Содат. (отрывок)

-Да ты что-о-о! Ай, да встреча!!! – Валер искренне заулыбался, — Кто-нибудь, найдите Сёма! Вот обрадуется-то!
Зрелая женщина с уродливым шрамом через всё лицо тоже улыбнулась.
-Не думала, что увижусь с тобой, Валер.
-Развяжите её скорее! Земля-то, говорят, круглая, Содат?
-Врут всё. Но я тебе тоже рада…
Валер взял кем-то поданный табурет и поставил его у стола:
-Садись, подруга! Садись… Это сколько же мы не виделись? Налейте ей…
-Только покрепче. – Женщина растерла запястья рук, посиневшие после веревок.
Кто-то из рыцарей принес и поставил на стол кружку с водкой.
-Половиной жить не привыкла! – заглянув в неё, поморщилась Содат.
-Григ!? Долей-ка моей подруге.
-Сын твой? – спросила она.
-С чего решила? – усмехнулся рыцарь.
-Глазами буравит, будто я ему тут прямо дать должна.
Валер уселся напротив неё и взял в руки допросный лист.
-Что там? – хрипло спросила женщина, утирая после водки рот рукавом.
-Колдуешь.
-Ну всё как обычно, ты же помнишь…
-Только раньше глазами голубыми и ночами холодными в наших палатках. А теперь?
-А теперь словом добрым.
-Разберемся…
-Знаю, что разберешься.
Валер задумался на минуту и обратился к бывшему исправнику:
-Ну и? Чего вы ее взяли-то? Ты в листке ничего не указал.
-Дык, так уж… Кумпанство обратилось с …п-п…принтезием. Навела морок на уважаемого торгового человека — Федъята, заговорила его и его же деньги, и забрала….
Золотой рыцарь рассмеялся и сказал:
-Эка невидаль! А где колдовство тут?
-Так у него разум как в тумане был…
-Жрать ему меньше надо было горькую, — сказала Содат, — И с «Веселой Ганей» не баловаться после… что б не мерещилось то чего и быть не могло!
-Опять эта чертова «ганя», — Валер покачал головой, — как она сюда-то попадает с Востока?
-Я не знаю, — пожала плечами женщина, — Спроси сам вот у этого таракана.
-А что ж ты призналась-то, что наколдовала купцу, ведьма? – вскинулся блюститель.
Содат посмотрела с нескрываемым презрением:
-Дуру нашел? Вы бы мне все пальцы переломали, да нахлебаться бы вашего дерьма заставили по полной. Лучше уж сразу сказать, как вы хотели, что б мук меньше терпеть…
Валер с интересом посмотрел на знакомую и почесал лоб.
-Оговорила себя, значит? Но ты же понимаешь, что не будь нас здесь, он бы тебя удавил?
-Мне испугаться сейчас?
-Тьфу ты! – золотой рыцарь в сердцах плюнул на землю, — Все та же, какой и была с нами в Северном походе. Ладно…свободна! Далеко не уходи, поговорим позже по старой памяти… Сём, помнишь ее, да? Ну потолкуйте там пока.
Один из рыцарей, сняв шлем, галантно предложил Содат руку. Она ответила ему, было, улыбкой, узнавая черты лица, но тут раздался детский голос:
-А ты всегда всем врешь?
Серж тронул Аннетку за плечо и легонько сжал, предупреждая.
-Она врет, папа!
Валер повернулся к девочке и прищурился.
-Кто это там бузит? – Спросила Содат, рассмеявшись, — из-за стола не видно! Пойдем, Сём… выпить надо, после всего этого.
-На место! – вдруг рявкнул Валер, — Жопу свою на место положи, я сказал!
-Валер?
-Молчать! – рыцарь уже не смотрел на женщину, а обратился к Аннетке, — Что тут не так, дорогая?
-Она все время обманывает… я чувствую. Везде. Всех!
-Вот как?
-Да!
Народ, стоявший в отдалении, но прекрасно все слышавший забеспокоился и зашептался. До Валера донеслось – «ведьма, как есть ведьма», «ребенка то божьего не обманешь», «исправник прав был»…
-Хм, ну может она где-то чуть-чуть недоговорила, Аннетка? Знаешь, иногда так делают…
-Ты ей друг? Как мы с тобой?
-Нет, просто знаком был когда-то давно. Очень давно.
-Тогда, — девочка вздохнула, — ты как странный слепой. Знаешь… ну такой, кто видит далеко, но не видит, что на столе у него лежит…
Валер посмотрел на брата Сержа и тому показалось, что золотой рыцарь в замешательстве.
-Аннета, маленьким девочкам нельзя так разговаривать со взрослыми!
-Пусть говорит, брат! Я ее сам просил. Аннет, а почему ты так думаешь?
Девочка погладила кошку, которая свернувшись у нее на коленях клубком, тихо урчала.
-Что ты слепой?
-Нет, что Содат нам неправду говорит!
-Пусть даст мне руку, и ты сам увидишь. Хочешь, Валер? Я могу показать…
Содат тревожно прислушивалась к их беседе и, наконец, не выдержав, спросила:
-Валер, что за хрень вы там задумали?
-Руку на стол! Ты слышала?
-С чего бы это?
-Сём и Григ держите её! Руку на стол, – медленно повторил он, — или тебе ее отрезать?
Женщина с ненавистью посмотрела на него:
-С тебя станется! С юности такой. Забыл кто тебя мужиком-то сделал?
-Да ты что-о-о! – командир «Своры» весело рассмеялся, — Тогда, почитай, полвойска тебе обязано было. Но главное, что ты не забыла каков я.
Григ прижал руку женщины к столешнице, а Сём крепко ухватил за плечи.
-Только и можете теперь, что с бабами воевать… — прошипела, дергаясь всем телом, Содат.
-Можем. Много чего можем. Для этакого и натаскивали…, да ты и сама помнишь наши правила – у врага нет ни пола, ни возраста! Главное выявить и наказать мразь.
-Псы! Ты ещё… — она начала, но не закончила. Маленькая девочка, встав на лавке, дотянулась до ее руки и коснулась огрубевшей кожи пальцем.
Брат Серж с тревогой посмотрел на дочь и затем перевел взгляд на онемевшую вдруг женщину. Глаза у той закатились под лоб, а старый шрам через лицо вдруг налился кровью. Аннета обернулась к Валеру и потянулась к нему. Рыцарь догадался сразу же и, сняв тяжелую латную перчатку, взял другую ладошку девочки теплыми пальцами. Тут же в его голове зазвучали голоса, а когда он закрыл глаза, то замелькали и картинки.
«… -Ну что? -спросил голос Содат, — готов сменить партнера? Сам увидишь, что чище, лучше и веселее моя «Ганька» будет… — Больно дорого хочешь, уважаемая… — Зато все честно и в срок! Тем более больше тебе не с кем дела вести…» Валер увидел её глазами бездыханное тело какого-то старика из Восточного предела со стрелой в голове. Рядом с ним пасся ослик с поклажей. «Дорого, я тебе говорю, дева! Ты по-нашему понимаешь? Ломишь несусветно!» Перед Валером всплыло незнакомое лицо. «– И ты не одна такая! – Ничего не понял, придурок? Теперь я единственная! Ни одна мышь не проскочит сюда из Восточного предела мимо моих капканов! Обещаю. А сам ты не повезешь… зассышь…. – Один я не могу решать. Нужно все с дедом обсудить… — Ну обсуждай! Может дать ему, если у него чешется? Спроси. Глядь посговорчивее станет…» Мрак сгустился и вновь раздался в стороны. Валер увидел себя. Пацан пацаном, он шел по белому полю рассматривая следы. Женские руки быстро забрасывали снегом чье-то лицо и обтирали им же окровавленный клинок ножа. «-Валер! – голос Содат окликнул его, и она пошла ему навстречу, — Валер, ты Сандра ищешь?… –Да! Ушел с поста! Сотник велел найти… -Варвары его убили! Мы стояли с ним балакали…и тут они…двое. Я сказала – бей тревогу, а он – сам возьму… Я ему — одного не отпущу…и вот.. у леса они его. …А сама-то испугалась и ползком-ползком назад. К вам… — Надо его найти! – Как ты найдешь, малыш? Они же его с собой уволокли…. – Дык, сотник же… — С сотником я сама поговорю! Пойдем в лагерь, а то неровен час и нас тут прихлопнут…»
Золотой рыцарь открыл глаза.
-Валер? – Григ пристально смотрел на него, а брат Серж придерживал под локоть, — Сядь.
-Ему плохо, — сказала Аннетка, вновь взяв кошку на руки.
-Он заболел? – встревоженно спросил у нее Григ.
-Нет, — она тряхнула рыжими волосами, — Ему просто плохо… Ну, на душе. Знаешь?
Валер уже сидел. Кто-то подставил ему воды, но он поморщился и протянул руку к ближайшему воину. Тот отстегнул походную фляжку и Валер, откупорив железный сосуд, сделал три большие глотка.
-Походную чернильницу и бумагу мне, — тихо сказал он, — на эту тварь цепь с шипами, кляп в рот! Готовьте веревку.
Следующие несколько минут он записывал в свиток увиденное, и закончив, посмотрел на Содат:
-Значит это ты его тогда? Как свинью… за ухо…
-Не докажешь ничего! — воины уже одевали на неё цепи.
-Кому мне тут доказывать? Я же сам видел. Скажи лишь почему?
-Так уж вышло, Валер…
-Э-э нет. Не вышло, а так ты и задумала. Для нас всех ты была просто обычной шлюхой. Тебе платили, ты сосала и работала за хорошую плату… Работа есть работа. У каждого она своя по сути. Но он, когда сказал, что любит тебя и не отдаст больше никому… он тебе стал помехой. Верно? Ты поняла, что этот источник денег может иссякнуть и решилась. Ну не становится же женой простого солдата, да? Был бы генерал какой… или хотя бы сотенный… Ох и сука же ты… ох и сука. Присушила, а потом убила его.
-Сам ты!
-Сём, возьми сейчас же двоих с собою. Повесить перед въездом в деревню на первом же дереве! Это военное преступление и помилованию не подлежит ни при каких условиях. «Веселая Ганя» которую она хотела натаскать сюда, а может уже и таскала, это по сравнению с ее прошлым, просто цветочки. Выполняйте!
-Да, милорд!

0
09.10.2020
avatar
Алексей Макаров

Люди в черном.
109

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть