Лунный дракон. Глава 5

Прочитали 466

Глава 5.

У Алана была лошадь. Ее он называл Ренфри. Несколько дней они втроем скитались, хотя расстояние, пройденное ими, было не очень большим. Морриэль не привыкла много есть, поэтому то, что мог добыть парень, вполне насыщало девушку. А он тоже скромничал и ел немного. Они вместе проводили тихие вечера у костра, Алан старался помочь вылечить ногу, хоть это был и не быстрый процесс, Морриэль  была рада этой помощи. Она уже не сожалела о потерянном луке, у нее был лишь кинжал, у Алана нож. Так что пропитание добывать возможно было. Правда, со сломанной ногой это было очень сложно. Но, как сказал парень, перелом был не сильным, так что сильно долго ждать не придется. Но остерегаться надо.

Она со вздохом откинулась на зеленую траву. По чистому небу плыли белые облака. В никакие формы они не складывались, а может у Морриэль просто отсутствовало воображение. Или желание представлять. Они остановились на поле, и Алан ушел на разведку в лес, прихватив с собой нож. Лошадь была тоже с ним. Ветерок ласкал ее лицо, склонял душистые цветы. Вот пригнулся голубенький цветок: несколько острых лепестков задорно торчали в стороны, желтая сердцевина источала сладкий запах, напоминающий мед. Золотые колосья злаков покачивались над головой.  Пролетел мимо мохнатый полосатый шмель, гудя что-то себе. Из-за высокой травы лежащей девушки не было видно, разве что с высоты. Где-то в лесу крикнула птица. Луг жил своей жизнью, вокруг все стрекотало, ворчало. гудело и жужжало, но звуки эти не досаждали, а наоборот умиротворяли. Девушка прикрыла глаза, а на ее веснушчатый носик приземлилась божья коровка. И она задремала. Внезапно где-то в траве раздался шорох. Зеленые глаза девушки распахнулись, уши чутко прислушались. Что-то приближалось к ней. Она медленно достала из-за пояса кинжал и приподнялась, не высовываясь из травы. Ногу пронзило болью.

 — Грррууааааа! — заорало существо, выпрыгивая из травы и кидаясь на девушку.

Морриэль успела лишь отскочить, и существо пронеслось мимо.  Она встала, слегка приседая на полусогнутые колени. Оно зашипело. Перед ней было что-то невероятное, доселе не встречавшееся ей: существо внешне напоминало кошку. Длинное, черное гладкое тело изящно изгибалось, мощный хвост метался. В пасти сверкали желтоватые клыки, готовые разорвать ее на части. Желтые глаза голодно зыркали на нее. Ноздри, похожие на синеватые жабры, располагались на шее зверя. Широкие, но короткие лапы со стальными острыми когтями осторожно переступали в траве. Девушка со страхом смотрела на перекатывающиеся мощные мышцы под черной шкурой зверя. Он слегка пригибался к земле, издавая шипящие звуки. Зверь приоткрыл пасть, вдыхая воздух. Морриэль с ужасом поняла, что тварь чувствует ее болезнь. Нога, она слаба. Зверь захлопнул пасть, присел на задние лапы, напрягся и молниеносным прыжком устремился на девушку, повалив ее на землю. Морриэль лишь сжала зубы, пытаясь сопротивляться, а нога болела невыносимо, ибо тварь села прямо на нее. Зверь рычал, полосовал когтями тело девушки. Кровь струйками стекала по ее нежной коже. Существо вдруг резко навалилось всем своим весом на грудь Морриэль, воздух  вышел из легких. Воспитанница эльфов напрасно хватала ртом воздух, чувствуя, что задыхается, а зверь тянулся своими желтыми клыками к ее горлу…

Нож со свистом рассек воздух и глубоко вошел в спину черной твари. Кровь хлестнула в руки парня. Чудовище завизжало, резко разворачиваясь, так и не успев прикончить девушку. Оно рванулось вперед, чтобы свалить на землю Алана, так вовремя подоспевшего. Оно придавило его, нажав лапами на горло. Глаза парня помутнели, но он нашел силы для нового удара. Он, как только смог вонзил нож чудовищу в грудь, давя, что есть в нем мочи. Зверь рванулся вперед и снова завизжал так, что уши закладывало. Алая кровь лила безостановочной рекой, заливая одежду, руки, рот. Желтые глаза зверя подернулись пленкой и остекленели, ноздри последний раз трепыхнулись и закрылись, тело безжизненной грудой свалилось на парня. Тот с трудом спихнул мертвое чудовище с себя и закашлялся. Глаза его постепенно приобрели тот же блеск, дыхание восстановилось, хоть и не совсем. Алан бросил нож на землю и тяжело поднялся на ноги. Весь покрытый кровью существа, вымазанный в земли и листьях, он вскрикнул, увидев свою подругу, и побежал к ней.

 — Морриэль, Морриэль… Ты слышишь меня? — хрипло шептал он, беря в свои грязные руки ее лицо. — Пожалуйста.

Зеленые глаза девушки приоткрылись и посмотрели на парня. Она с трудом вздохнула. Вся ее грудь и руки были разодраны острыми когтями, а нога горела.

 — Я… Слышу… Алан, как ты… — лепетала она, хватаясь за него. — Ты как… Оно… погибло?

 — Тш-ш-ш… Оно погибло, тебе больше ничего не угрожает. Я еле успел. Прости меня, что оставил тебя, я не знал, что такие тут водятся…

 — А кто это?… — слабо произнесла она.

 — Это киран. Они вообще безобидны, но с этим что не так… У тебя так много ран… Перевязывать надо. И промыть. Ренфри!

Гнедая кобыла подошла к подросткам и недовольно фыркнула, почуяв кровь. Она с недоверием посмотрела на мертвое тело и тыкнулась своим мягким носом в щеку парня. Алан взял Морриэль на руки и усадил на лошадь, а сам взял Ренфри под уздцы и повел к ближайшему ручью. Девушка молчала, но из глаз ее текли слезы то ли счастья, то ли страха пережитого…

Ехали они по лугу. Алан молчал, ведя лошадь. Морриэль оставалось только смотреть на происходящее вокруг нее, ведь каждое движение, совершаемое ею, приносило боль. Она лишь вцепилась руками в седло, чтобы не упасть. Рыжие волосы были растрепаны в схватке, бока, живот кожа около ключиц была расцарапана длинными когтями. Яркое белое солнце светило из-за набежавших облаков. Луг большой зеленой простыней лежал вокруг. Стояла мертвая тишина, все зверье было распугано черным зверем. Было слышно лишь, как копыта Ренфри постукивают по земле, да звуки, издаваемые насекомыми. Морриэль впервые порадовалась, что она именно живет. Вот так она жила себе, эльфы о ней заботились, а вот стоило оказаться на волосок от верной гибели, она оценила жизнь. Пускай и не очень долгую, интересную, но жизнь, у нее еще столько всего впереди. Он была частично благодарна за то, что упала с горы. С Аланом намного лучше. Он умный, знает все о целительстве, тогда как она умела лишь стрелять из лука.

Уже издалека было слышно бурное и веселое журчание ручья. Они были уже близко. Морриэль чувствовала слабость, ибо раны давали о себе знать. Она чуть повернула голову и увидела этот ручей. Луг почти закончился, ручей был на границе с лесом. Бурный поток кристально чистой воды несся по золотистым камням туда, в глубь леса. Яркая и зеленая травка была намного короче, чем на лугу и мягче. Ренфри приободрилась при виде такой сладкой жвачки. Вода огибала несколько плоских серых валунов, сталкивалась с ними, образуя небольшие волны. От ручья исходили потоки прохлады. Парень спустил девушку с лошади и отпустил Ренфри. Уложив Морриэль на прибрежную траву, он набрал воды в флягу. Из своего мешочка достал белые тряпицы, чтобы перевязывать раны. Он присел рядом с ней. Раны обнаружились на боках и чуть ниже ключиц. Девушка вздохнула и положила голову на траву. Она его теперь не видит, но знает, что он рядом и не причинит ей вреда. Он слегка откинул ткань ее одежды и внимательно осмотрел раны. Алан что-то бормотал про себя, цокал языком и напряженно думал. Потом он поднес флягу к коже и начал выливать воду на большой порез. Кожу обожгла ледяная вода, а Морриэль лишь сжала губы, чтобы не кричать. Очень больно. Она мельком видела лицо парня, но больше видела, как вода стекает по ее телу, унося с собой кровь и грязь в землю. Его прохладные пальцы нанесли на рану какую-то щиплющую мазь и стал накладывать повязку. Он хорошо и плотно обвязывал ее, чтобы кровь не пошла снова.  То же он продела и с другими крупными порезами, а маленькие просто немного обработал, чтобы побыстрее они затянулись.

 — Вот и все. Ничего сложного. Ты как? — спросил Алан убирая оставшиеся тряпицы.

 — Ну… Нормально. Мне легче, спасибо. Я пожалуй, немного посплю.

 — Да, конечно. Отдыхай.

Морриэль прикрыла пышными ресницами глаза и практически мгновенно провалилась в сон, очень уж она устала за этот день. Алан же приготовил нож, чтобы если что, суметь дать отпор. Кобыла Ренфри фыркнула и тряхнула гривой, ложась подле своего юного друга. Парень улыбнулся и погладил ее по холке, тихонько что-то шепча ей на ухо.

14.01.2019
Тайсон Кертис

Делать то, что ты любишь — свобода. Любить то, что ты делаешь — счастье. Продолжай писать, ведь это единственное, что ты можешь делать, это то, что делает счастливым, это то, что делает свободным. Иногда вдохновение окрыляет тебя, тебя уносит ввысь, навстречу солнцу и свободе. Иногда оно сбивает с пути, заставляя закрыться под лунным светом. Лишь главное - пиши.
Внешняя ссылка на социальную сеть


5 Комментариев

  1. Мне кажется неплохой рассказ. Хорошо прописаны действия, окружающий мир.
    Не знаю как всем но я не очень люблю когда какие-то моменты сильно много расписуют. Хотя иногда это помогает прожить этот момент вместе с героем.
    Думаю тебе(-вам) стоит помимо действий описывать еще и эмоции героев. (Ну злость, беспомощность, радость и т.д.) А так мне понравилось. Посмотрю другие рассказы.

  2. Я хочу поблагодарить тех, кто это читал и сообщить: я дополню эту главу. Так как это не отобразится, скажу тут, в комментах, но хочу её дополнить. Чтобы избежать огромного количества маленьких глав, я лучше допишу эту.
    Спасибо всем за понимание и внимание 🙂
    P. S. Когда дополню, отсалютую тут 😉

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть