Утро седьмого дня ознаменовалось грандиозным событием. Сам лично начальник полицейского управления штата, раздуваясь от гордости, объявил о запуске системы «Фемида».  Репортеры наперебой задавали вопросы, корреспонденты щелкали фотоаппаратами, телевизионщики глядели в визиры. Никого эта новость не удивила. О разработке проекта «Фемида» заявил сам же начальник полиции еще полгода назад. И с тех пор выступал по телевидению каждую неделю.

                — Это в корне перевернет работу полиции! – вещал он тогда. – Это наше будущее! И мы, именно наш штат – пионеры в этой области! Система «Фемида» — это мощный программный комплекс. Он собирает факты расследования, перерабатывает сотни, тысячи, а может, и миллионы мелких деталей и, анализируя, общую картину, безошибочно вычисляет преступника. От «Фемиды» нельзя спрятаться, ее нельзя подкупить, ее нельзя запугать. Эта система никогда не ошибается. Наши аналитики оценили вероятность правильного решения в сто процентов! – начальник полицейского управления слегка запыхался. Он достал платок и принялся яростно вытираться, длинные речи утомляли его. – Величайшее достижение науки! Редчайший сплав математики, кибернетики и криминалистики. Пусть мы еще не научились полностью упреждать преступления, но теперь мы будем безошибочно карать преступивших закон. Ибо система не может ошибаться.

                Поначалу эта новость была удивительна. Ее обсуждали в семьях за ужином, в компании друзей, незнакомцы в барах, да и просто на каждом углу. И хотя штат не мог посовеститься разгулом преступности, новые способы борьбы с криминалом не могли не радовать. Правда, находились и скептики, утверждавшие, что не доверяют «электронному копу». Одним из них был главный разработчик системы «Фемида».

                — Система не совершенна, — говорил он приятелю, сидя за кружечкой в пабе. – Хотя бы потому, что не бывает в мире совершенных систем. Можно сколь угодно приближаться к абсолютному значению, но так и не достичь его. Вероятность правильного решения 99.99%.

                — Не вижу разницы, — возразил приятель, не имеющий отношения к проекту. – Не понимаю, что тебе не нравится.

                — Это много, но все же не 100%, как заявляет наш Толстяк, — сказал инженер. – Впрочем, его можно понять – одиозная речь перед налогоплательщиками, речь в министерстве. Надо зарекомендовать «Фемиду». Только не нравится мне эта его бравада. А «Фемида» и так будет хорошим проектом, уж это я постараюсь.

Но начальник полиции выступал по телевидению каждую неделю. Он рассказывал, приводил данные аналитического центра, статистику, и понемногу к этому привыкли.

                — Начисто будет исключен человеческий фактор! – безапелляционно заявлял он в эфире. – Криминалистика шагнет на новый, неслыханный доселе уровень! Преступники будут наказаны! Система не может ошибаться.

 

                Всего полгода кропотливой работы, и «Фемида» приступила к своим обязанностям. Огромный вычислительный комплекс расположился в здании главного полицейского управления штата. Целый отдел полиции, специально созданный для работы с «Фемидой», кропотливо вносил разнообразные данные. Данных было много. Систему интересовали любые мелочи, любые подробности преступления. Иногда она запрашивала, казалось бы, совсем уж не относящиеся к делу детали, как например, тембр голоса свидетеля преступления или цвет шерсти собаки мальчика, живущего напротив дома главного подозреваемого. Поначалу у сотрудников это вызывало оторопь, но постепенно люди стали привыкать и монотонно вводили в машину кучу информации. Целое море информации.

                Анализатор думал, мигали разноцветные лампочки, гудели вентиляторы, и «Фемида» точно в расчетное время выдавала имя преступника и адрес его проживания – информационный блок был подключен к базе данных жителей штата.

                Начальник полиции подписывал ордер, полицейские мчались, хватали преступника, а в том, что он преступник никто не сомневался, и бросали его в каталажку. В тот же день судья просматривал неопровержимые улики, собранные «Фемидой» и, довольно крякая, подписывал обвинительный приговор, соглашаясь с назначенной мерой наказания. Уже на следующий день приговор приводили в исполнение.

                Дело пошло споро. За год переловили множество преступников, в том числе отпетых мошенников, против которых в иные времена никак не могли собрать доказательную базу. Бывало, их отпускали прямо в зале суда, хотя все присутствующие знали об их нарушениях закона. Теперь же доказательная база была настолько крепка, что никто не брался защищать такие дела.

                Криминальная активность пошла на спад. Аналитический центр фиксировал значительное снижение уровня преступности. Начальник полиции торжествовал. Его довольное лицо снова начало появляться на телеэкранах. Он удостоился даже личной похвалы по телефону от министра внутренней безопасности.

                О «Фемиде» писали газеты. Системой заинтересовались в других штатах. И даже в других странах.  Начальник полиции почивал на лаврах. Но одним прекрасным утром его жизнь перевернулась.

 

                В дверь его дома вошли несколько полицейских. Они продемонстрировал ордер на его арест, подписанный его заместителем, и попросили пройти с ними.

                — Что за глупые шутки?! – возмутился он. — Это что, розыгрыш?

                — Вчера было совершенно убийство, — сказал полицейский, предъявлявший ордер. – Около семи часов вечера. Сегодня «Фемида» выдала ваше имя.

                — «Фемида»… Мое имя… — начальник полиции растерялся. – Этого же просто не может быть. – Тут он оживился. – Ну конечно! Я же вчера в это время был на Дне города! Все там были и вы тоже!

                — Прошу прощения, но Вам придется пройти с нами.

                — До выяснения обстоятельств? – горько усмехнулся начальник полиции.

                — Нет, все предельно ясно, — невозмутимо ответствовал полицейский. – «Фемида» не может ошибаться.

                В голове у начальника помутилось, он чуть не упал. Но потом вдруг резко оттолкнул ближайших  к нему полицейских, подскочил к двери, рывком распахнул ее и выбежал на улицу. Этого времени, пока полицейские были в замешательстве, хватило, чтобы он сел в машину. Руки тряслись, он с трудом попал в замок зажигания. Резко рванул с места, едва не сбив зазевавшихся прохожих.

Мысли путались, машину заносило на поворотах, он едва не став виновником нескольких ДТП.  Наконец, он подъехал к министерству и, бросив машину открытой, побежал внутрь. Лифта внизу не было, и он побежал по лестнице, что было очень не просто при его габаритах. Запыхавшийся и весь взмокший, в прилипшей к телу рубашке и без галстука, он ввалился в приемную министра безопасности, игнорируя недоуменные взгляды посетителей и запрещающий возглас секретаря, подбежал к дверям кабинета и ввалился внутрь.

                Министр безопасности оторвался от чтения бумаг и увидел мокрого запыхавшегося толстяка.

                — Джордж! Что с Вами произошло? – министр жестом дал понять секретарю, вошедшему следом и ожидающему инструкций по поводу инцидента, что никаких мер предпринимать не нужно.

                — Сэр! Меня хотят арестовать! Меня обвиняют в убийстве! Я…

                — Вас?! Какая нелепость. Что такое Вы говорите, Джордж.

                — Да-да, сэр! «Фемида» назвала мое имя. Но я…

                — «Фемида»? Прекрасная система. Вы знаете, Джордж, Вы большой молодец, что занялись этим проектом и довели его до конца. Мы опережаем все штаты по низкому уровню преступности.

                — Да-да, сэр, но я ведь не виновен, у меня алиби! В час убийства я был на Дне города, меня видели многие люди.

                — Я и сам был на празднике, Джордж. Я видел Вас с супругой за столиком кафе.

                — Да, сэр, — лицо начальника полиции просветлело, — значит, Вы можете за меня поручиться!

                — Напротив, Джордж, я не знаю, как могу Вам помочь, — министр сделал знак полицейским, вошедшим в кабинет и тихо стоящим в ожидании приказа, те решительно подошли к начальнику полиции. – Процедура противоборства с преступностью у нас отлажена отлично. Согласно протоколу, сегодня Вас арестуют и подвергнут соответствующей мере наказания.

                — Но ведь я!..

                — Знаю, Джордж. Я не могу это объяснить, но я прекрасно знаю, — глаза министра сузились, в них блеснула сталь, — система не может ошибаться.

0
31.03.2019
avataravataravatar
281

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть