С годовщиной, Бэн.

Я говорю: Помнишь, какой сегодня день? Я говорю: Знаешь, чего я так нарядилась? Я говорю: Сделала завивку, надела каблуки, смотри, все как ты любишь!

Он вздрагивает, будто мой голос делает ему больно, нехотя поворачивает голову в мою сторону, и нажимает кнопку на телевизионном пульте, он убавляет звук до тишины. На экране люди в спортивной форме — бейсбольная команда, мгновенно превращаются в глухонемых. Он смотрит на меня добрыми ничего не помнящими глазами. 

Он говорит: «Я думал, сегодня дежурит Элен, молоденькая Элен, с большими (он делает неприличные жесты руками, пытаясь изобразить два баскетбольных мяча у себя на груди) большими… глазами». Он хихикает, как ребенок и продолжает: «Вы вместо Элен? Что-то припоминаю. Сегодня я вел себя хорошо, принял лекарства и все съел, и если Вы не против…». Он нажимает кнопку на пульте, происходит чудо и к команде бейсболистов возвращается голос и слух. «Я хочу досмотреть игру, сегодня финал, — говорит он, — хотите, посмотрим вместе»?

В моей голове черно-белый фильм, кадры безостановочно сменяют друг друга:

… мы лежим на свежескошенной траве, нам по шестнадцать, из одежды у нас васильки и ромашки, он целует меня там, где нельзя, щекотно, и я хохочу без остановки…

… день, когда нам официально разрешили покупать алкоголь он встает на одно колено и протягивает мне самодельное кольцо, прямо у кассы круглосуточного магазина…

… мы лежим на чердаке, укутавшись в теплое мягкое сено, он гладит мой округлившийся живот и шепчет ему что-то по секрету, его мать зовет нас и ругается, что нам уже по 30, а мы как дети, а я хохочу без остановки…

… нам дарят серебряные ложки и говорят мы отличная пара — 25 лет вместе – не верится, он шепчет мне на ухо колючими губами: «я всегда буду любить тебя»…мне щекотно, и я хохочу без остановки…

… на пленке появляются невнятные пятна и черные прерывистые полосы, фильм обрывается, закадровый голос, безучастно произносит сухие, колючие слова: «Бэн болен. Элен, очнись! Болезнь прогрессирует — скоро он перестанет узнавать тебя».

Я вздрагиваю, будто по мне пустили ток из дефибриллятора. Я достаю из тумбочки кусок его любимого шоколадного торта, я зажигаю свечу.

—  С годовщиной, Бэн. Я протягиваю ему тарелку, он смущен. Я буду помнить за двоих, — говорю я молча, и целую такие близкие и такие далекие губы.

0
05.06.2020
avataravatar
92

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть