12+

Синьор Эльмирио с Баба Нина и Большевики

 

   Синьор Эльмирио и Баба Нина с детства топили и уважали за Большевиков. Как-то шло само собой, сначала октябрятский значок с маленьким, но уже Великим ЛЕ, потим пионэрский красный нашейник, слидом пишов знак комсомолистов с солидно отсутствующей шевелюрой Великого Крупского. Ну и вдобавок маевки со стройными рядами родителей, держащих за ладошку подрастающих. Режим пока еще незаметно менялся, не в лучшую сторону, но свежа была память о Великой Войне, в которой семьи Баба Нины и синьора Эльмирио понесли непоправимые потери. Большая часть большевиков полегла на полях сражений, выжившие, израненные и контуженные находились в послевоенном ступоре, а силу стала набирать вернувшаяся из эвакуации чегоизволите-с рать, с незримыми медальками за оборону Алматы.

 

   Валящиеся снопами под германскими пулеметами и получающие осколки в лицо от попадания снаряда в танковую башню, родственники синьора Эльмирио и Баба Нины, уже ничем не могли помочь в мирное время, ибо большая их часть осталась на Великой Войне, а вернувшиеся, обмороженные и почирканные пулями и осколками, через малое время уходили к своим однополчанам в Вечную Армию. Однако они оставили после себя гордость за непосредственное участие Рода в Великой Победе и понимание того, чего нельзя делать ни в коем случае.

 

   Вернувшиеся из эвакуации, после круговой обороны Алматы, оставили своим потомкам хорошо налаженные межклановые связи, чувство легкой неловкости при упоминаниях о Великой Победе, страх и дикую ненависть к большевикам, единственным за всю историю, требующим полной ответственности за свои деяния. И еще презрение и кошмарные предчувствия по отношению к Великому Народу, совершившему вкупе с другими народами большой кровавый перенапряг, приведший к Великой Победе и осознанию своей подлинной избранности. Вот эта настоящая избранность Народа и приводила корпоративных комуняк и клановую комсу в ярость и истерику ввиду неизбежного Народного Суда за антинародные косяки.

 

   Бесспорно, и у большевиков были косяки, и погром храмов, и расправы с военспецами, и с крестьянством тоже було не усе гайно. Однакож, дорога была верная, к Великой Победе и Большому Космосу. Семьи Баба Нины и синьора Эльмирио тоже пострадамши, и в коллективизацию, и в голод, и в Репрессанс, да только они, рожденные через полвека после Великой Революции, и не думали мстить большевикам за прошлое. Зачем, поезд ушел, корабль уплыл, мясцо на костях опять отросло, и надо было думать о будущем. Будущее улыбалось из детских колясок и требовало любви, а  ненависти набирались кастовые поколения, сначала от страха перед Народом, а затем, когда им полностью сорвало башню, от мнимой вседозволенности, в забывчивости, что счет нашим деяниям ведется на Небесах. Апофеозом варварской вседозволенности стал расстрел Высокого Дома в 1993 году и кровавая расправа с его защитниками.  Синьор Эльмирио, наблюдающий осознанно с 1980 года нарастающую деградацию режима, подумал в тот момент: «Ну вот, вы и показали свое истинное мурло, господа-товарищи». Все попытки замести настоящие проблемы под коврик, в тщетных попытках сыкономить и оптимизировать, всегда оборачивались громадными тратами и самое гнусное – народными бедствиями. Так попытки меченого управителя игнорировать гнойник на Южном Кавказе, привел к разгрому на всем Кавказе, и фантастическому по количеству жертв прорыву гнойника опять же на Южном Кавказе в наши дни с еще большими моральными и финансовыми тратами. И кто бы мог подумать, вроде все заторговали, но шалишь, нет сильной руки и опять бардак. А ведь миротворство на Южном Кавказе не в прошлом году придумали. Начали Русские Императоры, забравшие этот неспокойный край у Персии по Туркманчайскому Договору и прекратившие многовековую резню. Продолжили все те-же большевики, зашедшие в этот край, пылающий после распада Империи, по своим делам в 1920 году и заставившие местных джигитов вложить окровавленные кинжалы в ножны. Да и поздние советские военные, положившие на все метания меченого западнолюбца болт с прибором, и приведшие в чувство озверевших от запаха крови погромщиков. Однако стараниями кланов Держава в очередной раз дала опасный крен, военных убрали и потекла кровавая юшка уже со всего Кавказа.

 

   Синьор Эльмирио, имея сложное происхождение, на все попытки людей, травмированых извращенным преподаванием истории при старом режиме, поставить его в определенное национальное стойло, делал прилюдное ха-ха, прекрасно зная подлинную историю Великого переселения народов в так называемые темные (по причине коньюнктурных фальсификаций) века, начавшуюся от Уральских гор и закончившуюся на Гибралтаре. Посему он не имел преклонения перед Европой, понимая ее расцвет как влияние благоприятных климатических условий. К тому же европейцев постоянно тянуло в Россию на покинутые в глубокой древности родовые гнезда. Однако являться бедными родственниками в богатую ресурсами Евразию не хотелось, честно торговать себе дороже, потому европейцы традиционно использовали мошеннические схемы, опираясь на безграмотных в историческом плане, но ловких в интригах клановых предателей. Несколько военных европейских попыток взять силой получили предсказуемый и ожидаемый посоплямс и поневоле пришлось перейти на псевдосотрудничество, разрядку, псевдоразоружение, псевдофестивали и псевдокультуру.

 

   К несчастью и разочарованию нищих европейцев, и здесь наступил закономерный облом. Кланы с переменой режима пустились во все тяжкие, извращались немерено, деградировали колоссально, стали вымирать из-за падения иммунитета, но Народ стоял железобетонно, по-прежнему воспринимая Европу как раскрашенную прости Господи. По традиции семьи держались за детей и внуков, а разрушенная рассчитанная большевиками практика выхода работяг, от академика до истопника, в третичном составе на пенсию, конечно озлобила народ, но заставила сомкнуть ряды в ожидании неизбежных в историческом плане перемен.

 

   Баба Нину внуки называли бабой вследствие ее молодого вида, а синьора Эльмирио называли традиционно для просторов Евразии бабаем, хотя могли и называть по-другому с полным на это основанием. Семья их сложилась в трагические времена перестройки и развала Союза, когда все разбегались по национальным квартирам, а экранные прости Господи совращали молоденьких девушек сомнительными утверждениями: «Наихудший вид проституции – замужество.», набирая таким образом персонал для сбора мандаринов в штанах южных стран.  Баба Нина и синьор Эльмирио, наплевав на псевдомнения всяческих извращенцев, строили большой дом, родили детей, дождались на пенсии многочисленных внуков, веря только в избранный путь Великой Державы, лежащей на перекрестках Евразии.    

 

Илья Татарчук

12.11.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть