Тиамат и смерть вещества с образованием нового.

Прочитали 37
12+
Именно в тот раз я чинил радио для подруги своей мамы, поэтому время у меня было — никто не стоял над душой и не надоедал вопросами: «Что ты делаешь?». Вместо этого меня спрашивали: «Хочешь молока или кусочек торта?». В конце концов я починил радио, так как обладал, и до сих пор обладаю, упорством.
Ричард Ф.Фейнман. Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Хотя кончался всего лишь август, здесь, далеко на севере, буйверы уже сбились в стада и мигрируют на юг, как они это делают каждую осень вот уже несколько тысяч лет.
Стерлинг Ланье. Путешествие Иеро

Наблюдения за очередными потоками частиц в БАК шли своим чередом, и Стивен Ланье, физик-ядерщик, доктор наук со стажем работы пятнадцать лет, сорокалетний небритый и чуть сутулый мужчина с чёрными усами в духе 1970-х, расслаблено пил кофе. Его сильно загорелые жилистые руки не вязались с образом учёного, такого человека было привычнее увидеть лесорубом или водителем трактора на ферме, и аспидно-чёрные, очень глубоко посаженные под густыми сросшимися бровями глаза смотрели с мужицкой хитринкой, а не со свойственной таким специалистам стереотипной отстранённостью от всего «простого», житейского.

— Артур, где сливки? – скрипучим от недовольства голосом спросил он своего помощника. Впрочем, его голос в любом настроении напоминал скрип заржавленного механизма, за что он часто говорил «спасибо» ножевой драке с тремя грабителями, повредившими ему голосовые связки. Артур не замедлил явиться, доложив, что сливки кончились.

— Ох, ох, Арти, что ж за вас всё надо делать? Молодые, блин, зелёные! На тебе, немного, купишь в нашей столовой бутылку сливок и ещё жареной курицы с паприкой и картошкой мне принеси оттуда, так там с толпой обедать неохота! – дал указания усач, прибавив кое-что непечатное в адрес молодёжи, и ассистент с неудовольствием пошёл выполнять. И отомстить не удавалось, доктор Ланье сам его сюда устроил, полуголодного студента. И его жену, Лору, которая ходила с поднятой головой, помацать не удавалось ни разу хотя студентки с кандидата физических наук просто «текли» очень часто. А тут такая неудача, блин. Чтоб её с мужем вместе, думал Артур с набором соответствующей лексики для каждой представленной им ситуации с их участием, но до столовой так и не дошёл.

Заревела сирена, красные лампы заменили собой мягкий белый свет рабочих помещений БАКа. Голос начальника технической службы, а именно старого доброго педанта Арама ибн Ибрагима, которого не ненавидели лишь старики, а молодёжь планировала пристукнуть триста рад на дню, угрожающе зазвенел мягким басом: «Коллайдер временно приостанавливается, перегорели основные транзисторы в секторах №1, №4, №5 и №27, магнитное поле рискует потерять стабильность. Всему рабочему и прочему персоналу, внимание, всем приготовиться к возможной эвакуации. Техподдержка, группа три и пять, срочно в упомянутые секторы, тревога второй степени!».

Артур выругался, и в этом одиноким он не был от слова «совсем». Пользуясь шумихой, он стащил из-за прилавка пиво среднего литража и высосал всю бутылку до дна без закуски с особым наслаждением. Румянец облил его довольную бородатую морду, вот усатому боссу уроду-то несладко как, он это так не любит, когда что-то перегорает в его опытах! Одно это радовало тридцатилетнего парня, и это он отметил, стащив ещё бутылку, но кто-то схватил его за руку. Повернувшись, он застонал от досады, усатый притащился сюда делать ему нервы и дальше!

— Ха-ха, салага, давай-ка сюда, что там у тебя! О, тёмное берёшь втихаря, уважаю, хоть чему-то научил тебя за два года работы! — злорадно сказал он, смакуя слова, — Арти, иди домой, так и быть, сам возьму курицу и картошку, всё равно все ушли, а я поем.

— Мистер Стивен, а как же Вы? – фальшиво обеспокоился ассистент, — Опасно же, Вам тоже надо уходить со всеми.

— Поговори мне ещё, салага, пошёл вон, трус малолетний! А мужчины пост не покидают так легко, учись, щенок!

— Ну знаете, сейчас все ушли, разберёмся по-мужски!

— Иди-иди, боец, кому сказал? – рявкнул втайне довольный начальник. Хоть развлекусь, а то эти экраны и экраны, мать их!

— Нет уж, начали, заканчиваете. Или Вы боитесь разобраться один на один, когда мы одни в столовой? – завёлся Артур.

— Я? Тебя? Кого тут бояться? Щенок, я таки, как ты, ел на родной улице на завтрак, обед и ужин, понял? Показывал, что можешь и не смотри на камеры, я их вырубил сам! – и коренастый учёный стал в боевую стойку перед нескладным соперником, немедленно перейдя в атаку.

Через минут, примерно, пять крепко побитый ассистент, свистя через сломанный нос и выплюнув два зуба, еле сидел, прислонившись к стене. Стоявший у противоположной стены прохода взъерошенный Стивен с подбитым глазом вправил себе палец, яростно дыша и презрительно поморщившись. Боец блин, даже побить не может толком!

— Эх ты, Арти, хоть бы в качалку сходил вместе пива с орешками твоими, смотреть тошно на тебя, сдачи давал хоть кому-то, а?

— Давал, ох, давал! В школе был бойцом, медаль за греко-римскую борьбу серебрянную, ох, получил. Вы мне что, рёбра сломали?!

— Вижу, какой боец! Не ной уже, надоел, уши вянут, слабак! Сломай ты хоть одно ребро, ты бы говорить не мог, «скорую» пришлось бы вызывать! Сходил бы ты не на дискотеку свою тупоумную с дурью и пойлом, которым даже позорно свиней поить, а на природе погулять нормально со своей буфетчицей, как её там, забыл! Впрочем, спроси у Джорджа, он точно скажет!

— Вы что хотите сказать, мистер Ланье? – опешил ассистент. Таких новостей он не ожидал.

— Что я эту деваху пять раз видел на шоссе тут рядом, а от Джорджа слышал и поболее всякого о ней, вот и подумай, если есть, чем, на кой чёрт ты ей понадобился? – скривился усач. – Думаешь, лапшу навесил на уши по-пацански и этим самым обаял? Да ей твоя прописка нужна из деревни родной смытья! Знавал я таких много, бабы все одинаковые деревенские. Да и не только деревенские, если что.

Артур не поверил, но начальник не смеялся. А что-то, он не врал просто так.

— Что, правда, что ли? Или шутите, мистер Ланье?! — вопрос был задан почти истерическим тоном.

— Я тебе не нянька, и доказывать ничего не буду, пойди и сам проверь, малолетка, блин! – ответил усач знакомым презрительным скрипом, — а теперь жри давай и кофе со сливками мне сделай, я тоже поем, и пойдём работать, блин, скоро всё починят! И парик приготовь для себя, Аллен Делон, блин!

Встреченной охране они синхронно говорили, что случайно упали с лестницы, благо спешили-спешили. А после работы, суть которой Ланье не говорил, он под ироничное ржание начальника побежал к буфетчице Саре. Которая не оказалась на месте, но оказалась под ручку с Амиром, молодым богатым студентом. Этот ублюдок прав, рвал на себе волосы Артур, и парик носить придётся. Или сделать ирокез, или вовсе побриться, как сволочь-шеф! Гад усатый, я усы отращу, сдохнешь от зависти, думал молодой человек. Небось бухаешь, а сам ночуешь в спортзале, раз мня так легко побил!

Надо сказать, «гад усатый» забыл о горе-помощнике почти сразу, он был обеспокоен куда более необычным явлением. Протоны и нейтроны с электронами распадались в его опыте в камере БАКа поразительно одинаково, образуя новую частицу с устойчивой траекторией в форме неровного зигзага. А сам опыт, очень затратный по энергии и требующий особо точного расчёта, назывался «сроки распада субатомных частиц при усилении временного воздействия». Иными словами, когда распадётся всё вещество Вселенной в привычном для человека понимании этого слова. И результаты доктору Ланье очень не нравились, очень. Повтор опыта в течение третьей недели лишь подтверждал точный срок конца всей привычной человеку материи – осталось 3650 лет, с точностью до полугода. Распад ядерной частицы сопровождался не подъёмом, как стереотипно принято думать, а общим падением уровня излучаемой вовне энергии.

Она практически вся уходила на формирование этой новой частицы, и по праву первооткрывателя Стивен, шевеля усами, дал ей имя. Самое что ни на есть подходящее для неё. Имя богини изначального хаоса Тиамат, из мёртвого тела которой по ближневосточному эпосу появились нынешняя земная твердь и небо. Но эпос говорит, что когда-то Тиамат оживёт, и всё, созданное из неё, исчезнет прахом навсегда, снова станет её телом. И сам срок пробуждения Тиамат даже по мифам совершенно не зависит от всех потуг людей и даже богов этому помочь или помешать. Прямо как процесс распада вещества и формирования нового, не похожего на старое никак.

Теперь срок конца всего мира, космоса, пригодного для людей и всего из плоти и крови, был известен точно. И с тяжёлым сердцем доктор Стивен Ланье готовил отчёт об этом. О частице Тиамат и условиях её появления, и замена ей атомов с электронами.

Хоть это и случится через тридцать шесть веков с пятью годами, но конец неотвратим, и потомкам придётся адаптироваться к этому, хотят они того или нет.
­

31.12.2021
Старый Ирвин Эллисон

Внимание, все мои замечательные и не очень читатели. Я жив и ещё вполне здоров, психика моя крепка, и отклонениями в ней я никак не страдаю. Причин наложить на себя руки у меня нет ни одной, не нарушаю я и ни одной статьи УК РФ, с опасной химией, наркотиками и инфекциями не работаю. Это я говорю вам всем на тот случай, если «случайно» попаду под машину, в инфекционный изолятор или в дурдом как буйный и потому буду постоянно под транквилизаторами. Ну, или куда-то ещё, где погибну «от несчастного случая», внезапной болезни или отравления, или же мне припишут самоубийство. Или, если пропаду там без вести, попаду на кладбище как неизвестный или получу «шальную бандитскую пулю». Также, если я, почему-то начал писать что-то в поддержку «официоза» по истории, науке, политике и так далее, то знайте, что верить мне больше нельзя. Значит, я подкуплен или запуган, значит, они до меня добрались, а всё обещанное, сделанное или сказанное по принуждению не имеет никакой силы, нигде и никак. Поняли? А теперь можете спокойно читать, насколько спокойствие будет возможно в эти неспокойные и трудные времена. Я - профессионал в науке и счастлив в браке с одной замечательной, милой женщиной, которой отдаю всё своё время и силы. Она - мой ларец, моя княжна, и зовут её Авлар. Я живу ради её и моего счастья. Все мои произведения и творчество посвящено ей одной. Также пишу в жанре спекулятивной биологии. Моё имя составлено именами моего литературного учителя, великого классика Роберта Ирвина Говарда (к слову, в его самоубийство не верю ни капельки, его убили, чтобы на нём разбогатеть) и созданного им на основе своего старого отца, ветерана и инвалида Первой Мировой войны, литературного персонажа Джеймса Эллисона. P. S. Ни я, ни моя жена, княгиня Авлар, ничему в жизни не удивляемся.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть