Саратовская улица

Прочитали 50
18+

Глава первая.

— Я ушёл, всем пока!

— Счастливо, Димон! Будь здоров!

Махнув рукой ребятам на прощание, я закинул сумку на плечо и вышел из диспетчерской в коридор, ведущий в машинный зал. Вслед мне раздались звуки просматриваемого порнофильма, что, впрочем, нисколько меня не удивило. Мои коллеги решили расслабиться за просмотром очередной порно новинки и осуждать их за это я не собирался. Пусть каждый делает что хочет, и всё будет идеально.

Пройдя вдоль работающих машин, я свернул за угол и оказался возле выхода из машинного отделения. Толкнув железную дверь, прошёл по длинному полутемному коридору, поднялся по лестнице на цокольный этаж и, миновав ряд банкоматов и ещё одну лестницу, очутился в вестибюле главного входа в здание.

Можно сказать, что теперь я был свободен как птица. Отработав суточную смену, я могу быть предоставленным самому себе и распоряжаться своим временем как душе угодно. А времени у меня было в избытке-торопиться никуда не нужно, забот не было никаких, и это не могло не радовать. Именно поэтому я всегда любил эти утренние часы, когда покидал свое рабочее место-я начинал ощущать полную свободу и безмятежность, и это окрыляло меня.

Пройдя через турникет, я кивнул головой охранникам на ресепшене, вышел на улицу и пройдя несколько шагов, остановился на тротуаре, глядя по сторонам. Погода стояла замечательная, что только прибавило радости. Июньское солнце светило так, что хотелось крепко зажмуриться и вздохнуть полной грудью, что я и сделал с большим удовольствием. После душного и тесного машинного отделения, где я отработал смену, на свежем воздухе мои легкие моментально наполнились кислородом и голова от этого сразу же закружилась. Не обращая внимания на эту мелочь, я с улыбкой посмотрел на уходящий с остановки нужный мне автобус, сделал ещё один глубокий вздох и двинулся дальше.

Перейдя ещё не слишком оживленную в это время проезжую часть, я неторопливо двинулся в сторону ближайшего магазина. Это было частью моего обязательного утреннего ритуала-после смены зайти в магазин, купить пива и укрыться в каком-нибудь безлюдном сквере, наслаждаясь покоем и одиночеством. После работы мне нравилось отдыхать именно таким образом.

Зайдя в магазин, я сразу прошёл в отдел алкогольных напитков и остановился возле стеллажа с пивными бутылками. Моего любимого пива в наличии не оказалось, но вовсе не это так резко омрачило моё настроение. Рядом я заметил молодую работницу магазина, которая, наклонившись к стеллажу, выставляла на полку пивные банки. Длинные черные волосы и симпатичное лицо с чувственным ртом, плюс стройная фигура… Задержав на девушке взгляд, я невольно обратил внимание на её обтянутую джинсами крепкую задницу и тут же нахмурился. Красивая и заметная задница, к которой липнет взгляд, такую попу всегда хочется потрогать, но… Совершенно некстати вспомнилось, что вот уже две недели я вынужденно обходился без секса и радости это мне совсем не прибавило. Да, две недели я был без женщины и причин этому было несколько. И первая из них…

— Вам чем-нибудь помочь?

Вздрогнув, я поднял голову и увидел, что черноволосая красавица, улыбаясь, обращается ко мне. Улыбнувшись в ответ, я ответил:

— Да, если Вас не затруднит… «Амстел Премиум» нужно, но я что-то его не вижу…

Продолжая улыбаться, девушка подошла ко мне ближе и окинула полки стеллажа внимательным взглядом. Я заметил, что у неё красивые ровные зубы и в голову мне сразу полезли вредные мысли.

— К сожалению… — заговорила моя собеседница, поднимая на меня свои очаровательные глаза, слегка подведенные тушью. — Сейчас этого пива у нас нет, всё разобрали.

— Очень жаль! — ответил я, рассматривая её полные чувственные губы. — Мне нравится эта марка.

Если бы красавица знала, о чём я сейчас думаю, она вряд ли бы стала так лучезарно улыбаться. И совершенно точно не стала бы так вежливо со мной разговаривать. Но я не мог с собой ничего поделать- перед моим мысленным взором брюнетка была уже абсолютно голой. Соблазнительно прогнувшись в пояснице, красавица эротично покачивала бедрами и призывно улыбалась, облизывая губы и подмигивая. Почувствовав тесноту в джинсах, я хотел зажмуриться и потрясти головой, но вовремя опомнился.

— Вы можете выбрать что-нибудь другое! — услышал я голос красавицы, по-прежнему стоявшей рядом со мной. — У нас здесь хороший выбор. Если хотите, вот…

Она протянула руку к стеллажу и я почувствовал легкий аромат её духов. Мой член взбунтовался и запросился наружу.

— Да, я сейчас посмотрю… — пробормотал я, опуская глаза. — Что-нибудь выберу…

— Вы предпочитаете нефильтрованное? Или у Вас есть другие…

— Клава! — раздался откуда-то громкий женский голос. — Ты где там застряла?! Заканчивай с выкладкой и дуй на подмену!

Перестав улыбаться, красавица повернулась в сторону, откуда доносился голос, торопливо кивнула мне головой и быстро исчезла, оставив меня в полном одиночестве.

Вздохнув, я взял первую попавшуюся бутылку и направился к кассе, чувствуя как стремительно у меня портится настроение. Как всегда, ничего не вышло… Красавица была не прочь поболтать и явно шла на контакт, с ней можно было завязать знакомство и… Впрочем, что теперь об этом сожалеть? В этом нет никакого смысла. После следующей смены я снова зайду сюда, и кто знает, может удача улыбнется мне? Посмотрим…

Расплатившись на кассе, я вышел из магазина и неторопливо побрел к расположенному неподалеку небольшому скверу. Остановившись возле раскидистого клёна, я закурил и, открыв бутылку, сделал пару глотков. Всё шло именно так, как я хотел и тем не менее, настроение у меня стало неудержимо портиться. Трудно сказать, что было этому причиной-напоминание о моём одиночестве или что-то другое. Раньше я никогда не заморачивался по поводу отсутствия близких друзей и постоянной подруги, мне всегда нравилось быть одному, когда никто не капает на мозг и не раздражает своим присутствием. Мне всегда нравилось находится одному в своей тихой и уютной квартире, где меня никто не мог потревожить, и я чувствовал себя превосходно. Одиночество успокаивало меня и никогда не давало повода к невеселым размышлениям. Меня устраивала такая жизнь и я был всем доволен. Не всегда, конечно, но, в основном меня всё радовало.

Но с тех пор, как я расстался со Светой, почему-то всё стало неуловимо меняться. Я стал часто грустить, глядя в окно на улицу, и меня всё чаще начала охватывать какая-то непонятная и темная тоска. Сперва я старался не обращать на это никакого внимания, списывая всё на плохую погоду. Но затем я начал замечать, что меня перестают интересовать те вещи, которые раньше доставляли мне радость. Это был тревожный признак. Я никогда не был подвержен депрессиям, во всяком случае я так думал. И вот теперь…

То, из-за чего я расстался со Светой, вспоминать совершенно не хотелось, поэтому, глотнув пива, я посмотрел по сторонам, желая отвлечься. Ненадолго это мне удалось, но я был уже рад и этому.

По аллее сквера, недалеко от которой я стоял, шагала женщина в легкой летней рубашке и короткой джинсовой юбке, открывающей её длинные стройные ноги. Длинные черные волосы свободно падали на плечи, обрамляя миловидное лицо с большими глазами. Белые туфли на высоком каблуке дополняли открывшуюся мне приятную картину.

Глава вторая.

Но привлекло меня вовсе не это. На симпатичном лице незнакомки сияла широкая улыбка, да и сама женщина всем своим видом излучала радость. Подняв голову, она беззаботно смотрела по сторонам, неторопливо двигаясь по дороге и думая о чём — то своём, легком и приятном.

Глядя на незнакомку, я с удивлением понял, что тоже улыбаюсь. На меня всегда благотворно влияло хорошее настроение других людей, поэтому я сразу же почувствовал себя лучше.

— Выше голову, молодой человек! — весело заговорила красавица, приближаясь ко мне. — День только начинается и обещает быть замечательным! Вы согласны со мной?

— Конечно, согласен! — тут же ответил я, рассматривая её приятное лицо. — С этим трудно поспорить.

Незнакомка остановилась напротив меня, щелкнула пальцами и, продолжая улыбаться, сказала:

— А спорить не нужно, это совершенно бесполезно! Никогда не понимала людей, любящих споры. Ради чего всё это? Не понимаю и понимать не хочу!

— Аналогично! — радостно заявил я, пожирая глазами её потрясающую фигуру.

Женщина посмотрела мне в глаза и улыбка медленно сползла с её красивого лица.

— А почему Вы пьёте в такой ранний час? Разве у вас нет больше других дел? Или что-то случилось?

Я отвёл взгляд, стараясь подавить вырвавшийся из груди вздох. Меня всегда раздражали подобные невыносимые вопросы и портили мне настроение. Никогда не понимал людей, лезущих в душу со своим тупым интересом.

— Ничего не случилось! — ответил я незнакомке, рассматривая её голые ноги. — Я только что закончил смену и теперь отдыхаю. У меня всё хорошо!

— Понятно… — протянула она, оглядываясь в ту сторону, откуда появилась. — Отдыхайте, не буду Вам мешать. Я только хотела сказать, что… Вам следует быть осторожнее-возле входа в сквер, вон с той стороны я заметила полицейских. Они могут направиться сюда и испортить ваш отдых. Всего хорошего!

Кивнув головой, красавица двинулась дальше. Я торопливо спрятал бутылку во внутренний карман легкой ветровки, выбросил в траву окурок и расстеряно посмотрел вслед интересной незнакомке. Эффектно покачивая бедрами, женщина шагала по аллее, всё так же глядя по сторонам и наслаждаясь летним утром. Глядя на подтянутые ляжки, я снова тяжело вздохнул и торопливо двинулся в другую сторону, внимательно осматриваясь по сторонам. С полицейскими встречаться мне совсем не хотелось.

Подыскав более надежное место для утреннего релакса, я снова закурил, отхлебнул пива и с грустью задумался. Мне опять вспомнилась Света и то счастливое время, что мы проводили вместе.

Можно с уверенностью сказать, что я был по — настоящему счастлив в те замечательные дни. Время для меня летело незаметно и я чувствовал себя легко и беззаботно. Со Светой было интересно и приятно общаться, в постели женщина была бесподобна и постепенно я начал забывать о своём любимом одиночестве. Моя подруга умела вкусно готовить, прекрасно разбиралась в музыке, литературе и кинематографе, никогда не навязывала своё мнение и не пилила меня за редкие пьянки на работе. Женщина никогда не повышала голос и ни на что не жаловалась. Меня в ней всё устраивало и я был совершенно спокоен. Как показало будущее, я сильно ошибался.

Мы познакомились в торговом центре недалеко от трёх вокзалов, когда выбирали благовония в отделе буддийской культуры. Легко разговорившись, мы стали вместе бродить по этажам огромного торгового комплекса, непринуждённо болтая о всякой чепухе, посетили армянское кафе и расстались очень довольные друг другом. Созвонившись в выходной день, мы встретились снова, прогулялись по парку и уже вечером оказались в одной постели. Как я уже говорил, в сексе Светлана оказалась бесподобна-она умела делать горловой минет, совершенно не боялась анального секса и знала множество необычных поз. Я был ошарашен всем этим. И когда моя подруга изъявила желание купить резиновый член, чтобы трахать меня, я нисколько не удивился этому. Женщина любила эксперементировать в постели и была весьма изобретательна. Отказавшись от подобной затеи, я не обратил никакого внимания на явное разочарование, промелькнувшее в глазах Светланы, и как оказалось, весьма зря.

После этого моя подруга как бы невзначай ещё пару раз предлагала мне подобные игры и всегда получала твёрдый отказ. Я не желал, чтобы меня трахали в задницу, это было не моё. А Свету наоборот, весьма возбуждало такое, это я понял во время совместных просмотров порно роликов. У женщины загорались глаза и сжимались кулаки, она облизывала пересохшие губы и не отрываясь смотрела на происходящее на экране. Сперва меня удивляло это, но затем я перестал думать об этой ерунде и тем самым определил дальнейшее развитие событий.

Мы стали жить вместе, в моей просторной и уютной квартире. Вместе посещали кинотеатры, различные выставки и музеи и всё было замечательно. У нас было много общего и вместе нам всегда было интересно. Жизнь протекала размеренно и спокойно и я был счастлив.

Как-то раз, в самом конце лета к нам неожиданно заехал мой близкий друг Павел и пригласил в грузинский ресторан. Мы с радостью согласились интересно провести вечер уходящего августа. Обильно поужинав и изрядно выпив, мы вернулись ко мне в квартиру, где не долго думая продолжили обильные возлияния. Света была в тот вечер на высоте-она остроумно и много шутила, рассказывала интересные вещи о современном художественном искусстве, танцевала прямо на кухне и громко хохотала, запрокинув свою красивую голову. Моя подруга была прекрасна.

Я любовался ею и чувствовал гордость перед Павлом. Мне повезло трахать красивую стройную женщину и это заставляло парить меня над землёй. Я совершенно не обращал внимание на то, какими странными взглядами обменивается мой друг со Светой и почему они так часто начали выходить курить на общий балкон. В тот вечер я был беззаботен и счастлив.

Весёлая пьянка продолжалась до глубокой ночи и никто не хотел останавливаться. В какой-то момент я почувствовал себя неважно, сблевал в унитаз, вызвав громкий хохот Светланы и рухнув на кровать, моментально отрубился. Такого сумасшедшего темпа выдержать я не мог.

Проснулся я уже под утро от дикой головной боли и сразу же бросился в ванную, чтобы остудить пылающую голову. Ополаскивая лицо холодной водой, я не сразу обратил внимание на то, что кроме меня в квартире стонет кто-то ещё. Но даже когда я понял, что стоны раздаются с кухни, то и тогда не заподозрил ничего плохого. Мы все выпили ужасно много и поэтому… Ничего удивительного в этом не было.

Самое обидное было то, что они даже не пытались хоть как-то спрятаться и расположились прямо на кухне. Меня эти двое в расчёт не брали, словно меня не существовало вовсе. Такую наглость я понять был не в силах, это было выше моего понимания.

Открыв дверь на кухню, я застыл на пороге, глядя на то, что происходило перед моими глазами. Осознать сразу, что делают здесь эти двое, я не сумел и молча стоял, кусая губы и вытаращив глаза.

Совершенно голый Павел лежал на столе, задрав кверху ноги и что-то невнятно бормотал. Глаза его были закрыты, а одежда разбросана по полу. На лице у моего друга было написано такое неземное блаженство, что мне стало противно и я едва не сблевал на пол. Но, к счастью, обошлось без этого.

Глава третья.

Света, с растрепанными волосами, в одних туфлях, склонившись над Павлом, одной рукой умело ласкала его внушительный член с выбритыми яйцами, а другой рукой… трахала в задницу. Трахала сладострастно и очень самозабвенно, с широкой улыбкой погружая блестящие от смазки пальцы в задний проход парня. С губ её слетали какие-то похабные грязные слова, от которых мне захотелось зажать уши. Смотреть на это было невыносимо.

Павел громко замычал, содрогаясь всем телом и это вывело меня из ступора. Шагнув в кухню, я остановился возле стола и хриплым голосом прокаркал, глядя на Свету:

— Вы что тут вытворяете, сволочи?! Совсем уже разум потеряли? Прекратите это немедленно, или я сейчас…

Павел открыл глаза, посмотрел на меня пьяным взглядом, вздохнул и равнодушно отвернулся. Света тоже не произнесла ни слова, продолжая заниматься своим невозможным делом. Лицо её раскраснелось и блестело от пота, грудь подрагивала от ритмичных движений и весь вид голой женщины излучал неприкрытое вожделение.

— Света! — вскричал я, ломая руки и с мукой глядя на её действия. — Что ты делаешь?! Опомнись! Я понимаю, что мы крепко выпили, но не до такой же степени! Зачем это нужно? Остановись, прошу тебя! Ты слышишь?!

С таким же успехом я мог обратиться к холодильнику, стоявшему в углу.

Павел снова замычал и его ноги задрожали. Вцепившись в столешницу, мой друг громко простонал, дернулся всем телом и бурно выплеснул себе на грудь вязкую струю семени, затем ещё раз и ещё. Застыв на месте, я молча смотрел на эякулирующий член в руке Светланы и не мог произнести ни слова.

Светлана медленно вытащила пальцы из заднего прохода Павла, с улыбкой выпрямилась и отошла к раковине. На меня она даже не посмотрела.

— Суки вы после этого! — отчаянно выкрикнул я, топнув ногой. — Что вы здесь устроили, гады подлые?! Убить вас мало, скоты развратные! Да я…

— Сперва на себя посмотри, снусмумрик обиженный! — равнодушно ответила Света, споласкивая руки. — Если не умеешь в постели ничего, тогда помалкивай. А мы будем развлекаться так, как нам хочется. Понятно?

— Ах ты дрянь такая!…

Задохнувшись от возмущения, я шагнул к подруге, намереваясь схватить её за руку, но в этот момент Павел пошевелился и сел на столе.

— Успокойся, Димыч! — произнёс он, с улыбкой глядя на меня. — Всё уже случилось и ничего не исправишь. Кулаками здесь ничего не докажешь, пойми это. Ты прости нас, вот так уж получилось… Мы сейчас оденемся и уйдём, а ты… Просто не держи на нас зла, ладно? И всё будет хорошо. Пройдёт время и мы с тобой всё уладим, вот увидишь!

Я не знал, что возразить ему на это. Острая обида душила меня, мешая нормально думать и я едва сдерживался, чтобы не обложить эту парочку матом.

— Вон отсюда! — прошипел я, глядя в наглую рожу бывшего друга. — Пошли вон оба, сволочи развратные! Чтобы через десять минут вас тут не было, скоты безобразные! Видеть вас не хочу, уроды бесстыжие! Подлецы бессовестные! Уходите!

— Как скажешь! — всё тем же равнодушным тоном ответила Светлана, натягивая трусики. — Мы сейчас уйдём. Вещи я заберу завтра, сегодня некогда.

— Убирайтесь!

Плюнув в сторону бывшей подруги, я вышел с кухни и заперся в своей комнате, бездумно глядя в окно на утреннюю улицу. Когда хлопнула входная дверь, я вышел в прихожую, закрыл все замки и стараясь ни о чём не думать, вернулся в одинокую постель. Но как я не старался, уснуть в тот раз мне так и не удалось…

Я долго не мог понять, почему Света так поступила. Для меня являлось загадкой то, почему она так коварно обошлась со мной. Чего ей не хватало? Так же я отказывался понимать подлый поступок Павла, ведь дружили мы много лет и такого от него я никак не ожидал. Человек смог так легко наплевать на дружбу и не чувствовал никаких угрызений совести. Это не укладывалось у меня в голове.

Зато я прекрасно понимал, что поступил как полный дурак, позволив этим двоим так спокойно уйти. Любой другой мужик на моём месте разбил бы морду Павлу, а потом на его глазах жестоко отжарил проститутку Свету. Они заслуживали именно такого обращения. Но… я не сделал этого. Не потому что испугался, а потому, что мне стало противно. Если Павлу понравилось как его трахает в задницу малознакомая женщина, это его дело. Вмешиваться я не собирался. Пусть каждый делает то, что ему нравится. Поэтому я простил их и отпустил.

Вот таким образом я снова остался один.

Выбросив окурок, я допил пиво и двинулся к выходу из сквера. Неприятные воспоминания сильно расстроили меня и я решил хлопнуть коньячочку, чтобы побыстрее развеяться. Торопиться мне всё равно было некуда. Если соблюдать норму, хуже от этого не станет, это я прекрасно знал.

В магазин, где я покупал пиво, возвращаться не хотелось, поэтому я решил проехать одну остановку на троллейбусе и зайти в «Ашан». Упаковавшись в магазине как нужно, я снова отыскал укромное место и принялся за утренний релакс.

Коньяк приятно обжег горло и через несколько минут я почувствовал, что настроение у меня улучшается. Спрятав бутылки в сумку, я лениво смотрю на улицу, по которой двигаются спешащие куда-то люди и думаю о том, чем мне заняться сегодня днём. Никаких срочных дел у меня не было и я мог полностью расслабиться. Работая сутки через трое, я имел три выходных дня, что меня более чем устраивало. Мне всегда нравилось иметь в избытке свободное время.

По тротуару, недалеко от которого я расположился, шагает высокая женщина, гордо подняв голову и глядя прямо перед собой. Глядя на её пышные ягодицы, заметно играющие под юбкой голубого цвета, я широко улыбаюсь и расправляю плечи. Мне сразу же вспомнилась другая женщина, у которой тоже были мощные играющие ягодицы и длинная голубая юбка. Мне нравилась эта женщина, нравилась её объемная задница и задорный громкий смех, от которого её сисяндры призывно колыхались и заставляли мучиться. Её звали…

Эту женщину звали Виктория, она вместе со мной работала в архиве музея Вооруженных сил. Всегда на позитиве, весёлая и общительная, она была не прочь выпить в хорошей компании и порассуждать о искусстве, стреляя накрашенными глазами побеседовать о проблемах современной молодёжи и обсудить новый фильм. Работала Вика уборщицей, нисколько не заморачиваясь по этому поводу. На работе эта красавица часто появлялась в белой футболке и длинной голубой юбке, поэтому за спиной её ласково называли » Динамо». Словно оправдывая свое прозвище, она с легкостью беседовала с мужчинами о спорте, с жаром обсуждая то или иное событие в футболе или хоккее. В спорте, как и в искусстве, Вика разбиралась превосходно. При этом своё мнение женщина никому не навязывала и избегала грубых споров, не желая накала обстановки.

Может быть, именно поэтому с Викторией всем было легко и интересно. Вокруг неё всегда крутились мужчины, и женщина совсем не скрывала, что ей нравится их пристальное внимание. Грациозно поворачиваясь на каблуках, она с неизменной улыбкой отвечала на пошловатые комплименты и ничуть не смущалась, если кто-то пытался нагло потрогать её. Впрочем, такие попытки женщина пресекала сразу, не позволяя нахалам распускать свои жадные руки. Тихим спокойным голосом она объясняла, что не любит, когда её трогают за задницу и считает это грубой невоспитанностью. А с невоспитанными людьми ей общаться скучно и вовсе неинтересно. Такая теория срабатывала безотказно. Эта зрелая и храбрая красавица умела поставить наглецов на место.

Глава четвёртая.

Несмотря на весьма заметные внешние данные, Вика была одинока, живя на окраине Москвы в однокомнатной квартире. Причины этого никто не знал, а я в то время старался не забивать себе голову чужими проблемами. Мне нравилось общаться с этой заметной женщиной, а о её личной жизни я не думал.

Но запомнилась мне эта задорная красавица совсем по другой причине. Виктория стала моей первой женщиной. Я до сих пор не знаю почему она решилась тогда на это, ведь разница в возрасте у нас с ней в то время составляла тридцать лет. Да, именно так- мне едва исполнилось двадцать лет, а ей было пятьдесят. Хотя женщине трудно было дать этот возраст- Вика тщательно следила за собой и вела активный образ жизни. Выглядела она на сорок, и получалось это у неё превосходно.

Впрочем, тогда мне было плевать на возраст этой женщины. Как и многим мужчинам, Вика нравилась мне, с ней было интересно общаться на разные темы и время пролетало незаметно. Она умела притягивать к себе людей и эта участь не миновала и меня.

Хорошо помню, что в тот августовский день шёл проливной дождь. Я был на работе, с утра занятый бумажной волокитой. Разобравшись к вечеру с текущими делами, я сидел в своей просторной комнате на втором этаже и лениво листал какой-то скучный американский детектив, когда в дверь вежливо постучали. Отложив книгу, я поднялся с кресла, открыл дверь и приветливо улыбнулся- на пороге стояла Виктория. С её легкого плаща ручьём стекала вода, а в руках она сжимала свою насквозь промокшую сумку.

— Представляешь- забыла сегодня взять зонт, и вот, пожалуйста! — заговорила она без всякого раздражения, с улыбкой глядя на меня. — Промокла до нитки. Решила зайти в магазин, и здравствуйте!

— Проходи.

Войдя в комнату, женщина сразу же сняла плащ и с веселым смехом повесила его сушиться на вешалку. Мокрые волосы облепили её голову, но нелепой она не выглядела. Стоя возле двери, я смотрел на Вику, не зная что сказать. Раньше наедине с этой женщиной мне оставаться не приходилось.

— Как с гуся вода! — продолжая смеяться сказала она, поворачиваясь ко мне. — У тебя есть чистое полотенце?

Открывая шкаф, я размышлял о том, почему женщина решила зайти ко мне, а не пошла сразу к себе в кабинет, который находился в другом конце длинного коридора. Мне сразу же вспомнилось как она всегда решительно отказывалась на любые предложения моих коллег зайти на чашечку чая. Понятное дело, Вика не желала оставаться с мужчинами в отдельной комнате. И вот теперь…

— Не могу найти ключи от кабинета! — словно отвечая на мой мысленный вопрос заявила женщина, вытирая полотенцем голову. — Будет очень здорово, если я их потеряла! Ты умеешь замки вскрывать?

— Нет, это не умею.

— И что мы тогда будем делать?

Я смотрю как Вика вытирает голову и замираю на месте. От резких движений рук её сиськи завораживающе прыгают, обтянутые летней рубашкой, и при виде этого я начинаю чувствовать неясное томление. Мне хочется подойти и потрогать женщину, но я запрещаю себе делать это. Такие вещи всегда плохо заканчиваются и я не хочу портить себе вечер.

— Чай будешь? — спрашиваю её, отводя глаза. — У меня лимон есть.

Вика откладывает полотенце, достает из сумки расчёску и подходит к зеркалу.

— Чай? Нет, не буду. Подожди немного, у меня есть кое-что получше!

Ничего не понимая, я снова смотрю на женщину и пожимаю плечами.

— Кстати, Дима, а почему ты домой не идёшь? — интересуется Вика, яростно действуя расческой. — Ваши уже все по домам свалили, я видела. А ты чего?

— Звонка жду! — отвечаю я, не понимая почему она интересуется этим. — Нужно кое-какие дела решить на завтрашний день.

— А-а, ясно… — протягивает женщина. — Вот, значит как… А я думала, что ты ждёшь кого-то!

— Нет, никого не жду.

Вернув расческу на место, она некоторое время смотрит на меня и снова улыбается. Глядя ей в глаза, я почему-то начинаю чувствовать странную неуверенность.

— Ну, раз так… — медленно произносит Вика, не сводя с меня глаз. — Тогда мы можем немного расслабиться. Смотри, что у меня есть!

Она ловко достает из сумки бутылку коньяка и показывает мне. Я замечаю, что бутылка уже начата и снова чувствую непонятную неловкость.

— Дверь внизу я закрыла! — понизив голос говорит женщина. — Доставай рюмки и начнём! Я устала и хочу сегодня красиво отдохнуть. Ты не против?

Она подходит ко мне почти вплотную и я улавливаю исходящий от неё легкий запах алкоголя. Так я и думал.

— Нет, не против. Сейчас яблоки порежу.

Подойдя к холодильнике, я неожиданно подумал о том, что мы с Викой сейчас находимся практически одни в большом и пустом здании. Охранник на первом этаже не в счёт, он сюда никогда не поднимается. Здесь ему совершенно нечего делать. Мы можем спокойно выпить и поболтать о чём — нибудь, а потом…

О том, что может произойти потом, я боялся думать. Если у меня хватит храбрости поцеловать Вику, то как она отреагирует на это? А если мне признаться, что я давно уже хочу её, что она скажет в ответ? Что я ненормальный маньяк, который желает женщину намного старше себя? Что мне делать? Другого такого удобного случая может и не представиться…

Вика садится в кресло, кладёт ногу на ногу и я вижу как юбка обтягивает её полноватые бедра. Поспешно отвернувшись, достаю рюмки и возвращаюсь к столу. Лучше не смотреть на неё, иначе она все поймёт и уйдёт… А я бы этого не хотел.

— Я сегодня устала… — медленно произносит моя собеседница и смотрит мне в глаза. — У меня был трудный день и захотелось расслабиться. Надеюсь, ты никому не разболтаешь, что мы здесь с тобой пили? Я не хочу, чтобы потом начались всякие разговоры… ну, ты понимаешь меня.

— Понимаю. Можешь быть спокойна, никто ничего не узнает. Я не люблю языком болтать.

— Знаешь, я почему-то так и подумала. На тебя можно положиться.

Она откинулась на спинку кресла и сбросила с ног мокрые туфли. Я снова замер, глядя на её ухоженные ноги с накрашенными ногтями.

— Разливай, не тяни!

Присев к столу, я быстро наполнил рюмки и мы выпили.

Глава пятая.

Вика закусывает яблоком, о чём — то думает, глядя на бутылку, затем переводит взгляд на меня и снова улыбается. Зубы у неё ровные и белые, от этого улыбка кажется ещё приятнее.

— Вот это и есть настоящая романтика! — весело заявляет женщина, обводя взглядом комнату. — Летний вечер, дождь за окном и двое одиноких людей за столом! Всё как в кино! Согласен со мной?

— Хорошо сидим! — соглашаюсь я, снова наполняя рюмки. — Чего ещё нам желать?

Улыбка медленно сползает с лица Виктории и лицо её становится каким-то застывшим.

— Чего желать? — негромко спрашивает она, нахмурив красивые брови. — Я бы тебе сказала, но… не сейчас. Потом скажу, это никуда не денется. Поехали!

Мы снова выпиваем и лицо у Вики постепенно расслабляется. Я не могу понять, из-за чего женщина так напряглась, но сейчас мне не хочется над этим думать. Я хочу отдыхать.

Следующие двадцать минут мы пьём, болтаем о разной ерунде, выходим покурить в ближайшую венткамеру и громко хохочем над новым анекдотом, который мне рассказали сегодня утром. Глаза у Вики начинают блестеть и она периодически принимается искать пропавшие ключи от своего кабинета. Когда женщина склоняется над сумкой, я рассматриваю её округлые ягодицы и едва сдерживаюсь, чтобы не потрогать их. Затем в очередной раз наполняю рюмки и предлагаю выпить за хорошую погоду в завтрашний день.

— Завтра у меня выходной! — заливисто хохочет моя собутыльница. — Буду отсыпаться и заниматься домашними делами. А ты что будешь делать?

— Работать! — отвечаю я, опрокидывая в рот свою рюмку. — У меня рабочий день. Но мне так в лом завтра что-то делать…

— А, я и забыла, что у вас пятидневка сейчас! Тогда почему ты пьёшь? Как домой поедешь?

— Я не поеду. Здесь ночевать останусь. А утром попрошу кого-нибудь, чтобы меня подменили и домой свалю!

Вика перестаёт смеяться и молча смотрит на меня, словно не зная, что сказать.

— А дома тебя никто не ждёт? — тихо спрашивает она и я замечаю, что её глаза начинают менять своё выражение.

— Нет, никто. Я один живу.

Женщина опускает голову и еле слышно вздыхает.

— Странно… — бормочет она, уставившись в пол. — Такой молодой… и один. Разве так должно быть?

— Не знаю. Наверное, нет…

— Я тоже одна живу…

Не зная, что ответить на это, я поднимаюсь на ноги и подхожу к окну. На улице начинало темнеть и я не сразу понял, что в комнате тоже стало сумрачно. Свет включить никто из нас двоих не догадался. Я молча смотрю на улицу, чувствуя как начинает шуметь в голове от выпитого, и не знаю, о чём говорить.

— Дождь кончился! — объявляю я, барабаня пальцами по стеклу. — Наши желания исполняются!

Вика не отвечает. Обернувшись, я с удивлением вижу, что она стоит у меня за спиной, плотно сжав губы. От неожиданности я вздрагиваю и смотрю женщине в лицо, не зная, что сказать.

— А ты помнишь свои желания? — тихо шепчет она мне, придвигаясь ещё ближе. — Знаешь, чего ты хотел?

— Ну, знаю…

Вика стоит так близко, что касается меня своей грудью. Я не могу оторвать взгляд от её лица и мысли мои путаются. От женщины в этот момент исходит нечто такое, отчего у меня начинает кружится голова.

— Хорошо, что знаешь! — снова шепчет она и кладёт мне руки на плечи. — Иди-ка сюда…

Она впивается в мои губы жарким неистовым поцелуем и у меня темнеет в глазах. Я чувствую как её тёплый язык проникает мне в рот и мой член моментально твердеет. Мои руки нетерпеливо находят мягкие ягодицы женщины и начинают жадно мять их, и мне кажется, что я схожу с ума. Слишком долго я мечтал об этом.

Минуты две мы целуемся как сумасшедшие, стоя возле окна. Затем Вика отстраняется и начинает расстегивать мне джинсы. Я стараюсь помочь ей, но мои руки дрожат так сильно, что у меня ничего не получается.

— Сама… — бормочет она, доставая из штанов мой готовый взорваться член. — Я всё сделаю сама, не спеши…

Опустившись на колени, Вика берёт член в руку, неторопливо целует головку и начинает нежно и сладостно сосать. Закрыв глаза и позабыв обо всём, я стою, вцепившись ей в плечи и громко дыша. Теплый влажный рот женщины едва не лишает меня сознания, и не в силах выдержать эту сладкую муку, я громко вскрикиваю и начинаю изливаться Вике в рот, ослепленный неистовым оргазмом.

Задыхаясь от новых, незнакомых мне прежде ощущений, я открываю глаза и вижу как Вика сглатывает мою сперму, по-прежнему стоя на коленях с поднятой головой. Лицо её раскраснелось и я с интересом смотрю на то, как женщина кончиком языка слизывает остатки семени с губ.

— Прости… — тихо бормочу я, глядя на свой опадающий член. — Я не смог выдержать… Это было так безумно…

— Дай мне салфетки! — отвечает Вика, поднимаясь с колен. — Мне жарко.

Возвращаясь в кресло, она вытирает вспотевшее лицо, затем снова смотрит на меня и улыбается. Я привожу себя в порядок и застегиваю штаны. Голова у меня продолжает кружиться.

— Я ведь угадала? — весело спрашивает женщина, откидываясь на спинку кресла.

Я с непониманием смотрю на неё и пожимаю плечами.

— Угадала что?

Вика громко хохочет, прикрыв рукой рот, затем снова смотрит на меня с лукавым видом.

— То, что до меня у тебя женщин не было! Я нарушила твою невинность!

Я смущенно опускаю глаза и не знаю, что ответить. Как она смогла догадаться?

— Я сразу заметила как ты на меня смотришь! — погрозила мне пальцем женщина и снова рассмеялась. — Мне от твоих взглядов даже жарко становилось! Не отрицай это, не надо. Не выкрутишься!

— Ну… Это потому, что ты… Ты очень красивая и…

Вика перестаёт смеяться, встаёт с кресла и быстро подходит ко мне. Поцеловав меня в щеку, она смотрит мне в глаза и тихо шепчет:

— Не переживай, всё нормально. Я сама этого давно хотела, только не знала как осуществить. У тебя есть ключи от кабинета Алексеева?

— Есть. А зачем тебе?…

Женщина снова нежно целует меня и с улыбкой проводит рукой по моим волосам.

— У него там диван новый стоит. Мы туда пойдём.

Честно говоря, я никогда бы не решился заниматься сексом в кабинете своего начальника, но… Это был особый случай и колебаться я не стал. Мне даже до конца не верилось в такую удачу, и раздумывать было некогда.

Глава шестая.

Присев на диван в кабинете нашего руководителя, Вика махнула ещё две рюмки и снова уставилась на меня своими непонятными глазами. Я так и не мог решить для себя, какие они у неё — грустные или таинственные. После я часто думал над этим, но так и не пришел к каким-либо определённым выводам.

— Чего стоишь? Раздевай меня.

Вопреки моим ожиданиям, тело у женщины оказалось вовсе не дряблым, а подтянутым и ухоженным. Небольшой целлюлит имелся у неё на ягодицах, но я уже не обращал на эти мелочи внимания. Сняв с Вики одежду, я уложил её на новенький диван, раздвинул ей ноги и нетерпеливо взобрался сверху. Лобок женщины не был выбрит, что только придало пикантности происходящему. Когда я вошёл в свою первую женщину, она заметно вздрогнула, едва слышно простонала и обхватила меня горячими руками.

— Только в меня не кончай! — прошептала она жарким шепотом, целуя меня в губы. — Спермочку на меня можешь сбросить.

— Ты самая лучшая! Хочу всю ночь тебя трахать!

Закрыв глаза, Вика тихо смеялась и что-то хрипло шептала, содрогаясь под ударами моего раскаленного члена.

В тот безумный вечер она научила меня всему, что мужчина должен делать в постели с женщиной. Моя первая любовница оказалась весьма опытной и очень умелой, что весьма меня удивило-я никогда не думал, что взросла женщина может быть такой развратной. Тем не менее, мне всё понравилось. Ведь у меня это было впервые…

— Ты, наверное, сейчас удивляешься… — тихо сказала Вика, положив голову мне на грудь. — Тебе это всё непонятно и ты растерян. Но скоро всё пройдёт и ты не будешь больше об этом думать. Так всегда бывает.

— Что бывает? — лениво спросил я, неторопливо щупая женщину. — Ты о чём?

— О твоих мыслях. Ты сейчас думаешь- «Почему она, взрослая женщина, отдалась мне, молодому парню? Зачем ей это нужно?»… Или я ошибаюсь?

— Ошибаешься! — быстро ответил я, не желая признаваться в её правоте. — Ничего я не думаю! Меня всё устраивает.

Вика протянула руку, немного поиграла с моим обессиленным членом и тихо рассмеялась.

— Врёшь, дружок! — заявила она, лаская пальцами мои яйца. — Я прекрасно вижу, что ты врёшь. И даже знаю, почему. Ты ещё совершенно не испорчен и не хочешь сейчас обижать меня. Так ведь?

Совершенно незаметно её палец скользнул к моему анусу и начал проникать внутрь. Я вздрогнул и непроизвольно вскрикнул.

— Не бойся! — прошептала моя любовница, продолжая свои непонятные действия. — Я всё объясню тебе, мой сладкий…

— Не надо! — жалобно ответил я, извиваясь на диване. — Я боюсь этого!

— Не нужно ничего бояться! — жарко зашептала Вика, наваливаясь на меня всем телом. — Мы здесь вдвоём, и никто ничего не узнает. Лежи спокойно, не дергайся.

Её скользкий палец настойчиво проник в мой задний проход на всю длину, на секунду задержался там и плавно двинулся назад. Я закрыл глаза, стараясь не думать о том, что сейчас происходило. Затем к первому пальцу добавился второй и я сново сдавленно вскрикнул, желая прекратить эту сладостную пытку. Но мои желания здесь никого не интересовали…

Дыша мне в лицо алкоголем, женщина трахала меня пальцами, шепча ужасные непристойности и лаская свободной рукой моё дрожащее тело. Завладев моим членом, она жадно облизала ствол, немного подрочила его и принялась жарко сосать, не обращая никакого внимания на мои жалобные стоны.

Это было безумно. Взрослая женщина трахала меня в задницу и похабно уверяла меня в том, что скоро я получу неземной оргазм. Я сгорал от стыда, но оттолкнуть её не мог. Что — то мешало мне сделать это.

Сам не знаю почему, но получилось всё именно так, как говорила Вика- через несколько минут мои ноги непроизвольно задергались, пальцы вцепились в обшивку дивана, и выкрикнув нецензурное слово, я начал судорожно эякулировать своей любовнице в рот, закусив губу и улетая в бесконечность. Глубоко вздохнув, женщина освободила мою измученную задницу, встала с дивана и отошла к столу за салфетками. Свет от фонарей, падающий в окно, освещал её фигуру и делал ещё более желанной и загадочной.

Я сел и вытер мокрое от пота лицо. Руки мои дрожали.

— Зачем?…

Вика повернулась в мою сторону и я увидел, что она улыбается.

— Что «зачем»? — усмехнулась развратница. — Тебе непонятно, для чего я трахнула тебя в попку? Давай я потом тебе всё объясню. Сейчас не забивай себе голову этим.

— У меня никогда не было этого…

— Я знаю.

Глубоко вздохнув, я закрыл глаза и постарался ни о чём не думать. Разговаривать не хотелось. Меня поразило то, что я так бурно кончил от таких развратных действий этой женщины и я не знал, как теперь себя вести. Такое со мной происходило впервые, и можно было с уверенностью сказать, что я находился в полной растерянности.

В отличие от меня, Вика совершенно ничем не заморачивалась и чувствовала себя превосходно. Выпив рюмку коньяка, она снова улеглась рядом со мной, заботливо обняв меня и ласково улыбаясь. Настроение у неё было превосходное.

— Я так понимаю, что домой сегодня никто из нас не поедет? — таинственным тоном сказала моя любовница, целуя меня в грудь.

— Разумеется! — ответил я, играя пальцами с её волосами. — Завтра суббота, здесь никого не будет.

— Ну, хорошо. Ночуем здесь тогда. Выпить не хочешь?

— Нет…

Вика снова дотронулась до моего члена и я вздрогнул. Её неутомимость начала удивлять меня.

— Давай? — хищно улыбаясь, она снова навалилась на меня, глядя мне в глаза.

— Подожди! — выдохнул я, отодвигаясь. — Мне отдохнуть надо.

— Ну, смотри…

Продолжая улыбаться, Вика легла на живот и уткнулась лицом в подушку, решив оставить меня в покое. Несколько минут мы лежим молча, думая каждый о своём. Затем, протянув руку, я осторожно провел пальцами по её мягким теплым ягодицам и снова вздохнул. Странно всё — таки получается — я столько времени мечтал потрогать за задницу эту женщину, а сейчас вот лежу рядом с ней, смотрю на неё, голую и доступную и чувствую себя совершенно удовлетворенным и сытым. Впрочем, удивляться тут нечему, я сумел кончить уже несколько раз и мне требуется отдых. Сейчас передохну и быстро восстановлюсь. А потом…

Глава седьмая.

Я начал вспоминать как Вика благосклонно пустила меня в свою желанную попочку. Она наверняка знала о том, что надолго меня не хватит и поэтому позволила мне. Так и получилось- едва я сделал несколько осторожных движений и почувствовал, что мой член оказался полностью в заднем проходе этой хитрой шалуньи, то сразу же задрожал от накатившей истомы и начал сладко извергаться в задницу женщины, громко наслаждаясь необычным томным кайфом. Я слышал, что анальный секс с женщинами неимоверно сладок, но не мог подумать, что настолько… Это было неописуемо.

Свет в кабинете шефа мы предусмотрительно не включали и сейчас сумрак усиливает и без того интимную атмосферу этого вечера. Приподняв голову, я снова смотрю на белеющие в темноте ягодицы женщины и ловлю себя на мысли, что мне опять хочется раздвинуть их и погрузить свой палец в тугое отверстие ануса, смазывая его. Задница Вики непонятным образом притягивает меня, и я не могу понять в чём тут дело.

— Ты уже отдохнул?

Голос женщины звучит насмешливо и я не знаю, что ответить. Вряд ли она ещё раз позволит поиметь её в попку, я часто слышал о том, что многие женщины боятся этого секса. Видимо, этому есть свои причины. Но мне снова захотелось ощутить как мой член плотно обхватывает её прямая кишка и услышать хриплые сдерживаемые стоны… Это было так волнующе и необычно, что…

— Налей мне выпить! — отвлекает меня Вика, приподнимаясь на диване. — Сейчас допьем и спать завалимся. А утром по домам! Нужно будет встать пораньше.

— Хорошо.

Разговаривать мне не хочется. Мы молча допиваем коньяк и снова укладываемся на диван, вяло трогая друг друга. Соски Вики начинают твердеть под моими пальцами, но меня это почему-то не заводит. Я чувствую себя измотанным и понимаю, что хочу спать.

— Иди сюда… Обними меня.

Моя любовница прижимает меня к себе и целует в щеку.

— Сейчас я расскажу тебе всё…

— Что именно?

— Почему мне так нравится с молодыми. Я обещала тебе и сейчас расскажу.

— Я думал, ты хочешь спать.

— Успеем ещё выспаться.

Она снова нежно целует меня, затем долго смотрит мне в глаза и тяжело вздыхает.

— Знаешь… Я вот сейчас подумала, что… мы тут лежим, а ночь эта закончится, пройдёт время, пролетят месяцы и года, всё изменится бесповоротно… И ты тоже изменишься. Станешь другим- опытным и наглым. У тебя будет ещё много женщин, разных-хороших и плохих, добрых и злых, нежных и грубых. Ты не сумеешь их всех запомнить, это нереально. А вот меня ты будешь помнить всегда. Свою первую женщину мужчина помнит всю жизнь и это замечательно. Вот как я- помню своего первого парня, никогда его не забуду. Двадцать пять лет прошло, а мне всё кажется, что это было только вчера… А ведь столько воды утекло с того раза…

Я поворачиваю голову и с удивлением смотрю на Вику.

— Да, именно так! — улыбается она мне, прикрывая глаза. — Женщиной я стала в двадцать пять лет, не удивляйся.

— Почему? — тихо спрашиваю я, снова дотрагиваясь до её волос. — Ты же такая красивая…

— Я всегда была красивая, меня природа не обидела. Спасибо ей за это. А вот воспитание у меня было таким, что никому не пожелаешь. Родители были очень строгие. Верующие и жесткие, мне тяжело с ними было. Сурово меня воспитывали, не баловали. С мальчишками не разрешали дружить, считали это баловством. Отгоняли их от меня. Вот и получилось, что до двадцати пяти лет я девочкой-целочкой дожила. Это сейчас кажется странным, а тогда я думала, что так и должно быть. Секс только с мужем и больше ни с кем! А если хочется секса-нужно ругать себя и во всём ограничивать, потому что секс-это грязь и разврат! Вот так я была воспитана.

Когда мне исполнилось двадцать пять лет, в соседней квартире поселилась новая семья, приехавшая с Мурманска. Мои родители, всегда настороженно относившиеся к новым и незнакомым людям, почему-то благосклонно отнеслись в этот раз к соседям и стали поддерживать с ними близкие отношения. Не знаю, что их на это сподвигло, но, тем не менее… Все вместе мы стали ходить к ним в гости и проводить вечера за чаем с пирогами. Я любила эти соседские посиделки на уютной кухне-мне всегда нравилась эта романтичная приятная атмосфера. Родители, обычно молчаливые, становились разговорчивыми и всегда с радостью общались с хозяевами, чему я не переставала удивляться. Раньше моя мать почему-то сторонилась незнакомых людей и мне советовала поступать так же, совершенно не интересуясь моим мнением.

— Сейчас никому нельзя доверять! — говорила она, тщательно пересчитывая сдачу в магазине. — Кругом одни обманщики, халтурщики и воры! Они хотят обдурить!

Отец считал немного иначе, но тоже держался особняком, избегая шумных компаний и других веселых сборищ. По вечерам он закрывался в комнате и подолгу просиживал над какими-то непонятными и скучными книгами. Телевизор и радио отец не любил, считая это бесполезной тратой времени. Друзей у него не было, и мне кажется, что они ему были вовсе не нужны.

Сейчас, оглядываясь на то время, я прекрасно понимаю, какими странными и угрюмыми людьми были мои родители. Никому не верили и от всех сторонились, словно дикари какие-то. И меня ни к кому не подпускали, будто боялись чего-то. Причину этого я до сих пор не знаю, да мне это уже неинтересно. Какой теперь смысл ломать над этим голову? Всё это уже не важно.

У наших новых соседей, людей легких, общительных и доброжелательных, был сын Кирилл. Этот скромный восемнадцатилетний паренёк сразу привлёк моё внимание. Что-то было в нём такое, что мне было трудно объяснить самой себе. Я думала, что влюбилась, и скорее всего так оно и было.

В отличие от других мальчишек Кирилл не выпивал, не баловался сигаретами и не хулиганил в компаниях, и это сразу же мне понравилось. Мне никогда не нравились юные бандиты с хамским отношением к окружающим. Кирилл был совсем не такой, чем и сумел зацепить меня.

Не могу сказать точно когда именно у меня стали появляться эти мысли. Это произошло незаметно. Сперва они испугали меня и пару дней я ходила как пришибленная, стараясь выбросить это из головы. Но эти непонятные мысли не отпускали, а наоборот, ещё сильнее разжигали моё воображение. Не стану утверждать, что до этого я никогда не думала о сексе, это не совсем верно.. Думала, да ещё как! Моя фантазия рисовала в моей пылающей голове такие картины, что становилось стыдно и тревожно. Я не могла понять, что со мной происходит, ведь для меня всё это было так незнакомо и странно…

Глава восьмая.

— У тебя был парень в то время? — тихо спросил я, поглаживая Вику по голове.

— Нет, конечно! С моими родителями это было нереально. Они продолжали контролировать меня, даже когда мне исполнилось двадцать пять! Сейчас я уже понимаю, что это было неправильно, даже ненормально, а тогда даже думать боялась о том, чтобы ослушаться их. Так и жила вот…

Но природу не обманешь, это всем известно, и постепенно я начала тосковать по вечерам. Ты прекрасно понимаешь чего мне хотелось. И это было мучительно.

Само собой, я начала мастурбировать. Долгими бессонными ночами я сладко ласкала себя, извиваясь на простыне и сгорая от мучительного стыда. Я была уверена, что всё это очень неприлично и похабно и серьёзно подумывала о том, чтобы рассказать матери о своих ночных желаниях. От этого глупого шага меня спасла некрасивая история, которая произошла с моей близкой подругой Инной. Она тоже была одинокой и нетронутой девочкой, как и я. И тоже желала секса, и это было совершенно нормально в нашем возрасте. Только вот мы сами об этом не знали, нам никто ничего объяснял на эту тему. В то время эти вещи были под запретом, как ни странно это звучит теперь.

Инна однажды призналась мне, что тоже мастурбирует по ночам и тайно мечтает о сексе с двумя парнями. Ошарашенная такой откровенностью, я не нашла в себе силы открыться в ответ и хоть как — то поддержать подругу. Для меня в тот момент все эти вещи казались чем-то грязным и запрещённым, и обсуждать свою мастурбацию я не могла даже с Инной. К сожалению, это всё плохо для неё закончилось. Не выдержав этих мучений, она рассказала обо всём матери, женщине строгой и неуступчивой. Бедной девушке нужно было хоть с кем-то поделиться своими переживаниями, и поэтому Инна обратилась к своей родительнице, рассчитывая на понимание и отзывчивость. Лучше бы она этого не делала…

Рассвирепевшая мать выволокла её за волосы на лестничную клетку и принялась охаживать ремнем на глазах у изумленных соседей. Не желая слушать жалобные оправдания дочери, она принялась унижать несчастную девушку, всячески оскорбляя её и награждая тумаками. Весь подъезд узнал чем Инна занималась по ночам в своей постели, но злую стерву это нисколько не поколебало-излупив дочь до синяков, она заперла её в комнате и целую неделю никуда не выпускала. Впрочем, это нисколько не помогло в воспитании дочери-при первой же возможности Инна сбежала из дома и стала жить отдельно.

Меня эта некрасивая история неприятно поразила и я поняла, что матери ничего рассказывать не следует-мне не хотелось опозориться так, как моя бедная подруга. Приходилось страдать в одиночестве, кусая по ночам наволочку, чтобы заглушить рвущиеся наружу стоны, рассматривать тайком порнографические фотокарточки, купленные на вокзале у местных инвалидов и вставлять в попу пальчики. И всё для того, чтобы испытать желанный и сладостный оргазм. Даже страшно представить что произошло бы, узнай обо всём этом моя мать. Меня бы выгнали из дома как последнюю шлюху, отхлестав по щекам и заднице. И это было бы не самое страшное.

Сейчас мне сложно сказать, почему тогда я решила сделать то, что сделала. Скорее всего, мне стало отчётливо ясно, что другого выхода из этой ситуации попросту нет, и я должна сделать свой выбор. Других вариантов у меня не было.

И я сделала это. Совершила то, о чём так долго мечтала жаркими бессонными ночами, извиваясь на смятой простыне. И до сих пор ни о чём не жалею. Честно тебе говорю-никогда потом не жалела и не хочу. Это был мой осознанный шаг, мой выбор, мой жест отчаяния. Я больше не могла себя сдерживать.

Я решила отдаться Кириллу. Отдаться спонтанно, не думая о последствиях, просто шагнуть в эту пропасть, зажмурив глаза и задержав дыхание. Мне не хотелось думать о том, как парень отреагирует на всё это и что станет делать после, мне хотелось встать перед ним на колени и взять в рот его напряжённый член, глотать его теплую сперму и вести себя как проститутка. О чём — то другом думать я уже не могла.

Удобный случай представился быстро. Я даже не ожидала, что это произойдёт так скоро и сперва растерялась, но потом быстро сумела взять себя в руки. Как никак, а я сама этого хотела и отступать уже было нельзя.

Как-то раз родители уехали на дачу, оставив меня дома одну и я оказалась предоставлена самой себе на целых два дня. Узнав, что Кирилл тоже остался один на выходные, решила действовать без промедления. Выпив для храбрости вина, я попросила своего юного соседа помочь мне разобраться с краном на кухне, выдумав какую-то глупую ерунду. Кирилл сразу же согласился, и пока он возился на кухне возле мойки, я приступила к осуществлению своего тайного плана.

Выйдя в комнату, я распустила волосы, накрасила губы и ресницы и разделась догола. Обувшись в новые туфли на высоком каблуке и посмотревшись в зеркало, я глубоко вздохнула и с замирающим сердцем вернулась на кухню…

Никогда не забуду того, как загорелись глаза у моего будущего любовника. Отложив инструменты, он выпрямился и стал с явным интересом рассматривать меня, восхищенно качая головой. Под его пристальным взглядом мне стало стыдно и захотелось убежать обратно в комнату, но Кирилл опередил меня. Взяв нежно за руку, он подвёл меня к небольшому кухонному диванчику, усадил на него и сам уселся рядом. Когда его пальцы прикоснулись к моей груди, я вздрогнула и с опозданием залилась краской от мучительного и жгучего стыда.

— «Что я делаю?!» — зазвучали в моей голове виноватые мысли. — «Зачем я так развратно веду себя с ним? Ведь я практически не знаю его и… Что будет, если он кому-нибудь расскажет? Как мне тогда быть?… Господи, зачем он трогает меня там? Это невыносимо…»

Настойчивые пальцы Кирилла пробежали по внутренней поверхности моего бедра, затем неторопливо двинулись дальше и аккуратно коснулись вульвы, заставив меня вскрикнуть от неожиданности.

Сосед ласково улыбнулся, пристально глядя на меня и не произнося ни слова. Я тоже молчала, не зная что сказать этому красивому и загадочному парню. Наверное, я сильно оробела, сидя полностью голой перед ним. Наконец Кирилл вздохнул и убрал руку от моей вульвы, заставив меня тем самым с облегчением перевести дыхание. Что не говори, а я боялась того, что должно было сейчас случиться.

— Я давно хотел увидеть тебя голой… — негромко произнёс парень, продолжая с улыбкой смотреть на меня. — У тебя такая фигура, что в штанах сразу же становится тесно.

— Почему? — вырвалось у меня.

О том, что чувствует мужчина при виде красивой голой женщины, я ничего не знала.

— Потому что хочется вставить тебе. У тебя такая попка, что глядя на неё сразу же забываешь обо всём. И сисечки очень приятные. Ты очень сексуальная, Вика!

— Спасибо…

Глава девятая.

Кирилл снова потрогал меня за грудь и облизнул губы. Взгляд у него стал нетерпеливым.

— Знаешь… Я больше не могу… У меня уже хорошо стоит. Хочешь на это посмотреть?

— Да, очень!

— Смотри.

Он встал с дивана и начал расстегивать брюки.

Я замерла, глядя на то, как ловко действуют его красивые пальцы. Мне одновременно было и страшно, и любопытно. Ведь раньше я никогда не видела член красивого парня вот так, наяву. Поэтому, когда Кирилл вытащил наружу своего красавца, я снова непроизвольно вскрикнула.

— Нравится мой дружок?

— Да, нравится. Можно мне пососать его?

— Сделай это.

Я с готовностью сделала всё то, о чём так долго мечтала- вскочив с дивана, быстро сбросила туфли, опустилась на колени, и взяв в руку горячий пульсирующий член, нежно поцеловала его в головку. Жадно облизав ствол и бритые надутые яйца, принялась сосать, причём делала это так умело, словно занималась этим всю жизнь. Закрыв глаза, я сосала член и ласкала мошонку молодого парня, схватившего меня за голову. Мне хотелось это делать, хотелось слышать громкие стоны Кирилла, чувствовать его руки у себя на голове, и даже то, как он пытался вставить член поглубже в моё горло. Между ног у меня стало горячо.

Мне нравилось это безумие, нравилось как оно полностью захватывает меня и тащит в свою трясину. Результат всего этого не заставил себя ждать- вцепившись мне в волосы, Кирилл весь затрясся, что-то пробормотал себе под нос и начал бесконечно долго изливаться мне в рот. Спермы было слишком много, но я с этим справилась отлично-проглотила всю порцию и снова облизала своему любовнику яички. Это было бесподобно.

Схватив бумажные салфетки, Кирилл вытер опавший член, застегнул брюки и с довольным видом снова опустился на диван. Сбегав в ванную, я тоже привела себя в порядок ополоснув лицо и слегка поправив растрепавшиеся волосы. Внутри у меня всё ликовало.

— Тебе понравилось? — спросила я парня, вернувшись на кухню. — Всё хорошо?

Он поднял голову и с улыбкой посмотрел на меня.

— Да, Викуля, это было отлично! Ты хорошо всё сделала, я давно уже так не кончал. Молодец!

— Я просто думала, что… не умею этого делать.

— Умеешь, и очень хорошо! Скажи, ты многим отсасывала?

— Да нет…

Почему-то я решила не говорить ему, что он был у меня первым. Во всяком случае, не сейчас.

— Мало женщин, которые умеют так приятно ублажать мужчину! — продолжал Кирилл, беря меня за руку. — А у тебя это получается мастерски! Я улетел просто от такого оргазма.

Я почувствовала во рту вкус спермы и снова облизнула губы. Мне хотелось разврата.

— А у тебя… — я почему-то не решалась задать этот вопрос. — Многие женщины брали в рот?…

Кирилл снова улыбнулся и усадил меня рядом с собой, нежно трогая за грудь.

— Нет, их было немного… — задумчиво произнёс он, лаская мои затвердевшие соски. — Я точно не знаю, сколько.

— И они… тоже как я… глотали?

Он вздохнул и поцеловал меня в щеку.

— Не все. Некоторым женщинам это не нравится.

— Странно…

— Да, вот так бывает…

Парень непринуждённо раздвинул мне ноги и принялся умело ласкать пальцами мою взмокшую вульву. Мне уже не было стыдно от этого-я сосала у этого красавца член и глотала его сперму, и весь мой стыд незаметно испарился. Я постепенно становилась другой.

— Сейчас я немного отдохну и мы пойдём в постель! — уверенно заявил Кирилл, продолжая раздрачивать меня. — Я хочу вставить тебе.

— Да, конечно…

Через несколько минут я громко задышала и начала извиваться в его руках. Этот юный проказник хорошо знал как раздраконить женщину. По всей видимости, опыт в этом у него имелся порядочный. Чувствуя его пальцы на своём набухшем клиторе, я кусала губы, сдерживая рвущиеся наружу стоны. Для меня всё это было новым и необычным.

— Блядь, что ты делаешь?! — задыхаясь, прошептала я, глядя на парня широко раскрытыми глазами. — Зачем ты так?…

— Не бойся! — по-прежнему улыбаясь мне, ответил Кирилл продолжая свои манипуляции. — Так нужно, не волнуйся. Это расслабит тебя.

— Я и так уже расслаблена… У меня голова кружится!

— Тогда иди ко мне…

Поднявшись с дивана, он легко взял меня на руки и отнёс в комнату. Закрыв глаза, я постаралась отключиться и ни о чём не думать, но это у меня не получилось. Когда Кирилл положил меня на кровать и снова настойчиво начал раздвигать мне ноги, я посмотрела на него и почувствовала какой-то неясный страх. Глаза парня были затуманены, а на лице застыло такое выражение, что я непроизвольно задрожала. Мне стало не по себе.

Мой любовник быстро раздевается, и глядя на его стройное подтянутое тело, я облизываю пересохшие губы и поднимаю руку.

— Кирилл, подожди! Не торопись так… Не надо…

Он слегка отстранился и с удивлением посмотрел мне в глаза.

— В чём дело? Разве ты не хочешь?…

— Хочу, но… Я… Даже не знаю как сказать…

— Я не нравлюсь тебе?

Я перевела дух и собралась с силами.

— Нравишься, даже очень. Просто… Ну…У меня никогда не было этого и я…

К моей большой радости Кирилл не начал смеяться, а только вздохнул, рассматривая моё лицо. Мне захотелось закрыть глаза или отвернуться.

— Ты правду сейчас говоришь? — негромко поинтересовался мой сосед, поглаживая внутреннюю поверхность моего бедра. — Не шутишь?

— Нет, конечно!

Он нежно целует мои колени, затем внимательно рассматривает мою вульву. Мне почему-то снова становится неловко от этого и я чувствую, что краснею.

— И что мы будем теперь делать?

Голос Кирилла звучит ещё тише и мне кажется, что он растерян.

— Не знаю. Я… боюсь этого. Всё так необычно и…

— Понимаю. Это всё естественно. Но… тогда зачем ты пригласила меня?

Глава десятая.

Я молчу, не зная, что на это ответить и чувствую себя полной дурой. Лицо моё начинает пылать и я кусаю губы, стараясь не расплакаться. Это невыносимо.

— Мы можем… Можем сегодня без этого? Понимаешь, я не знаю, что такое происходит со мной… Это всё так неожиданно… Наверное, я запуталась и… Если хочешь, я попробую ещё раз отсосать тебе, а потом…

— Что потом?

Слёзы текут по моим щекам и я закрываю лицо руками. Мне очень стыдно и горько, я жалею, что затеяла всё это безобразие, но как поступить дальше абсолютно не представляю. Мне хочется исчезнуть из этой комнаты и забыть обо всём, что было.

Кирилл молча сидит рядом и гладит мои ноги.

— Не плачь! — говорит он. — Не надо так расстраиваться. Если ты сейчас не хочешь, то ничего не будет. Успокойся!

Я начинаю рыдать и никак не могу остановиться. Мне кажется, что Кирилл сейчас уйдёт и я больше никогда его не увижу, от этой невыносимой мысли мне становится ещё горше и я уже реву в полный голос. Даже не могу себе представить как это выглядело со стороны- голая двадцатипятилетняя деваха ревёт в три ручья от страха перед своим юным любовником. Наверное, это было ужасно.

Кирилл поднялся с кровати, сходил на кухню и принёс мне стакан воды. Открыв глаза, в первую очередь я обратила внимание на его возбужденный член, который задорно покачивался в полной боевой готовности. У меня появилось странное подозрение, что этого парня так возбудили мои слёзы и плохо скрываемый страх, но я тут же отогнала эти мысли. Разве такое вообще возможно? Он просто хочет меня и поэтому у него встал. Но, как бы мне не было жаль, ему придётся уйти- сегодня у нас ничего не получится. Я слишком зажата и скована. Нам нужно отложить всё до следующего раза.

— Выпей воды и успокойся! — говорит Кирилл, нежно поглаживая мои волосы. — Всё будет хорошо.

— Спасибо.

Он словно случайно дотрагивается до моей груди и я сильно вздрагиваю. Вода расплескивается и капает мне на живот. Внутри у меня всё сжимается.

— Не надо! — хриплым голосом произношу я через силу. — Не трогай меня, пожалуйста!

— Извини, я случайно.

Кирилл наклоняется и слизывает капли воды с моей кожи. Я хочу оттолкнуть его, но меня вдруг охватывает какая-то апатия ко всему. Я даже не успела понять, что произошло в тот момент. Комната закачалась у меня перед глазами, а в ушах раздался странный звон. Стакан выпал из моей ослабевшей руки и покатился по полу, а я снова откинулась на подушку и закрыла глаза. Пусть всё плывёт по течению без препятствий, так будет лучше. Пусть этот красивый наглец делает со мной всё, что захочет. Сегодня я принадлежу ему.

Кирилл снова раздвигает мне ноги и неторопливо целует вульву. Мне хочется что-то сказать, но язык перестаёт слушаться и я только хрипло дышу, глядя в потолок.

Настойчивые губы парня раздвигают мои нежные лепестки и я чувствую его теплый язык, совершающий легкие порхающие движения. Мои ноги начинают дрожать, а в глазах опять появляются слёзы. Мне хочется кричать матом, но я не могу. Я сейчас вообще ничего не могу.

Парень начинает умело вылизывать меня. Это похоже на настоящее безумие и спустя несколько минут я уже извиваюсь в сильных руках соседа, умоляя его не останавливаться. Такого у меня ещё не было-ни одна самая жаркая мастурбация не могла сравниться с этим. Всё моё тело охватило такое сладострастие, что я не могла уже думать ни о чём другом. Я хотела этого красавца, хотела принадлежать ему вся и во всём, и это меня уже совершенно не удивляло и не пугало. Что-то неуловимо изменилось во мне.

Кирилл очень опытен, я это сразу понимаю. Представляю, скольких женщин он сумел осчастливить своим нежным и тёплым язычком-это получается у него просто великолепно, поэтому я дергаюсь в его руках и ору во весь голос, позабыв обо всём. Я желала именно этого-обжигающего и страстного наслаждения с красивым молодым парнем, который умеет доставить яркий кайф голодной девушке. Не могу сейчас описать словами всё то, что тогда происходило со мной. Это я запомнила на всю жизнь.

Утомившись, Кирилл нежно целует мои дрожащие ляжки, ласкает пальцами мою взмокшую и ждущую любви вульву и что-то говорит мне, но я его не слышу. Мне кажется, что меня вообще нет в этой комнате. Ничего нет.

Он наваливается на меня, целует моё вспотевшее лицо и почему-то успокаивает, но я ничего не понимаю. В глазах у меня темнеет и мне кажется, что я куда-то проваливаюсь. Я больше не могу кричать, язык прилип к верхнему небу, и изо рта у меня доносится только тихий хрип. В таком безумном состоянии я не смогла ничего понять-Кирилл резко выдохнул, сделал сильное движение бедрами и впился ртом в мои пересохшие губы. Почувствовав боль, я дернулась и тут же обмякла, чувствуя жадный язык соседа у себя во рту. Я что-то мычала, пытаясь сказать о дискомфорте, но парень начал осторожно двигаться, и я замерла, прислушиваясь к своим ощущениям. Между ног у меня стало липко, но Кирилл не обращал ни на что внимание. Он просто трахал меня, постепенно проникая глубже в моё молодое стройное тело и наслаждался этим, трогая мои сиськи.

У меня почему-то начинает крутить живот и возникает мутная тошнота.

Я снова закрыла глаза и облизала пересохшие губы. Голова кружится всё сильнее.

— Господи, как же узко! — шепчет мне на ухо Кирюша, активно двигаясь. — Очень узенько… Это непередаваемо… Да… Потерпи немного, я скоро…

Стоная и что-то бормоча, он проникает языком мне в ухо, отчего я снова закричала и начала извиваться. Кирилл зажимает мне рот рукой и погружается в меня на всю длину члена. Мне снова становится больно и я со страхом чувствую позывы к испражнению. Это всё мучительно и непонятно, на глазах у меня выступают слёзы, но мой трахарь ничего не замечает.

— Я уже… Вот сейчас… — жарко шепчет он в моё ухо, ускоряя свои движения. — В тебя можно кончить?

— Нет, не смей! Нельзя так!!!

Я рванулась, пытаясь оттолкнуть его.

Несмотря на всю мою неопытность, мне хорошо были известны последствия всего этого безобразия. Я не могла себе сейчас позволить беременность, поэтому громко закричала, протестуя против его наглых желаний.

Кирилл резко вышел из меня и щедро оросил мой живот тёплой, резко пахнущей спермой, что — то бормоча сквозь стиснутые зубы. Мне кажется, что из меня с шипением выходит воздух, принося тем самым облегчение. Я снова закрываю глаза и кусаю губы, сдерживая громкий вопль, совершенно не понимая того, что непроизвольно испражнилась в постель.

Я не знаю, почему это произошло со мной. Слезы обильно хлынули у меня из глаз вместе с горячей струёй поноса, вымывая все страдания этого дня, и я отвернулась, пряча лицо в подушку. То, что со мной творилось в тот момент, я описать не могу…

Глава одиннадцатая.

— Блядь, что с тобой?… — мучительно стонет Кирилл, отодвигаясь в сторону и вытирая руки о простыню. — Ты что, не смогла выдержать? Это дурдом какой-то! Почему ты не сказала?

— Прости… Не говори сейчас ничего, умоляю!

— Пошли быстрей в ванну! Меня сейчас вырвет…

Я встаю с кровати и вижу, что всё бельё измазано, а мои ноги сильно обгажены. На простыне проступают яркие пятна крови, голова гудит как колокол, а в комнате начинает ужасно вонять, но мне уже на всё плевать. Меня словно нет в этой комнате. Я опорожнилась от неземного кайфа и не собираюсь ни о чём жалеть… Уже поздно жалеть, всё произошло. Здесь произошло, в этой постели, и ничего уже не изменить.

Я хотела этого, желала страстно и незабвенно, и я получила это. Вот и всё…

Вика глубоко вздыхает, вытирает влажные глаза и кладёт голову мне на грудь.

Я нежно целую её в лоб и пытаюсь представить себе, что чувствовал хитрый Кирюша, сумевший так ловко порвать девственницу, а после так беспощадно и глупо попавший под струю женского дерьма. У меня ничего не получается, и, протянув руку, я снова трогаю Викину грудь.

— Вы ещё встречались с ним после этого? — тихо спрашиваю я женщину, лаская её сосок.

— Встречались, и не один раз. Я сама этого желала. Кстати, я довольно быстро поняла, что мой любимый Кирюша, несмотря на свой скромный вид является прожженым блядуном, который не пропускает ни одной юбки. От таких парней всегда следует держаться подальше, но я наплевала на все правила и нырнула в пучину. Мне хотелось, чтобы Кирилл постоянно был рядом и ради этого я была готова на многое.

Каждый раз эти встречи устраивала я, позабыв про гордость. Мне было уже всё равно. Я распознала вкус секса и поняла, что это именно то, что мне нужно. Мне хотелось трахаться, хотелось наверстать упущенное время, хотелось познать ещё больше… И я трахалась. Трахалась так, словно жила последний свой день на земле.

Кириллу я позволяла всё, что он пожелает, рассчитывая таким глупым образом удержать его возле себя как можно дольше, и парень пользовался этим на всю катушку.

Когда он захотел анального секса, я легко предоставила ему свою молодую задницу, хоть и перенесла это с большим трудом. Кирилл взял меня довольно резко и я почувствовала сильную боль, но мои крики лишь сильнее возбудили моего избранника. Заливаясь слезами, я искусала себе все руки, но смогла выдержать эту неестественную пытку, которая длилась довольно долго.. Когда я почувствовала, что он кончил, слив сперму мне в задницу, то перестала плакать и пообещала себе больше никого не пускать в свою попку. Как потом оказалось, я обманула себя…

Однажды мой любовник пожелал, чтобы я отсосала ему прямо в парке, в котором мы гуляли, и я с радостью исполнила это, не обращая внимания на то, что за нами подглядывал какой-то наглый мальчишка. В другой раз Кирилл трахал меня на глазах у какого-то странного пенсионера, случайно повстречавшегося нам в лесу. Этот дедушка с острым любопытством смотрел на то, как мы занимаемся сексом, а потом вдруг изьявил желание, чтобы я ему отсосала. Кирилл великодушно разрешил это и я исполнила. Само собой, мне было неприятно брать в рот член незнакомого старика, но Кирюша заявил, что ему будет интересно посмотреть на это и я покорно согласилась. Ради него я была согласна на многое. Дедушка кончил очень быстро и после долго ползал на коленях, покрывая слюнявыми поцелуями мою обнаженную задницу, а Кирилл с улыбкой смотрел на это и кивал головой. Мне это казалось нормальным.

Как-то раз мы возвращались с вокзала на такси, и я заметила, что таксист как-то странно переглядывается с моим любимым. Но в тот момент меня это совершенно не насторожило. Когда мы приехали, Кирилл о чём — то негромко поговорил с водителем, и после прямо заявил мне, что тот предлагает ему деньги за возможность трахнуть меня прямо в машине. Сказать по правде, в тот раз я сильно растерялась-таксист был крупным усатым южанином с черными сверкающими глазами, и этот мужчина чем-то пугал меня. Я представляла его огромный волосатый шланг в своих руках, брызжущий горячей жирной спермой прямо в моё лицо и меня почему-то охватывала дрожь. Но Кирюша сумел уговорить меня, пообещав денег. И я согласилась…

Никогда не забуду того, что произошло в тот раз в этой машине. Это было по настоящему ужасно. Сначала таксист долго и жадно лапал меня, восхищаясь моей фигурой. Затем принялся страстно сосать мою грудь, жарко облизывая мои подмышки и шею и что-то бормоча на непонятном языке. После этого он спустил штаны, и, увидев его член, я задрожала. Таких огромных писюнов я не видела даже в порножурналах. Но Кирилл стоял рядом и нежно улыбался мне, поэтому я опустилась на колени и взяла этот хобот в руку… Я не сразу сумела засунуть его себе в рот, а когда мне это удалось, то едва не сблевала на траву. Это был по настоящему могучий член, весь в венах и с большой надутой головкой. Волосатые тяжелые яйца не умещались у меня на ладони и мне пришлось помучиться с этим чудовищем.

Но в тот раз мне сильно повезло-едва я начала сосать таксисту, активно лаская его мохнатую мошонку, как он моментально сдулся. Зарычав, словно разъяренный медведь, этот волосатый мужик начал бурно поливать моё лицо и волосы своим семенем, дергаясь всем своим мощным телом. Мне показалось, будто мне на голову вылили целую бутылку вонючего шампуня, столько спермы выплеснул на меня этой южный бугай. Задыхаясь, я пыталась вытереть лицо и найти Кирилла, чтобы пойти вместе с ним домой, но получалось это у меня плохо. Ощутив липкую мерзкую массу у себя на губах, я не сумела справиться с охватившем меня отвращением и сблевала, не успев подняться с колен. Где-то в стороне послышался смех Кирилла, но я не могла понять, почему он смеётся.

— Сука… — отдышавшись, сказал водитель, глядя на меня со странным выражением. — Молодая сисястая сука, ты умеешь сосать! Хорошо умеешь. Моя сочная Манана даже рядом не стояла. Где ты научилась этому?

Я не ответила, потому что меня снова вырвало ему под ноги. Подошедший Кирилл помог подняться мне на ноги и кое- как привести себя в порядок. Я едва смогла перевести дыхание, меня сильно шатало. Голова кружилась так, что я испугалась, что мне станет плохо.

— Проводи меня домой… — прошептала я своему приятелю, хватая его за руку. — Мне нехорошо.

— Пошли.

Мокрые волосы облепили мою шею и я чувствовала мерзкий запах спермы, от которого тошнота усилилась. Мне нужно было срочно принять душ, чтобы смыть с себя всю эту гадость и мы торопливо двинулись к нашему дому. Таксист уехал и я постаралась забыть обо всём, что было. Кирилл вёл себя как ни в чём ни бывало, и сама не знаю почему, сердиться на него я не могла. Всё это было сделано ради него, и если мне что-то не нравилось, это были мои проблемы. На тот момент я рассуждала именно так.

Глава двенадцатая.

Шло время, и постепенно я превратилась в бесстыжую и развратную женщину, думающую только о деньгах и сексе. Родители ни о чём не догадывались, мы с Кириллом были весьма осторожны, скрывая ото всех свои отношения. В сексе мы испробовали всё, что только могли придумать и я с тревогой стала замечать, что Кирюше становится скучно в моей компании. Я по-прежнему позволяла ему делать со мной всё, что он захочет, и это нравилось нам обоим.

Как-то раз мой любовник пожелал, чтобы я занялась любовью с его близким другом у него на глазах, и я начала колебаться. Что-то подсказывало мне, что такое желание Кирилла неправильное и даже некрасивое по отношению ко мне, но мой друг сумел убедить меня в обратном и я согласилась. Думать в то время я не умела и не хотела.

Его приятель оказался худым и невзрачным студентом с некрасивым лицом, к тому же сильно заикающийся. Одежда у него была мятой и потрепанной. Мне он сразу не понравился, но я промолчала. Наверное, этому парню не везло с женщинами и поэтому Кирилл решил таким вот образом помочь ему.

Расположились мы у меня дома. Когда я разделась и предстала перед студентом абсолютно голая, с распущенными волосами и похотливой улыбкой, он покраснел и беспомощно посмотрел на Кирилла, явно не зная, что делать дальше.

Мой друг ободряюще улыбнулся и кивнул парню.

— Не бойся, Петро, Вика тебя не обидит! — весело сказал он, расположившись в кресле. — Она добрая девочка. Потрогай её, не стесняйся!

Несмело протянув руку, Петро потрогал меня за грудь и судорожно выдохнул.

— Ох, ничего себе! — прошептал он. — Уп-пругая какая!…

— Продолжай, Вика разрешает.

— П-правда?

Жадно облапав сиськи, студент провел вспотевшими ладонями по моим ягодицам и задрожал.

— Попка у неё в-великолепная! — снова произнёс он, оглядываясь на Кирилла. — Как у тех девочек в порно клипах… Ох… Можно п-поцеловать её?

— Можно! — ответила я, сдерживая подступающий смех. — Целуй на здоровье!

Повернувшись к нему спиной, я слегка прогнулась в пояснице, и повернув голову, подмигнула Кирюше. Мне стало весело. Сейчас мы сделаем из этого хлюпика мужчину…

Рухнув на колени, худенький мальчик принялся торопливо целовать мою задницу. Раздвинув мне ягодицы, он начал внимательно рассматривать отверстие ануса, что — то восхищенно бормоча себе под нос. Молча уставившись в пол, я терпеливо ждала продолжения, не понимая для чего всё это нужно Кириллу. Но, похоже, он сам вообще ни о чём не думал-развалившись в кресле, мой друг с улыбкой наблюдал за нами, одобрительно кивая головой. Честно говоря, меня в тот момент это сильно удивило.

Глухо хрюкнув, Петро впился в мою ляжку мощным засосом, одновременно лаская пальцами вульву, и я решила слегка изменить ход событий.

— Не надо, от этого синяки остаются! — заявила я, выпрямляясь. — Иди лучше в ванную, и после продолжим.

Кирилл отрывисто засмеялся, не глядя на меня, и мне это почему-то не понравилось. Я не могла понять, что он увидел смешного в моих обычных словах.

Студент послушно поднялся с колен, вытер слюнявые губы и, спотыкаясь, отправился в ванную. Я убрала спутанные волосы с лица, подкрасила перед зеркалом губы и повернулась к Кириллу.

— Давно знаешь этого бедолагу?

— Давно. Учились вместе.

— Почему он так заикается?

— Я у него не спрашивал.

Незаметно вздохнув, я прошлась по комнате и снова повернулась к Кириллу.

— Он ещё мальчик или я ошибаюсь?

— Разве Петро похож на девочку?!

— Я серьёзно спрашиваю.

Кирилл снова начинает смеяться и я чувствую нарастающее раздражение.

— Я сказала что-то смешное? В чём дело?

Выражение лица у моего друга резко меняется и он встаёт на ноги. Я застываю посреди комнаты, непроизвольно поглаживая грудь. Мне совершенно не понятно, что происходит.

— Да, он ещё мальчик, хотя ему уже девятнадцать лет! — медленно произносит Кирилл, подходя ко мне. — Тебя это удивляет?

— Если честно, удивляет. Ты решил помочь ему с моей помощью? Я правильно поняла?

Мой друг нежно целует меня в губы, затем в шею и я начинаю таять. Я люблю этого милого шалуна и не могу на него долго обижаться.

— Всё правильно! — отвечает Кирюша, продолжая целовать меня, поглаживая мои ягодицы. — Этому парню нужно помочь, иначе он сойдет с ума от спермотоксикоза. Я тебе потом объясню, для чего это всё надо. Сейчас нет времени. Ты сделаешь это?

— Сделаю, но… Он совсем неопытный и… такой беззащитный. Что тебе от него нужно?

— Ничего не нужно. Просто хочу помочь другу, у него не получается с женщинами, понимаешь? Он уже сильно измучился, дрочит каждый день и страдает! Выручи парня, прошу тебя! Разве тебе это трудно? Сделай это ради меня.

— Хорошо. Но…

Кирилл опускает руку и ласкает меня пальцами между ног. Я смотрю ему в глаза и мои губы приоткрываются. Мне становится жарко и хочется пить, но он всё равно продолжает нагло дрочить меня, пряча наглую усмешку. Закрыв глаза, я полностью отдаюсь во власть его рук и забываю обо всём. Мне хорошо и спокойно, я чувствую, что он рядом и… Голова у меня начинает сладко кружиться и я улетаю.

— Я г-готов и…

Вздрогнув, я открываю глаза и оборачиваюсь.

Голый студент стоит в дверях комнаты и смотрит на нас. Его член находится в полной боевой готовности, я вижу его худые ноги и надутые бритые яйца и сразу же прихожу в себя. Я знаю, что мне нужно делать.

— Иди сюда.

Расположившись на кровати, я маню парня к себе, похотливо растягивая губы в улыбке. Кирилл снова располагается в кресле и внимательно смотрит на меня. Я чувствую, что возбуждаюсь от понимания того, что сейчас произойдёт. Я буду первой женщиной у этого мальчика, сделаю его мужчиной и осчастливлю своим телом. Это бесподобно!

Приняв эротичную позу, я смотрю на краснеющего студента и облизываю губы.

— Садись вот сюда, не бойся… Почему ты дрожишь? Давай я тебя поглажу… Мальчик у тебя уже сильно хочет… Какой он у тебя красивый! Дай-ка я его поцелую!

Глава тринадцатая.

Завладев членом парня, я нежно целую его в блестящую головку, одновременно лаская пальцами надутую мошонку. Пенис у студента был небольшой и я без особого труда смогла заглотить его полностью, лаская языком ствол и играя с яичками. Почти сразу же худосочный Петро начал всхлипывать и извиваться в моих руках, глядя на меня широко раскрытыми глазами, в которых плескалось наслаждение. Поднимая голову, я с улыбкой смотрела на него, затем переводила взгляд на Кирилла, подмигивала ему и снова занималась членом. Мой друг молча сидел в кресле, внимательно наблюдая за моими действиями и непонятно улыбался. Но мне некогда было думать, о чём он сейчас размышляет, я была занята делом.

— В-викушка… Г-голубушка, я не могу б-больше! — раздался прерывающийся голос студента над моей головой. — П-пожалуйста, не надо! Я б-боюсь, что в рот т-тебе кончу!

Не обращая на него внимания, я обхватила губами головку члена и сделала всасывающее движение ртом, пальцами руки лаская яички парнишки. Петро дернулся всем телом, издал какой-то мяукающий звук и начал эякулировать мне в рот, судорожно вцепившись в покрывало. Мне показалось, что в моё горло ткнули палкой-настолько мощно худосочный студент выстрелил своим семенем. Едва не поперхнувшись, я проглотила порцию «кефира», сплюнув остатки на живот парню. Первую часть своей работы я выполнила.

— Браво! — воскликнул Кирилл, поднимаясь с кресла. — Это было великолепно!

— Я тоже так думаю!

С улыбкой посмотрев на Петруню, я с удивлением заметила, что в его глазах стоят слезы. Поднявшись с кровати, парень стыдливо прикрывает опавший член рукой и что-то тихо бормочет, глядя в сторону. Я ничего не понимаю.

— Что-то не так? — спрашиваю студента, внимательно глядя на него. — В чём дело?

Он бросает на меня быстрый взгляд, затем смотрит на Кирилла и почему-то всхлипывает.

— Что случилось, дружище? — весело спрашивает мой друг, подходя к Петруне. — Почему ты расстроился?

Студент тяжело вздыхает и снова опускает голову. Я вижу как его лицо мучительно краснеет, но по — прежнему ничего не понимаю.

— Я… н-не хотел так! — тихо бормочет он, глядя в пол. — Не хотел к-кончать Вике в рот… Я не смог в-выдержать это… Это всё так… М-можно я уйду сейчас? Я не могу…

Я с недоумением смотрю на парня, не зная, что сказать. Так расстраиваться из-за того, что спустил молодой женщине в рот? Или здесь другая причина? Мне это было непонятно.

— Ну, что ж, иди! — неожиданно соглашается Кирилл и подталкивает Петруню к выходу из комнаты. — На сегодня хватит, а через два дня продолжим! Иди одевайся и не расстраивайся так, первый блин всегда комом, такое часто случается.

— Я не хотел с-сразу в рот ей… Я думал, что…

Когда, чуть не плача он ушёл, я привела себя в порядок и приступила к Кириллу с расспросами.

— Рассказывай! — начала я, глядя своему любовнику в глаза. — Что тебе нужно от этого бедолаги?

— Да так… Пустяки! — безмятежно ответил он, целуя меня в губы. — Всего лишь небольшая услуга.

— А подробнее можно?

Кирилл пожал плечами и прошелся по комнате, о чём то размышляя.

— Можно. Но ты уверена, что хочешь это знать?

— Уверена. Почему бы и нет?

— Ну, как знаешь. У меня от тебя секретов нет.

Подойдя к окну, он посмотрел на улицу и вздохнул, теребя пальцами занавеску. Мне показалось, что мой друг отчего- то нервничает.

— У Петрухи есть старшая сестра… — начал Кирюша, по прежнему глядя на улицу. — Красивая стройная деваха, на которую оглядываются многие парни. Они все хотят вставить ей, только об этом и думают. Тёлочка в самом деле хороша- сисястая и задастая, волосы до самой задницы. Крепкие красивые ляжки, которые хочется пощупать… Ты, может быть, её видела. Её зовут Света.

— Не знаю, может и видела. При чём здесь наш Петруччо?

— При том, что… Видишь ли, Викуля, я тоже хочу чпокнуть его сестренку, и он сможет мне в этом помочь. Как говорится, услуга за услугу- я ему предоставил тебя, а он мне предоставит сеструху. Всё очень просто!

Мне показалось, что он смеётся надо мной, говоря всё это. Я покачала головой и сжала губы.

— Бред какой-то… Каким образом он сможет её предоставить? За руку что-ли приведёт?

Кирилл ласково улыбнулся мне и отошёл от окна.

— Вовсе нет. Тут всё намного проще. Дело в том, что эта курочка по субботам любит крепко выпить, и иногда делает это так, что едва стоит на ногах. Всё, что требуется от нашего Петруччо, это дождаться такого момента и позвонить мне, а дальше дело техники. Вот и всё.

Я снова покачала головой, уставившись в стену. Затея Кирилла мне совсем не понравилась и я была в растерянности.

— Я ничего не понимаю. Зачем тебе трахать пьяную девчонку, когда у тебя есть я? Тебе что, недостаточно секса со мной?

— Мне нужно разнообразие. Понимаешь меня?

— Нет. Это какой-то бред.

— Ну, ничего, потом всё поймёшь. У меня сейчас нет времени объяснять тебе это. Через два дня мы продолжим наши занятия с Петруччо, а потом я… Впрочем, это неважно. Иди сюда, ко мне…

Он уложил меня на кровать, раздвинул мне ноги и торопливо вошел в моё тело, покрывая лицо быстрыми поцелуями. Почему-то я представила себе как мой друг станет трахать сестру Петруни и почувствовала острую обиду. В тот момент я не совсем понимала, что со мной происходит, но ясно осознавала одно- делить Кирилла мне ни с кем не хочется. Он будет лизать ей между ног, а потом целовать меня в губы, а мне этого очень не хотелось бы. Я снова почувствовала растерянность и непонятную грусть.

— Не трахай сестру Петруши, не надо! — хриплым голосом прошептала я, прижимая к себе горячего Кирилла. — Я не хочу этого. Слышишь меня?

— Хорошо, не буду! — сразу ответил он, начиная двигаться интенсивнее. — Не переживай из-за этого.

— Я люблю тебя!

— Я знаю.

— Я сейчас кончу!

Мне не хотелось думать, что мой Кирюша захочет обмануть меня. Повторяю, я была наивной доверчивой дурочкой, без памяти влюбленной в своего сладострастного соседа и с полным отсутствием мозгов. Здраво мыслить я тогда не умела и поэтому спустя два дня мой милый друг жарко трахал меня на пару с Петрушей, который уже вполне освоился и ничего не стеснялся. Именно он предложил секс втроем, и Кирюша с радостью поддержал его.

Я согласилась, выполняя просьбу любимого. Они трахали меня по очереди, затем сделали это одновременно. Секс в «два смычка» оказался для меня непривычным, но менять что-либо было уже поздно-именно в тот момент, когда мы втроем кувыркались в постели, нас неожиданно застала моя мать. Никогда не забуду как она заорала от возмущения, топая ногами и швыряя на пол мои вещи. На неё было страшно смотреть.

Оттаскав меня за волосы, мать благосклонно позволила всем троим одеться и выставила за дверь, запретив мне возвращаться. Ночевала в ту ночь я у подруги.

Спустя какое-то время мне пришлось снять квартиру, родители общаться со мной не желали. И до сих пор не желают, они так и не смогли меня простить. Но не это было для меня самое страшное. Хуже всего было то, что мой Кирюша беспощадно оставил меня, подло бросив именно в тот момент, когда мне требовалась его поддержка. Он просто ушёл, не сказав ни слова и это для меня было шоком. Я чуть не сошла с ума от отчаяния. Но зато начала кое-что соображать и становиться немного умнее. В этом отношении мой дружок оказал мне хорошую услугу-у меня наконец-то стали открываться глаза на многие вещи, о которых я раньше даже не думала. Я преобразилась и стала расчетливей.

Глава четырнадцатая.

К моему удивлению, я недолго горевала по подлому Кирюше и вскоре стала трахаться с Петрушей. Я не собиралась мстить моему бывшему приятелю, мне просто нужен был секс. А с кем трахаться, для меня тогда значения не имело. У Пети был хоть и небольшой, но зато крепкий и выносливый член и меня это полностью устраивало. Остальное меня интересовало мало.

— Вы больше не общались с Кириллом после расставания? — тихо спрашиваю я, снова нежно целуя Вику в лоб.

Она тяжело вздыхает и некоторое время молчит, о чем-то думая.

— Нет, не общались. Мне стало известно, что кроме меня этот подлец успевал трахаться ещё с двумя женщинами. Не знаю, как ему это удавалось, но эти факты железно подтвердились и это ошарашило меня. Кирюша оказался обманщиком и самым настоящим негодяем, коварно использующим меня. Но я в то время не желала ничего видеть…

Однажды Петруша заявился ко мне с фингалом под глазом и разбитыми губами. На мой удивлённый вопрос о том, что произошло он устало махнул рукой и сел за стол на кухне.

— Мы п-поссорились с Кириллом. И по видимому, навсегда. Но иначе б-было нельзя, он уже достал меня. Да и не только м-меня! Светку, сестру мою, тоже достал!

— Вы что, подрались с ним? — пораженно спросила я, глядя на избитого Петрушу. — Что у вас произошло?

Он снова махнул рукой и отвернулся, уставившись в окно. Я молча ждала ответа.

— В принципе, я с-сам в этом виноват… — глухо заговорил Петя, барабаня пальцами по столу. — Я п-позволил ему это, не думая о последствиях. У меня тогда голова была только одним з-забита-как бы трахнуть женщину, ни о чём д-другом я думать не мог. Измучился дико, едва с ума не сошёл. И Кирик предложил мне одну с-сделку…

— Дальше можешь не рассказывать! — перебила я, продолжая смотреть на парня. — Мне всё известно!

— Откуда ты…

— Кирюша рассказал о своих подлых планах. Я попросила его не делать этого и он пообещал, что не станет. Он обманул меня?

Петя молча кивнул головой и наконец-то посмотрел на меня. Лицо его пылало.

— П-прости! — выдавил он через силу, с трудом шевеля разбитыми губами. — Я не хотел всего этого, но он… Он з-заставил меня это сделать…

Я усмехнулась, услышав это оправдание.

— Интересно, как он это сделал? Избил так же, как сегодня?

— Нет, хуже…

Петя снова отвернулся и опустил голову.

— Он пообещал мне, что т-трахнет Свету только один раз, и больше не станет. Но п-подло обманул. Он вообще всех в-всегда обманывает. Кирик начал приходить каждую с-субботу, напаивал сестру до невменяемости и т-трахал как хотел. Старался это делать у меня на глазах, его это заводило. А когда я в-возмутился, он… Я даже не ожидал такого…

— Что он сделал?

— Он п-пришёл на мой День рождения, коварно напоил меня, а п-потом… Сука он после этого! Сука, подлая и н-ничтожная! Правильно, что я сегодня врезал ему от души, я д-давно мечтал об этом! Мало ему!

— Петя, что он сделал?

Помолчав, Петруша тяжело вздохнул и хрипло ответил:

— Этот урод изнасиловал меня п-пьяного. Два раза это сделал, скотина! А потом пригрозил, что если я не стану п-пускать его к Светке, он всем расскажет, что я… Мне пришлось позволить ему приходить. Сестра жаловалась, что устала от него, а я ничего не мог сделать… Это было н-невыносимо.

— Ты что, дурак?

— Скорее всего. Сегодня утром он п-привёл с собой какого-то алкаша и хотел предоставить ему Свету… Этого в — вынести я уже не мог и набросился на него с кулаками… Киря избил меня и ушёл. И т-теперь всем расскажет…

— Не расскажет. Не захочет себя подставлять, он не такой дурак как ты! Неужели ты этого сразу не понял?

— Я испугался, что…

Я грязно выругалась, уже не в силах сдерживаться. Всё это было выше моего понимания. Как можно было позволять трахать свою сестру какому-то подонку?! Где были мозги этого неудачника? О чём он вообще думал, глядя на всё это безобразие?

Петя поднялся на ноги и молча смотрел на меня, не зная, чего ждать. Вид у него стал жалким и затравленным. Мне стало противно.

— Что уставился? Проваливай, и чтобы я тебя больше не видела, понял?

— Прости…

Он ушёл и больше никогда не появлялся. Через неделю я уже спала с очередным любовником, таким же юным и выносливым, и не думала ни о чём. Мне стало ясно, что это именно то, что так возбуждает меня-страстный и сумасшедший секс с парнем младше меня. Хорошо, если он будет девственником. Это стало моим влечением. На всю жизнь. Поэтому я решила сегодня соблазнить тебя..

Вика замолчала и закрыла глаза.

Я тоже лежал молча, глядя в потолок. Рассказ женщины поразил меня своей откровенностью и я не знал, что сказать. Все эти испражняющиеся в постели девушки и изнасилованные пьяные студенты были выше моего понимания, и теперь я не находил слов, чтобы сказать что-нибудь в поддержку Вике. Как она построила свою жизнь после всего этого? Почему не сумела создать семью? Что смогло помешать ей в этом? И что мне нужно сказать, чтобы хоть как- то приободрить её? Нужных слов у меня не было.

Но спустя некоторое время я почувствовал новый прилив сил и понял, что не нужно ничего говорить. Сейчас было не до разговоров — Драгоценное время шло и надо умело действовать.

Настойчиво уложив вяло отнекивающуюся женщину на спину, я раздвинул ей ноги и с наслаждением погрузился в её сочную вульву, шепча какие-то нежные слова. Вика молча смотрела мне в глаза, не произнося ни звука и мне даже показалось, что по щеке у неё стекла слеза. Но размышлять над этим у меня не было времени, я был занят приятным и важным делом.

Кончив ей на живот, я откинулся на спину и, тяжело дыша, выдавил:

— Это было бесподобно… Просто бесподобно!

— Я рада, что тебе понравилось.

Через пять минут я уже крепко спал, прижимая к себе мою зрелую теплую любовницу.

Рано утром мы быстренько собрались и разъехались по домам. Почему-то Вика не захотела, чтобы я провожал её и отправилась домой в гордом одиночестве.

Тогда, провожая взглядом её шикарную фигуру, я даже не думал, что вижу эту женщину в последний раз. Никому ничего не объяснив, Вика уволилась из нашего отдела и перешла работать на другое место. Почему-то мне казалось, что она не желает меня больше видеть и по этой причине я не стал искать её. Навязываться мне не хотелось.

Глава пятнадцатая.

Через два года я тоже сменил место работы и жизнь закрутила меня так, что было некогда приехать и навестить своих бывших коллег. Постоянно что-то мешало и отвлекало. Только совсем недавно мне удалось на несколько минут заскочить в архив и убедиться, что из старого коллектива там никого не осталось. Про Вику никто ничего не знал, и следы моей первой женщины затерялись навсегда. Она оказалась права-прошло двадцать пять лет, а забыть её я не смог. Разве реально забыть такую сладкую и безумную ночь? Это навсегда останется со мной…

Первое время я боялся, что меня начнёт тянуть к пожилым женщинам, но этого, к счастью, не произошло. После Вики у меня было много разных женщин- в возрасте, совсем юные и даже неопределенного возраста. Больше всего по вкусу мне были мои ровесницы с крепкими стройными ногами и мощными задницами, которые хотели и умели трахаться. Мне нравилось расслабляться с ними, слушая их сладострастные вопли и дерзкий смех. Был сладкий секс с двумя молодыми негритянками в сауне и легкое развлекалово в городском парке с замужней женщиной. Была сумасшедшая ночь с тремя грузиночками, которые делали со мной что хотели и отпустили утром едва живого. Был живописный трахач в глухой далекой деревушке, в настоящей бане с крепкими деревенскими молодками. Был секс в машине, в лесу, на безлюдной городской набережной. Много всего было.

Но только Вика у меня была первой.

Глядя на оживленную улицу, я чувствую как меня снова начинает переполнять грусть. Несмотря на изобилие разных женщин, семью я так и не сумел создать. К своим сорока пяти годам я был одинок и неприкаян- родители жили в другом городе, друзья разъехались кто куда, с бывшими одноклассниками я не общался и проживал свою жизнь скучно и одиноко. Почему так получилось мне трудно сказать, скорее всего всему виной был мой вольнолюбивый характер. Найти ту, единственную, с кем я хотел бы построить свою жизнь, у меня не получилось, и это часто омрачало мне настроение.

Допив коньяк, я выбрасываю бутылку в урну и неторопливо направляюсь к ближайшей станции метро. В голове пусто и думать о чём — либо мне сейчас не хочется. Все эти воспоминания почему-то расстроили меня, и пытаясь отвлечься, я смотрю по сторонам, не зная за что зацепиться взглядом.

В вагоне метро напротив меня садится высокая блондинка в короткой юбке, закидывает ногу на ногу и достаёт из сумочки телефон. Я открыто рассматриваю её колени, затем смотрю на слегка тронутые целлюлитом ляжки и с грустью подавляю тяжелый вздох. Незнакомка красива и мне хочется познакомиться с ней, но я вовремя вспоминаю, что нетрезв. Значит, не судьба.

Совершенно неожиданно мне вспоминается черноволосая Клава из магазина, которая предлагала мне помощь с выбором пива. После следующей смены нужно будет заскочить в этот магазин и попробовать пообщаться с этой очаровательной незнакомкой, глядишь, что-нибудь да получится. Кто знает?…

Блондинка напротив меняет позу и я вижу как под юбкой мелькают розовые трусики. Рассматривая её ноги в открытых босоножках, я снова чувствую накатывающее желание и закрываю глаза. Что толку думать об этом, денег то всё равно нет. Сейчас приеду домой, подрочу в ванной и завалюсь спать. Вечером возьму водочки с фруктами и сяду перед телевизором, один, рядом с молчащим телефоном. Всё будет как всегда, я уже привык к этому. Когда — нибудь такая ситуация изменится в лучшую сторону, я был бы совсем не против этого, но сейчас… Что я могу сейчас?

Войдя в свою одинокую квартиру, я разделся, быстро принял душ и приготовил нехитрый завтрак. Проглотив две котлеты и запив их горячим чаем, я хотел уже завалиться спать, как на телефон вдруг пришло сообщение.

Посмотрев на экран, я взмахнул руками и взвыл от радости — пришла долгожданная премиальная оплата, которую я с нетерпением ждал уже четыре дня. Окружающий мир сразу же преобразился и заиграл яркими красками. Я знал, какое применение найду этим деньгам. Слишком долго я мечтал об этом. Пришло время воплотить это в реальность.

… Эту улицу я знал слишком хорошо. Мне часто приходилось бывать здесь по разным делам и я смог идеально изучить это место. Саратовская улица была тихой, спокойной и даже какой-то сонной. Движение транспорта на ней не было особо активным и поэтому мне нравилось бывать здесь, неторопливо прогуливаясь по уютным дворикам и рассматривая старые дома с высокими арками. Зелени на улице было предостаточно, аккуратно высаженные деревья дарили спасительную тень в жаркие дни, и от этого на Саратовской улице всегда возникало мягкое ощущение покоя и умиротворенности. Находившаяся поблизости станция метро никоим образом не мешала этому, улица всегда словно пребывала в спокойствии, живя своей особой жизнью и это не могло не нравится. Иногда мне начинало казаться, что через несколько лет в городе таких улиц не останется совсем и это вызывало легкую грусть.

Нужный мне дом находился здесь.

Старая кирпичная пятиэтажка стояла в тихом дворике, глядя на улицу своими окнами. Набрав код на домофоне, я вошел в прохладный подъезд и, поднявшись по лестнице, позвонил в дверь.

— Добрый день!

Посмотрев на открывшую мне дверь молодую женщину, я приветливо улыбнулся и шагнул в квартиру.

— Жарко сегодня на улице? Я ещё никуда не выходила…

— Да, жарковато.

— Разувайтесь и проходите в комнату.

Опустившись в мягкое кресло, я с облегчением вздохнул и прикрыл глаза. Я так давно мечтал об этом, что мне не верилось, что моя мечта начинает осуществляться.

В приоткрытое окно с улицы доносились крики играющей детворы, лай собаки и чей-то заливистый смех. Вытянув ноги, я улыбнулся и постарался расслабиться. Сегодня мой день, и мне больше не хочется думать о грустном. Пусть всё остаётся в прошлом.

— Меня зовут Аймира. Вы чай с лимоном будете? Или кофе?

Открыв глаза, я посмотрел на стоявшую напротив меня женщину и снова растянул губы в приветливой улыбке.

Это была молодая дочь солнечной Киргизии. Стройная и высокая, она смотрела на меня, ожидая ответа. Красивые ровные ноги, небольшая, но крепкая грудь и приятное смугловатое лицо с длинными черными волосами располагали к себе, и я с удовольствием принялся рассматривать женщину. Одета она была в короткий атласный халат, который выгодно подчеркивал её стройную фигуру. Выглядела красавица превосходно.

— Я Дмитрий. Чай с лимоном, но без сахара, если можно.

— Конечно можно! Одну минуту…

Заманчиво виляя ягодицами, Аймира вышла из комнаты и я снова остался один. Откинувшись на спинку кресла, я снова счастливо вздохнул и попытался представить себе эту дочь Киргизии абсолютно голой. Картина возникла такой соблазнительной, что я тихонько застонал от сладкого предвкушения. У меня уже так давно не было женщины, что я начал забывать, что такое сексуальная ласка. Трудно сказать, как это угнетало меня и портило настроение. Я начинал чувствовать себя ущербным и никому не нужным. Посещения продажных женщин всегда успокаивали меня и прибавляли сил и веры в себя. Мне это было необходимо.

Поэтому сейчас я нахожусь здесь.

Глава шестнадцатая.

Аймира вернулась с подносом, на котором стояли блюдце с нарезанным лимоном и дымящаяся чашка с чаем. Когда она наклонилась, опуская поднос на низенький столик, стоявший возле кресла, я увидел её открытую грудь. Лифчика под халатом не было.

Я почувствовал, как капля пота стекает по моей спине.

— Вот, пожалуйста!

Я кивнул головой и кинул две дольки лимона в чашку.

Женщина стоит рядом со столиком и с улыбкой смотрит мне в глаза. Зубы у неё ровные и ухоженные, мне начинает хотеться поцеловать её.

— Я хотела уточнить… — негромко начинает она, не сводя с меня глаз. — Вы ко мне на час или больше? Если захотите, можно будет продлить.

— Останусь на два часика! — сразу отвечаю я, рассматривая её ноги. — А там видно будет.

— Хорошо.

Аймира отходит от столика и снова поворачивается в мою сторону.

— Тогда… Давайте сразу с Вами расплатимся, чтобы начать отдыхать без лишних забот…

Я согласно киваю головой и встаю с кресла.

— Нет проблем. Держите!

Положив деньги на стол, я продолжаю рассматривать её голые ноги и чувствую как мой член начинает пробуждаться. Когда женщина забирает банкноты, я обнимаю её за плечи и привлекаю к себе, другой рукой трогая упругие сиськи. Она опускает голову и стоит молча, позволяя щупать себя везде, где я пожелаю. Мой член рвётся наружу, когда я начинаю жадно мять крепкие ягодицы Аймиры и с моих губ срывается непроизвольный стон.

— Блин… Какая же ты классная! Мягенькая… Сытенькая… Прелесть!

Женщина улыбается и поднимает голову, глядя на меня.

— Вы в душ пойдёте? Или сначала чай выпьете?

— Пойду, да…

Вернувшись из ванной, я снова принимаюсь трогать Аймиру, нежно целуя её в шею. Она стоит, покорно опустив руки и пряча улыбку. Меня это заводит ещё сильнее и я пытаюсь освободить её от халата, но женщина решительно убирает от себя мои жадные руки.

— Мне тоже в душ надо… Пустите, не трогайте там! Пейте чай, я быстро…

Продолжая улыбаться, она ускользает в ванную, оставив меня с торчащим из под полотенца членом. Скрывая нетерпение, я быстро выпиваю остывший чай и заваливаюсь на чистую простыню, мечтательно глядя в потолок. Сейчас я займусь здесь тем, что мне так нравится, тем, без чего я не могу нормально существовать. Я буду делать это неспеша, аккуратно и качественно, так, чтобы Аймира осталась довольна. Я хочу видеть её счастливые глаза после того как закончу её трахать. Она будет счастлива и безмятежна, запомнит меня только с лучшей стороны и захочет пригласить ещё. Возможно, мы с ней подружимся, это было бы неплохо. Её можно будет пригласить в кафе или в бар, а потом…

— Вы не спите?

Голая Аймира ложится на живот рядом со мной и опускает голову на руки. Ляжки её слегка подрагивают, тем самым вызывая волну желания.

Приподнявшись, я покрываю поцелуями её влажные после душа, смуглые ягодицы, затем раздвигаю их и рассматриваю отверстие ануса.

— Я не работаю с аналом! — заявляет женщина, угадав мои коварные мысли. — Этого не будет!

— А… Если за двойную оплату?

— Тоже не будет!

— Очень жаль. Что ж… Тогда за работу!

Я переворачиваюсь на спину и отдаю себя в умелые руки дочери Киргизии.

Ловко раскатав презерватив на члене, она нежно целует меня в живот и начинает работать.

Закрыв глаза, я полностью расслабляюсь и уже через секунду, сделав глубокий вдох, забываю обо всём, что так тревожило меня весь сегодняшний день.

Конец.

18.03.2024
Прочитали 51
OPRYATIN


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть