Стив

Прочитали 771

Стив появился внезапно. У него не было чёткого образа и внешности, но если он выбирал какое-то обличие, то оставался в нём надолго. Стив приходил ко мне ночью. Он помогал мне разобраться в моих мыслях, проблемах. Он говорил мне, что делать. Ничего особенного. Иногда он просил меня перевернуться на другой бок или перестать думать о чём-то.

Мы общались на непонятном языке, но полноценных бесед не вели. Я просто понимал, что он мне говорит и всё. Это было больше похоже на монолог. Он учил меня. Он стал моим наставником в этом непонятном мире. Стив никогда меня не ругал.

Стив указывал мне на ошибки, которые я совершал в течении дня. Может я что-то не так сказал или сделал. Днём он не приходил. Стив был сильнее меня. Не настолько чтобы сравняться с богом, но чтобы стать моим наставником этого хватало. Я был его рабом, но он не был моим повелителем.

Он приходил каждую ночь и начинал свои беседы. Я всегда его слушал. Он не мог посоветовать плохого. Я не знал его, но он знал меня. Я не знал, как разговаривать с ним, но он знал, как разговаривать со мной.

Позже он стал приходить и днём. Он диктовал мне текст, и я повторял его. Это давало необычайное облегчение с общением с людьми.  Я не мог точно сказать как, но я чувствовал его присутствие, когда он приходил.

Меня часто возили в больницу, по поводу моих расстройств. По моему опыту общению с врачами, я могу сказать следующее: Врачи хотят от вас избавиться. Мне пытались приписать много разных расстройств психики, что я уже успел выучить большинство из них.

 Сегодня мама сказала мне собираться и пошла звонить кому-то. Я уселся на стул в прихожей и стал натягивать свои кроссовки. Я находился в слегка затемнённой части квартиры с тускло горящей лампочкой и высокой вешалкой. Везде была разбросана обувь. Кто-то коснулся моего плеча – это была мама.

Я почувствовал присутствие Стива.

Мы сели в машину и начали свой путь. В окнах мелькали люди и вывески магазинов – обыденная картина. Я начал вспоминать свою книгу. Мама не любила Канта, хотя его труды были моими любимыми. Мама считала, что мне следует сосредоточиться на учёбе. У меня была необычная память. Перед глазами были отрывки книги, и я мог спокойно цитировать целые страницы текста. Я так всегда делал, когда мен было скучно.

— Отвечай честно. Слышишь? Всё что слышишь и видишь. Понял.

Я кивнул.

Мы подъезжали к психушке. Толпы людей шли к главному входу, и я не понимал, что там такого интересного. За многие посещения этой больницы, я успех выучить большинство врачей, коридоры и название лекарств. Врачи создавали шум и делали вид что работают, но из всех врачей меня интересовал один – мой.

Сначала у меня был какой-то студент. Это была ясно по тому, как он меня принимал. У него на столе всегда был учебник. Если он останавливался на какой-то странице – это значит, он подозревает у меня такое расстройство. Часто мне удавалось заглянуть в этот учебник. Я узнавал основные симптомы заболевания и корректировал своё поведение. Через несколько дней он переворачивал страницу. Так я смог выучить весь учебник и знал каждое расстройство.

Через несколько месяцев, студента сменил более опытный врач. Это сразу бросалось в глаза. Он ходил с портфелем полных каких-то бумажек и делал важный вид.

Я сидел на стуле и смотрел на него. Мама была рядом со мной.

— Может выйти в коридор – попросил мой психотерапевт мою маму. Мама удалилась.

— Ты умный парень. Я думаю, что ты догадываешься, почему тот бедный студент отказался от тебя?

— Не имею понятия.

— Ты не против, если мы пройдём небольшой тест?

Он достал из своего портфеля листы с какими-то кляксами.

— Ты будешь говорить то, что видишь, когда смотришь на картинки.

Я быстро вспомнил ответы на этот тест. Мне лишь оставалось выбрать такие варианты, чтобы быть вполне здоровыми. На протяжении нескольких месяцев, я мог оставаться без справки.

Мы закончили тест. Он хмуро посмотрел на меня и начал протирать очки говоря:

— Ты что-то скрываешь. Ты боишься что-то рассказать? Здесь нет твоей мамы.

— Нет. Я ничего не хочу вам рассказывать.

Стив диктовал мне текст.

— Давай ты закроешь глаза и расслабишься. Я буду говорить, а ты будешь говорить то, что видишь.

— Если это гипноз, то вам нужно разрешение моей мамы.

— Нет, это не гипноз.

Я расслабился и закрыл глаза.

Психотерапевт, к которому мы зашли сегодня, была девушка приятной внешности. Она казалось мне слишком молодой, чтобы быть опытным психотерапевтом. В кабинете кругом были развешены картины со спокойной тематикой. У неё не было портфеля с документами и это подтверждало мою теорию.

— У тебя есть, какие то жалобы? Может, ты не знаешь, как поступить в какой-то ситуации?

— Нет.

Я больше не чувствовал Стива. Я начинал нервничать.

— Я знаю, что у тебя сложные отношения с людьми.

— Кто вам такое сказал?

— Твоя мама.

— И что? – мой голос сильно дрожал.

— Ты интересный человек, но не знаешь как показать это другим.

— Давай мы пройдём небольшой тест.

Опять тесты.

Она достала какие-то листы с картинками и показала мне. Это был не тот тест, который я видел раньше. Я был в растерянности.  Я отвечал как мог. Говорил, что первое приходило мне в голову. Когда тест был закончен, она занесла результаты в свой блокнот.

Спустя несколько часов, я уже был в постели. Стив опять пришёл и начал отчитывать меня за сегодняшние ошибки. Я чувствовал себя ребёнком, которого ругают за плохие поступки. Сегодня он приказал мне пойти за водой и почитать. Теперь я ночь читал и изучал что-то. Горы информации лежали мёртвым грузом в моей голове, но это придавало мне уверенности. Я изучал то, что освоить могут далеко не все, причём чрезвычайно быстро. Так говорил мне Стив. Он так меня успокаивал.

Мама подошла ко мне, когда я ел пирожное на кухне. Я уже вернулся из школы и просто отдыхал.

— Тут психотерапевт дала задание. Мы будем их выполнять и достигнем значительного прогресса. Первое задание: Поздороваться со всеми одноклассниками.

 — Ты не могла сказать про это до школы?

— Забыла.

К следующему сеансу, я попробовал выполнить это задание, но получилось не очень. Сложно разговаривать с людьми, у которых сложилось не хорошее впечатление о тебе.

— Давай оценим твоё состояние во время выполнение задания. Я буду спрашивать, а ты отвечай.

Я промолчал. Стив опять покинул меня.

— Во время разговора, ты был полностью сконцентрирован на человеке?

— Нет.

— Часто ли ты думал о том, как выглядишь?
—  Нет.

Она продолжала задавать вопросы пока тест не был закончен. Я был весь в поту. Мне приходилось отвечать то, что я думаю. Стив не пришёл ко мне. Он часто подсказывал как что делать, но сейчас я был вынужден действовать без него. Она опять записала что-то и отложила в сторону.

По пути домой мама расспрашивала как прошёл сеанс. Она так постоянно делала. Задавала стандартные вопросы, а я давал стандартные ответы. Я опять погрузился в размышления о книге.

Когда я лёг в постель, Стив начал говорить, что я допустил ошибку. Мой психотерапевт запомнит то, как я жалко выглядел и говорил. Теперь я точно получу справку. Сегодня ночью я опять читал. Я так постоянно делал, когда мне было скучно.

На следующий сеанс я пришёл спокойным. Я был уверен, что Стив поможет мне сказать всё правильно.

— Так, что насчёт моего состояние?

— Ты про что? – психотерапевт удивилась.

— Про тест?

— А какая уже разница. Мы продолжим терапию в том же духе.

— Опять задания? Я же не смог полноценно выполнить предыдущие?

— Ты должен постоянно пробовать. Снова и снова. Всё получиться.

Ага. Щас! Что может получиться, при таком методе терапии?

— Как вы могли изучить моё состояние, если на несколько вопросов я не ответил?

— На какие?

— Я точно не помню…

— Предыдущие результаты не важны. Ты должен ориентироваться не на то кем ты был вчера, а на то кто ты сегодня и что ты можешь сделать, чтобы проснуться новым собой завтра.

Вот закрутила.

— Но… Если я помню, что я сделал не так в предыдущий раз? Как я могу спокойно пробовать снова?

— В этом суть прогресса. Никто не запоминает твои ошибки. Только враги. А таких ты обычно уже знаешь и не думаешь об их мнение.

— Люди очень злопамятные.

— Нет. Через меня проходят множество клиентов. Ты думаешь, я запоминаю кто, что сделал не так?

— Разве это не ваша работа? Поправлять косяки людей?

Стив активизировался.

— Сколько ошибок людей ты смог запомнить?

— Эммм… — я задумался.

Много. Ты помнишь каждую ошибку, каждого человека. Они постоянно допускают ошибки. Они не расчётливы, — Стив нашёптывал мне лекцию.

— Что ты считаешь ошибкой? Люди не могут поступать идеально. Они люди. Мы с тобой всего лишь люди. Ты просто человек, — она слегка понизила голос.

— Но есть глупые поступки людей. Глупость которых очевидна. Они приводят к нехорошим последствиям. Это ошибки. Ошибки… — я уставился в одну точку. Моя голова совсем не варила. Стив говорил одно, а слышал я совершенно другое.

— Плохого  и хорошего нет. Ты не должен поступать идеально. Вот, на предыдущем сеансе, ты что-то сделал не так, но я этого даже не помню. Разве это делает тебя хуже?

— Я это помню.

— Просто говори, что чувствуешь.

— Эмоции приводят к ошибкам.

Стив диктовал мне текст. Я начинал нервничать.

— Ошибок нет. Скажи что-нибудь без подготовки.

— Яблоко.

— Отлично.

— Но это же глупость. Если я так скажу, то меня все посчитают идиотом.

— Ты говоришь так не потому, что не понимаешь, что говоришь, а потому, что говоришь, что думаешь. Если говорить, что у тебя в голове, это не всегда приводит к чему-то хорошему, но если говорить то, что ты чувствуешь – это точно приводит к потере себя как личности. Ты начинаешь обманывать сам себя.

Я вспомнил Стива. Стива всего лишь зверёк в моей голове. Это не мои мысли – это мысли Стива. А где мои? Как узнать где я?

— Я хочу пойти домой. Мне нужно всё обдумать, — я говорил без дрожания в голосе.

— Конечно. Ты хорошо поработал.

Это был мой последний сеанс психотерапии.

Я сидел в машине, но не витал в облаках. Я смотрел на мою маму. Она хотела задать свой вопрос, но никак не решалась.

— Ну! Спроси, что хотела. Как прошёл сеанс? Отлично! Это всё?

Мама посмотрела на меня и отвернулась, смотря на дорогу. Оставшийся путь мы ехали молча. Я был возбуждён сегодняшним открытием, но я не нервничал. Я чувствовал прилив энергии. В школе я подошёл к одному однокласснику:

— Привет! Ты надел эти туфли, чтобы казаться выше? У тебя не получилось. Кстати, где моя ручка, которую я дал тебе 2 дня назад? Ты опять её выкинул? Чужие вещи надо возвращать!

Я разговаривал с ним в грубой форме. Мой пульс поднялся, но удары были ровными. Я был «заряжен».

— Ты что вылез? Иди от сюда! Придурок…

— Отдашь ручку – уйду.

— Нет у тебя моей ручки, — сказал он и начал разворачиваться, чтобы уходить, но я дёрнул его за плечо.

— Ты куда?

Он повернулся и хотел ударить меня в живот, но я успел заблокировать и нанёс удар в челюсть. Вокруг нас собралась толпа. Я чувствовал себя свободным. Я свободен!

Маму сразу вызвали в школу. Я сидел с разбитым носом и ел яблоко. На вопросы «как я могу так себя вести в кабинете у директора», я отвечал, что хочу есть. Мама была вся на нервах и не находила себе места. Мне даже стало жалко её. Стив молчал, а я не нервничал. Нервничают только те, кто боится осуждения, те кто боится упасть в глазах обещественности. К чёрту общественность! Я плевах на всех и вся. Я говорил то, что думаю. Я не помнил то, что говорил до этого, но сразу бы понял о чём речь, потому, что я говорил то, что чувствую. Перед глазами ходила директриса и что-то говорила мне. Я медленно уплетал яблоко. Мне пару десятков раз сказали, что я некультурный. Я был глух. Я был глух к мнению других, на счёт того, что я делаю не так. Они тупые критики – не больше и не меньше.

Она закончила словами, что раньше я был другим.

— Меня раньше не было, — сказал я, доев яблоко и выкинув его в мусорку.

— Что ты говоришь. Был умненький мальчик, тихий такой…

— Да что вы знаете обо мне?! Я больше не хочу продолжать этот разговор, — я открыл дверь и вышел в коридор. Он казался мне меньше. Он стал такой просторный. Свет был ярче. Я мыслил лучше. Стива больше не было. Я  был свободен.

«Ночью я проснулся из-за бормотания Стива. Я чуть не кричал от его речей. Он опять принялся рассказывать мне про психотерапевта и мои ошибки. «Ты не я!» — я кричал внутри головы. Стив лишь образ, который я создал для спокойствия. «Я твоя часть. Я мыслю лучше. Я могу тебя научить.» — Стив был непреклонен. «Нет, не можешь ты своё отработал – я вёл беседы у себя в голове. Я не мог выспаться, хотя до этого, когда подчинялся Стиву, я всегда бодр. Я пошёл на свой последний сеанс психотерапии. Я проснулся разбитым и уставшим, но свободным… »

 

  

09.04.2019


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть