Вмешательство, автора.

 Добрый вечер или день, юные помидорчики! Сейчас поясню, почему вдруг появилась. В данной главе, я бы хотела немного описать здешний мир Гривенмор и немного отойти от основных действий. К тому же рассказать одну историю.</i>

 В сезон дождей, когда земля переполнялась влагой и водой, а от холодного ветра деревья покрылись инеем, среди холмов и гор Кентрс бродил одинокий странник. На вид он ещё молод, но его выдавала походка и смертельная усталость. Когда-то он был красив, некогда лазурно-голубые глаза стали мрачные и без чувств, вокруг них залегли мрачные тени, а на мраморном лице проступали скулы. Глубоко в душе и на сердце поселилась рана, которую, кажется, никто не сможет излечить. Боль и страдания человека, которого предали и признали виновников всех бед и страданий.

 Все началось весной. Земля цвела: небесные цветы Мариты и полевые цветы устилали поля и луга, а воздух наполнял аромат свежей травы.

 Когда-то давно это был старинный замок, стоящий на возвышенности — серые и мраморные, каменные стены, массивные кованные решетки на больших окнах пугают и манят. Он казался таинственным и манящим в своем архитектурном величии, но если пройти по извилистой тропинке, приблизиться к двери ощущения опасности меняется благоговением к каменным мощам, но также и веет холодом. Подвалы замка хранят достаточно много тайн, чтобы они находились так глубоко, что, спускаясь вниз, начинаешь задыхаться.

 Днем его строения утопает в насыщенной яркой зелени с фасада простирается завораживающий вид на антуриум. В нем представлены самые редкие и прекрасные цветы этого мира. Встречаются также, самые редкие виды черного и даже малинного оттенка.

 Коридоры замка, длинные и пустые, ведут своих гостей мимо бесконечного множества комнат, которые освещают факелы, вознося неровные блики на стены. На светлых стенах в позолоченных рамах висели старинные гобелены.

Одним весенним днем король созвал своих сыновей, чтобы решить судьбу и будущее их и королевства. Когда-то Абструнг процветал и славился своим дружелюбием и товарами, но к сожалению слава и благополучие оказалось не долгими…

 Сыновья пришли к отцу в тронный зал, молча преклонив колено перед ним и опустив головы вниз. Яркие солнечные лучи падали на молодых юношей, на двоих из них свет был особенно ярким, но на одного падала мрачная тень отчаяния.

Король спустился по нескольким ступенькам к своим сыновьям. Глубокий и задумчивый взгляд пал на головы молодых людей, и, тяжело вздохнув, мужчина попросил встать их с колен и, всматриваясь в лица сыновей, он искал в них ответ на свои вопросы.

— Мои сыновья, мои дети. Наконец, вы повзрослели и стали достойными особами королевской крови и трона. Как отец я горд за вас, но как король и правитель должен сделать выбор, и вам известно, что из этого выйдет — холодный голос раздавался эхом по тронному залу. — Запомните только воля способна изменить мир, может заставить двигаться историю. Моё дело, как короля, сделать выбор — кто сядет на трон, на плечи кого ляжет тяжелая ноша и долг за свои действия, — он подошел к своим сыновьям и положил руки на плечи старшего и младшего, оставляя среднего посередине.

— И вот моя воля! Трон унаследуешь, ты мой сын Лоун, как старший, — удивлению на лицах среднего и младшего не было предела, они не знали, что сказать и как отреагировать, ведь каждый рассчитывал на корону и самое главное власть.

— Отец, я с гордостью…- тут его толкнул средний сын и встал на его место.

— Отец, позвольте спросить. Это ваше окончательное решение?

 Король лишь молча кивнул головой и тяжело вздохнул в ожидании того, что остальные сыновья не воспримут это как должное.

— Тогда я принимаю, ваше решение. Раз вы решили, то пусть так. К тому же западные земли Абструнга давно принадлежат мне, как ты и повелел, дорогой отец. И сейчас мне стоит лишь поздравить брата.

— Я тоже присоединяюсь к поздравлениям Бершама, рад, что выбор пал на него — с легкой улыбкой третий сын подошел к ним и приобнял обоих братьев за плечи. На молодом лице легкая улыбка и явная радость, за брата, но внутри в душе глубокое разочарование того, что он всегда будет оставаться на третьем, последнем месте.

<tab> Несколько лет назад, когда сыновьям исполнялось по двадцать лет, отец определил для каждого отдельные части королевства, в которых они могли править самостоятельно: Старшему достались земли на юге, среднему на западе, младшему на востоке. Там они налаживали торговые, политические и общественные дела, до того времени, когда король сделает свой выбор.

С тех пор прошло десять долгих лет и, казалось, что король уже не сделает своего выбора, но этот день решил судьбу не только королевства, но и судьбу королевской семьи.

После оглашения решения как полагается средний и младший братья должны вернуться в свои владения и продолжать править дальше, а старший должен принять трон, а вместе с ним и правление над главными землями королевства. Но если бы всё было так просто.</b>

 Кабинет Короля. Последний разговор.

 Большая светлая комната с мраморными стенами и полами. При свете кажется, что переливы на камне излучают радужные краски мира. Высокие потолки, посреди висит хрустальная люстра с двадцатью белоснежными свечками. ]Пламя немного освещает комнату, даря тепло и свет. Стеклянные капельки свисают с основания люстры, создавая при проникновении солнечных лучиков на потолке радужные краски, и, смотря на них, казалось, что вот-вот попадешь в прекрасных сказочный мир. Полы устелены темно-зеленым ковром словно травой на лугах. Большие прозрачные окна через них казалось, будто король мог наблюдать за всеми жителями вокруг.

Посреди комнаты располагается стол с копией всего королевства: домики, фигурки были такие же, как и сами дома в городе. Люди говорили, что по вечерам король наблюдал за всеми разбойниками и воришками, именно поэтому в городе стало мало проблем и воровства.

 Король Лаяш стоял как раз возле одного из окон и молча смотрел куда-то вдаль, думая о чем-то. Его лицо отражалось в стекле, возрастные морщины покрывали лицо, белоснежная седина придавала статусности, длинные волосы были завязаны в тугой хвост, белая бородка аккуратно подстрижена. Глаза короля глубокого зеленого цвета излучали мудрость и статность, а королевское одеяние лишь подчеркивало его значимость.

 Позади него стоял старший сын и терпеливо ждал предстоящего тяжелого разговора между королем и наследником, но с другой стороны сын ждал, что с ним будет говорить не его король и правитель, а просто любящий и понимающий отец…

 — Дорогой отец, я бы хотел поговорить с вами по поводу вашего утреннего решения, — он произнес спокойным тоном, не отводя глаз от спины отца.

— Хм? Ты, считаешь, что мой выбор был неверен? Думаешь, что ошибся? Кстати, как дела в твоих владениях?

— Всё хорошо, торговцы довольны, местные жители тоже. Больше нет проблем , которые не бы могли разрешить. Жители стали работать чуть больше, но рады этому, потому что могут получать достаточно средств, чтобы обеспечить себя. Не могу сказать, что ваш выбор правилен, отец, я не могу противится этому, но всё же делать выбор, только лишь потому что являюсь старшим наследником по крови…

— Послушай! Я сделал свой выбор не потому, что ты старший сын и мой и наследник трона! А потому, как ты показал себя — как мудрый и справедливый правитель. Я наблюдал за вами тремя, пока вы правили и привыкали к своим будущем ролям. И из всех показал себя лучшим именно ты. Твои братья хорошие сыновья и ответственные люди. Они показали себя достойными наследниками, но для трона им обоим не хватает одного важного качества, которое есть у тебя, Лоун. Ты можешь быть жестоким и даже немного тираном. Порой настоящему правителю нужна жесткость — этого нет у твоих братьев, они слишком мягкие, особенно Аширон. Его слишком легко направить на свою сторону и сделать так, как нужно тебе, однако его ум и ответственность делают ему должное, — отойдя от окна, король подошел к столу с маленькой копией королевства, достал из ножен средних размеров кинжал и стал водить по местности, где правили его сыновья.

— Что насчет среднего, Бершама, про него я могу сказать — он мог бы стать отличным генералом или полковником, потому как разбирается в военных стратегиях лучше всего, чего стоит его походы на границу нашего и соседнего королевства. Но для правителя он слишком горяч — если поставить на трон его, то войны будут продолжаться годами. Пока в один момент он не уничтожит всё. Поэтому ты мой сын подходишь больше всего. — Благодарю вас, отец, за выше сказанное. Я обдумаю ваше решение в ближайшие дни. А сейчас прошу простить, мне нужно идти, — склонив голову, принц сделал шаг назад и направился к выходу.

— Хм. Ну, подумай-подумай.

Тем временем в покоях младшего наследника.

Просторная комната, квадратной формы деревянные полы покрыты темно-коричневым ковром с гербом королевства — огненным фениксом. Письменный стол стоит возле большого металлического окна, через которое можно наблюдать за верхушками деревьев, как куда-то плывут белоснежные облака. У противоположенной стены стоит большая кровать, накрытая шкурой местного зверя, обитающего в лесах королевства. Чуть подальше стоит массивный шкаф из дуба, состоящих из множеств книг про рыцарей, мореходов, немного политики, торговли и, конечно же, немного любви. Ещё у другой стены расположился камин, в котором полыхали бревна, придавая тепло и уют комнате. Младший наследник сидел за своим письменным столом и изучал некоторые свитки, что взял с собой для работы: жалобы, предложения торговцев, мелкие вопросы насчет жизни обычных жителей. На лице была полная сосредоточенность на работе, но глубоко внутри у него не выходил сегодняшний разговор об установлении наследника — было ли это окончательное решение отца, или же всё может измениться?

 «Я не против своего брата, наоборот, рад, что именно ему предстоит стать правителем и верю, что королевство станет прекрасным под его правлением. Но почему внутри непонятное чувство разочарования? Будто решение отца было несправедливым, и выбор сделан только потому, что Лоун старший. Нет, глупо, Аширон! Глупо так думать! Брат отличный человек и станет прекрасным королем»

 Его раздумья прервал вошедший в комнату Бершам, который явно был уже под хорошим градусом сладкого вина, и с улыбкой на лице подошел к столу брата, еле волоча за собой ноги, что-то пытался проговорить.

— Святые небеса! Бершам, ты опять?! Когда, ты уже прекратишь! — вскочив, молодой принц подхватил за руки чуть не упавшего брата и поволок его на стул возле стола.

Усадив эту королевскую пьянь, он присел напротив него и провел рукой лицу.

— Да. Ладно. Тебе. ик… Чего ты такой. Правильный, а? Давай посидим, выпьем! Позовем прекрасных дам.

— Ты в своем уме, а?! Ты в замке нашего отца! Что будет если он увидит твои выходки?!

 — Пффф. Будь ты, наконец, смелее. Чего ты как барышня? — облокотившись на спинку стула, принц отхлебнул добрую половину хмельного вина из горла бутылки.

 — По-твоему, смелее — это напиваться в замке короля? Отлично, тогда ты смелее всех нас, дорогой братец, — встав со стула, мужчина быстрым шагом подошел к столику, где стояли кувшин с теплой водой и умывальник. Схватив кувшин, он подошел к брату и медленно вылил некоторое количество воды. От такого «доброго» пробуждения, Бершам тут же подскочил на месте и осмотрелся вокруг себя.

— А?! Что за?! Аширон, мелкий паршивец, какого, ты вытворяешь?!

 — Привожу тебя в чувство дорогой, братец-пьянь. Было бы неплохо и мозг иногда включать, — насмешливо, Аширон посмотрел на намокшего брата и подал ему полотенце. Пробурчав себе под нос, Бершам начал быстро вытирать капельки прохладной воды и отложил влажное полотенце на стол.

— Ха-ха. Очень смешно, я тут его уму учу, а ты водой.

— Не такой уж и мелкий, повыше тебя буду. А теперь прошу прощения, дорогой брат, но вали прочь. Завтра важный день, — сев обратно за стол, он взглянул на возмущенное лицо брата.

— Погоди, успеем. Я вот что пришел. Что ты думаешь насчет решения отца? — лицо Бершама вдруг стало серьезным и слегка пугающим, а ведь ещё минуту он сидел в полном похмелье с бутылкой вина.

— Думаю, он сделал то, что должен был, как король. Раз таково его решение, значит, так и будет. Тем более, Лоун достойный человек для королевства, народ уважает и любит его.

 — Да, достойный. И старший. Старшие ведь всегда на первом месте, — сухо ответил принц, отхлебнув ещё вина.

— Бершам, прекрати, ты слишком много выпил, вот тебе и лезет всякая чушь в голову. Ты сам понимаешь каково сейчас ему. От него много чего ждут.

— Что же, возможно, ты и прав. После коронации вернешься в свои владения?
— вздохнув, Бершам встал со стула и подошел к открытому окну. Чуть яркий лунный свет освещал молодое лицо наследника, а в глазах читалась тоска и сожаление.

 — Тот, кто правит временем, правит всем миром — почти шепотом он произнес, глядя высоко в небо.

— Мм? Знакомые слова. Кто-то из восточных мудрецов? — Аширон повернулся к задумчивому брату, и на лице показалось переживание за него.

— Да, так. Забудь, мне действительно пора идти. Завтра важный день, всё-таки- Глубоко вздохнув, он быстрым шагом пошел к дверям, дернув деревянную ручку двери, сделал шаг вперед, но в последний момент поднял глаза на сидящего за столом брата и произнес:

— Аширон, я хочу, чтобы ты знал одну вещь. Теперь, есть два пути — молча наблюдать, как мир меняет тебя или измениться самому.

Не успев нечего ответить, Аширон лишь смотрел, как брат быстро закрыл за собой двери и оставил его в комнате одного.

 Прошла ночь. Утро в замке.

 Первые лучики солнца, утренняя тишина и пение птиц в саду пробуждают привередливых господ цветочного мирка.

 Встрепенувшись от росы, важно и слегка смущенно поднимают свои головки и тянутся навстречу теплому солнцу. Сладкий аромат нежных дам розовых роз и других цветов пробуждают бабочек, которые начинают порхать своими разноцветными крыльями.

 Властительница-ночь ещё властвует в отдаленных уголках территории замка, но лучи теплого солнца настойчиво гонят прочь, чтобы дарить свой свет и тепло окружающим.

Свежий утренний ветерок игриво летает между ветками яблони и красавицы сирени, высушивает оставшиеся капельки росы на лепестках, которые искрятся на солнышке словно разбросанные самоцветы.

 Громоздкие стены замка постепенно согревались природными теплом, хотя внутри оставались такими же холодными. Лучи настойчиво проникали сквозь стеклянные витражи, создавая тем самым маленький кусочек радуги среди каменного холода. С самого рассвета прислуга постепенно приступала к своей ежедневной работе, горничные готовили чистые белые полотенца и горячую воду для умывания королевской семье, работа на кухне уже кипела, приготавливая ароматный и вкусный завтрак, тем более совсем скоро предстоит важный день.

 По пустому и одинокому коридору неспешно шла горничная средних лет: аккуратно убранные в пучок светлые волосы, серые глаза, темное хлопчатобумажное платье и белый фартук почти до пола. Напевая себе под нос знакомую мелодию легкими шагами и держа фарфоровый кувшин с горячей водой для старшего наследника.

 Пройдя ещё несколько метров, она остановилась возле деревянной резной двери покоев наследника, вспомнилось ей, когда принц был совсем маленьким, и ей поручали приглядывать за ним, когда его доброй души матушка не могла видеться с сыном.

 Постучала в дверь, но ответа не последовало, подумав, что он может ещё крепко спать, она постучала чуть сильнее, и дверь оказалась открытой. Толкнув рукой створку, женщина шагнула в покои, перед этим склонила голову.

 — Доброе утро, ваше высочество, я принесла вам… — она подняла голову, и перед её глазами предстал полный кошмар. Бумаги, вещи, подушки были разбросаны по всей комнате, стол и кровать перевернуты, окна разбиты, осколки валялись на полу возле холодного и окровавленного тела принца, изо рта стекала алая струя крови, кожа стала бледная как снег. Кувшин с водой тут же выпал из рук женщины, разбившись на мелкие осколки, кипяток разлился у входа, и в тишине раздался жуткий крик.

 Крики горничной раздались всё громче, она упала на колени, прикрыв руками лицо, стража тут же примчалась на крики, увидев, что произошло, они оттащили женщину от этой картины. Один из стражников вбежал в комнату, чтобы проверить жив ли принц, наклонившись к нему, он проверил пульс, но признаков жизни не было, в глазах принца читалось лишь сожаление, стражник закрыл тому глаза и заметил возле его головы окровавленный кинжал с резной рукоятью.

— Сержант! Сообщите королю! Убили наследного принца, — стражник тут же ушел прочь. Спустя какое-то время в покои ворвались король и остальные наследники.

 Король с ужасом посмотрел на холодное тело старшего сына, он подошел к нему медленными шагами и, склонив одно колено, провел рукой по бледному лицу и перевел взгляд на стражника. На лице короля читалась скорбь, потеря, сожаление, которое тут же сменилось на гнев и ярость. Старшие братья смотрели на брата не промолвив не слова, Аширон тут же рванул к брату, он немного понимал в медицине и быстро осмотрел его раны.Бершам оставался не подвижным и стоял на своем месте.
 — Кто.Кто?! Кто был в покоях принца последним?! Отвечать! Кто охранял его покои?! Живо отвечать! — Он схватил того за грудки и поднял вверх.
 — В-Ваше величество.Я-Я всё скажу.Вчера на посту были.- Король швырнул его на пол и поднял лежащий кинжал возле трупа.
— Бершам. Если не ошибаюсь это твой? Повернувшись к нему, он показал окровавленное оружие сыну- Что, он здесь делает?!
— Я-Я не.Знаю, отец клянусь.Ещё вчера, он был у меня, но потом куда-то пропал.
— Пропал говоришь? Пропал?! Он в крови твоего родного брата! Бросив его возле ног, сына тот подошел к нему и схватил того за грудки- Скажи! Скажи, мне! Это же не, ты?! Так, ведь?! Не, ты?!
— Отец клянусь это не так! Его подбросили! Клянусь, вам!
 За спинами послышались шаги солдат, в покои прибыли солдаты, которые охраняли покои принца этой ночью. Склонив свои головы, они подошли к королю и приклонили колено перед ним.
— Говорите! Живо! — Его крики раздавались не только по комнате, но и по коридору в сердце, короля бушевала ярость, гнев, отчаяние, скорбь и тревога, что худшее опасения могут оправдаться, что его родной сын мог поднять руку на собственного брата, коего поклялся защищать…
 — Этим вечером в покоях принца находились горничные, которые меняли постель и готовили комнату ко сну. Принц, ещё говорил, что всё может сделать сам, но горничные стали извиняться и говорить, что это их работа. Затем заходил, придворный портной и цирюльник, которые снимали мерки и рассказывали о внешнем виде принца. Они пробыли достаточно долгое время, потом ушли и принц приказал больше никого не пускать, кроме вас ваше величество и своих братьев. Ближе к полуночи у покоев принца был.На этом месте, стражник остановился и замолчал отводя взгляд в сторону. Его молчание длилось некоторое время, пока король не поднял его и не приказал продолжать говорить всю правду, какой бы, она не была горькой для отцовского сердца.
 — Возле покоев, принца в это время был. Принц, Бершам. Он был в хмельном состоянии, но мог нормально идти и разговаривать, он сказал, что ему нужно поговорить и поздравить, брата с назначением и вошел внутрь. Мы не знаем, что там происходило, но слышали какой-то шум, но принц Бершам, громко извинялся потому что был после вина и споткнулся об, что-то, так говорил он сам, когда был там. Спустя время, его высочество вышел из покоев и сказал странную фразу перед тем, как закрыть двери: <i>Благословение и проклятье работают, одинаково.</i> Затем, он посмеялся и сказал, что хмельное вино вскружит голову любому. И сказал, чтобы мы не тревожили принца до утра. На этом всё.
Сложно было сказать, что творись в это время в сердце и душе короля, от этих слов: боль, страдания, отчаяние от понимая, что его родной сын мог совершить такое к собственному брату, ведь они с самого девства были не разлей вода, они трое всегда стояли друг за друга горой и всегда помогали, чтобы не случилось.
— Бершам. Почему? Как, ты мог умертвить, нашего брата?! КАК, ТЫ МОГ?! БРАТ! — В сердце, Аширона творилось, то же самое, что и в сердце отца.Боль, печаль и тревога…-Я-Я.УБЬЮ, ТЕБЯ БЕРШАМ! КЛЯНУСЬ! ТЫ ЗАПЛАТИШЬ ЗА НЕГО!
— Аширон, успокойся! А ты.
— Отец, брат! Это не я! Я нечего не делал.Мы поговорили, и я ушел.Я нечего не делал!
— Стража. Арестовать, принца Бершама и заключить под стражу в темнице, до суда.Я решу его судьбу, чуть позже…
 Стража мигом по прикажу короля схватила принца за руки и потащила за дверь, принц сопротивлялся пытался оттолкнуть их и всё объяснить, сказать, что он не виноват, что его возможно подставили, его не слушали.Крепко схватив принца, его заключили в кандалы и повели вон, он видел лишь огорченные лица отца и брата, которые даже не смотрели на него и пропуская его слова мимо ушей…

Спустя время. Темница Абструнга

 Повсюду запах смрада и разгорающихся трупов пленников замка, в камерах в страхе ждали своей участи, то есть казни.Тусклый свет освещенный факелами еле освещал путь до камер.

Мрак, смрад и давящая тишина обитали в этом месте, в камерах находились полутрупы людей, которые совершили преступление, гнившие трупы висели закованные в кандалы были пищей для здешних крыс, которые только и ждали очередную жертву. Иногда сквозь решетки в камеры залетали вороны и клевали глаза преступникам, находящихся здесь ждала только смерть, боль и отчаяние.

В одной из темниц сидел наследник трона в темном углу и ему оставалось только ждать, мрачную тишину нарушали тяжелые шаги стражников, которые становились всё громче, они остановились возле камеру принца, он поднял голову в его глазах была лишь пустота, а лицо стало каменным и уже нечего не показывало.

 — Наконец-то.- Раздался, голос принца во тьме.

 Тем временем. Покои короля.

 Печаль, горе, тоска и не понимание захватили короля в свои объятья и не желали отпускать из цепких объятий. Его взгляд устремился куда-то в даль, глаза его полный скорби и отчаяния, в нем боролись два противоречия: С одной стороны, он король который должен свершить правосудие, но с другой как любящий отец может собственно ручно решить жизни своего сына. Возможно теперь, он ещё больше перестанет верить окружающим и близким его людям.
— Теперь, его солнце не будет блистать, как прежде.
— Всем тяжело, отец. Слуги отнесли его в комнату для подготовки, скоро всё будет готово.А этот предатель понесет заслуженное наказание, я обещаю вам. Я сделаю, всё чтобы.
— Довольно, Аширон. Оставим это на потом сейчас главное всё устроить. Тебе нужно идти и подготовиться, как следует наследнику.
 — Как, прикажите отец.

В сердцах обоих была ненависть, они оба хотели отомстить, но не могли переступить эту черту, за которую не стоит проходить даже в минуты ненависти.

 Дождавшись ночи, Аширон решил во чтобы, то не стало поговорить с братом и понять почему, он так поступил и что на самом деле сподвигло его на это. Отпустив свою охрану, без ведома отца своего короля он спустился вниз по узкой винтовой лестнице, где-то слышится, как капля воды приземляется на пол холодным прозрачным плеском. Проходя ещё несколько шагов вперед, чувствуешь неровности и шершавость ступеней даже сквозь подошву сапог. Серость, темные краски темницы, смрад приводили все его чувства в напряжение, кажется, что этим стены видели многое и хранят в своей памяти отголоски стонов и мольбы людей, что попадали в эти стены. Охрана темницы по приказу открыли двери и впустили принца внутрь, он шел вперед уверенными шагами стараясь не вдыхать отравительный запах и трупы заключенных. Наконец, он дошел до нужной камеры, осветив себе впереди пространство факелом, за решеткой облокотившись на стену сидел, Бершам с закрытыми глазами. Не смотря на то, что в темнице было холодно и изо рта шел пар, брат оставался неподвижным и даже не было видно пара из носа или рта.
— Бершам? Ты, спишь? -Присмотревшись, можно было понять, что он находиться без сознания, тело расслаблено и голова опущена вниз.
— Стража! Откройте, решетку! Живо! — На приказ принца стража тут же прибыла и открыла решетку, вбежав в камеру, Аширон проверил пульс брата, но пульса не было, тело холодное, глаза стеклянные.- КУДА СМОТРЕЛИ?! КТО ЕЩЁ В ТЕМНИЦУ ВХОДИЛ?! Было верено стеречь, его! Но стража, лишь молчала и странно смотрела вдаль.
 — А, они хорошо смотрели. И выполняли приказ, а ты меня не подвел, Аширон…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

10.02.2019
Darya Ustinova


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть