Собеседник

Прочитали 743

Джордж сидел на скамейке в парке. Дул лёгкий осенний ветерок, и, только что упавшие, листья завертелись в его потоке. Струи прохладного воздуха щекотали лицо неподвижно сидящего парня, и он, иногда, даже специально поворачивал голову против ветра.  Солнце только иногда прорывалась сквозь тучи, но когда это случалось , тёплыми лучами успевало порадовать всех кому доводилось наблюдать это событие. Пасмурная погода держалось уже несколько дней, что не удивительно, ввиду определённого времени года. Джорджу это даже нравилось – тучи давали ему ощущения спокойствия. Серые громады медленно плывут по небу, и наблюдать за этим можно вечно. Джордж пришёл посидеть в парке без особой цели. Погода, по его мнению, была превосходной, и по такому случаю стоило сходить в парк.

Посетитель парка, любивший пасмурную погоду, сидел с безразличным лицом. Не зная, какую скорчить физиономию: Довольную или хмурую. Это так сложно – выбрать свой внешний вид, чтобы не ловить лишних взглядов. Что принято в том обществе, куда ты направляешься? Нужно много запоминать, чтобы чувствовать себя как рыба в воде.

Джордж водил взглядом то влево, то вправо. Люди проходили мимо, слегка поглядывая на заскучавшего посетителя парка, но большего интереса никто не проявил. Джордж только иногда ухмылялся, будто сочиняя на ходу анекдоты и рассказывая их себе. Он не был одет во что-то вызывающее. Чёрные штаны и слегка мешковатая ветровка были его защитным панцирем. Единственное что двигалось это его глаза. Он был похож на черепаху, которая иногда высовывала голову, чтобы посмотреть куда идёт. Парк был достаточно большим и скамеек, чтобы сесть, было множество, но педантичность Джорджа не давала «сбоев» — он всегда садился на одно и то же место. Педантичность, граничащая с перфекционизмом, не давала ему покоя, хотя иногда и придавало ему некоторую уверенность. Уверенность в том, что делая всё великолепно, он избегает плохих последствий и может не переживать по поводу результатов. Что это за плохие события, он объяснить не мог.

Джордж сидел, постоянно что-то записывая. Он всегда брал с собой блокнот и ручку. Не обращая на взгляды проходящих мимо людей, он что-то яростно записывал, но перед каждой подобной записью, он останавливался, чтобы всё обдумать. Ценность идеи на начальном этапе довольно сложно определить. Может, ты выкинешь её через квартал в мусорку, да и ещё с возгласом типа: Это бред! Или что-то вроде этого. Записи делались скорее, чтобы себя занять каким-нибудь дело, чем для реального сохранения информации.  Обладая неплохой памятью, он всё равно неустанно вёл карандашом по листку каждый раз, когда что-то придумывал. Заметки были разного рода. Области, в которых он не разбирался, всё равно требовали использования знаний в них. У Джорджа было не много друзей. Лучшие товарищи – это книги.

Джорджу казалось, что в книгах можно найти всё что угодно. Зачем спрашивать у человека что-либо, если книги могут это объяснить без криков и оскорблений. Первое впечатление об учителях Джордж запомнил на всё жизнь: Самодовольные, истеричны, неуравновешенные, лицемерные,  не далёкие обыватели, которые плачутся по поводу своей работы, а винят в своих бедах других. Бросил ли он школу? Нет, но очень хотел. В принципе, этого хотели большинство людей, но у всех были разные причины: кто-то просто хотел иметь больше свободного времени, кто-то не выносил школьную рутину. Джорджа раздражала подача материала. Многие списывали это на различные расстройство вплоть до нарциссического расстройства личности, но, по понятным причинам, Джордж не признавал диагнозов, поставленных ему.

Сейчас он сидит в парке. За несколько минут ничего не изменилось. Как раз это его и напрягало. «Почему люди такие медленные, а где не надо – суетливые?» Джордж временами был похож на Ганнибала Лектора – его лицо не выражало ничего, так ещё и взгляд отдавал металлическим блеском. Человеку с блокнотом и ручкой, пришедшему в парк в пасмурную погоду,  было сложно принимать действительность, как она есть. Может излишняя изоляция сделала его совсем нелюдимым

«-Ты должен хорошо учиться, иначе не поступишь в институт.

-Зачем мне поступать в ваш институт?

— А ты хочешь  быть дворником?

— Есть много профессий.

— На заводе, значит, работать будешь, как твой отец.

— Лучше на заводе или дворником, чем заниматься непонятно чем!

— В твоём возрасте ты пока не можешь ни о чём судить. Ты должен просто учиться.

— Покорно подчиняться?

— Причём тут это? Ты хочешь быть балбесом? Твой брат учиться хорошо не то, что ты.

— Тогда какие проблемы? Откажись от меня и всё.

— Замолчи и не переговаривайся!

— Переговариваться –  значит выражать свою точку зрения?
— Ты ещё слишком мал.

— Это ты слишком старая.

— Хам.

— При чём тут сын Ноя?

— Такой умный, лучше бы на уроке был.

— Школа – это скучно. »

Джордж выкинул из головы эти мысли. Они его довольно часто посещали, когда он не занимался чем-нибудь.  Это называют обсессия. Единственный способ борьбы с ними, Джордж видел в том, чтобы занять себя чем-нибудь. Это всегда помогало. До поры до времени. У этого парня были довольно непостоянные интересы, не считая психологию, психиатрию и математику. Время от времени, он занимался иностранными языками, историей, биологией, физикой. Иногда изучал науки, название которых он не запоминал, потому, что их даже в школе не проходят. Сказать, что школьная жизнь его тяготила – ничего не сказать. Он даже сам себе поставил вымышленный диагноз – гиперчувствительность к занудству и деградации, считая, что скучное преподавание школьной программы ведёт к забвению, а не к свету, как говорят многие.

Эти посиделки продолжались бы ещё очень долго и нудно, если бы не случилось интересное. В его внутренний мир вторгся незнакомец, который за считаные минуты успел стать ближе, чем большинство его давних друзей.

«- Поиграй с машинками.

— Я что маленький что ли?

— Посмотри, все дети играют.

В песочнице, его ровесники строили куличи из песка и катали, зачерпывая песок внутрь, металлические машинки.

— Пойдём вместе.

— Не хочу я туда идти.

— Почему?

— Не хочу и всё.

— Понимаешь, тебе будет сложно общаться с людьми в дальнейшем. Когда ты пойдёшь на работу, тебе будет плохо там находиться одному.

— А что такое работа?

—  Ты встаёшь очень рано, идёшь в определённое место, скоро ты так же будешь ходить в школу, ты выполняешь свои обязанности.

— А если я не хочу туда ходить?

— Ты должен – ведь эта твоя работа.

— Я могу выбрать любую работу?

— Да. Но понимаешь, в жизни так бывает, что попасть на работу, которую ты хочешь, не получается. Это жизнь.

— Странно. Зачем люди ходят туда, где им не хочется находиться?

-Эта их работа.

— Тогда пусть сменят её.

— Поверь – жизнь эта очень сложная вещь. Я много живу – я знаю.»

— Я могу сесть рядом с вами? – молодой человек возник из ниоткуда и встал рядом с Джорджем.

Джордж оглянулся по сторонам: кругом было полно свободных скамеек. Чтобы не нарываться на конфликт, Джордж одобрительно кивнул.

— Благодарю, — парень сел рядом, закрыл глаза и улыбнулся.

Соседа по скамейке обдувал лёгкий ветерок и это доставляло ему удовольствие.

— Сегодня хорошая погода, не правда ли? – сказал вдруг незнакомец.

Джордж уже напряг мышцы языка и губ, чтобы произнести фразу: «Что тебе нужно от меня?», но остановился и коряво хмыкнул. Неподалёку, рядом с парком, проходила дорога. Сейчас самое интересное происходило там. Узнать, что не поделили два человека, было сложно – от сюда ничего не было видно. На тротуаре, проходившему перпендикулярно взгляду Джорджа, вдвое мужчин вступили в схватку. На драку это было похоже слабо, потому, что драка – это когда оба проявляют инициативу. В данном случае, можно было наблюдать, что активность исходила от одного из участников. Конфликт был быстро разрешён – менее подкованный в драках, мужчина упал на асфальт. К счастью, он быстро поднялся, и его друзья отвели его в сторону. Джордж с его соседом по скамейке молча наблюдали эту картину.

— Почему в людях столько злобы?  — начал незнакомец.

— Агрессия заложена в нас природой. Даже отдел есть такой в мозге, — Джордж сделал вид, что не заинтересован в продолжении разговора.

— Нам дан такой инструмент контроля, а люди просто следуют инстинктам.

Джордж промолчал.

— Ошибка полагать, что знаешь всё. Но ещё большая ошибка, думать, что твоя точка зрения не может быть раскритикована.

— Вы на что намекаете?

— Мужчина, который смог одолеть своего противника в этой драке не победитель. Он не победил, а может даже где-то проиграл.

— Ты говоришь ерунду. Тогда кто победил? То что-ли, которому друзья помогали подняться? Победитель может быть только один. Если один из двух проиграл , значит другой победил? Ты вообще как смотрел за дракой?

— Я смотрел хорошо, не давая предрассудкам затуманить мой разум.

— То есть я в тумане? – усмехнулся Джордж.

— Некоторым людям легче жить, следуя за своими убеждениями, даже если они не верны.

— Нет людей без убеждений.

— Тут ты прав, но отчасти.

— Поясни.

— Смешно, правда?

— Что смешно? – Джордж посмотрел на собеседника удивлённым взглядом.

— Несколько минут и человек уже стал тебе интересен, хотя до этого казался тем, кто не достоин общения с тобой.

— С чего ты решил, что я так подумал?

— Ты же даже не знаешь моего имени.

— Кстати, как тебя зовут?

— Представь, если бы люди не спрашивали имён друг друга. Нас бы объединяли общие интересы и взгляды. Да, и противоположные тоже давали повод поспорить.

— А если мне нужно позвать человека?

— Ты крикнул что-то вроде этого: Эй! Парень в синей куртке, который любит всех поучать и досаждать всякими вопросами.

— Слишком долго. Имя даёт некоторые преимущества.

— Но и отнимает их. Мы неповторимы, а различные вещи делают нас похожими друг на друга.

«-Сегодня мы пойдём и купим рубашку и штаны. Начинается новый учебный год.

— Почему я не могу пойти в своей обычной одежде? В той, в которой мне будет удобно?

— В школе есть определённые стандарты. Ты должен их придерживаться. Хватит уже капризничать, как маленький. Почему твой брат себя хорошо ведёт?

— Он – не я. Хватит сравнивать!

— Ты считаешь себя умнее других?»

— Посмотри на вон того человека, — сосед Джорджа указал рукой на человека сидящего через две скамейке от нас, повёрнутый к нам лицом.

— Что с ним не так? – сказал Джордж, а в голове пронеслись мысли:

«Туфли блестят, хотя может пойти дождь. Значит ему их не жалко, может их у него много? Карман слегка оттопырен, наверное, из-за того, что постоянно суёт руки туда. Может телефон или просто так любит делать. Карманы куртки закрыты на замок. Может из-за компульсивно-обсессивного синдрома, а может ему не холодно, или там он телефон и держит, боясь, что он выпадет из кармана, возможно, такое уже бывало, если он помнит это, значит от сконцентрирован на себе. Если бы он не был эгоцентричен, то просто был бы аккуратней. Если ему не холодно, значит он ходит так постоянно. Может у него слишком много свободного времени или работа такая. Нет! Посмотрите на туфли! Так что же это может быть?»

— Всё нормально с ним, — незнакомец посмотрел на Джорджа, — уверен, тебе есть что сказать о нём.

— Да, нет. Парень как парень.

— Часто люди смотря на одно и то же, но видя совершенно разное.

— Давай ты первый скажи, что-нибудь о нём.

Собеседник задумался, но в лице особо не поменялся.

— Он ждёт кого-то.

— Всё? – Джордж даже был удивлён и доволен такой быстрой победой.

— А что ещё нужно? – незнакомец всё ещё говорил спокойным голосом, и это спокойствие раздражала Джорджа.

«- Как вы можете быть такими спокойными?

— В смысле? Что с тобой сегодня? – одноклассник Джорджа, сидевший напротив него, сделал удивлённое лицо, но это получилось несколько наигранно ввиду того, что последний занимался более интересным дело – играл в телефоне.

— Эта рутина меня убивает… Почему я должен заучивать неинтересный материал, чтобы меня не признал умственно отсталым?

— Ты пофигист, Джордж.

— Я пофигист? Ты на себя посмотри – играешь в какую то игру, списываешь домашние работы и забиваешь на всё!

— Ты вообще домашнюю работу не делаешь.

— Лучше не делать, чем деградировать.

Прозвенел звонок. »

— Ты даже не хочешь его анализировать.

— Ты читаешь этикетку шоколадки или печенья.

— Состав в смысле? Да, иногда.

— Многие слова ты прогоняешь в голове, когда ты ешь это?

— Думаю ли я о глютамате нартрия, когда ем пирожное?

— Да.

— Я просто очередной раз пугаюсь названия, — усмехнулся Джордж.

— Люди – это не печенки или пирожное. Это личности, которые не обязательно анализировать, нужно чувствовать.

— Если не анализировать – можно ошибиться.

— Ты про предательство?

— И про него тоже.

— Плохого и хорошего не существует. Значит, нет и предательства – есть просто действие, которое никто не ожидал.

— То есть, мне нужно доверять всем подряд.

— Если тебя предали, а к новому человеку ты не можешь раскрыться, то ты не даёшь шанса этому человеку.

— Мне нужно наступать на те же грабли, — сказал с иронией Джордж.

— Люди, которые говорят, что не созданы для дружбы, просто боятся быть отвергнутыми. Они хотят, чтобы их любили, ценили, уважали. Уход от общение, позволяет им жить в своём мире, где они могут это хотя бы представить.

— А может человек просто необщительный.

— Все мы разговариваем с кем-то. Кто-то разговаривает сам с собой, кто-то с воображаемым другом, кто-то с реальным.  Нет тех кто молчит.

-Есть люди, которые не хотят делить своими мыслями с окружающими. Ты считаешь это странным?

— Нет. Это личное дело каждого. Так что ты можешь сказать про того парня?

— Не скажу что много , но уж точно по больше вашего.

— Ты думаешь он эгоист? Ты так решил по карманам?

Джордж удивился.

— Ты ошибаешься. У тебя ошибка в логических рассуждениях.

— Раз ты увидел тоже, что и я, значит, в этом есть доля истины.

— Я так подумал потому, что знаю тебя.

— Ты меня не знаешь. Мы с тобой только сегодня познакомились.

— Люди, которые думают, что они слишком сложны для понимания их остальными людьми – самые простые люди на земле.

— А если я специально буду делать вещи, которым люди не смогут дать оценку?

— Тогда, человек, которые действительно тобой заинтересован, сращу, поймёт тебя.

— Почему ты так уверен?
—  Я просто делюсь своим мнением. Мы с тобой спорим.

— Ты не закончил про парня.

— Ты думаешь, что он делает одни и те же действия, чтобы успокоиться, то есть,  у него компульсивно-абсессивный синдром. Это вполне вероятно.

— Мы смотрим на одно и то же, но видим разное?

— Мы смотрим на одно и то же, видим одно и то же, но интерпретируем по-разному.

— Твоя интерпретация.

— Я просто заметил это, но не объяснил. Мне не нужно анализировать человека. Мы уже об этом говорили.

— Да. Говорили.

Несколько минут собеседники молчали.

— Как интересно. Никогда не знаешь заговорить ли первым. Кто должен проронить слово: человек, который хочет послушать мнение друга, но он должен задать вопрос, или тот, кто хочет выговориться. Кажется ответ очевиден, но в голове второго всегда сидит мысль, что его собеседник не хочет его слушать. Человеку нужно, чтобы его кто-то понял. Ему важно знать, что его размышления имеют вес, что это не просто фантазии чокнутого, и он не уходит всё дальше он истины.

Джордж кивнул.

— Нужно задавать вопросы, чтобы поддерживать беседу. Таковы законы вежливости. Социальные нормы всегда держат нас в цепях.

— Вы думаете, что я этого не понимаю?

— Нет. Просто поддерживаю беседу. Это целое искусство.

— Вы им владеете?

— Не больше чем ты, но это не имеет значение. Люди всегда довольно быстро усваивают подобные правила «этикета». А что делать человеку, который их не усвоил?

— Их признают не социализированными…

«- Они опять спрашивали почему ты не гуляешь. Передавали «привет» — брат Джорджа был в хорошем расположении духа.

— Им не всё равно? – резко ответил Джордж.

«Люди, по больше части, передают приветы из-за вежливости. Если бы они хотели узнать как я, зашли бы и спросили.»- подумал про себя Джордж

— Зачем ты с ними дружбу водишь? – Джордж был в не настроении.

— С ними интересно…

— Интересно? – оборвал его слова Джордж, — да, они шпана! Ладно, забудь.

— Нельзя так к людям относиться, — брат Джорджа смягчил голос.

— К людям – да, — спокойно ответил Джордж.»

— Грубость – истина без лицемерия, — вдруг сказал незнакомец, который таковым уже не являлся.

— Значит, я должен постоянно грубить, чтобы не быть лицемером?

— Нет. Просто в нашем обществе сложно быть честным со всеми. Нас приучают врать с самого детства, говоря: Ну, хоть притворись что тебе интересно. Но правила нужны настольной игре, а не людям.

— Правила упрощают жизнь. Всё становиться понятным, всё подчиняется определённому смыслу, логике.

— То, что выходит за рамки правил, всё равно трактуется относительно их. Это неправильно. Таким образом, поступает религия.

— Ты веришь в Бога?

— Ты думаешь, что не веришь, в него или думаешь, что он тебя не любит?

— Бог – это призрак. Как мы узнаем, что хоть немного приблизились к пониманию его сущности?

— Никак. Чем больше мы раздвигаем границы познание, тем более всемогущим делает его религия. Это замкнутый круг.

«Маленький мальчик лет 10, стоял около иконы. Не думаю, что он хорошо в них разбирался. Кругом стояли люди, которые читали молитвы, но этот мальчик молитв не знал. Всё, что  у него было – это свечка и вера в то, что хоть Бог не отвергнет его и поможет. Он молча смотрел на икону. В его голове крутилось много мыслей, но самой цепкой была одна – он хотел чтобы всё наладилось. Этот мальчик всегда обладал высокой чувствительностью ко всему, что происходит вокруг. Он понимал слишком много для своего возраста, но мог сделать так мало. Он видел по телевизору, как люди идут со свечками в церковь, рассказывая, как они верят во всемогущего Бога. Мальчика это всегда завораживало – вера этих людей была огромна. Но он видел и другое, как Богом прикрывались, как люди становились «верующими», перед минутой опасности. Всё это было ему безразлично. Не зная практически ничего про ритуалы, он просто сжал свечку по сильнее, что-то проговорил про себя и поставил возле иконы. Спустя годы, этот мальчик разочаруется во всё этом. Люди, требующие совершения обрядов ради доказательства веры, будут казаться ему жалкими и ничтожными. Он так и не поймёт почему так возненавидел религию: Потому, что Бог не помог или потому, что он справился сам. »

— Где ты работаешь? Ты так много говоришь, будто у тебя много свободного времени.

— Если я бизнесмен, то со мной можно вести беседу, а если трудяга с завода, то сказать: «Отвали»?

— Нет.

— Общество делит людей на классы.

— Ты коммунист?
Незнакомец рассмеялся.

— Тебе нужно моё мышление, а не моя работа, знания или навыки. Целые толпы людей выходя из университетов и колледжей, думают, что они поднялись на одну ступеньку вверх. Нам пропагандируют успех. Обществу нужны люди, которые будут всё жизнь за ним гнаться.

— Но есть успешные люди.

— Они успешны только для нас. Их так показывают. СМИ – это сплошное надувательство.

Джордж вдруг заметил, что ветер стал дуть тише. Может быть, даже стал чуточку теплее.

— Мы уже столько обсудили, но у меня осталось куча вопросов.

— Ты уверен, что у тебя нет на них ответов? Может ты просто боишься принять их и ищешь те, которые подчиняются твоим «правилам»?  Будь менее критичен к людям и себе, Джордж.

Незнакомец встал и начал удаляться.

— Это всё? Больше никаких поучений и философских высказываний?

— А они нужны? Ты хочешь найти философскую мудрость?

Он развёл руки в стороны, как будто стараясь обхватить что-то очень большое.

— Она во всём, — сказал он, улыбнувшись и спокойно, но уверенно пошёл по дорожке.

Джордж некоторое время постоял на месте и то же пошёл. Его дом находился всего в паре кварталов от парка. Пока он шёл, в памяти всплыла драка возле парка. «Почему он сказал, что тот мужчина не победил? Он же выиграл.» Джордж размышлял над этим пока шёл. «Они успешны только для нас. Их так показывают…   Некоторым людям легче жить, следуя за своими убеждениями, даже если они не верны… Мы смотрим на одно и то же, но видим разное… Мы смотрим на одно и то же, видим одно и то же, но по разному интерпретируем это… » В первом случаи, мой «учитель» имел ввиду, говоря слово «видеть», различать что-то в человеке, а во втором случаи, он имел ввиду: Видеть одни и те же вещи. Тот человек вышел из драки победителем, только потому, что я его таким сделал. Он проиграл. Он посчитал, что лучше последовать стандартам общества, где ты живёшь, ежели думать головой – его убеждение слишком бедны, но чертовски сильны. Джордж до сих пор не мог поверить, что его настоящего учителя, он может больше никогда не увидеть. Последние наставление, как и все его слова, были наполнены мудростью, или я их сделал такими, осмыслив и начав использовать?

Джордж оказался дома. При всей его лени убираться, он всё таки находил время на уборку. Но он пришёл домой не просто улечься в пастель и ещё один день прогулять во сне. Он нашёл на своё столе номер, который успел немного запылиться. Это был номер его подруги Джесс. Взял в руки небольшой листочек с цифрами, он увидел как дрожит его рука. Он сжал сильно руку в течении нескольких секунд, а потом расслабил. Небольшая усталость прокатилась по запястью. Он набрал номер.

— Ало?

— Привет, Джесс. Это я Джордж, — сказал он слегка дрожащим голосом.

В трубке наступила тишина, а потом резко разговор продолжился.

— А! Джордж, ну конечно. Что-то случилось?

— Мы можем встретиться? Это очень важно.

— Я просто… Занята.

— Поверь мне. Мне очень нужно с тобой встретиться, — Джордж уже сказал слов больше, чем говорил за месяц.

— У точно всё нормально?
— Да. Так ты можешь организовать мне встречу с тобой?
— Ммм… Ладно, хорошо. Назначай место.

— Лучше ты.

«Этот мальчик опять грустил. Он всегда бы грустный. По не понятным причинам, он всегда видел во всём один только чёрный цвет. Пронзительно холодный и сильный ветер, казалось может поднять его над землёй и унести далеко-далеко. Временами, мальчик даже хотел этого. Он просто стоял в поле, а вокруг не было никого. Трава гнулась под порывами ветра и это зрелище его завораживало. Мальчику не хотелось от сюда. Это место казалось ему безопасным. Серые тучи плыли по небу. Солнечные лучи не могли пробиться сквозь такую крепкую броню. Поле было необыкновенно большим. Мальчику казалось, что он здесь властелин. Он мог здесь играть и веселиться, но не хотел.

— Джордж! – девочка, появилась из ниоткуда. Мальчик и забыл про неё. Она его зачем-то позвала.

Джордж молча кивнул.

— Мне нужно тебе кое-что сказать… — девочка слегка покраснела.

Мальчик смотрел в её большие глаза, в которых отражалось небо. Его больше интересовали тучи.

— Я тебя люблю,- девочка выдохнула.

Джордж не сразу понял, что ему сказали. Позже он долго вспоминал, был ли это сон или нет, но ветер вдруг перестал дуть и сквозь тучу пробился лучик Солнца, который смог хоть немного согреть этого холодного снаружи, но очень тёплого внутри, мальчика.   »

01.04.2019


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть