Того что не видят, того что не замечают. А оно сильнее всего.

Мусорный город, почему его  так  назвали. Место, где есть свобода, как на востоке и порядок как на западе. Место куда стекается все, но останавливается, а только набирает обороты. Место жалкий без властных бояр и таково же царя. Его всем правит марка Дрейн. И она безмерно хитра владыка, не желавшие нечего, лишь спокойно жить с тем, кого любит. Но жизнь идет и мир каким он был не стоит на месте.

Гигантские  дома, многоэтажки, что построили задолго до этого хауса. Стоят и рушатся от того что люди уже давно не замечают.  То одни, то другой падают они и в место них на горбу машин строятся новые, менее  устойчивые, убожественные башни.  А обломки старых остаются нетронутыми, засоряя улицы, безлюдные улице города. То  ту то там бегает чернь, засоряя собой прогнивших людей. А где то  в доме появлялась Головешка, несет всякую чушь о мире, слушаешь и сердце успокаивается. Нет,  нет а кто то стоит на домах, высматривают кто, куда везут эти водилы, где кто наживался на них. Смеются и радуются своей простой работой. Недодумываясь о чужих проблемах.  А в доме двадцать четыре  часа работы, бессмысленная, ужасна тяжелое, топить доминаю печь, стучать молотками, ломами, резать тесаками, ножами, колоть колунами, топорами и не зная для чего. Это маленькое действие, бесполезное для них, но так важное для все их вместе. Они механизмы одной машины для создание машин, мебели, окон, коробок, одежды, всего что продаётся и идет на запад или в друге части света. Для этого они живут и не о чем, кроме своих действий, не думают. Они рабы по факту и по сути. Но что им мешает стать свободными. Уйти и  подастся в гильдию. Верно, желание жить. В гильдию подаются отщепенцы, те кто по каким то своим фактором не может выполнять свои функции и там они, если повезет, выживают. А так каждый день дают одну марку и хлеб, ну сейчас с этим перебои, но все надеются и верят в своих дворян, ведь хлеб стоит 10 марок.

Тем временим дворяне в роскошном  доме празднуют так называемый  прием  дел. Долго никто не передавал свои дела,  все были уверены в себе и могли продолжать то что начали. Только один дворянин, мучившийся своей нижней частью решил передать двор. Передача сама по себе нечего  особенного не представляет.  Просто сын, воспитавшаяся при дворе берет руководства, а отец присматривает за ним и либо умирает от болезни, которую прихватил, в основном половым путем,   либо изгоняется сразу на какое то противодействие царю, ну это уже игры бояр.

Красочный зал, что говорит о богатстве дворе, множество прислуги, одетые в самое лучшее, что могут производят на дворе, как раз этот двор и в этом доме на нижних этажах. Лучшая еда, воды горячащие горло. Все говорило о том что дворянин  получил наилучшее наследство  и главное его не испортить бездельем и потехами.

Но все говорило об обратном. Наследник был  воспитан на добрых началах, его  сразу забрали с фермы, ему больше по нраву женщины и их прелести.  Он все время приставал то прислуге, то дворянкам и когда ему дали слова, как наследнику, его слова были только об них. Он вышел на середину зала и сказал:

— Дамы и господа, сегодня я перехожу из наследников в дворяне. Для меня это честь. И в этот столь важный для меня день я дарю всем женщинам все свое богатство, все платья, что вы  можете увидеть будет ваше, не думайте не о чем, просто берите. Сегодня день прекрасных Дам!!!

После этих слов он посмотрел на все увидел радость в глазах. Он знал что для них он герой и несравненный аполлон, с щедрой душей и благородным сердцем. Смотря на этих милых дам, не замечая гнева отца, он заметил несвойственно его глазу, замечал он только красоту женщин, красоту.  Какой то водила, в черном противном скафандре, головным убором, противном, некрасивом, но с очень интересным лицом. Оно было некрасивое, но это большие глаза просто манили его. Он хотел с ней поговорить, но отец увел его и начел чего то его ругать. Он не замечая этого смотрел в эти глаза. Как они уходи с каким то дружинником и хотел узнать куда  оно ушло и последовать за ним. Скоро он вновь с ней встретится, но пока она узнав от дружинника следующие задачу от Князя поехала  в свой любимый Ангар.

Что то  меняется, а что то теряется.

Дворы принадлежат дворянам, районы – боярам, а городом правит царь. Но как правит ему платят дань бояре, боярам платят дворяне, а кто против тех либо дружиной или просто поток перекрывают,  дружина все токи к внешней  агрессии относится. Но применимая. Всем хорошо, а богатства множится. Но жизнь странно, иногда встречаются странные люди, меняющий порядок и уклад рушится. И вот один Князь решил власть взять, но для этого ему нужно многое. Но свое важное – это право на восстание, которое он имеет  виде Передачи. Она его ключ и терт его он не собирается, главное все делать по уму. Не эти глупые шутки что он видел во время встречи. Ей нужна сила и эту силу он ей предоставит. А власть, оно само собой к нему придет, ведь ума не хватит ей. Даже увидев эти Ангары, о боже во что она их превратила.  Он был там однажды, но порядок и чистота  поразило его. Он думал что это самое чистое место в мире.  Не было не какого  хламы, пролитой жидкости, все было по местам и по порядку. Все трудились, зная что делать и когда. Каждый имел план и путевку на выезд. Все было идеально, словно точные часы.

А сейчас. Что сейчас, нет н порядка в людях, ни в Ангарах. Каждый  уголок чем то загажен. То масленым пятном, то железным хламом. Кто то ругает о кого то, а где то мордобой идет между двумя, тремя  водилами. И этот запах гнилья. Везде чернь, от нее, когда избавившись прошлый гаражник заверял что она не вернется, но сейчас она пристально смотрит и  своим видом говорит о готовности взобраться в кого то.  Да, нет того порядка. Есть хаос, хаос  беготни и незнание.  Как же хочется венутся. Как хуже хочется оставить все то что было, но нет надо дела делать, а не прошлым восхищается. Ведь возможность появилась, зачёт  пора вооружатся. Для этого нужна тяжелая промышленность, значит надо дворы захватывать,  и водилы в этом помогу. Она в этом поможет.  Право на бунт у нее есть, главное больше бы  навешивалось боярство, тогда вооружимся и им нечего будет поставить, ведь дружина  будет за нее, ведь Князь за нее.  А пока власть денег сильнее, орудие дружны.

 

Придя в то, что раньше звалось офисом,  она раскинула свои ноги на грязный стол и начали бегать глазами по тому, что  ей дал дружинник.  Маленькая комнатка превратилась  в загаженный,  лишенный сякого порядка бардак. То на столе лежали сапоги, то какой то не своеобразный хлам. Вокруг же лежат склянки, банки, битое стекло.  В шкафах, разбитых и погорелых от недавнего пожара лежала пара стволов, подаренных Князем и как бы  в знак  дружбы и взаимной помощи. Все беспорядочном хаосе и все ей нравится. Ее глаза бегают по записке, но видят этот беспорядок и радуются, радуется тому, что можно так делать.

Глаза бегают и не чего не понимают. Она умеет читать, но почерк, увы безобразный. Она зало приблизительно что там написано, но  ей нужно конкретика, а связаться  с Князям нельзя, слишком она нашумела своим безобразным выпадом, не сообщая Князю. Вот она и думает было то нужно или нет, но письмо не прочитать. А знать на какого дворянина можно напасть, а на каково нет ей нужно. И это ее бесила, так бесило что у нее возникла идея  просто напасть на все, но нет нельзя в прошлый йраз им всем наваляли, надо на одного и что на веника. И для этого она берет карту, на ней все дворы с металлопромышленностями, он сам лично писал эти дворы и начала сверять буквы и нужное слова, да и нет, слава боху они понятны.

Пол письма сразу пропущено, там полностью мыло. Затем пошло имя Медь,  сразу же за ним шло слова нет, ну тут  понятно. Потом Золото, в переди  почему то да, но в самом предложении нет, тут ее мозг начел думать что мог он сказать, и зная его она поняла что речь идет о его необходимости, но нет. И последние промышленник был  Титан, здесь было только да.  И тут она выбрала цель. Встав из столя, поправив свою одежду, ей не очень нравилось, но привычка. Она выбежала из офиса и быстрыми шагам направилось через второй ангар к четвертому, она улыбалась  и была в приподнятом настроении.

 Вот только в первой половине говорилось,  говорилась очень важная информация.

Нечего мы не видем.

Идя по развалившимся, убогим, некому ненужным машинам она не виде, она идет по трупам их хозяев. Они живи, пожирают гниль , смотря жадными глазами то на нее то друг на друга. Ангары, то что блестела стало помойкой, жалкой пародии, если раньше они были механизмом, чем то что легки выкинуть, то сейчас они мусор, ненужный мусор. Она их не замечает, она видит лишь то что дает власть. Она видет своего друга, небольшой отряд и людей что всегда на машинах, а лишних она не  замечает. Они мусор.  Весь второй и третий ангар мусор.

Дойдя быстрыми шагами до четвертого, она отрыла свой дом, праздник там не кончается. Гулянки веселье. А Фара,  этот негодник все время пьян. Не о чем уже  не думает. Лишь бы запихать в свой рот горячки. Сейчас отлеживался и о чем то бормотал во сне. Другие увидев Передачу не криками, а ором поприветствовали ту,  что спасла их, ту что дала им жить, и она безмерна этому радовалась.   Подойдя к Фаре она вытащила его из лежки   и понесла, понесла из ангара на улице и где то часа два ждала пока он придет хотя бы в приемлемое состояние. Хоть он и бухает, он самый умный, ответственный. Он здесь Голова, за него она держится.  И как не странно он не подводит.

Прошел час, второй. Передача начел продумывать план в слух. То просто бандой взять, то скрытно выцапать его.  Вообще у металлургов  нет дружины,  у них выписки на них нет. Так давно порешили.  Уж слишком они обладают силой, и влияние все хотели их задушить. Ведь только дворяне, а они на бояр тычут. Вот и отобрали выписку, да и машин по уменьшили, так сделали что только обрабатывать могли, а сбор положили на бояр, на внешних дворян. Вот и нет защиты, вот легко взять.

Проснувшись от бредней своего друга он слушал и слушал. В его мыслях закралось одно. Он что то  не о том думает. О  взятии такого рановато. И в ставая в его мозгу начали появляется мысли как его переубедить. Вариантов много, главное что не во вред. И к нему прилетела сразу.

— я письмо принёс от Князя.- улыбаясь добродушной улыбкой сказала она.

— дай, прочту, понятно?

— не хрена!  Там что то о металлистах  должно. Вот разгада его так.- передавая письмо она  рассказало свое предположение.

Видя письмо, не хрена не понимая  написанного, кривой, мелкий, совершенно ужасный почерк, в нем даже ошибки был видны, он понял. Не надо, просто не надо не черта делать по этому, мы нечего не поняли. Лучше ждать. Но видя ее лучезарное лицо, ее простоту. Он понимал, что надо чем то ее занять. Она не остановится, онесет ее к нему, а там  что то да будет не так. Лучше направить ее на что то полезное, важное.  А важное сейчас это деньги.  Но как их получить, как при улучшить  свое  состояние. Выбора у него нет. Она выбирает он может лишь подтолкну. И своим спокойным мягким голоса начел убеждать.

—  ты права, его надо брать, только по уму с силой что сомнет любого, что даже не пискну.

— да, но…- задумывалась она о состоянии их ополчения, о их малочисленности и слабостях- давай по-тихому,   а-а?

-ну здесь наши слабы, их надо натаскать на чем то, а лучше на ком то. Что бац  и никто нечего не понял и главное не заметил нас. ну наши так не мгут. Вот поэтому нало силой, что все знали что мы – сила и нас нельзя взять. Не только тебя со твоим правом, но и нас с нашей силой. А тихо мы не можем, неопытны.

— ну ты … прав, нет ловкость , сноровки, они же только и могут палками махать, а по тихому мало кто.-  и тут она задумалась- а может их натаскать, пусть учатся, а потом на какой то мишени, не столь важной, проведет тест. Возьмут, значит можно и к Титану, а если нет то пусть учатся, согласен.

— Согласен,- прямые, простые глаза смотрели на него и он радовался тому, то он, его друг понимал их положения.- давай выбирай цель, глупа была. –о богатстве речь не шла ведь цель выбрана давно, тот кого не жалка, того что сменить легко. Он знал кого она выберет. Он знал что это будет он. Тупой, не соображающей Наследник.

 В глазах горела ясность, в умах был переполох, но жизнь всегда  вносила свои нюансы. 

Прекрасный дом, прекрасный сад, все прекрасно, но все не так.

Наверное  много кто задает вопросы, читая это, что такое дом в Мусорном городе, чему нет людей на улице, все просто дом – это что то вроде Структуры. В него входит внутренний двор, шесть семь домов, и возможно один или два завода.  Если завода нет, то первые этажи всегда заняты производством, да и если они есть, там что то да перерабатывают.  От второго и четвертого уже жилые помещение, там живот машины, и в зависимости от производство,  какие то примышление  секции. Дальше идет поместья, шик и богатство, завершается  небоскребом, в котором живет дворянин. Иногда дворянина нет богатств, он не может сохранить небоскреб или восстановить  его. Он   становится низшим, никчёмным, уродливым дворянином и  цель его жизни становится восстановит свое право быть кем он родился, ведь дворян- это не тот кто назначен, он тот кто родился. В нем нет физиологических недостатков, нет проявление вируса, кроме бессмертия. Он истинный человек. Он должен этому соотвествовать. Вот почему так строго относился отец к Наследнику, он только недавно стал Дворянином, почему его сын этого не понимает. Почему он губит его.

 

В темноте мы видим все, в свете мы лишены  всего. Идя ночью мы видим это, оно  и гигант стороживший со древних  времен  не только нас и наше будущие, оно сторожило наши идеалы, веру в то что мир некогда не будет таким каким его видят безумце. Оно вечно смотрит на нас, видит наши изъяны, недостатки и говорит нам умирать.  А гигант, своей прекрасной рукой рубит и рубит наши головы. Темнота прекрасна, великолепна, ведь в ней мы видим будущее, невозможное и прекрасное, а свет дарует нам горесть настоящего отчаинья. В темноте мы идем, наши глаза не его не видят, лишь маленький свет отдаленно фонарика, на  домах старого Ткача.

Нас послали забрать живым его Наследника говорят первый такой опыт, не подкачайте. А я смотрю на нашего лидера и думаю, она чуть ли не всегда  орала на нас, кричала, говорила надо тихо, незаметно,  сама не хера не знает что такое скрытность.  Она думает если нас не видно нас не заметят, но звуки, запахи они же остаются, вот почему мы ее не так слушали как фару. О толкова нам разъяснял, слушать его было сложно, но  он все правельно говорил. Вот почему мы лежим возле дома Ткача, вот почему мы скоро туда проникнем.

 Бить окно, не хорошо, услышат. Разбитых полно, но там мелькает свет. Пройдя по всему периметру и смотря во в окно,  наши поняли наряд ходит в с периодичностью два, три раза в человека,  да уж непонятно сначала это терминология, но потом все понятно. Человек, смена, Дежурный, Наряд- очень удобно. Но ладно, пора лезь. А нижних этажах довольно гряно, что то лежит, что валяется, где то стоит странная длинная штука, на ней ровно, пораллейной тянутся нити, , довольно высока, но за ней не спрячется,  надо идти, лестница на второй этаж  какая то  разбитая, по ней не забраться, нас, надо искать другую.  Пройдя два длинных павильона мы не видели наряд, он словно спал, у нас появились чувства что все пропало, нас раскрыли, но свет фонариков, дал нам надежду.  Все спрятались,  один  забежал в  комнату, двое в удобно расположились за каким то прибором. Я был тем кто забежал в комнату, там в полной темноте спало два тела, непонятного размера, но храп, одного прекрасно дополнял сопение другова.  Фонарь ушел, но при свете я разглядел  форму дружинников, я просто ушел.  Ну вот мы на второй леснеце, это была машиной, основной вход мы не нашли, да и не нужен он, там наряд точно стоит, хотя если эти спят… ладно прошли второй, трети, четвертый, не заходя туда, чувствовали зловонию и крики этой шелухи. Пятый этаж, вот наша цель, там в своей полати спит Наследник. Он еще не взял брозды правление, но еще не  полностью не управлял домом, и поэтому спал не в многоэтажке, а палатах прислуги, не заслужил еще. Но охрана стояла. Один дружинник, клевавший носом.

Было решено общем мнение убить его. Мне было дано это право. Я взял ножницы и подкрадываясь в присади  замахнулся ими. Двое других прикрывали меня.  Резкий рывок и ножницы в горле, он задыхаясь, пытался что то выкрикну но, увы, не получилась.

Тиха скрипнула дверь. В кровати  большой, небрежно красивой лежал наша жертва, вместе с чем то, у неверное с девушками, нас об этом предупреждали, поэтому. Двое приготовили ножи, а я усыплялку, не знаю что за раствор, но очень полезный. Посмотрев повнимательнее я показал на нашу жертву и  закрыл рот усыплялкой. он не дёрнулся. Двое вонзили в других ножи, с них было слышно лишь жалкий глухой визг, длившийся секунду. На обратном пути наряд уже не показывался, а до машины мы доползли не очень удачно, наш дружек очнулся и начел  брякаются, я в новь насыпал усыплялки, но крик , секундный привлек внимание домовых, он к счастью все устаканилось, и мы доползли до машины и убрались в свой Ангар.

Смотря в глаза, мы видим пустоту.

Веселье и смех. от всех пахнет алкоголем, все пьяны все рады.  Они чуть ли не зарылся в какой то мохналой груди, другой налует что то, что можно назать девушкой, трети не хера не понимая льет горяку в  горла и смеется. Веселье и смех. а глаза простодушна смотрят на него, не видя его. А он смотрит на на эти глаза, эти ярке, большие глаза, и не может понять что с ним. Он рад, он зол, он что-то. Ему плевать он хочет их- эти глаза, чтоб они смотрели на него так же, чтоб видел  его. А они смотрят и не видят, они глядят то на одного, то на другова, то ее рот улыбается, смотря на другова,  и глаза, эти глаза. Так пропили долго и не замечал он этого, он смотрел только на ее глаза. Смех и веселье не для него, а от него.

— ты  будешь нашим , понял- говорил Фара- иначе сдохнешь понел.

-отдай ее- показыая палце на передачу.

— ты дурак, она наш лидер, нет- спокойно ответил он. – а, хотя неважно, все равно у тебя проблемы.- улыбаясь  говорил он.

— от чего проблемы.  От вас мокрово места не останеце, погаые водилы, когда мой…

— да он рад, ты же дурак, вон ради ее чуть лине стал нашим. Он наверно выбрал себе другова, пока ты здесь.- ехидно улыбась говорил он

— оо чем ты, он не может выбрать другова наследника, пока я жив.

— а что ему мешает думать что ты мертв, а.

-нет. Оно мое, он не отдаст другому, я уверен.

— ну давай посмотрим. Мы тебя отпустим, но если когда там будет другой наследник, ты станешь нашем, договорились.- протянул он руку, а наследнику срезали веревку.

— договорились,  а если нет она моя.-  все показывал на передачу. И пожал руку.

— во дурак.- бья по лицу сказал Фара. Смотря как он уходит.

 

Смотря в глаза, он видел пустоту. Жалкую, ничтожную пустоту.  Всю жизнь и всегда его окружало ничтожество, его боялись, ненавидели, но смотрели со смирением и отречённости. Они не видели его, они были пусты. Глаза говорили что он не нужен. Он всего лишь замен. И сейчас в глазах Ткача, того кто видел хоть что то в нем. Он видит пустоту.  Его привези, он вернулся, но не кто не желал его возращение, Ткач не видел его более, его судьба предрешена. Он должен умереть. Он видел пустату. Он всегда видел только пустоту, зачем ему жить, ведь тот кто видел в нем кого то, не видит нечего, даже тогда он видел только себя. Но сейчас его исчезновение дало шанс, найти нового, лучшего себя. Зачем ему он. Он Пустышка. И он бы принял смерть, он бы нечего не сказал. Он знал что он Пустышка, но он увидел эти глаза, он захотел чего то. Это не взять деньгами, власть, силой. Он не знает как это взять, но он хочет этого. Он хочет жить. Поэтому он стоит, а в руках у него окровавленная бритва и Ткач с перерезанной глоткой. Он знал что он наследник, ему все простят, даже это. Он выбрал жизнь, чтобы получить те глаза.

 

Что то в голове играет музыка, а с наружи смерть гуляет.

Стояла  мороз, некто  не вылезал наружу. В головах один хаос. Гуляй крепость куда то делась. Нет никаких сведенье о ней. Она пропала. Сотни, тысячи бандитов гуляют возле города и заходят в него, грабя и убивая. Дружина не справляется. Лишь страх этой могучей крепости гарантировал защиту, а теперь ее нет. Надо что то делать. И вот совет решили собрать, бояре понимают что делать надо, дворяне тоже, но боятся все что сила эта убьет их в дальнейшем. Ведь дружину вооружать, значит силу им давать. А все знают к чему это приводила.  Все знали, и искали другие пути. 

Все знали, все ждали этого дня.  Маленькая дверь открылась,  то что давно исчезло из этого мира вновь пришло. Оно старо, дряхло, но абсолютно владеет всем. Оно есть  Царь, истинный человек.

Он выходит лишь один раз, один раз его можно увидеть, это то что было, то что правит, то что есть сила. Оно древнее всех бояр, он страшнее их. Оно ими почитаемо, оно их все. Знак то оно будет, значит дума соберётся полностью, некто не посмеет осквернить сой род, некто не посмеет проявлять не уважение к царю. Он им даровал вольности, права, зачем их терять из за  этого.

Старые дряхлые ноги  шагнут десять шагов, и в маленькой, золотой коляске, украшенной серебряным орлом на  правом боку, красным драконом на левом боку, золотым солнцем в переде и черным месяцам в заде, он поедет в гигантский дом, дом бояр.

Колесница едет,  кучер, рождённый один раз провести царя,  надменно смотрит, его право, его единственное право. Везет спокойно, не тряся, ведь каждый толчок, его лишняя голова, а то  и хуже будет, царь очень зол, его очень огорчили бояре, их неспособность, их жадность, их глупость, все рушится, все ломается, нет нельзя жить так, а по-другому тоже не надо. Вот маленький толчок, кучера четвертуют живьем.

 Снаружи никого, все тихо. Мирно. Стрельцы стоят на всем пути, никто н прошмыгнёт, не покажется царю. Их ружья точны, их глаз орла видит все и гнев и радость своего царя, сейчас нехотя, им приходится стоять на виду, он должен знать что стрельцы всегда его охраняют. Но вот коляска подъезжает большому амфитеатру,  снаружи стоят дружинники, а на бархатном ковре  стоит  Князь, сильный и мудрый, злой и жадный. Он знал все и знал что победил не вступая в бой. Глупые бояре, все надеялись, все мечтали  вырезать себе то  что  им не положена, Князя. Они думали что потеряв дозор, он помчится к ним, думали что разаружив дружину, он встанет на колени. Он жадные  твари видели в нем лишь старого везучего дружинника, что просто везение забрал  титул. Они  Наследнички, не маравши руки, получавшие все своей прихотью просто не видели в нем равного, его пятизначный номер на руке говорил им о их величие, но именно она встречает Царя,  а они боятся даже показаться уму. Он победи. И слова что сказал Царь говорило все.

— когда дозор соберёшь.

Все, дружина восстаёт.

 

-Слышал, Князя будут меня.

У всех летала эта фраза, все хотели знать точно, быть уверены. Кто то чтоб взять дружину, другие подлизывается к претендентом, а я простой капитан роты горевал, ведь уходит Князь, да из за чего, пустяка, который словно вирус проник во все и нервно простил лечение, но лечение не дали и вот, здоровое, великое, сгнело и простит ампутации. Сначала ходили слухи об этом, потом слухи начали подтверждается, и полетели головы. Затем, князь лично объявил охоту, но добыча  улизнула. А значит его голова полетит как  все дозорных. Их не казнят, только верхушку, наверное, остальное пойдет на корм она ротам. А там их любят, этих норных сиделок, ой не поздоровится им, хотя полезное дела делали. Следили, наблюдали, да и воевать, воевали, не так как мы, но все же. Жалка, но свое они заслужили, вон какую гниду пригрели, да еще где, чуть ли не на самом верху. Ишь что задумал, вод гад то, даже слово о нем противно говорить, а его там покрывали, чуть ли не с самого начала, жалко только Князя во всей этой истории, не знал, не понимал, а он крайней, и голова его полети. Жаль.

Сидел я тогда  в штабе, та ор, гул, кто то бьет кого то, где то пули летят, а мне плевать, у меня сопаги грязные, чищу. Чуйка моя не подвела. Знал что последние слова всегда за  Царем. Он сказал, что из капитанов выбирать будут, а это что то, сам царь будет выбирать. Вот чудо, надо быть лучшим, самым лучшим. По свюду  балаган, все на взводе, кто то на кого то рукой махнёт, а тот в челюсть, потом ему в живот и так понеслась, и выстрел, один с раной в животе лежит, а другова скрутили и пистолет отобрали.  А со мной сидит такой же, то же чистит, слыша от него бормотуне, не то, не чисто, он то же ротный, я  думаю вот нам везет то, надо только не опозорится и возьмём пост Князя.

Я начистил и виду его жалкую морду, его нервы и протягиваю крем.

— бери, и если Князем станешь, сочтемся,- посмялся  ушел в зал.

Палец царя указывал не на меня, его кривой,  старый палец указывал точно не на меня. Он не видел меня. Я не существовал для него. Там был  молодой, стойный ротный, в чистом мундире и сапогами, блестевшим как мои. Он Князь, почему, я хуже. И как он выбрал, за что, он просто выскочка, не понюхавший пороху, нет он …

Он  был найден с пробитой головой. Следующий лежал задушенный на койке, потом утопили, сожгли, отравили, расчленили, остался лишь я, с кровавыми руками, и царь увидел меня и выбрал меня, я был последним, я был  Князям.

— все же хороший метод предложил он.- сказал Царь уходя  в свои покои,- все так и случилось.

 Пройдя сто шагов пред ним открылись двери,  внутри стояли бояре, все сорок, в прекрасных платьях и костюмах, сжигая глаза золотом, серебром, они выглядели жалко, несуразно.  Их всех напуганных крольчат ждала, просто просила смерть, они знали свое положение и смирено клонили головы как можно ниже, что бы их недостойный взгляд даже не видел величество их царя, которое им, только им позволено.  Царь прошел еще  девяносто шагов и сел на  трон, простй, расписааный трон, не позолоченный. Не серебряный, старый дубовый. И сказал два слова.

— кто виноват.

Зал мочал, им нечего сказать. Все знали что Гуляй город исчез, все знали что банды обнаглели, но не кто и подумать не мог что какой то безумец, бандит без роду и племени осквернит дом царя.

-я повторяю, кто виновен.

Зал мочал, лишь перешёптываться, начиная нести всякое, бесполезное и шепот перерос в гул, но царь сказ.

— один говорит.

— мой царь, наши вины здесь нет, это дружина виновта, она дала бандитом…

— казнить, немедленно,-спокойно , медленно сказал он.- следующий кто упомянет  безоружную, беспомощную дружину. Которую вы сами обезоружили, казнь его пойдет под мои присмотрам, прямо на глазах у всех.- его глаза загорелись, улыбка появилась на устах, все говорило о там что он этого желает.

— мой царь – эта наше общая вина, недосмотрели не доглядели. – начел другой, пока того, который подписал приговор уносили  в  дом царя –прошу не наказывайте одного, накажите нас все, прошу.

— о, не бойся боярин, накажу я всех, но самых говорливые сейчас отмучаются, просто башку сену им и тебе и все.

 Его взяли стрельцы и поднесли к царю, тому дали топорик, небольшой, расписной,  поставили на колени и голова слетела, чутка крови попало на Царя, остальное на Князя. Улыбался он все больше и больше, кровь телка, рекой, и радость его была искренней, словно ребенка, что научился  что то делать и показывает всем; «вот смотрите, я тоже могу.»

После этого была громовая тишина, не кто  даже не пикнул, только Князь разговаривал с царе насчет дозора, уточнял дату, и количество дозорных групп.

— эх, поднимите головы, уже,  а то полетят они.- сказал царь.

Все ежесекундно посмотрели на свое царя.

— во первых, вы все лишаетесь своих привелегий, не единый боярин с этого дня даже не смеет себя так величать, понятно, дворняги. И дома ваши платят так же, только с дома своего, а дворяне будут платить как вы, мне, понятно, никакой больше барщины.

Все смотрели тупым взглядом, не понимая что творится, одни только спросил.

— а как же…

— деревни и село то  же идёт в меня, не один дворянин не будет теперь владеть  ими, понятно.- сказал твердо, четко — и ты то же ко мне.- указывая на спрашивающего.

— во вторых, дружна теперь будет неделима, не кто, кроме  меня и Князя им   не командует, и мое важнее, понятно.

Все ужаснулись, их карманные армии исчезли, а та сила что они давно отняли вернулась тому, и н подымет голову.

— и в третьих, думы, как вы же поняли не будет.  Будет сбор меня, князя, Дрен, и Фермера, вы свободны. И молитесь пока я не передумал, двухзначные.

Так перестала жить Боярская дума,  появился Тайный совет.

0
19.02.2021
где то там

нет будущего без прошлого. нет себя без других.
61

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть