Розовый ветер весны. Глава первая.

Прочитали 47

  Глава первая «Смерть и вдохновение»

Я мог бы быть с тобой, чувствовать твой запах и глупо улыбаться. Мог бы коснуться тебя, коснуться других. У меня была возможность повлиять на целый мир, или хотя бы на 

крошечную его часть. Но меня больше нет. Я упустил этот шанс. Жаль я не ценил его при жизни, и теперь вынужден лицезреть мир в котором меня нет. Все что мне теперь осталось, это созерцать, без возможности на что-либо повлиять. Видеть как люди создают и разрушают, любят и ненавидят, скорбят и радуются, верят и разочаровываются, их одолевают бури эмоций, а меня нет, я просто не в силах их почувствовать. Только сейчас я осознал насколько невыносимо болючие касания пустоты. Это и болью назвать нельзя, это нечто гораздо хуже, будто саму твою душу рвут на части, словно перекрыли ей кислород и она задыхается в страшной агонии. Ах, как был прекрасен осенний лёгкий холодок, как чудесно было дышать прохладой и ощущать её у себя в лёгких, от этого можно было легко заболеть, и потом пить горячий чай с малиной, укутаться тёплым пледом и смотреть как бушует погода за окном. Так ли часто мы обращаем внимание на те чувства и ощущение, что испытываем, принимаем их как должное, вместо того чтоб, наслаждаться ими. Только сейчас я понимаю насколько воистину прекрасно это было.

А ты все сидишь у окна, о чем же ты думаешь? Что так тебя тревожит? Только не говори мне что разочаровалась, в мире столько прекрасного. В нем столько музыки, картин, пейзажей, обилие всевозможных чувств и страстей. Разве ты этого не видишь ? Все что сейчас тебя интересует, это холодный мокрый асфальт под окном? Как сильно я бы хотел внести красок твоему миру, чтобы и ты увидела. Но я всего лишь тень…

Ты проснулась, лучик солнца пробудил тебя ото сна, я не мог закрыть его прости, тебе снился сон, он был чудесен я полагаю, ведь ты улыбалась, как же мило ты спишь, и вот тебя прервали. Я помню твой аромат, как ты пахла по утрам, жаль я не могу учуять его снова, этот приятный запах, что дарит чувство спокойствия и умиротворения души.

Куда же ты идёшь? Снова этот парк? Сколько времени прошло, а ты все не утратила привычку гулять ранним утром. Жаль я не могу быть с тобой… Опять эта книга, ты прочла ее уже множество раз, но все равно она забавляет тебя. Что это за парень, ты знаешь его? Нет? Наверно просто подошёл познакомиться. Но ты не дала ему и шанса. Если честно мне его даже жаль, он весьма простодушен и ветрен на вид. Но тебе не до этого, ты просто дышишь ветром весны и читаешь роман, большего тебе сейчас и не нужно. Цветок, что ты сорвала, как он пахнет?

— Он очарователен, жаль ты не можешь насладиться им, его благоухание скоро угаснет, а аромат рассеется наполнив этот мир своим первозданным изяществом. Он растворится как когда-то растворился ты, оставив за собой лишь тонкий чувственный след. (Такая драма тебе по душе). И зачем я снова вспомнила это. Тебя больше нет, ты пыль, мрак и холодный дождь в ночи. Обрёл ли ты желанный тебе покой? Увы, но все что я могу, это лишь представлять что могло ждать тебя по ту сторону, с особым романтизмом что ты мне привил …

— Мне придётся жить твоей жизнью, ведь я столько передал тебе. Моя эстетическая часть теперь чувствует через тебя, я рад что она не умерла вовсе, (хоть что то уцелело от меня) . Художница и писатель … это уже почти что клише. Мечтательный эстетизм против твоего педантичного прагматизма, покрайне мери ты была такой когда мы встретились. 

-Как все же невыносимо лицезреть увядание красоты, я словно ребёнок что пытаются перенести океан в ладошках, пусть что то и получается у меня запечатлить, но этого очень мало. Меня тяготит что от огромного океана останется лишь пара капель, и я ничего не могу с этим поделать. Даже то что я уберегла не идеально, что угнетает меня ещё больше, я не смогла передать всю красоту даже пары капель. И какой я после этого художник, скорее жалкое подобие на него. Ты всегда говорил что ценно то что разлагается, ведь его красота не вечна и потому она так ценна, что нет ничего совершенного и пусть стремится к нему нужно, но несовершенство в работах куда чувственнее и от него пахнет живостью когда от идеала лишь таит холод, искусство в первую очередь должно трогать сердца а затем умы. Ты же предпочитал писать о той красоте что видел, о том насколько она была прекрасна, и жаль что другие не смогут её увидеть. Заставляя этим  ценить красоту что есть сейчас* Но все таки ты покинул меня, предпочел остаться прекрасным на века, лишив себя бремени наблюдать как увядает твоё тело. Умереть оставшись чувственным и инфантильным, ведь со временем все становятся более консервативными , ты же предпочёл остаться горячим пусть и холодным. Я запечатлю тебя и твоя красота переживёт время, и обретёт ценность для других, хотя если мыслить как ты , я обесцениваю тебя , обесцениваю воспоминания о тебе , ведь когда будет картина , я всегда смогу увидеть тебя снова, как и другие. Я предам тот интимный аспект твоей красоты, ведь не многие смогли её увидеть. И умри ты навсегда. Твоя красота была бы неоценимо дорога. Но я не могу позволить этому случиться, это просто разорвёт мне душу, и пусть моё сердце будет разбито в любом случаи , я смогу хоть любоваться тобой, забывая о том что предала тебя.

— Ты вечно так много думаешь, заморачиваясь над тем что хочешь сказать и как лучше сделать, в то время как чувства убегают от тебя, они просто выветриваются, и все что остаётся это лишь холодный рассудок. И даже когда работа завершена, ты не можешь насладиться ею, ты все равно недовольна, ведь можно было сделать ещё лучше, ещё совершенней. Ты не в силах насладиться красотой что создаёшь, и это очень печально, это невероятно тяжкое бремя. Твои работы мне все же нравились, холод что от них исходил, был пропитан болью и тоской, они восхищали, заставляя меня прочувствовать всю глубину мучений. Они много раз погружали меня в меланхолию, отрывая от  этого мира. Я тонул в море твоих печалей, чувствовал тоже что и ты, а может даже и более того.         

— Мне всегда было сложно понять эмоции других людей, они не достигали меня, просто проходя мимо. Я никогда не понимала что чувствуют другие люди, думая о них только в контексте своих собственных чувств. Ты же был другой, даже сущий пустяк, как гусеница перевоплощается в бабочку, чтоб затем умереть , вызывали у тебя сильные эмоции, трагичная история людей даже тебе не знакомых, трогала тебя до глубины души. Ты чувствовал все очень тонко, возможно  понимая чувства других даже лучше чем они сами. И вот твоё сердце не выдержало.

(Солнце зашло,) Элиза смотрела в книжку но мысли её были далеки.  Да и знала она её почти что наизусть . Она чувствовала странную для неё потерянность, словно она вернулась к дороге с которой начала свой путь, словно часть её жизни просто ушла, и теперь это только воспоминания, ощущение фрустрации которое одновременно освобождает тебя, словно ты в полете, ты река что движет свой путь, без цели и смысла, тебя ничего не обременяет, но вместе с тем это чувство обесценивает все вокруг. Лиза давно уже не чувствовала ничего подобного, это выходила из спектра её ощущений. Чёткость и собранность даже в самоуничижении и минуты отчаяния она оперировала больше разумом нежели чувствами.  Она потерялась, для неё это впервые. Она смогла почувствовать что то новое, это чувство облегчало, избавляло от сотни мыслей что обычно терзали ей голову. Лишь холодное дуновение ветра смогло ненадолго вывести её из этого состояния и привести в себя. Она ощутила странное удовольствие, вместо того чтоб напрячься, она расслабилась и пропустила  холод  через себя. Впитала его и наслаждалась ощущениями что он подарил ей своими пронзительными касаниями. 

— Тебя пронимает холод но ты не дрожишь, он касается тебя подобно любовнику, я завидую ему. Вот смог бы я стать ветром в этот вечер, в последний раз почувствовать тебя. Полумрачные дороги заведут тебя домой, а горячий кофе с сладким шоколадом наполнят тебя пока ты опять стоишь у окна.  Вкус сладкого чая с ещё более сладким шоколадом, как я много я был отдал сейчас за это, ты всегда пила крепкий кофе без сахара когда я обожал чёрный чай с сахаром и сладостями что были ещё слаще.

— Странно но теперь я вижу больше оттенков серости, такое ощущение что они были всегда я просто не обращала на них своё внимание, тени что переливаются  и создают разные абстрактные формы, прекрасный театр теней. Где же ты скрывался все это время от моего взора? Почему ты пришёл сейчас?

Она не могла уснуть, все рассматривала силуэты что словно танцевали для неё, и лишь слабый огонёк от тлеющей сигареты освещал комнату. Её длинные тёмные волосы расплескались по всей кровати, а бледная белоснежная кожа почти что светилась в окружающем её мраке. В этой тишине к ней подобралось вдохновение и оно ласкало её тело, обходя каждый её изгиб, подобно скульптору что наслаждается формами своего творения. Она поднялась в полной темноте доверяя свои движения самой лишь кисти, она сама двигалась по полотну, она герой что наконец обрела собственный голос. И все что остаётся художнику это дать этому голосу прозвучать, дать ему возможность пролить собственные краски. Лучи солнца пробились сквозь окно и прогнали тени, в этот момент Элиза почувствовала тоску ведь вместе с восходом светила убежало и её вдохновение.

27.10.2021
Каин Райт-Лоу

Привет. Я с детства увлекаюсь Философией и Искусством, потому мои работы пронизаны как эстетизмом, так и экзистенциализмом. Начал писать ещё с средних классов, правда вещей достойных публикации мало. Выставляя работы здесь, я хотел бы получить отклик. Ведь самому сложно правдиво оценить свои творения. Потому не стесняйтесь писать отзывы, буду рад любой критике. Мои любимые авторы: Оскар Уайльд, Уильям Сомерсет Моэм, Джон Китс, Уильям Шекспир, Франц Кафка, Альбер Камю, Фридрих Ницше.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть