Сегодня 12 мая. Состояние становится все хуже и хуже. Без остановки меня преследуют мысли о смерти. А вчерашний день немножечко «добил». Мы поехали с родителями на кладбище после работы и увидев могилы, я осознала, что, не сдержавшись однажды, могу оказаться в такой же холодной земле. А потом подумала. А что в этом такого страшного? Все мы умираем. Но почему-то считается, что если человек убил себя, то греха страшнее не найти. Церковь так вообще относится к таким людям, как к животным, если не хуже. Она считает, что таких людей нельзя хоронить на общей освященной земле, а хоронить на обочине, на заброшенных местах.

Я не понимаю такого отношения. Попав в «шкуру» самоубийцы, я стала относится к этому по-другому. Чудовищная боль и усталость толкает людей на самоубийство. Им нужно помогать, нужно наоборот отпевать и молиться, чтобы их души наконец обрели покой. Но вместо этого церковь запрещает даже родным людям молиться за упокой их души. Странно, да? Та самая церковь, которая пропагандирует себя как место исцеления, поддержки и помощи. Чушь.

 Такую же чудовищную боль и усталость чувствую и я. С каждым днем, все сильнее и сильнее мысли о самоубийстве. Но я держусь. Ради себя, подумаете вы? Нет. Ради мамы. Она не заслужила такого и убив себя, я «убью» ее. Я не имею права так поступить с ней.

Мое угнетенное состояние длится 8 лет. В моей жизни не было события, которое могло бы меня раздавить. Нет. Все складывалось из мелочей. Травля в детском саду, травля в школе. Все это давило на психику и заставляло чувствовать себя какой-то «ущербной». Глупой. Уродливой. Нехватка внимания родителей. Мне не хватало их. Своего рода это тоже стало катализатором к моему нынешнему состоянию. Изнасилование близким человеком. Тут вообще можно отдельную книгу написать.  Вот мои «маленькие» мелочи. Мои «палачи».

8 лет я барахтаюсь в пучине боли и отчаяния. Иногда боль отходит, иногда словно «душит». И я всегда думала, что это все пройдет само собой. Но затем случилось «это».

Как-то в один из очередных, бесконечных, так похожих один на один дней я ощутила отголоски тревоги. Что-то не давало мне покоя. Я не могла понять что. Ведь все было хорошо. Работа, дом. Даже ремонт. Поводов для грусти и паники не было. Думала пройдет все, что просто трудный рабочий день. Но дальше становилось только труднее. Как-то вечером, оставшись дома одна, я заплакала. Тихо. А потом я начала кричать. Мне было невыносимо больно, и эта боль рвалась на волю. По голове как молоточком била одна мысль: умереть. Я жаждала этого. Забыв обо всем и о всех я побежала в ванную. Нашла лезвие, села на пол и нанесла глубокие порезы на руке. Меня трясло, душили слезы, а все что я могла испытывать в этот момент была всепоглощающая боль. Я смотрела на свои руки, на свои кровавые трясущиеся руки и хотелось нанести еще порезы. Так много и так глубоко, чтобы ни один врач не смог спасти меня.

И вы не поверите, я увидела своего пса. Маленького, вредного, но такого любимого. И я подумала, я умру, кто же тогда позаботиться о нем? И я взяла себя в руки. Конечно, сильно сказано, но наносить себе вред я перестала, как бы сильно мне этого не хотелось.  Умывшись, я села на диван в своей комнате и задумалась об произошедшем. Меня напугал этот инцидент, ведь, не будь пса рядом, я умерла бы. Вот так просто. Вот я была, а вот меня уже нет.

Тогда я поняла, что мне нужна помощь. Рассказав сестре и ее мужу, с которым у меня тесные отношения и которого считаю своим братом я получила такой ответ: «Одумайся, а вдруг тебя поставят на учет?». Вы серьезно? Вас не заботит, что я хочу умереть, а заботит, что меня могут поставить на учет? Это дало мне некий повод задуматься, а нужна ли я своим родным? Или являюсь лишь обузой?

Это так тяготило меня, что решилась рассказать обо всем самому близкому человеке-маме. Меня страшила ее реакция, боялась, что она начнет осуждать меня или что еще хуже, подумает, что я все придумала в своей голове. Приняв успокоительные, в один из вечеров я набралась смелости и во всем призналась. Рассказала про свою боль, про мысли о суициде и что хочу посетить психиатра. Она поддержала меня. Представляете? Думая, что я наткнусь на стену осуждения я нашла поддержку и опору. Признаюсь, это даже прибавило мне сил сражаться со своими «палачами». И я начала. И я смогу. Мне есть ради кого. У меня все получится.

***

Свое лечение я решила начать с интернета. Мне стало интересно, смогу я приблизительно найти название того состояние, в котором сейчас нахожусь или нет. Я долго штудировала интернет в поисках ответов на свои вопросы и больше всего походило на то, что у меня депрессия в тяжелой форме. Также, я узнала, что эта болезнь и она имеет свои опасности. Депрессия лечится с помощью лекарств и психотерапии. Но помочь во всем этом сможет лишь специализированный врач и мной было принято решение идти в поликлинику, к психиатру. В душе есть страх, что меня отвергнут и тогда всему придет конец.

В целом, моя жизнь напоминает день сурка. Работа-дом, дом-работа. Но сейчас я даже не расстроена этим фактом, потому что в душе апатия. Там настолько пусто, что это пугает. Личной жизни у меня так же нет. Кто захочет встречаться с психом? Правильно, никто. Вот и я одна. Нет веры в то, что меня кто-то сможет полюбить. А этого так хочется…Любить и быть самой любимой. Все это я пишу, сидя на работе. Время 17:21, пора собираться домой. Нужно будет зайти в магазин по пути домой и купить что-нибудь из продуктов, чтобы приготовить ужин и взять завтра на обед. Такая вот рутина.

Кстати, мы же до сих пор не знакомы. Меня зовут Феврония, коротко Феня. 22 года, родилась в городе Северск, Российской Федерации. Живу с мамой, отчимом и собакой. Есть старшая сестра, но она давно замужем, поэтому живет отдельно. У нас странные с ней отношения. Иногда мы ругаемся, иногда ведем себя словно настоящие сестры. Но обычно, когда мы встречаемся, я ощущаю себя лишней. У нее есть муж, она счастлива с ним. А я словно «хвостик», который ходит за ними и навязывает свое общество. И это страшно осознавать, что ты считаешь себя везде лишним.

Маму зовут Злата. С мамой у меня раньше были натянутые отношения, но после моего признания мы стали ближе друг к другу. Я уже не боюсь и не стесняюсь ей все рассказывать, как прежде. Меня это радует, и я думаю об этом часто. Что повлияло на эти изменения? Наверное, изменилась я сама.

Отчима зовут Игорь. С отчимом у меня непонятные отношения. Я не считаю его своим отцом, но на деле же…Для меня он сделал намного больше, чем мой родной отец. Родной мой отец, кстати, жив и здоров. Живет в другом городе с другой семьей. Есть ребенок, моя младшая сестра. Мы с ним редко созваниваемся и, если честно желания ему писать или звонить нет абсолютно. Он словно чужой мне.

Также, у нас есть собака. Зовут его Стеф. Он маленькой породы и ему 7 лет. По характеру он очень «тяжелый» собакен. Но мы все равно его любим всей семьей. И даже когда мне, бывало, плохо, я все равно его любила.

Вот такая у меня семья. Живем не бедно, но и не шикарно. Все в семье работают. Досуг у каждого свой. Родители заядлые рыбаки. Каждые выходные они куда-нибудь ездят. Мой же досуг существенно отличается от их. Мне за радость полежать или посидеть на любимом диване за телевизором или книгой. Читать я очень люблю. В основном это «жалкие» любовные романы, но мне нравится. В моей реальной жизни любви нет совсем, поэтому отвожу душу в романах. Иногда я полностью погружаюсь в произведение и дочитав книгу мне становится грустно, что все кончилось и что моя реальность так сильно отличается. Мне хочется любить и дарить свою заботу, внимание, любовь… Быть для кого-то целым миром, чтобы на первом месте стояла я, а не какие-то дела и люди. К сожалению, это кажется мне чем-то таким нереальным. Но не будем о грустном. Я уже смирилась с таким положением дел. Не всем дано любить и быть любимыми. Бывает в жизни и вот так.

12.05.2021


5 Комментариев

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть