Глава 2. С молотка

«Если раб твой попытался вздохнуть без твоего ведома, высеки его палкой по груди. Если же он только помыслил о самостоятельном вдохе, — рази ножом в горло его. Это истинное проявление любви правоверного.»

Древнее священное писание посланника Аль Хазама, и да горят звёзды за спиной его.

Холод мрачной камеры пробирал до самых костей, не спасал даже комбинезон пилота. Лиза сжалась в позе эмбриона, сидя на одинокой койке. Несколько часов её трясло от истошных воплей и рыданий за стенкой. Она боялась представить, что сейчас делали эти монстры с её напарником. Несколько раз он затихал на какое-то время, и эти секунды были настоящим испытанием для Лизы. Каждый раз она мысленно прощалась с единственным близким теперь ей человеком. И так же каждый раз она с облегчением выдыхала, когда вновь слышала его бессвязное бормотание, которое, к ее ужасу, снова сменялось на стоны и крики.

Казалось, избиение Нэя длилось бесконечно, но вдруг послышался звук гермодверей и мимо ее камеры протащили что-то тяжелое. Это был Нэй, она едва слышала его бормотание, — парень похоже был в отключке и бредил.

Через какое-то время Лиза услышала, как изменился звук двигателей пиратского Вайпера. Похоже они шли на посадку — кузов корабля мелко завибрировал, проходя через плотные слои атмосферы. Наконец их падение (а такую посадку только так и можно было назвать) замедлилось, судно выровнялось и плавно село, громко отработав гидравликой упоров шасси.

Дверь камеры распахнулась и всё тот же Ронни, уже привычно назвав Лизу «сучкой», поволок её наружу. С улицы ударил в нос запах скота, перемешенный с едким топливным перегаром, звучал отборный мат снующих вокруг работяг и гул портовых транспортеров. Ронар не переставал толкать Лизу в спину, подгоняя к входным воротам небольшого здания, войдя в которое, девушка потеряла дар речи. Помещение внутри не имело никаких перегородок и окон, только сплошные ряды клеток. В некоторых жались друг к другу испуганные люди, в каких-то хрустели инсектоиды, напрасно пытаясь обломанными хитиновыми жвалами перекусить стальные прутья.

Лизе досталась свободная клетка, небольшая, в которой с трудом можно было улечься на полу в полный рост. В одном из углов клетки была проделана небольшая дырка в полу, из которой несло смрадом отхожего места. Рядом, отгороженный прутьями решетки, сидел на полу молодой худощавый парень и постоянно раскачивался, что-то бормоча себе под нос. С другой стороны стояла клетка побольше, в ней на полу сидели такие же испуганные люди и боялись даже бросить на Лизу взгляд. В помещении стояла ужасная вонь грязных тел, перемешенная с душным затхлым воздухом.

Заперев за Лизой клетку, Ронни замахнулся на качающегося парня, однако тот даже не заметил этого. В сердцах пират плюнул парню на волосы и, насвистывая какую-то незатейливую мелодию, вышел. По огромному помещению разнеслись затаившиеся было плач и шепот.

Спустя несколько часов в здание вошли три человека с огромными ведрами, источающими смрадный запах гнили, и начали наваливать из них непонятную жижу прямо на пол клеток. Часть рабов бросилась к этой жидкой массе и начала прямо руками впихивать себе в рот. Один из раздававших «пищу» заметил новенькую и тихо сказал ей:

— Ешь, родная. Кормёжка один раз в сутки, — потом опасливо оглянулся и, отведя взгляд, перешёл к следующей клетке.

Лиза пододвинулась к кучке слизи и её чуть не вырвало. Непонятная масса состояла из переваренных обрубков кожи какого-то животного, вперемешку с синюшными внутренностями. Есть такое она не решилась. Девушка прислонилась спиной к перегородке, обняла колени и дала волю слезам. Они катились по её щекам, впитываясь в штаны пилотского костюма. Тонкие девичьи плечи мелко вздёргивались при каждом её всхлипе.

«Вот и всё, папочка, — Лиза мысленно взывала к погибшему отцу. — Папа, ну зачем ты покинул меня?! За что, папочка?!». Девушка проклинала себя за то, что когда-то не послушала мудрого совета отца не лезть в космическую торговлю, клеймила последними словами за чрезмерную наглость и самоуверенность, которые погнали её за этими проклятыми станками. Внутри её клокотала и ненависть к себе, и ощущение предательства отцом, и просто страх перед неизвестностью.

Нэй очнулся от того, что пол под ним задрожал и в ушах загудело. Похоже было на то, что корабль заходил на посадку. Вскоре распахнулась дверь и в неё заглянул невысокого роста юнец с имплантированным в правую глазницу визуализатором. Бросив робкий взгляд на переломанное тело пленника, он повернулся и сказал кому-то за дверью:

— Давайте скорей, пока он не остыл. Тащите его в медблок.

В камеру вошли уже знакомые Ронни с долговязым Добу, схватили его за плечи и поволокли куда-то. Впереди семенил тот самый тощий юноша.

Пираты втащили Нэя в небольшую, ярко освещенную каюту с кучей всевозможных мониторов, манипуляторов и клавиатур. Пленника поместили в стеклянную капсулу, которая с тихим гудением закрыла его прозрачным колпаком выпуклой крышки. Тут же откуда-то снизу выехали блестящие манипуляторы и вонзили в тело Нэя свои иглы. Следом пошло сканирование — небольшие головки сканеров носились по направляющим с мерзким писком из стороны в сторону, словно нарезая его на тончайшие слои, которые потом будут анализироваться бортовым автодоком. Вдруг что-то пшикнуло, а на глаза пала белёсая пелена, сквозь которую медленно но верно проступало заплаканное лицо Лизы. Нэй погрузился в крепкий сон.

На ночь в здании приглушили свет — лишь пара светильников вырезала одинокие круги перед дверями. Сосед всё так же раскачивался, как бестолковый истуканчик, сидя на полу. Большая часть рабов стали укладываться спать — кто как, лежа друг на друге и просто на полу. Неожиданно дверь распахнулась, в её проёме возник Ронни и, воровато оглянувшись назад, проскользнул внутрь. Пружинящей походкой он приблизился к клетке в Лизой. Те из рабов, кто ещё не уснул, в ужасе забились по углам и отвернулись. Было слышно, как воздух с шумом вырывался из бычьих ноздрей пирата — Ронни был явно навеселе и сильно заведён:

— Ну что, сучка, я же говорил, что взгрею тебя, — гадким хриплым голосом произнесла черная крупная тень за стальными прутьями.

Ронар вошёл в клетку, запер за собой дверь и с размаху ударил открытой ладонью Лизу по носу. Кровь обильно хлестанула на уже грязный костюм девушки. Кто-то рядом ахнул, но сразу же замолк. А Ронни уже приблизился к Лизе вплотную и вновь ударил. На этот раз железный кулак впечатался прямо между аккуратных девичьих грудей. Пират одним рывком сдёрнул с нее штаны, затем с усмешкой сорвал трусы, поддал коленом ей в живот и, схватив за волосы, повалил девушку на пол.

Лиза истошно кричала, обливаясь слезами. Её хрупкие пальцы цеплялись, обламывая ногти,   за неровный пол в попытках уползти от навалившегося ублюдка. Но это только раззадоривало подонка, и он продолжал насиловать её у всех на глазах.

Пьяный пират одной рукой придавил её голову к полу, а второй бил по пояснице, стараясь превратить её почки в отбивную.

— Хорошо тебе, сучка! — громко пыхтя, ругался Ронни, — Грязная шлюха! Тебе ведь нравится, сука?

Наконец всё закончилось — Ронар завалился на спину, а Лиза отползла и в ужасе забилась в угол клетки. Полоумный сосед неожиданно протянул руку между прутьями, коснулся её мокрой от слёз щеки и, глядя прямо в глаза, с дебильной улыбкой произнес «Суке нравится».

Ронни расхохотался, поднялся с пола, застегнул штаны и бросил напоследок сумасшедшему соседу:

— Смотри, не испорти мне девку!

— Хорошая сучка, — ответил дрожащим голосом сосед и с удвоенной силой стал раскачиваться, всё настойчивее повторяя и коверкая ругательства Ронни.

Лиза, зажмурив глаза, истошно завыла. А ответом ей был лишь мерзкий смех Ронара и бормотание безумного соседа: «Тебе нравится? Сука!».

Два солнца дрожали в горячей воздушной ряби, и каждое старалось первым добежать до линии горизонта. Среди зелени деревьев затрещали, засвистели птицы, созывая своих соплеменников на прощание с великими светилами. Озеро наполнилось осторожными всплесками мальков, словно весенняя капель ещё совсем несмело застучала первыми слезинками по лужам. Горячий воздух понемногу остывал, и в нём, будто густая переливающаяся перламутром плёнка, разливался дурманящий аромат вечерних трав. Под ногами копошились, стремясь скорей добраться до спасительных нор, пузатые жуки. Неизвестная Нэю планета поворачивалась на бок, укрываясь одеялом пушистых облаков. И вот последний луч света лизнул далёкий горизонт, прощаясь до утра с маленькими обитателями этого прекрасного мира.  На небе по одной стали загораться далёкие звёзды, будто кто-то неведомый протыкал тонкой иглой небосвод. Умолкли птицы, зеркальная водная гладь озера застыла, превратившись в холодный черный агат, случайно оброненный великаном. Наступила звенящая тишина, ничто не нарушало её. Никогда ещё Нэй не чувствовал себя таким счастливым, наполненным кристальным спокойствием и единением с миром. Казалось ещё немного и он постигнет все тайны мироздания, поймёт самые сокровенные секреты Вселенной, растворится в её упорядоченном хаосе.

Неожиданно его спину вспорола всепоглощающая боль, сверкнув в глаза яркой окровавленной вспышкой, и кто-то прошептал Нэю: «Ночь — время хищников.»

Наступило утро, в помещении загорелось тусклое освещение и вошли два вооруженных человека. Они стали отпирать клетки, вытаскивать рабов и дубинками подгонять их к выходу. За дверями уже другие люди гнали стадо в общую душевую. Правда, назвать это помещение душевой было сложно: небольшая бетонная коробка, площадью примерно в десять квадратных метров, с потолка которой через ржавую металлическую сетку лилась вонючая вода. Одежду заставляли снимать на улице, для пущей убедительности раздавая удары палками самым нерасторопным и стеснительным. Небольшими партиями, человек по пятнадцать загоняли внутрь. Паукообразных инсектоидов собрали в отдельную группу, чтобы не травмировать человеческий товар.

Лиза оказалась в первой партии. Их впихнули внутрь, и смотритель дал команду мыться, сказав, что на всё у них есть пять минут. В крохотном помещении её то и дело касались чужие склизкие тела. Словно копошащиеся в гнилой массе личинки, люди разных полов и возрастов непонимающе стояли под струями мыльной вонючей воды. Они уже были сломлены, полностью и бесповоротно. И Лиза была в их числе, жизнь потеряла какой-либо смысл, —   для неё  всё было кончено.

Спустя несколько минут двери с противоположной стороны душевой открылись. Рабы, прикрывая интимные части тела, стали робко выходить на улицу, где их   тут же колотили резиновыми дубинками и заставляли поднять руки. После посыпали промежность и подмышки серым порошком, от которого першило в горле, и пинками гнали дальше в следующее здание. Здесь на рабов надевали металлический ошейник и пристёгивали цепью к петлям, торчащим из бетонных стен.

Зачем это делать на пиратской планете, где не было никакого закона, кроме закона Силы, было непонятно — бежать рабам было некуда и незачем.

— Доброе утро, дамы и господа! — прогремел где-то за стеной натренированный голос, словно профессиональный конферансье начинал театральное представление, — Доброе субботнее утро, сегодня прекрасный день, чтобы побаловать себя покупками в День Торгов! О, господин мэр, и вы решили посетить нас сегодня! Моё глубочайшее почтение!

Голос продолжал приветствовать самых известных личностей местного порта, заваливая их комплиментами и почестями. В шеренге рабов Лиза стояла второй. Перед ней была женщина, годившаяся ей в матери, с синяками по всему телу. Она потупила взгляд и как будто даже не дышала.

Большая красная занавеска отошла в сторону, один из охранников отстегнул женщину и двое других потащили её в зал. Она не сопротивлялась.

— Первый лот нашего аукциона — женщина, 50 лет, достаточно опытная, чтобы присматривать за вашим хозяйством, заниматься приборкой, стиркой и любой другой работой по дому. Истинные ценители вина прекрасно меня понимают — вино с возрастом  становится только лучше! Стартовая цена на лот — один союзный кредит!

«Один кредит, — подумала Лиза, — на такие деньги даже собаку не купить». Вот она уже и научилась мыслить в этих реалиях, когда жизнь человека не является бесценным даром, когда всё покупается и продаётся.

Торги продолжались недолго и женщина ушла какой-то семье за пятнадцать союзных кредитов. Лизу отстегнули и подвели к занавеске. Тут же две пары рук вытащили её на небольшую сцену, в центре которой стоял толстый, блестящий от пота, мужчина в идиотской шляпе. Зал был битком набит разнообразными людьми (и не только). Вот сидела молодая дама с роскошной грудью, закинув одну ногу на другую и оценивающе разглядывала Лизу. Рядом развалился полупьяный мужчина, судя по внешнему виду, пилот, занимающийся незаконной торговлей или контрабандой. В центре зала восседал огромный миртанец, постоянно шевеливший своими щупальцами и моргающий тремя парами выпученных глаз. Прямо перед ним о чём-то горячо спорили трое стариков, не обращая никакого внимания на Лизу. В толпе покупателей и просто зевак Лиза встретилась взглядом с Корр Джакаром. С невозмутимым лицом капитан смотрел ей прямо в глаза. В его взгляде не было абсолютно ничего — ни жалости, ни презрения, ни ненависти. Лиза постаралась прикрыть руками свои интимные места, стыдливо опустив взор под ноги.

— Следующий лот — совсем юная, красивая девушка, попавшая к нам в гости буквально вчера! Вчера ведь, господин Джакар? — ведущий торгов участливо поинтересовался у капитана.

Публика довольно загудела, пронеслись одобрительные возгласы.

— Как вы можете убедиться, девушка в отличном состоянии — ведущий бесцеремонно ухватил её за челюсть и пальцами раздвинул её губы:

— Прекрасные белые зубы, юная упругая грудь, а какая талия и попка! Ох, позволял бы мне кошелёк, — обязательно бы купил для себя! — зашёлся ведущий, не упуская возможности ощупать потной рукой каждое перечисленное достоинство товара.

— Стартовая цена на лот — 20 кредитов! Кто даст больше?

В зале сразу же вскинули руки несколько потенциальных покупателей. Битва за Лизу была ожесточенная, и когда ценник поднялся до 50 кредитов остались лишь два настойчивых претендента: седой калека без руки и обеих ног и пузатый горбоносый мужчина, весь обвешенный золотом. Оба отступать не хотели, но когда последний назвал ценник в 70 союзных кредитов, рядом с ним из ниоткуда появился капитан и что-то прошептал тому на ухо. Носатый тут же решил отменить свою ставку.

— Извините, господин Эфф, но ставки не отменяются! — покачал головой ведущий. — 70 кредитов господина Эффа, кто даст больше?

— Восемьдесят! — крикнул калека, а пузатый Эфф облегчённо выдохнул, но вновь напрягся, когда на плечо ему упала рука капитана.

Отсчитав положенные удары молотком, ведущий поздравил покупателя с выгодным приобретением, и Лизу увели со сцены. В голове её набатом продолжало звучать: «Продано!».

Нэй резко сел, выпучив глаза и жадно дыша, словно выброшенная на берег рыба. Он находился всё в той же каюте, пристёгнутый руками и ногами к столу. Напротив него стояли уже знакомые ему Добу и тот самый хлюпик.

— Отлично, он очухался, — протараторил низкорослый заморыш, — можешь пока оставить нас, мне надо провести несколько тестов. Я позову тебя, как закончу.

Добу облегченно выдохнул и поспешил поскорей убраться из каюты. В порту его уже ждал уютный кабак, где рекой лилось ядрёное пойло и сами напрашивались полуголые девицы. «Особенно та, кудрявенькая, как же её… Лия! Ведьма! Все соки выжимает за пять минут!» — мечтательно закатил глаза уже бегущий со всех ног пират.

— Ну как ты? Живой? — спросил заморыш, осторожно приблизившись к Нэю.

— Терпимо, — с трудом разлепив губы ответил пленник.

— Угу. Ты не подумай ничего… Меня зовут Чок, я у них тут что-то вроде бортового доктора, — хлюпик пожал плечами.

— Как же тебя угораздило, Чок, с такой компашкой связаться? — криво усмехнулся Нэй. Ответа он и не ждал, погрузившись в невесёлые размышления.

— Так же, как и тебя, — почесав грязные волосы ответил парень.

— Нас взяли в плен, когда бригада Корра напала на наш корабль, — продолжил Чок, — я тогда был младшим научным сотрудником. Наш корабль проводил разведку в системах, прилегающих к территориям Вэа`Зой. Я исследовал попадающиеся нам артефакты их цивилизации.

— И нахрена такой головастик этим дикарям? — кивнул на дверь Нэй.

— Капитан Корр наглядно убедил меня в переходе к нему на службу, — сделав ударение на слове «наглядно», ответил Чок. — Ты скоро сам всё увидишь. А тут я незаменим и, можно сказать, свободен. Насколько это возможно, конечно.

— Ладно, пока у нас есть ещё время, расскажи мне подробней, как вы перенеслись на несколько миллионов парсек в эту систему? — жарко задышав, впился глазами в Нэя заморыш.

— Опять! — Нэй попытался сплюнуть, — да не знаю я. Вообще не представляю. Тебя что, капитан подослал? Я ему уже все сказал, мы прыгнули в Шису, когда нам на хвост сели такие же головорезы. Всё, начался отсчёт до прыжка, движки готовились к выходу в подпространство, как всегда это бывает при прыжке нас ослепила вспышка перехода, и тут я понимаю, что лечу на пол, а по нам лупят лазерами твои друзья.

Чок Бат недоверчиво нахмурил брови:

— А тебе не кажется это всё странным? Прыгали в одно место, а оказались совершенно в другом.

Нэй пожал плечами, и попытался развести прикованные руки:

— Так и я о чём, но как это произошло я не понимаю сам.

— Мать твою, Радар! — за дверью раздался недовольный крик Ронни, — я тебя вместе с этим недоумком на торги выставлю!

Чок испуганно отпрыгнул, схватил в руки планшет и цыкнул на Нэя. В каюту вошёл уже поддавший где-то Ронар и уставился на заморыша:

— Долго ещё будешь тут херней заниматься?! Торги скоро закончатся!

Ронни бухнул ладонью по уху Нэя и стал поспешно отстёгивать его  от стола. Чок, опустив глаза, отошёл и еле слышно проворчал:

— Ты это лучше капитану скажи, придурок.

Но Ронар услышал, глаза его налились кровью, он в бешенстве зыркнул на Чока, но сдержался:

— Ты ещё поговори мне тут, салага.

— И последний на сегодня лот, прямо с пылу, с жару, что говорится! Так, так, как уверяет многоуважаемый господин Джакар, перед вами стоит первоклассный техник с золотыми руками, который уже прошёл полную регенерацию несколько часов назад. Посмотрите, какие бицепсы! Учитывая недешевую процедуру регенерации и профессиональные навыки нашего здоровяка, стартовая цена начинается с пятидесяти кредитов!

Покупатели засуетились, но уже не так охотно, видно было, что многие из них устали, многие поиздержались, поэтому торги шли относительно вяло. Однако Нэй в итоге ушёл за очень даже приличную сумму в 150 кредитов.

Стоя на сцене, Нэй заметил большую клетку в дальнем углу зала, куда свели всех ненужных рабов, на которых не нашлось покупателя. Он старательно выглядывал в ней Лизу, но тщетно. Юную и красивую напарницу скорей всего продали за хорошенькую сумму в местный бордель или в наложницы какому-нибудь толстосуму. Сексуальное рабство считалось достаточно доходным бизнесом — человеческие пороки никогда не исчезнут, и самые дремучие инстинкты всегда будут идти рука об руку с прогрессом.

Как только торги по Нэю закончились, ведущий попрощался со всеми и пригласил их пройти за своими покупками. Нэя тоже вывели в соседний зал, где уже толпились проданные рабы. На него надели ошейник с системой удаленного контроля. Точно такие же устройства красовались на шеях остальных «лотов». Нэй надеялся хотя бы увидеть Лизу, но так и не нашёл её в толпе испуганных и потерявших всякую надежду людей. Слишком много товара выдалось в эту субботу.

Запыхавшийся Ронар вбежал в задымленный кабак. За угловым столиком вовсю развлекался его старый товарищ Добу, пьяным взглядом пытаясь сконцентрироваться на округлых прелестях вьющейся возле него кудрявой девушки. Проклятая работа на капитана Корра мало отличалась от его предыдущего места службы — всю ночь они осматривали корабль, проверяли все узлы, меняли технические жидкости, закачивали в систему жизнеобеспечения необходимые реагенты и так далее по списку. И список этот был огромным, так что освободились они глубоко за полночь. Да и то Ронни не смог задержаться до конца разгульной попойки, решив навестить молодую кобылку, которую они только что поймали в плен.

Призывник Ронар Тан был лучшим другом Добу Ботаба с первых дней их службы. Обоих призвали в звёздный десант, когда разгорелась очередная война с непокорными Да`Горрош. Чёртовы «орки», как в народе называли этих очень похожих на людей гуманоидов, решили отбить одну из соседних систем. Оба новобранца отличились в бою и проявили невиданную смелость. Особенной жестокостью на весь отряд прославился Ронни. С каким-то блаженным упоением он самолично вырезал целое поселение «зеленокожих» беженцев, не пощадив никого — ни женщин, ни детей. Тогда командование закрыло глаза на его выходку, но после того, как они напившись с Добу устроили стрельбу в казармах из-за «слишком гуманистических взглядов» своих сослуживцев, обоих отправили под трибунал. Однако папаша Ронни, полковник Галактической Полиции на пенсии, похлопотал, чтобы парочку головорезов не расстреляли за убийство почти десятка десантников, а отправили на Дангарские рудники добывать перрилиум. Когда их этапировали на планету-тюрьму Дангар, Ронар   вместе с Добу  перебили весь конвой и угнали полицейский траспортник, в итоге прибившись к небольшой пиратской группе под командованием капитана Джакара.

«Надо будет выпить за чёртового старика», — подумал Ронни, не к месту вспомнив отца. Он плюхнулся на диванчик и приложился к бутылке. Добу его не замечал, полностью погрузившись в алкогольный транс. «Лишь бы доползти до койки с этой малышкой,» — сверлила мозг долговязого пирата единственная мысль.

Лиза, стоявшая в самом дальнем углу помещения разглядывала каждого вновь заведённого раба в надежде увидеть Нэя, но вскоре небольшая комнатушка заполнилась «проданным товаром» до отказа и разглядеть что-либо не представлялось возможным.

Стали появляться и сами покупатели. Предъявляя пластиковые квитанции с номером лота, они получали небольшой пульт. Нажав на одну из кнопок этого пульта, они отыскивали своих рабов, падающих на пол от сильного удара током в шею. Толпа невольников стала понемногу редеть. Вдруг среди покупателей промелькнуло лицо капитана и тут же скрылось из виду. Ждать своего хозяина Лизе пришлось недолго: в комнату вкатился на роботизированном кресле тот самый калека в сопровождении двух крепких мужчин. Получив пульт, он подкатился к Лизе. Тут же появился капитан и пожал единственную оставшуюся левую руку калеки, после чего сказал Лизе:

— Ну что, дорогуша, теперь ты моя должница до конца своих дней. Моли своих богов, что я проникся к тебе всей, так сказать, душой, и не позволил купить в качестве «мохнатого золота». Теперь ты в надёжных руках, да и работёнка у тебя будет не грязная. Так что мы с тобой увидимся, и ещё не раз.

Корр Джакар посмотрел ей в глаза и тут же изменился в лице. Он взял в руку переговорное устройство и вызвал Ронни. Пьяный голос отозвался практически сразу, пытаясь задавить предательскую отрыжку. Уже через пару минут Ронар коряво козырял капитану, стараясь устоять на ватных от выпитого ногах.

— Эх, Ронни, сынок, а ведь я предупреждал тебя, — сквозь зубы процедил капитан.

Недоумевающий Ронар вытаращил мутные глаза и только попытался открыть рот, как капитан молниеносным движением выхватил револьвер и выстрелил тому прямо в лицо. Голова Ронни неестественно дёрнулась, раздувшись, словно воздушный шарик и лопнула сзади на шее, обдав стену кровавыми ошмётками и кусками позвонков. Захрапев, Ронни повалился как столб. Его организм упорно не собирался умирать и цеплялся за жизнь всеми силами — ноги конвульсивно елозили по полу, выстукивая пятками, а легкие пытались сделать очередной вдох, с силой поднимая грудную клетку. Громкое шипение вылетало из разорванной выстрелом трахеи, словно огромный насос качал вхолостую воздух, а кровь обильными пульсирующими струями заливала пол. Оторопевшие охранники было дёрнулись, но старый калека жестом остановил их. Капитан, как ни в чем не бывало осмотрел ствол своего револьвера,словно бы удивившись выстрелу, сунул его в кобуру и задумчиво произнёс:

— Гениальное оружие. Благородное. В древние времена люди знали толк в этом деле. Ну, а теперь позволь представить твоего нового хозяина, — капитан услужливо провёл ладонью в сторону калеки, — Это почтенный господин Мэй Хурр. С этого момента он твой полноправный владелец, отец, так сказать, и кормилец.

Лиза была ошарашена неожиданным убийством своего насильника. Она, словно завороженная, уставилась на дёргающееся в агонии тело Ронара, которое пыталось размазать собственную кровь по полу непослушными руками.

— Ладно, Корр, я позабочусь о твоей подопечной, но, сам понимаешь, у любого терпения и доверия есть границы. Так что всё будет зависеть только от твоей девчонки, — хриплым голосом произнёс седовласый Мэй Хурр. — Эй, бойцы, уведите её к остальным, а мы пока немного поворкуем с моим старым другом.

  Крепкие пальцы вновь сжали тисками руки Лизы и повели к выходу.

Извергая пульсирующую белёсую струю семени, Добу словно провалился сквозь мягкую постель в беспамятство. Лия, брезгливо сплюнула в лицо отрубившемуся пирату липкие, всё ещё воняющие им, слюни и запустила руки в карманы валяющихся на полу штанов. «Грязные ублюдки, — ругалась про себя проститутка, выковыривая пластиковые банкноты, — как же вы достали меня, мрази!». На этот раз улов Лии был довольно скудный, всего лишь чуть больше сотни союзных кредитов. Половину из них она потратит на «червей», — старый надёжный способ никогда её не подводил. Клиенты даже не подозревали, что вместе с выпивкой они принимали сильнейший наркотик, отчего их вырубало на несколько часов. Бедолаги даже не могли ничего вспомнить, считая, что она просто затрахала их до потери сознания.

 На улице Лизу ожидал большой транспортёр, задняя часть которого представляла собой грузовой контейнер с небрежно вырезанными в металле окнами. На них была установлена уже ставшая привычной стальная решетка. В одном из таких окон Лиза заметила знакомое лицо старой женщины, которая стояла следом за ней на «прилавке» местного аукциона. «Скольких же рабов купил этот калека и для чего?» — с ужасом подумала Лиза. Она не могла знать, что их ждёт и уже морально готовилась к смерти от истощения и тяжкого труда на каких-нибудь рудниках.

— Комбикорм, — проследив за её взором, произнёс один из вооруженных конвоиров Лизы. Крепкий парень держался уверенно и в то же время в нём чувствовалось какое-то участие и, возможно, некое подобие сочувствия. Лиза испуганно сглотнула, во рту мгновенно пересохло.

— Нам внутрь, не бойся, — успокоил её всё тот же охранник, подошёл к транспортеру и распахнул перед Лизой дверь.

Положив ладонь девушке на макушку, он аккуратно помог ей влезть в утробу огромной машины. Внутри слабо горели небольшие светильники. Вдоль стенок были установлены скамьи, на которых сидело несколько человек. Часть из них были прикованы наручниками, а часть расслабленно развалилась, баюкая на руках винтовки и бластеры. Лизу усадили поближе к вооруженным охранникам и пристегнули наручниками к скамье.

Капитан о чём то разговаривал со старым калекой, активно жестикулируя. Наконец он с неожиданной теплотой обнял старика, словно ребенок, и, заметив Нэя, направился к нему.

— Ну что, техник? — ободряюще произнёс Корр, поглаживая кобуру револьвера, — Признаюсь честно, я долго думал, как с тобой поступить. Но ты, парень, явно родился под счастливой звездой.

Усмехнувшись, он кому-то приветливо махнул и продолжил:

— Видишь ли, мне не даёт покоя ваше внезапное появление. А так как наша система   для многих  является лакомым куском, то из-за тебя и твоей прекрасной спутницы я надолго лишусь сна, — было заметно, как капитан был на самом деле встревожен, хоть и старался не подать виду.

— Я пристроил вас обоих в надёжные руки. Ты пока покрутишь гайки у моего хорошего знакомого, а твоя подруга попробует себя в сельском хозяйстве, — он похлопал Нэя по плечу и тут же расплылся в улыбке. К нему со спины пытался подкрасться огромный лысый здоровяк, старательно изображая зажатый за спиной нож.

— Кадар! Старый волчара! — хохотнул капитан.

— Вот ведь тёртый хрен, скоро состарится, а тылы всё так же держит! — расхохотался крадущийся мужчина и они с размаху ударили ладонями в крепком рукопожатии.

— Служба у меня такая, Кадар, — подмигнул ему капитан.

— Ага, не надоело всё служить кому-то? — гоготнул здоровяк.

— Вот тебе вместо «спасибо», — усмехнулся ему в ответ Корр и посерьёзнев продолжил, — Принимай работника! Парень рукастый, сам с его работой столкнулся, поэтому для тебя и придержал.

Лысый внимательно осмотрел Нэя с головы до ног, качнул головой, словно взвешивая что-то, и наконец ответил:

— Ладно, надеюсь ты прав, а то я приличную сумму за него выложил. Ты что не мог того плешивого припугнуть, чтобы ставку не задирал, а?

— Сам понимаешь, меня хоть и боятся, но палку перегибать не стоит, и так мэр на меня зуб точит, старый козёл, — растоптав плевок, выругался капитан.

— А парень мне этот ещё пригодится, так что не замори его, — Корр задумчиво посмотрел в глаза Нэя, пожал руку лысого рабовладельца и поспешил к своему кораблю.

09.04.2021
Сергей Сухих

С детства имел предрасположенность к "сочинительству", в школьные годы учитель литературы гладил меня по головке. В студенческие годы был главным редактором и одним из авторов студенческой ежемесячной газеты, просуществовавшей почти 3 года. Тогда же печатался в журнале. После окончания университета печатался в журналах, посвященных компьютерным ретроиграм. В данный момент сел за фантастический роман с рабочим названием "Реинкарнаты". В книге не будет ванильных фантазий на тему будущего, невероятных межзвездных путешествий и героических приключений. Основная мысль стара как мир - показать человеческую сущность, выволочь наружу всю грязь, всех демонов, дабы читатель задумался о смысле своего существования и истинного предназначения. Всё это завёрнуто в красивую обёртку из смеси космической фантастики, киберпанка и боевика. К сожалению, обладатели розовых очков могут в штыки воспринять мою скромную работу, поэтому заранее предупреждаю и прошу - не стоит тратить на неё своё время, если ваша чрезмерно тонкая натура может испытать страдания от сцен насилия и жестокости. Изначально роман задумывался как небольшой сценарий для визуальной новеллы, но так как у меня нет таланта художника и писать скучный однообразный код на RenPy мне было лень, я решил таки дописать до конца хотя бы одну книгу. И, надеюсь, терпения и сил мне на этот раз хватит.
Внешняя ссылка на социальную сеть
37

просмотров



Оставить комментарий
Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть