Ритуал.
— Итак, Даша, скажи мне, с чего все началось?
Надежда Михайловна смотрит мне прямо в глаза. Я несмело ерзаю на стуле. Мама сидит рядом со мной. Она явно нервничает, перебирая пальцами свою золотую подвеску в виде остроконечной звезды. Я вздыхаю.
— Все началось с Вали…
— Валя, это твоя подруга?
— Одноклассница, — поправляет мама. — Даша никогда с ней особо не дружила, но…
Надежда Михайловна властным жестом руки заставляет маму замолчать.
— Даша, расскажи мне о Вале.
Я пожимаю плечами.
— Я не очень хорошо ее знала…Полненькая. С огромными прыщами на лбу. Носила толстые очки, сквозь которые ее глаза казались маленькими черными точками. Всегда грязная челка… В общем, заучка, каких поискать…
Мама продолжает теребить свой кулон. Меня это жутко раздражает. Надежда Михайловна кивает, записывая мои слова в пухлый толстый блокнот:
— Значит, Валя была изгоем в вашей группе?
Я киваю.
— Да, у нее никогда не было друзей. Поэтому мы так удивились, когда Саша вдруг рьяно начал за ней ухаживать.
— Саша? — Надежда Михайловна строго смотрит на мою маму. — Перестаньте, пожалуйста, теребить свою цепочку. Вы мешаете.
Мама испуганно одергивает руку.
Я с благодарностью улыбаюсь.
— Да, Саша, наш первый красавчик. Парень, от которого все девушки сходили с ума. Миллион поклонниц. А он выбрал Валю. Отшил всех своих девок и начал усиленно за ней ухаживать. Цветы… Конфеты… Прогулки по парку… Короче, полная романтическая лабуда.
Я замолкаю, позволяя Надежде Михайловне записать все эти глупости в ее фундаментальный блокнот. Она благодарно кивает, переворачивая страницу.
— И ты решила узнать Валин секрет?
— Какой такой секрет? — нервно причитает мама. — Разве она не…?
— Еще одно слово и мы с Дашей закончим без Вас.
Мама уныло кивает. Надежда Михайловна смотрит мне прямо в глаза. Я решаю, что глупо врать в данный момент.
— В общем, на одной из вечеринок (Саша, как всегда, приперся с Валей) я ее напоила. Она вообще не умела пить. Пара отверток и вуаля! Черная пелена. Она висела на моем плече и говорила о том, что все мы, девушки, ведьмы. Что, зная ритуалы, можно получить все, что захочешь. И что Саша будет ее навсегда. Тогда я подлила ей еще водки. Терпеливо подождала, пока ее вырвет в туалете. А затем ненавязчиво расспросила.
— Значит, ритуал? — Надежда Михайловна устало поправляет очки.
Мама беспокойно ерзает на стуле.
— Да, — решительно отвечаю я. — Ритуал на любовь. Я даже не представляю, как она умудрилась его провести… Ну, и сложный же он был! Черные свечи. Круги из соли. Какие-то тошнотворные травы. Плюс земля с могилы человека с именем Саша. И, наконец, его капля крови. Валя две недели следила за Сашей, пока не достала выброшенный пластырь с его ранки на пальце.
— И ты решила сделать то же самое?
Я виновато киваю.
— Если честно, я не верила, что все получится. С другой стороны, как то же надо было объяснить внезапную Сашину любовь. В общем, в одиннадцатом классе учился Игорь, который мне всегда нравился. И я решила, будь что будет…
— Как ты достала его кровь?
Мама нервно кашляет и с удивлением смотрит на Надежду Михайловну.
— Ну, знаете ли, это уже слишком, — решительно заявляет она. — Что это за вопросы такие? Я плачу Вам такие деньги, а Вы…
Я кладу руку на мамину ладонь. Она резко замолкает.
Надежда Михайловна удовлетворенно кивает.
— Даша, если ты не хочешь рассказывать, то…
— Я хочу, — устало отвечаю я. — Мы в школе сдавали кровь. Медсестра отвлеклась, и я стащила колбочку с анализами Игоря.
— И ты провела ритуал?
— Да… Валя сказала, что капля крови привязывает навечно. Но чем больше крови, тем сильнее любовь… Я вылила всю колбу на комок могильной земли. Сожгла травы. Прочитала заклинание. Потушила свечи и, решив, что я совсем спятила, пошла спать.
Я вдруг понимаю, что безумно устала. Говорить правду всегда тяжело. Где-то далеко играет странная колыбельная. Она убаюкивает меня, и я безумно хочу закрыть глаза. Но Надежда Михайловна выводит меня из сонного транса.
— Что случилось потом?
— Через пару дней Игорь пригласил меня на свидание. Потом признался в любви… Сказал, что я давно ему нравилась…
Я горестно вздыхаю. Кто же знал, что все обернется так плохо?
— И? — Надежда Михайловна смотрит мне прямо в глаза. Комок в горле не дает мне говорить, и я нервно облизываю пересохшие губы.
— Он сошел с ума, — через силу шепчу я. — Игорь. Обезумел от любви. Ходил за мной по пятам. Звонил каждые пять минут. Ревновал к подругам…к друзьям… к учителям… даже к родителям… Я вылила слишком много его крови в этом чертовом ритуале. Я не знала, что так будет…
Надежда Михайловна наклоняется ко мне. Огонек свечи блестит в ее тусклых очках.
— Даша… Это Игорь? Это он тебя убил?
Я молчу, не зная, что ответить.
— Что? Что она говорит? — всхлипывает рядом мама.
Экстрасенс вновь ловит мой угасающий взгляд.
— Скажи нам… Даша…
— Да, — тихо шепчу я, глядя в ее уставшие глаза. — Это он меня убил. Но он не виноват… не ви-но-ват…
Я слышу, как Надежда Михайловна пересказывает маме мои последние слова. Странная колыбельная прорывается сквозь стены. Она забирает меня с собой. Я тщетно пытаюсь вырваться из цепких лап мрака.
— Передайте ей, передайте моей маме, что я люблю ее… — задыхаясь, кричу я.
Затем остатки моего сознания, поглощает пустота.
Все права защищены.
Екатерина Перонн
13/12/15, Париж

0
07.05.2020
avataravataravatar
Екатерина Перонн

Начинающий писатель, который любит смешивать мистику и истории о любви, не боится экспериментов и обожает своих придуманных героев.
Внешняя ссылка на социальную сеть Проза
43

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть