Смертельный запах кофе

Прочитали 20








Содержание

Вышел на работу после выходного и меня Рамунас пригласил в кабинет.

— Не знаешь, кто трёх мужиков вчера изуродовал возле реки?

— Посмотри клип и включи в учебную программу. За три месяца Али стала настоящим волкодавом.

— Через месяц будет работа в Гватемале, возьмёшь её с собой?

— Без вопросов, она лучше всех стажёров. Можешь ей звание присвоить после возвращения. Не женщина, а барс, который вырвался из клетки.

— Тогда, готовь её к настоящей работе со стрельбой. 

    Со стрельбища моя подруга не вылезала, смотрела все ролики про стрельбу и в конце месяца попросила купить ей винтовку SAUER 404 SYNCHRO XT и у нас в группе появился свой снайпер. Это расширяло возможности маленьких диверсионных групп. Мы вырезали из журнала лицо какой-нибудь голливудской звезды и со ста метров Али попадала ей в глаз, причём по заказу, левый или правый.

     Опять же, мужчины ничем не отличаются от женщин и её успехи стали связывать со связью со мной. Рамунас рассказал нам обоим об этих разговорах.

— Босс, — сказала Али,- дай мне псевдоним Магда Альварес, что бы не было зависти у тупиц. И скажи Алехандро, что нам пора узаконить отношения и чем быстрее, тем лучше.

— Окей, сегодня напишу приказ, а вас распишут в канцелярии. Когда хотите?

— Закончим разговор и пойдём в канцелярию,- сказала Али.

— Альварес, — обратился ко мне Рамунас, — ты что молчишь?

— Молчание, знак согласия, босс.

     Когда все формальности были выполнены, нам дали два внеплановых выходных.  Мы пошли к ювелиру и купили обручальные кольца.

— Али, спасибо тебе, я бы сам никогда не решился завести такой разговор, не только с Рамунасом, но и с тобой. Ты великолепная женщина, я даже сам себе завидую. Такого просто не может быть, это чудо. Пойдём в церковь Святого Еммануеля, тут недалеко, на углу улиц Рэндольф и Харрис. Нас пастор примет без волокиты, я его знаю.

— А мы будем регистрировать брак Альваресами?

— Да, у нас уже нет своих имён.

Прошёл ещё один напряжённый месяц тренировок. Али дали вести курс “Особенности снайперской работы в диверсионных группах”, курс “Плюсы и минусы малых диверсионных групп” и курс Крав Мага. А перед строем ей вручили погоны лейтенанта. Мой личный ореол волкодава сильно поблёк. Я уже не был тем, кем себя считал. А был придатком своей жены. Подошло время ехать в Гватемалу. Рамунас меня вызвал и предложил написать четыре фамилии, с кем я поеду. 

— Не забудь включить Магду, а то она меня изуродует прямо в кабинете, так и рвётся в настоящее дело.

— А мне она ничего не говорит.

— Потому, что считает вопрос решённым, ты её плохо знаешь,

— Да, ты прав, я увлёкся своей ролью, а она талантливее всех. Старею.

— Береги её, как вернётесь, вам вручат ключи от коттеджа в посёлке командиров. Точнее, вручат Али, а не тебе. Ты, как был на уровне хорошего полевого бойца, так им и остался. Кстати, план операции составлен Али с привлечением местных военных. 

— Да, Рамунас, время бойцов универсалов подошло к концу. Скоро мою мумию  в музее выставят. 

— Ты дорого обходишься казне, есть более дешёвые альтернативные варианты и более надёжные. Ты же секретами своей работы дорожишь и ни с кем не делишься.

— Немцы говорят “Was wissen Zwei, wisst Schwein” — “Что знают двое, знает и свинья”. А свиней на самом верху очень много, я знаю на собственном опыте.

— Ладно, удачи вам. Вы хорошая пара, она на тебя молится.

Ciudad Vieja оказался  небольшим городком, тысяч на 30 населения, довольно бедного и работящего. Все трудятся на склоне Водного вулкана, где хорошо растёт кофе. Кофе у них очень хороший и чистый, его выращивают без химикатов. Кофе выращивают лет 10, до этого выращивали овощи. После переходя сельского хозяйства на кофе, дети смогли пойти в школу, а не трудится в поле. Но богатыми они не стали, так как труд ручной и на склоне вулкана техника не ходит, там самые лучшие зерна. Чем ниже, тем хуже качество зёрен и они годны лишь для приготовления растворимого кофе, да для самих себя. 

      В городе живут потомки индейцев майя уже 20 тысяч лет. Кроме производства кофе и христовой веры, европейцы ничего не предложили вместе демократией. Это пожалуй единственная страна, где  люди сохранили свои языки, коих около 20, но государственный испанский язык. В основном два генотипа, европейский и индейцы, причём не Голливудские. Мне пришлось 8 лет работать с индейцами из Эквадора, Гондураса, Перу и Гватемалы и через них я полюбил пить кофе.

    Мы с Али приехали и остановились в доме Ольги Санц, по рекомендации общей знакомой Лауры Гарсия. Ольга никоим образом не походила на славянку, как и её брат Иван. Через два дня меня представили и местному Владимиру. Боже, они знали русских революционеров.  Оказалось, что у них только полвека назад закончилась гражданская война, где Америка помогла сторонникам западного образа правления. Мало что изменилось, но война закончилась и это хорошо. Кто был никем, тот им и остался. Дети кухарок даже грамотой не владели так, как владели автоматом. Достигли компромисса и все вернулись к своим полям. Слава богу, что технический прогресс там не в почёте.  Роботы, электрокары и сотовая дребедень им не по карману, да и виртуальная реальность  урожаю кофе не поможет.  Нормальная жизнь, как и обещала Лаура.

     Мне там понравилось. Зимой температура 22 градуса, а летом 25 градусов днём, а ночью 10 и 15 соответственно. Но страна не из дешёвых. Мы с удовольствием ходили с Ольгой на её участок по выращиванию кофе. Я таскал на себе  большую корзину с плодами и худел. Остальное делала хозяйка. Местные мужики надо мной подтрунивали, мол за что работаешь? Отвечал, что за мякоть, которая покрывает зёрна.  Представьте себе вишнёвое дерево, мы мякоть плодов едим, а косточки выплёвываем, а с кофе надо всё наоборот. 

       Каждый фермер имеет свой набор оборудования под количество урожая и сдаёт зерна кооперативу, куда ещё надо попасть. Кооператив гарантирует приёмку качественного товара и платит без задержки. И так круглый год человек всегда занят и ни о каких круизах или отдыхе за границей, там мыслей нет. Бутики модных товаров для фермеров не нужны. Там нужен только хороший отдых дома, ну и свежий кофе, конечно.

.

Проснулся, луч солнца заглянул в окно и мне попал в глаза.

Встал, кофе заварил и вместо сливок добавил с неба облака немного.

Вдохнул я аромат, вздохнул и на щеке почудила слеза.

Вчерашний день припомнил с твоим прощанием у порога.

Горчит немного кофе, не сахара добавить надо, счастья, хотя бы маленькую ложку

Чтоб грусть ушла, но не судьба, грусть зацепилась за дерево, что у окна растёт, 

Вдруг слышу на крыльце я стук шагов и узнаю твою походку и маленькую ножку.

На запах кофе ты пришла, ты летняя любовь, моя мечта, теперь душа поёт.  

     По городку пошли слухи, что приехала русская пара и хочет купить участок для выращивания  кофе. Через три дня нас пригласили в кооператив и сказали, что они против предоставления нам участка. Точнее, не будут принимать товар, а вывозить самим, довольно опасно.

— А если я договорюсь с теми, кто является представителем опасности, то нам не надо будет платить дань кооперативу. — сказал я клерку из кооператива.

— У вас будет много врагов, включая всех членив кооператива.

— Я согласен иметь врагов среди членов кооператива.  Где мне найти тех, кому вы платите. Может я им предложу более выгодные условия и кооператив будет работать на меня.

— Вас убьют за назойливость.

— Я  согласен, только сведи меня с теми барыгами, которые тебя доют. — я сменил  тему и сделал его невинной жертвой. 

Эта фраза заставила клерка призадуматься. 

— Ладно, их контора по ту сторону горы, в пещере. Я ничего вам не говорил. Там человек двадцать бойцов, точнее, головорезов. Где сам босс, я не знаю, он, может быть, в штатах.  Тут только солдаты. 

— Значит, там не с кем разговаривать, да?

— Да. 

— Я с ними встречусь, пойду смотреть участок под посадки. Ещё вопрос, если эта шайка согласиться оставить вас в покое, то членам кооператива это будет выгодно?

— Да, на 40% больше получим.

Пока я беседовал с клерком, Али наводила справки среди женщин. Те тоже подтвердили, что по ту сторону вулкана есть пещера, где обитают головорезы, которые время от времени приходят к ним и насилуют молодых женщин. Полиция на это не реагирует.  К вечеру мы обсудили с нашими хозяевами этот вопрос и пришли к выводу, что полицейские от них зависят и надежды на них нет.

Через два дня мы получили два дрона и стали исследовать ту сторону горы, где нет жилья местных жителей. Оказалось, что там небольшой укреп район и охраной по периметру, есть штаб под горой и бойцов много больше, чем двадцать. Уходить им некуда, там река Rio Namaya  и болотистое  озеро.

— Али, мне кажется, что надо силами военных их выдавить с низины, заставить подняться и скрыться в пещере.

— Ты их там всех и похоронишь одним взрывом, да?

— Да.

— Военные приедут на катерах и будут стрелять и высаживаться. А наши люди их будут отстреливать при отклонении от маршрута в пещеру. Мы на вершине вулкана сделаем позиции для стрельбы. 

— Я думаю, что надо с Ольгой обсудить, может крестьяне нам помогут. Что бы бандиты не разбегались у подножия вулкана.

— Али, ты молодец, я местным обычно не доверяю. Мы уйдём, а они останутся и кто придёт после нас, большой вопрос.

— Слушай, Альварес, никто не должен прийти. Всех убить и даже не хоронить, пусть дикие звери жрут их плоть. Всем убитым отрезать гениталии  засунуть им в глотки.

— Не лишку ли сделаешь.

— У меня нет тормозов к врагам. Сколько они женщин изнасиловали, это не люди. Никого в плен не брать. Только трупы врагов  считать. Мужья и братья этих женщин нам помогут. И проверь, кто получатель этого сорта в Штатах. Его тоже убрать. Эта сволочь всё организовала. 

— Согласен. Но это не в компетенции нашей группы.

— Я сама его уберу. 

— Али, ты гений. Сначала уберём хозяина, бандиты сразу получат информацию о его насильственной смерти. Обставим, как происки конкурентов. А потом введём войска, когда враг будет деморализован.

— Этот сорт кофе идёт в Балтимор, попросим Рамунаса взять эту часть операции на себя.

       Через три дня контейнеровоз врезался в опору моста в Балтиморе. Господин Норьега приехал посмотреть,  вместе с другими заинтересованными лицами, но не удержался и упал вместе с остатком дорожного покрытия в воду. Кусок дорожного камня его убил ещё в падении.

   Через сутки в лагере началось шевеление и дальше всё шло, как по маслу. Бандиты ушли в пещеру и туда мы пустили газ. Потом взорвали.

   На следующий день мы пришли к клерку кооператива и он спросил:

— Ты не передумал брать участок для выращивания кофе?

— Мне не повезло, ваше кофе будет брать Juan Valdez, а с ним у меня разные гастрономические интересы, ха, ха.

— А что делала твоя красивая жена? — клерк посмотрел на Али.

— Она руководила устранением господина Норьега и передачей поставок кофе фирме Juan Valdes.

— А вы правда русские?

— “Да”, сказал я по-русски и все рассмеялись. 

Это русское слово в Гватемале  знают все.


12.06.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть