Я остановился. Было чувство, будто что-то забыл. Наверное, у каждого человека была такая ситуация и вот стою посреди пустой улицы, перебирая возможные варианты. Тут в моей голове раздался голос.
— Что застыл?
— Да вот, мне кажется, я о чём-то важном забыл.
— Вероятно, об экзамене в универе.
— И, правда, последнее, о чём я думаю.
Но тревожное чувство не покидало меня, и я решил избавиться от него, поэтому продолжил путь.
— Так ты идёшь сегодня на экзамен?
— Пока сам не знаю ответ на этот вопрос.
— Не хочу давить на тебя, но, если ты не появишься сегодня на экзамене, тебя отчислят.
Я ничего не ответил, достал последнюю сигарету из пачки и закурил. Следующим движением я отправил пачку в урну.
— Куда ты направляешься?
Я наигранно тяжело вздохнул.
— Думал, пройдусь спокойно в тишине, но ты, как всегда, всё испортил.
— И как можно общаться с таким занудой? Не удивлён, что друзей у тебя нет.
— Сказал плод моей больной головы.
— Не приписывай себе все достижения.
— По-хорошему, надо бы сходить к психиатру, чтоб он избавил меня от твоей унылой болтовни.
— Так почему не сходишь?
— Пока ты не призываешь к убийству, жертвоприношениям и оргиям, все нормально, да и привык к тебе уже за это время.
— Сказал бы просто — боишься, что в психушку упекут.
Это смогло меня повеселить, и я решил вернуться к старому вопросу.
— Проверим твои дедуктивные способности и заодно ответим на твой вопрос, так куда же я иду.
— Могу допустить, что ты идешь за сигаретами. Только они могли заставить тебя выйти в такую рань осенним утром.
— Вот ты и ответил на свой же вопрос, все очень просто.
Тем временем я давно докурил сигарету и оказался возле ларька.
— «Red apple», пожалуйста.
— Молодой человек, а вам есть 18?
Я достал и показал паспорт.
— А выглядите на 12 лет.
«Странный у неё юмор», — подумал я.
— Полностью согласен.
— Вот ваши сигареты, с вас 175р.
Я заранее достал и положил деньги.
— Спасибо.
Присев на ближайшую скамью, я думал, чем же занять себя на день.
— Напомни мне, во сколько у меня экзамен?
— В 10 часов.
Я посмотрел на часы, было 6.
— Можно пойти поспать.
— У тебя была целая ночь, чтоб выспаться, но вместо этого ты смотрел фильмы, мультфильмы и красил солдатиков.
— Это моё хобби. И я учил, если что.
— Посещение пар и пропуск всего между ушей — это не значит учить, так что, дам тебе совет: иди домой и, пока есть немного времени, поучи что-то.
— Зачем мне эта учеба? Она скучна и неинтересна.
— Даже если тебе это не интересно, накопленные знания помогут в будущем работать по профессии. Это же твоя мечта. Послушай своего единственного друга: бросить универ — ошибка.
— Но, выбор всегда за мной.
— Да, за тобой. Не хочу навязывать свое мнение, просто даю дружеский совет.
)- Знаешь, так подумал — пусть меня выгонят, мне плевать. Проведу это время с пользой, погуляю и наслажусь последними деньками тепла.
— Ты серьёзно готов бросить универ на 3 курсе, чтобы просто прогуляться!?
— Не поверишь, но именно это я собираюсь сделать, буду бездельничать и отдыхать.
— Я был прав! Ты тупой.
— Давай без оскорблений, но, возможно, ты и прав.
— Ладно, делай что хочешь. Все равно я в конце окажусь прав, а ты пожалеешь.
Я двигался по дороге в парк, за все время голос не говорил со мной.
— Ты что, обиделся на меня?
— Да нет, просто больно смотреть, как ты разрушаешь свою жизнь.
— Может, хватит говорить об этом? Я принял решение и точка.
— Хорошо, если это твоя просьба. Только поясни, что тебя дёрнуло на эту прогулку?
— Ну как же, я люблю гулять осеним парком в одиночестве. Помогает думать.
— Но, сейчас тебя тянет на болтовню.
— Немного необычно, но, да. Иногда, бывает, люблю поболтать. Вот думаю, почему люди отказываются от своих желаний? Много интересных идей умирает в зародыше. Неужели люди не могут быть немножко настойчивее? Почему же мы так быстро загораемся и тухнем, встречая первые преграды, огонь, который не получил должной поддержки.
— Отвечу простым примером: ты бросил универ и свою мечту стать учителем, а причина твоя — слабохарактерность и лень, и так у всех людей, все вы на одно лицо.
— Ты упрекаешь нас, но, сколько раз люди доводили свою работу до конца, и она оказывалась бесполезной? Повезет только единицам, вложенная душа и труд не гарантируют тебе успех. Думаю, мы просто боимся, что наши мечты и стремления не примут, и я боюсь, ведь у меня нет людей, которые меня поддержат.
— Ты противоречишь сам себе.
— Я просто ищу возможные варианты ответов.
— Философствуете? — прервал нашу дискуссию человек, сидящей на лавочке за шахматной доской.
— Просто задумался.
— Не хотите сыграть шахматы с Людовиком?
— Нет, простите. Хотя, шахматы я люблю, но сейчас я просто наслаждаюсь прогулкой.
— Тогда может Голос сыграет с Людовиком?
Я застыл и не знал, что и думать. Откуда он знает?
— Выйди из ступора, ответь что-то.
— Сыграем, — с вызовом ответил я
— Неплохо, только Людовик лучший в этой игре. Хотя, если бы дал сыграть Голосу, он обыграл бы меня, всегда обыгрывает.
— К чему этот пафосный бред? Я, как человек прямолинейный, хочу знать, откуда ты знаешь про Голос, и кто ты такой?
— А почему бы тебе не спросить голос об этом?
— Ну, может быть потому, что я спрашиваю и разговариваю с тобой, а не с ним.
— Эй, прости, что вмешиваюсь, но это было тупо. Кто вообще так разговаривает? Или пошла мода бросаться клишированными фразами из фильмов?
— Сам осознаю, что это тупо.
— Людовик может ответить на твой вопрос, но только на один.
— Черт возьми, как ты можешь быть знаком с голосом, если он плод фантазии?
— Скажем так, мы одно целое и цель одна, только методы разные. И еще, Людовик знает о твоих чувствах: тревога, боль, разочарование. Но главное — это потеря. Ты что-то потерял, но не помнишь, что.
— Слушай, может, пойдем?
— Нет, пусть договорит.
— Но, он же несет бред.
— Да, но он знает меня и понимает лучше всех.
— Людовик знает, что ты оставил воспоминания позади. У тебя нет причин доверять незнакомцу и тебе придётся делать выбор: Людовик или Голос. А пока у тебя есть время подумать и на этом моя таинственная личность пока покинет тебя. Скоро встретимся.
— Скажи, что за воспоминания? — крикнул я уже ему в спину, только ответа не последовало, и вскоре он скрылся, а я остался наедине с мыслями.
— Странный тип, не правда ли? От него надо держаться подальше. Ты же не будешь его слушать?
— Возможно, ты и прав. Но, кажется, что он открывает мне глаза.
— Мне кажется, тебе лучше забыть про него и идти в универ.
— Нет.
— Но, почему? Сколько раз мне повторять, что это важно для твоего будущего?
— Я должен узнать правду. И, знаешь, мой мозг не может найти фрагмента нашего знакомства. Может, напомнишь мне?
— Две недели назад, когда ты надевал ботинки и собирался выходить, я поздоровался. Твою реакцию невозможно забыть! Этот крик и плач, как у девочки.
— Хватит врать, не было такого. Я не помню, в какой период времени ты появился и это меня пугает. Доверять тебе я не могу. Нужно вернуться в квартиру, там могут быть вещи, которые помогут понять происходящее.
— Как скажешь.
О каких еще воспоминаниях говорил тот тип? Может, это связано с родителями? Я сирота, о них мне не много известно, а точнее ничего. Даже причин, почему они оставили меня в детдоме. Попытки найти их не увенчались успехом. Так я дошёл до квартиры, в голове была каша, и идей никаких не было.
Я решил осмотреть квартиру и тут же на столе увидел письмо.
— Тут написано, что это от Людовика.
— Мне кажется, тебе не стоит читать это письмо.
— Тебя не спрашивал, читать мне эго или нет.
Вскрыв письмо, из него выпали таблетки. Я не обратил на них внимания и начал читать, что там было написано.
«Послушай, мальчик мой. Эти таблетки избавлять тебя от Голоса, так, как он не хочет, чтоб ты все вспомнил. Мы не можем продолжить диалог, пока он с нами. Когда выпьешь таблетку, второе письмо найдёшь между книг. С любовью, твой Людовик, любящий театральность».
— Ты же не будешь пить какие-то таблетки от человека, которого знаешь менее часа? Да, он говорит о себе от третьего лица. Много ли людей так делают?
И как мне проверить, пропал ли он? Похоже, придётся просто поверить в это. Я достал и прочитал второе письмо. Там была написано краткая фраза: «Жди Людовика в гости».
Не прошло и 5 минут, как автор письма вошёл в дверь.
— Откуда у тебя ключ от квартиры, чтобы оставить письма?
— Марк просто забыл запереть дверь, а Людовик любит театральность. У нас мало времени. Таблетки скоро подействуют и не очень хорошо, если здесь.
— Можно узнать, какой эффект ждать?
— Марку откроются новые места памяти и не только.
— Можно перестать говорит моё имя?
— Прости Людовика, но он не может нечего с этим поделать. Да и мы упускаем время, мой друг. Надо идти.
После этих слов он вышел из комнаты и отправился на выход.
— Так куда мы идем?
— На улицу.
— А конкретнее?
— Наша окончательная цель — кладбище.
— Назови причину, по которой я должен идти с тобой?
— Людовик не понимает тебя. Если уже решил возвращать себе утерянное, то доверься ему.
— Ладно, возможно ты и прав, да и я не смогу жить с такими чувствами. Только, что ты имел в виду, когда говорил, что ты одно целое с голосом?
— Мы порождения одной больной головы.
— То есть, ты моя фантазия.
— Людовик мог бы тебе все рассказать, он это умеет. С драматизмом, эмоциями, прекрасной актерской игрой. Но ты не поверишь, хотя, нет. Твой мозг скоро откажется это принять, когда придем. Марк все узнает.
Бессмысленно его что-то спрашивать, но скоро я точно все узнаю.
В скором времени мы уже были возле кладбища. Даже не знал, где оно находилось, мрачная и неприятная атмосфера давила на меня.
— Смотри!
Я вздрогнул от испуга, а потом мой взгляд переместился туда, куда указывал мой попутчик, а именно на могилу. Там было написано «Ольга». Красивое имя, прямо как у…
Вспомни, у кого же было такое имя…
….у сестры.
Годы жизни «2014-2018».
— Это я.
— Что, Марк?
— Я убил её, свою младшую сестру.
Сухой мужской голос полицейского: «Смерть наступила в результате черепно-мозговой травмы». Помню кровь, много крови. А еще, стеклянные глаза. Мертвые, но все также прекрасные. Они смотрели на меня, своего убийцу. Ей было только 4 года. Из моих глаз потекли слезы.
— Да, Марк виноват, но он не убийца. Держи платок, утрись.
— Мне нужна правда, а не твой платок.
— Людовик даст тебе ее и тут же.
Он выхватил нож и ударил меня в живот. Кровь начала медленно течь из меня, но память прояснялась с каждой секундой.
— Людовик ускорил возврат памяти, как ты и просил.
Я громко засмеялся. Кровь перестала течь, и рана зажила.
— Неужели все так и было? Не зря я отказался от таких воспоминаний.
Папа бросил нас, когда Оля была младенцем. Маме было тяжело. Она много работала, но семья у нас была дружная. Я нянчил сестру и помогал по дому. И, хотя на плечи ребенка пал такой тяжелый груз, я старался изо всех сил, чтоб помочь.
— Но потом мама нашла себе нового мужа. Все было хорошо, пока какой-то урод не сбил её, когда она поздно ночью возвращалась с работы. Его так и не нашли.
— Мы остались с отчимом. Он начал пить и иногда избивал нас. Доставалось всегда мне, потому что я закрывал сестру собой, не давая её в обиду.
— Хотелось сбежать, но Олю бросить не мог. Поэтому, я оставался подолгу в школьной библиотеке, а потом шёл и забирал сестру из сада домой. Сейчас думаю, что надо было сказать старшим, но отчим запугал меня. Если бы мне хватило смелости, Оля была бы жива сейчас.
— Однажды, когда отчим опять пил с приятелем, он начал избивать меня. Я не выдержал и сбежал. Обычно я брал сестру с собой, но, было уже поздно, и она спала, не хотелось вытаскивать ее на мороз. Боялся, что она простынет.
Вернувшись после нескольких часов блужданий по улице домой, я увидел сестру. Оля была в крови. В одно мгновение я потерял смысл жизни. Тогда последний человек, который был мне дорог, умер из-за меня.
Как я узнал позже, подслушав разговор полицейских, Оля проснулась и начала плакать. Она звала меня, ей стало страшно, ведь ее некому было защитить. Отчима это взбесило, и он толкнул её. Она ударилась головой о стену и замолкла, а отчим продолжал пьянствовать, даже не заметив, что Оля уже мертва. Из-за плача и криков соседи вызвали полицию, так и обнаружили труп. И зачем я это рассказываю, ты же все знаешь. Так все это не реально.
— Совершенно верно. Ты — двенадцатилетний ребенок, который ушел в себя после смерти сестры. Ты создал свой мирок, где ты большой и можешь за себя постоять.
— А ты и Голос?
— Частица твоей личности. И ты должен покинуть это место.
— Зачем? Оля мертва из-за меня.
— Вспомни свои мечты. Ты хотел стать учителем, когда вырастишь, учить детей.
— Там меня никто и ничего не ждет, только боль.
— Ты ведёшь себя, как взрослый. Куришь, говоришь, только все это иллюзия. Тебя даже не Марк зовут, тебе просто понравилось имя художника из книги, которую ты прочитал. Твой мозг создал этот мир, и твоя любовь к прочтению книг сильно ему помогла. Только это не меняет того, что ты — двенадцатилетний мальчик, и я должен тебе помочь.
— Помощь мне не нужна. Решения принято и мусолить эту тему мы не будем. Через пару деньков эффект таблеток пройдет и я все забуду. Сейчас я могу управлять этим миром, и ты умрёшь. Есть, что сказать напоследок?
— Ты убиваешь не Людовика, а Олю. Она жива только в твоих воспоминаниях.
— Прощай, Людовик.
……..
— Что застыл?
— Да вот, мне кажется, я о чём-то важном забыл.
— Вероятно, об экзамене в универе.
— Да как же я мог забыть, надо подготовиться.

0
21.07.2019

41

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора H: посмотреть остальные.


Еще на тему: Рассказ

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
Тип конфликта в литературном произведении

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

avataravataravataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar
Запятая перед союзом как

Запятая перед союзом «как»: алгоритм постановки плюс сводная таблица

avataravataravatar
Чем отзыв отличается от рецензии

Чем отзыв отличается от рецензии? И как научиться писать их интересно?

avataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть