— Тиран, дай списать анатомию, а?
 — Опять не выучил, где у человека солнечное сплетение? Но это в последний раз, Кайл. Ясно? 
 — Спасибо, Тир! 
 — Но с тебя та кувалда, которую ты украл на прошлой неделе. По рукам? 
 — Замётано! 
 
Думаете, это обычные подростки обсуждают школу? Ох, как же вы ошибаетесь…

 — Нам пора на теорию. Идёшь? — это мой друг Кайл. Смешной, высокий пацан с чёрными короткими волосами. Он постоянно ходит как бревно и носит красно-чёрную кофту с капюшоном, который часто одевает на занятиях, и не только.
 — Да, иду. Интересно, что на этот раз нам расскажет профессор. — а это я. Меня прозвали Тираном, но позже вы узнаете, почему. А на самом деле меня зовут Стеф, и нам по семнадцать лет. Я люблю собирать волосы в конский хвост, ходить в джинсах и своих любимых чёрных берцах. Ещё я люблю натуральный макияж, так как от рождения не уродина, и на том спасибо. 
 — Не понимаю, как ты можешь любить учиться. Это же скучно! — Кайл вытащил из кармана металлический складной нож и стал профессионально крутить в руке между пальцев.
 — Мне нравится узнавать что-то новое. Тем более это помогает в выполнении домашнего задания.
 — Тиран, ты реально тиран! — засмеялся парень и вошёл наконец в кабинет.
 — А сам-то! Скольких на этот раз? — мы вошли в кабинет, мистера Плата ещё не было, поэтому было шумно, и мы могли спокойно поболтать.
 — Пф-ф, я практиковался! Подумаешь, троих. Ты можешь в три раза больше, в три раза лучше и качественнее, и в три раза креативнее, Стеф! — как всегда Кайл восхищался мной, чем приводил меня в краску и застенчивость. Но сказанное им было правдой. Хотя бы насчёт «в три раза больше». 
 — О, Стеф! Расскажи, как вчера ты расправилась с объектом! — парень с задних рядов закричал, и в классе наступила тишина. Они любили слушать о том, как я выполняла домашнее задание. Потому что каждый раз это было жудко и феерично.
 — Да, так, ничего особенного. Просто шла в черном капюшоне, заранее зная, что он пойдёт по тёмному переулку сзади. Уронила из кармана «нечаянно» карточку, которую он поднял и побежал за мной. Он похлопал меня по плечу, а я развернулась и дала ему кастетом в глаз. Ну, в общем-то всё.
 — Афигеть, ну ты даёшь, Стеф! Это определённо пятёрка! — весь класс, как обычно бывало после рассказа, вздохнули, так как у них были скучные обычные задания. Вы не понимаете о чём я? 
 — И действительно, Стефания. Это пятёрка! — неожиданно раздался голос профессора, и все посмотрели на стоящего мужчину. И давно он тут? Я улыбнулась и стала впитывать новые знания. 
 Если вы до сих пор не поняли, то я учусь не в обычной школе. Я учусь в корпорации убийц. И наша главная задача — убивать. В этом я профессионал и отличница. Правда, у нас нет так называемых «ботаников». У нас отличников называют самыми крутыми и элитой школы. Так что я могу себя так назвать. Но не буду. Я не хочу быть какой-то популярной. Я просто убиваю. И делаю это лучше всех, но это не круто и не хорошо. Мы все делаем это безразлично. Отключаем эмоции и гормоны, идём и колечим жизни. Но не простых людей. У нас война между двух корпораций. Наша — Корпорация Убийц. А наши заклятые враги — Корпорация Зла! Им дают задания либо просто избивать наших, либо убивать, а нам наоборот, — убивать их учеников иди избивать. Но самое важное — это то, что мы подростки. И у нас есть сердце. Нас научили быть сдержанность в эмоциях, но только на заданиях. А в выходные всё, как обычно. Мы живём на территории школы. В двух корпусах, мальчики в одном, девочки в другом. Нас бросили родители. У кого-то они погибли, у кого-то их нет с рождения, как у меня. И нас отправили сюда. Самых смышлёных и самых разбитых. Мы — сумасшедшие. Но так и должно быть. Нормальных сюда не берут. Регулярные споры, драки, выяснения отношений, любовные измены и, конечно, вечеринки в корпусах, — это всё здесь разрешается. Нам не запрещают пить алкоголь и курить, не запрещают спать с кем-то или устраивать вечеринки по выходным. Заплетается лишь принимать наркотики, резать вены и т. д. Это наш Рай, и он нас принял. Это наш Рай, а для кого-то мы — Ад. Ад в Раю, забавно, правда? 
После занятия мы с Кайлом шли по коридору и спорили насчёт того, что лучше. Он настаивал на ножах, а я на пистолетах. В итоге мы не решили, что лучше. Так как я увидела драку в коридоре. Какая-то крашенная стерва приставала к новенькой. Я поняла, что девушка с вьющимися пустыми волосами была новенькой, потому что знала всех в школе, а её видела впервые. К нам часто приводили новеньких разных возрастов, и я старалась запоминать всех.
 — Да кто ты такая, чтобы указывать мне, что делать?! Это моё место, и ты не имеешь право вставать со мной рядом! Я тут самая популярная, мои ребята быстро разберутся с такими невежами, как ты, поняла? — это кричала на весь холл бешеная крашенная стерва.
 — Вот как? — сказала я сзади крашеноголовой. Я не любила хвастаться своей популярностью, но это пригождалось в защите новых людей от таких тварей, что передо мной. Я помнила, какого это, когда все издеваются над тобой. Маленькой, беззащитной, а ты даже не понимаешь, где находишься. 
 — С каких пор ты стала самой популярной, Лия? Тебе показать, что я делаю с такими невежами, как ты? — сказала я, когда девушка со страхом медленно обернулась и увидела меня.
 — Стеф, я…я больше не буду! Пожалуйста, я не знала, что ты это заметишь, я не хотела, я не буду! — голос бедной напуганной дуры дрожал, и она заикалась от страха. 
 — То есть, если бы я не заметила в следующий раз, ты бы продолжила? — спросила я, цепляясь за брошенную фразу.
 — Ну…я…, — девушка с фиолетовой головой замялась. Обычно я даже не разговаривала с такими. Но в этот раз мне захотелось посмотреть на их страх. Показать новенькой, что они тоже боятся. Но более высшей силы, чем они сами. И эта высшая сила я. Меня считают на равне с директором. И это правда. Директор не слушает никого, кроме меня. Я добилась высот в этой школе, и не пользуюсь ими так, как это делает крашеноголовая. 
 В общем, поговорили и хватит. С одного прыжка я приземлилась прямо на девушку и начала её бить кулаком по лицу, делая его уже не таким симпатичным как раньше. Она визжала, пыталась отбиваться, но от меня ни один злой и чёрствый человек не уходил в этой школе целым. Каждому из них доставалось, с разговорами или без. Рядом стоящий Кайл молча смотрел. Он знал, что бесполезно меня останавливать. И он понимал, что девушка заслужила расправы.
 — Иди отсюда, и в следующий раз будет хуже. И кто тебя только привёз сюда, ты даже защищаться не можешь! — крикнула я вслед девушке, которая шла быстрым шагом по коридору, держась за разбитый нос. 
 — Я привёз её сюда, но то, что она не умеет защищаться, чистая правда. Попрошу профессора Ларда поставить ей двойку в боях, — раздался голос директора сбоку. Все, находящиеся в холле и до этого наблюдающие за расправой, стихли. Они ждали, что будет. А по взгляду новеньких я поняла. Им интереснее всего, ведь нужно узнать, что бывает таким, как я. А я без всякого страха подошла к накаченному мужчине в майке и шортах и пожала руку. 
 — Спасибо тебе, Стеф, — сказал он, и все ахнули. А вы думали, он отчислит меня? — благодаря тебе в школе порядок, и нет хаоса. Что бы я делал без тебя, даже не знаю! 
 — Опять спортом занимались, мистер Фелл? — спросила я, улыбнувшись своей похвале. 
 — Да, сходил тряхнуть стариной.
 — Вам всего сорок пять, а выглядите так, что вон та девушка сейчас уронит челюсть в лужу из собственных слюней, — я пальцем показала на девушку, которая, как и все, внимательно слушала наш разговор и восхищалась нашим отношениям с директором, пуская на его тело слюни. Услышав это, все засмеялись, включая и мистера Фелла, а она покраснела до кончиков ушей.
 — Ладно, я пошёл дальше заниматься, а ты осторожнее, — думаете, он имел ввиду, чтобы я была осторожнее, мало ли кто-нибудь меня покалечит? — не убей никого, — естественно, нет! Мужчина подмигнул мне, и побежал по коридору в сторону спортзала.
 — Стефания! — крикнул он уже из глубины коридора, никто из присутствующих всё ещё не осмеливался сказать что-то, — приходи на уроке в спортзал, потренируемся вместе! — вот тут все новенькие раскрыли рты. Да, я дралась с директором. На уроках. Потому что он мне, как отец, не виду в этом ничего такого. А на уроках учат в основном уже взрослых новичков азам, которые я прошла года три назад, сижу на них просто так, надеясь услышать что-то новое. Иногда прогуливаю. А иногда делаю это с мистером Феллом.
 — Всегда удивлялся вашим отношениям! — сказал Кайл, когда мужчина скрылся из вида в коридоре. 
 — Он мне как отец, — сказала я так легко, будто он и правда им был. В каком-то смысле, да. Он даже хотел удочерить меня, но я отказалась. У него жена и двое детей, а если бы он сделал это, я бы не смогла ходить в эту школу. Все, кто выходит за её пределы, попадают в тюрьму. В независимости от возраста. Это отчисленные или сбежавшие, но если ты попадаешь в семью, это бесполезно. Тюрьма. Так нас учат быть преданным, выполнять все правила школы, в частности не сбегать из неё, если это не из-за задания, на задания нас и так отпускают, и, конечно, нас учат тому, что семья — это плохо. Потому что мы должны думать максимум о парне или девушке, с которым встречаемся, но если помимо этого есть любящие тебя родители или братья и сёстры, то ты отвлекаешься в три раза больше. Уж лучше думать о ком-то одном. Тупая логика, я знаю, но что поделать. Эти правила остались со времён прошлого директора, отца мистера Фелла. Когда он умер, в школу пришёл его сын, и управляет ей уже десять лет. Но правила он оставил прежними. И они мне нравятся. Я могу безнаказанно наказывать тех, кто пользуется безнаказанностью в плохую сторону. Как сказал мистер Фелл, благодаря мне в школе царит порядок, не смотря на правила безнаказанности. 
 — Спасибо тебе! — тихо сказала девочка, которую я только что спасла от какой-то дуры. Было видно, что девочка закомплексованная и замкнутая в себе. 
 — Да не за что! Дам тебе совет, будь дерзкой и бойкой. Не бойся и бей. Это не сложно, это может каждый. Главное, не боятся. Поняла? — сказала я и прозвенел звонок. Кайл попрощался со мной и ушёл по своим делам, тоже прогуливать занятия. А я пошла в спортзал на спарринг с мистером Феллом.
 — Стефания! — крикнула мне вслед девочка, я обернулась.
 — Ты здесь самая крутая и добрая, да? — с надеждой в голосе спросила она. 
 — Ну, типа того, — я усмехнулась и пошла дальше. Самая добрая…убийца не может быть добрым в принципе. Или может?.. 

0
17.07.2019
avatar

Мне 14 лет, и я люблю писать! К сожалению или к счастью вдохновение может завести меня в самые разные кусты. Поэтому на данный момент я закончила три книги и продолжаю работу над четырьмя. Приглашаю вас оценить моё творчество, я стараюсь только ради читателей!
61

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть