Его свалили с ног ударами плетьми и кулаками, но он привстал у смоковницы, сплюнув в песок. Над ним стоял хохот:

— Ты ли тот, который причастием отдаёт своему времени?

Солдат ещё постоял, рухнул наземь – хорты захохотали ещё громче.

Солдат вцепился руками в землю и – как того не желали разбушевавшиеся горцы – снова поднялся, повстанцы замолчали.

Молчание передалось главарю, и тот подошёл к солдату, приблизив к нему свои персидские брови:

— Так ты ли ты, или это не ты?

Главарь обратился к банде: «Это не он», – те вновь разразились смехом.

Разбитая губа, рассеченные лоб и переносица – стоял он здесь пред ними всеми под гневным солнцем Сирии.

Подходило время намаза, и пора кончать с пленником, предводитель подошёл к солдату:

— Что же мне с тобой делать?

— А ты убей меня, – неожиданно выкинул тот с бесстрашием, с заметной отчужденностью, безмятежностью, хотя и обреченностью.

Бурза сидел и рассуждал, что если мы в последний раз отпустим неверного, то нам Аллах сделает благое.

Огни аула совсем уже скрылись из вида. Дребезжащий пикап уносил задницу еще вчера светского, а сегодня вполне себе живоспособного бойца. А что, собственно, произошло? Что за ток в миллионы вольт тот через себя пропустил? Ничего особенного, человек прикрылся ликом Христа, сам того не подозревая.

28.10.2022
Прочитали 72
Sluice


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть