которые ласково протирают листья. Было что-то в этом завораживающее. Я ложился в поле пшеницы, и под ярким палящим солнцем, представлял её волосы, цвета сажи, её глаза, в которых можно утонуть.
Возбуждала ли она меня тогда? Скорее всего. Я, всё же, парень. Но ничего пошлого, про неё я не выдумывал. Её нежность, перекрывала всю похоть.
Подходил конец недели. Предстояли выходные, и я понимал, что мы с ней не увидимся. В пятницу, после уроков, я решил, что позову её прогуляться, как закончим с уборкой. Я хотел её видеть, как можно больше времени. Особого внимания к ней, я не проявлял, не мог себе позволить. Я боялся. Мы, как и раньше, мало разговаривали, и большинство времени пребывали в тишине. Но чувство, появившееся в груди, когда я смотрел на неё, слышал её голос, лишь нарастало.
Я сидел за партой и вглядывался в чистое просторное небо, за окном, дожидаясь, пока она закончит с поливом цветов. За неделю, это уже превратилось в обыденность.
Точно, чуть не забыл. Её имя. Как её зовут, я узнал на второй день, во время утреннего похода в школу. Здесь, в рассказе, я бы не хотел указывать её настоящее имя. Понятное дело, прочитать она этого не сможет. Но всё же. Уж слишком оно мне дорого, чтоб так просто отдавать его, на произвол судьбы. По этой причине, в рассказе, я буду называть её, в честь любимого цветка, Ликорис.
— Слушай, Ликорис. Может прогуляемся, как тут закончим? Сегодня довольно славная погода. — я говорил, пытаясь придать монотонности своему тембру голоса.
Она молчала. Ни слова.
— Конечно, если у тебя есть свободное…
— Хорошо, пойдём. — оборвав меня на полуслове, она повернулась ко мне лицом и улыбнулась. Улыбка та, была подобна моментам звездопада, которым невозможно налюбоваться.
В тот день, чудный день, я впервые увидел её улыбку.

                                                                                      \/

Пожалуй, про каждую нашу прогулку, я не стану вам рассказывать. Сейчас на часах, начало 3-ех часов ночи. Я сижу в тёмной комнате, и думаю над словом. О слове, которым бы я смог описать вам, наши встречи. И кроме слов «обычные» или » эфемерные» , в голову больше ничего не лезет. Они были, полностью обычные, пролетающие одна за другой. Но это лишь, со стороны.
После первой прогулки, мы ещё множество раз так встречались, за те полгода. Бродили по всей округе. Я показывал ей свой маршрут, по которому катаюсь на велосипеде. Поля спелой пшеницы, под палящим солнцем. Прошли вдоль и поперёк дорогу в школу, близь реки. Несколько раз гуляли, заходя в глубь берёзовой рощи. Как я говорил ранее, наш небольшой городишка, был сплошь завален природой. И эта самая природа, давала нашим встречам, некого романтизма. Хотя, может так считал только я. Мы были, как-будто странники, путешествующие по закоулкам мира, ищущие чего-то важного.
Со временем, мы стали больше разговаривать. Наверное, мы стали привыкать друг к другу. Хоть и часто, с добрых полчаса, могли прибывать в тишине. Но это была особенная тишина, наша тишина.
Я рассказывал разные истории из детства и младших классов, она тоже. С каждой нашей встречей, она всё больше пыталась раскрываться передо мной. Я прекрасно замечал это, и крайне ценил.
В школе, мы особо не общались. Надевали свои привычные маски и вели обыденную жизнь. Меня такая жизнь, вполне, устраивала. Ведь я жил встречами с ней, дожидаясь их, изо дня в день. Однако я чувствовал, как ей тяжело общаться с окружающими. Понимал, что мир, её словно отвергает и откидывает, в затхлые уголки памяти. Я ощущал её боль, но не знал, как помочь.
В общем, к огромному счастью или сожалению, я отложу пересказ всех наших встреч. А может, в будущем, я опишу каждую, которую смогу вспомнить. Кто знает! Опять же, я повторюсь, эти встречи были обычными, но лишь со стороны. Я жил этими встречами. Каждая прогулка, дарила невероятные эмоции, непостижимые юному сердцу. Интересно, что чувствовала она? Было ли у неё, что-то похожее, ко мне? Ну… Больше мне этого, никогда не узнать.
Что ж. А сейчас, с вашего позволения, я лягу в постель и усну крепким сном. Знаете ли, завтра ещё много дел!
Доброй ночи.

                                                                                      \/

«Здравствуйте все! Добрый день! И доброе утро! С вами, как обычно, ваш покорный слуга и лучший друг! А вы, на станции 103FM Studio! И мы с вами, будем погружаться, в прекрасный мир музыки!
Как началось ваше утро? С утренней пробежки? Вкусного завтрака и горячего кофе? Или ещё чего погорячее? Ха-ха-ха! (никто не смеётся)
Знаете, а моё утро, началось довольно не плохо. Вот слушайте. Еду я значит в метро, на работу. Никого не трогаю, читаю новости. Введение новых транспортных налогов, массовое сокращение во многих регионах страны, труп девушки нашли в озере. В общем, одна скукота. Как вдруг, замечаю, справа от себя, чей-то пристальный взор. Смотрю, а там стоит прекрасная дева, и смотрит, не отрывая глаз, прям на меня. Думаю, случилось что. Может узнала как-то меня, а может влюбилась, чертовка! Ха-ха-ха! (абсолютно никто не смеётся)
Короче, стоим, смотрим друг на друга, с минуты 2-3, затем, я замечаю что-то неладное. Оказывается, эта дамочка, была с собакой. А эта собачка, под звуки романтичной тишины, нагадила мне на ботинок. Представляете?! Опустошила весь свой мочевой пузырь, прям на меня! Ещё и штанину задела!
Я весь пылал от ярости. Мне хотелось взять эту псину и выкинуть в окно, как волейбольный мячик! Но что уж там… Я ничего не сделал. Да-да, можете верить, можете нет! Чуть погодя, я унял весь свой гнев, выдохнул, и подобающе настоящему мужчине, улыбнулся милой красавице и вышел на своей остановке. М-да. (Что ты несешь?! — закадровый голос)
Ладно, хватит разговоров о космосе! Перейдем к тому, из-за чего мы все, здесь собрались! С самого утра, словно военная бомбардировка, вы закидали наши соцсети, своими заявкам. Их столько, что и дня не хватит, чтоб всё послушать! Ха-ха-ха! (…)
И первая наша композиция! Творение, которое заставит ваши сердца биться в ритм мелодии! Ed Sheeran, с песней » Shape of You». Всем хорошего настроения!»
Так началось моё утро. Не самое лучшее конечно. С самого рассвета, в моё окно, доносилось радио, орущее на полную громкость, из чьей-то машины.
Спать уже не хотелось. До встречи с Ликорис, ещё было много времени. Я почистил зубы, налил стакан холодного апельсинового сока и ринулся смотреть телевизор. ТВ, я смотрел крайне редко, не любил тратить время на бесполезные шоу и фильмы, предпочитал книги и музыку.
Пролистав дюжину каналов, я наткнулся на баскетбольный матч. Играли «Годен Стэйт Уорриорз» против «Лос-Анджелесе Лейкерс». Игра была ожесточённая, похоже, на финал Лиги. В баскетболе, знатоком я не был. Иногда, в детстве, вместе с друзьями, кидали мяч в кольцо, поэтому основные правила помнил. Не более.
У Золотых (так буду называть первую команду), игрок под номером 30, Стефан Карри, если не ошибаюсь, закидывал ошеломляющие трешки. Он кидал мяч в воздух, и раз за разом, мяч долетал до нужной цели, прям в кольцо. Его броски, напоминали падение звёзд. Противоположная команда не отставала. Больше всего запомнилась игра, их мощнейшего форварда под номером 35, Кристиан Вуд. Он подобно нежданному раскату грома, прорывал оборону соперников, и закладывал мяч в кольцо. После первой половины матча, счёт был равным.
Ох, сколько же нервов, забрала у меня эта игра. Сколько раз, я подскакивал с кровати ,в восторге от увиденного. Хотя, как я сказал ранее, особым любителем баскетбола, я не был. Настроение такое было. Не более.
P. S. Матч закончился, со счётом 108:105, в пользу Золотых.
Через пару часов, я уже собирался к нашей встречи. Сходил в душ, ещё раз почистил зубы, побрился. Внутри, бушевало волнение. На улице, стояла тёплая пора. Я надел лёгкие шорты, синего цвета; серую майку и кеды. За спиной рюкзак, со всякими вещами. Выйдя с дома, чуть раньше времени, я двинулся в дорогу.
Место встречи, была, так называемая, развилка. Проще говоря, это перекрёсток, с многочисленным разветвлением дорог. В нашем городе, все знали про это место.
Погода, была прекрасной. Ветер, тёплыми порывами, лохматил волосы. Чистое небо расширяло пространство мира и лишь маленькое солнце, красовалось, на голубом фоне. Деревья, казались игривыми танцорами, движущиеся в такт, мелодии ветра. Я шёл, с закрытыми глазами, отдаваясь весеннему теплу и звукам, пролетающих насекомых.
Когда я пришёл, Ликорис была уже на месте. Она стояла и смотрела себе под ноги, пиная, будто невидимый, мяч. На ней, была шёлковая юбка, тёмно-синего цвета, чуть ниже колен; белая, как облака, блузка, с длинными рукавами; на ногах, открытые босоножки. На правом плече, висела небольшая сумочка. Она напоминала маленькую принцессу, из небывалой сказки.
Подойдя к ней, мы без слов, смотрели друг на друга. Со стороны, могло казаться, что мы общаемся силой мысли.
— Пойдём? — с улыбкой на лице, сказала она.
— Да, пошли. — ответил я.
Направлялись мы, в берёзовую рощу, идти нам было, около получаса. Первое время, мы шли, не проронив не слова. Но нас это не смущала, в нашей тишине, таилось что-то личное. И мы оба это понимали. Мы кидали друг на друга короткие взгляды. Неловкими движениями, прикасались друг к другу, и замечая это, с красными лицами, отворачивались по сторонам.
Собрав все силы в кулак, я заговорил.
— Уже решила, куда поступать, после окончания? — спросил я
— Да, хочу стать ветеринаром.
— О как. Животных любишь?
— Ага.
Тишина. (2-3 мин)
— А ты, решил?
— Дааа. Я пойду на филолога! Хочу стать писателем. Буду писать повести, возможно романы.
Она слегка вылупила глаза от удивления.
— Ух ты… Никогда не думала, что тебе такое нравится. Да и с книжкой, тебя особо не видела.
— М-да, я читаю обычно дома, наедине. Так лучше чувствуется произведение.
Тишина. (1-2 мин)
— И отчего же?
— Что, отчего же? — не понимая вопроса, спросил я.
— Отчего, тебе захотелось стать писателем?
— Даже сам не знаю, просто так решил и всё… Бывает иногда, у меня в голове столько разных мыслей и картинок, которые я не могу выразить словами, в слух. И поэтому, я подумал, что смогу всё перенести на бумагу.
— Ну и, пробовал уже что-то писать? — с ноткой иронии, спросила Ликорис.
— Ни строчки.
— Почему же?
— Думаю, время ещё не пришло.
— Мм..
Тишина.
К концу разговора, мы уже подходили к берёзовой роще. Вид там был, просто шикарен. Огромное поле, которое в ряд, усеяно высокими берёзами. Их тонкие ветки, колыхались по ветру. Казалось со стороны, что они зазывают к себе.
Мы здесь были, уже не впервой, но каждый раз, заходя в этот сад, атмосфера вокруг менялась. Мы словно пьянели, и отдавались веселью. Бегали друг за другом, как малые дети. Смеялись и рассказывали всякие шутки. Нам было по 17, в этом возрасте, все пытаются казаться старше. В особенности парни, перед девушками. У нас такого не было, в моментах, мы откидывали все стереотипы и поддавались эмоциям. Возможно, наши отношения были, излишне, инфантильными. Нам было плевать.
Мы прогуляли там, пару часов. Устав от беготни, мы уселись под одним из деревьев, устремив свои взгляды, куда-то в неизвестность.
Сидя под берёзой, я незаметно, засматривался на её ноги, а именно пальцы, которые были видны из босоножек. Тогда, мне показался крайне странным её большой палец, на правой ноге. Все её пальцы, были красивы, тонкие, с подстриженными ногтями. Но большой палец правой ноги, был намного меньше, чем у левой. Мне показалось, это неправдоподобным, ранее я такого ни у кого не видел. Хотя я часто, смотрел на пальцы людей. Была такая привычка. По этой причине, сам тщательно следил за ногтями.
Заметив, что я, как чудной, с хмурым видом, смотрю на её ноги, она убрала их из моего вида, слегка усмехнувшись. Я покраснел.
— Ликорис, могу задать вопрос?
— Хорошо.
— Почему ты не общаешься ни с кем в классе?
Мельком взглянув на меня, она опустила глаза вниз.
— Почему же… Я общаюсь с тобой. — она говорила, тем же тихим голосом, что и при первой нашей встречи.
— А кроме меня? Я думаю в классе, есть много интересных людей, с которыми ты могла бы найти общий язык.
Тишина.
— А ты? Ты почему всегда один? — рассматривая ногти на руках, спросила она.
— Я? Хм.. У меня есть друзья, даже парочку. Просто в школе, я с ними мало общаюсь. Иногда гуляем после занятий или играем в бейсбол. Пожалуй, мне комфортней одному. Считай, что я мечтатель. Так будет проще.
— Тогда я тоже…
— Что, тоже?
— Я тоже мечтатель! — почти крича, произнесла она.
Наши глаза, снова встретились. И вновь, я почувствовал необъятную печаль, ощущая, как она плачет, хоть и слез не было. Не знаю, как это описать.
Я знал, что она врёт. Знал, что она не мечтатель. У неё были свои причины на это, и дотошно узнавать правду, мне не хотелось. Возможно, тяжёлые времена в младших классах, возможно, в семье. Думайте, как хотите.
Начинало сереть. Как и планировалось, мы медленными шагами, шли в сторону пиццерии. Оставляя позади, в одиночестве, берёзовую рощу, и слова, оставшиеся там.
Та пиццерия, была довольно уютным местечком. Приглушённый свет, создавал интимную атмосферу. Столики, имели кругообразную форму, по бокам, стояли стулья, с мягкой спинкой. Это место, не было рестораном, но и забегаловкой, тоже, назвать сложно.
Мы выбрали свободный столик (а людей там было сполна) и стали смотреть меню. Решив, чего хотим, мы позвали официанта.
Официантом, была милая женщина. На вид, лет 40, может старше. На ней была белого цвета майка, чёрные джинсы (белый верх — чёрный низ, как в школе), поверх всего, фартук с наименованием пиццерии. Лицо её, излучало некий свет. Миловидные черты лица, чёрные, как уголь глаза. Волосы, вишнёвого цвета, собраны в пучок, и нежные морщины, по бокам губ. Когда она улыбалась, они были видны еще чётче. По морщинам на лице и шее, было понятно, что ей за 40, но её фигура, смахивала на все 20-30 лет. Скорее всего, по юности, она была красоткой.
Общалась с нами уважительно, и как-то по-дружески:
— Добрый вечер, молодые гости. Готовы сделать заказ?
Первый заказ, делал я.
— Здравствуйте. Да… Готовы. Мне пожалуйста, пиццу с пепперони, среднюю, и стакан холодного апельсинового сока.
Она повторила заказ, затем сказала:
— Отлично. Теперь ваша девушка. Вы решили?
От её слов, у меня мгновенно, в безумном ритме, забилось сердце. Девушка? Моя? Я пытался что-то мямлить, но меня так никто и не услышал.
— Да, я готова — уверенно сказала Ликорис. — Мне пожалуйста салат, по гречески, и тоже апельсиновый сок.
— Прекрасно. Что-нибудь ещё? Может сладенького?
— Нет! — сказали мы, в один голос.
Она опять повторила заказ и сказала:
— Всё верно?
— Да
— Ожидайте, в течении 15-ти минут, будет готово.
— Хорошо, спасибо — сказал я.
— Ох знаете, вы отличная пара. — с улыбкой на лице, произнесла она — Видно, что подходите друг к другу! Удачи вам.
— Нет-нет, вы не так… — попытался сказать я.
Но она уже ушла. А мы, с лицами, похожие на помидоры, смотрели в окно.
За теми окнами, показалась жизнь. Люди, кто куда, шли по своим делам. У всех, резные лица. Шёл мужчина, с кем-то радостно, разговаривая по телефону, может со своим любимым человеком. Шла женщина, смотря себе под ноги, с угрюмым лицом, как я думаю, после тяжёлого рабочего дня, не из-за лёгкой жизни.
Пиццерия находилась в людном месте. Множество людей, после работы, шли к остановке, которая находилась около нас, чтоб поскорее добраться домой. Потому, этой вереницы людей, не было конца. Их жизнь и заботы текли рекой. И лишь у нас, двух школьников, она остановилась на одно мгновение, даруя минуты, чтоб мы могли ими насладиться. Таких эмоций, взрослым не понять.
Как и сказала официантка, спустя 15 минут, принесли наш заказ. Пицца была отменная. Я с огромным удовольствием, съел всю, без остатка. Ликорис же, медленно пробовала свой салат, словно вкушая каждый ингредиент.
Закончив с едой, мы выпили сок, затем начали наш разговор.
— Мне бы, хотелось тебе кое-что рассказать. — сказала Ликорис, почти шепотом.
— Конечно, слушаю. — подыграл я.
— У меня есть один секрет, который, я никому не рассказывала.
Конечно, ты никому не рассказывал — подумал я. Тебе же некому рассказывать. Через несколько секунд, мне стало стыдно, за свои мысли.
В ответ, я молча кивнул.
— В общем, у меня есть одна способность. Она довольно необычная.
— Так
Она не надолго замолчала, сделала глоток сока и продолжила.
— Эта способность, у меня с раннего детства. Точнее, я узнала про неё в детстве, а так, может и с самого рождения.
— Что же за способность? — спросил я. — Летать умеешь или становиться невидимкой?
Она подозрительно посмотрела на меня, с выражением лица, будто я дурак.
— Дурак… — тихо сказала она.
Ещё и в слух произнесла!
— Суть этой способности, заключается в том, что я могу видеть мир, глазами других людей.
— ( я повторил то, что она сказала, и слегка замешкался) Как это? — спросил я.
— Это тяжело объяснить. Сам процесс, может показаться странным. — сделав паузу, она убрала волосы за уши. — Я могу чувствовать, то что чувствуют другие люди, видеть, то что видят они. Короче говоря, я словно вселяюсь в тела людей, и частично становлюсь ими.
Я молчал, не знал, что говорить. Верить или нет? Но хотя, зачем ей мне врать и придумывать всякий бред.
Она продолжала:
— Чтоб это получилось, мне нужно мысленно представить этого человека, как я уже в нём. Словно играю в видеоигру, от первого лица. Так же, есть важный аспект, важно, чтоб нас с этим человеком, что-либо связывало. Какая-нибудь история, ну или хотя бы мимолётный диалог, хотя это будет сложнее.
В горле пересохло. Мне стало казаться, что я нахожусь, в каком-то фильме, и нас снимают скрытые камеры. Смятение окутало мои мысли.
— И… Как часто, ты это делаешь?
— Очень редко. Я считаю, что моя способность — нечестная. Не каждый захочет, чтоб в его голову, кто-то залез, и узнал все его тайны и мысли. А всегда, так и происходило. — она опустила голову, и смотрела под стол. — Каждый раз, когда я это делала, я узнавала про людей то, что мне лучше было не знать. Я видела боль, страдание, несбывшиеся надежды, отчаяние, неостановимую похоть. Но я никогда… Я никогда не видела, настоящее счастье.
Она замолчала. Я тоже не знал, что и сказать. Этот день, заливался неожиданными красками. На улице, совсем стемнело, и включили фонари. Людей уже, практически не было.
Я окинул взглядом все кафе, большинство столиков, всё ещё были заняты. По необъяснимой причине, я подумал, что будет через 100 лет. Мы, все кто находятся в пиццерии, скорее всего, уже превратимся в прах, и это никак не изменить. А что будет с этим место? С нашим городом, покрытым природой? Что будет, со всем вокруг? Ведь 100 лет, звучит как вечность. Мне стало не по себе от этих мыслей.
Ликорис, смотрела в окно. Она впервые кому-то рассказала свой секрет. У неё, немного, тряслись руки. Я понимал, как ей это было не легко, но отчасти рад, что я стал первым, с кем она смогла поделиться тайной. Я допил остаток сока и заговорил:
— А мной? Можешь стать мной? Ну или как это называется.
На её лице, появился еле видный румянец.
— Я пыталась… — сказала она. — Но у меня ни разу не получилось.
— То есть, ты пробовала, ни один раз? — с лёгкой улыбкой, спросил я.
Почему-то, мне было приятно слышать это.
— Да, я пробовала несколько раз. И все тщетно. Я пыталась максимально сосредоточиться, но раз за разом, видела одно и тоже. Белый лист, и больше ничего. Будто, мне нужно было найти ручку, чтобы написать что-то важное, но я так и не смогла. Ты был первый, с кем у меня не получилось.
Я был первый! Внутри, я ликовал.
— Эх… Жаль, что не получилось. — делая вид, что мне грустно, сказал я. — Может, попробуешь при мне? Связь будет лучше. Мне бы хотелось, чтоб ты узнала, что у меня есть в голове. У меня там всякие мыслишки имеются.
— Даже не думай… — с лицом, похожее на спелый гранат, сказала Ликорис.
Мы посмотрели друг другу в глаза и громко засмеялись. Так радостно и свободно. Но увы. Взрослым это, не понять.
Я откинулся на спинку стула и посмотрел на небо, за окном. На нём висел полумесяц, излучающий бледный свет, от которого становилось тоскливо на душе. Я смотрел, и ждал, когда уже кто-то залезет на него, и помашет мне рукой. Эх, так и не дождался.
— Знаешь, Ликорис, я бы тоже хотел. Я бы хотел посмотреть на мир, твоими глазами!
Она подняла голову, и посмотрела на меня. Её глаза, были похожи на две яркие звезды. Её лицо, украсила прелестная улыбка.
Я впервые видел, такую улыбку.

                                                                                      \/

— Всем доброе утро! С вами, ваш покорный слуга и лучший друг! А вы на FM103 Studio!
— Боже, опять ты… — сонным голосом, сказал я.
— Не опять, а снова! Ха-ха-ха! (звук, закадрового смеха)
— И что ты тут забыл?
— В смысле, что я тут забыл? Ты меня сам позвал. Это же твой сон!
— И вправду…
Слышно, как он тихо смеётся себе в кулак. Идиот…
— Но зачем, я тебя мог позвать? И как я вообще понимаю, что это сон?! — я слегка заволновался. Бред какой-то.
— Хм… Ты прав, это странно. Раньше бывало у тебя такое?
— Нет.
— Ну тогда, ты просто сходишь с ума! Ха-ха-ха! (аналогично)
— …
— Всё! Хватит шуток! (хотя мне очень тяжело остановиться, сказал он шёпотом) Давай к главному, а именно, зачем ты меня сюда позвал?
Я повернулся на спину. Во сне, я лежал на невидимой кровати, либо просто парил в воздухе. А вокруг, была лишь белая пустота.
— Ну и? Зачем? — безразличным голосом, спросил я.
— Нет-нет-нет! Лучше ты мне ответь. Когда ты ей уже признаешься, а?
Я не видел, но чувствовал, что на его лице, тупая ухмылка. Я весь покраснел, даже во сне.
— В чем это, мне ещё признаваться? — раздражённо, сказал я.
— Ну, как это в чем? Хи-хи-хи… В любви конечно!
— Не неси чепухи! Что за вздор! Какой ещё любви?! Мы просто — друзья. Не более! — не знал, что во сне, можно кричать.
— Может пора уже повзрослеть, друг мой? И перестань уже врать. Если ты ещё не понял, ты разговариваешь с самим собой, я лишь плод твоё юного воображения. А себе, нет смысла врать. Поэтому, возьми себя в руки, как мужик! И сделай это!
— Ага.. Проще сказать, чем сделать. — я отвернулся на бок.
— А чего ждать-то? Жизнь, штука непредсказуемая! Никогда не знаешь, что будет завтра. Ты и сам это прекрасно знаешь. Сделай же её счастливой! Ты же видел радость в её глаза, видел яркую улыбку! Разве, на душе от этого, ты не чувствовал блаженство?
— Пожалуй.
— Вот и решено! А если ты не сделаешь, за тебя сделает кто-то другой! Попомни мои слова.
Я резко вскочил с воображаемой кровати и закричал:
— Проваливай отсюда! Это мой сон! Делать тебе, тут нечего! Придурок.
— О какой, шумный… Ладно-ладно, чего раскричался?
Он слегка откашлялся и продолжил:
— Ну что ж, дорогие друзья! А теперррь, мы переходим к нашей любимой, грандиозной, душераздирающей музыке. И на очереди у нас… (звуки барабанной дроби) Stephen Sanchez, с песней » Until I Found You «! Песня, для всех влюблённых! Наслаждайтесь, друзья мои!
— Идиот! — кричал я.
Ведущий, лишь хихикал, медленно растворяясь в воздухе.
Я проснулся.

                                                                                      \/

Давайте, ненадолго отклонимся от воспоминаний и вернёмся в реальность. Расскажу немного о себе, чтоб у вас было обо мне, некое представление. Сейчас, мне 25 лет. С тех времён, прошло восемь лет. Восемь, долгих лет. Живу один. Снимаю небольшую квартиру. Если быть точным, живу я не совсем один, а со своим котом. Бедолага, слеп на один глаз. Но на его аппетит, это никак не влияет. Я взял его котёнком, подобрал на улице, около дома. Он уже тогда, был со своей особенностью. Мы долго привыкали друг к другу, но со временем, нашли общий язык, так сказать, и неплохо поладили.
Работаю я, специалистом по зарплатным проектам. Да, к вашему удивлению, на филолога, я так и не поступил. После окончания школы (и если быть честным, не особо удачного), я переехала в соседний город, и поступил в университет, на экономиста. Сам не знаю, как так вышло. Работа, не сказать, что мне прям нравится, но блевать от неё не тянет. Работа, как работа, что уж там.
Встречался с девушкой, с 20 до 22-ух лет. Всё было, довольно неплохо, мне так казалось. Но не отпускало чувство внутри, будто я что-то делаю не так. Я жил с ним, каждый день. В итоге, у нас всё приближалось к свадьбе. Она постоянно кидала мне свои намёки, думая, что я все их понимаю. И как ни странно, она была права. Я всё понимал, но делать ничего не собирался. В конце концов, одним вечером, я сказал ей, что нам нужно поговорить. Она, скорее всего, думала, что я сделаю предложение, и всё будет, как в сказке. Увы. Я сказал, что хочу расстаться, ибо не уверен в своих чувствах. Как-то так… Вы наверное сейчас думаете, что я полный идиот, и прощенья мне нет. И вы опять, будете правы. Я прекрасно это всё понимал. Понимал, что она ни в чем не виновата, а проблема, лишь во мне. Однако, жить я так, больше не мог.
До этих самых дней, пока я не начал писать свой, не побоюсь этого слова, «рассказ». Я, как говорил ещё в детстве, не написал ни одной строчки. Ни разу не брался за это дело. Думал, что время, всё ещё не пришло.
Как говорится, жизнь — штука не предсказуемая. И одним утром. Одним пасмурным утром. Я проснулся и понял, что могу писать. Будто годами, я набирал воображаемую шкалу опыта, и именно в тот день, она заполнилась до конца. Теперь, вы можете читать это…
Что бы ещё, вам такого про себя рассказать? Про сегодняшнего себя. Хм…(думаю) А хрен его знает! Я самый обыкновенный, самый заурядный и пустой человек на земле. Так мне, иногда кажется.
Думаю, вы слышали фразы, мол: «Прошлым жить нельзя!», «Никогда не оборачивайся назад» и так далее. Но я, так и не смог. Я не смог отпустить прошлое. Ибо лишь оно, дарует мне счастье. Я с головой, укутываюсь в воспоминания, и смакую их, как сладкий леденец.
Когда её не стало, она словно унесла, на тот свет, частичку меня. Подобно пазлу, у меня забрали одну часть, и он никогда не будет закончен. Так же и я, все эти восемь лет, живу не законченным. И мне лишь остаётся жить. Жить, испытывая постоянную боль и сладость воспоминаний, о юности.
Пора уже вновь, возвращаться к истории. Сейчас, я расскажу вам, ещё об одной нашей прогулке. Я бы сказал, даже не прогулке, а о нашем маленьком путешествии. Я помню его так четко, словно это было вчера.
Всем хорошего дня.

                                                                                      \/

Ранним утром, меня разбудил звонок телефона. Это была Ликорис.
— Привет. — сказала она, тихим голосом.
— Привет.
В тот миг, мой голос показался мне не моим, будто я стал дряхлым стариком.
— Прости, что так рано звоню. Разбудила наверное…
Она вся дрожала, я чувствовал это через телефон. Было что-то не так.
— Да ничего. Ты что-то хотела?
— Можем встретиться? Ненадолго. Я хочу поговорить.
Немного подумав, я ответил.
— Конечно. Ты сейчас хочешь увидеться?
— Да
— Хорошо. Через полчаса буду готов, пойдёт?
Я слышал через телефон, как она сглотнула слюну.
— Пойдёт.
— Встретимся, как обычно, на развилке?
— Да.
— Куда пойдём?
— Не знаю.
— Ладно, решим.
Она повесила трубку.
За полчаса, я успел выпить два стакана воды, сходить в душ, побриться и подстричь ногти. Внутри, стояла необъяснимая тревога.
Тогда уже, была осень. Холода подходили незаметно. Я надел серого цвета джинсы. Наверх майку, белого цвета, которая была мне большая, и тёмно- -синюю кофту, с капюшоном. Захватил с собой портфель, вдруг что. Я его всегда с собой носил. И направился в сторону развилки.
Когда я пришёл на место встречи, её ещё не было. Стояла пасмурная погода, на дождь не похоже, но и лучей солнца, видно не было. Что-то подобное, творится в душе, когда ты чувствуешь отчаяние или невыносимую тоску.
Пока ждал её, я засмотрелся на небо. Тучи, в медленном темпе, затмевали этот день. Стая птиц, улетела в сторону юга. В воздухе, веяло запахом уходящего лета и наступающих холодов. Тогда я даже и не знал, что лето уйдёт от меня навсегда.
Она пришла, спустя минут 20. В тот день она выглядела, куда милее, чем когда-либо. На ней было, синего цвета, платье. Оно было всё усыпано, в рисунках цветов. Не знаю из какого оно было материала, но очень тонкое. Такое обычно надевают, в тёплые времена годом. Ликорис, будто не хотела, отпускать это лето. Сверху, на ней была джинсовая курточка. На ногах, кеды, голубого цвета.
Она выглядела чудесно, но я видел в её глазах печаль. Неистовую. Поглощающую печаль. Смотря на неё, мне хотелось обнять её. Прижать к себе, и никогда не отпускать. Но я этого не сделал.
Мы посмотрели друг другу в глаза. Она слегка улыбнулась и кивнула.
— Приветик. — сказал я.
— Утречко.
Шли мы, в сторону не большой аллеи. У нас в городе, это была единственная ухоженная аллея. Асфальтированная дорога, установлены лавочки, обросшая деревьями, цветами и разными кустами. На окраине этой аллеи, даже было несколько кафе. Похоже, Ликорис, изначально планировала туда пойти.
По пути, мы купили по горячему шоколаду, в маленькой кофейне. Дойдя до аллеи, мы стали гулять медленным шагом, не обмениваясь ни словом. Пройдя почти половину, Ликорис предложила присесть на лавку, под дерево. Я согласился.
Мы сидели, в полной тишине. Это была не та тишина. Не наша. Она давила, с неимоверной силой. Казалось, что внутри всё сжимается. Сердце вырывалось из груди. Мне нужно было её прервать. Но что сказать? Я даже не понимал в чем дело?
Приведя дыхание в норму, я заговорил:
— Ликорис, у тебя что-то случилось?
Она молчала, лишь кинула, мельком, на меня взгляд.
— Скажи мне. Ты же знаешь, что можешь мне рассказать, всё что угодно.
Она несколько раз кивнула.
— Так заметно, да? — дрожащим голосом, произнесла она.
— Ну, вообще, да — я улыбнулся.
Она упала головой на моё плечо и продолжила:
— Я очень устала. Даже и не знаю, как это объяснить. Мне часто кажется, что в этом мире, я абсолютно одна, и рядом никого.
Я подумал, положить ей руку на плечи и обнять её. Но не стал. Даже тогда, я забоялся.
— Почти каждую ночь, мне снятся страшные сны, где я одна во всём мире, брожу в поиске того, чего и сама не знаю. А если и нахожу кого-то, то все эти люди — не люди, а монстры. Которые, только хотят сделать мне плохо. Я просыпаюсь, вся в холодном поту, и плачу до самого утра. Понимаешь?
— Немного. — сказал я.
— Я люблю читать карманные романы, про любовь, иногда даже сказки. И в каждой книжке, счастливый конец. Все в радости, закрывают занавес и история заканчивается. От этого, мне становится ещё хуже, и я не могу сдерживаться, начинаю рыдать. Потому что я знаю, такого у меня никогда не будет.
Она замолчала. Это был как раз, тот момент, когда мне нужно было ей всё сказать. Высказать свои чувства. Сказать, как сильно она для меня важна и то, что она не одна. Тем не менее, я не мог. Внутри я кричал, разбивал руки о дверь, но так и не смог её открыть. Я ненавидел себя, обзывал всей бранью, которую знал.
Как вдруг, она сказала:
— Хочу к морю. Так давно там не была.
В горле пересохло, я старался что-то сказать, но выдавил, лишь хриплый звук. Немного погодя, я откашлялся и спросил:
— А с родными, ты не ездишь на море?
Я знал, что этим летом, она никуда не ездила. Всё же спросил.
— Мы с ними, почти не общаемся. Поэтому, нет. Последний раз, ездили года 2 назад.
Она обвила рукой моё плечо, и прижалась плотнее.
— У моря так спокойно. Так тихо. Кажется, что оно унесёт тебя, на другую планету. В одном рассказе, я прочитала чудесную фразу: «Когда долго смотришь на море, начинаешь скучать по людям, а когда долго смотришь на людей — по морю.» У меня так же.
После её слов, в голове возникла сверкающая идея. Мы должны, уехать на море, прямо сейчас. Всего на несколько дней. Это то, что ей сейчас нужно. Но резкий страх, который томился у меня внутри, перекрыл свет, этой мысли. Сегодня же воскресенье, завтра на учебу. Это последний учебный год, перед выпуском, пропускать нельзя. Свет той идеи, всё больше тускнел. Я чувствовал, как падаю в неизведанную тьму своего страха, погружаясь всё глубже и глубже. Упав на дно, я сажусь на пол, прижимаю колени к груди и громко, кричу о спасении.
И я больше никогда, не смогу от туда выбраться…
И все же, в один миг, в этой непроглядной тьме, я увидел яркий луч. Этот луч, светит так ярко, что приходится зажмуривать глаза. Я встал с колен, и пошёл в сторону света. Подойдя ближе, я увидел её. Конечно, кто же ещё это мог быть. Это была Ликорис. Это была её улыбка, в той пиццерии. Это было её покрасневшее, от смущения лицо. Глаза, подобно двум звёздам. И голос, дрожащий от боли.
Наконец, я пришёл в себя. Я схватился за этот свет рукой, и он вытянул меня из темноты. Всё тело, окутала бодрость.
Я подскочил с лавки, аккуратно вытянув руку из её объятий. Посмотрел ей в глаза и сказал:
— Значит, сегодня мы едем на море! — почти крича, произнес я.
— Что… — сказала она, будто только проснулась.
— Да! Собираемся, берём всё самое необходимое и едем. Билеты купим на вокзале.
— Ты серьёзно? Завтра же в школу. Пропускать нам нельзя…
— И чего? Не страшно, от одного дня, ничего не случится. А если захочешь остаться подольше, то и на неделю можем.
Она тоже поднялась с лавки. Мы стояли, на расстоянии ладони. Она заглянула мне в глаза. С мимолётной улыбкой на лице, убрала за ухо, спадающий волос.
— Значит, мы уезжаем?
— Да.
— Прямо сегодня?
— Верно! — я пытался держаться, как можно уверенней. Но при этом, не мог унять дрожь в коленях.
— Тогда встречаемся на вокзале, через пару часов.
— Договорились. — ответил я.
— До встречи.
Она вновь, улыбнулась, всё той же улыбкой, как и тогда. Махнула рукой, и радостно пошла в сторону дома. Я остолбеневший, смотрел ей в след.
Неужели, у меня получилось. Вот, о чем я, тогда думал.
Так и началось, наше маленькое путешествие.

                                                                                      \/

Как и договаривались, спустя пару часов, я уже был готов, и направился на автобусную остановку, чтоб доехать до вокзала. Вещей я взял минимально. В свой рюкзак, сложил пару маек, одни лёгкие брюки, тёплую кофту с воротником под горло, несколько трусов, и на всякий случай, взял шорты, если вдруг мы будем купаться. Хотя погода, уже давно не позволяла.
Так же, что не мало важно, я захватил с собой плеер, со всей моей джазовой музыкой. Не могу, куда-то ездить, без музыки. Без неё, будто всё вокруг, теряет краску.
Накопленных сбережений, вполне хватало, чтоб уехать на неделю. Я иногда подрабатывал в доставке, и недавно был мой день рождения, где надарили денег, а тратить их, всё равно, было некуда. Родным сказал, что останусь у друга, с ночёвкой, и сразу от него, с утра, пойду на учёбу. Не знаю, поверили они или нет, но останавливать меня, никто не собирался. Это понимание в них, я крайне ценил.
Внутри, ощущалось волнение, от чего слегка, тряслись руки. Это было неудивительно. Я впервые в жизни, еду так далеко, без родных. Так ещё и с девушкой. Жизнь закручивалась, неимоверными оборотами.
Вспоминая себя, несколько месяцев назад, я бы и подумать не мог, что буду в такой ситуации. И при этом, её инициатором. Я был отшельником; всегда один, в своей голове. С девушками, никакого общения не имел. Как говорил ранее, пару друзей было. Но, если честно, дружбой это назвать тяжело. Мне часто казалось, что мы общаемся и гуляем, только по причине того, что нам всем скучно, и иногда, нужно обменяться с кем-то словечком.
Ликорис, открыла для меня, новые надежды. Когда она появилась в моей жизни, я словно, стал более отчётливо, ощущать твёрдость земли под ногами, а не витать в облаках. Мне захотелось меняться, захотелось стать лучше. Страхи, которые появлялись один за другим, были такими же невыносимыми, как и раньше, но отныне, сам не зная откуда, я находил силы, чтоб с ними справляться. Она помогала мне, каждой встречей, протягивая мне, невидимую руку, и тянула за собой.
Когда я пришёл на остановку, там никого не было. Похоже, в этот воскресный день, никто не хотел выходить из дома, и все наслаждались осенней порой, из окон, своих домов. Я прождал автобус, около десяти минут.
Нужный автобус, был под номером 37. Зайдя внутрь, я удивился от того, сколько в нём было людей. Все сидячие места, были заняты, пару человек стояли, держась на поручни. Немного осмотревшись, я заметил, что все места, заняты школьниками, начальных классов. В самом начале, стояла их учительница. Женщина, я бы даже сказал девушка, лет 30-ти, может и меньше. Высокая, в пальто, бежевого цвета. Выглядела, довольно привлекательной, хотя, смущало выражение её лица. Оно было как камень, не менялось, ни на долю секунд. Может утро её, началось не с той ноги.
Как и было всегда, внутри, меня никто не заметил. Не один ребёнок, не окинул даже взглядом. Я встал в конец автобуса и уткнулся в окно, рассматривая, пролетающие картинки. Задумался, какой раз в жизни, я вижу весь этот пейзаж, но так и не смог посчитать. Думаю, что больше ста.
Кое-что, мне показалось подозрительным. А именно, куда все они направляются. Я в точности, знал маршрут этого автобуса. Город у нас небольшой, и запомнить маршрут, каждого нашего транспорта, труда не составляло.
Если класс, вместе с учителем, куда-либо едет, в воскресенье, то скорее всего, прогуляться на природе, или же, посмотреть на какие-нибудь достопримечательности. Так, подумал я. Но 37-ой, не едет никуда из перечисленного. Он проезжает все остановки, где находятся жилые районы, вблизи их, нет ни парков, ни рощ, ни музеев (в городе, у нас их было 2). Так куда же, они все направляются? Я уж подумал, подойти к их учителю, и завести банальный разговоров, в ходе которого и выяснить их путь Спустя несколько секунд понял, что это будет слишком. Да и вообще, какая мне разница? Бред какой-то.
Неожиданно, в своей голове, я услышал голос. Очень знакомый голос… Естественно! Это был голос, того самого, идиота-ведущего, по радио. Он опять, забрёл мне в бошку.
— Здравствуйте, дорогие друзья! С вами, ваш покорный слуга и друг! А вы, находитесь на станции…
— Да-да-да. Я знаю кто ты. (идиот, тихо сказал я) Чего тебе?
— Прекрасно! Ты меня запомнил! Я всегда знал, что мой голос, отчётливо впишется, в сердца моих слушателей! (закадровые аплодисменты)
Я осмотрелся по сторонам, убеждаясь, что это происходит, лишь у меня в голове.
— Что тебе нужно? Отвечай. — раздражённо произнёс я.
— Спокойно, спокойно, жеребец! Я смотрю, с последнего нашего разговора, ты прямо таки, возмужал! На море собираешься? Да ещё и с Ликорис.
— Да, и что с того?!
— Молодец, мой мальчик! Мои наставления, дали свои плоды. Я горд за тебя! — он говорил таким тоном, будто актёр фильма.
— Исчезни уже…
— А что же сейчас? Силенок не хватает?
— Не понимаю, о чем ты. — я и вправду не понимал.
— Неужели, ты не хочешь узнать, куда едет, весь этот класс, вместе с учителем? Ты же сам понимаешь, что тут что-то не так.
— Что ты несёшь? Бред какой-то! Это вообще, не моё дело. Мне лишь, нужно доехать от точки А до точки B, и только.
— А вдруг! Их учительница, не так проста, как кажется? М?
— Объясни.
— Всё таки интересно, да? — в его голосе, звучала насмешка. Я хотел его убить. — Ты сам видишь, какое каменное лицо, у той женщины. Ни одной эмоции и не увидеть. Ты подумай, возможно, она везёт их, в некое место, может и к себе домой. С предлогом для детей и родителей, мол это просто экскурсия.
— И зачем ей это делать? — я говорил агрессивно, пытаясь, скорее понять, к чему он клонит.
— Что, у тебя мозги совсем в кашу превратились? Как зачем? Чтоб их убить, а затем съесть! Это же очевидно! Это учитель — каннибал! Я когда-то читал про такое. Не помню точно, когда это было. Одна учительница, заманивала к себе домой своих учеников, под предлогом дополнительных занятий. А потоооом! Она съедала их, остатки раскидала по пакетам и продавала на чёрном рынке! Ты представляешь…
— Всё! Заткнись! Ты совсем идиот? Какие каннибалы-учительницы?! Это всё, бред! Они просто, едут куда-то прогуляться. Я хорошо знаю город, но не на сто процентов. Потому, могу ошибаться с их маршрутом.
— Ты подумай! Ты прямо сейчас можешь их спасти, спасти десятки маленьких жизней! А что самое главное, в глазах Ликорис, ты станешь героем! Принимайся за дело, мой мальчик! (в голове, заиграла музыка из Человека-паука) Спаси этих маленьких простаков, помоги им! Долой поедание людей! Долооой!
— Ты совсем спятил… Ладно, моя остановка. Мне пора выходить, пока.
— Постой, а как же эти дети… А учитель-каннибал….
Его голос медленно исчезал у меня в голове, пока не пропал вовсе. Похоже, я схожу с ума.
Ликорис, уже была на месте. Она стояла в большом холле, оглядываясь по сторонам, в поиске меня, похожая на потерявшегося котёнка. От этой мысли, в груди, стало тепло. Я быстро ринулся к ней, чтоб произвести эффект неожиданности, но увы, я упал. Впереди, был мокрый пол и слева от него стояла табличка. Я не посмотрел на неё, ибо мой взгляд, был прикован к другому. Я рухнул на спину, но по удачному случаю, там был рюкзак с одеждой, и урона, я почти не получил.
Что самое обидное, Ликорис, это заметила. Люди, столпились вокруг меня, чтоб мне помочь. В след за ними, подбежала она, с перепуганным лицом и глазами, в две большие монеты. Она бросилась меня поднимать, ухватив под руку. Закидывая вопросами, что у меня болит. М-да. Было ужасно неловко. Однако, по непонятной причине, улыбка, не сходила с моего лица.
— Приветик. — сказал я, встав с пола.
— Ну ты и даёшь! Так же, себе можно было голову разбить! Не видел, что пол мокрый? А табличка для кого?
Я впервые видел её такой. С таким выражением лица; с таким напряжённым громким голосом. В те секунды, я понял, как многого о ней ещё не знаю. И как много мне нужно сделать, чтобы она для меня раскрылась.
Мы купили два билета на электричку. Места были парные. Внутренняя тревога сбивала дыхание, казалось, что в голове туман. Мы отъезжали через 25 минут, ехать около 2-ух часов.
Ожидая своей электрички, мы сидели на станции, не проронив не слова. Вернулась наша, комфортная, тишина. Я взял в автомате солёного арахиса и два апельсиновых сока, для нас. Мы молча жевали и пили, шелестя целлофановой упаковкой.
Я смотрел через стеклянные двери вокзала. Один поезд, сменялся другим; одна электричка — другой. Я обожал эту вокзальную атмосферу. На поездах, я катался, пару раз в жизни, с родными, когда мы ездили к бабушке. И раз за разом, у меня захватывало дух. Я не понимал, что меня так тянет, от чего дыхание, так учащается.
Громкий шум рельс, по которым проезжали поезда; звук тормозов и открывающихся дверей; толпы людей, которые входят, для того, чтоб уехать далеко-далеко, и выходят, для того, чтоб закончить свой путь; объявление о прибытии и отъезде. Всё это, замораживало меня на месте. Я был готов, часами, а может и днями, сидеть здесь, наблюдая за каждым процессом.
Сколько же, произошло на этом вокзале. Сколько было любви, разочарований, радости и печали. Словно, это место было сделано для романтизма, нашим жизням. И вот, я здесь. Жду свою электричку, которая увезёт меня, далеко-далеко. И как ни странно, здесь я, не один.
— Думаешь, мы правильно делаем, что так резко уезжаем? — неожиданно, спросила Ликорис.
— Не знаю. — сказал я, пожав плечами. — Может да, а может и нет. Для меня, понятия правильного и неправильного, относительны. Для каждого, своя мера правильного. Это как с апельсиновым соком, кто-то его любит, и не пьёт никакой другой, по типу меня. А другой, ненавидит его, по своим причинам. Может в детстве, ему кто-то брызнул в глаза апельсином, либо он чистил кожуру, и сок попал на рану. Это, я скажу, не из приятного. Так же и с нами, один скажет, что мы творим полный бред, другой, что мы делаем правильно. Главное, что думаем мы.
Она тихо усмехнулась, помотала головой в разные стороны, и взглянула на меня, нежно улыбаясь.
— Ты странный. Знал это?
Я нахмурил брови.
— Я, так не считаю.
— А я, считаю. И как по мне, это правильно.
Я весь покрылся краснотой.
— На самом деле, я так рада нашей поездке. Правда. Спасибо тебе. — она обвила, как удав, мою руку, и уткнулась носом в плечо.
— Да ладно тебе! — говорил я, немного заикаясь от волнения. — Я и сам давно хотел съездить, вот и случай подвернулся…
Я набрался смелости и сказал:
— Но.. Я тоже очень рад, что поехал с тобой.
Мы вновь, оба сидела, цвета спелой вишни.
— Дурак.- произнесла она шёпотом.
— Чего!?
25 минут пролетели незаметно. Минуту в минуту, приехала наша электричка. Она была похожа, на огромную красивую змею. Нижняя её половина, был синего цвета, верхняя белого. Этот транспорт, показался мне полностью новым, будто он только выехал с заводы, и сразу к нам. Двери, с громким звуков, раскрылись, и мы зашли.
На входе, нас встретил кондуктор. Добрый старик, лет за 70. Седой, маленького роста, глаза его, казались такими узкими, будто он их закрыл. На лице сверкала улыбка. Он напоминал робота, так как говорил, только одинаковые фразы.
«Добрый день — Ваши билетики — Отлично — Присаживайтесь на свои места», и всё это, с улыбкой на лице. Неужели, ему не докучает, говорить одно и тоже, весь день.
Билетики у нас были 3F и 3G. Исчислялись они закономерно, по цифрам и английскому алфавиту. Мне показалось, такое исчисление, излишне банальным. Могли же придумать что-то интересное. Каждому месту дать своё название, как в садике, называли шкафчики каждого. Листок, жираф, машинка. Было бы намного лучше. Думаю, так бы люди, чаще улыбались. Вообще, в нашем мире, стало очень мало улыбок. Так, я тогда подумал.
Сев на свои места, мы уснули.

                                                                                      \/

Я вновь, видел странный сон. Нет, в этот раз, без идиотского ведущего. Этот сон, напоминал слайд-шоу, одно изображение за другим, которые не несли никакого смысла. На первый взгляд.
Там была Ликорис. Я её не видел, но знал, что она там есть. Такое чувство, будто я забрался в её тело, и ощущал всё её нутро. Словно я видел мир, её глазами. Но при этом, осознавал, что я — это я. Неописуемое чувство.
Сон был реальностью, вот что я подумал, первым делом. Во сне, мои ощущения, инстинкты и эмоции, обострились в два раза. Сердце в груди, билось в невыносимом ритме, но это было не моё сердце, а её. Казалось, я проживал жизнь Ликорис, с самого её рождения. Вот картинка, как она маленькая, вместе с отцом, гуляет по улице. Через секунду, изображение, как она плачет в садике, потому что её кто-то обидел. Всё это, в чёрно-белом фильтре; всё это, я не только видел, но и чувствовал, будто это моя жизнь. Мне было страшно, грустно, радостно, и всё это, в одну секунду.
Не уж, то что, говорила Ликорис, было правдой. Всё до единого. Неужели, она ощущает это, каждый раз, когда становится кем-то. Мне хотелось плакать.
Кое-что, меня смутило. Один фрагмент. Он остался со мной, в моей голове, по сей день. Чёрно-белый кадр, неизвестное место, глазами Ликорис, я вижу пропасть, глубокую непроглядную. Оборачиваюсь назад, и вижу себя самого, со злобным лицом. Я ранее, никогда не видел у себя, такое лицо. Спустя пару секунд, я, а точнее Ликорис, уже падает в это дно, в эту самую пропасть. Она плачет, кричит, молит о помощи. Но никого нет, меня тоже нет. Там наверху, лишь одна пустота.
Даже спустя столько лет, я помню этот сон. Иногда, он мне снится вновь. И я слышу этот адский крик, ощущаю слезы, текущие по щекам, и жестокое горькое отчаяние.

                                                                                      \/

— Просыпайся, эй. Слышишь?
Я открыл глаза, и увидел лицо Ликорис, над собой. Она улыбаюсь и хихикала, себе под нос.
— Мы уже приехали, нам пора.
— Да, конечно. — сонным голосом, с хрипотой, ответил я.
Я протёр глаза руками, и понял, что мои щеки, влажные от слез. Похоже, я и вправду плакал, во сне. Надеюсь, она этого не заметила.
Мы взяли свои рюкзаки, и собрались на выход. Пропустили некоторое количество людей, чтоб не толпиться, и вышли с электрички. Солнце, уже блистало в зените. Жарко не было, прохлада осеннего ветра, слегка щекотала нос.
В окрестностях я разбирался. В детстве бывал здесь пару раз. Недалеко жила бабушка. До моря, пешком, было идти около часа. Я сказал это Ликорис, она ответила, что ей это неважно. Но я хотел, поскорее показать ей море, прийти к той цели, из-за который, мы и приехали. Поэтому, я подхватил свободное такси, сказал куда нужно, и мы поехали. Конечно, для подростка, цена на такси, была ошеломительной. Что поделать, мне было плевать.
Через 20 минут, мы были на месте. Нас подвезли, прям к пляжу. Людей на нём не было. Наверное, потому что было воскресенье, либо люди боялись холодных ветров.
Я расплатился с таксистом, и мы вышли из машины. Ликорис, мгновенно, побежала к морю, остановилась перед ним, словно уткнулась в стену, и не произносила ни звука. Я подошёл к ней.
— Довольно неплохо! — крикнул я.
Около моря, было прохладнее. Дул сильный ветер, с неба срывался мелкий дождь.
— Тебе не холод…
Не успев договорить, я посмотрел на её лицо и увидел, как с её глаза, льются слезы, похожие на маленькие лесные ручейки.
Её взгляд, стремился куда-то в даль. Губы, слегка подергивались, похоже, от волнения. Она смотрела на это море, будто пред ней, воцарилось чудо, что-то божественное.
Прижимая рюкзак к груди, она крикнула:
— Дааа! Это море! Мооореее!
Она отбросила рюкзак на песок, расправила руки, и крепко меня обняла. Первую минуту, я стоял, не зная, что мне делать. Моё тело дрожало, ещё никогда я не ощущал, такое тепло. Я положил руки, на её хрупкую спину, и прижал к себе.
— Спасибо тебе… — тихим голосом, произнесла она.
Не смотря на всё моё стеснение, неуверенность и страхи, с моих глаз полились горячие слезы.
Тогда, я впервые, так, смотрел на море. Впервые, держал в объятиях, Ликорис.

                                                                                      \/

Мы надели на себя все тёплые вещи, которые у нас были с собой, и гуляли вдоль моря, весь день. Было ужасно холодно, но нас это не волновало. Мы трогали руками морскую воду, ощущая её свежесть. Радостно бегали друг за другом, смеялись и плескались. В один миг, сам того не понимая, мы сняли обувь, и стали ходить по воде, голыми ногами. Через время, я их уже не чувствовал. Мы могли заболеть, ещё что хуже, словить обморожение, так бы, подумал я, прошлый я. Но тогда, всё это, мне казалось мелочью. Если я уже тут, у моря, почему бы не жить на полную, вот что твердил мне внутренний голос.
Излишне замёрзнув, мы с головой укрывались в одежду. Я бегал, в ближайшее кафе, и покупал нам тёплый чай. Мы маленькими глотками попивали, согревающий напиток, и разговаривали обо всём подряд. Мы раскрывали свои души перед друг другом, рассказывая, сокровенные истории. Ликорис, ещё несколько раз плакала. Я впервые, видел в её глазах, такое томное спокойствие и счастье. И надеялся, что так, будет всегда.
Начинало смеркаться. Мы сели на песок, прям перед морем. Укутались в пледы, которые взяла с собой Ликорис. Они были тёплыми, но всё же, озноб пробивал до костей. Я сходил, ещё раз, за чаем. Взял облепиховый, и попросил, чтоб сделали погорячее. Продавцы, странно, на меня покосились.
Мы молча сидели, прижавшись друг к другу плечами, небольшими глотками, пили чай, и наблюдали, как солнце, за морем, уходило в свое небытие.
Сильный ветер, который воротил нас, днём, в разные стороны, сошёл на нет. Море, укратило свои волны, и вода, лишь изредка, доставала до обуви. Пахло солоноватым морским воздухом, осенней свежестью и свободой. Свобода та была, невообразимо лёгкой, жаждущей. Это была свобода юности.
— Всё это, скоро закончится? — шмыгнув носом, спросила она.
— Что, это?
— Наше путешествие.
— Я говорил. Если ты хочешь, мы можем остаться здесь подольше. На неделю к примеру. — когда я говорил, из моего рта, выходили небольшие облака пара. — Найдём недорогие комнаты, снимем по одной, и отвлечемся от всего мира, как следует. Мне тоже, наскучил наш город.
— Всё же, когда-то, это всё таки закончится? — она говорила, устремив свой взгляд в пустоту, над морем.
Я задумался.
— Конечно. Когда-то, это всё закончится. Знаешь ли, ничего вечного не бывает. Как бы, этого сильно не хотелось. Огонь — догорит, вода — испарится, жизнь — перейдет в смерть. И мы, с этим не властны.
Она, отодвинулась от моего плеча и сказала:
— Пожалуй, ты прав. Раз эти минуты, вскоре, станут лишь воспоминаниями… Тогда! — Ликорис, резко подскочила на ноги. — Мы должны успеть, сделать всё, что хотим, за этот короткий срок! Чтобы эти воспоминания, стали лучшими, что было в нашей жизни! — она кричала, нежным голосом, с хрипотцой.
Я поднял голову вверх, и увидел, сквозь налегающую темноту, искру, в её глазах.
— К примеру? — спросил я.
— К примеру…
И в эту секунда, где-то далеко, слева от нас, послышался громкий звук, похожий на выстрел. Переведя взгляд на небо, я увидел огромный взрыв. Это был фейерверк! Каламбур, всех цветов, наполнил всё пространство. В наших глазах отражались огни.
— Побежали! — крикнула она.
— Что?! Куда?!
Она схватила меня за руку, и потянула за собой. Мы бежали, в лесную чащу, которая находилась справа от нас, позади.
Мы мчались, словно за нами кто-то гонится. Под ногами, слышался шелест листьев. Толпой, стояли деревья, преграждая нам путь. Но мы ловко, обходили каждое. Точнее не мы, а она. Я лишь, видел её спину, и чувствовал мягкую холодную руку. Она, была моим проводником. Ликорис, будто зная путь, в быстром темпе, обходила каждое дерево, поднимаясь, всё выше в гору. Я не знал, что происходит, и полностью доверился ей.
Спустя несколько минут, мы оказались на большом ровном склоне, поросшим травой. Выступ его, ограждался деревянным небольшим забором. Сбавив темп, мы медленным шагом, подошли к нему, и смотрели на чистое звездное небо, уходящее, куда-то в даль.
Смотря в высь, с улыбкой на лице, она сказала:
— Сейчас будет!
— М? — не понимал, о чем она.
И через несколько секунд, в небе, разразилась война. Это была, не обычная война, а война света. Всё небо, горело в огнях. Цвета радуги, все до единого, взорвались, по всему небосводу. Я и сейчас, за всю свою прожитую жизнь, не помню, более прекрасного зрелища.
Она прильнула ко мне, и крепко стиснула, в своих объятиях. Меня знобило, до кончиков пальцев. Чувствовал, что тело горит, подобно небу. Не думая, я в ответ, прижал её к себе.
Некоторое время, мы стояли, как вкопанные, смотревшие на чудо. Прозвучало 23 выстрела фейерверка.
— Что же, будет дальше? — спросила Ликорис.
— Дальше? Хм… А дальше, будет вечность.
Она засмеялась, уткнувшись мне в грудь.
— Я уже говорила, что ты странный?
— Ага!
Когда закончился фейерверк, мы спустились к берегу, с дрожащими руками от холода. Укутались в пледы, и продолжили смотреть на спокойное море и слушать, звук плеска волн, которые бились, о нашу обувь. Через пару часов, не замечая, мы уснули, на холодном морском песке. Обернулись в пледы, и стали похожи на большие коконы, затем обнявшись, погрузились в глубокий сон.
Странно, что мы не умерли от холода.

                                                                                      \/

Ну что ж. Давайте вновь, ненадолго, вернёмся в настоящее.
Эх, чудесная была поездка. Морская свежесть, горячий чай, огненный небосвод и Ликорис. Когда вспоминаю, кажется, что меня лихорадит. Но увы, я так и не смог ей ни в чем признаться. Я думал, что сделал большой шаг, предложив ей, эту поездку. Я осмелился взять её в свои объятия, считая, что стал сильнее. Отнюдь, самого главного, я не сделал. Я так и остался, слабаком.
Помните, чуть ранее, я немного рассказывал о себе. Что мне 25 лет, работаю в офисе, живу с одноглазым котом и всё такое. В общем, сама посредственность. Ничего интересного. Да и знали бы вы это или нет, вряд ли это, как-то, повлияло на исход Второй мировой. Хотя…
Неважно.
Я не рассказывал, более глубокие, подробности своей жизни. Так как считал, что нет смысла растягивать скуку. Это как запоминать все цифры, в числе Пи, после запятой. Долгое и скучное занятия, а смысла ноль. Я пробовал заниматься этим, и запомнил, всего 20.
Потому, многие мелочи, от вас, я утаил. Но все важные и основные аспекты своей жизни, рассказал. Вроде бы…
Хмм..
Стоп!
Ох, вот же дурак!
Забыл самое важное.
Простите меня, дорогие читатели, мне всего 25, а память уже, как у старика.
Я убийца.
Я, убил Ликорис. Именно я, остановил течение жизни, этой юной прекрасной девушки. Я сделал это, своими руками.
Да-да, можете верить, можете нет. Только я, виноват в этом и никто другой. Ха-ха-ха! Какой бред, скажите вы. Столько распирался про любовь, юношескую романтику, первые эмоции, а оказался главным виновником.
Вы можете спросить, получил ли я за это, какое-то наказание? Нет! Я отнял у неё возможность жить. Поставил крест, на всех её мечтах. Перекрыл её дыхание. Она хотела стать ветеринаром, дарить добро, этому миру. Она хотела чувствовать, любить, плакать и радоваться. Я, наглым образом, забрал это у неё.
А что же я? После того, как я её убил, прошло 8 лет. Эти годы, я не жил, а лишь выживал. Если это, можно назвать моим наказанием, то мне станет немного спокойнее.
Что же, я говорю…
Я жил. Дышал свежим воздухом. Встречал мимолётные рассветы и смотрел, на утопающие закаты. Ел вкусную еду и пил кофе. Занимался сексом, с разными девушками, забывая про неё. Смотрел на море, но уже один
Это, моё чистосердечное признание. Моя совесть. Моё нутро. Я расскажу, как всё произошло. Постараюсь найти, в тёмных уголках моего сознания, все частички воспоминаний, и собрать воедино.
Возможно, я должен раскаяться; возможно, сидеть за решёткой. Но пока, я могу лишь писать. Я закончу, эту историю.
Это случилось, когда падал снег.

                                                                                      \/

Тот день, был первым, по-настоящему, холодным днём. С самого утра, шёл ледяной дождь, вперемешку с крупицами снега. Температура на улице, близилась к нулю.
К обеду, я вышел в магазин. Снаружи, в нос, бил запах мокрого асфальта и уходящего тепла, которое уносило за собой, все воспоминания. Дома, никого не было. Родные уехали с друзьями в горы, отдохнуть. Я решил остаться, ибо к вечеру, была намечена, встреча с Ликорис.
На небе, не было видно и проблеска света. Тучи загромоздили всё вокруг. Дождь, медленно переходил, в большие снежные хлопья. Они напоминали пепел. Весь наш маленький город, окутала серая пелена. Но мои мысли, были неподвластны реальному миру. Они устремлялись в высь неба, за тучи, ближе к космосу. Ведь сегодня, я вновь увижу её, а значит, дождь и снег, это лишь пустяки.
В магазине, я взял упаковку апельсинового сока, десяток яиц и лапшу быстрого приготовления. Хотелось приготовить подобие на японское блюдо, Том ям.
Вернувшись обратно, я вытер голову полотенцем, от холодного пота, и принялся за готовку. Я не знал, как делается это блюдо, пробовал его, лишь в кафе. В интернет заглядывать тоже не хотелось. Решил делать, следуя интуиции и собственному вкусу.
Вначале, поставил вариться лапшу. Пока она томилась, в горячей воде, я нарезал помидоры черри, острый перец и кусочки непонятной рыбы, которые нашёл в холодильнике. Через 10 минут, добавил все приправы. В какой последовательности их добавлять, я не знал, потому, делал всё, как чувствовал. Высыпал несколько пакетиков непонятных специй, добавил томатный соус и ещё какой-то. Затем, закинул всё остальное, что вначале подготовил. Через 15 минут, я решил, что всё готово. По состоянию лапши.
Ну… Для первого раза… Хотя нет. Получилось отвратно.
Сквозь зубы, я осилил одну порцию, запив всё, двумя стаканами сока. Рыба, получилась сырая, лапша, вся слиплась и напоминала кашу. Из-за большого обилия томатного соуса, по вкусу, напоминало борщ с рыбой. Про яйца, я вообще забыл. М-да. Не быть мне поваром, подумал я.
До встречи с Ликорис, ещё было несколько часов. Хотелось себя чем-то занять. В итоге, я решил убрать весь дом. В плеере, включил, одну из своих любимых песен. Гровера Вашингтона вместе с Биллом Уиверзом, » Just the Two of Us «. И принялся за работу.
Вымыл пол, протёр все подоконники, выдраил ванну и туалет. Перебрал все книги, на своих полках. Поставил стирку своей грязной одежды. Полил цветы, стараясь, так же бережно, как это делала она. Чувствовал себя взрослым самостоятельным человеком. Казалось, что я всю жизнь, живу один в этом доме. Настроение было великолепное.
Покончив с делом, я плюхнулся на кожаный диван, в зале дома, и начал вдаваться в воспоминание, о нашем путешествии к морю. Как же было круто, крикнул я, во весь голос. Эта поездка, нас скрепили, неразрушимым узлом. Нет, у нас не появилось любовных отношений, мы не стали встречаться. Между нами, было что-то большее, чем все эти банальности. Наши взгляды, неловкие прикосновения и тихие разговоры, это было намного волшебнее, чем обычная любовь.
На одну секунду, я задумался. Неужели, я чувствую себя счастливым? Это, будоражащее чувство, испытывают счастливые люди? Раньше, я думал, что всю жизнь, буду один. Я избегал людей, почти ни с кем общался. Считал, что одиночество, это моя участь, а на большее, я не способен. Что же теперь? За полгода, один маленький человек,  повернул мою жизнь, в другую сторону. Я стал другим человеком, благодаря неё.
Воспылав ещё сильнее, я вскочил, подобно птице в небе, с дивана, упал на пол, и начал отжиматься. Я не был спортивным человеком, как говорил ранее, в детстве, немного занимался бейсболом. Но в те минуты, минуты искреннего счастья, я знал, что могу отжаться, хоть 1000, хоть 10000 раз.
Перед выходом, я ещё раз, сходил в душ. Вымыл голову, побрился, целых два раза. Моя подростковая щетина, росла быстрее, чем я сам. Почистил зубы, отполировал ногти.
Подготовив одежду, в которой пойду, я сел на кровать, в своей комнате, и смотрел, как снег, медленно ложится на землю, создавая облачное царство. Я неистово, ждал встречи.
На градуснике, уже показывало -1. Я надел тёплую кофту с капюшоном, сверху зимнюю куртку. На ногах, были чёрные джинсы и утеплённые кроссовки. За спиной, конечно же, рюкзак, со всем необходимым. На голове, шапка. Долго разглагольствовать про свою одежду, смысла нет. Я носил, самые обыкновенные вещи, в тёмных тонах. Иногда, надевал что-то светлое, по настроению. Модником, я никогда не был, любил, когда меня не замечают.
Встретились мы, ближе к пяти часам, напротив одного кафе. Место было не обыденным. Это было блинное кафе, там делали лучшие блинчики в городе. Сладкие, солёные, острые, с ягодами и фруктами. И цены, для школьников, были самые подходящие. Мы часто туда заходили, с Ликорис, когда хотели чего-нибудь перекусить. Вот и решили, место для встречи, перенести сразу к кафе.
Направление нашей прогулки, в тот день, тоже было необычным. Ликорис, предложила прогуляться до самого озера. Идти до него, около 3-ех километров, ещё и всю дорогу, замело мокрым снегом. Но как я уже говорил, мы были странниками, ищущие чего-то важного. Вопреки всему, мы взяли по блинчику, один с шоколадом, для неё, и с клубничным джемом, для меня, и ринулись в дорогу.
Местом, куда мы шли, для хорошей прогулки, было не назвать. К озеру, в близь, было не подобраться. Если пройти сквозь лес, по тропе, пару километров, начиналась скалистая местность. Как раз таки, озеро, находилось между двумя скалами, можно сказать, в их разрезе, которое представляло собой, некое глубокое ущелье. Взглянуть на озеро, можно было, лишь на одном конце, этих склонов, сверху вниз. Мы часто бродили туда детьми, сидели на солнышке, бросали камни в воду, и со страхом в глазах, подползали к краю склона и любопытно смотрели вниз. Даже ходили легенды, что по ночам, из этого озера, выплывают монстры, карабкаясь, выползают из ущелья, и захватывают тьму леса. Городская легенда. Здешние жители, обходили то место стороной, считая его опасным. Думаю, они и и придумали, ту байку. И как ни странно, наш маршрут, пролегал именно туда.
Ликорис была ,как всегда прекрасна. Чёрная юбка, чуть выше колена; на ногах, тёмные утеплённые колготки. Сверху пальто, завязанное поясом, на голове капюшон. Сдалека, из-за своей неуклюжей походки, она напоминала маленького дедушку, который устремляя взгляд вниз, ищет свою маленькую бабушку. Иронично выглядело.
Наши носы покраснели от холода. Спустя 15 минут, мы зашли в лесную чащу, оставалось пройти, ещё треть нашего пути. Из-за резкой смены погоды, лес преобразился в неестественную форму. Казалось, что поменялся весь мир, и он больше не наш. Вот-вот и с неба, посыпятся змеи, облепят деревья, и накинутся, защищая свои владения. Таким злобным, был для меня лес. Тропу, по которой мы шли, было почти не видно. Снег, с каждой минутой, усиливал своё падение. Деревья, откинули свои листья, и стали похожими на большие статуи, с огромным количеством рук, тянущиеся к небу. Птицы затихли, прекратив свои баллады. Насекомые, спряталась по своим домам. Если закрыть глаза, было ощущение, что ты в мёртвом царстве, и только снег, падает на твоё лицо, заполоняя всю планету.
Не прошло и полчаса, как мы были на месте. Пред взором, открылся снежный склон. Давно уж, я тут не был, подумал я. Этот склон, напоминал ту равнину, на море, с которой мы наблюдали за фейерверками. Только вид здесь, был более скверным. Небо заполонили, гнетущее тучи.
Чтобы увидеть озеро, нужно было подойди, на расстояние одного-двух метров, от обрыва. Ещё давно, рассказывала мне мама, когда мои родители были молоды, озеро, было настолько глубоким, что до дна, никто не мог доплыть, не хватало воздуха в лёгких. Они приходили сюда, в летнее время, устраивали пикники и голышом, со склона, прыгали вниз. Это было у них, неким развлечением. Потом, спустя время, вода в озере ушла, её стало втройне, а может и вчетверо, меньше. Расстояние, от обрыва до воды, стало около ста метров. Это место, все позабыли, стали обходить стороной, и считать, что здесь небезопасно. Пожалуй, они правы.
Мы стояли, посреди склона, и смотрели на могучий лес, находящийся подле нас. С высоты, он больше не казался таким злобным.
— Через год, когда мы закончим школу, я переезжаю в соседний город. Там, буду поступать на ветеринара. — тонким голосом, даже слегка писклявым, произнесла Ликорис.
Я молчал. Лишь мельком, окинул её взглядом.
— Ты же хотел поступать на филолога, верно? — не дождавшись ответа, она продолжала. — Как я знаю, в том городе, нет университетов, с такой специальностью. Большинство, идут с уклоном на экономику и медицину. Значит, ты останешься здесь?
Я уже подумал, с досадой, согласиться. Но неожиданно, мой мозг, стал выкидывать фразы, которых и не было в моих мыслях. Мои губы, не подающиеся контролю, стали произносить эти слова.
— Тогда, я поступлю на экономиста.- она резким движением, повернулась в мою сторону. — Буду работать в банке. В рабочие дни, считать деньги, в свободное время, писать свои повести. А что, совсем неплохо. Главное, что я буду рядом с тобой.
Я не понимал, что говорю. Это был всё не я, а кто-то другой. Может Ликорис, вселилась в моё тело, своей способностью, и сказала это всё за меня? Бред какой-то. Но всё же, я был рад, что произнёс эту речь.
Ликорис, широко раскрыла глаза, приоткрыла рот. Взглянув на неё, она, тем же резким движением, отвернулась и пискнула что-то неразборчивое. От волнения, я засмеялся, она тоже.
— Подойдем по ближе? — спросила она.
— Давай.
Мы остановились на расстоянии пары метров от обрыва. С этого положения, вполне неплохо, было видно озеро. Со стороны, оно казалось, одиноким и безлюдным. Будто мы, первые люди, за десятки лет, которые пришли на него посмотреть. Возможно, это так. Чувствует ли, что-нибудь, вода? — подумал я. Боль, радость, страх? Какие-либо эмоции? Если и чувствует, то скорее всего, эта вода, очень несчастная вода. Её оставили здесь, на произвол судьбы, забрав возможность, дарить счастье другим. Не справедливо это как-то.
Мы простояли у озера, некоторое время. Мои руки покраснели от холода и стали сухими, как наждачка.
— Замёрз?
— Нет, нормально.
Я тёр руку об руку и трясся от холода, стуча зубами. Она засмеялась себе под нос и сказала:
— Врун!
Я пожал плечами.
— Красивое и грустное озеро, да?
— Пожалуй. — ответил я.
— Хочется, увидеть его летом, когда оно искрится от солнца. Когда на небе, пролетают птицы.
— Обязательно вернёмся сюда, когда будет тепло.
— Обещаешь?
— Ага!
Постояв ещё несколько минут, я сказал:
— Может, пойдём уже? Ты всё таки права, я замёрз.
— А я спрашивала! — с улыбкой, произнесла она. — Хорошо, идём.
Я развернулся спиной к ней, и сделал пару шагов вперёд. Но её шагов, я не услышал. Я услышал, лишь шорох рыхлой земли. Такой звук, будто в метре от меня, лопатой выкопали землю.
Обернувшись назад, её уже не было. Я видел, только пустоту. На миг, я подумал, что всё время был один. Ликорис, никогда не существовала. Она была, плодом моих фантазий. Я выдумал её, из-за недостатка внимания.
Медленными шагами, я подошёл к обрыву. Реальность оказалась жестокой. На дне ущелье, в озере, я увидел, как в воде, плещется Ликорис. Она била руками о воду, в надежде, о что-то схватиться. Спустя секунды, последовали крики. Мольба о помощи. Вопль, умирающего человека. Я и не знаю, сколько раз, я услышал своё имя, в её крике. С высока, она была похожа, на маленький камешек, который всплыл в воде.
Времени мало, вода была ледяной. Я судорожно достал телефон с кармана, но осознал, что мобильной сети, тут нет. Мы находились в глуши леса. Какая ещё мобильная связь?! Я не знал, что делать. Глаза залили горькие слезы. Она, всё колыхалась в воде, и издавала громкие вопли, глядя прям на меня. Моё лицо скривилась с ужасающую гримасу. Я хотел кричать, но не мог выдавить и звука. Внутри всё сжалось. Я упал на живот, вытянул две руки в её сторону, надеясь, что каким-то образом, она ухватится за них, и я смогу её спасти. Но этого не произошло. Я молча смотрел, как её жизнь утопает, в ледяной воде.
Прошло, примерно, десять минут, и крики прекратились. Внизу, я лишь видел, маленький камешек, и этим камешком, было тело Ликорис. Холодное, твёрдое тело. Думаю улыбки, на её лице не было. Я пролежал на животе, заваленный снегом, несколько часов, глядя на неё. Мне хотелось орать, разрывать на себе кожу, сжечь этот лес и всех птиц в нем, но я не мог, и пошевелить пальцем. Мне казалось, что я больше никогда не смогу произнести и слова.
Найдя силы, я поднялся на колени, сел на край обрыва, свесив ноги к озеру. Я желал, молился богам, чтоб земля, на которой я сижу, рыхлая земля, обвалилась, так же, как и у неё. И я бы полетел вниз, в холодную воду. Схватил её в объятия, и остался бы с ней, навсегда. Мы бы опять поехали к морю, пили тёплый облепиховый чай, прижавшись друг к другу, и смотрели на уходящее солнце. И всё бы, у нас было хорошо. К сожалению, земля та, будто превратилась в бетон, и я остался жив.
К вечеру я вернулся домой. При входе, мама крикнула что-то, радостным голосом, но я проигнорировал. Всё тело билось в страшном ознобе. Мне было, всё равно. Я свалился в постель ,во всей одежде, и проспал пару дней к ряду. Никто не знал, что произошло, только я. Мы никому не говорили, что общаемся. Своим родителям, я врал, что гуляю с друзьями, она же в свою очередь говорила, что с подругами. Имён, мы не называли. На всём белом свете, я один знал, что её маленькое тело, сейчас плавает в снежном озере. Спустя сутки, объявили, что она пропала.
Следующие две недели, я провёл на кровати. Оказалось, у меня воспаление лёгких, в тяжёлой форме. Приходили врачи, мать пичкала меня таблетками и поила горячим супом. Но я ничего не видел, перед глазами, была лишь одна картина. По ночам, я часто кричал на весь дом, захлебываясь в слезах и судорогах, поднимая руки к небу. Родные ссылали это всё на жар, из-за болезни. Постоянно, снился тот сон, который я увидел в электричке. Ликорис падает в бездну, на самое дно. Я стою наверху, и со страшной гримассой, смотрю на неё. Она молит меня о помощи, но глядя на верх, видит одну пустоту. По сей день, меня мучают эти кошмары. Что же, это было?
К нам домой, пару раз, захаживала полиция. Опрашивали моих родителей, не видели ли они эту девушку, показывая на фотографию Ликорис. Они, конечно же, говорили, что нет. Один следователь, хотел побеседовать со мной, но родные отнекивались, говоря, что я уже давно тяжело болен, и с девушками общения не имею. Это было моим небольшим алиби. Спустя неделю, они нашли её тело. Выловили в озере. Городишка у нас маленький, и я думал, что сделают они это быстрее. По рассказам, тело было окоченевшее и распухшее от влаги.
Через время, я вернулся в шолу. Учителям сказали, что отсутствовал по болезни. Я не явился на её похороны. Я даже, не проявил соболезнование её родным. Я сбежал, как последний трус. Пытался вести прежнюю жизнь, ни с кем не общался, постоянно был один. Делал вид, будто и не было, тех 6-ти месяцев. Но как прежде, уже не могло быть. Я больше ничего не чувствовал. И величина этого, была абсолютна. Ни радости, ни печали, ни горя. Мой мозг, будто выкинул все эмоции из моего организма. Лишь изредка, слезы стекали по моим щекам, неподдающиеся контролю.
В тайне от родителей, стал курить. По вечерам, пока никто не видел, я крал бутылки, разного алкоголя, из холодильника, и выпивал всё до дна. Думал, что это как в фильмах, где взрослые топят своё горе в табаке и алкоголе, но это, было ложью.
Отныне, небо виделось мне, только в сером цвете. Казалось, яркие лучи солнца, выжигают мне глаза. Колосья пшеницы, в которой я раньше мог лежать часами и мечтать о вечном, рвали кожу на пальцах. Птицы раздражали слух. Я запирался дома и не выходил неделями. Постоянно врал, что болею, чтоб не ходить в школу. А если и выходил, то набирал полный рюкзак алкоголя отца, сбегал с дома, и лежал на том самом склоне, напиваясь до отвала, разрывался в неистовых воплях и плакал, что есть сил. В пьяном угаре, засыпал на краю обрыва, смотря на озеро, в надежде, проснувшись, оказаться вместе с ней.
В тот день, когда выпал первый снег, я перестал жить. Часть меня, часть большого пазла, упала вместе с ней, на самое дно, в кромешную тьму. И больше, её никогда не найти.
Вокруг, лишь одна тишина. Она медленно, разбивает мои перепонки. Я всегда знал, что у тишины, есть звук.
С тех времён, прошло восемь лет. Восемь невыносимых лет. Я переехал в другой город, появилась хорошая работа, снимаю неплохую квартиру, даже были отношения с чудесной девушкой. Моя жизнь, полностью поменялась. И вот же оно, настоящее счастье! Следовало бы сказать. Но увы. Я остался, всё тем же 17-им парнем, который лежит, у края склона на животе, не произнося ни слова, и тянется руками, к маленькому камешку в ледяном озере.
Это было, моё чистосердечное признание. Судить, виновен я или нет, эту возможность, я предоставляю вам.
Она умерла ближе к холодам, когда падал снег. Думаю, ей бы это не понравилось. Она любила свет яркого солнца и тепло весеннего ветра.

                                                                                      \/

Ну что ж, неуклюжими шагами, мой рассказ, подошёл к концу. Эта была, небольшая история моей жизни. В ней я постарался выразить всю свою юношескую первую любовь. Донести, насколько важны, для меня были, те полгода. И какой ужасный поступок, я совершил. Хмм… Грустная история получилась. Хотя, грустная она или нет, решать только вам.
Сегодня на работе, меня повысили, до управляющего офисом. Я перевыполнил ежемесячный план в двое, мне выписали хорошую премию и повышение. Хорошая новость, не так ли?
Закончив с небольшим празднованием моего повышения, с коллегами, я вызвал себе такси и направился домой. На улице, стояла весенняя пора. Пахло распустившимися цвета и предстоящим теплом. Прекрасная погода! Выйдя из такси, я зашёл в магазин, купил сардины, для своего пирата, и пару банок пива, для себя.
Дома, первым делом, я нарезал рыбы коту, сразу на несколько порций, положил в три миски. Принял душ, начисто побрился, подстриг ногти. Надел чистую одежду, белую рубашку и серого цвета, отглаженные, брюки. Закатав рукава, я открыл банку пива и вылил половину в стакан, сделал глоток.
Стрелки на часах, показывали сколько-то минут 3-ех ночи. Свет я не включал. Стояла кромешная темнота. Я сел на диван, и стал всматриваться в самые тёмные углы комнаты. Вырисовывались ужасающие очертания.
Через несколько минут, я сделал глоток пива, и передо мной, во тьме, показалось чьё-то лицо. Белое, с синими губами, и глазами, окутанные бледной пеленой. Конечно же, это была она. Я слегка улыбнулся, встал с дивана, подошёл к тумбе, и на ощупь, достал пистолет. Сел обратно, спустил курок и приложил к виску.
Бах!

«С вами, как обычно, была ваша любимая станция, 103FM Studio! И ваш покорный слуга и друг! Спасибо, что оставались с нами! А на очереди у нас, The Lumineers, с песней «Sleep On The Floor». Всем хорошего дня!»


01.06.2024
Георгий Глазурин

Здесь буду мои мысли.
Внешняя ссылк на социальную сеть


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть