Сталкер Выдра. Часть 4

Прочитали 92

Часть 4. Переродок.

Признаюсь, мне порядком надоели такие вот сны. Быть может, так у Пропащих возвращаются воспоминания. Хотя мои сны больше были похожи на видения, или даже на глюк.

На этот раз я очутился в какой-то подземной лаборатории. Передо мной что-то вроде проекции. Я пригляделся и увидел в ней очертания человека. Высокий и худой, в кожаном плаще с капюшоном. Голос его мне показался знакомым и очень не понравился.

— Выдра. Вот и ты, наконец.
— Мы знакомы?
— Ты знаешь мое имя, но нет, мы не знакомы. Я выслеживал вас…
— Шрам. Тебя зовут Шрам.
— Верно. Я охотился за вашей группой и почти добился успеха. Я даже был в Рыжем лесу, когда тебя… в прочем, не важно.
— Еще как важно. Почему никто из… вас… не говорит мне правды. И реально ли все это, или я просто схожу с ума?
— Если ты сходишь с ума, то так ли важно, что я скажу. Поверь, ты просто не готов услышать правду.
— Поверить? Тебе? Да пошел ты…
— Заткнись. И слушай. Тебе надо убить Переродка. Это будет нелегко, но кое-кто тебе в этом поможет. Найди некоего Кобальта. Он единственный, кто не присоединился к Пропащим. И еще одно… очнись…
— Что?
— Очнись!

Я открыл глаза. Юра и Варан пытались привести меня в чувство. Рядом лежала мертвая туша Лютоволка.

— Живой!? Ну слава богу! Мы уж и не надеялись. Тебе крепко прилетело, если бы не шлем…

С их помощью мне удалось подняться с земли. Шлем валялся в стороне, разбитый вдребезги.

— Вижу, вы его все же завалили.
— Он после своего прыжка итак еле дышал, а его еще Варан с подствольника саданул.
— Ладно, давайте возвращаться. Отдохнуть не помешает.

Последние дни оказались действительно тяжелыми, потому я решил, что небольшой отдых нам не повредит. Мы со спокойной душой сидели у костра и разговаривали. Мы — это я, Юра и Варан, который решил пока остаться с нами.

Про Кобальта нам мало что удалось выяснить. Он, как и все мы, очнулся в лесу и нашел дорогу сюда. Но он единственный, кто смог полностью сохранить свои воспоминания. По какой-то причине он не захотел присоединиться к Пропащими и предпочёл жить один, в хижине на отшибе. Было это около полугода назад, с тех пор о нем ничего не слышно. Но где эта хижина, нам показали. Туда мы и отправились, как только приведи мысли в порядок.

С ходу было видно, что в хижине кто-то живет. Вокруг было убрано, внутри горел свет, из каменной трубы шел дым и очень вкусно пахло чем-то жареным. Дверь оказалась заперта. Я трижды постучал и стал ждать, пока нам откроют.

Через минуту на крыльцо вышел сталкер. Одет он был в серый военный камуфляж, под которым просматривался легкий бронежилет. Сталкер тыкал в нас своей SR-25.

— Кто такие, чего надо!?
— Успокойся, — ответил я, — мы из Пропащих.

Он осмотрелся вокруг. Убедившись, что никого нет, он опустил оружие и пригласил нас в дом. Там он провел нас в гостиную, усадил нас на диван, а сам сел в кресло напротив. Винтовка осталась лежать у него на ногах.

— Я Выдра, а это Юра и Варан. А ты, я полагаю, Кобальт?
— Тот самый Выдра? Ты же вроде подох.
— Как видишь, нет. Я слышал, тебе удалось сохранить воспоминания. И, как я понял, ты меня знаешь.
— Тебя? Кто не знает? Лично мы не были знакомы, но я много о тебе слышал. Ты был Проводником, одним из лучших в зоне. Говорят, ты находил такие тропы, о которых никто не знает. По слухам, ты погиб в аномалии в Рыжем лесу. Больше я ничего не знаю. Да и вообще, мне плевать. Чего вам надо?
— Что ж, досадно… Нам нужна помощь в убийстве Переродка.
— Хе-хе. Ты хоть понимаешь, о чем просишь? Мало того, что вы хотите невозможного, так с какого перепугу я должен вам помогать?
— Шрам был уверен, что ты нам поможешь.
— Шрам? Ты видел его… Он же… Хотя я уже ничему не удивлюсь. Однажды Шрам мне помог, так что…
— Интересно, чем тебе мог помочь такой известный наёмник, если это не секрет.
— Я сам был наёмником — одиночкой, безжалостным и бессовестным ублюдком. Меня ни пугала никакая мокруха. Когда я был на большой земле, приходилось убивать и женщин и стариков, даже детей… Однажды мой хороший товарищ предал меня, и я хотел его крови. Шрам тогда еще не был в ЧЗО, именно он подсказал мне, что моего друга можно найти здесь, среди фанатиков. Долго я выслеживал его, и настиг в самом саркофаге. Три серебрянные пули и дело было сделано. Однако к тому времени я и сам был изрядно ранен. Выбраться мне не удалось и я остался прямо там, потеряв сознание. А когда очнулся, был уже здесь.
— А как тебе удалось сохранить воспоминания?
— Если б я знал. Большинство моих вещей осталось при мне, даже оружие с броней. Такое ощущение, что меня кто-то полечил и просто отнес сюда.
— Н да… Дела…
— Так зачем вам Переродок? Вы верите в ту чушь, что если убить хозяев, пузырь вас выпустит? Что же… Я не особо верю во всякую мистику, но вам, так уж и быть, помогу.
— Что тебе известно о Переродке?
— Немного. Его логово в пещере неподалёку. Он не любит солнечный свет, но ещё больше боится замкнутых пространств, потому чистенько выходит подышать, в основном ночью. У него чудовищная регенерация, сила и скорость. Своих жертв он чует за километр и может часами выслеживать их.
— Слабости есть?
— Я однажды думал об этом. Теоретически, если он будет получать постоянный урон в течение длительного времени…
— Предлагаешь загнать его в аномалию, типо холодца?
— Слабовато, лишь поцарапает. Лучше жадинка, а еще лучше — матрица.
— Что?
— Это такая аномалия. Небольшая, но очень мощная пси зона. Она мгновенно убивает все живое. Но есть одно «но». Я здесь уже довольно давно, но такой аномалии не видел.
— Я слышал, — высказался Варан, — что артефакт маятник способен порождать любые аномалии. У меня как раз есть один такой.
— Отлично, — отметил Кобальт, — может сработать. Я выманю эту тварь из пещеры и постараюсь спрятаться. Ты, Выдра, встанешь за аномалией, по траектории движения Переродка. Юра заранее спрячется недалеко от пещеры, на всякий случай. Варан будет недалеко от тебя, Выдра. Если ничего не получится, накроем его из четырёх стволов. Шансов мало, но хоть сдохнем в бою.

На том и порешили. Проверив все снаряжение, наша небольшая группа выдвинулась в сторону пещеры Переродка.

Минут через тридцать мы были в километре от пещеры. Кобальт сказал, что дальше идти нельзя, Переродок может учуять.

Варан достал артефакт и начал делать с ним какие-то манипуляции, но ничего не выходило. Тогда артефакт перешел в руки Юры. Юра всячески крутил его в руках, нажимая в разные точки, а в конце бросил его на землю. Не прошло и минуты, как артефакт исчез, а на его месте появилась аномалия. Матрица была небольшой, занимала где-то пару квадратов земли. Выглядела она как едва заметное, зеленоватое колебание воздуха, в котором то и дело появлялись и исчезали линии, похожие на линии пульса. Даже около аномалии болела голова. По словам Кобальта, аномалии моментально отключала жизненные процессы любого существа. Это как раз то, что было нужно, против такого сильного мутанта.

Как мы и планировали, Юра с Кобальтом пошли к пещере, я встал в пяти метрах напротив аномалии, а Варан спрятался в кустах, недалеко от меня.

Что было с Юрой и Кобальтом, я не знаю, но спустя какое-то время на меня с огромной скоростью мчался Переродок. Выглядел он, как худой, вывернутый наизнанку медведь, весь покрытый волдырями и гнойниками. Такое ощущение, что он был слеплен из остатков других мутантов, отсюда, видно, и название.

Переродок был уже в пятидесяти метрах от аномалии, и тут он прыгнул прямо на меня, и словно полетел.

28.06.2022


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть