Начало.

Прочитали 70
18+

Они лежали на полу и смотрели в потолок. Она не хотела говорить, но понимала, что долго это молчание, увы, длиться не будет. Он так любил разбрасываться словами, обсасывать старые воспоминания, она просто хотела молчать. Она его больше не любила. Раньше они были счастливы. Он забирал её из института на машине отца, девчонки одногрупницы с завистью провожали взглядом шикарную тачку, думая, что она отхватила себе богача. Они занимались любовью при каждом удобном моменте, причём это были именно занятия ЛЮБОВЬЮ. Казалось, можно умереть, если любить кого-то так сильно во всех смыслах. Теперь она ОТДАВАЛАСЬ. Она представляла другого на его месте. Сначала это было вроде сексуальной фантазии, а потом стало обыденностью. Она просто хотела забыть, что этот человек сейчас берёт её тело.

— О чём задумалась? – он поцеловал её в плечо и улыбнулся. Он был красивым. Большие карие глаза, правильный нос, глядя на который, хочется вызвать полицию идеальности, губы, правда, были тонковаты для массивной челюсти, но в целом картинку это не портило. Как же она когда-то завидовала сама себе. Отхватить такого парня! Невероятное счастье. И мама была в восторге, и подружки завидовали и одновременно радовались за неё. Чёрт.

— О тебе, любимый – она поцеловала его в лоб. Такая ложь стала для неё такой же привычной, как оргазм исключительно от мастурбации. С ним она давно не кончала.

— Выглядишь загруженной и тебя сейчас как будто со мной не было. Представляешь другого, пока я тебя трахаю, а? – он со смехом чуть ущипнул её за бедро, она рассмеялась в ответ.

— Нет такого секс-символа, который заменил бы мне тебя. – это ж надо такое ляпнуть. Символов пруд пруди, успевай хватать.

— Всё равно у нас в последнее время как-то всё не так. – он вперился в неё своими коровьими глазами – что происходит? У тебя проблемы? Если что-то в универе, можно поговорить с папой, он поможет.

— Да я бы не сказала, что у меня есть какие-то проблемы – кроме той, что меня тошнит от собственного жениха – наверное, просто утомилась. Ещё свадьба эта дурацкая, нужна она нам?

Он удивлённо вскинул брови, на лбу образовалось три морщинки, сейчас он казался ей таким мерзким, что хоть иди и обнимай унитаз.

— А я что-то путаю или полгода назад ты мне говорила, что неплохо бы пожениться после получения диплома? Мол идеальное время, никаких забот.

— Сейчас я поняла, что ошибалась. Нужно сначала найти работу, не знаю. Устроиться в жизни, как-то разобраться в себе, понять, чего мы хотим и всё такое.

Она встала. За время лежания на полу у неё затекла шея и чувствовалось, как затекли ягодицы. Сколько раз просила на трахаться на этом чёртовом полу. Теперь она злилась.

— Я не понял. В смысле «понять, чего мы хотим»? Как связаны наш брак и будущая карьера, объясни мне? И что за ерунда с поиском работы? Ты прекрасно знаешь, что в любой ситуации мы можем рассчитывать на наших родителей. – боже, как он гордился своей рассудительностью. Такой взрослый, наставляет свою глупышку. Она почувствовала, как ярость волной накрывает её. Тихо. Спокойно. Дыши.

— Я сейчас не готова это обсуждать. Я поеду домой. – она потянулась к трусам, сиротливо свернувшимся в углу дивана. Лишь бы он не начал меня останавливать, пожалуйста.

— Лоли, что такое? – раньше она бы спихнула всё на гормоны или проблемы дома, сейчас же она хотела кричать о своей ненависти, колотить его, пока есть силы. Только бы он молчал, только бы он молчал. Повторяя эти слова, как мантру, она посмотрела на него и улыбнулась:

— Всё в порядке, я просто давно не была дома. Отец переживает.

— Раньше ты могла месяцами не появляться там.

— Я пойду – она застегнула молнию на джинсах и провела руками по бедрам, уводя ткань вниз. Посмотрев на свои, ноги она удивилась обилию вен на ступнях, выглядело жутко и неправдоподобно.

— Я отвезу.

— Нет, я на такси.

— Прекращай это дерьмо – он начинал злиться, она внутренне сжалась. Последний такой разговор привёл к разбитому носу и болючим синякам на руках. Она машинально потёрла запястье, как делают герои фильмов, чьи руки были долго связаны или находились в наручниках. – что ты устраиваешь? Ты сейчас сама провоцируешь конфликт, а потом будешь рыскать в интернете в поиске тестов «как понять, что мой парень тиран»! Не поступай так с нашей любовью. Ты мне очень дорога. Ты понимаешь это? – он подошёл к ней очень близко, взял ладонь, он ощущала, мерзкий холод в животе. Холодный жар окатывал её.

— Прости – в горле пересохло, стальной обруч сжал грудную клетку – поедем домой.

Они ехали молча. Он изредка поглядывал на неё, но она делала вид, что увлечена разглядыванием городских огней и зданий. Когда родилась эта ненависть? То есть, когда она была зачата? Когда он первый раз ударил её? Нет. Когда в очередной раз выставил дурой перед родными? Вряд ли. Когда пригрозил ей проблемами в случае их расставания? Возможно.

Она до сих пор не могла без слёз вспоминать тот день. Они как обычно поехали на дачу его родителей, чтобы отдохнуть от города и побыть вдвоём. Они оба были весёлыми, до конца учебного года оставалось всего ничего, в воздухе витал запах солнца, его можно было трогать, вдыхать, купаться в этой солнечной любви. Она была так счастлива… Он такой красивый, любимый и весь её. Как это возможно? Бедная девчонка из семьи, где старый телефон матери — это охренеть какой подарок на день рождения. И он. Такой успешный, уверенный в себе, с прекрасным чувством юмора. Он мог встречаться с любой. Но он выбрал её – тихую девчонку, вечно сидящую за первыми партами.

Он поставил её на колени и начал возиться с ремнём.

— Соси.

Она заплакала, он взял её за подбородок и больно сдавил щеки рукой, рот открылся, и он вставил свой член в её рот. Она не совершала никаких движений и он, обхватив её голову, стал грубо двигать бёдрами, при этом выплёвывая оскорбления и шлёпая её по лицу. Изо рта, носа и глаз текло, горло жгло. Она почувствовала, как подкатывает тошнота и начала содрогаться от рвотных позывов, он тут же прекратил двигаться. Наклонился и поднял её, толкнул в сторону стола.

— Пожалуйста, не надо! – она повернулась к нему, прижалась ягодицами к столу, он шёл на неё, она в ужасе смотрела на огромный эрегированный член и шарила по столу в поисках чего-то чем можно отбиться. Он развернул её спиной к себе и толкнул на стол. Её джинсы треснули от того, как резко он дернул их вниз. Он провел влажной рукой между её ног, она почувствовала прикосновение члена и почти в этот же момент он резко вставил его до упора. Она закричала, слезы и слюна капали на стол, он плакала, но уже беззвучно.

— Какая ты тесная – он шептал ей это на ухо снова и снова, держа её за бедра и буквально, насаживая на себя. Она тихо скулила и чувствовала, что он заводится от этого еще больше.

Это был первый раз, когда она не согласилась с ним. Сначала при каждом конфликте он шлёпал её. Это заводило и всегда перетекало в хороший секс. Но однажды она захотела уйти и это вылилось в изнасилование.

Он не отпускал её больше часа, буквально издеваясь над телом. Он бил её и не скрывал своё удовольствие. В какой-то момент она уже не могла плакать, просто ждала, когда это закончится.

После он запер её в комнате и сказал прийти в себя. С этого дня прошло больше полугода, а его приказ она так и не выполнила.

— где ты опять витаешь? – он переключал щёлкал кнопки магнитолы и поглядывал на неё.

— вспомнила, что нам с девчонками нужно готовить проект. Наверное, мы с тобой завтра не сможем увидеться.

— с какими девчонками?

— Алиса и Женя.

— не нравятся они мне. Вечно куда-то тебя пытаются сманить.

Будто ты им нравишься, чудовище.

— они хорошие – она вымученно улыбнулась.

— не понимаю, зачем ты возишься с этой учёбой. У нас дипломы в карманах. Если будешь хорошей девочкой. – он свернул на обочину, я сжалась в комок.

— иди сюда – он привлёк меня к себе и начал целовать шею.

— я так устала — она хотела добавить «от тебя», но ещё помнила, как саднили ягодицы от прошлого раза.

— чшш, поцелуй моего друга и пойдёшь домой.

— пожалуйста, не заставляй меня, я правда не хочу – её начинало тошнить, он начал расстёгивать ширинку.

— тихо-тихо – его ладонь легла на мой затылок, она изо всех сил старалась не плакать. Он начал стонать.

— ты знаешь, больше твоей задницы я люблю только твой рот, малышка. – его слова начали путаться, он начал двигаться ей навстречу.

— умница, приятного аппетита.

Дома она сразу пошла в душ. Родители спали. Она уже научилась плакать беззвучно, либо не плакать вовсе.

01.07.2021


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть