Рассказы «Отверженные». Часть 1

Прочитали 90
18+

«Эта история о мрачных и тёмных временах. Если быть точнее – то альтернативная реальность, с нотками утопии и безысходности. Основные события начинаются в 2012 году, когда в Москву приезжает на учёбу в МГУ пермский парень по имени Влад. Он знал в какой город он едет, но даже не подозревал во что он в итоге влипнет и как поменяется его судьба. Влад типичный максималист и идеалист, не любит, когда кто-то нарушает закон и порядок. Он считает, что свобода человечества находится именно в справедливости и порядке. С ним не согласятся анархисты, которые несколько лет кошмарят Москву. Они не типичные нарушители закона, а освободители от угнетения власти. Конечно же анархисты стали кумирами для молодёжи и школьников, появилось огромное количество подражателей и город начал впадать в тотальных хаос. Полиция не может справиться с анархистами так как их банда состоит из конченых психов, которым нечего терять и пойдут на всё ради своей благой цели. И поэтому Влад решил сам навести порядок в городе и освободить его от анархии и прочей нечисти».

Наша история полностью написана и осталось только познакомить вас с персонажами и небольшими историями, которые ещё сильней вас погрузят в основной сюжет истории. 

Остальные рассказы вы сможете прочитать в моей группе ВК. Они выходят регулярно, ещё в сообществе есть арты, музыка и эстетика. Буду очень рада подписке. Рисунки к рассказам рисует автор, портреты персонажей — художник. Дизайн персонажей придумывает автор и отдаёт свои эскизы художнику, поэтому главные герои соответствуют задуманному образу. Второй сборник рассказов выйдет после публикации всех в группе ВК и других платформах для авторов. Приятного чтения. И ещё…, придётся читать много, поэтому заварите чаёк и запаситесь вкусняшками 🙂

 

Что же это за мир такой: «Отверженный»?

Это такой же мир как наш с вами, только повёрнут через призму безумия, хаоса и отчаяния.

Перелом произошёл в 2003 году, когда в мире началась Третья Мировая Война в которой не было победителей и проигравших. Громов Марк Михайлович был последним президентом старого мира и был убит военными нового мирового правительства. Тогда Москва была в руинах, как и весь мир. На Громова повесили все обвинения и назвали «Антихристом». Последние слова президента стали лозунгом для сопротивления: «Но не всегда будет мрак там, где он огустел». К сожалению, это движение было уничтожено, так как оно поддерживало действия лидера, который обвинён в геноциде всего человечества.

После всех этих событий пришли перемены. Сначала всем казалось, что настал тот мир, о котором все мечтали, но в итоге всё оказалось намного хуже. Мир перешёл в руки бандитов, которые ловко прикрывались органами власти и вели хитрую игру с населением. Была создана сложная концепция нового мира с крутыми технологиями и цифровизацией. Все были погружены в вымышленный мир, в котором всё идёт по плану, всё хорошо, но на самом деле людей держат в цифровой клетке. А кто идёт против системы быстро исчезает и о нём уже на следующий день никто не помнит. Так исчезли все старики. Как говорят СМИ: появился смертельный вирус, который убил всех людей старшего поколения. Именно наши дедушки и бабушки помнили старый мир и говорили всем о том, что нами управляют самые настоящие сатанисты. Но их никто не слушал и послушно принимали все удобства нового режима. И только самые сильные и непоколебимые умы начали тихую, но верную борьбу против тотальной диктатуры.

Старое и мирное сопротивление перешло в руки к более радикальным товарищам – анархистам. Их действия и поступки начали вдохновлять юное сознание на перемены. Но многие считают, что анархия приведёт к ещё более тяжёлым последствиям чем Третья Мировая Война. Но уже поздно. Необратимый процесс запущен. Спектакль начинается.

ВойнаАпофеоз войны

Апофеоз войны. Картина русского художника Василия Васильевича Верещагина. На раме сделана надпись: «Посвящается всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим».

Конфликт начался в 2001 году. Он нарастал с каждым годом. Одна страна обвиняла другую что та нарушает международные обязательства и вторгается на суверенную и независимую территорию. Сверхдержавы начали тотальную войну против друг друга. Но эта война не была на пустом месте.

В 2000 году появился смертельный вирус, который выкосил большую часть старого поколения и людей со слабым иммунитетом. Люди начали подозревать неладное и просыпаться от лжи. Некоторые страны стали обвинять другие в биологической войне и навязывании нового миропорядка. На пороге была цифровая тюрьма. Человека можно было просто удалить, нажав на кнопку Backspace. Одна сверхдержава это успешно реализовала со своим населением и навязывала всем свою демократию силой. Большая часть стран присоединилось к их идее, но некоторые упорно сопротивлялись. И тогда уже началась война. Хитро, подло и безжалостно. Последней страной которой пришлось ввязаться в конфликт была – Россия. Громов Марк Михайлович был последним президентом старого мира и вёл успешную борьбу против навязанной всем гегемонии «Цифры и Кода». Но его предали союзники и бросили на растерзание врагам. Крупные города России оказались под обстрелами, тогда погибло очень много мирного населения. США предлагали сбросить ядерную бомбу на Москву, чтобы она быстрей капитулировала, но эту идею отвергли так как мог быть и обратный ответ, а это приведёт к ядерной войне. Много детей по всему миру стали сиротами или беспризорниками. Эта война надломила силу и свободу в человеческом нутре, сделав из людей послушных скотов.

2003 год стал точкой невозврата. Война закончилась и казалось всем что мир пришёл в каждый дом, но это была ложь. Люди стали рабами «Цифры и кода» и сопротивление им было бесполезно. Занавес закрылся, спектакль закончился. Но надежда ещё горит в сердцах. Надежда на свободу и мир…

Анархия ⒶБанда анархистов

Банда анархистов

В 2003 году закончилась война, и пришёл мир. 12 мая был праздником для всего мира, день окончания Третьей Мировой Войны. Весь мир стал жить в единой системе, как большая семья. К 2006 году вели штрих коды, без которых невозможно даже сделать элементарные покупки. У каждого человека такой код должен иметься, а то тебя исключат из этого дружного и правильного общества.

Первое время люди сопротивлялись, даже кто-то создал в России небольшой альянс из сторонников бывшего президента – Марка Громова. Он предупреждал об этом всех и о тюрьме, из которой будет сложно выбраться. Люди поделились на два фронта: кто против и кто за. Целые годы шла пропаганда о значимости нового порядка и кодов, о том, что больше нет войн и преступности. Но всё идеально было только на экранах телевизоров, на деле же было всё печальней. Преступность стала разрастаться и обрела своё место на арене славы. Люди резко поделились на богатых и нищих. А кто сопротивлялся системе – стали отбросами, у которых не было прав на существование. Альянс покойного президента был быстро распущен, а лидеров публично наказали, чтобы у остальных не было желания сопротивляться. Но власть имущая не знала о том, что на них точит зуб юный гений, у которого они отняли семью.

Хакер по кличке «Анархист» появился в конце 2004 года. Он работал сначала тихо и чисто для показа взламывал сайты крупных корпораций и сбивал работу системы. Парень так разминался перед тем, как начать битву всей своей жизни. Позже этот хакер сколотит банду из отпетых и отчаянных. Но ключевая встреча была в 2006 году, когда он познакомился с Рыжим Чёртом и его верной собакой. И тогда игра начала набирать обороты, и сопротивление обрело силу о который было невозможно молчать.

В 2011 году банда анархистов получили статус террористической группы и на лидеров молодёжного движения объявили охоту. По всему миру люди стали просыпаться и отказываться от цифровой тюрьмы. Но не всё было так гладко для анархистов. Очень много появилось подражателей, которые плевали на свободу, грабили и бесчинствовали от лица Анархии. С этими лжеосвобидителями разбирались поклонники и верные последователи, для которых сопротивление – это смысл жизни. И конечно лидеры бандитских организаций и власть пытались выкурить анархистов и убить. Но они не могли этого сделать из-за «Псины Рыжего Чёрта».

Эта тварь отличалась жестокостью и неуязвимостью, её боялись все и восхищались. «Монстр с душой ангела» стала легендой и давала огромную пищу для споров и разговоров. «Кто она?» — этот вопрос мучил всех, даже анархистов. Но о её правде знали некоторые и те, кто знал, боялись её не понаслышке. Благодаря слаженной работе лидеров банды анархистов и ручного пса – сопротивление стало набирать обороты.

Анархия стала реальной угрозой мирового порядка, и власть искала все возможные методы для устрашения непрогибаемых. Штрафы, уголовка и лишение штрих кодов. Но люди стали ещё агрессивней и начали объединяться в большую семью. Появился тайный фронт анархии, который ждал своего часа, чтобы устроить ад для власти. О нём знают и даже ходят слухи, что банда анархистов закупила много оружия, очень много и ждут своего часа. В 2012 году анархисты хотели реализовать свой план «Горячий снег», но он пошёл по одному месту из-за Лисьего Демона. Какой-то пацан в маске лиса решил навести порядок в Москве и объявил охоту на анархистов. О нём никто не знал, пока этот хмырь не поймал Лёху и не бросил его под порог полицейского участка.

У этого Лиса быстро появились поклонники и последователи. Общество поделилось на два фронта: «за порядок и закон» и «за свободу и безвластие». А банда анархистов резко пропали из всех радаров. Многие подумали, что эти ребята струсили и бросили своё дело и людей, которые верили им. Но летом 2013 года они вернулись и весьма эффектно. Весь мир увидел силу «Монстра с душой ангела». Зря все смеялись над Рыжим Чёртом и радовались его смерти. Теперь весь мир будет молиться, чтобы он воскрес и остановил своего пса, который решил устроить Апокалипсис. И эта тварь в отличие от власти держит своё слово и попусту словами не бросается.

Как познакомились Жека и Яна

Жека

Жека

«Жека был мудаком, психом… Короче. Рыжий ЧОрт! Но как же его не хватает… Он создавал особую атмосферу и колорит нашему делу. Авантюрист и хулиган, что ещё можно сказать о нём. Не знаю как Янка нашла в себе силы пережить всё это, ведь он для неё был как семья. Брат, друг и может кто-то ещё. Но это уже их личное дело. Только было. Женьки с нами нет уже как год…. В тот день на нас сделали облаву, зажали и палили из всего что могли. С мусорами мы бы справились быстро, но с наёмниками нужно попотеть. Врагов у нас много, так как мы вне закона и вне криминала, сами по себе и не собираемся ни перед кем отчитываться. Таким был и Жека: безбашенным и готовым на всё. Пуля попала ему прямо в артерию, и он быстро ушёл на тот свет. Я не знаю смерть рыжего ублюдка было просто трагическое обстоятельство или этот придурок решил с собой покончить? В последнее время он был сам не свой, словно разлагался или горел. Янка тогда вообще куда-то стала пропадать и оставляла Жеку одного, а это его ещё сильней бесило. Они же всегда были вместе — дети улиц и беспризорства. Короче. Жека сдох, а Яна слетела с катушек. И тогда, я понял о чём она говорила, что внутри неё сидит монстр. С того дня мы все стали бояться Яну, кроме Полины. Эта девчонка тащится с неё и хочет быть таким же психом, как она. В общем, нет Женьки и нет той Яны, которую мы все знали – тихую и верную собаку Револьвера. Теперь это вечно борющееся с собой машина или демон, я не знаю, как описать её припадки. Может у неё шизофрения или биполярное расстройство?». Димон.

Яна

«Монстр с душой ангела»«Монстр с душой ангела». Так меня называют подражатели или как их называют, поклонники. Блин… Поклонники. Ерунда какая-то. Малолетки любят психов и чокнутых, но до тех пор, пока не столкнулся с ними в реальности. Мне то точно не стоит переходить дорогу, иначе наш разговор будет коротким. Особенно меня бесят те, кто суёт свой нос в моё прошлое. Как же меня это бесит! Никто и никогда, не узнают моего прошлого и что привело меня на этот путь. Один человек был достоин моего мира, но он умер как отброс. Ты не был отбросом Жека. Мусор здесь только я. Теперь я вечно буду вариться в адском котле проклятого города, напичканного психами и такими же отбросами как я».

Беспризорники

2003 год. Конец лета. Дачные участки Москвы.

Тринадцатилетний мальчик бродил по загородным домам в поисках всего что ему может пригодиться. Рыжая голова заглянула в каждый заброшенный дом или сад, но так ничего полезного не нашлось. Мальчишка свернул с основной дороги частного сектора и через некоторое время увидел яблони. Сорвав яблоко, он вкусил столь запретный плод.

– Сочное и сладкое! То, что нужно! – сказал рыжий парнишка и тут же открылся рюкзак, в него начали падать спелые яблочки. Вдалеке беспризорник заметил одинокий дом, что стоял на окраине. – Этот дом, кажется, заброшенным и находится на окраине. Никто не узнает, что я здесь побывал и всё обчистил. Хе-хе!

Мальчик набрал в свой рюкзак яблок и спустился с дерева. Он направился к тому дому, который приметил пока, собирал сочные плоды. Как только он начал подходить ближе к жилищу в кустах, кто-то стал рычать.

– Эй! А ну уходи! – крикнул рыжий и начал заглядывать в кусты. – Там собака что ли?

Из-за кустов выпрыгнула девочка, вся лохматая и дикая. Она опрокинула мальчика на спину и начала царапать и кусать. Дикарка была сильной для девчонки, что рыжий не мог вырваться из её цепких рук.

– Стой! Прекрати! Я тебе ничего не сделаю! Сильная, зараза! Отпусти меня! – Мальчик ударил одичавшую палкой по голове, но она только отошла и как волк кружила на четвереньках вокруг рыжего. – Ты Маугли что ли? У меня есть конфетка. Хочешь конфетку? – он достал мятую конфету из кармана и протянул дикарке. Она удивлёнными глазами посмотрела на яркую обёртку. – Я тебе дам конфетку, а ты больше на меня не кидаешься и не кусаешься. Хорошо? – девочка кивнула в ответ и взяла конфетку из рук мальчика.

Дикарка развернула обёртку и откусила маленький кусочек конфеты, потом завернула снова в фантик и положила в карман. За всем этим наблюдал рыжий мальчишка. Он не мог понять, что случилось с девочкой и как она попала сюда.

– Я Женя, но ты можешь звать меня Жекой или Револьвер. А где твои родители? И что ты здесь делаешь одна? Ты потерялась? – спросил рыжий мальчик.

Девочка не ответила, только показала своим маленьким пальчиком на дом, который хотел обчистить беспризорник.

– Это твой дом? – в ответ одичавшая только кивнула. «Да, это мой дом», — мысленно сказал за неё Жека.

Сейчас Жека лучше разглядел девочку, которая встала в полный рост и не ходила как собака. Она была маленькой и хрупкой, но при этом очень сильной. У неё были чёрные глаза и русые волосы, кожа бледная, без румянца. Одежда на ней была слегка потрёпанная, но чистая.

–Наверное она из этих, у кого с психикой не в порядке. Тогда, где её родители? Надо спросить у неё. А может она заблудилась? И чего она молчит? – размышлял про себя Жека. – Ты немая? – спросил он.

– Нет! – ответила девочка и зарычала.

Она убежала в дом, а Жека пошёл следом за ней. Он зашёл в чистый и прибранный летний дом. Было в этом жилище тихо, даже очень тихо.

– Как чисто и тихо… А где твои родители? – спросил Жека.

Девочка от этого вопроса расплакалась и убежала в комнату. Мальчик растерялся от такой реакции и подошёл к двери комнаты. Он слышал, как плачет дикарка и в его рыжей голове возникло очень много вопросов.

– Эй! Открой дверь. Твои родители умерли или бросили тебя? Или ты заблудилась? Если так, то я могу тебя вернуть домой, – говорил Жека с девочкой, но ответа не было.

Дикарка ещё сильней разрыдалась, даже через дверь были слышны истерики девочки. Она плакала прямо у двери и царапала её.

–Она точно псих. Хотя я точно не могу знать, что с ней случилось. Надо как-то её успокоить, а то ещё что-нибудь натворит, – размышлял про себя Жека. – Ну не плачь! Ладно, ладно. Больше не стану спрашивать тебя о родителях. Дом такой чистый и ухоженный. Это ты здесь всё прибираешь?

– Да! – ответила девочка и вышла из комнаты.

Только сейчас Жека увидел, комнату в которой пряталась дикарка и понял, что она живёт здесь одна. Ему тут же пришла хорошая мысль забрать её отсюда. Рыжий беспризорник как раз в Москву хотел приехать чтобы там начать нормальную жизнь, а не скитаться по посёлкам или провинциальным городам. Ещё менты его ищут за воровство и хулиганство. В Москве идеально прятаться от всех, никто не найдёт.

– Слушай, а пошли со мной. Я в город иду, в Москву. Там можно заработать денег и просто полноценно жить. Мне нечего терять. Я – сирота. Пойдёшь со мной? А то мне одному скучно. И, наверное, тебе тоже… А так вместе будем бродить по этому свету. И не плач, я не люблю, когда плачут, – сказал Жека и убрал с русых волос палку, что застряла там.

–А-а, ты знаешь дорогу в Москву? – спросила девочка.

–Знаю. Ну так ты пойдёшь со мной?

–Да, – ответила девочка.

Она молча собрала свой рюкзак и закрыла дом. Всю дорогу девочка тихо следовала за рыжеволосым беспризорником, точно таким же как она. Жека был её выше и старше на два года, но выглядел взрослее своего возраста. У него были разные цветом глаза и это придавало ему более агрессивный и таинственный характер. Одежда у него была потрёпанная, а обувь давно просила кушать, но мальчишке было всё равно, он верно шёл своей дорогой.

Жека всю дорогу болтал и рассказывал о своих приключениях, а девочка всё молчала и шла за ним, как верный пёс. Болтовня мальчишки прошла незаметно, как и время. Беспризорники пришли к железной дороге ночью, на рельсах стояло очень много поездов, в основном товарники.

– Эти поезда едут в Москву, мы за пару часов доберёмся. Залезай в вагон, пока нас не заметили и сиди тихо, — пригрозил девочке Жека. – А то нас полиции сдадут, а оттуда в детдом. А нам это не нужно, – и ткнул пальцем в лоб девочке чтобы она уяснила его слова.

Всю дорогу дикарка молчала, этим она бесила Жеку. Но после того, как она прижалась к нему, чтобы согреться – рыжий тут же растаял и тоже молча ехал в пустом контейнере.

–Мы приехали. Просыпайся, – будил Жека маленькую напарницу.

–Я не спала. Мы в Москве? – спросила она.

–Да. Никого нет пока. Нужно выходить быстрее. Давай сюда свою руку, – Жека протянул руку девочке, чтобы вытащить её из контейнера, где хранился уголь. – Чумазые мы с тобой, но ничего страшного – отмоемся.

–Эй! Что вы там делайте?! Ловите их! – крикнул работник РЖД.

Беспризорники убежали подальше от железной дороги. Жека вёл напарницу окольными путями и держал её крепко за руку, боялся, что она потеряется. И ещё не хотел её отпускать, пока они ехали, сильно привязался к ней и не хотел остаться один.

Через час ребята вышли в город, они шли по улицам города. Всё вокруг было в разрухе и хаосе. Война закончилась недавно, и люди начали тихонько возвращаться в свои разрушенные дома.

– Мда… Война. Не в лучшее время мы приехали сюда, но зато смотри сколько всего можно взять с собой, — Жека показал на разбитые окна домов и открытые нараспашку двери квартир. – Пока мародерством с тобой позанимаемся, а потом что-нибудь придумаем. Ты чего молчишь? Мне скучно так! Если ничего не скажешь, то брошу тебя здесь одну. Тебя как зовут-то?

Девочка его в этот момент не слушала. Она смущенно и растерянно оглядывалась по сторонам. Не понимала, что происходит вокруг.

– Я ещё раз спрашиваю: как тебя зовут? – спросил на повышенном тоне Жека.

– Яна…, – тихо ответила девочка. – А почему тебя называют Револьвер?

– А-а-а… Это в детдоме так назвали. Была у меня игрушка любимая – револьвер. Потом хочу себе настоящий и стать криминальным авторитетом, чтобы меня все боялись.

– А я хочу домой, – начала плакать Яна. – Мне здесь не нравится!

– Больше нет у тебя дома и семьи! Теперь я – твоя семья, дом и смысл жизни, волчица. И прекращай ныть! Не люблю, когда плачут! – раздражённо говорил Жека. – И где твои родители? Может я тебя забрал, а они сейчас тебя потеряли. Ты чего молчишь? Скажи мне.

– Нет! Нет! Нет! – кричала Яна на всю улицу.

–Да не ори ты! Ладно, понял, что родители больная тема для тебя. Ну, тогда не стони что домой хочешь! Вытирай слёзы и успокаивайся.

– А почему я волчица? Я же не похожа на волка.

– Ты дикая как волк. Ладно, пошли, Янка. – Рыжий мальчишка схватил за руку девочку и повёл за собой вглубь города.

5 октября 2011 год. Москва.

Жека передавал Яне свой револьвер. Из его шеи хлестала кровь, а он еле говорил ей последние слова:

– Мне уже не нужен револьвер. Там одна пуля, можешь потом сыграть в русскую рулетку. Только теперь играть будешь одна, без меня… Мой спектакль – окончен, волчица… А твой сценарий ещё не дописан. Но я так хочу, чтобы ты любила и была любимой, Янка! Пообещай мне жить и любить? – хрипя и с большим трудом выговорил последние слова Жека. Кровь то и дело сочилась из его шеи и рта, мешая ему выговориться.

– Обещаю…, – ответила Яна на последнюю просьбу друга.

Жека попытался улыбнуться, но не смог. Яна зажала рану и хотела приостановить кровотечение, но всё было бесполезно.

– Не мне ты откроешь свой мир, а тому, кто не так обречён, как я, – сказал Жека и скончался.

Зажатые в ловушке анархисты пали духом, когда увидели, что их соратник погиб. Лёха первый дал волю эмоциям. Хоть он с Жекой не всегда ладил, но уважал его как человека. – Чёрт! Умер! Жека умер! Чёрт! Чёрт! Чёрт!

Голубоволосая девочка постоянно переводила взгляд на всех и видела их обречённый взгляд. Единственное что она могла сказать это:

– Нас зажали, что будем делать?!

Рядом сидел единственный очкарик и сипло ответил:

– Это конец, Полина. Спета наша песенка, но напоследок мы зададим жару этим ублюдкам!

– Помирать так вместе, Димон. – Полина протянула руку напарнику. – Мне не страшно, когда ты рядом.

Димон сжал мягкую и нежную руку Полины и хотел выйти из укрытия, но в этот момент Яна дико заорала как зверь. Даже наёмники перестали палить из своих орудий.

–Что за зверь там? – немного запаниковал наёмник. – Нас о нём не предупреждали.

А в этот момент Яна не видела красок, а только багровый свет. Всё вокруг стало другим, даже воздух стал гадким и чёрствым. Она достала ножи и выбежала к наёмникам, прямо под пули. Один из анархистов только успел дать команду остальным:

– Яна!!! Да чтоб тебя! – Макс достал последний магазин и зарядил пистолет. – Прикроем её!

То, что потом увидели анархисты – запомнят навсегда. Как один человек разобрался жестоко и беспощадно с толпой подонков и отпетых бандитов. Ярость Яны была ужасающей и дикой. Её попытался остановить самый здоровый и сильный анархист. Но девушка уже никого не делила: на своих и чужих. Она проткнула ножом руку здоровяку и хотела уже его расчленить в порыве ярости.

– Остановись! Ты их всех убила! Прекрати! – закричал на неё самый сильный из банды.

– Лёха… Прости. Я не хотела…, – Яна вынула нож из руки друга и выбросила холодное оружие подальше от себя. – Прости. Что я наделала?!

Яна только сейчас увидела гору трупов и ошарашенные глаза друзей. Они впервые смотрели на неё как на чудовище или даже хуже – на монстра. Один из друзей еле смог выговорить:

– Кто ты Яна? – Дамей не мог поверить своим глазам. – Так история о том, что Жека был хозяином монстра была правдой? Так?!

– Я не монстр! Я никто… Никто!!!

С криком Яна убежала от друзей во мрак, подальше от всех. Впервые все услышали, как молчаливая напарница показала эмоции и гнев. Никто её не видел такой, смерть Жеки сильно надломило девушку.

– Мы потом её найдём. А сейчас всем по машинам. Менты скоро будут здесь! – Димон приказал всем быстро сматываться.

– Мне не показалось или от неё пули отрикошетили?

– Это невозможно, тебе показалось, Лёха. – ответил Макс и ещё раз посмотрел в сторону, где скрылась Яна.

Банда анархистов забрали тело Жеки и уехали с поля битвы. Через несколько минут, на место жёсткой стычки, приехала полиция во главе с начальником полиции, Эдуардом Аверихиным.

– Какой ужас, – полицейского чуть не стошнило от такого количества трупов. – Одно мясо. Работёнки здесь много.

Начальник при видя кровавой картины закурил, сделал глубокую затяжку и выдохнул сигаретный дым.

– Я знаю кто это сделал, но это чудовище пусть ловит КГБ. Среди трупов есть ещё живые. Нужно их госпитализировать и побыстрее. Нам нужны сведения о произошедшем. Хоть один должен выжить и всё нам рассказать о «Монстре с душой ангела», – сказал начальник полиции и посмотрел на тонкий серп луны, что высоко сиял в ночном небе.

Обречённый, никогда не знавший любви, сирота по кличке Револьвер настоящих успехов достиг лишь на одном поприще – криминал, грабёж, мошенничество и ему никогда не было равных. О Рыжем Чёрте ходят слухи особенно о его верном псе по кличке Пьеро. Молитесь чтобы этот псих не спустил на вас эту тварь иначе, вас ждёт только смерть и боль. Никто не подозревал что за прошлым этих психов стоит персональная история, наполненная болью и желанием быть кому-то нужным и любимым

Лето 1990 года. Балашиха. Типичный постсоветский двор России.

Ранним утром бомжи начали шмон по контейнерам, пока не приехал мусоровоз и не забрал всё это добро на свалку. Бомжиха сидела в контейнере и перебирала мусор, но её резко что-то прихватило. Боль пронизывала насквозь, она тужилась и рычала как зверь. Через некоторое время бомжиха вылезла из контейнера и убежала прочь со двора. В мусорном баке кто-то начал плакать. Жительница этого двора, ранним утром шла на работу и решила выбросить по дороге мусор. Непонятный звук привлёк её, и она заглянула в мусорный бак. На дне, среди мусора, лежал и плакал новорождённый младенец. Женщина тут же закричала на весь двор:

– О, Господи! Здесь младенец! Вызывай скорую и милицию!

Она начала звать на помощь всех, кого могла найти поблизости. Мужчина, который тоже собирался на работу, подбежал к мусорным контейнерам и достал младенца со дна. Он завернул дитя в свой пиджак, чтобы он не замёрз, хоть на улице было лето.

– Это точно та бомжиха родила! – сделал предположение мужчина. – Где она сама сейчас?! Бессердечная!

Люди столпились около мужчины, который держал младенца. Ребёнок был спокоен в сильных руках мужчины и даже уснул тихим сном.

– Мальчик рыжий, как Фёдор, может это его сын? Этот бомж последние два года с какой-то бабой вечно по помойкам шлялся, — сказала старушка, которая была в курсе всех событий двора.

– Может и он. Но какой прок с этого? Какие из бомжей родители. Мальчика ждёт только детдом, – грустно сказал мужчина и смотрел на румяное лицо новорождённого.

– Может усыновишь мальчика, Антон? – поинтересовалась старушка.

– Нет. У меня у самого трое, не потяну я четвёртого. Мальчик здоровый и крепкий. Его точно кто-нибудь усыновит, — ответил Антон.

Спустя двадцать минут приехала милиция и скорая. Мальчику перерезали пуповину и замотали в пелёнку. Врачи внимательно осмотрели новорождённого.

– Мальчик живой и здоровый. Мы за ним присмотрим пару дней. Если его состояние будет стабильным, то отправим в дом малютки. Может кто-то усыновит мальчика, – сказал врач.

Мужчина, который достал мальчика со дна мусорного бака, ещё раз посмотрел на младенца и передал свой пиджак врачам. – Пусть это с ним останется. На память. Потом скажете, что это подарок от дяди Антона, – сказал он и ушёл на работу с тяжёлым сердцем, ведь ему вслед плакал младенец и просился в его тёплые и сильные руки.

Медики сделали всё что было от них нужно и забрали младенца, чтобы отправить в нужные руки.

– А мы будем искать мамашу, но бомжиха могла уйти куда угодно, – милиционер взял подписи у понятых и прямых свидетелей происшествия. – Так. Дело оформили, свидетелей опросили. Мы поехали, может мамаша где-то в местных дворах прячется, – отчитался он и сел с напарником в машину, они уехали на поиски мамаши.

1998 год. Детский дом.

Рыжеволосый мальчик стреляет из револьвера и играет роль бандита. На нём был огромных размеров чёрный пиджак, одетый поверх на футболку и шорты.

– Ага! Бам-бам! Ты убит! – крикнул Жека. Он опрокинул на спину несколько мальчиков и выстрелил в них понарошку из пластмассового револьвера.

– Так нечестно Женька! Ты сильней нас! Хоть бы раз поддался! – закапризничал один из мальчишек.

– Быть слабаком не мой конёк! Получай, мент хренов! – Рыжий ударил кулаком по голове капризу и тот тут же зарыдал как девчонка. В этот момент пришла воспитательница и забрала у Жеки револьвер и дала подзатыльник.

– Сколько раз тебе говорили: не бить и не драться! Какой же ты непослушный мальчик, Евгений! С таким отношением к другим – тебя ждёт судьба твоей мамаши-бомжихи, которая родила тебя в мусорном баке и бросила умирать, – очень громко сказала это на всю группу воспитательница детского дома. Дети тут же начали шептаться, а одна из девочек на всю группу спросила воспитательницу:

– Это правда, Ольга Сергеевна? Женька – отброс? Сын бомжихи?

– Да, – равнодушно ответила воспитательница.

Все ребята начали задирать и обзывать мальчугана:

– Бомж! Отброс! Нет! Лучше! Мусор! Ха-ха! – смеялись они и показывали пальцем Жеку. – Бомж! Мусор! Отброс!

Рыжий сдерживал слёзы от обиды и горечи, но не мог. При видя, как самый дерзкий и сильный мальчишка плачет, ребята ещё сильней начали хохотать и задирать.

– Плакса! Маменькин сыночек. А хотя… Где твоя мама? На помойке! Ха-ха!

– Заткнитесь! Это неправда! – Жека начал убеждать в том, что воспитательница нагло лжёт. – Мама за мной скоро придёт и заберёт меня отсюда!

– Ага! Так и поверили! Твоя мамаша, наверное, давно сдохла. Подавилась мусором с помойки и сдохла! Ха-ха! – говорил мерзкие слова мальчишка, который был противен Жеке всем своим видом.

– А-а-а! Я вас всех ещё больше ненавижу! Идите к чёрту! – Жека от этих слов словно сорвался с цепи и набросился на задир. Он начал сильно бить кулаками сверстников, особенно того мерзкого мальчишку. Хотел вырвать ему язык. Но воспитательница грубо схватила мальчика и закрыла в шкафу своего кабинета. Жека неистово стучал по дверцам и пытался выбраться, но дверцы были наглухо закрыты.

– Выпустите меня! – кричал он, но его никто не слышал. Сирота был один в тесном шкафу. Жека обхватил себя руками и заплакал. – Я сбегу отсюда… Я им потом всем покажу! Я не сын бомжихи и не отброс… Мама… Мам… Где ты? Почему бросила? Почему? Когда ты придёшь? Когда?! – он сел на дно шкафа и уткнул рыжую голову в колени, обхватив их крепко руками. Огромный пиджак стал шалашом для боли и слёз.

Жека плакал, сильно, в надрыв. Вся его футболка была мокрой от слёз. Он хотел ласки и любви, хотел тепла, но его не было. Воспитательница словно специально его гнобила. Не любила рыжих, потому что её бывший муж был рыжим. Какое это отношение имеет к ребёнку? Но поехавшим на голову взрослым не известно такое понятие как принятие и терпимость к друг другу. Особенно к детям. Делают из них моральных уродов, сразу, как только они появляются на свет. Вот в чём смысл в жизни Жеки? Зачем его родили? Или бомжиха не знала, что в её чреве жило дитя и ждало появления на свет. Тупо жрала отходы и дрыхла под деревом словно ничего не бывало. А когда высрала Жеку, то сразу же бежать, подальше от этого недоразумения? Так ведь бессердечная тварь?! В этот день Жека понял, что должен всегда полагаться на свои силы и доверять только себе, никому больше. Он хотел быть ласковым и добрым, но жизнь сделала эти чувства чёрствыми и извращёнными.

Рыжий ночью выбрался из шкафа. И понял, что нужно бежать из этого гиблого места. Он собрал вещи в рюкзак, а у воспитательницы украл деньги пока та спала в своей комнате. Когда Жека был далеко от детдома, то посмотрел на него в последний раз. – Я сюда никогда не вернусь. Никогда! – крикнул напоследок он и ушёл в сопровождении звёзд и сестры Луны.

2011 год. 5 октября. Москва.

Повзрослевший Жека открыл глаза и вернулся из воспоминаний о жизни в детском доме. Он был один в заброшке. Первым делом он начал искать знакомый силуэт, но его нигде не было.

– Куда она пропала? – спрашивал себя Жека и искал напарницу. Он ходил по заброшке и в одной из комнат увидел Яну. Она разглядывала одуванчик, который пробился сквозь бетон.

– Ты чего одуванчики не видала? Пойдём. Переждали немного, может получиться прорваться, – сказал Жека. Он жестом позвал за собой напарницу и пошёл к выходу, но она всё смотрела на одуванчик.

– Я никогда не видела, как в бетоне цветёт цветок, среди мрака и тьмы. Это так удивительно! – восхищалась силой природы Яна.

– Это сорняк, он и в говне будет цвести. Пойдём! – Жека уже начал психовать от медленности напарницы, которая беспрерывно смотрела на сорняк. – Шевели своими булками, нас ждут.

– А я люблю цветы…, – тихо сказала Яна.

– Я знаю…, – Жека повернулся к Яне и начал тихо подходить к ней, встал в паре метров и ломал руки, хотел что-то сказать. – Яна! Ты скажешь мне всю правду о себе? Я хочу знать, что сделало тебя такой. Хочу знать, где твои родители. Ведь у тебя была семья в отличие от меня. Ты откроешь мне свой мир? Хватит от меня скрывать. Мы давно знаем друг друга. Я для тебя открылся и показал какой на самом деле, но ты…

– Нет, – Яна резко оборвала речь друга. – Если ты не хочешь сделать мне больно, то перестань спрашивать о моём прошлом.

Жека ухмыльнулся от ответа Яны. – Вот как?! Значит не скажешь? Ну так слушай меня: я знаю о тебе всё, Яна. В прямом смысле откопал твою правду и боль. Тебе бы лучше не знать, что я делал ради той информации, которую мне давал о тебе отец Владимир. Я видел твой мир, который ты так усердно скрываешь от всех. Я бы хотел быть частью этой идиллии, но для меня там нет места. Почему? Почему ты не откроешься мне?! Я три дня хотел достучаться до тебя, чтобы растаяла твоя ледяная стена, но ты до сих пор закрыта от всех! Мы же не просто напарники Яна! Не молчи! – А она смотрела на одуванчик и ничего не говорила Жеке. – Меня бесит, когда ты молчишь! Говори! Выскажи мне всё! Я же высказался, открыл тебе душу! Я три сраных дня был собой! Хотел, чтобы ты поняла меня и мои чувства! Говори! Не молчи. Я прошу тебя…

Яна подняла голову и посмотрела своими чёрными глазами на Жеку. – Потому что ты погряз в этой безумной гонке! – она впервые закричала на него. – Ты привык только брать, а взамен ничего не отдаёшь. Ты всегда видел во мне волчицу, но я не зверь и не монстр. Каждый раз ты подталкивал меня в омут безумия этого города. Использовал когда, хотел и игрался со мной. Ломал меня и не видел то, что у меня внутри. Я чувствую на себе твой невидимый ошейник, тянешь его, когда тебе вздумается! Хочу порвать эти цепи! Вырваться на свободу! Но не могу… Ты слишком сильно привязал меня к себе, держишь на поводке как собаку. Я не могу принять тебя, потому что знаю, что ты погубишь мой мир своим безумием и эгоизмом. Честно, я боюсь тебя. Боюсь, что ты просто используешь меня. Я боюсь, что ты играешь очередную безумную роль, чтобы насладиться и самоутвердиться. Ты получил от меня всё что хотел. Три дня игрался со мной, и я тебе подыгрывала, чтобы ты отстал от меня наконец. Я тебя хорошо знаю Жека, ты просто шут и клоун. В твоей голове один ветер и безумие, больше ничего там нет. Ты как Джокер – манипулятор. Для тебя всё это всего лишь игра, кто кого переиграет и уничтожит. А я не хочу играть по твоим правилам… Устала от этого безумия и просто хочу на покой.

Всё это Яна сказала на одном дыхании. Её голос был совсем другим, он дрожал от волнения, очень давно девушка хотела высказаться. Лицо стало живым и считывалась буря эмоций и чувств. В каждом движении и жесте была совсем другая Яна. И всё это время Жека смотрел на неё с широко открытыми глазами, он никогда не слышал от неё стольких слов и эмоций. Но его удивление перешло в истерический смех. Но в этот раз Рыжий Чёрт больше был похож на себя, чем на психа, которым притворялся, чтобы наводить ужас на врагов. Он хохотал и плакал, но это безумное проявление эмоций резко оборвалось. Его лицо стало спокойным и безэмоциональным.

– Ты права. Мне нет места нигде… Такому отбросу, как я, нужно быть одному. Всегда один. Родился в мусоре и сдохну как…, — тяжело выдохнул Жека. – Как отброс. – и пошёл к выходу из заброшки. – Ты чего стоишь? Нам пора. Остальные ждут. Мы сегодня не можем вечно отсиживаться в этих развалинах. Надо надрать зад всем, чтобы нас точно все боялись и уважали.

Яна пошла за рыжим напарником. Она не подозревала что это, была их последняя встреча и больше она никогда не увидит Жеку. Никогда…

Пару дней спустя, банда анархистов стояли около свежей могилы Жеки. Яна лежала на могиле и рыдала. Остальные просто стояли.

– Хватит рыдать! Ты не собака, чтобы лежать здесь целый день! – орал на всё кладбище Лёха.

– Гав! Гав! Гав!!! – выла и скулила как собака Яна.

– Она ебанулась, – подытожил Димон при видя этой картины.

–Он мёртв! Нужно идти дальше Яна! Я…, я не могу на это смотреть, – сказала Полина и покинула могилу Жеки, следом за ней пошёл Димон.

Макс единственный кто, как и Яна был преисполнен скорбью. – Как глупо он погиб… Чёрт! А Яна окончательно слетела с катушек. Была молчаливой и верной собакой, а теперь потерянный и разъярённый вепрь, – он закурил и пытался сдерживать слёзы. Жека стал для него лучшим другом. – И с кем я буду в приставку рубиться или гонять на Супре? Или просто тусоваться до самого утра в клубах, творить всякую дичь? Вот на хуй он вышел прямо под пули?!

Дамей положил свою руку на плечо Максу и сказал:

– Оставим её. Потом она вернётся, но уже не тем человеком, которого мы все знали.

– Я останусь, – уверенно сказал Лёха.

Все покинули кладбище, а Лёха подошёл к Яне. – Встала! Я сказал: встала! – приказывал гопник, но девушка не слышала его и дальше лежала на могиле. – Нет больше твоего хозяина! Ты – свободна! Делай что хочешь, живи и живи сколько вздумается. Хватит с тебя собачьей верности! Ты – человек, а не зверь! Где твоя гордость?!

– К чёрту гордость! Это я виновата! Я! Надо было всё сказать ему, но я так боялась… Сказать правду и не бояться. Он же горел тогда, сгорал изнутри, что-то ломало его и мучило. Я никогда не забуду его смех, последний и обречённый. Что я наделала?!

– Я не знаю, что между вами произошло, но вы оба – конченые психи! Один сдох, а вот ты ещё жива. Ты что-то ему там обещала? Я слышал, что он тебе говорил – так выполни его обещание!

– Это невозможно Лёха. Я не смогу!

Гопник взбесился от слов девушки. Он взял её за шкирку и бросил далеко от могилы. – Я сейчас тебя разъебу и мне пофиг что ты девчонка, – угрожающе хрустел суставами Лёха.

Яна хотела подняться, но не смогла. Что-то не давало ей пошевелиться. – Ног не чувствую…, – очень тихо сказала она.

– Что?! Что ты там сказала? – спросил Лёха. Он что-то начал подозревать и быстро зашагал к девушке.

– Я на грани, это мой шанс! – Яна достала пистолет и хотела выстрелить себе в голову, но Лёха в последний момент успел выхватить из её рук пистолет.

– Не в этот раз! Встала, долбанутая! – заорал Лёха. Он нагнулся вплотную к напарнице и увидел царапины и кровь на её щеке. – Это чё такое? Я же тебя слегка откинул. Чё с тобой?!

– Убей меня… Прошу. Хочу проснуться от этого кошмара! Пока это возможно!

– Ты ебанулась о таком просить?! Ты не спишь мать твою!!! А живёшь! Вставай!

– Не могу… Пока не могу.

Лёха взял на руки девушку и посадил в машину. – Ты чё такое?! То тебя хер убьёшь, то от дуновения ветра готова развалиться. Я впервые вижу тебя такой! – он всё рассматривал ссадины и царапины Яны и обрабатывал их всем что было в дорожной аптечке.

– Я на грани… Такое со мной второй раз.

– Второй раз? А когда был первый? До этого что произошло? И хватит скрывать от нас правду Яна! Скажи! Что ты вообще такое? Эксперимент там какой-то? Или что?

– Нет. Я не могу вас в это впутывать. Прости, но я ничего не скажу. – Яна начала плакать как простой человек, как девочка, которую привели в незнакомое место, а она хочет домой к маме и папе. – Я всё потеряла Лёха… Я одна. Теперь точно одна. Не знаю зачем я живу и дышу…

Лёха заметил, что царапины и ссадины исчезли с лица Яны.

– Твои царапины… Где они?

– Поехали. Надо развеяться, а то я точно что-нибудь сделаю с собой или с кем-то, – сказала тихо Яна и нездорово посмотрела на Лёху своими чёрными глазами. Гопник завёл машину и быстро покинул кладбище, оставив в одиночестве могилу Жеки.

Никто не знал прошлого Яны. Оно покрыто мраком и тьмой, как её душа.

2001 год. Лето. Дачные участки.

Девочка бродит по узким дорожкам в поисках людей и еды. Она не выглядела потеряшкой или беспризорницей. У неё были чистые тёмно-русые волосы и одежда. Сама она была маленькой и хрупкой, с бледной кожей и чёрными глазами. Девочка доковыляла до участка, там работал мужчина. Она молча стояла и смотрела на него.

Мужик заметил пристальный взгляд девочки. – Чего стоишь? Спросить что-то хочешь? – но она ему ничего не ответила. – Где твои родители? Если ничего не надо, то иди своей дорогой! – грубо сказал мужик и продолжил рубить дрова. Но девочка не уходила и всё также смотрела на него. – Я сейчас на тебя собаку спущу если не уйдёшь! – мужик снял с цепи пса, тот уже рвался на команду хозяина. – А ну пошла отсюда! – психованный идиот уже сам был похож на свою озверевшую собаку. Девочка не испугалась, стояла и не шевелилась. Она хотела что-то сказать, её маленький ротик только начал открываться как на неё спустили собаку под команду: фас Мухтар! Собака побежала прямо на девочку, она машинально побежал прочь от собаки. Зверь гнался за девочкой как за дичью и в конце опрокинул её на спину и начал кусать и рычать. Ребёнок кричал и пытался выбраться из атаки собаки. – Фу! Я сказал: фу! Мухтар! Ушёл от неё! – собака оставила в покое девочку и ушла в сторону хозяина.

Ненормальный и агрессивный мужик ушёл со своим верным псом, а девочка встала и пошла дальше своей дорогой. Она пыталась отряхнуть грязь с кофточки, но она не уходила.

– Мама будет ругаться если я к ней в таком виде приду, – тихо сказала девочка и посмотрела на свои часики. – Ой! Мне пора домой! – и побежала обратно в свой домик. Когда она зашла в жилище, то её никто не встретил. Девочка положила на стол яблоки и печеньку.

– Это всё. Я больше не смогла ничего найти. Придётся сегодня ложиться спать на голодный желудок. Эта печенька тебе и папе достанется. А я с сестрёнкой поем яблочки. – Девочка села за пустой стол. Вокруг было тихо, очень тихо. – На меня опять собаку спустили. Испачкалась, но я сама отстираю мам. И я поняла, что означает «Фас!» — это когда нужно нападать или грызть, кусать, царапать. А «Фу!» — это когда нельзя кусаться. Я правильно поняла? – но ей никто не ответил. Девочка встала и вышла в сад. Там всё цвело и пахло. Черноглазка подошла к голой земле, по ней было видно, что её здесь недавно копали. Она начала переносить сюда цветы из леса. Это были люпины, и девочка их аккуратно пересадила на новое место.

– Я посадила сюда цветы как ты и просил папа, – сказала девочка, но ей опять никто не ответил. Она вымыла руки от земли и села кушать яблоко. В этот момент её острый слух услышал шаги. Девочка спряталась в кустах малины и увидела двух мужчин в полицейской форме.

– Да. Это тот дом. Здесь никто не живёт. И вправду уехали. Странно, что они нечего не сказали об этом соседям, – сказали полицейские вышли из дома. – Эти старухи вечно паникуют. Ничего с ними не случилось. В город уехали обратно, не всё же лето здесь жить. Люди так-то работают. Мужик точно постоянно гонял сюда из Москвы. А жена с дочками здесь всё лето проводили со старухой. Вроде бабка как год назад умерла?

Трое полицейских шли обратно к машине, а девочка из-за кустов наблюдала за ними. В машине у них сидела овчарка и гавкала при виде хозяев. – Гав! Гав! – в ответ залаяла девочка. Машина уехала, а она выползла на четвереньках из кустов и лаяла. – Гав! Гав! Гав!

Лето 2004 года. Москва.

– Хватит меня кусать! Не поедем мы туда! Фу! Фу-фу! – кричал рыжий, а девочка всё кусала его и царапала. – Я сказал: фу! Фу! – очень громко крикнул Жека на Яну, и та отступила от него.

– «Фу» – это не кусать. Я знаю, – сказала тихо Яна и перестала кусаться и царапаться.

– Это хорошо, – выдохнул Жека. – Смотри! Ты опять мне все руки исцарапала! Психичка!

– Я хочу домой! Домой! – кричала Яна и снова начала кидаться на рыжего.

– Фу! Фу-фу! Яна! Какая же ты не послушная волчица! Я отвезу тебя домой, но если там никого нет, то вернёшься со мной! Поняла?

–Да, – тихо ответила Яна и перестала кусать руку мальчишки.

Почти год Жека терпел маленькую напарницу и уже устал от её истерик. Он решил поехать туда, где он нашёл Яну, чтобы убедиться, что в том доме никого нет и девочку никто не ждёт. Жека не с первого раза нашёл этот дом. Там всё заросло сорняком и дом немного выцвел за зиму. Когда беспризорники подошли к жилищу, естественного там никого не было.

Яна в первую очередь прибежала к клумбе, которая вся цвела.

– Мои цветочки!

Люпины ещё сильней разрослись и пестрились яркими цветами. Девочка легла рядом с ними и гладила их. Она начала скулить как собака и плакать, а землю наглаживать словно это какой-то зверь. В доме, на столе, лежала записка. На листке было написано печатными буквами:

– Если кто-то жив, то жду у себя. Отец Владимир, – прочитал письмо Жека. – Ты знаешь отца Владимира? – девочка пожала плечами: мол, нет, не знаю. И дальше начала мычать и скулить.

Тем временем Жека не понимал, что вообще происходит с Яной и тихо подошёл к ней. Он опустился на корточки и посмотрел на неё. – Твоих родителей здесь нет. Мы возвращаемся, – и начал поднимать с земли девочку.

– Они здесь, – тихо сказала она.

– Никого здесь н-е-е-ет, – также тихо сказал Жека.

– Есть, – сказала шёпотом Яна.

– А вот и н-е-е-ет, – вполголоса ответил Жека.

– Ты их не видишь. Они вон там, – также шёпотом сказала Яна и указала на дом. – Они ждут меня.

В этот момент Жека медленно повернул рыжую голову в сторону дома. Он посмотрел в тёмные окна дома и ему стало жутко. Почему-то от слов Яны ему здесь стало аж не по себе. Дом был пустым и тихим. Жеке начали видеться призраки в окнах дома или что-то пострашнее. А в доме было слышно, как скрипел пол, словно кто-то и в самом деле ходил там.

– Пошли скорее отсюда! – дрожащим голосом закричал Жека и поволок быстро Яну от этого жуткого места. – Ты чокнулась! Блин, навела жути! Руки аж трясутся от страха! – он не оборачивался и не смотрел на дом. Ему казалось, что он сейчас увидит нечто и тут же помрёт от страха.

– Мама! Она здесь! В окошке! Машет мне! Это Женя, мой друг, – говорила Яна кому-то.

– А-а! Замолчи! Никого там нет! – Жека не хотел поворачиваться в сторону дома, но Яна всё время тянула его обратно. – Есть! Вот она! Мама! Мама! – и дёргала за рукав испуганного мальчишку.

Жека решил повернуться и посмотреть кто же там в окошке дома.

– Бл-я-я-я-ть!!! А-а- а!!! Сука! Пугало! Пиздец! Я чуть не обосрался! – орал Жека.

В окне не было никого, только стояло пугало в комнате, поэтому сначала мальчишка сильно испугался, думал, что там стоит чудовище. Жека выдохнул и дал себе время, чтобы прийти в себя. Он снова взглянул на дом, в этот раз он уже не казался жутким, но это издалека. Мальчишке всё равно было не по себе от этого места.

– Здесь бы фильм ужасов снимать. И ты блин как из фильма «Звонок», на эту девчонку из колодца похожа. Блин. У меня аж в сердце закололо. Никогда я ещё так не ссал со страху. Больше я сюда не поеду, и ты тоже. Свихнёшься здесь окончательно.

– Ты их не видишь? – спросила Яна.

–Иди на фиг! Молчи лучше, как обычно, – Жека немного отстранился от Яны. – Я блин, тебя боюсь.

– Меня все боятся. Даже кошки не ластятся, шипят. Я что-то делаю не так?

Впервые Яна посмотрела прямо в глаза Жеке, её чёрные и бездонные глаза словно вытягивали из тебя душу. Девочка и в самом деле выглядела жуткой, но больше потерянной и обречённой, словно ничего её не наполняло внутри. Она словно не жила. Жека вспомнил что её руки всегда холодные, ледяные. Всегда. Может она и в самом деле не живая, и ему только мерещится?

– А ну-ка дай свою руку мне, – Яна протянула маленькую ручку мальчишке, и она была ледяной. На улице было плюс 30 градусов, жара, а её руки были как лёд. – Чёрт! Ж-у-у-ть. Охо! Пипец! Хотя может я загнался? А ну-ка дай я шею потрогаю. – Жека прикоснулся к шее девочки, но она была тёплой, как и спина. – Фу! Живая! Ну я и загнался… Жуткая ты Яна! Блин! Страшная! У тебя чего руки такие холодные?

– У меня ещё ноги всегда холодные. Мне почти всегда холодно. Зато ты горячий. Всегда, – тихо ответила Яна.

– Говори громче, тебя плохо слышно. Вечно бубнишь себе под нос. Ладно. Пошли отсюда. Ну и напугала ты меня сегодня. Ты только посмей кому-то рассказать, что я здесь чуть не обделался со страху. Прибью!

Беспризорники ушли с территории дачных участков и вернулись в Москву, где пытались выжить в новой реальности. Эти двое через пару лет навели суету в городе и держали в страхе всех, потому что у Рыжего Чёрта была очень верная собака.

2011 год. Июнь. Тот же самый дом, в котором нашёл Жека свою верную напарницу.

Жилище хорошо сохранилось и было видно, что за ним ухаживают. Вокруг всё благоухало и цвело, а в беседке начала поспевать клубника, которая как плющ обвивала деревянную конструкцию. Прошло много лет и рыжий больше не боялся этого места, оно просто было пустым и никаких призраков здесь нет.
Жека воткнул в клумбу люпинов лопату. Он долго стоял и думал, но потом начал копать. Когда он разрыл всю клумбу, сел на крыльцо дома и закурил.

– И вправду жуткое место, но прекрасное. Теперь я о тебе знаю всё Яна и понимаю почему ты такая. Чёрт! Какой же я кретин…!

Рыжий Чёрт обхватил свою голову и сжал в сильных руках, словно хотел раздавить себе череп. Он о чём-то сожалел и хотел что-то исправить, но не знал как. Жека смотрел с болью на летний сад, который горел яркой палитрой. Из кармана он достал смятый листок с рисунком, на котором была изображена девушка в милом платье и в цветах. Жека докуривал сигарету и всё смотрел на рисунок, потом он его выпрямил и аккуратно сложил. Разрытую клумбу он начал обратно закапывать, а люпины сложил в букет скрепив их бечёвкой.
Жека покинул этот дом навсегда и больше сюда не возвращался. Когда он приехал обратно в город, заехал в спальный район, где жил. Зайдя в пустую хату, парень первым делом поставил цветы в банку и упал на кровать.

Телефон Рыжего Чёрта начал звонить, это был неизвестный номер.

–Я слушаю, – ответил вяло Жека.

–Теперь ты всё узнал, больше у меня нет для тебя указаний. Вспоминай всё Жека, времени у тебя мало.

–Что вспомнить? Эй! Владимир! Ответь! Сбросил… Что вспомнить?! Нормально что ли сказать невозможно? А-а! Я сейчас с ума сойду от этого безумия. Да пошло всё в жопу! Поехал к Алекс, она мне поможет!

Жека встал с постели и поплёлся в бар «Отверженные», где его с радостью встретила хозяйка бара. Снова Рыжий Чёрт провёл весь день в компании Алекс, а Яна опять не отвечала ему на звонки, от чего ему было ещё хуже и больше впадал в уныние и тоску.

 

2006 год. Осень. Москва.

Заброшенная квартира наполовину разрушенной многоэтажки, которая немного уцелела после бомбёжки со времён третьей мировой войны. Она закончилась 2003 году, но город до сих пор ещё не пришёл в себя. Кругом был контраст из новостроек и разрушенных домов. И мусор, он был повсюду. В полуразрушенном доме ещё жили люди и ждали, когда им выдадут квартиру в новостройке, а пока что приходится ютиться в холодных стенах здания.

Жека проснулся раньше и пошёл на кухню, всё время он пытался согреться. Парень налил две кружки горячего чая и положил на стол всё что у них было. Хлеб и плавленый сыр. Он зашёл в комнату, почти полупустую. Там на узком матраце, у стены спала Яна.

– Чай на столе, – позвал к столу Жека. Девочка вылезла из-под одеяла и медленно пришла на кухню. Парень потрогал её за руку, она была ледяной. – Ты опять замёрзла. Если холодно, то говори об этом. Я бы хоть тебе своё одеяло дал, оно теплее. – Яна ничего не сказала в ответ. По утрам она не любит болтать в отличие от Жеки.

Девушка молча пила чай, а рыжий положил на стол два паспорта.

– Теперь у нас есть паспорта. Тебе не четырнадцать, а семнадцать. А мне…, – Жека открыл станицу паспорта и посмотрел на новую дату рождения. – А мне двадцать. Как раз внешне на этот возраст смахиваю, поверят. А вот с тобой будет проблемка…, – он немного недовольно посмотрел на Яну, которая выглядела младше своего возраста. А что ей семнадцать — это вообще нечто не помещающееся в голове.

– Кто сделал паспорта? – поинтересовалась Яна.

– Один хакер из Питера. Я хотел заказать у него ещё кое-какие документы, но его уже упекли менты, – ответил Жека и подпёр подбородок рукой. Он грустно посмотрел в окно многоэтажки и хотел в тепло, а не мёрзнуть в полуразвалившемся доме.

– Очень жаль…, – сказала тихо Яна и пытались размягчить сухарь в чае, но он предательски ушёл на дно кружки.

– Умный этот чел, надо его завербовать в нашу компанию. Паспорта у нас есть. Ты готова в Питер сгонять? – От этой идеи Жека немного приободрился и даже согрелся.

– Да хоть в ад. Мне всё равно, – ответила Яна и пыталась достать ложкой размякший труп сухаря со дна кружки.

– Отлично! Тогда валим прямо сейчас. Миха скинул СМС, что менты знают где мы прячемся. Пока в Питере отсидимся.

Беспризорники сбежали из квартиры через окно, благо она была на первом этаже. Полицейские вломились в квартиру, но малолетних преступников уже не было. Открытое окно само ответило на вопрос: каким образом улизнули ребята? На столе стояли две кружки с недопитым чаем. В комнате был слышен запах бергамота. Полицейский взял одну из кружек и разбил об стену.

– Свалили! Опять! – заорал полицейский и искал какие-нибудь зацепки, может что-то намекнёт на дальнейшие действия беспризорников.

– А куда им бежать? У них нет документов, уехать не смогут. Паспорта они не получали и нигде не зарегистрированы. Им никто билеты не продаст. Сейчас без паспорта никуда не пускают. А как виртуальный код появится, то вообще тут же поймаем на горячем. Найдутся, но чуть позже.

– Сейчас они могли хоть куда убежать. Будут сидеть как крысы в подвале. Зараза! КГБ ищут девчонку и нас в это дело запекли. Поймаем их и тут же отдадим засранку в руки кгбшеников, пусть с ней делают что хотят, а пацан сядет за грабёж и мошенничество. Но перед этим — я ему все почки отобью. Так его здоровье быковское выкошу что до конца жизни помнить будет меня. Чёрт! Ещё бы чуть-чуть и мы их поймали. Дьявол! Как же эти беспризорники меня достали!

Полицейские покинули квартиру, но перед этим всё разломали, выпалили на хлам весь свой гнев, потому что упустили беспризорников.

А тем временем Женя и Яна сидели в поезде и ехали в Питер, за хакером. Скоро для них захлопнется цифровая клетка. Нужен человек, который поможет им жить свободно в этой цифровой тюрьме. Беспризорники пили чай из фирменных кружек РЖД, а проводница предлагала им местные товары, но парочке было не до этого.

– С хакером мы станем неуязвимы. Счета по щелчку пальца будем переводить себе. А паспорта могут быть хоть всех стран мира. С этим парнем у нас будут руки развязаны. Он нам нужен.

Жека убеждал всю дорогу Яну о том, что им нужны такие люди как этот парень из Питера. А она не особо верила в безумный план друга, по освобождению хакера из рук полицаев.

– А если он не согласится работать с нами? А если кинет нас? – спросила Яна.

– Когда он увидит на что ты способна, то тут же согласится на все мои условия, – ответил Жека. Он лукаво улыбнулся и потрепал Яну за пухлую щёку.

У анархии два лица — созидателя и разрушителя. Разрушители низвергают империи, превращая их в кучи булыжника, а созидатели потом строят из него новый, лучший мир. Когда булыжника достаточно, дальше разрушать не нужно.Цитата из комикса «Алан Мур, Дэвид Ллойд. V значит вендетта».

2006 год. Осень. Питер.

Беспризорники приехали в культурную столицу, но до культуры им далеко, особенно Жеке. Первым же делом рыжий купил две шаурмы, они были горячими, самое то в прохладную осень. Он шёл и откусывал огромными кусками шаурму.

– Шавуха! Ай! Горячая! Потрясно! – верещал от наслаждения Жека.

– Но это же шаверма, а не шаурма, – исправила его Яна.

– Да какая разница. У нас в Москве шаурма, в Питере шаверма. Но признаюсь, здесь она вкуснее!

Жека почти съел свою порцию, а девочка дошла только до половины шаурмы.

– Я объелась. – Яна начала заворачивать обратно в бумажную обёртку шаурму. – Слишком много для меня этой шавермы.

– Ну ты даёшь! По сути, ничего и не съела. Давай сюда! Доем опять за тобой, – сказал Жека и забрал порцию напарницы.

Пока ребята шли по центру города вдалеке виднелся Исаакиевский собор. Жека указал шавермой на собор. – О! Я знаю эту штуку, на открытках «Города России» видел. Как этот храм называется… А-а-а… Вспомнил! Исаакиевский собор! Погнали туда, хочу разглядеть его поближе, – он схватил Яну за руку и побежал по пешеходному переходу пока был ещё зелёный свет светофора. Ребята подошли вплотную к храму и начали разглядывать его. Жека смотрел на высоченные колонны. – Обалдеть! Это как они сюда эти громадины притащили. Одна колонна, наверное, тыщу тонн весит! Вот заморочились, – и похлопал по колоне, чтобы убедиться ещё раз в их крепкости.

– Здесь красиво, но также много чего разрушено как в Москве, – сказала тихо Яна. Она заметила следы бомбёжек, точно такие же как в столице.

– Да не говори. Столько людей тогда погибло. Суки! Бодров в 2003 году погиб здесь. – Жека был поклонником творчества Сергея Бодрова и даже чем-то подражал его персонажам. К сожалению, он погиб вместе со съёмочной группой во время бомбёжки. – В Питер чисто из-за фильма хотел приехать, но всё так выбраться не мог. Я прям ощущаю атмосферу «Брата». И музыка, она звучит в голове. БИ-2, Наутилус, Сплин…, – он закрыл глаза и что-то себе представил. – Но мы здесь не для экскурсий! Нам надо подготовиться. По хорошей и верной наводке, этот хакер в центральном участке, его хорошо охраняют. На днях могут увезти куда-то и вряд ли в тюрьму. Будут использовать его.

– А во сколько его заберём? – решила уточнить точное время налёта Яна.

– Ночью. Сейчас за тачкой пойдём. Мне её нужно одному человечку пригнать в Москву. Двух зайцев убьём сразу, – ответил Жека и с напарницей покинул пороги Исаакиевского собора.

– А машина нужна Адаму? Тому медицинскому брату, который тогда пулю у тебя вытащил? – спросила Яна.

– Да. Мы теперь с ним часто сотрудничаем и выручаем друг друга. А ты что-то сегодня больно болтливая. – Жека был удивлён, что напарница была более сговорчивой чем обычно. – Шаурма тебе язык развязала?

– Нет. Просто интересно, – тихо ответила Яна.

Вечером ребята уже сидели в крутой тачке и припарковались недалеко от полицейского участка. Жека смотрел на часы и заряжал свой револьвер, а Яна пистолет.

– План такой. Ты будешь тараном, а я тебя прикрываю. Только не убивай, хорошо? Охрану желательно вырубить. Это весь план, – пояснил Жека и вставил последний патрон в барабан револьвера.

– А дальше? А если их будет больше? Или погоня? – расспрашивала Яна и не верила в надёжность плана напарника.

– Я нас увезу, оторвёмся от погони. Не в первый раз. Хотя Питер… Я здесь ни хера не знаю. Можно и в тупик залететь. Хотя хакер если что подскажет. Всё! Погнали. Была не была!

Беспризорники вышли из машины и пошли в полицейский участок. Охранник при виде посетителей за бронированным окошком спросил:

– Вам куда?

Жирная рожа мента исподлобья посмотрела на ребят. Жека бросил что-то в окно, и оно разбилось вдребезги. Охранник не успел очнуться как в него выстрелил Жека и заковал наручниками, и заклеил ему рот.

– Они идут, принимай их! – крикнул Жека. Но девочка стояла, на неё летели полицейские. – Фас! Фас! Яна! – заорал он. Напарница помчалась под команду прямо на полицейских. Через пятнадцать минут беспризорники стояли около изолятора. Дверь открылась, и они зашли в камеру. В здании орала сигнализация, но это не мешало делу ребят, которые пришли за тем, кто сидел за решёткой. Из-за тени изолятора смотрел на них парень. Он сидел в тени камеры и особо не собирался контактировать с посетителями.

– Что вам от меня нужно, сопляки? – прозвенел в камере хриплый и уставший голос.

Жека прислонился к холодной решётке и показал своё лицо и огненную гриву пленнику. – Ты тот самый хакер, который взломал Пентагон и ещё пару крупных и злачных мест? – спросил он и улыбнулся как псих.

– Ну я. Вы зачем всех вырубили? Освободить меня что ли решили? Так потом и на вас охота пойдёт, зачем на такой риск идёте? – спрашивал пленник незванных гостей. Он подошёл ближе к решётке и показал своё лицо. Это был парень лет восемнадцати. Густая копна чёрных волос была небрежно уложена, а зелёные глаза пронзительно смотрели на гостей, которые ворвались в полицейский участок.

– А нам просто нечего терять. Скоро все люди получат коды и будут частью цифровой тюрьмы, а нам с этим дерьмом не по пути. Полиция нас быстро вычислит и поймает, а нам лишние проблемы не нужны. Кроме этого, у меня есть очень мощное оружие против них. Видишь ту девчонку? – сказал Жека и указал пальцем на Яну, которая молча стояла в сторонке и ждала приказ хозяина.

– Ну вижу. Что дальше? – ответил пленник. Он подошёл ещё ближе к решётке, чтобы разглядеть получше девочку.

– Она моя волчица. Зверь, если её взбесить или сказать «фас».

В этот момент вошла подмога, а рыжий отдал приказ:

– Фас, Яна!

Девочка достала ножи и быстро расправилась с полицейскими. Парень за решёткой был в полном шоке от увиденного, его даже стошнило при виде крови. А Жека с довольной рожей хвастался своим ручным псом.

– Я же говорил она – зверь!

– Вы психи! Психи! – крикнул пленник и отшатнулся от решётки, подальше от нежданных гостей. А Жека начал стелить, чтобы переманить на свою сторону хакера.

– В этом мире нужно быть психом, а не то он сожрёт тебя. Так ты с нами? – спросил Жека и широко улыбнулся.

Только сейчас хакер заметил два разных глаза Жеки. Карий и голубой. Из-за рыжих волос и разных глаз, образ беспризорника выглядел безумным и кричал о беспредельщине. Хакер был в безвыходном положении и сейчас ему нужно сделать выбор: тюрьма, эти психи или смерть.

– Что вы хотите от меня? И что сделайте если я откажусь на вас работать? – спросил он.

– Ты будешь просто взламывать то, что посчитаешь нужным, а мы прикроем твой зад. С нами ты станешь свободным человеком, – ответил Жека, но он недоговаривал о подробностях чтобы не отпугнуть хакера.

– Я, итак, свободен. Ты что-нибудь знаешь про анархию? – спросил хакер. Он решил проверить знания беспризорников и так выиграть для себя время, чтобы обдумать план побега.

– Про что? – переспросил Жека. Он вообще не понимал про что идёт речь.

– Так. Понятно. Ладно, психи – я пойду с вами. А вы взамен поможете мне исполнить давнюю мечту многих мыслителей и философов – сделать этот мир свободным. Как я понял, вы от меня уже никогда не отстанете.

– А ты сообразительный. Мне такие нравятся, понимающие с полуслова, – сказал Жека.

Он был очень доволен, что хакер без лишнего шума присоединился к их отпетой банде. Беспризорник открыл дверь камеры и выпустил пленника, который протянул руку для приветствия и представился. – Я Димон, – рыжий в ответ пожал крепко руку хакеру. – Жека, а её зовут Яна. Всё, наболтались, теперь погнали отсюда!

Димон лучше разглядел напарницу Жеки, она выглядела потерянной и печальной. И очень молчаливой для ребёнка. Хакер понял, что рыжий как-то выдрессировал её и теперь использует в своих интересах. Димон начал думать, как ему избавиться от этих психов, но пока ничего путного не придумал. Решил посмотреть, как будут разворачиваться дальнейшие события.

– Мне нужно забрать вещи. Без них, как без рук, – сказал Димон.

– Веди тогда нас и давай быстрее!

Жека дал выйти хакеру первым из изолятора, беспризорники пошли следом за ним. Пока подмога к участку не подошла, у них ещё было время, чтобы выбраться.

Димон подошёл к двери, но она была заблокирована. – Чёрт! Не попасть! – крикнул он и ударил кулаком по бронированной двери.

– Отойди! – сказал Жека и направил свой револьвер к замку двери, но хакер его остановил.

– Дверь бронированная, как и замок. То, что ты хочешь сделать –бесполезно.

– У нас нет времени думать, как открыть эту сраную дверь! Яна твой выход!

Жека отвёл от двери хакера, а Яна с разбегу пнула её что та влетела внутрь комнаты.

Димон стоял как вкопанный, когда это увидел. – Что она такое? – спросил он и ошарашенными глазами посмотрел на рыжего пацана.

– Это не твоё дело. Меньше знаешь, крепче спишь. Забирай свои шмотки и сматываемся, – грубо ответил Жека. Он был серьёзен и внушал хакеру, что с ним шутки плохи.

Димон быстро забрал с полок вещдоков свой ноутбук, детские часы, две книги и телефон. – Всё. Можем уходить, – и направился к выходу.

– Стой пока там! Не выходи, пока не прекратится перестрелка!

Жека и Яна побежали вперёд, следом за ними послышались выстрелы и крики. Когда всё стихло, Димон аккуратно вышел из укрытия и направился к выходу из полицейского участка. Вокруг валялись полицейские, пахло порохом и кровью. Димона начало тошнить от этих запахов, и он начал быстро идти к выходу. Снаружи он увидел, как большая колонна из полицейских машин шла по направлению участка. В этот момент к Димону пригнала крутая тачка, опустилось тонированное окно и появилась рыжая голова.

– Ты чего стоишь?! Бегом в машину! – крикнул Жека.

Хакер влетел в тачку и как только он в ней оказался — она тут же рванула. Жека начал гнать подальше от полицейских машин, но они их не выпускали из поля зрения и сели на хвост.

– Как выбраться из города?! Эй! Хакер! Я тебя спрашиваю! – орал Жека и гнал по трассе с бешеной скоростью.

– Туда поворачивай! Там тупик! – вовремя предупредил Димон.

– Блядь! – Жека круто повернул машину и начал сворачивать. Полицейские мигалки так и рябили перед глазами ребят.

– Сейчас налево и потом снова налево. Дальше прямо! – Димон руководил и показывал маршрут, как штурман в ралли. Жека хорошо вёл машину под его руководством и пытался оторваться от погони, но узкие дороги и улочки предательски замедляли процесс.

– Всё! Сейчас направо и налево, дальше двусторонняя трасса, она выведет из города, – сказал Димон и смог выдохнуть. Машина оказалась на трассе и гнала на всех парах.

– Они пытаются покинуть город. Нет. На машине нет номеров. Понял. Продолжить погоню, – отчитался полицейский и вернул рацию на своё место. Он ещё сильнее нажал на газ, чтобы догнать тачку в который был знаменитый на весь мир хакер.

– Нас всё равно поймают! Нам не уйти от них. – Димон всё смотрел назад и видел сколько полицейских машин гонятся за ними. – Сто процентов нас сейчас где-нибудь примут. Проткнут колеса.

– Ну тогда нам лучше разбиться насмерть! – сказал Жека и начал экстремальное движение по трассе. Он был очень серьёзен в этот момент. Главное, чтобы ему никто под руку не говорил иначе, он психанёт и тогда они точно врежутся. Тачка то и дело постоянно вылетала на встречку и пролетала мимо машин. Димон от такой езды сильно вцепился в ручку и сидение автомобиля.

– Сейчас уйдём. Немного осталось, — уверенно сказал Жека. А машина гнала с бешеной скоростью. Рыжий снова вылетел на встречку и выровнялся с фурой. Впереди уже были машины и вот-вот будет столкновение.

– Ты что задумал?! Мы же сейчас врежемся! – заорал Димон.

В последний момент Жека увёл тачку под брюхо фуры. Машина тютелька в тютельку вошла и скрылась из виду полицейских.

– Где они?! Куда пропали?! Ищите их! Они не могли просто так исчезнуть! – дал приказ начальник участка всем продолжать погоню и поиски тачки, в которой был хакер.

В темноте не было видно чёрную машину под фурой. Полицейские машины проехали мимо них. Тачка ехала с той же скоростью, что и фура.

– Ты где так водить научился рыжий чёрт? – спросил Димон. Он был в шоке от вождения парня. У него до сих пор колотилось сердце от адреналина и тряслись руки.

Серьёзное лицо Жеки исчезло, он снова стал собой. Хакер видел улыбчивое лицо через зеркало заднего вида.

– Опыт. Мы с Янкой постоянно в бегах. Поэтому ты нам и нужен. Скоро коды станут нашим новым существованием. Нам нужно как-то обходить эту хитрую систему иначе, нас прихлопнут. А жить как рабы мы не собираемся.

– Как и я, – добавил Димон, а беспризорник улыбнулся в ответ.

– Значит сработаемся. Так что там за анархия?

Жека нажал на кнопку и на машине появились номера. Он снова вырулил на трассу и смешался в потоке машин.

– Вы, наверное, видели или слышали об этом. Дайте что-нибудь, листок, ручку. Черкануть нужно кое-что.

Яна достала из своего кармана блокнотик с карандашом и передала хакеру. Он открыл блокнот и увидел там рисунки, но не обратил на них внимание. На чистом листке Димон нарисовал символ анархии и показал это беспризорникам.

– А! Видел! На стенах ребятня рисует. Ещё они митинги устраивали по всему миру с погромами и терактами. Ты один из них? – спросил Жека.

– Я создал это движение, можно это назвать оппозицией. Я тот хакер по кличке «Анархист», – ответил Димон и раскрыл все карты перед беспризорниками.

– О-хо-хо!!! Мы с тобой Янка крупную рыбу выловили, оказывается! Офигеть! – Жека прям приободрился от такой новости. – О тебе же по телику говорили. Вот так удача. А ты, оказывается, так выглядишь, неуловимый хакер? Не таким я тебя представлял.

– Мы едем в Москву? У вас есть база или угол? – спросил Димон.

– Улица – вот наш дом. Нет у нас ничего. Вечно бежим от мусоров и КГБ, – ответил Жека.

– КГБ? – Димон насторожился об упоминании организации. – А им то когда дорогу перешли?

– Из-за неё. – Жека показал на Яну, которая всё это время сидела тихо. – Это мутная история, не вникай в подробности.

– Она что-то натворила?

– Нет. Я сам не знаю, что им от неё нужно. Один раз они её уже поймали. Меня чуть не грохнули, хорошо, что я броник тогда надел. А она как-то выбралась оттуда, – ответил Жека и потрепал за волосы Яну.

Спустя два часа машина остановилась на заправке. Жека вышел, а хакер остался наедине с девочкой.

– Эй! Молчунья! Тебе сколько лет? И твоя семья где? – начал допрос Димон. – Они знают, что ты вытворяешь?

– Мне четырнадцать. Ты нам паспорта делал. Не помнишь? – ответила очень тихо Яна.

– Нет конечно. Я за клиентами не слежу. И я этих паспортов столько сделал, что тебе и не снилось, – говорил Димон и всё смотрел на Жеку из окна автомобиля. – А этому чёрту сколько лет? Двадцать?

– Женя старше меня на два года.

– Ему шестнадцать?! Вы малолетки ещё, а уже такое проворачивайте?!

– Ты тоже многое натворил в свои восемнадцать. Ты гений? – спросила Яна и повернулась к хакеру. Она показала своё лицо из-за спинки сиденья, её чёрные глаза блестели в темноте, было что-то в них отталкивающее и жуткое. Но при этом девочка притягивала своим спокойствием и тишиной.

– Можно и так сказать. Так! Ты не ответила на мой вопрос: где твои родители?

На вопрос Яна молча вернулась на своё место и не ответила хакеру. В этот момент вернулся Жека. – Горячие! Держите быстрей! – он дал горячий чай Димону и Яне ещё достал выпечку из карманов пиджака. – Мы ещё долго будем ехать. Остановимся у моего знакомого. В дорожных гостиницах нам делать нечего.

– Чай с бергамотом? – спросила Яна.

– У тебя что с носом? Конечно, с бергамотом, – ответил Жека. Он завёл машину и покинул быстро заправку.

– Ты только чай весь не выпей, мне оставь Яна.

–Ой! А я почти всё выпила. Но я булочку не ела. Хочешь?

–Давай сюда! Жрать как сволочь хочу! А-а…ещё горячая. Кайф! Тебе булку оставить?

–Нет. А чая тебе хватит?

–Допивай, я водой запью. А! Открой тогда бутылку.

–Ты только крошки там не оставь. Ой, фу… Я не буду это потом пить.

–Чё? Ты слепая? У тебя под ногами ещё три бутылки.

–А-а-а. Я не видела. Мне холодно… Печка работает Женя?

–Само собой! Эй, ты чего вся холодная опять? На мою куртку тогда, грейся Снежная королева.

–Я не королева…

–Да я так выразился. Ой, короче, забей! Всё молчи и спи.

Димон пил чай и смотрел на беспризорников. Они не казались сейчас психами, но хакеру нужно время, чтобы подумать над их предложением. Сейчас он хотел сбежать.

Через несколько часов машина остановилась у дома. Димон проснулся и увидел, как дверцы большого гаража открылись и машина въехала внутрь. Там стоял бородатый мужик. Жека крепко его обнял и что-то сказал ему. Мужик махнул рукой ребятам и жестом позвал следовать за ним.

– Переночуем здесь, а завтра уже будем в Москве. Нам всем нужно отдохнуть, но в первую очередь мне, – сказал Жека.

– У меня свободно только это место. Там две кровати. Поместитесь, – сказал тихо хозяин дома. Он дал ключи от комнаты и ушёл.

Ребята вошли в комнату. Там и в самом деле было две кровати и стол, больше ничего.

Жека тут же упал на кровать. – Я вырубаюсь, – и уснул.

Яна села на пол и что-то начала рисовать в своём блокноте.

Димон сел за стол и включил ноутбук и то, что там было его не обрадовало. – Чёрт! Вытащили чип! Эй! Ты! Как тебя там? Яна! Дай свой нож, – попросил хакер. Девочка передала ему нож и подошла ближе, чтобы посмотреть, что там делает парень. Димон засучил правый рукав лонгслива и стал что-то щупать в руке, потом он сделал надрез и начал вытаскивать оттуда маленький чип. – Дай мне что-нибудь. Там вату или тряпку. – Яна достала из своего кармана платок и передала Димону. – Надеюсь не с соплями? – он немного брезгливо взял платок и приложил к ране.

– Нет. Он чистый. А что ты делаешь? – спросила Яна.

– Как тебе объяснить… Возвращаю себе прежнюю жизнь, только виртуальную, – Димон показал маленький чип девочке, который уже отёр от крови. – Здесь вся моя жизнь, мои труды и путь ко всему.

Хакер открутил ножом гайки с задней крышки ноутбука и достал какую-то штуку в которую вставил этот чип. Яна ничего не понимала, но ей было интересно. Затем Димон включил ноутбук, и ввёл пароль.

– Они не знают, что у меня есть второй чип. Нужно скопировать данные с того чипа и перенести данные сюда. Так. Пусть перекидывается. Я их всех сейчас нагну. Пустышку потом вставят. Думали, что им просто так всё отдам, – Димон сам с собой разговаривал, но чувствовал взгляд Яны. – А ты чего не спишь? – и не любил, когда смотрят как он работает.

–Не хочу. Всё равно ничего не снится.

– Понятно… Тогда держи, зверь. Мне уже не нужно читать это от скуки. – Димон передал Яне две книги которые читал пока, сидел в камере. Девочка пыталась прочитать названия книг. – Б-у-р-а-т-и-но. Ч-ч-и-п-о-л-л-и-но, – хакер ужаснулся от того, что беспризорница в таком возрасте не умеет толком читать. – Ужасно читаешь! Ты вообще в школу ходишь? И ты мне так и не ответила, где твои родители? Вы оба сироты? Как вы вообще познакомились? Или вы брат с сестрой?

– Нет. Нет. Нет. На всё – нет. И читать – нет, – грустно ответила Яна и сильно сжала книги. Её лицо покраснело, девочке было стыдно за то, что она плохо читает в своём возрасте.

– Вы оба что ли ни фига не учились?

– Так уж вышло, – ответил Жека и встал с кровати. – Можете потише говорить. Спать же хочется, – он взял сигареты и вышел из комнаты.

Димон положил свою руку на плечо Яны и сказал:

– Ну хоть читать тебя нужно научить, монстр. Вижу, что ты тянешься к знаниям, но этот Рыжий ЧОрт тебе покоя не даёт. Ведь так? – но девочка не ответила на вопрос парня и молча пошла следом за Жекой как верный пёс. – Что этот придурок с ней сделал? – хакер обеспокоился такой чрезмерной верности девочки к хозяину, а главное её жестокости. – Она вообще понимает какие приказы, выполняет или ей всё равно? – Димон решил узнать об этом и выяснить все подробности, но позже. Сейчас у него есть неотложные дела, которые нужно скорее решить.

Жеки и Яны не было где-то час. Потом вернулся рыжий, он в руках нёс спящую Яну и тихо уложил её на кровать. Сам лёг рядом. А Димон всё сидел за ноутбуком до самого утра и отсыпался потом в машине. Главное он всё сделал и успел до того, как власть начала паниковать. Тот чип сейчас можно выбросить в мусорку. На свободе сейчас человек, у которого есть все ключи и козыри. И он всегда будет на шаг впереди.

Спустя месяцы Яна более уверенно читала Буратино под контролем Димона. Дела у ребят шли хорошо. Хакер сделал всё что просили беспризорники. Теперь не нужно прятаться и они больше не жили в подвалах или полуразрушенных домах. Дальше ребята уже начали думать как анархисты.

Димон раскручивал свой сайт, к анархии присоединялось очень много людей, особенно молодёжи. Теперь нужны деньги и люди, которые будут лицом Анархии. Димон уже приметил для этого дела Яну и Жеку. Они как раз подходят. Пока хакер думал об этом, он сидел за компьютером и взламывал банковский счёт, а Жека чистил в это время револьвер. Пока они работали вместе пару месяцев, то парню из Питера, Жека показался не таким уж и психом каким казался при первой встрече. Но Димон эту парочку всё равно побаивался.

Первое впечатление о беспризорниках было крайне негативное, а Жеку хакер воспринимал как жестокого мальчишку, который выдрессировал убийцу в теле хрупкой девочки. Но спустя пару недель Димон не замечал жестокого обращения к Яне со стороны Жеки, а даже наоборот – он заботился о ней и беспокоился, особенно когда она пропадала ни с того ни сего. А вот Яна была странной: молчаливая, безэмоциональная и очень тихая. С первого взгляда не скажешь, что она может безжалостно убить кого-то. Хотя тех полицейских она ранила и с ними сейчас всё в порядке, но Димон точно знал, что она убивала.

Димон посмотрел в сторону Жеки, он уже закончил чистить свой револьвер и начал заряжать барабан свинцом. Хакер решил спросить рыжего напарника про Яну, почему она такая, уж очень было интересно узнать хоть что-то про эту молчунью.

– Жека, – окликнул его Димон.

– Чего? – откликнулся на своё имя рыжий.

– И давно Яна выполняет все твои приказы? Как ты её выдрессировал?

– Дрессировал? Я? Никогда я этим не занимался. Она такая смурная и молчаливая, сколько её помню. А команда «Фас» — это так, случайность, как и «Фу, Яна». Я же говорил, что она волчица. Не знаю сколько лет она жила одна в том доме, может всю жизнь. Вот и одичала.

Димон решил вывести на чистую воду вруна, он понял, что тот что-то темнит.

– Тогда как она начала понимать, что нужно делать под твои команды?

– С испугу. «Фу, Яна! Не трогай меня!», как-то так. Она же кидалась на меня первый год нашего совместного скитания по Москве. Я же её привёз сюда не силком, она сама согласилась пойти со мной. А когда начала скулить, чтобы я её отвёз обратно, то стала рычать и кусаться. Вот я её привёз туда, где нашёл, но там никого не было. Дом был пустой. Только записка на столе: «Если кто-то жив, то приди ко мне. Отец Владимир». Примерно так написано. Я её спросил кто этот отец Владимир, а она пожала плечами, мол не знает. Но вот зараза, после этого она начала пропадать! Знает сучка этого Владимира и ходит к нему. А этот хрен точно знает о ней всё.

– Ты говоришь о доме… У Яны есть дом? Что это за место?

–Территория подмосковных дачных участков. Её дом на самой окраине находится, не с первого раза найдёшь. Вот я её вернул тогда, а она всё около цветов топчется и скулит, гладит их и землю. У неё что-то с башкой не в порядке, это точно. Вот я её обратно привёз в Москву, только лучше для неё сделал. А то бы там она точно одичала ещё больше. Знаешь какая она сильная и неубиваемая, в прямом смысле. Я своими глазами видел. Знаешь, как я её бывает, боюсь. Вот проснусь утром и обнаружу на соседней подушке свою же башку. Только один хер знает что творится у неё в голове. Она слушается меня и это очень хорошо. Но сколько сил я на это приложил ты не представляешь. Это как дикого волка приручить к себе. Вроде кажется ручным, но не знаешь что ему в голову взбредёт и как откусит что-нибудь, – пока Жека говорил, Яна стихла и перестала читать, слушала что о ней говорит напарник на другой стороне большой комнаты.

– А ты знаешь, что именно сделало её такой? Где её родители? Семья? – у Димона был хоть и мягкий голос, но по-мужски громкий. Яна услышала, что спросил хакер у Жеки и сильно вцепилась в книгу.

– Нет. Она ничего не говорит. Как только начинаю с ней этот разговор – она тут же в слёзы. А я почему-то не могу смотреть, когда она плачет. Вообще терпеть не могу слёзы и сопли, – Жека прервал разговор, вспомнил что до сих пор держит в руке последнюю пулю, которую нужно заправить в барабан револьвера. Димон заметил, что рыжий никогда не выпускает из своих рук это оружие.

– А револьвер у тебя откуда? Украл?

– Отвоевал в смертельной схватке. Пришлось продырявить одного торгаша, который решил пострелять в нас. Это его револьвер. Прикинь чуть нас не убил из-за куска хлеба, в прямом смысле. Он Янку тогда швырнул в окно, та грохнулась с четвёртого этажа. А я еле справился с этим жирдяем и помчался вниз. Думал, что всё, больше нет у меня напарницы. А мы тогда так хорошо сработались, у нас столько схем было. Ей прикинь люди просто так верили! Она своим милым голосочком жаловалась, что вот, она дитя войны, мама инвалид, кушать нечего, папа на войне погиб. Ей люди просто, без лишних слов давали деньги, еду и одежду. А меня в шею гнали, когда я то же самое говорил.

– Яна упала с четвёртого этажа… Что дальше, рассказчик хренов? – хакер вернул Жеку в начало его повествования.

– Что дальше… Валяется. Думал всё, это конец. Но хрена с два! Она встала и на ней даже ни царапинки. А потом появился напарник того торгаша и …, – на этом месте Жека осёкся и прекратил рассказ.

– И…? – намекал на продолжение Димон.

– И я тогда с испугу впервые крикнул: «Фас!» – Жека на этом моменте застыл, словно что-то вспомнил и закусил губу. По его лицу было видно, что он не знал, как это всё описать, не мог подобрать слова. – Да просто сбежали и всё.

Димон понял, что Жека решил не договаривать. Что-то там было, что рыжий решил не говорить об этом. И хакер заметил, что давно не слышит, как Яна читает. Она их внимательно слушала и смотрела в одну точку, как робот не шевелилась, словно зависла.

– Я сказал тебе вслух читать, – скомандовал Димон.

– Про себя я быстрее читаю, – пробурчала себе под нос Яна и продолжила чтение.

– Главное не просто читать, а понимать, что написал автор. Вникать в его мысли что он передал в сюжете, посылы, контекст.

Димон дал девочке установку, а сам вернулся к своей работе, но в этот день его голова была забита не этим. Парню стало интересно что же такое эта Яна. И что недоговаривает о ней Жека.

Спустя ещё месяц Яна читала уже намного лучше и понимала, что написано в книге. Она перелистнула страницу и увидела иллюстрацию, где был изображён Пьеро. Он был грустным и его образ чем-то напоминал внутренний мир девочки. Она вырвала листок с иллюстрацией и потом села перед зеркалом. Яна достала гуашь и нарисовала себе такой же грим как у Пьеро. Жека увидел перевоплощение подруги.

– Неплохо! Зачем нам маски когда грабим? Вечно не слышим друг друга из-за куска пластика. Я тогда «Вороном» буду. – Женька криво, косо нарисовал такой же грим как из фильма. – Похож? Да? Бля… Круто смотрится и ужасающе. Надо костюмы купить чтобы мы прям на стиле были.

Димон, Женька и Яна шли по залу банка и достали оружие. Рыжий выстрелил в воздух из своего револьвера. К ним повернулись люди и сотрудники банка. Они увидели двух парней и девушку в костюмах и с одинаковым гримом.

– Всем стоять на своих местах! Это ограбление! – закричал Жека и навёл ужас на посетителей и сотрудников банка. У него это хорошо получалось, играть психов и конченых мудаков. Только потом он не будет видеть грани между игрой и реальной жизнью.

После ограбления, ребята нарисовали баллончиком знак анархии на двери сейфа. Так началось движение анархистов.

Димон«Да не похож я на него! Полинка, чтоб тебя! Эта девчонка вечно насмотрится аниме и начинает всем дурацкие прозвища давать«Да не похож я на него! Полинка, чтоб тебя! Эта девчонка вечно насмотрится аниме и начинает всем дурацкие прозвища давать. «Димочка, а ты знал, что ты очень похож на одного персонажа?». И теперь все меня называют: «Сакамото». Решили меня так выбесить, но мне пофиг. «Ты потрясающий как Сакамото!». Фу, блин! Аниме – это больное ублюдсво. Единственное, что мне зашло так это: «Берсерк» и «Тетрадь смерти». Хотя не спорю с Полинкой, что я потрясен, как и все хакеры. Не люблю много разговоров, поэтому просто перечислю важную инфу о себе, если вам конечно интересно. Люблю вкусно поесть, сидеть в одиночестве и заниматься своими делами. Терпеть не могу душнил и начальников, поэтому я нигде не работаю. Это из-за меня все в нашей банде — анархисты и мы эту идею вливаем в массы. Основной акцент мы делаем на молодёжь, они пока ещё способны слышать голос разума. Более старшее поколение промыто пропагандой, в их мозгу давно свет потух, ходят как зомби со своими скрепами, в общем – душнилы. Как появилась Полинка, то всех нас подсадила на аниме, а я терпеть не могу эти все ванильные нежности или плод больного воображения. Хотя есть и хорошие работы от азиатских братьев. Полина… Жалко девчонку, такая нежная, жизнерадостная и искренняя… Но дурная! На сегодня хватит разговор, у меня полно работы».

«Я не хотел. Я не хочу. Но мне осталось лишь одно — уничтожить этот мир! Лжедемократию, диктатуру и больную на голову власть! И построю новый мир, в котором будешь жить ты. А я умру в своей боли и пустоте… В пустоте.» Димон.

2003 год. Питер. Весна.

Скоро конец учебного года. Диме уже пятнадцать лет и 8 класс скоро будет позади. Сегодня было тепло и солнечно, что редко для Питера. Мальчик пригрелся в тёплых лучах весеннего солнца, но его солнечные ванны были прерваны одноклассницей, которая любила трепать его за густые чёрные волосы.

– Ты когда подстрижёшься коротко Димка? – решила узнать, когда произойдут скорые изменения внешнего вида одноклассника.

– Хватит трепать мои волосы! Бесит! Ты хоть знаешь, как их сложно уложить? Вот что у меня сейчас на голове?!

Дима пытался прибрать свои непослушные волосы, но не получалось. А одноклассница, хихикая начала уходить и напоследок взъерошила волосы парня. Её громкий смех был прерван гулом сирен – это была эвакуация. Дети вышли из класса, в коридоре началась суматоха и гул. Учителя стали эвакуировать детей в ближайшие бомбоубежища, точнее для них – это было метро. Длинная колонна из детей и учителей шла к станции метро, которая находилась очень близко к школе.

– Да чё паниковать! Опять ложная тревога. Никто бомбить нас не собирается. Да и наши военные этого не допустят, – говорил всем один из учеников школы.

Девочка из начальных классов остановилась и показала пальцем в небо, она что-то увидела, – Там птицы. Много птиц! – но это были не птицы, а самолёты.

При виде, как самолёты летели в сторону города – все стали паниковать и началась давка на пути в метро.

– Да это наши летят. Охраняют воздушное пространство, – говорил всё тот же мальчик. Но к тому эшелону летели наши самолёты и начали сбивать вражеские.

– Всем в укрытие бегом! – закричал басом директор оставшейся колонне. Он держал дверь входа станции метро и гнал детей внутрь. – Бегом! Бегом! Живее! Не убейтесь на лестнице только! – кричал он.

Димон в этот момент был в давке, но видел, как в небе горели и падали самолёты прям на город и на район, где была его семья. Следом послышались первые взрывы бомб. Город стал гореть и дымиться везде. Дима застыл от этого ужаса, что творилось вокруг, его ноги не слушались словно, вросли в асфальт. В этот момент ученика схватил директор и потащил за собой. Они были последними кто эвакуировался.

– Бегом вниз! Живее Дмитрий! – командовал ему директор.

– Но там моя семья! Как они…, – кричал Дима.

– Они эвакуировались. Не переживай за семью! Не медли! На счету каждая секунда!

Директор гнал ученика вниз по эскалатору. Стены метро дрожали от авиационных ударов, от этих звуков сердце Димы билось ещё быстрей. Он начал считать снаряды, они падали в такт пульса мальчишки.

Внизу метро люди дрожали от страха. Маленькие дети обнимали старших и плакали, кто-то кричал «мама». С поверхности доносились взрывы и толчки. Казалось, что вот-вот бомбы достанут до них и прямо здесь взорвутся.

Дима сидел подальше от всех у стены, ждал и постоянно смотрел на часы. – Одиннадцать часов и тридцать минут. До сих пор бомбят. Там, наверное, от города ничего не осталось…, – он всё считал время и в голове посчитал каждую бомбу, которую слышал. – Шестьдесят три, четыре, пять… Да сколько же там у них этих проклятых бомб?! – и ужаснулся от того, что сейчас происходит на поверхности. Он не успевал считать все снаряды, а только те, которые мог слышать и чувствовать через стены метро.

– Развязал этот старый урод войну, теперь мы должны сидеть здесь! – возмущался мужик, который сидел рядом с Димой. – Сколько людей должно погибнуть?! Сколько?! Брат погиб, сейчас и я здесь подохну. Не хотят люди жить в мире и согласии, вечно воевать им нужно. Хотя люди не хотят воевать, это нужно грёбанной власти. Используют нас как живой щит для своих кровавых партий. Для зрелищности! Все беды идут от власти, от этих президентов, парламентов, чиновников… Все они служат Сатане! Ненавижу их!

Дима сидел и молча слушал откровения мужика, который был доведён до отчаяния. У большинства находящихся здесь людей уже не было домов и даже близких или знакомых. Война забирает всё что тебе дорого и никогда не вернёт украденное. Никогда. Пока об этом думал Дима, на поверхности всё стихло.

В метро спустились военные, не наши. Они говорили по-английски: «Гоу! Гоу!». Люди начали выходить из убежища, а когда вышли то увидели один лишь пепел и разруху. Военные повели людей на ближайшую площадь, там стояли огромные мониторы. Людям включили трансляцию с последней речью президента. «Но не всегда будет мрак там, где он огустел», — только это запомнил Дима. Затем президента расстреляли так как он открыл огонь по военным. После этого была объявлена капитуляция и прекращение войны.

– Война закончилась? Всё? Мы проиграли? – начали спрашивать люди.

– Кто мы? Воевал весь мир. Здесь нет победителей и проигравших. Громов был последним из этой шайки, точнее президентом старого мира. Мы сейчас будем жить в новом мире, – сказал мужик и спокойно закурил.

После информирования военные повели людей в лагерь. Колонна, в которой был Дима шла мимо квартала, где был его дом, но вместо жилища осталась лишь груда камней и арматуры. Сердце мальчишки словно остановилось. Он побежал в сторону своего дома, военные что-то кричали ему:

– Стоп! Гет ин лайн! Катч зэ бой!

Но Дима их не слышал и не желал слушаться. Он добежал до груды камней, которые, когда-то были домом и начал раскидывать их в поисках ответов. – Они живы! Живы! – убеждал себя Дима.

Военные прибежали к мальчишке, но поняли, что делает и не стали трогать его. Дали ему время. Другой военный подошёл к ним и один из них сказал ему:

–Файф минетс, – мол пять минуточек и заберём мальчишку.

А Дима в это время всё рыл и рыл. Его руки были исцарапаны об осколки и бетонную крошку, но останавливаться он не собирался. Парень вытащил арматуру и бросил в сторону, в этот момент часть плиты начала сходить с груды камней, под ней были ещё обломки и там виднелись маленькие пальчики в пыли. Дима медленно подошёл и начал убирать крошки от бетона, а там была рука ребёнка и она уходила вглубь обломков. Но что было на руке заставило парня рыдать. Это были детские часики точно такие же как у его младшего брата Матвея. Димон не остановился на этом и дальше начал зачищать место. Ему было больно, он задыхался от пыли и слёз, но он рыл дальше. Он увидел ещё одну руку, которая обнимала тело мальчика. Это был отец, это его рука и его рубашка. Он в последний момент обнял сына и перед тем, как… Как погибнуть. Дима сделал ещё пару движений, стряхнул мелкие обломки и увидел лица, в пыли, ссадинах. Это были они! Дима отшатнулся от тел и заорал так громко как никогда. Этот крик шёл не из него, а словно из глубин боли и отчаяния. Дима почувствовал, что-то под правой пяткой – это была нога и знакомая туфля. Рядом лежала мама. Здесь была его семья. Все. Никто не выжил и не эвакуировался. Их просто завалило обломками. Они погибли.

– Я не верю… Этого не может быть! Это страшный сон! Кошмар! Мне это снится! Снится! Проснись! Проснись! – кричал себе Дима и бил себя в грудь.

Военным надоело ждать, и они схватили парня, но он вырвался из их рук и начал орать, кричать и бросать в них обломки! Дима не знал откуда у него появились силы, гнев наполнял каждую его мышцу. Он был самым высоким в классе, но сутулился и во время агонии выпрямился. Парень стал выше военных, которые направили в его сторону оружие. Он внушал им опасность и непредсказуемость своих дальнейших действий.

– Будьте вы прокляты! Зачем бомбить мирный город твари! Воюйте вы в полях! Я не знаю там в космосе! Но в не городах, где живут люди! Я вас ненавижу, особенно ваших кукловодов!!! Ненавижу власть! Люди и без власти могут жить спокойно! Никто ни над кем не властвует! Мы все равны друг перед другом! Никто не враг! Мы хотим жить и развиваться! А вы нас стравливаете друг с другом! А сами празднуйте свои победы и жрёте с общего стола. Жрёте боль и страдания людей! Я уничтожу всю власть на этой планете! Это больное ублюдство! Никогда кучка подонков не станет управлять народом! Никогда! Пока я живу – сделаю всё, чтобы уничтожить вас! Шлюх режима и ваших сутенёров! – Димон говорил это как шакал, как дикий зверёныш.

Военные ничего не поняли, но наши всё поняли и подписались под каждым словом пацана. Особенно у кого ничего не осталось из-за войны. Один из военных устал сюсюкаться и выстрелил в школьника дротик со снотворным. Дима потерял сознание и уснул. Проснулся он в лагере. Рядом с ним сидел директор.

– Очнулся. Ну и напугал ты нас всех здесь. Мы думали они тебя расстреляют. Конечно, я понимаю твои чувства, но нужно жить как-то дальше. Сейчас таких, как ты пол мира. Нужно постараться нам всем жить в новой реальности. Придётся это сделать ради будущего, – сказал директор. Он похлопал ученика по плечу и ушёл к остальным.

А Дима, когда пришёл в себя, сел у печки, которая стояла в центре палатки и достал часики брата. Он протёр их от пыли и посмотрел на время: 11: 35. Они остановились ровно тогда, когда закончилась бомбёжка и именно тот снаряд, который был семьдесят пятый. Последний. Это он убил его семью.

В этот день, 12 мая, Дима похоронил родных и себя. Он решил во что бы ни стало изменить этот мир. Пятнадцатилетний мальчишка понял, что лучший способ, чтобы свергнуть власть – это анархия. Сначала он взломает все сайты критической инфраструктуры военных блоков, потом взломает Пентагон и остальные крупные корпорации, которые захватили власть по всей планете, а потом революция под знаменем Анархии. Никакой власти! Народ должен быть свободен. Никакой гегемонии и диктатуры.

После того как Дима остался один и стал сиротой, его отправили в интернат, но пробыл он там год, потом сбежал и уже через два года стал успешным хакером под псевдонимом «Анархист». Он создал сайт, где люди начали собираться на зов матери – анархии и порядка. Дима был организатором крупных митингов по всему миру, что сейчас за ношение символики анархии или атрибутов могут дать реальный срок. В США даже на 10 лет за это садят. Понятное дело началась охота на «Анархиста». Никто не знал его в лицо, зато знали, что он натворил по всему миру. Как взламывал сайты, снимал огромные суммы со счетов банкиров, чиновников и прочих. Мог взломать электростанцию дистанционно или захватить управление подлодки. Неуловимый хакер мог всё, до чего мог добраться его гениальный ум.

Дима был гением – это безусловно. Его было невозможно поймать, всё просчитывал до мелочей. Молодой парень постоянно менял квартиры, даже города и страны. Обводил вокруг пальца лучших детективов, но в 2006 году был пойман. Его сдала девушка, с которой он встречался. Продалась, как шлюха мусорам. А ещё трахалась с детективом, который преследовал Димку как пёс. Предательство, измена, одиночество. Парень из серого Питера стал максимально избегать людей и приобрёл черты интроверта и социофоба. А любовь для него стала пустым звуком. Дима любил ту девушку, сильно, но она с ним была чисто из-за денег.

– Любовь спасёт мир… Хуйня полная! – кричал это Дима, сидя в камере изолятора.

Хакера сегодня ждал очень жёсткий допрос. К своим восемнадцати годам он натворил столько что одного пожизненного срока мало, но убивать парня не собирались. Такой человек нужен власти.

После изнурительных допросов и избиений, Дима сидел в камере уставший и подавленный, в первую очередь от предательства. Он остро ощущал себя одиноким и брошенным всеми, его даже никто не будет ждать на свободе. Никто не придёт на свидание или просто напишет письмо. Дима читал Буратино и Чиполлино, только это его спасало от мысли о самоубийстве. Он смотрел на всё, чем можно себя прикончить, но ничего не было, даже шнурки с его кроссовок сняли. Пришлось хакеру сидеть в мрачной камере и ждать. По разговору с полицейскими и людьми в штатском, его завербуют в госорганизацию и под дулом пистолета гениальный хакер будет выполнять всё, что захочет власть.

Много раз Дима думал, как сбежать, но полицейский участок был хорошо охраняем и за хакером следили 24 на 7. Но никто не знал, что к ним нагрянут конченые психи. Ой как не знали и потеряли хакера навсегда.

С этого момента хакера по кличке «Анархист» никто не смог поймать, и никто не сдал его, ведь Димон сделал самый удачный ход в своей жизни. Он выбрал психов и не пожалел об этом.

А пока гениальный хакер сидел и думал, как ему побыстрее сдохнуть, чтобы его не использовала власть – Жека с Яной шли уверенно к полицейскому участку.

Димон услышал, как сработала сигнализация и подошёл к решётке камеры. –Там что-то случилось. Вы будете сидеть здесь? – спросил он у полицейских, которые его охраняли.

–Да. Ты один не останешься хакер. Нам отдан приказ – охранять тебя, – в этот момент послышались выстрелы и крики. – Что там?! Кто-то ворвался в участок! Нужно предупредить остальных! – сказали полицейские и покинули изолятор.

–И кто сюда ворвался? Не уж-то кто-то узнал обо мне? Но кто? Или это пришли не за мной? – размышлял Дима и ждал.

Прошло несколько минут, и перестрелка прекратилась. Хакер вслушивался в тишину и слышал шаги, которые направлялись к изолятору.

– И это место хорошо охраняемо? Вы серьёзно?! – говорил Жека и уверенно шагал по коридору полицейского участка города Санкт-Петербург.

У двери изолятора было слышно, как кто-то говорил. –Парень и…девчонка? Может ещё кто-то. Они стоят около моей двери, хотя напротив сидит тоже какая-то шишка. Хм…? Ждём, – размышлял про себя Димон.

А в это время Жека стоял около двери, которая вела в изолятор. Он достал расчёску из кармана полицейского, которого вырубила напарница и прибрал свои волосы, и стряхнул грязь со своего пиджака.

– Так. Я выгляжу как псих? – спросил Жека.

– Не особо. На бомжа похож больше, – ответила Яна. – Этот пиджак такой старый, зачем ты его носишь до сих пор?

– Я сын бомжихи, недалеко ушёл. Этот пиджак для меня многое значит. Это подарок дяди Антона. Не могу я от него избавиться, он впитал всю мою боль и одиночество. Похоронишь меня именно в этом пиджаке. Поняла?

– Ты не умрёшь. Но я поняла, – как всегда, спокойно или как робот ответила Яна.

– Ну-ка, а так похож?

Жека маньячно улыбнулся и подставил дуло револьвера к виску.

– Сейчас очень похож на психа, – уверенно ответила Яна.

– Всё, я вошёл в образ. Погнали!

Деверь в изолятор отворилась и Димон увидел парочку, которую будет бояться, но любить одновременно.

2007 год. Москва. Лето.

Димон уже приобрёл в столице квартиру и подстроил её под себя. Стены были тёмно-серыми, как и мебель, всё было выдержано в строгих тонах. В доме ещё пахло свежим ремонтом и краской. А вид из окна был просто космическим, богатые кварталы Москвы так и сияли на фоне ночного неба. Но любованием пейзажем было прервано звонком в дверь. Димон стоял у окна и не подходил к двери.

— Никого нет дома, — сказал он про себя.

За дверью послышался тихий голос Яны. – Я знаю, что ты дома Дима, – и слегка пнула в дверь.

– С какими чертями её сюда принесло?

Димон недовольно подошёл к двери и открыл вход в свою обитель. Яна вошла в дом и тащила на себе Жеку, и бросила его на кровать Димона.

– Э-э-э! Этот кусок дерьма клади вон туда, а не на мою кровать. Ещё всё заблюёт здесь.

Хакер бухого в хлам Жеку перекинул на матрас, который заменял диван в комнате.

– Зачем сюда с ним притащилась? Почему не в гостиницу? – недоумённо спросил Димон.

– А что я буду с ним делать если он обоссытся или облюётся? Как я его раздевать буду, а мыть тем более. Ты парень. Вот, – Яна указала на Жеку. – Ты знаешь, что делать.

А Димон офигивал в этот момент от наглости девушки. – Ты этого обдолбыша на меня оставляешь? Мне делать нечего?! А сама куда пошла?

– Я никуда не иду. Может и ничего не произойдёт. Кто знает…

Жека в этот момент начал крутиться и расстёгивать штаны. – Ссать хочу! – орал сирота и начал расстёгивать ширинку.

Яна закрыла глаза, и сказала:

– Вот про это я имею в виду! Сделай с этим что-нибудь!

Димон схватил Жеку и поволок его до туалета. – Ты мне только нассы здесь алкаш хренов! – ругался он на Рыжего Чёрта.

– Не алкаш, а просто день немного не задался…, – что-то бурчал себе под нос пьяный Жека.

Димон приволок обратно рыжего и бросил его на матрас.

– Я спать. Ты как хочешь. Паси его или сторожи, как ты обычно делаешь.

Хакер лёг на кровать, которая находилась напротив матраса. А Яна всё сидела и смотрела в одну точку. Она даже не думала ложиться спать. Да и куда? Всё занято. Димон тоже не спал, он решил предложить свободное место Яне. Не всю же ночь сидеть и сторожить рыжего мудака, нужно как-то отдыхать.

– Ты можешь лечь рядом со мной. Если спать, конечно, хочешь.

Яна тихо легла на самый край и смотрела на Жеку, который то и дело ворочался во сне. А Димон уснул и проснулся от того, как Жека кричит:

– Проснись! Открой глаза! Прошу! Поговори со мной! Просыпайся!

Хозяин квартиры встал и увидел, как к рыжему подошла Яна.

– Я не сплю. Ты чего кричишь? – говорила тихо она и медленно подходила к напарнику.

– Обними меня. Пожалуйста. Не оставляй одного…, – Жека жалостливо просил об этом Яну.

Она обняла сироту и тихо лежала рядом с ним. Гладила его по рыжей голове. Димон вернулся на свою постель и решил снова уснуть, но Жека не давал. Хотя хакеру было интересно слушать о чём говорят беспризорники.

– Ты опять во сне кричал. Тебе что-то снилось? – начала спрашивать Яна.

– Да. Мне снился дом. Во снах у меня есть семья. Дядя Антон усыновил меня несмотря на то, что у него трое детей. Во сне я их всех так безмерно люблю… Я очень боюсь не видеть сны, потому что там я счастлив и любим, –говорил это Жека тихим и дрожащим голосом. Он сдавливал слёзы и боль.

– А здесь ты не счастлив? Ведь теперь у тебя есть всё о чём ты мечтал.

– Я не знаю Янка. Не знаю… Просто я хочу навсегда уснуть тем сном и больше сюда никогда не возвращаться.

– А я есть в твоих снах? – очень тихо спросила Яна.

– Я не помню. Друзей у меня много, это точно. А тебе снятся сны? – спросил Жека.

– Нет. Только один и то очень редко, – ответила Яна и всё так же держала в своих объятьях рыжую голову.

– И какой же? О чём твой сон?

– Словно под ногами стекло, а за ним свет. Я хочу его разбить, чтобы увидеть этот свет своими глазами, но не могу. Знаю, что там… Там…, – Яна не знала, как это описать и просто смолкла.

– Так что там? – спросил её Димон, который не спал и слушал их. – Семья? Дом? Брат? Отец? Мать?

В комнате воцарилась тишина. Беспризорники не знали, что их разговор слушает кто-то ещё. Жека приподнялся с подушек и посмотрел в спину Димона, который не поворачивался к ним.

– Какой ещё брат? – спросил у хакера Жека.

– Мой брат. Матвей. Я тоже вижу хорошие сны, где он уже совсем взрослый, старшеклассник. Мама с папой всё нарадоваться не могут на него. Вижу во снах как мы все вместе ездим в Карелию и Финляндию. А когда я открываю глаза, то вижу серые стены и пустоту. Затем возвращается боль из прошлого, – Димон начал говорить тихо, почти неслышно. – Я зову их, но они никогда не придут. Ты остался один навсегда.

Беспризорники никогда не слышали откровения хакера, даже Яна повернулась в его сторону и смотрела ему в спину.

– Что случилось с ними Димка? – спросил тихо Жека.

– Они погибли во время бомбёжки в 2003 году. Не успели эвакуироваться. Может и у Яны семья также погибла, поэтому она и молчит. Я тоже молчал. Когда тебя просят рассказать о таком, то тебе приходится всё вспоминать, переживать заново тот ужас, – в этот момент Димон повернулся к беспризорникам. Из его зелёных глаз шли слёзы, ему было больно вспоминать прошлое, но высказаться тоже нужно. – Потому что тяжело терять то, что тебе было очень дорого. Тебе не понять этого Жека, ты один изначально, ни к кому не привязан. Поэтому ты не можешь понять тех, у кого была семья. Перестань Яну спрашивать о родителях, они точно погибли. Её молчаливость, печаль и тоска в глазах – говорит об этом.

–Вот как…, – тихо сказал Жека.

–Они же погибли? Ведь так Яна? У тебя было всё в отличие от Жеки. Ты такая же, как я. У тебя была семья, но её силой отняли.

Пока говорил хакер, Яна тихо сидела и молчала. Жека увидел, как медленно капали её слёзы на матрас. Он обнял её и прижал к себе. – Так они погибли? Поэтому ты молчала? Да? – и пытался успокоить напарницу.

– Я хочу домой…, – только это смогла сказать Яна и полностью ушла в себя. Молчала и стала как фарфоровая кукла, без каких – либо эмоций.

– Нет у нас больше дома и семьи Яна. Ты можешь выбрать только два пути: разрушения или жизни. Я за жизнь, а вы сами решайте по какой дороге идти. Только обречённые смогут спасти этот мир, кому уже нечего терять…, – сказал Димон и вышел из комнаты, оставив наедине беспризорников.

– Хочешь мы снова приедем в тот дом? Хоть он и жуткий, но и я уже не тот мальчишка, которого можно чем-то напугать. На пару дней? Как думаешь?

Жека хотел хоть немного приободрить Яну, но она помотала головой и ничего не хотела. Ничего…

Уже с ранних лет Влад не стоял в стороне когда видел несправедливость и беззаконие. Всегда был на стороне слабых и готов пойти на любой риск ради победы.

2003 год. Пермь.

Сон. Влад видит, как над ним стоит мужчина в очках. Картинка была замыта, а голос звучал словно издалека. Но отчётливо было слышно:

– Получилось! Мальчик будет жить… О Боги… Так эта штука очень опасна в руках сумасшедших. Нужно уничтожить все мои труды, пока не пришли «они».

Картинка перед глазами потемнела, и мальчик открыл глаза. Он и увидел, что за окном уже день. Снаружи были слышны крики друзей:

– Влад! Ау! Выходи! Погнали гулять!

Влад высунул свою голову через форточку и ответил:

– Ща выйду! Подождите!

Он быстро оделся и вышел на улицу, а его друзья уже были готовы к паркуру. Лучший друг Саня начал вводить в курс дела:

– Мы нашли отличное место для трюков. Там куча препятствий и есть за что ухватится, – но эту идею омрачил Гриша. – Но беда в том, что там старшаки часто сидят курят и бухают. Могут звездюлей надавать.

Влад улыбнулся и уверенно посмотрел в сторону заброшки о которой говорил Саня. – Ну мы это ещё посмотрим, – сказал он.

Ребятня подошла к тому месту, где хотели потренироваться, но там были старшаки. Как ожидаемо. Саню эта картина высадила и разозлила.

– Зараза! Опять сидят и бухают! – возмущался он.

Старшеклассники заметили мальчишек и тут же начали придираться. – Чё здесь забыли сопляки? Пошли на хуй отсюда!

Более здоровый и крепкий среди парней решил проучить наглецов.

– А чё, можно на них пару приёмов отработать. Хватай пиздюков!

От этих слов Гриша немного прифигел и начал сматываться как можно быстрее.

– Ой-ой! Беда! Бежим!

Но Влад не испугался парней и вышел к ним вперёд.

– Ещё чего! Эти придурки уже всех достали своей наглостью! Пора дать им отпор, пусть у себя сидят и делают что захотят. Это наша заброшка!

Саня схватил за руку друга и начал отговаривать.

– Они же тебя побьют Влад! Не дай Боже, убьют. Эти парни – подонки!

Мальчишки начали тикать с территории заброшки, а старшаки были уже близко к ним и готовили свои кулаки для порки малолеток. Влад не растерялся и начал быстро бегать и путать парней. Они пытались его поймать, но мальчишка ловко выкручивался и не давал шанса схватить его. Тощий и длинный пацан взбесился из-за этого и начал замахиваться кулаками на Влада.

– Не выкрутишься, пиздюк!

Один из старшеклассников схватил за футболку Влада, но тут же получил удар кулаком в живот. От этого неожиданного приёма задира присел и схватился за живот.

– Ни хера себе! Держите ублюдка! Бей его в рожу!

Но никто не задел Влада. Он схватил палку, которая прямо и просилась в руки и ударил ещё одного парня по голове, а другого откинул к стене. Немного запыхавшись, мальчишка начал отчитывать старшеклассников.

– Не нравится когда вас бьют?! Да?! Неприятно?! Ещё раз мы вас здесь увидим, то целым двором отпиздим! – ругался Влад.

Саня от мата друга широко раскрыл глаза и открыл рот.

– Влад! Не матерись! Ещё отец услышит! – сказал он.

А Влада в этот момент переполняло чувство справедливости. Он давно хотел проучить этих подонков, которые постоянно оставались безнаказанными. Делали что, хотели и били кого, хотели. Пора этот беспредел прекращать.

– А с ними только так и нужно говорить, другого языка эти подонки не понимают! У меня так и чешутся руки, чтобы разбить им лицо к чертям собачьим! – говорил Влад и сжал руки в кулак.

Тем временем самый здоровый парень уже пришёл в себя и начал вставать с колен. – Ты чего такой дерзкий, а?! Это мы уже придём сюда, толпой! – он начал доставать подло из-за спины нож и хотел уже пырнуть Влада.

На шум драки собрались местные мужики, которые жили в одном дворе с Владом и его друзьями. Там даже был отец Сани: здоровый и крепкий мужик, работяга. Он своим басом тут же навёл шороху:

– Какой толпой?! А ну марш отсюда! Мусорите здесь нам и пьёте! Пошли вон!

Старшеклассники испугались крепких мужиков и ушли. А к Владу подошли дети, которые всё видели. Девочка, что была помладше Влада, воскликнула:

– Давно пора было их выгнать! Ты наш защитник, Влад! Не думала, что ты драться умеешь.

А Влад немного засмущался и отмахнулся на похвалу. – Драться? Не… Это так, что в голову приходило. Не больше.

Заброшка была полностью в распоряжении юных трейсеров. Влад и его друзья спокойно занимались паркуром до позднего вечера. Пока отец не пришёл с работы и начал гнать его с развалин.

– Влад! Всё! Слезай оттуда. Ещё упадёшь с такой высоты. Аккуратно слезай, сейчас не так светло ещё споткнёшься ни дай Бог!

Он ждал, когда сын спустится вниз и всё смотрел как он ловко спрыгивал с одного места на другое. Влад опять был весь в пыли и грязный, но очень довольный. Хоть сынишка был ловким и юрким, но Николаю не нравилось его увлечение, считал, что паркур очень опасное ремесло.

Отец не знал про сегодняшний инцидент со взрослыми пацанами и сильно удивился, когда увидел сына через пару дней в рваной одежде. Те старшеклассники выцепили Влада, но после этой стычки они уже никогда не приходили в его двор и в те заброшки. Чего так испугались тогда старшеклассники – никто не узнает. Но они на всю жизнь запомнили его взгляд, который внушал силу и ужас в сердца негодяев.

Влад никогда не давал в обиду себя и хороших людей, всегда приходил на помощь. Поэтому его все уважали и по-братски любили, но и врагов у него было столько же сколько и друзей, если не больше…

Влад

«Как живут люди в этом городе? Почему полиция не может справиться с анархистами и бандитскими шайками? Как я приехал учиться в Москву, меня постоянно мучили эти вопросы

«Как живут люди в этом городе? Почему полиция не может справиться с анархистами и бандитскими шайками? Как я приехал учиться в Москву, меня постоянно мучили эти вопросы. Я не могу жить в мире полным хаоса и несправедливости. Пора навести в Москве порядок и вернуть такое понятие как «закон» и «справедливость». От меня никому не убежать и не скрыться, всех найду и отправлю в виде подарка в отделение полиции. Я не человек паук, у меня нет паутины и крутых технологий, но у меня есть нехилый запас скотча. Выбраться из моего кокона никто не сможет. Вы были когда-то, сверху до пяток, обмотаны скотчем? Ощущать себя беспомощной личинкой, ливерной колбаской? Неудобненько, да? Поэтому дам совет всем, кто собирается нарушить закон и выберет кривую дорогу преступности – всех вас ждёт печальный конец. Вы же не хотите потратить лучшие годы своей жизни за решёткой?». 

Вся Москва боялась Рыжего Чёрта и его верного пса — демона с душой ангела.

2007 год. Весна. Москва.

Старый квартал, в котором ещё стояли панельки и их не собирались сносить. В этих пошарпанных муравейниках жили отбросы общества, чаще всего там ютились беглецы режима или бедные люди, нищие. Ночь была сегодня тёплая и поэтому многие спали с открытыми окнами, но про сон люди могли забыть. В покинутом всеми квартале была жёсткая перестрелка.

Беспризорники отстреливались от бандитов, которые требовали платить дань с награбленного. А больше, они хотели девчонку, которая по слухам была нечеловечески сильна. Но Жека послал их куда подальше, точнее на три буквы. Бандитов было немного, но они были хорошо вооружены. На шум выстрелов пожаловались полиции зеваки и те, кто жил в ближайших домах.

Рыжий Чёрт услышал звук полицейских мигалок и думал, как им отступать.

– Блядь! Ещё и менты приехали! Прости Янка, но тебе придётся сделать грязную работу. Фас!

Яна сорвалась с места на команду напарника и очень быстро и ловко начала расправляться с бандитами. Когда у неё кончились патроны, она взяла ножи. Ничего хорошего это не сулило, особенно для подонков.

Начальник полиции увидел кровавую бойню и беспризорников, которых очень хорошо знал. Он дал приказ своим людям схватить подростков.

– Всем знать свои места! Постарайтесь застрелить девчонку! Она очень опасна!

Но выполнить приказ начальника мешал Жека, который хорошо прикрывал Яну. Он целился в полицейских и не давал им подойти ближе.

– Чёрт! Её прикрывает тот псих! Меткий, зараза! – кричал коп и прятался за машиной.

Жека понимал, что пора валить и как можно скорее. – Кончай с ними и уходим! Полицию не трогай! Яна! Чёрт! Опять сорвалась. Не трогай их! – но он уже не мог контролировать дальнейшие действия девчонки. Яна озверела и набросилась на полицейских. Начала расправляться с ними, как с бандитами.

Начальник полиции начал защищать своих людей от психованной, но всё было тщетно, полицейские попали под горячую руку беспризорницы.

– Она дьявол! Нет… Монстр! Отступаем! Нам не нужны потери из-за бандитских разборок! – кричал Эдуард Аверихин.

К нему подбежал полицейский и начал отчитываться:

– Надо раненых срочно доставить в больницу! Мы теряем много людей! Кто эта девчонка?! Что она такое?!

–Без понятия! Я вас прикрою, а вы уходите, пока этот монстр до вас не добрался! – сказал Эдуард и принял удобную позицию, чтобы отстреливаться от Яны. –

Начальник полиции целился в озверевшую беспризорницу, но пули ничего с ней не сделали, она мчалась прямо на него, но остановилась в паре шагов.

– Что ты такое?! Зачем ты их убила?! Без разницы бандиты они или убийцы – это всё равно люди. Если они нарушили закон, то понесут справедливое наказание! Ты – монстр! – кричал на беспризорницу Эдуард.

От слова «монстр» Яна с криком набросилась на начальника полиции, но Жека крикнул грубым и жёстким голосом и вышел из укрытия.

– Яна, фу! Не трогай его!

Рыжий Чёрт подошёл к напарнице, взял её за галстук и оттянул как собаку на поводке от начальника полиции.

–Так вот о чём все говорят! Рыжий Чёрт и его верная собака! Ты используешь девчонку чтобы с её помощью решать свои бандитские разборки! Что ты с ней сделал негодяй?! Не может столько хрупкое создание обладать нечеловеческой силой! Говори подонок!

А Жека спокойно слушал как орёт на него начальник полиции, ему было всё равно на слова и угрозы. В руках рыжего парня было самое настоящее оружие, надёжное как швейцарские часы. Он повернулся к Эдуарду Аверихину, который держал беспризорников на мушке своего пистолета и сказал:

– В следующий раз, я её не остановлю и отдам вас на растерзание, начальник. Этот зверь подчиняется только мне. Это наши разборки и полиции здесь не рады.

Малолетние преступники ушли, а Эдуард стоял на фоне полицейских машин, которые подоспели на подмогу.

– С вами всё в порядке, начальник? – спросил подопечный.

– Да. Сообщите всем отделам о срочном совещании. Эти психи стали очень опасны для города. Это теперь не просто воришки и мошенники, а монстры.

– Их лица разрисованы также как на сайте «Анархиста». Это случайно не тот ли Рыжий Чёрт и его ручной пёс?

– Да. Это они освободили питерского хакера, который устроил массовые беспорядки по всему миру. Анархия набирает обороты, скоро это движение станет угрозой безопасности и порядка. Оно уже опасно! Эти психи лезут в головы наших детей и провоцируют их на беспорядки. Нужно поймать анархистов во что бы ни стало! – в этот момент у Эдуарда зазвонил телефон. – Я слушаю? – ответ на другой стороне его шокировало. – Скончалась?! О… Боже… Как Макс на это отреагировал? Сбежал?! Найдите его, я пока что не смогу приехать. Этот Рыжий Чёрт и его верный пёс устроили кровавую резню. Здесь очень много работы… Хорошо, я приеду, но только утром.

Короткий телефонный разговор прекратился, но для Эдуарда это время показалось вечностью. От услышанного он сел, закрыл лицо руками и заорал. Этот день был самый тяжёлый в его жизни.

– Что случилось начальник? – спросил подчинённый.

Эдуард встал и повернулся к нему со стеклянными глазами. – Ты и ты, пойдёте искать моего сына. Проверьте все клубы и притоны Москвы. Но сначала нагряньте к его друзьям, их адреса я вам сейчас дам, – он был очень взволнован, но собран и чётко отдавал приказы.

– Макс не отвечает? Вы пытались до него дозвониться? – спросил подчинённый, который особо не горел желанием бегать по всему городу в поисках непутёвого сына начальника.

– Он никому не отвечает, только матери, которая скончалась полчаса назад! Найдите его! Пока он с собой ничего не сделал на эмоциях! – заорал на полицейского Эдуард.

– Понял. Пошли Пашка. Будем сегодня сыночка начальника искать. Это лучше, чем трупы воротить.

Два полицейских начали уходить с места кровавой бойни, один из них недовольно закурил и обратился к напарнику.

– Заебался я этого пиздюка искать! Вечно сбегает! Хотя пацана можно понять… Не хер было начальнику трахать секретаршу ещё при живой жене, – сказал полицейский и с кислой рожей сел в машину.

А напарник решил узнать о беременности секретарши, которая залетела от начальника полиции. Многие знали, что она затащила Эдуарда в постель, когда тот упился до беспамятства от горя, что скоро потеряет единственную и горячо любимую жену.

– Людка на каком сейчас месяце?

– На днях родить должна. Вроде девчонка должна родиться. Жена моя у неё роды будет принимать. Конечно, как мужика могу понять Аверихина, но грешок он заработал, карму подпортил, так сказать. У тебя жена умирает, а ты секретарш трахаешь и пытаешься ловить психов, – говорил полицейский и встал на светофоре.

– И сына поломал. Макс же отличником был, а потом скатился. Говорят, слишком начальник был строг к сыну…, – в этот момент напарник заметил кого-то на дороге. – Э-э! Это не он ли бежит!

Полицейские увидели парня, который бежал через дорогу на красный. На нём была футболка с какой-то панк-группой, красные в клетку штаны и кеды. А волосы цвета льна так и колыхались на ветру.

– Лёгок на помине! Это он! Пошли ловить его. Этот хер быстрый.

Полицейские убежали за парнем в клетчатых штанах. Через некоторое время они тащили его в наручниках и особо не церемонились с ним.

– Отпустите меня ублюдки! Не хочу видеть его! Так и скажите! Я ненавижу его! – орал на всю улицу блондин, а его голубые глаза горели злобой, скорбью и ненавистью.

– Нам был отдан приказ – найти тебя Макс. Мы его выполнили, дальше сами решайте свои семейные проблемы, но без нас. И я заебался за тобой бегать! Ещё раз сбежишь я потребую отправить меня в другой отдел! А лучше – уволюсь! – сказал полицейский и силком посадил парня в машину.

Тем временем Яна ехала вместе с Жекой. Они пытались скрыться от полиции. И нужно найти место, где можно на время залечь на дно. Пока к Димону идти нельзя иначе, его засекут и нагрянут в его хижину КГБ с копами.

Рыжий Чёрт гнал на всех парах от полиции, но заметил, что напарница начала плакать.

– Ты чего рыдаешь Яна? Прекрати!

Но девочка молчала и продолжала плакать, как тогда, когда Жека только привёз её в Москву, а она хотела обратно домой. Рыжему не нравилось, когда она плачет, его это дико раздражало.

– А ну говори! Ты знаешь, как меня бесит, когда ты молчишь, да и ещё рыдаешь как дитя малое!

– Зачем я их убила? Ведь я не хотела… Тот полицейский был прав – их должен судить суд и закон. Убивать их – это неправильно! – еле говорила Яна. Она ревела в навзрыд и собирала слёзы рукавом пиджака.

– Какой суд?! Какой закон?! Ты с дуба рухнула?! Если ты дашь слабину, то они тебя не пожалеют, убьют при первой же возможности! Уничтожат то, что тебе дорого! Ты находишься в клетке с хищниками! Либо ты их – либо они! Ты – волчица и только твоя сила и зверство поможет тебе дожить до завтрашнего дня. В этом городе мало людей, одни скоты и психи, для них жизнь пустой звук. И хватит рыдать! Не люблю, когда ты плачешь, меня это бесит!

– Тебя всё бесит во мне.

– Да меня все бесят! Раздражает всё! Я — псих? Да! Я – псих, ебанутый на всю голову, как и все здесь! Да, я – отброс и конченый мудак! Тебя что-то не устраивает?!

– Меня всё устраивает… Но мне не нравится, когда ты такой…, — сказала Яна и начала успокаиваться, но её лицо стало ещё грустней чем обычно.

– Мне тоже не нравится, но я не могу! Меня здесь словно перемалывают как фарш! Не могу вспомнить зачем я здесь! Что я должен делать. И кто ты вообще для меня! Зачем я родился! Зачем?!

Жека был снова на себя не похож, словно он засыпал и вместо него просыпался другой.

– А кто я для тебя? Собака или друг? – спросила Яна и посмотрела своими влажными глазами на Жеку, а он не знал ответа на её вопрос.

– Я не знаю. Но если ты исчезнешь, то мне будет хреново. Очень хреново, – ответил Жека и увидел, что им сели снова на хвост мусора и нажал ещё сильнее на газ.

– А я хочу исчезнуть…, – очень тихо сказала Яна.

Рыжий Чёрт из-за звука двигателя не услышал её слова. Чёрная тачка анархистов растворилась в городских джунглях новой Москвы, оставив полицию позади.

Макс

«Отглаженная школьная форма, соблюдение режима дня, отличник и гордость семьи – таким меня видели родители

«Отглаженная школьная форма, соблюдение режима дня, отличник и гордость семьи – таким меня видели родители. Особенно мой папаша, начальник московской полиции Эдуард Аверихин. Это он сейчас начальник, а когда я ещё был ребёнком, то сраный карьерист! Ему было всё время не до меня: работа, работа, работа. Сука! Ещё раз, работа! Я из кожи вон лез чтобы отец, заметил меня, но он всё время был недоволен мной! Где-то, кто-то лучше, чем я. Через некоторое время, я просто слетел катушек и не жил дома. Папаша постоянно вытаскивал меня из притонов и клубов, вот тогда он заметил меня и одаривал отцовским вниманием, но мне уже было похуй. Потом, он женился второй раз и родилась Лиза. И тогда он окончательно забил на меня, как и я. Если бы я не встретил Яну и Жеку, то, наверное, сдох бы от передоза в каком-нибудь притоне. Ох, жду тот день, когда мы встретимся с отцом. Хочу видеть его рожу, когда он узнает, что я один из анархистов, которых он так мечтает поймать и наказать по сраному закону».

Максим Аверихин никогда не жил для себя. Он был в вечной клетке желаний отца. «Я хотел быть музыкантом, а отец видел меня ментом. В итоге… Я — отброс». Макс. 

2004 год. Осень. Москва.

Мальчик весело возвращался из школы домой. На пороге дома его встретила мама.

– Какие успехи сегодня капитан? – спросила она.

– Пять по всем предметам, – отчитался юный капитан.

– Иди покажи свои успехи отцу. Он сегодня пришёл пораньше с работы. Обрадуй его.

На радостях Максим прибежал в кабинет к отцу и положил перед ним свой дневник, в котором красовались пятёрки. Эдуард равнодушно посмотрел на оценки сына и дальше уткнулся в папку с новым делом, которое нужно срочно раскрыть.

– Ты не рад? Не похвалишь? – разочарованно спросил Максим.

– Когда я увижу победы на олимпиадах или других серьёзных конкурсах – вот тогда я тебя похвалю. А учиться на отлично – это твой прямой долг, – отец это сказал как приговор.

Отличник забрал свой дневник с отцовского стола и поплёлся на кухню, где всё для него было готово.

– Не расстраивайся Максимушка. Отец просто очень занят. Он это сказал не со зла, – сказала мама и погладила по светло-русой голове сына.

– Мам… Почему он вечно недоволен мной?

У голубоглазого мальчика глаза были на мокром месте, но он мужественно сдерживал слёзы, чтобы не казаться слабым.

– Отец хочет, чтобы ты стал сильным и ответственным человеком.

– Полицейским как он?

– Да. Защитником слабых и угнетённых.

– А если я хочу быть музыкантом? Играть на гитаре? Или пианино? Я не хочу ходить в тир и на карате.

– Давай сделаем так Максимушка. Я тебя запишу на уроки музыки и куплю тебе гитару. Мы отцу ничего не скажем об этом. Это будет нашим секретом. Но ты должен прилежно учиться и ходить на секции.

– Правда?

– Клянусь сердцем капитана. А сейчас садись за стол пока всё не остыло, — сказала нежно мама и поцеловала в темечко сына.

2008 год. Рождество. Москва.

Улицы Москвы сияли и сверкали в ночь перед Рождеством. Люди сидели в своих тёплых домах и проводили зимний вечер в приятной компании или с семьёй.

Но в городе были и те, кто не жил по стандартным правилам, а своим миром. Чаще речь идёт об отбросах или отверженных системой людей, которые бросили всем вызов. Но эта игра опасна. Быть свободным – это значит, что смерть ходит за тобой по пятам. А если ты против всех, то будь готов всю жизнь держать ухо востро.

Про анархистов стали говорить очень часто и про то, как они грабят банки и устраивают беспорядки по всему миру. Многие считают, что за этим стоит огромная организация с большим штабом верных поданных, но никто не знал, что за лицом Анархии стоят три человека. Хакер, псих и его верный пёс. Эти трое навели шороху за один год и останавливаться не собирались. Кроме этого, Рыжий Чёрт делал себе имя в преступном мире, чтобы его уважали как криминального авторитета, как он и хотел в детстве.

Жека стоял напротив бандита и вставил одну пулю в свой револьвер.

– Нехорошо подставлять друзей, Игорёчек. Мы тебе помогли, ты этот притон открыл, разбогател, а взамен ты слил нас ментам, – говорил Жека. Он отбил костяшки об морду хозяина притона. Рыжий вечно бил всех, кто его разочаровывал.

– Я не хотел, но они сказали, что мою лавочку прикроют если не сдам вас. Вы же сами нарываетесь, нельзя здесь быть самим по себе. За всё нужно платить и не каждого можно грабить, – оправдывался Игорь. Он трясся от страха и пытался переубедить Рыжего Чёрта не наказывать его.

– А кто это сказал? Мы свободные люди, что хотим, то и делаем. Итак! Пора проверить твою везучесть! Одна пуля, один выстрел. Крутись барабан удачи! – хохоча сказал Жека. Он крутанул барабан револьвера об свою руку и наставил ствол к лбу предателя.

– Пощади Женька!!! Я тебе заплачу, – умолял хозяин притона.

– Не всё решают деньги. Остались ещё люди, у которых честь и достоинство стоит на первом месте.

Пока Жека разбирался с Игорем в своём стиле – Яна и Димон осматривались. Кругом были обдолбанные наркоманы, шлюхи и прочая шваль. Находиться приличному человеку здесь было бы неприятно, то же самое испытывали анархисты, даже рыжий особо не любил такие места. Воздух в помещении был пропитан никотином, кальяном и травой, дышать здесь было тяжело. А ещё если видеть на трезвую голову валяющихся наркоманов, то от этого было ещё отвратительнее находиться в притоне.

Димон медленно ходил по помещению и показывал девчонке на наркоманов.

– Посмотри на этих животных Яна. Посадили себя на иглу и сейчас вечные рабы новых ощущений, – сказал он и пнул валяющегося наркомана.

От пинка хакера обдолбыш замычал и перевернулся на спину. Его лицо кого-то напомнило Яне, где-то она уже видела этого парня.

– Макс? – спросила Яна, но наркоман не ответил, только промычал что-то.

– Оставь его. Он под кайфом, – сказал Димон.

– Это же ты, Макс? – ещё раз спросила Яна. Она взяла стакан с водой и полила на лицо наркоману.

Тяжёлые веки открылись и ясно-голубые глаза увидели девушку, что стояла рядом и вглядывалась в лицо парня.

– Яна? Вот так встреча…, – еле выговорил Макс.

– Что ты здесь делаешь? Ты хоть о матери подумал? Она же не переживёт этого.

– Не пережила. Янка… Мама умерла. Как полгода уже её нет, – сказал Макс и отвернул голову от девушки, чтобы она не видела его боль и слёзы.

А в этот момент Яна вспомнила образ женщины, которая дала еду Жеке и ей, когда они бродили по городу голодные и холодные. Как подарила ей немного, но материнской нежности. Макс тогда был ещё мальчишкой, таким весёлым и подвижным, ещё на гитаре играл. Хоть встреча беспризорников с семьёй Макса была недолгой, но Яна это запомнила навсегда. Она так хотела остаться в том доме наполненным теплом и любовью, чтобы нежная рука той женщины расчёсывала её запутавшиеся волосы. Но отец Максима хотел их отправить в детдом, а когда он узнал в лице Жеки знаменитого малолетнего авантюриста, то вообще взбесился. Беспризорникам пришлось бежать сломя голову из дома начальника полиции.

Яна вспомнила строгого и холодного отца Макса. Она не могла понять, как он допустил что его сын стал наркоманом.

– А отец? Я не понимаю, что ты здесь забыл Макс?

– Отец?! Да пошёл он чёрту! Женился сразу второй раз, словно мамы и не было вовсе! Залетела эта шмара от него. Затащила в постель ещё при живой жене, когда тот от горя с ума сходил! Сука ёбаная! Я думал, ладно поживём, увидим. Но эта тварь стала отравлять мне жизнь! Не трогай Лизу, поранишь её. Не смотри на Лизу, ты показываешь плохой пример. Не играй на гитаре, ты разбудишь Лизу. Сука! Теперь я никому не нужен и отвержен. Я сбежал из дома, подальше от этого дурдома. Буду приходить домой только из-за сестры, она ни в чём не виновата… Я вообще сейчас никому не нужен… Блядь…

Яна нежно погладила по голове Макса и ласково сказала:

– Ты мне нужен.

– Что? – Макс от слов девушки словно протрезвел.

– Ты не один. Пойдём с нами? – сказала нежно Яна и начала уговаривать Макса покинуть это гиблое место.

В этот момент прозвучал выстрел, а затем глухой шлепок от тела Игоря. Жека заряжал револьвер и объяснялся перед трупом хозяина притона.

– Не повезло тебе чувак. Это не я, так распорядилась удача. Сорян!

– Чтобы грабить и убивать? – испуганно спросил Макс при виде, что сделал Жека с хозяином притона.

Димон подошёл ближе к блондину, чтобы разглядеть получше наркомана и сказал:

– Это только верхушка айсберга. У нас большие планы на этот город. Сильные руки нам бы не помешали. Ты умеешь срелять?

– Отец силком заставлял меня учиться на опера, как и он. Только я послал его, – ответил бывший отличник и начал подниматься из кучи наркоманов.

– Значит стрелять умеешь. Ты приведи это животное в более человеческий вид и контролируй его зависимость, наркоманы нам ещё не сдались. Этот обдолбыш полностью на твоей ответственности Яна, – сказал Димон и вышел из притона.

Макс попытался встать, но ноги его подвели, и он грохнулся на столики. На шум пришёл Жека и увидел блондина, который выглядел как овощ.

–Это типо он идёт с нами? – спросил он.

–Перед тобой сыночек начальника полиции. Это Максим Аверихин, его все ищут, а он здесь, оказывается, нашёл приют. В этом гиблом месте, – ответила Яна.

–На игле? Не-не! Нам наркоманы не сдались. Бросай эту инфузорию и пошли.

–Инфузория…? Ха-ха! Это единственное умное слово, что ты запомнил Жека?

–Завали рот сын мента! Всё! Янка, пошли! – сказал с психу Жека и потянул за собой напарницу.

–Я его не брошу. Макс же сгниёт здесь, надо его забирать отсюда. Помоги мне его до машины донести.

–Не, сама тащи. Сильная, справишься. Он тебе нужен, вот и сюсюкайся с ним, а я умываю руки, – сказал Жека и покинул притон.

–Я же говорил, что на фиг никому не нужен. Да бросай меня Янка, я давно уже конченый долбаёб.

–Так… Я знаю кто тебя превратит в человека, – сказала тихо Яна и достала телефон. – Привет, Адам. Ты можешь мне помочь? Тут просто одного наркомана нужно привести в чувства. Ага… Спасибо.

–Кто такой Адам? – спросил Макс.

–Один хороший медбрат, который скоро тебя избавит от наркозависимости. У него свои методы лечения, боюсь для тебя весьма специфические, – сказала Яна и схватила за шкирку Макса.

Она привезла сына начальника полиции в очень странный дом, больше похож на психбольницу из фильмов ужасов. От этого вида Макс уже пожалел о том, что согласился быть частью банды анархистов.

–И что там со мной сделают? – спросил встревоженно он.

–Ничего. Тебя полечат около двух недель, потом мне отдадут.

–А дальше, что Яна?

–Дальше…? Эм, просто будешь всегда под моим присмотром и станешь делать то, что попросит Димон. Ты же сейчас часть нашей банды. Я так-то в шоке от тебя Макс! Такой хороший мальчик был, а сейчас наркоман, который шляется по притонам! Ты же не так обречён, как я или Жека, да даже как Димон. Прекращай баловаться дурью, это всё ведёт только к одному концу – к смерти и бессмысленности жизни.

–Ну так-то моя жизнь бессмысленная.

–Ох, как же вы все заколебали ныть. У тебя сестра есть, маленькая и такая же одинокая как ты. Твой отец немного будет мягок с ней, чем с тобой. Но, а если отца не станет? Кто защитит её? Брат наркоман? Ты хоть не о себе подумал, а ком-то ещё. У тебя есть смысл жизни, есть ориентир. Или ты плевал на сестру и считаешь её чужой?

–Нет. Я люблю её, она и в самом деле единственный родной человек… Хочу снова увидеть сестрёнку, но эта стерва не даст.

–Сейчас ты идёшь туда…, – Яна показала на здание, где лечили наркозависимость. – … а потом мы поедем домой, повидаешься с сестрой. А следом мы уже введём тебя в курс дела, что мы хотим сделать с этим миром.

–Миром? Ну и планы у вас, прям безумные, я даже заинтригован, – сказал Макс и вышел из машины. – Ладно, лечите меня. Я на всё согласен.

Спустя месяц Максим Аверихин стоял у двери в дом, который когда-то был самым тёплым местом в мире, пока мама была жива. А сейчас там хозяйствует стерва, но из-за сестры он не хотел рвать связь с семьёй.

–Нажимай на звонок, хватит стоять, – сказала Яна.

–Да не могу я! Полгода меня не было, а тут я появился не запылился. И откуда ты взяла это платье? Где ты нашла его? В музее?

Макс всё стоял и рассматривал платье девушки, оно было декорировано кружевами и вышивкой, такое сейчас точно не найдёшь в магазине. И по цвету было понятно, что платье старое, но хорошо сохранилось.

–Это от бабушки досталось.

–А-а-а. Теперь понятно откуда оно. А где бабулька твоя сейчас?

–Умерла. Всё, Макс! Ты надоел! – сказала Яна и нажала на звонок.

В этот момент Максим хотел уже бежать из дома, но его крепко держала Яна.

–Кто там? – прозвучал звонкий женский голос.

–Это я пришёл. Откройте тётя Люда, – ответил Макс.

Дверь в квартиру отворилась и гостей встретила статная женщина. У неё были каштановые волосы и светло-карие глаза. Она была одета в дорогое и стильное платье, наверное, куда-то собиралась.

–Максим? И где ты пропадал всё это время? Эдуард! Твой сын пришёл. Иди посмотри на него, – сказа Людмила и ушла.

К порогу дома подошёл начальник полиции и строго посмотрел на блудного сына.

–Пришёл. Возвращение блудного сына! – сказал громко на весь подъезд Эдуард.

–Эту картину написал Рембрандт, голландский художник, – сказала Яна и улыбнулась начальнику полиции.

–А это кто с тобой Максим? Господи, где ты её отрыл? В старых лохмотьях и пошарпанных кедах – она тоже наркоманка, как и ты?

–Что?! Я?! Я привела к вам сына и меня ещё наркоманкой называют! Это вы начальник – богат и успешен, а я из бедной семьи, но воспитанной в отличие от вас! И ты с этим грубияном жил под одной крышей?

–Ну да. Я же тебе говорил, что мой батя очень строгий и придирчивый, в общем мент. Ладно, пошли отсюда. Мне здесь как всегда не рады, – сказал Максим и повёл за собой Яну.

–Стойте! Перегнул палку, признаю. Заходите в дом.

Ребята вошли в дом начальника полиции. Их посадили за стол и как положено налили чай.

–А вы девушка кто для Максима? – спросила Людмила у Яны.

–Я одногруппница. Мы в колледже учимся, в Питере.

–А-а-а. Вот почему ты пропал Максим. А почему нам не сказал? – спросил Эдуард.

–Потому что…ты бы меня не отпустил. Я сбежал, чтобы учиться там, где мне нравится, – ответил Макс.

–Ну и где же ты учишься тогда?

–Не скажу отец, чтобы меня не вытурили оттуда из-за тебя.

–А вы к нам приехали ненадолго ребята? Так, повидаться? – спросила Людмила.

–Да, мы проездом здесь. Максим очень хотел увидеть сестру. Он только о ней и говорил всю дорогу, – ответила Яна.

–А мы как раз гулять идём, можете тоже с нами прогуляться или вы торопитесь?

–Нет тётя Люда. А где Лиза?

–Она в комнате готовая сидит. Можешь тогда коляску нам спустить Максим, если тебе нетрудно конечно?

–Нет, нетрудно.

Максим с Яной спустили коляску на улицу и ждали начальника полиции с его новой семьёй. Спустя пару минут они спустились, маленькая Лиза сидела на руках Эдуарда.

–Ой, какая она миленькая… Это твоя сестрёнка? Она на тебя очень похожа Максим.

–Знаю, Яна. Жаль, что она не от мамы…

–Да какая разница, главное, что родная и своя. Бери её на руки, пока она не выросла. Когда ты ещё увидишь её такой маленькой, пухленькой и розовенькой, – сказала Яна. Она увидела, как Максим подошёл к отцу и взял нежно на руки сестру.

Хоть и сын начальника был дурным, но детей он любил и сам по себе был очень добрым парнем и простым. Яна его запомнила именно таким, без пафоса или высокомерия. Максим всегда относился к людям по-доброму и никогда не хвастался тем, что он сын начальника полиции. Парня сильно поломал его отец и неожиданная кончина матери, которая была единственной, кто поддерживал Макса в трудные минуты.

До вечера семья Аверихиных гуляли в сопровождении молодёжи. Эдуард даже не подозревал что рядом с ним была верная собака Рыжего Чёрта. Под старомодным платьем и милым голосочком, никто не заметил «Демона с душой ангела».

Когда прогулка закончилась и пора идти домой, Яна и Макс стояли снаружи и не заходили.

–Вы уже уходите? – спросила Людмила.

–Да. Нам пора на поезд, – ответил Максим.

–Тогда в следующий раз мы вас ждём на семейный ужин. И я так и не поняла… Вы встречаетесь? Это милое создание, твоя девушка Максим?

–Я…

–Да. Это моя девушка, тетя Люда, – ответил Максим и не дал сказать Яне.

–Я извиняюсь что назвал тебя наркоманкой. Просто мой сын в основном не с такими людьми дружит в последнее время. Я же его искал, думал, что мой сын валяется в каком-нибудь притоне. А оказывается, он учится в тайне от меня.

–Ладно, батя! Мы пошли, а то реально опоздаем на поезд. Всем пока! И тебе Лиза пока, – попрощался Макс и убежал с Яной.

А Эдуард уехал на работу, опять ловить преступников и раскрывать сложные дела. И конечно искать банду анархистов, которыми он уже сыт по горло. Зайдя в кабинет, он первым делом стал звонить своим людям.

–Здравствуй, Семён. Я тебе сейчас вышлю фото сына, ты узнай в каком колледже он учится и доложи мне. Да, в Питере. Сколько по времени это у тебя займёт? До утра. Отлично! Тогда жду от тебя всю информацию.

Начальник полиции достал из папки фото сына, которое часто использовал, чтобы объявить его в розыск. До утра Аверихин сидел в своём кабинете и работал, но всё время думал о сыне. Новость о том, что он объявился, обрадовала сердце отца и что непутёвый сын в хороших руках. Та весёлая и милая девушка как-то повлияла на Максима, что он сейчас стал спокойней и не желает смерти отцу.

Телефон Эдуарда зазвонил, это был Семён.

–Итак, начальник. Твой сынок нигде не учится. Я всё пробил, никто его в Питере не видел. И никакой Аверихин не поступал в колледж в этом году. Нагнал сорванец тебе, опять что-то замутил, наркоман хренов.

–Ты уверен Семён? Может где-то ошибся? С ним ещё девушка учится в одной группе. Или Максим мне опять наврал!

–Наврал конечно. Ты чего его отпустил? Где опять мы будем его искать Эдуард? Он же точно с наркоманится и подохнет в каком-нибудь притоне. Макса лечить надо или тебе на сына всё равно?

–Нет, не всё равно… Чёрт! Так и знал, что они оба врут! Точно он эту девку в каком-нибудь притоне нашёл. Зараза! Ладно, тогда продолжаем искать Максима. Ты знаешь, я за ценой не постою, награжу любого, кто приведёт моего охламона домой, – сказал напоследок Эдуард и прекратил разговор с напарником.

Он нервно закрыл все папки и убрал в шкафчик стола, и покинул свой кабинет. Начальник полиции был снова не в духе и это заметили коллеги, но не подали вида. Аверихин покинул полицейский участок и пошёл лично искать сына по притонам.

2010 год. Рождество. Москва.

В этот морозный вечер Макс стоял напротив полицейского участка. Здание было только что достроено и завтра должно быть торжественное открытие. Макс ворвался в участок. Сработала сигнализация. Через несколько минут он выбежал оттуда и отбежал на безопасное расстояние. Сын начальника напоследок взглянул на полицейский участок и ухмыльнулся.

– Хочу видеть твою рожу отец, когда ты узнаешь кем я стал. И всё это из-за тебя, – сказал Макс и нажал на кнопку детонатора.

Новое красивое здание стало огромным кострищем, на которое собрались опоздавшие полицейские.

Лёха был самым мощным в рядах банды анархистов. Его все боялись и уважали. «Я сказал и сделал, ёпт!». Лёха.

2008 год. Конец зимы. Екатеринбург. Колония.

Железная дверь открылась, из неё вышел Лёха в гражданской одежде. Он вдохнул свежий воздух полной грудью. – Свобода! – и первым делом гопник пришёл домой. Это была старая сталинская коммуналка. На общей кухне сидел жилистый старичок. Никого больше не было.

– Где мать? – спросил Лёха.

– Мда… Она смоталась с очередным ёбарем. Ты сядь Лёха, давно не виделись, выпьем хоть немного, – хрипя сказал старичок и достал из своих нычек чекушку. Он налил водку в гранёные стаканы и решил поинтересоваться планами Лёхи. – Что будешь делать на свободе?

– Без понятия, дядя Гриш. На нормальную работу меня вряд ли возьмут. Да, бля. Чё-то и не охота работать, на зоне лучше.

– Я тебе номерочек дам одного влиятельного человека, ему как раз нужны такие сильные ребята. Может работу даст. Только он в Москве. Деньги есть чтобы туда сгонять?

– Есть. Ну давай номер этого хрена, посмотрим чё за мужик.

Дядя Гриша и Лёха выпили за встречу.

Спустя полгода уральский гопник уже работал на этого человека, который заправлял компаниями по микрозаймам. Работа Лёхи заключалась в отбивании денег у должников, коллектор под два метра ростом по кличке: «Терминатор».

2008 год. Начало июня. Москва.

Лёха схватил за волосы и смотрел прямо в глаза жирному и мерзкому москвичу. Его морда уже была исхлестана кастетом Лёхи и осталось только узнать куда жирдяй проебал деньги. – Ты чего вовремя не платишь мразь? Босс не любит, когда его обманывают. Ты его закормил завтраками. Ему это надоело. Гони бабки! – угрожал москвичу уральский гопник.

– Я бы с радостью отдал! Были у меня деньги, но эти сраные анархисты всё забрали! У меня ничего нет! Ещё этот хакер всё со счетов снял, у меня даже на хлеб нет денег! –оправдывался жирдяй.

– Чё ещё за анархисты? Где мне их найти? – спросил Лёха.

– Я о них мало что знаю, но слышал, что их видели пару раз в одном баре. Держит его телка-лесбуха. Я тебе всю правду сказал, у них мои деньги, – ответил жирдяй и трясся от страха.

Лёха оставил мужика в покое и отправился на поиски анархистов. Он поспрашивал у знакомых о баре, в котором по слухам ошиваются разрисованные клоуны.

– Знаю я такое место, бар называется «Отверженные». Ты только с хозяйкой помягче, человек уважаемый, проблем не оберёшься, – сказал коллега по цеху.

Гопник тут же пошёл проверять наводку. Он зашёл в бар и увидел Алекс, она сразу заметила новое лицо.

– Привет, Терминатор! – гопника поприветствовала женщина, которая была больше похожа на парня. – Что тебя привело в мою обитель?

– Пару психов ищу: ходят в костюмах, рожи разрисованные и вроде анархистами себя называют. Мне очень нужны эти человечки. Поговорить надо с ними, – ответил Лёха и рассматривал бар.

– А-а-а. Знаю таких, а что нужно? – спросила Алекс. Она налила виски и пододвинула стакан гопнику в честь встречи.

– М-м… Вискарь. Спасибо, – Лёха опустошил стакан. – Деньги эти анархисты взяли у одного клиента, а ему их нужно было отдать моему боссу.

– Ну ты того, забери их, – сказала Алекс и предложила надёжный план как швейцарские часы.

– Как? – Лёха оглянулся вокруг, бар был пустым. – Этих придурков здесь нет!

Но только словом обмолвились об анархистах, как они тут как тут, зашли в бар уверенной походкой. – А вот и они, – Алекс указала пальцем на ребят.

Голова Лёхи повернулась в сторону анархистов, которые пришли в бар в обычном виде, без грима и костюмов. Гопник тут же оценил парней на объект сопротивления и понял, что он их всех уложит. Он молча и уверенно подошёл к анархистам разминая костяшки.

– Чё надо? – угрожающим тоном спросил Жека при виде громилы.

Лёха без ответа вырубил рыжего одним ударом. Макса поднял и швырнул в сторону столиков, а Димон хотел выстрелить в него, но тут же был отброшен сильным пинком в живот. Гопник увидел Яну. Он вовремя остановился, чуть не ударил её и начал деловой диалог на своих условиях.

– Девчонок не бью, поэтому ты отдашь мне деньги, которые вы забрали у «цветочника».

– У того типа, что подпольно траву разводит? – спокойно спросила Яна.

– Верно, – ответил Лёха и смотрел на лежащих парней, которые не ожидали в баре такой горячий приём.

– Ты бы лучше, парень, с ней рот не разевал, она девчонка бойкая, – предупредила Лёху хозяйка бара.

– Дерзкая значит? Ну давай, нападай! Я тебя быстро на тот свет отправлю одним ударом. – Лёха встал в позицию для принятия в свои крепкие объятия все удары девки. Яна начала атаковать громилу и тут же попала под горячую руку и отлетела к столикам, точнее к Максу. – Я же предупреждал, – подытожил силач.

Бар был пуст в этот момент, только хозяйка стояла за барной стойкой и держала за спиной дробовик, на всякий случай. Жека валялся до сих пор без сознания, Димон отсиживался в тени, не рисковал снова попасть под сильную руку громилы. И его пистолет был уже в руках Лёхи, опасно рыпаться. А Макс начал подниматься с пола, но отбитое плечо не давало это сделать быстро как хотелось бы.

Леха встал напротив побитых парней и начал диалог:

– Так, анархисты сраные! Деньги гоните!

В этот момент со спины его сильно пнула Яна, она была злая и очень.

– Ой! Ты её разозлил. Ущерб будешь платить из своего кармана, парень! – пригрозила гопнику Алекс.

Лёха встал и отряхнулся. – Со спины нехорошо нападать. Ты об этом знаешь? – Яна ничего не ответила и набросилась на незваного гостя. Он замахнулся на неё, но хрупкая девушка схватила его руку и сильно сжала, а потом пнула, что тот отлетел к стене. Лёха сильно ударился головой и вырубился, настолько был сильным удар Яны. Она быстро успокоилась и начала помогать парням, им сильно досталось от громилы и неожиданно.

Макс выбрался из-под опрокинутых им столиков. – Этот придурок всё? Вырубился? – и щупал своё плечо, которое отбил во время полёта.

Жека очнулся и держался за голову. Он еле поднялся, но мог говорить. – Ой! Пиздец! Вот это нежданчик! Сколько меня не было? – и шатаясь начал искать поблизости друзей.

– От силы минуты три, – ответила Яна.

Алекс дала Жеке холодную бутылку, чтобы он приложил её к голове. Димон всё сидел у стены и держался за бок, в который от души пнул Лёха.

– А я решил не лезть в драку и сделал правильный выбор. Этот придурок по ходу мне ребро сломал, – хрипя сказал он.

Макс помог хакеру подняться и все посмотрели на здорового парня, который чуть не грохнул анархистов.

– Что делать будем с этой гориллой? – спросила всех Яна.

Жека, немного шатаясь от удара подошёл ближе к Лёхе и оценил его. – Чёткий пацан, нужно его как-то завербовать.

Анархисты связали Лёху и вывезли за город, чтобы поговорить. Они его уговаривали присоединиться к их банде.

– Зачем тебе на кого-то работать? С нами ты будешь свободным, никаких правил. Кроме одного — мы гражданских не трогаем, а защищаем, боремся за их свободу, – убеждал Лёху Рыжий Чёрт. Он часто моргал и тяжело дышал, по ходу у него сотрясение от сильного удара гопника.

– Что вы с деньгами делаете? Куда вам столько? – решил поинтересоваться Лёха.

–Возвращаем людям. Тем, кто свои жизни отдают на эту систему. Как рабы вкалывают за копейки, ничего не видят кроме своей комнатушки. Мы не отдаём деньгами, а к примеру: восстанавливаем детский дом, покупаем необходимое оборудование в больницу, оплачиваем операцию тяжелобольному ребёнку и этот список можно продолжать бесконечно. Денег полно, как и ресурсов, а нам это преподносят как дефицит, умышленно создают его. Чтобы ты платил много и не задумывался над тем, что мы все рабы и животные, – пояснил Димон и держался за бок, точнее за сломанное ребро и был бледен как снег.

– Поэтому мы хотим забрать власть у этих бандитов и вернуть народу, – добавил Макс. Он ещё легко отделался от визита неожиданного гостя.

– Ха-ха! – Лёха засмеялся от бреда чудаков. – Ну вы и придурки! Власть народу! Ха-ха! Этот народ ленивый! Они готовы отдать свою свободу, лишь бы ничего не делать и ни за что не отвечать. Ваше дело обречено на провал, люди не хотят свободы, – и не верил в детские сказки анархистов.

– Поэтому мы взялись за молодёжь, они наша последняя надежда. С них начнётся новый мир, свободный и светлый. Порой нужно уничтожить старый и гниющий дом, чтобы построить новый. Мы построим новый мир, – решил переубедить гопника Жека. Он хотел ещё что-то сказать, но его стошнило.

– Да у тебя сотрясение Жека! Кончаем с этим гопником и в больницу к Адаму. Посмотри на Димона, он же как труп бледен, – сказал Макс и стал уговаривать друзей заканчивать допрос.

А Лёха хохоча смотрел на это жалкое зрелище. – И эти слабаки хотят изменить мир? Пф! Придурки! Только вон та молчаливая сучка что-то может по ходу, – про себя сказал он. – Ладно, анархисты! Я подумаю над вашим базаром.

Анархисты бросили гопнику ключ от наручников и уехали. Он освободился и пошёл по своим делам. Лёха возвращался домой, точнее в съёмную халупу. Ему позвонил босс.

– Где деньги?! Я за что тебе плачу, тупой кусок мяса?! – орал в трубку он.

–Нет у него денег…, – Лёха психанул на оскорбления босса. – А знаешь, что: пошёл-ка ты на хуй!

– Что?! Я тебя найду…, – но не успел договорить босс, гопник бросил трубку и разбил телефон об стену.

В этот тихий летний вечер Лёха шёл по городу, который был утопичным: неон, бедность и разруха, топовые технологии и деградация. И на фоне всего этого был и другой город: с небоскрёбами и богатством, там были люди, а здесь рабы.

– Там живут люди, а здесь рабы, – Лёха сказал вслух о чём думал. – Почему я этот контраст бедности и богатства никогда не замечал? Мы что и в самом деле отупели и не видим очевидных вещей? А эти анархисты, чёрт возьми, правы…, – он всю ночь думал над словами парней и не знал, как ему быть. Работы сейчас нет и когда он ещё найдёт её, а честно Лёха уже ни на какого не хотел работать. Слова о равенстве и что ни над кем никто не властвует так и крутились в отбитой голове гопника.

–Надоела эта нищета и ощущение словно ты пешка, никчёмный кусок дерьма. Как же это бесит…, – говорил себе Лёха.

Он видел пошарпанные стены съёмной комнатушки и вдыхал несвежие простыни. Спать в эту ночь точно не хотелось и поэтому Лёха просто сидел на старом табурете. Он курил и смотрел в окно, всё думал.

С рассветом Лёха пошёл к анархистам, он всё переосмыслил и был готов сотрудничать с ними. Гопник снова пришёл в бар «Отверженные». На большом диване валялся Жека, он чувствовал себя лучше, но ему ещё было хреново от вчерашнего прилёта по голове. Димона не было, наверное, в своей хате и лечил сломанное ребро. Макс только сидел и играл в приставку на огромном телике бара. Яна читала и гладила больную голову Жеки. К их тихой атмосфере подошёл Лёха.

– Я подумал и … Да хуй на слова. Я с вами, – кратко и ёмко сказал Лёха.

От слов громилы Жека резко встал и пожал по-братски ему руку. – Мы рады такого человека принять в наши ряды! Ты…, – но рыжий не договорил и упал в обморок из-за сотрясения и резкого подъёма с дивана.

– Он так рад, что как влюблённая сучка падает в обморок?

Лёха был в шоке от происходящего, хотя понимал, что сейчас переживает Жека. Благо жив остался, а то некоторые и на тот свет уходят от такого удара.

– Да ты горилла сраная! – сказал Макс, не отрываясь от игры. – Ты только нас больше не бей без оснований. Окей? – и предложил мир с гопником.

– Я подумаю. Вы всегда в этих костюмах ходите? – Лёха увидел, что анархисты ходят в одинаковой одежде и с гримом, как у клоуна. – Я чё тоже должен свою рожу красить в это дерьмо? – он показал на лицо Яны, у которой грим хорошо сохранился.

– Придётся. Таковы наши условия. Это же для конспирации, – сказала Яна и показала гопнику, на костюм, который лежал на диване и ждал нового хозяина. Так «Терминатор» стал частью банды анархистов и не пожалел об этом.

Лёха

«Я тупой, но сильный«Я тупой, но сильный. На этом всё. А! Вечер в хату, если чё».

 

Лёха хоть и был гориллой сраной, но любил читать и слушать. Не тупой и не умный, так можно описать гопника.

2010 год. Весна. Москва. Очередное логово анархистов.

За эту неделю они уже поменяли три локации. Зажимают их со всех сторон и не дают даже присесть или передохнуть. Нужно что-то срочно придумать, чтобы банду анархистов боялись все. Димон в этот день сидел и ворчал что каждый раз приходится переносить оборудование и что все его бесят.

– Душнилы вы грёбанные! – ворчал Димон.

Он редко психует, но, когда дело касается смены рабочего места, точнее только у него есть место для работы – он впадает в ярость. Типичный интроверт и социофоб. Хорошо, что дом хакера пока что не нашли, хоть там он может спать спокойно. Жека только был доволен в тот день и играл в приставку с Максом. Они вечно залипают там, даже за уши не оттянешь. А Лёха перевязывал руку, он отбил костяшки об морды мусоров и смотрел на Яну, которая читала Оруэлла 1984.

– 1984. Хорошая книга, – сказал он и оценил вкус девушки.

– Верно. Словно читаешь сценарий нашего мира.

– Это точно Янка! Ещё хорошие книги: «451 градус по Фаренгейту», «О дивный, новый мир». Странное дело, но это сейчас экстремистская литература. Наш мир и в правду слетел с катушек.

– Читающий гопник, что-то новенькое, – Яна отвлеклась от чтения и смотрела на гопника. – Ты в последнее время удивляешь меня Лёха.

– Мда. На зоне скукота была смертная… Вот и стал читать, чтобы скоротать срок было веселее.

Яна решила узнать прошлое Лёхи и села поближе к нему.

– А где твоя семья?

– Отец на пожизненном сидит, мамаша тоже зэчка, но на свободе. Она шлюха, больше нечего мне сказать. Поэтому я всегда был сам по себе.

– А за что сел?

– Из-за драки. Одному чёрту еблет расколотил и его дружкам тоже досталось. А он оказался сыночком директора комбината. Вот меня и упекли – быстро и жёстко.

– Ты, наверное, на зоне был авторитетом.

– Конечно, ёпт! Эти татухи заслужить нужно, а то заебёшься пояснять. – Лёха расстегнул рубашку и показал наколки.

На груди красовался тигр, там были ещё татуировки, но Яна не понимала, что они означают. От обнажённого торса здоровяка девушка застеснялась и даже покраснела. Ничего не скажешь, но тело Лёхи отпад. Яна увела быстро взгляд от красивого тела гопника и уткнулась обратно в книгу.

– Ты чё покраснела? Или чё? Влюбилась? – спросил Лёха, а Яна не поняла о чём он имеет в виду.

– Влюбилась? Не поняла.

– В меня ёпт!

– Нет. Просто… Смущаешь просто, – ответила Яна и ещё сильней закрылась за книгой.

– А! Кубики мои увидела? Ты чего парней голышом не видела? Ну, со всеми этими прибамбасами? – Яна от откровенных слов Лёхи ещё сильней покраснела и решила полностью скрыться за книгой. А гопник решил не останавливаться, ему было интересно смотреть на её реакцию. – Ха-ха! А чё? Жека перед тобой голышом не ходил? Вы же постоянно вместе.

Рыжий, как только услышал своё имя тут же повернулся к парочке, которая говорила на весьма откровенные темы. Жека вступил в диалог:

– Она что шкура чтобы на меня голышом смотреть? Отвали от неё Лёха! Добром такие разговоры не кончатся. Знаю. Лучше там о книгах говорите.

Лёха снова перевёл взгляд на Яну, которая уже пришла в своё естественное состояние.

–А вы это, ну с Жекой, того? Ну, спали? – спросил Лёха и не видел, как него все посмотрели, особенно Макс, который начал проигрывать Жеке.

–Ну да, только с Женькой спать невозможно ворочается постоянно. Поэтому я всегда сплю отдельно. Меня уже много раз спрашивали об этом. Это так интересно? – ответила Яна и посмотрела на Лёху.

–Не! Я не про это! Ты с Жекой…

–Завали рот, Лёха! Она не знает таких вещей! – заорал Жека и оборвал речь гопника.

–Да как не знать о таком. Даже Полина знает! Яна, что дитя малое?

–Лёха! Есть люди, которые не могут понять таких вещей. Я ей про любовь сто раз говорила, а она понять этого не может. Она всех нас любит, но кого-то как по-особенному, нет. Ну как любят друг друга мужчина и женщина, это она не может понять. Я ей даже фильмы, видео и аниме показывала. А она только говорила: «фу». И уходила, – ответила Полина. Она не видела, как на неё посмотрел Димон, который был в полном шоке, что оказывается эта девочка разговаривала на такие темы с молчуньей.

–Ага… У меня оказывается есть работёнка. Только она мелкая для меня, ростом не сходимся. Зато, наверное, там просто манна небесная, как раз под мой агрегат, – сказал Лёха и заметил что-то из-под рубашки Яны. – А ты тоже забитая, я смотрю. Что за чертяга? – он захотел расстегнуть рубашку и посмотреть на тату, но девушка со всей дури пнула его, что тот отлетел к стене.

Жека заменялся от прокола Лехи. – Ахах! Я же говорил: не лезь к ней. Вообще не подкатывай к Янке, она недотрога так-то ещё грохнет тебя.

В это время Яна застегнула полностью свою рубашку и строго посмотрела на Лёху. – Там не на что смотреть. И оденься горилла сраная у нас так-то дети есть, – и показала на Полину, которая помогала Димону установить оборудование на новое место.

Снова гопник оказался слабее молчуньи. Лёха встал и отряхнулся, одновременно отборно матерясь, а Яна решила выйти из логова на улицу, чтобы подышать и успокоиться.

– Ты бы не докапывался до неё, а то мордобоем закончится, – предупредил гопника Макс.

А Лёха с психу надевал рубашку и всем видом показал, что не отстанет от Яны сегодня. – Сильная сучка! Но мне такие даже нравятся. Эй! Янка! Ты же знаешь, я не отъебусь от тебя пока не увижу твои татухи! Ещё пояснять будешь мне! – он пошёл следом за девушкой очень уверенной походкой.

В это момент Дамей чистил свой пистолет, но уже как несколько минут оставил это занятие из-за спектакля, который учудили эти двое.

– Лёха бессмертный или тупой. Хотя эти двое друг друга стоят, – подытожил кавказец.

Макс проиграл Жеке и откинулся на спинку старого дивана. Он тоже был увлечён новой атмосферой, которую накалили Лёха и Яна, поэтому и проиграл рыжему другу.

– Ха-ха-ха! Может поженить их и потом родятся самые настоящие Годзиллы. И потом эти детёныши захватят мир! – хохоча сказал он.

– Ха-ха-ха-ха! – смех Жеки звенел в помещении, что даже было слышно снаружи. –Не плохой расклад, но нет, – он пошёл к Лёхе и Яне, чтобы посмотреть на представление. – Янка никогда не будет мягкой и нежной, как многие девушки. Это самый настоящий зверёныш и очень непредсказуемый.

Жека остановился у выхода, повернулся к остальным и сказал:

– И вы это пропустите? Ставки в этот раз делать будем?

Анархисты бросили свои дела и пошли смотреть на мордобой. Опять гопник и молчаливая сука били друг другу морды. Но Яна не дралась в полную силу с Лёхой, она знала, что может и убить если даст себе волю. Многие из банды понимали, что не может просто так быть очень сильной, хрупкая на первый взгляд, девушка. Только Жека знал, почему его напарница сильная и молчаливая, но никому не говорил об этом.

У Жеки была детская мечта — Toyota Supra. Он много чего хотел, но всегда молчал о своих желаниях. Говорил много, но не о том, что было у него внутри. 

2009 год. Москва. Лето.

Жека пригнал во двор на чёрной, тонированной Тойоте Супра, чтобы похвастаться перед Яной.

Рыжий Чёрт был в своём репертуаре и делал «Волчок» на тачке и другие трюки. Потом хулиган разогнался и круто повернул машину прямо перед Яной. Конечно, Жека умел водить машину и занимался экстремальным вождением. Его никто не мог поймать, слишком быстрый и неуловимый. Этот чертяга был местной знаменитостью в кругу криминала и закона. Каждый мент мечтает ему прострелить ноги, а бандиты отрубить рыжую и безумную голову, но это только в мечтах. Жека всегда выходил сухим из воды. И это всё благодаря его верной собаке, которую боялись ещё больше, чем, Рыжего Чёрта.

Жека с довольной рожей вышел из машины и всем своим видом говорил: «Крутая тачка, да?!».

– Ну как тачка?! Еле нашёл её. Мечта пацана сбылась! Супра… Моя сладкая девочка. – Жека поцеловал чёрную машину и повернулся к Яне, которая молча разглядывала машину. – Где визги и восторг? Это же Тойота Супра! Легенда! – он светился от счастья, но напарница не разделяла его впечатлений.

– Красивая машина…, – очень тихо сказала Яна. Она прикоснулась к тачке и молча разглядывала её.

– Садись. Погоняем! Шевели булками! Эта тачка до сих пор охуенная!

Как только Яна села в машину – она тут же рванула и погнала к трассе. Беспризорники гнали так что аж дух захватывало. Яна хоть и казалась спокойной, но не любила, когда Жека перебарщивал со своим безумием и жаждой адреналина. Он был как на игле, а может и на реальной, кто его знает… Беспризорники были такие разные, как огонь и лёд.

– Мы не разобьёмся? Ты так гонишь, что аж страшно…, – тихо сказала Яна.

– Страшно? Тебе — то? А если и разобьёмся, то ничего в этом страшного не будет. Мы же с тобой отбросы, никому не нужные. – Жека о чём-то задумался, а с лица прошла безумная улыбка и заменилась угрюмостью. – Если я сдохну, то тачка тебе достанется.

– Зачем ты так говоришь? – недоумённо спросила Яна. Друг в последнее время был сам не свой, словно что-то его сжирало изнутри.

– Просто так… Всякое может случиться. Сегодня жив, а завтра ты корм для червей. Столько слов хочется сказать, но не можешь… Что-то вечно мешает тебе высказаться. А завтра ты можешь умереть и будешь уже тогда молчать вечно, – говорил взволнованно Жека.

Он взял с заднего сидения тачки люпины и дал их Яне. От вида цветов у девушки приподнялись брови и мелькнула улыбка, которую так тяжело уловить.

– Люпины? Зачем?

– Ты же их любишь. Ведь так? – снова улыбка вернулась к рыжему чертяге.

– Так…, – Яна вдохнула аромат цветов и заметила пристальный взгляд друга. – Ты хочешь мне что-то сказать? – она видела, что что-то мучило Жеку, словно изнутри сжирала боль.

– Проснись…, – сказал тихо Жека. Он сбавил скорость и тихо ехал дальше, размышляя над чем-то.

В салоне Супры стало тихо, Яна услышала очень тихий ответ и не могла понять, что имеет в виду друг.

– Проснись? Но я не сплю. Никогда не сплю. Мне не снятся даже сны. Я не понимаю тебя Женя. Зачем просыпаться?

– Не спишь? А ты задавала себе вопрос почему ты не спишь? Почему ты такая? Хотя… Я уже сам не вижу границу между реальностью и сном. Как и между добром и злом. Я разлагаюсь здесь, чувствую, как растворяюсь в этом безумии. Хочу уйти навсегда, больше не просыпаться. Но я хочу видеть тебя! Хочу! Хочу, чтобы говорила со мной, но ты всегда молчишь!

– Я не молчу. И я не понимаю тебя. Странный ты. Но спасибо за цветы, они прекрасны!

Салон машины был наполнен благоуханием люпинов, аромат которых постоянно вдыхала Яна. Сегодня беспризорники не были на разбое и не выполняли просьбы Димона во имя анархии. Они сидели в простой одежде и были как все.

–А ты всегда одеваешься так? Просто футболка, джинсы и кеды? – спросил Жека.

–Да. А что?

–Ничего. Всё понятно с тобой тогда. А мне нравятся такие штуки, их сейчас никто не носит, такие платья из ситца и с красивыми воротниками. Ещё когда девушки закалывают всякие заколки красивые на волосах. Интересно, ты бы могла такое носить?

–Нет. Это же неудобно. Я же не могу выполнять твои приказы в платье из ситца.

–Тоже, верно. Блядь! То есть ты такое точно не носишь?

–А ты меня хоть раз видел в таком?

–Нет…

–А где ты люпины сорвал? Такие красивые.

–В поле. Просто в поле…, – ответил Жека.

Он перестал расспрашивать напарницу и просто ехал вперёд, без каких-либо ориентиров. Яна всё вдыхала аромат цветов и не видела наполненный болью взгляд Жеки. Он о чём-то знал, но не говорил ничего напарнице. Хотел что-то сказать, но не стал. Жека до последнего не мог понять кто для него Яна и только сегодня осознал, кто эта молчунья для него.

Внутри каждого человека есть монстр. Главное, уметь его сдерживать и контролировать свой гнев.

2002 год. Осень. Пермь.

Влад стоял вместе с отцом около могилы матери. Она была ещё так молода и красива, но несчастье может случиться в каждой семье. Отец положил цветы рядом с гранитной плитой. Родные молча постояли несколько минут около могилы женщины.

– Пойдём Влад. Весной снова придём сюда, нужно будет почистить и покрасить оградку.

Влад пошёл обратно домой вместе с отцом. Он начал видеть необычные вещи около надгробий. Мальчик зажмурил глаза, но видения не исчезали.

– Опять я вижу какую-то хрень целый год! И это после того, как не стало мамы из-за этой проклятой аварии! Стал видеть что-то потустороннее, непонятное. Ещё это чудовище преследует вечно во снах: не то человек, не то Лис. И постоянно не могу вспомнить что же было тогда, в тот роковой день…

В воспоминаниях Влада были девочки близняшки и их мать. Они стояли на пороге дома и махали ему вслед. Ещё в он помнил кабинет и мужчину в очках, который сказал: «Ожил. Получилось… О Боги! Это невозможно, неестественно. Я думал только с живыми эта штука работает, но…».

– Лучше никому не говорить о том, что я вижу и чувствую, а то посчитают психом, – сказал про себя Влад. Он сел в машину и ещё раз посмотрел на кладбище, где всё ещё были видения.

Этой ночью Владу снова снилось, что его преследует чудовище с лисьим лицом и острыми когтями. Мальчик бежал по лабиринту и не мог убежать от преследователя. Он оказался в тупике. Влад прижался к стене и закрыл лицо руками, чтобы не видеть чудовище.

– Уходи! Оставь меня в покое! Я боюсь тебя!

– Я тебе зла не желаю, Влад. Не стоит бежать от меня, ведь я – это ты.

Влад поднял голову и увидел вплотную монстра. Он всё был тем же, но лисья морда стала более мягче и дружелюбней.

– Но ты же монстр! Как ты можешь быть мной?!

Острый как бритва коготь чудовища ткнул в грудь мальчика. Монстр пристально глядел на мальца горящими во мраке лисьими глазами и сказал:

– Внутри каждого человека есть монстр и каким он будет, зависит только от тебя. Я – это твоя сила и куда ты её направишь: на благо или во зло, тоже будет зависеть от тебя.

– Получается, ты живёшь внутри меня?

– Верно. Не стоит бежать от своих страхов, никогда не беги от себя, – ответил монстр и растворился.

В памяти мальчика отпечаталась лисья морда. Он постоянно рисовал этот образ в тетрадях, листах и альбомах. Влад никогда не забывал этот сон, он отразился в подкорке и постоянно о себе напоминал.

Прошло несколько лет, мальчик стал взрослым и ответственным юношей. В месте, где он учился, точнее в городе, настали смутные времена. Расцветала преступность, но главным врагом всего мира оказались анархисты. Влад решил помочь Москве справиться с этими безумцами. Он сделал себе маску точь-в-точь похожую на морду того Лиса, чтобы никто не знал кто помогает полиции вершить закон и порядок.

Влад стоял на крыше высотки в новом образе, чтобы наводить ужас на преступный мир Москвы, а может и на весь мир. – Ты был прав, Лис – не стоит бежать от своих страхов. И я не боюсь, ничего и никого в этом мире. Даже анархистов! – он спрыгнул вниз с большой высоты в бездну города.

Дамей знал в совершенстве пять языков и образование для него было всё. Но в нашем мире знания не стоят на первом месте… А влияние, которое горячий кавказец засунет всем мандатным и зажравшимся в одно место.

2008 год. Июнь. Конец сессии. Москва. МГУ.

Дамей сидит перед преподавателем и выясняет почему ему занизили оценку. – Мы этот материал ещё не изучали! Почему вы именно ко мне всё время придираетесь и требуете слишком многого от первокурсника?! Я, итак, знаю пять языков. А вы меня заваливайте на испанском? Вы издеваетесь? Я же место потеряю, если вы не поставите зачёт! – возмущался он на несправедливые оценки преподавателя.

– Ты – бюджетник, а значит должен знать больше, чем остальные, чтобы удержать своё место. Многие тоже хотят здесь учиться бесплатно. Ты же это понимаешь, Дамей? –ответил на предъявления студента преподаватель.

– Я не единственный здесь учусь на бюджете. Хотя погодите… Это потому, что я нерусский парень, значит можно меня вытурить из университета, отдать моё место более «русскому» студенту? Вы же знаете, что я не смогу платно учиться. А образование – это всё для меня, – сделал предположение первокурсник и не желал терять своё место.

– Здесь дело не в национальности, Дамей, а во влиянии. Свободен.

Абхазец покинул аудиторию, но услышал, как преподаватель звонил кому-то.

– Да, он уже отчислен, считайте место ваше. Конечно, я позабочусь об этом, она спокойно окончит университет. Мы же не в Оксфорде откуда вытурили вашу девочку. Она может спокойно занять бюджетное место. И мне тоже приятно с вами работать, Михаил Геннадьевич.

Дамей понял, что его место отдали дочери богача или чиновника. Это его ещё сильней разозлило и хотелось всех порвать на эмоциях, но парень молча вышел из МГУ.

–Эй! Дамей! Ты куда так бежишь? – спросил охранник.

–Подальше отсюда, дядя Антон! Пошло в жопу это сраное МГУ! – сказал это громко Дамей и с ноги открыл входную дверь.

Первым делом парень пошёл к пяточку, где часто тусил с друзьями, которые уже узнали о его отчислении.

– Чё, тебя вытурили из МГУ? Зря жопу рвал, чтобы на бюджет попасть. Как матери скажешь об этом? – спросил друг.

– Пока не знаю… Блядь! Ёбанный город! Как же заебала эта несправедливость! Я найду эту чинушескую сучку и уебу! Мамой клянусь!

Дамей никогда не ругался и не матерился, но в этот раз его просто довели. Нервы начали сдавать.

– Твоё место отдали дочери чиновника? Что ты хотел, Дамей? Ты прям идеальный кандидат, чтобы избавиться от лишнего, точнее кто мешает выгодной сделке.

– Вот до чего доводит студентов МГУ! Дамей матюкается как сапожник!

– Да, всё бесит просто! У меня нет денег, чтобы учиться платно. Хотел как человек жить, нормальное образование получить, в корпорации работать. Блядь! Вот что за несправедливость?! Короче, до завтра пацаны! Я пошёл, ещё матери нужно всё объяснить, – Дамей пожал всем друзьям руки и ушёл, оставив при себе тонну эмоций.

Он всю дорогу домой негодовал о произошедшем, чувство справедливости не давало ему покоя. Дамей уже думал о том, как он разъебёт морду отцу той шландры, которой отдали его честно отвоёванное место. Или просто разобьёт окна квартиры препода, он как раз живёт на втором этаже. Но тут же отбросил безумные мысли, он не хотел проблем с законом и просто думал, как ему быть и что делать.

Студент зашёл в квартал, тихий и тёмный. Там был мусор и прочий хлам. Он прям просился: «Вымести на нас всю злобу, Дамей». Кавказский парень выпалил весь свой негатив на всё что попадалось под горячую руку.

В этот тихий квартал вбежали анархисты. Они скрывались от погони полиции, и увидели картину: как горячий кавказский парень разносит всё в пух и прах. Причём мощно и жёстко, то, что нужно им. Но так подумал только Жека.

– Ни хера он тут всё разнёс! Ты чего такой дерзкий, пацан? – обратился к Дамею гопник.

– Отъебитесь все от меня! Захотел и разнёс! И тебе сейчас, фрик, рожу разукрашу! – пригрозил Дамей.

Он не обратил внимания, что перед ним стояли знаменитые анархисты в своём образе, который стал дико популярным во всём мире. Даже за значок с символикой анархии могут посадить на 10 лет. Настолько серьёзно ребята взялись за переворот не только в стране, но и во всём мире.

– Чё, блядь?! Тебе жить надоело на?! – Лёха офигел от такой наглости и уже пошёл бить морду пацану, но его остановил Димон. – Оставим его. У многих сегодня день не задался.

Банда анархистов начали уходить, но Жека остановился и спросил Дамея:

– А что случилось-то у тебя?

–Да ничего! Этой сучке моё место отдали! Я из кожи вон лез чтобы на бюджет попасть, получить хорошее образование и жить как нормальный человек! А сейчас я готов всё разнести! Устроить апокалипсис всем, поубивать этих зажравшихся ублюдков! Уничтожить элитные кварталы, бутики и прочую дрянь, которая делит нас на богатых и нищих!

– В ком-то сейчас просыпается анархист, – сделал вывод Димон.

– О! Апокалипсис, это по моей части, – добавила Яна.

– Хочешь разнести дорогие магазины и устроить ад для элиты, то это по моей части, – сказал Жека.

– Хочешь равенства и свободы, тогда это ко мне, поясню за анархию, – намекнул Димон.

– А я тебе морду набью и точка, – пригрозил Лёха.

– Ему нужно сбросить весь негатив. Хочешь травки? Легче станет, отвечаю. Пойдём с нами, мы тебя угостим чем-нибудь. Поговорим, – предложил альтернативу Макс.

Дамей молча согласился и пошёл следом за анархистами так как не видел смысла крошить мусор и бить кулаками об стену. Банда шла дворами и там увидели, как мальчишки играли в футбол. К Дамею пришли воспоминания о детстве, как он с друзьями играл в футбол до поздней ночи.

– Хорошо играют. Часто с пацанами играли в футбол, аж до темноты, пока соседи или родители не начнут орать и гнать с поля, – сказал вслух Дамей.

– Прям ностальгия по тем временам… Тогда всё было другим. Вам не кажется, что с нашим миром что-то не так? – присоединился к тёплым воспоминаниям Лёха и задумался над чем-то.

– Эй! Пацаны! Можно с вами? Если вы выиграете, то мы вам каждому по десятке дадим, – предложил мальчишкам выгодную сделку Жека.

– Десять рублей что ли?! Ха-ха! Насмешили, – недопоняли пацаны слова рыжего парня в костюме и с разрисованным лицом как у Пьеро.

– Десять тысяч. Ну чё? Вы в игре? – пояснил Жека.

– Да!!! – хором ответили мальчуганы.

Банда анархистов с Дамеем играли против мальчишек в футбол. Пока они играли, позабыли о проблемах и прочих реальных гадостях нового мира, словно вернулись в детство.

– Гол!!! Мы выиграли! – раздались крики радости во дворе.

– Я чуть не сдох! Откуда у них столько энергии? – задыхаясь спросил у себя Димон.

– Они ещё дети, мир для них пока открыт. Потом они станут нами и силы пропадут, и стремления поубавятся, – ответила напарнику Яна.

А Жека уже раздавал деньги мальчишкам за честную победу и был в ударе после игры, что давал деньги пачками.

– Так, чемпионы! Держите! Здесь даже больше, чем обещал. Только пообещайте потратить с умом, на нужное.

Мальчишки держали пачки денег и перебирали купюры, не верили своим глазам.

– Реально деньги дают! Вы банкиры или бандиты? – спросил мальчишка.

– Анархисты. Если интересно, то можете нас найти в интернете. Посмотрите, чем мы занимаемся, – ответил на вопрос Димон.

Анархисты начали уходить с футбольного поля, а Дамей стоял и что-то обдумывал. – Я с вами. Примерно понял, чем вы занимаетесь, только хочу, чтобы вы подыграли мне. Не хочу, чтобы мама думала, что я стал бандитом, как многие в этом городе, – он согласился быть частью банды анархистов.

– Конечно. Ты работаешь в частной и успешной компании, даже документы тебе сделаю, чтобы никаких сомнений не было у твоей матери, – предложил свою помощь Димон.

На следующий день Дамею выдали костюм и привели в зал с оружием и экипировкой.

– Выбирай то, что будет для тебя удобней и эффективней. Врагов у нас много, не считая мусоров, – сказал Жека.

Дамей взял автомат Калашникова и пистолет, Лёха оценил выбор кавказца.

– М-м… Калаш. Надеюсь, мы с тобой поладим, Дамей.

Дамей убрал предохранитель и повесил на плечо автомат. Сегодня анархисты решили ограбить особняк депутата ДУМы. Того самого, чья дочь займёт место Дамея. Ой как там оторвался горячий кавказский парень, что ещё месяц по новостям говорили о новом члене банды «Анархии».

Дамей«Я часто вспоминанию родину – Абхазию«Я часто вспоминаю родину – Абхазию… Хочу вернуться туда человеком, восстановить дом, который был разрушен во время войны. Я тогда только начал познавать этот мир и меня встретила война. Отец тогда погиб, от него у меня осталась единственная фотография, которую мама успела схватить во время бомбёжки. Матушка нашла в себе силы и покинула родину со своим двухлетним сыном и поехала в Москву, к брату. Дальше нет сил что-то говорить, времена были очень тяжёлые и порой невыносимые. Но я старался не огорчать матушку и хорошо учился, работал. Поступил в МГУ на бюджет, и вот тогда всё началось. Радушные педагоги умышленно меня заваливали, чтобы освободить место для доченьки какого-то там депутата. Кто я вообще такой? «Нерусский» парень, чей дом разрушила война. В итоге меня отчислили. Как я был зол! Но всевышний Аллах всё видит. За всё зло есть расплата. Хотя тогда я впервые дал волю гневу и в этот момент я встретил Жеку и его друзей. Они кратко рассказали, чем они занимаются, и я с радостью согласился быть частью их идеи. Первым же делом, я угнал тачку у той сучки, которой отдали моё место. Забирать у богатых, которые нагло воруют у трудящихся и возвращать народу – это справедливость, и она скоро восторжествует во всём мире».

Димон не любил гостей, особенно незваных жильцов, которых навязывают против его воли. Хакер любил тишину и мрак, что не скажешь о его сожительнице — Полине. Интересно сколько дорам и аниме ему предстоит посмотреть? Ведь, подростки любят забирать к себе внимание, особенно у парней с малахитовыми глазами…

2008 год. Декабрь. Новокурьяново.

Старый дом, такой же как во всех деревнях нашей необъятной страны. За окном бесконечно лаяла собака, а дома был персональный ад: из старья, хлама и вечных бутылок палёной алкашки. У Полины была хорошая семья, до тех пор, пока мама не сошлась обратно с отцом, который вышел из тюряги за воровство. С каждым годом жизнь девочки становилась всё невыносимей и невыносимей. Мать начала пить на пару с отцом, а потом вообще попала под колёса фуры, когда поссорилась во время горячки с батей. Полина постоянно сбегала из дома и ночевала у друзей, но отец вечно притаскивал её в старую лачугу. Но это длилось недолго.

Полина сегодня сидела в своей комнате и смотрела аниме «Госик», там всё было так интересно и увлекательно, девочке казалось, что там её жизнь. Она была главной героиней и хотела быть таким же умным детективом. Просмотр уже любимого аниме прервал пьяный отец, который беспардонно вломился в её комнатку.

– Что тебе надо? Я всё помыла и убрала, – недовольно спросила Полина.

– А ну-ка, метнулась в магаз. Закуску не забудь ещё, – еле выговорил алкаш.

– Ты издеваешься?! Куда ещё? Ты, итак, пьян! И мне не продадут алкоголь! –возмутилась дочь.

Отец грубо взял за руку дочь и швырнул её к выходу из лачуги.

– Я сказал: метнулась!

Полина сжала свои маленькие руки в кулачки и начала орать на долбанутого отца.

– Да как ты заколебал! Всё! Я ухожу!

– Чё ты сказала?! Шлюха, как и твоя мамаша! Пойдёшь к своим ёбарям жить? Да ты на хуй не сдалась им!

– Чего?! Шлюха?! Это мои друзья! Точнее были друзьями, пока ты не опозорил меня! Чёртов алкаш!

– Чё ты сказала?!

Отец разозлился от слов дочери и взял топор, который стоял около почти развалившейся печки. Он замахнулся на девочку, но она вовремя увернулась и лезвие топора воткнулось в косяк.

– Ты сдурел?! Помогите!!! – закричала Полина и выбежала из дома в чём было: футболке, джинсах и носках, без кроссовок, прям по снегу бежала.

Полина на инстинкте выбежала к трассе, за ней всё гнался отец с топором и орал.

– Помогите, хоть кто-нибудь?! Он же меня реально зарубит! – кричала о помощи Полина, но никого рядом не было, как назло.

– Куда побежала, дрянь?! – орал и уже догонял дочь озверевший отец.

По трассе ехала единственная машина. Тачка резко свернула с пути и сбила алкаша, что тот отлетел в кювет. Полина остановилась и увидела крутую, чёрную тачку. Из неё вышла девушка небольшого роста. Это была Яна. Вид у неё был, как всегда: костюм, грим на лице как у Пьеро и кеды.

– Хорошо летел… Надеюсь, сдох. Ты чего стоишь? Садись в машину, – предложила свою помощь Яна.

Полина быстро села в машину, и покинула место событий, даже не посмотрев на отца, который валялся в снегу. Пока они ехали, девочка всё украдкой смотрела на спасительницу и у неё возникло много вопросов.

– Кто она? Зачем этот грим на лице? Это же Пьеро из Буратино. Хотя это неважно. Она спасла меня от этого ублюдка, который только формально был отцом. Молчит… Куда она меня везёт? – про себя размышляла Полина.

После нескольких минут молчания девочка не выдержала и первая начала диалог:

– А куда мы едем?

– Ты хочешь домой? – ответила на вопрос вопросом Яна.

– Нет! В этот ад не ногой!

– Тогда мы едем куда нужно.

– В Москву? Ты живёшь в Москве? Прям в Центре?

– Да. А ты так хочешь туда?

– Конечно! Знаешь, как тяжело здесь жить и знать, что через пару километров есть цивилизация, город и другие крутые вещи!

– Цивилизация? Этого понятия как несколько лет не существует, но ты ещё маленькая, чтобы понимать такие вещи.

– Говорят, что после войны город изменился, стал более криминальным.

– Весь мир тогда изменился…, – Яна увидела, что Полина сидит без обуви и достала с заднего сиденья кеды. – Надень, а то ноги замёрзнут. Это не зимняя обувь, но хоть что-то.

Девочка надела кеды, они ей были велики даже с толстым носком.

– Они огромные! У тебя такая длинная нога? – удивлённо спросила Полина.

– Нет. Это кеды Жеки. Ты познакомишься с ним позже. Одежду тебе поможет купить Димон. Он сейчас как раз из дома работает. Пулю схватил, неженка блин…

– Пулю? Вы бандиты?

– Можно и так сказать.

– Круто…, – Полина смотрела в окно и видела Москву. – Наконец-то я сюда приехала, но что со мной сделает эта девушка? Может просто оставит где-нибудь и уедет по своим делам. Или продаст меня кому-нибудь. Что-то я боюсь…, – размышляла про себя она.

Через полчаса Яна приехала к бару «Отверженные». У входа девчонок встретила Алекс и удивилась при виде Полины.

– Это что за ангелочек с тобой? – спросила она и потрепала подростка за бархатную щёку.

– Ты пригляди за ней. Как придёт Димон, скажешь, чтобы она перекантовалась у него, – попросила об услуге Яна.

– А ты? – спросила Алекс.

–А у меня ещё дела есть. Жеку нужно забрать, он мне всю трубку сорвал. Неугомонный, Рыжий Чёрт!

Яна ушла, а Полина осталась в компании пацанки. Девочка разглядывала бар, там пили и отдыхали люди из разных слоёв общества. Хозяйка бара то и дело расспрашивала о жизни девочки, но она только отвечала: «Да. Нет. Возможно. Всё хорошо. Спасибо».

Через два часа в бар медленно зашёл Димон и немного придерживался за правый бок. А когда он увидел Алекс – то тут же убрал руку, словно его ничего не беспокоит. Он был в чёрном пальто и объёмном шарфе, который закрыл пол лица юноши. Его густые чёрные волосы были заснеженными, а очки запотели от тёплой обстановки бара. Дима недовольно достал из кармана пальто платок и начал протирать очки.

Алекс увидела частого гостя и окликнула его:

– О! Димон! Иди-ка сюда! Ты как раз мне нужен!

Парень подошёл к барной стойке и его увидела Полина. Он был похож на Сакамото, аниме персонажа. Только у Димона были зелёные глаза, обрамлённые густыми, чёрными ресницами.

– Как ты похож на Сакамото! – заверещала Полина.

Только сейчас Димон увидел девочку, которая сидела за барной стойкой.

– Что здесь делает малолетка, Алекс? – хакер не понимал, что сейчас происходит и кто эта соплячка. – И что за Сакамото?!

– Это аниме персонаж! А-а! Даже очки такие же! – объяснила Полина.

– Яна притащила её сюда и велела тебе её у себя подержать, – сказала Алекс как приговор.

– Вот как? А меня спросить было невозможно? И где она сама сейчас? – недовольно спросил Димон.

– По своим делам ушла, – спокойно ответила хозяйка бара и пошла обслуживать клиентов.

– Ясно. Чего стоишь? Пошли, раз уж ты зачем-то сдалась Янке. – Димон дал команду следовать за ним Полине. Они вышли на улицу, там было уже темно и холодно. Падал снег.

Димон увидел, что девочка вышла в том же, в чём была в баре. Без верхней одежды.

– Ты так приехала к Алекс? В футболке, джинсах и…, в кедах Жеки?!

– Это долгая история…, – тихо ответила Полина. Она почувствовала себя неловко и засмущалась.

Димон снял своё пальто и одел на плечи Полины. Оно было тёплое и тяжёлое, а ещё приятно пахло. Не как батя, дешёвым одеколоном, которым ещё и прибухнуть можно с горяча.

– Садись в машину, а то заболеешь, – сказал Димон и завёл машину.

Полина села вперёд и пыталась пристегнуться, но у неё не получалось. Она впервые сидела в такой дорогой машине и сильно волновалась. Она не знала ничего о Димоне и Яне.

– Куда он меня сейчас увезёт? Продаст в какой-нибудь притон? Изнасилует? Или вообще что-то хуже! Что мне делать? Не паникуй Полина. Всё будет хорошо. Пока со мной всё хорошо, – пыталась успокоиться Полина, но у неё это плохо получалось.

– Не можешь пристегнуться? Дай сюда, я сам. – Димон на ходу пристегнул ремень Полины и увидел, что она язык проглотила и побелела. – Да ничего я с тобой не сделаю! И не увезу туда, куда ты могла подумать. Домой ко мне едем. А дальше, что Янка скажет, – ответил на все вопросы Полины хакер.

– А она что сделает со мной?

– Не знаю. Будем решать куда пристроить, как тебя там…?

– … Полина, – представилась девочка.

– Димон.

– Сакамото. Можно тебя так называть?

– Называй. Мне всё равно. Блин, навязала тебя Янка на мою голову. Надо одеть тебя, но у меня ничего нет для девчонок. Короче. Едем в ЦУМ.

При слове «ЦУМ» у Полины заглохло в ушах и сильно забилось сердце. Она только слышала о всей той роскоши, что там продают. Полина посмотрела на себя и поняла, что она выглядит ущербно для таких мест, как ЦУМ.

– Я думаю, что такой, как я, не место в ЦУМе. На меня будут смотреть, как на бомжиху, – расстроенно и подавлено сказала Полина.

– Тебе важно, как будут на тебя смотреть люди? Мнение окружающих для тебя закон?

– Нет. Я никогда не была в таких местах и мне неловко…

– Сейчас у тебя есть шанс увидеть что-то новое и получить позитивные эмоции. Денёк, как я уже понял по твоему виду – не задался. Так мы едем в ЦУМ?

– Поехали… Мне всё равно некуда бежать.

Димон и Полина вошли в богатые залы торгового центра. Люди там, естественно, были красиво одеты и выбирали себе дорогие товары, а девочка в огромном пальто пряталась за спиной парня. Она не хотела, чтобы её увидели: «Гнома в человеческом пальто» и в кедах, которые на ней смотрелись как огромная обувь клоуна.

Димон завёл девочку в торговый ряд и позвал девушек консультантов.

– Дорогие барышни! Вы бы могли мне помочь. Моей сестре нужна срочно одежда. Вот прям всё: от носков до шапки. Её одежду украли бараны-одноклассники пока она переодевалась после физры. Эти придурки так и не вернули её вещи, наверное, выбросили. А мне её родителям нужно к вечеру вернуть. Спасайте меня, пожалуйста от гнева родаков, – сказал Димон, а Полина даже поверила в выдуманную легенду.

Консультанты подошли к девочке и начали спрашивать, что бы она хотела. – Какого цвета была твоя одежда? И какой модели она была? Может что-то похожее подберём, – девушки увели Полину вглубь магазина и помогали ей с выбором одежды.

Димон сидел почти час и ждал, когда Полина «там навыбирается и намеряется». Он уже все игры переиграл на своём телефоне и решил немного вздремнуть, но ему на колени положила его пальто Полина. Димон открыл глаза и увидел совершенно другого человека. Милую девочку, что была похожа на одну большую конфету.

– У вашей сестры удивительный вкус. И родители в таком виде её отпускают в школу? – спросила консультант.

А Димон в этот момент словно язык проглотил от вида Полины, уж слишком яркая и броская была одежда. Сам он всегда носил только чёрную одежду, никаких ярких цветов, тем более конфетных.

– А-а… Да. Они ей всегда во всём потакают, — только это смог придумать Димон.

Консультант заметил разительные отличия между Полиной и Димоном. – Зато вам, наверное, не особо потакали, вы такие разные.

– Таков удел первенцев. Так. Нужно всё это добро посчитать и оплатить, – решил прервать неудобную тему хакер.

Димон и Полина подошли к кассе, чтобы оплатить покупку.

– С вас 117750 рублей, – улыбчиво сказала сумму продавец.

– Чего?! Так много? – Полина начала разглядывать на своей одежде сто тысяч, но так и не смогла их там найти, одежда как одежда. – За это сто тыщ?

– Оплата по карте, – спокойно сказал Димон и оплатил покупку.

Контрастная парочка начала покидать ЦУМ, а Полина так и не могла уложить цифры в своей голове.

– Сто тысяч?! И ты так просто их отдал за это? – Подросток показала на всё что было на ней надето. – Ты кто? Банкир? Бизнесмен? Откуда такие деньги?

– Хакер. Я не считаю деньги. Кончились, взломал счёт чинуша и перевёл себе. Схема проста.

– А тебя за это не посадят?

– Меня тяжело поймать. Кроме этого, я состою в банде анархистов.

– Анархистов? Тех самых о которых по телику говорили? Точно! У той девушки было лицо разрисовано как у них! Так вы те самые анархисты?!

Димон закрыл рот неразумной девчонке и прижал к стене.

– Не так громко. И если ты нас сдашь полиции – ты труп. Поняла?

– Поняла. Я ваша поклонница! Постоянно зависаю на вашем сайте. Так это ты этот сайт держишь? Ты тот самый неуловимый хакер по кличке «Анархист»?

– Тот самый.

– О-о-о! Я сейчас задохнусь от…! Не знаю от чего…! Ух… Успокоилась вроде. Оказывается, знаменитый хакер такой красавчик! А можно ваш автограф товарищ анархист?

– Нет. Поехали уже. Пф! Конфета. – Димона насмешил внешний вид девчонки и её бурные эмоции.

Знаменитый хакер привёз девочку в своё логово. Квартира была такая же серая как её хозяин. В комнате было много техники и компьютеры. Димон положил на большой, стеклянный стол еду и поставил перед собой свой ноутбук. Через некоторое время Полина сидела за этим столом, а парень всё смотрел в свой ноутбук и ел. Димон выглядел худым, но при этом в него влезало куча еды. Полина решила выяснить о бездонности желудка хакера.

– Ты всегда так много ешь?

– Есть такое. Ты тоже ешь или тебе такое не нравится?

– Всё очень вкусно. Просто наслаждаюсь едой.

– Тебя не кормили что ли? – Димон увидел, что Полина полноватая, пухлая и мягкая как зефир. – Хотя, по тебе не скажешь. Ты вообще откуда?

– С пригорода. Отец алкаш…

– Можешь не продолжать. Я всё понял.

Появилась неловкая пауза. Полина решила перевести тему:

– А когда Яна вернётся? И почему вы ходите с лицом как у Пьеро?

– Этот грим вместо разбойнической маски, так удобнее. Ну об этом потом, может даже не будем тебя брать с собой, ещё попадёшь под пулю.

– Как ты?

Димон от неожиданного заявления девочки подавился едой и тут же схватился за правый бок. От боли парень сморщил свой белоснежный лоб.

– Янка! Чтоб тебя… Она тебе сказала?

– Да. Сказала, что ты пулю схватил. А это больно? В меня никогда не стреляли.

– Сначала небольно, но потом ой как прихватит. Зато Янка у нас неуязвимая, вечно выходит чистой из воды, – сказал еле Димон и встал, чтобы выпить обезболивающее.

– Я хочу быть похожей на неё. Ну, на эту Яну. Хочу быть такой же крутой, как она! Гонять на крутой тачке и…

– Никогда! Ты не знаешь её. Ты не монстр, а милая девчонка. Не нужно делать из себя того, кем никогда не станешь. Будь собой, не нужно делать из кого-то идола.

– Ты её боишься?

– Нет, но следовало бы. Будь с ней осторожна. Яну лишний раз злить не стоит.

Вечером Полина сидела около окна и видела город: красивый, богатый, но пустой и холодный. В отражении стекла она разглядела своё лицо, как девочка считала — не особо красивое. Полина посмотрела на свои светло-русые волосы и повернулась к Димону, который всё сидел за своим ноутбуком. Она решила спросить разрешения на эксперименты.

– А можно мне волосы покрасить в голубой цвет?

– В голубой? Зачем? Твой цвет тоже красивый.

– Я хочу быть на кое-кого похожа.

– И на кого?

– На Мальвину. Помнишь сказку Буратино?

– А-а… Понял твою мысль, но у нас нет Буратино и Артемона.

– Это неважно. Если вы ходите с лицами как у Пьеро, то почему бы не быть Мальвине в вашей банде… Никакой Буратино мне не нужен, мне нужен Пьеро!

Полина мечтательно смотрела в потолок словно что-то представила.

– Если ты так хочешь голубые волосы, то я не против. Завтра сходишь в ближайшую парикмахерскую, – сказал спокойно Димон.

– А ты не пойдёшь со мной?

– Мне сегодня от души хватило тебя ждать. Карту дам, сама расплатишься, не маленькая уже.

– Я тебя не поблагодарила за всё. Спасибо! – Полина заметила ярко-зелёные глаза парня. – И у тебя глаза как малахит. Очень красивые, – и смотрела на него как-то странно.

– Спасибо. Мне никто не говорил такого, – смущённо поблагодарил за комплимент Димон. Он уткнулся в свой ноутбук и краем глаза смотрел на девочку, которая выделялась на фоне серых стен.

– Пожалуйста. Я всегда говорю, когда вижу что-то красивое. Ты красивый. И почему тебе девушка не говорила о том, что у тебя глаза очень редкие. Они же реально красивые. Сто процентов у тебя есть девушка, – всё говорила комплименты Полина и перевела своё внимание на ночные виды города и тоже любовалась ими.

– Потому что не любила, – спустя полминуты ответил Димон.

– А? В смысле?

Пухленькая девочка в розовой юбке подошла ближе к Диме и села на стол рядом с его ноутбуком.

– Ты спросила, почему моя девушка не говорила, что мои глаза красивые. Я ответил, что она меня не любила, поэтому не говорила мне таких комплиментов. Пф-ф… Слезь со стола и сядь куда-нибудь. Работать не даёшь. – Димон приподнял со стола пухлую и мягкую Полину. – Иди! Прижми свой беляш хоть куда.

– Беляш? Я что толстая? Мне все говорят, что я толстая. Блин. И ты это сказал. Это всё из-за сладостей. Надо кончать с этим и худеть, но так хочется конфеток…

Полина упала на кровать хакера и завернулась в одеяло как рулет. На Димона издалека смотрела гусеница с лицом «Алёнушки», как на картинке обёртки знаменитого шоколада. А Димон чувствовал себя неловко и решил немного извиниться за то, что назвал девочку беляшом.

– Ты пухлая и мягкая. А худых полно по всему миру. Мужчины любят, когда женщина мягкая, а не скелет, обтянутый кожей.

– Что правда? И ты тоже любишь беляши? – Полина верещала на другом конце комнаты и отвлекала от работы хакера.

– Да. Если ты сейчас от меня не отстанешь – назову тебя жирным хряком. Отвлекаешь же!

В этот момент кто-то громко постучал в дверь. Полина заметила, что хакер не идёт к двери.

– Там кто-то стучится.

– Тише!

Димон был готов сжечь девочку своим зелёным огнём и тихо затаился за столом, даже клавиатуру не трогал, держал руки на весу.

– Открывай! Бля…, как тебя там… Димон!!! – за дверью орал опять пьяный Жека.

– Вот сучара!

Хакер недовольно открыл дверь и в квартиру завалился Жека.

– Я у тебя поссу? Ни чё?

Рыжий Чёрт уже знал хорошо дом хакера и сам дошёл до туалета. А Полина вылезла из одеяльного рулета и подошла ближе к Димону и спросила:

– А это кто?

– Спрячься! – только это сказал Димон, как вышел рыжий.

– Опа! Стоямба! Это кто ещё такая? Чё за гном? А чё без бороды?

Жека шатался и искал свой диван, который был напротив кровати Димона.

– Гном?! Я не гном, рыжий придурок!

Полина за оскорбления пнула Жеку в ногу, что тот громко упал на пол.

– Надеюсь ты его убила, – сказал довольно Димон. Он вернулся к своему ноутбуку и продолжил работу.

– Э?! Ты чё пинаешься? Бля…, я уже не встану. – Жека протянул руки Полине и ждал от неё помощи. – Тащи меня свин.

– Брось его на диван. Он сейчас вырубится и шуму меньше станет.

По просьбе хакера Полина молча дотащила рыжего до дивана. Тот сам залез на свою лежанку и что-то нёс несусветное. О скором сне и не шло речи.

– Бля, она опять куда-то съебалась. Знаешь куда Димон? Ты же за нами следишь. – Жека бросил телефон на пол и перевернулся на живот. – Вот чё она такая? Молчит, бьёт меня и ещё не отвечает на звонки. Бесит блин!

– Заткнись и ложись спать, Жека! – крикнул Димон и был готов задушить рыжего придурка, но вечно не мог это сделать.

А Полина вспомнила диалог Алекс и Яны в баре. Её спасительница говорила, что едет забирать некого Жеку, что он там её потерял и ждёт.

– Это тот самый Жека? Яна же сказала, что едет его забирать.

– Да??? Меня никто не забрал, а я ещё сильней нажрался. Хреново мне без неё. – Жека начал скулить и мычать, этим сильней бесил хакера.

В это время Полина сидела на кровати, и единственная разговаривала с пьяным Жекой. Ей было интересно послушать его и что он говорит о Яне.

– А почему тебе плохо без неё?

–Потому что люблю, очень… Ну вот где она? Мне надо ей сказать, чтобы она просыпалась, что сдохнет если не проснётся. А я как её найду потом? Она же везде сдохла. Бля… Вот где она?! – Жека нёс какой-то бред и искал свой телефон, который выбросил.

– Всё что он говорит не воспринимай всерьёз Полина. Фигню всякую несёт, – сказал Димон. Он пошёл на кухню с ноутбуком и закрыл дверь, чтобы не слушать бредни пьяницы.

– Ну, мне не впервой видеть белую горячку или когда белочка пришла, – сказала в ответ Полина. Она открыла окно и впустила свежий воздух.

– Где мой телефон? – Жека искал свой гаджет и крутился на диване как чёрт. – Где телефон!

– На, держи! – Полина дала разбитый, но ещё живой телефон Жеки.

– Абонент вне зоны действия сети, – прозвучал бездушный голос оператора. – Да блядь! – Жека снова выбросил телефон и заорал.

–Так! Истеричка! Живо лёг спать! А то я тебя холодной водой оболью!

Очень грозно встала Полина над диваном, где лежал и истерил рыжий пёс.

– Я должен её вытащить отсюда! – Жека взялся голову и смотрел в потолок. – Ты мне должна помочь Полинка!

– Ты откуда знаешь, как меня зовут?! Эй! – Полина ткнула парня, но он резко уснул. – Спит? Вот шизик…

Девочка пришла пришла на кухню и села рядом с Димоном, который не работал, а слушал что орёт рыжий напарник. Голова Полины была квадратной от того, что только что слышала, этот Жека показался ей психом. Или просто он напился до беспамятства, поэтому Яна не забрала его.

– И где я спать буду? В прихожей на коврике? – сказала грустно Полина. Она распаковала конфетку и что-то приуныла, даже сладость не могла её развеселить.

– Можешь лечь на мою кровать, я всё равно не сплю по ночам. Днём отосплюсь, когда этот рыжий ублюдок покинет мой дом. Бесит блин.

– А он что Яну любит? – Полина не понимала, что нашла её спасительница в этом придурке. – Они типо парочка? У них там любовь морковь?

– Нет. Это он по пьяни так говорит. Они просто давно вместе. Беспризорники. Я потом всё них тебе расскажу. А теперь, беляш – иди спать.

Полина снова вернулась в комнату, где уже храпел Жека. – Выспишься здесь. Словно ничего не поменялось. Засыпаю опять под храп алкаша. Надеюсь, это будет не каждый день, – она накрылась подушкой, чтобы не слышать храп, стоны и бред Жеки.

Так прошёл первый день Полины вдали от дома и семьи, куда она никогда не вернётся. Хотя её искал отец, он не сдох тогда и обратился в полицию. Носкова Полина Денисовна была объявлена в розыск, но девочку так и никто не нашёл. Потому что Димон удалил из базы девочку и заменил её на другого человека. Теперь у Полины были новые документы и новая жизнь.

Отныне яркая и броская девочка жила под одной крышей с ворчливым и мрачным хакером, который был постоянно в работе. И ещё стены дома были серыми и скучными, что руки Полины так и просились их расписать в яркие цвета.

–И что ты делаешь беляш? – спросил Димон, когда увидел яркий рисунок на серой стене. – Ты чего творишь? Я тебе не разрешал рисовать на стенах!

–Но здесь так скучно! Всё серое и мрачное. А здесь я сделала свой уголочек, даже игрушки прикупила и плед.

–Уголочек? Это моя квартира соплячка! А ну убирай отсюда всё это дерьмо! И это моя кровать! Какой это твой уголочек?! – ругался Димон на подростка.

–Ладно… Я всё убираю, – грустно сказала Полина и переложила свои вещи на диван Жеки. – Я тогда пойду.

–Куда?

–Просто погуляю и подышу свежим воздухом, а то здесь душно.

Полина ушла и Димон наконец-то остался один, он мог спокойно работать, но через час начал беспокоиться что девочка до сих пор не пришла. Он начал звонить ей, но абонент был вне зоны действия сети.

–Так! И куда она делась?

Димон схватил пальто и помчался на поиски Полины. Но искать долго не пришлось, она сидела на лестнице и тихо плакала.

–Ты чего здесь сидишь беляш? И почему телефон выключила? А ну давай его сюда, надо туда чип поставить, чтобы я всегда знал где ты.

–Не дам тебе телефон Сакамото. И вообще домой поеду, там хоть я могла что-то делать, а не сидеть как в клетке, тем более в мрачной как ты.

–Ты расстроилась, что я наругал тебя за разрисованную стену?

–Да. Не люблю, когда на меня ругаются. Мне дома хватило что меня вечно поносили и обзывали. Я пошла, а ты можешь и дальше спокойно работать. Не буду больше тебе мешать неуловимый хакер, – сказала Полина и в слезах пошла к выходу из многоквартирного дома.

–Боже… ух же эти подростки. Да стой ты, беляш! Пойдём, можешь свой уголочек сколько угодно облагораживать. Так уж и быть выделю тебя место в моей мрачной берлоге.

Прошло ещё пару недель и Димон начал привыкать жить под одной крышей с девочкой, что постоянно слушала попсовую музыку и смотрела аниме. Даже были такие моменты, когда Димона чуть не стошнило от очередного диалога персонажей и думал, как такой бред можно смотреть. Но Полине это нравилось, и она могла часами смотреть аниме.

О сожительнице Димона узнали остальные анархисты и желали познакомиться с новым членом их банды. Поэтому через некоторое время Мальвина — Полина стояла среди взрослых и высоченных парней. Они ей дали костюм и кеды. Девочка примерила на себе образ анархистов и верещала от радости, потому что она была их поклонницей.

– Сколько ей лет? – спросил Жека.

– Тринадцать, – ответил Димон.

– Бля… Жалко. Не потыкаешь, – сказал Жека и ему тут же влетело от Яны за похабные слова. – Я же пошутил! Ай! Больно же! По голове-то зачем?

– Чтобы мозг вправить, но кажется он там отсутствует, – съязвила Яна.

– Я же въебу…, – начал быковать на Яну рыжий.

– А я сильней. Ты это знаешь, – пригрозила она и Жека решил отступить. Не хотел портить посвящение Полины в их банду.

– Ну чё, соплячка! Ты теперь часть команды, как часть корабля. Не подводи, – сказал напутствующие слова Лёха и дал подростку пистолет.

Полина перезарядила пистолет и выстрелила в мишень. Она почти попала в яблочко.

– О-о! У кого-то скоро будет достойный противник. Да, Жека? – лениво и вальяжно сказал Макс.

– Ещё один меткий глаз нам бы не помешал. Раз уж ты хорошо с первого раза попала, то я тебе открою парочку секретов стрельбы.

Жека подошёл к девочке и начал учить стрелять из пистолета. А о ночном бреде в квартире хакера он ничего не помнил, сколько его не спрашивали Димон и Полина. Зато Рыжий Чёрт прекрасно знал, как учить стрелять малолетнюю анархистку. Эта шальная девчонка с цветом морской волны не раз выручала банду анархистов и даже рисковала собственной жизнью, лишь бы не подвести новых друзей. Точнее семью…

Полина

«Как же бесит каждый раз надевать этот костюм! Почему я не могу надеть то, что я хочу?! Эх«Как же бесит каждый раз надевать этот костюм! Почему я не могу надеть то, что я хочу?! Эх… Ой! Привет! Я Полина, многие дали мне прозвище Мальвина из-за цвета волос, которые я крашу с того дня, как встретила Яну. В тот день моего отца – алкаша накрыла белая горячка и, как всегда, я попала под горячую руку. Но в этот раз я не могла терпеть и решила уйти навсегда. Отец не был рад это слышать и побежал за мной с топором. Прикиньте! С топором, на свою родную дочь! Он орал, говорил, что я малолетняя шлюха и дрянь! Но ор резко прекратился, когда его сбила чёрная Тойота. В тот момент моей радости не было придела, а когда из машины вышла Яна, в костюме и с гримом как у Пьеро — то я тут же поняла что хочу голубые волосы, как у Мальвины. Яна забрала меня без лишних вопросов, её молчаливость меня покорила, и я захотела быть такой же крутой, как она. Многие спросят, что стало с моим батей? Водяра всегда делала чудеса и это чудовище до сих пор живёт и квасит, но мне насрать на это животное, теперь у меня новая семья и новая жизнь. Яна настаивает, чтобы я окончила школу, но мне в этот ад не хочется возвращаться. Хотя она ни разу не была в школе. Как Янка говорит: «Моя школа – улица». И теперь я буду учиться жить правильно в этом грёбанном мире. И я хочу быть рядом с Яной, боюсь, что внутренний демон сожрёт её и тогда всем придёт хана».

Несмотря, что у анархистов были весёлые и смертельные будни — они всегда были людьми, как все. Эти отчаянные ребята тоже хотели любить, дружить и быть кому-то нужными.

2011 год. Конец августа. Москва.

Дамей стоит в компании своих друзей. Он к ним пригнал на новой тачке, чтобы все оценили покупку. В машине кавказца звучал немецкий рэп, а его друзья крутились около машины друга и заглядывали в салон.

– Ёу! Ну и тачка у тебя чувак! Так куда ты устроился?

Дамей смотрел на реакцию друзей, которые были готовы покрыть его тачку своими слюнями и довольно улыбался.

– Переводчиком. Работаю на одного очень влиятельного человека, – ответил он.

– Тачка огонь! Теперь ты будешь цыпочек только так снимать, – друг сидел у руля и хотел уже погонять на тачке Дамея. –Дрифтуешь на ней?

– Ага! Напарник по работе научил меня парочке секретов. Он гонщик от Бога. Хочу так же, как он дрифтить, но что-то жить ещё охота. Очкую так гонять. – Дамей посмотрел на время, ему пора ехать. – Ладно, чуваки! Я погнал, мне пора. Потом погоняем, – он попрощался с друзьями и покинул пятачок.

Через час Дамей приехал в логово анархистов, в очередное временное пристанище. Там уже все были готовы и стояли у камеры.

– Ты помнишь текст? – спросил Димон и настраивал камеру.

– Да. Так, мне говорить на немецком, французском и итальянском?

Дамей переоделся в костюм и сидел на диване, где ему расписывала лицо Полина.

– И на русском, само собой. Запись окажется в интернете, наши поклонники быстро распространят видео по всему миру. В Германии и Франции у нас много последователей, нужно ещё людей завербовать. Надо весь мир тряхнуть, чтобы эти ублюдки обосрались от гнева народа, – сказал Макс.

В это время Димон что-то и делал за компом и камерой, а остальные уже сидели на большом кожаном диване и ждали его. Хакер поставил перед анархистами камеру, но сам не сел к напарникам, он лишний раз не хотел попадаться на камеры. А Жека докурил и сел посередине, он сильно выделялся среди всех, из-за своей рыжей гривы. Но больше всего внимание привлекала Полина, она стала талисманом анархии и эту милую девочку обожали все.

– Может я спиздану на русском? Чё всё Дамей? – спросил Жека.

– Я могу на английском, Димон всё равно не будет светиться на камеру, – сказал Макс. Он сегодня был трезв как стёклышко, даже не под кайфом.

– Да, так лучше будет. – Димон увидел, что нет среди их компании молчаливой девушки. – А где Яна?

– Она не придёт, – ответил Жека и с его лица исчезла безумная улыбка.

– Понятно. Все готовы? – Димон стоял около камеры и ждал команды.

–Включай шарманку. Мы всегда готовы попиздеть, – бодро ответил Жека и снова вернул себе знаменитую на весь мир улыбку Рыжего Чёрта.

Камера начала писать. Дамей, Жека, Полина, Макс и Лёха сидели на кожаном диване с оружием в руках, так для грозности.

– Ну что отбросы? Как ваше ничего? Бля… Я не помню текст. Ха-ха! – Жека опять всё забыл. – Да похуй! Так спиздану. Короче, куски никому не нужного дерьма. Время пришло. Пора показать всем свой гнев, ненависть и злость на этот ебучий режим. Хватит сидеть в клетках, трястись из-за сраных штрих кодов. Пора сорвать ошейники и стать свободными! Хватит быть трусом и никчёмным хуйлом! Вставай и разъёбывай всё! Всё что нас делит на богатых и нищих, на хозяев жизни и отбросов! Хватит терпеть! Взял свою трусливую жопу и поднял под знамя анархии! Анархия — мать порядка, мира! Мы все равны! – Жека был очень убедительным и жёстким, без лишних слов пояснил, что от последователей требуют Анархисты. После своей речи он откинулся на спинку дивана и закурил.

Макс решил не париться и что-то попытался сказать как Жека, на текст Димона все насрали. В речи блондина только и было слышно «Фак», «Бич», «Эсс» и конечно «Мазафака».

Поле обращения Макса, приступил Дамей. Свою речь кавказец зарифмовал и читал как годный рэп. Он повторил всё что, хотел донести Димон. В Германии, Франции и Италии – Дамея обожали и уважали. Он был тем самым человеком, который был проводником между странами и объединял анархистов в одну большую семью. Людей становилось всё больше, кто хотел расшатать и уничтожить цифровую тюрьму, особенно люди из бедных слоёв общества. Анархия стала угрозой для нового миропорядка.

– Всё. Пошло дело. Следующая наша цель – Останкино. Но перед этим немного наведём суеты в ДУМе. Они как раз там обговаривают законопроект по принятию нашей организации в список террористических групп. Пусть все нас боятся, – сказал Димон и сидел очень довольный за своим рабочим местом.

А Жека всё время звонил Яне, но она была вне зоны действия сети. – Чёрт… Бесит.

– Хватит ей звонить. Яна завтра приедет. Передала лично тебе сказать, чтобы Рыжий Чёрт не названивал иначе, она всё бросит и уедет далеко, – сказал Димон. Ему только что отправила сообщение Яна и снова стала вне зоны действия сети. Хакера бесило, что рыжий вечно дёргал молчаливую напарницу, когда ему вздумается и не думает о том, что хотела она, лишь бы ему было хорошо.

– Понятно. – Жека вышел из лачуги и послышался гул мотора Супры.

– Нам тоже пора. Завтра здесь соберёмся. И выспитесь получше, – сказал Лёха и вышел с Максом из лачуги.

Димон и Полина собрали оружие и приготовили всё для штурма ДУМы, только потом уехали домой. А Дамей задержался у друзей и поэтому поздно приехал домой, где его ждала мать. Она всё наготовила и ждала сына с работы. Он же её гордость и единственный сын.

– Сегодня ты поздно вернулся сыночек. На кухне всё для тебя готово, – сказала мама и увидела как зашли следом за сыном его напарники, которые обожали её стряпню. – Ой, с тобой Максим и Лёша.

–Можно у вас с ночёвкой остаться? А то рано утром нам вставать в командировку, – спросил Макс. Он тут же пришёл на кухню беспардонно ел со стола.

–Конечно. Тогда нужно вам подушки и одеяла принести в комнату.

Мать Дамея ушла в свою комнату и начала приносить в спальню сына всё необходимое для гостей.

В это время Максим ел руками выпечку и еду со стола.

– Руки сначала мыть нужно! – прикрикнул Дамей. Он хлопнул по руке Макса и резко повернул к раковине.

–Да чистые они! – сказал с набитым ртом Макс и чисто для вида опустил руки под воду.

Лёха видел, как помыл руки Макс и силой заставил блондина сделать всё как положено.

– Мыть с мылом надо, нарик.

–Да мою я! Отпусти шею, свернёшь ведь!

–Тебя что мать не учила как мыть руки Макс?

–Не ругайтесь мальчики. Лёша, отпусти друга, ты же ему шею свернёшь.

–Во! Это даже заметила золотая женщина. На, смотри! Чистые, блестят! – недовольно сказал Макс и показал руки прямо перед лицом Лёхи.

–Так. Если мало, то там в кастрюлях ещё лежит. Если что-то нужно, то в холодильнике найдёте. Я пошла к брату, а то он что-то приболел. Вроде ничего не забыла? – говорила мать Дамея наставления парням. Она стояла у порога и проверяла сумку, чтобы не забыть необходимое. – Квартиру сохранить в прежнем виде. Ты за хозяина Дамей.

– Мы поедим и спать. Нам рано вставать. Ты напиши или позвони как доберёшься. Это тебе на расходы.

Дамей дал матери пачку денег. Женщина уже не удивлялась таким суммам. Её сын работает в хорошей фирме переводчиком, поэтому получает достойную зарплату за свой труд.

Напоследок мать Дамея попрощалась на их языке и ушла. Парни остались одни в квартире и ходили как у себя дома, особенно Лёха.

–Обожаю твою мать, Дамей. – Лёха как пылесос всё съедал со стола в свой бездонный желудок. – Руки золотые, да ваще мать всех матерей. Не блядина, как у меня.

–У тебя хоть есть мать, не сирота, как я. Среди нас, получается, есть только у тебя мама, Дамей. Везёт, очень. Без матери как без всего, без крыльев. Отцы они как шлюхи, быстро найдут замену и забудут про твоё существование. Мда…, – от собственных слов Макс что-то приуныл и даже перестал есть.

– В МГУ работает дядя Антон, он из Балашихи, охранник. Так он один воспитывает троих детей. Жена бросила его. И такие мужики есть, всё от людей зависит, – сказал Дамей. Он достал пистолет и начал заправлять магазин.

–Ты сильно не выпендривайся, тебе есть что терять, Дамей. О тебе уже все знают и хотят прижарить как Жеку. Поэтому смотри в оба, не спались. А то пизда тебе и маме, – сказал Лёха. Он наконец-то наелся и открыл банку с пивом.

– Я не тупой, сам знаю. Об этом можешь не беспокоиться Лёха. Отбой мужики. Макс моет посуду. Лёха проверит.

Парни ушли в комнату, оставив сына начальника полиции наедине с горой посуды. –Я чё баба что ли?! Пиздец сколько мыть…, – Макс как послушная горничная навёл чистоту на кухне. Когда он пришёл в комнату, то упал прямо на матрас и моментально вырубился.

– Эта принцесса не закинулась сегодня? Он не под кайфом? – спросил Лёха и лежал на кровати Дамея. Гопник был настолько высоким и здоровым, что кровать была ему мала. В общем — шкаф или горилла, кому как удобней называть бывшего зэка.

– Мне показалось, что он слез. Главное, чтобы ломки не было как тогда. Он же не ел ни фига. Что будем делать если его ломить будет? – Дамей особо не горел желанием мучиться с наркоманом под одной крышей. – Я без понятия, где он эту дрянь берёт.

–Янку позовём, она там всё понимает, – спокойно ответил Лёха и начал засыпать.

–Ладно. Вот хрен ещё бросишь эту дрянь. – Дамей слегка пнул Макса, которой спал как убитый. – О чём он думал, наркоман херов?

На следующий день шла прямая трансляция из ДУМы, где обговаривали новые законопроекты и ужесточение норм. Тема была только одна – анархисты. Жирные мужики в костюмах говорили о том, как опасно новое террористическое движение для общества и прочую ерунду.

У трибуны стоял депутат и зачитывал новый законопроект:

– В связи с тяжёлой ситуацией в мире, которая сложилась из-за молодёжного движения «Анархия» – мы обязаны принять законопроект. В котором весь мир признаёт анархистов лидерами террористической организации…, – но речь депутата оборвалась. К виску мужчины был подставлен пистолет.

– Продолжай, – сказала Яна своим нежным и звонким голосом.

Депутат знал кто эта девушка и боялся открыть рот.

–Читай дальше свой сраный законопроект! – крикнул Жека.

Он шёл мимо рядов, как и остальные анархисты. Не было только Димона и Полины так как они управляли ситуацией удалённо. Парочка сидела в грузовике с мороженым, который стоял недалеко от здания новой ДУМы. Полина продавала мороженое и вела кокетливые беседы с покупателями, но никто не видел хакера, который вырубил всё и заблокировал выходы и входы в здании напичканного мандатными мразями.

–Какой хороший законопроект. А вам он поможет? Боитесь за свои машины, дома, счета за рубежом? Да? Так это не ваше, а людей. Простых работяг, которые вкалывают за копейки!!! Читали «Три толстяка»? – говорил Макс и в конце потряс жирный живот депутата, который трясся от страха, как и остальные присутствующие в зале. На них молча смотрела Яна, которая достала свои знаменитые ножи.

– Читал, – тихо ответил депутат.

До сих пор шла трансляция, которую начали распространять по всему миру. Простые люди, разных рас, религий и пола, смотрели на молодых ребят, которые бросили вызов всему миру.

–Вас ждёт такой же конец. Или как в «Чиполлино». Пора не сказки писать, а делать реальную, свободную историю. – Жека подставил револьвер к виску депутата и повернулся к залу. – Без вас, больных ублюдков!

–За анархией мир! Свободный, справедливый и процветающий! Без бессмысленных войн! Коррупции и грязи! Мир – народу! Люди вставайте! Хватит терпеть этот беспредел! Мы все братья и сёстры! Никто не враг! Объединяйтесь против них! – говорил вдохновляющую речь Дамей и показал на депутата, а Макс расправил флаг анархии.

–Нам пора. Менты скоро приедут, – тихо сказала Яна начала проходить мимо рядов мандатных, которые боялись как-то не так взглянуть на девушку.

–А ну стоять! Руки вверх!

В зал ворвался уцелевший охранник и выстрелил в девушку.

–Зря. Очень зря.

Яна набросилась на охранника и направилась в сторону полицейских, которые бежали, чтобы задержать анархистов.

– Это же она! Стрелять на поражение! Убить анархистку!

Под шум выстрелов Жека с остальными анархистами выбежали из зала и увидели, как Яна зачистила им дорогу.

–Хороший пёсик. Валим!

Жека вывел из здания напарников, а снаружи был самый настоящий беспредел. Молодёжь с разрисованными лицами как у анархистов не давали пройти полицейским к зданию ДУМы. Пока всё шло по плану.

–Нам тоже пора валить Полина, – сказал Димон. Он завёл грузовик и скрылся из виду.

Тем временем анархисты подбежали к столпотворению последователей и слились с толпой.

–И как нам их найти?! Они же все с одинаковыми лицами! Что нам делать начальник? – подчинённый ждал приказа начальника полиции Эдуарда Аверихина.

–Брать всех, без разбору. У нас сегодня будет много работы. Пихайте этих клоунов в автозаки.

Эдуард уверенно шёл с пистолетом в гущу толпы. На нём была гражданская одежда, поэтому начальника никто не трогал. Молодёжи стало ещё больше, и они все подражали анархистам. В толпе на Эдуарда смотрел парень и сверлил его своими голубыми глазами. Это был Макc. Он увидел среди бушующей толпы отца, который пытался найти лидеров террористической группы.

–Здарова отец! – прозвучал знакомы голос за спиной Эдуарда.

Начальник полиции резко повернулся в сторону голоса, но там были только подростки, которые устроили в центре города настоящий беспредел. Эдуарду надоело на это смотреть, и он выстрелил в воздух, ребятня испугалась и разбежалась.

–Только своим оружием и могут пугать! Мрази! – крикнул мальчишка из толпы.

–Ничего… Это пока что. Скоро и мы будем вооружены до зубов, – злобно прорычал парень и смотрел как единомышленников пихали в автозак.

– Мы – своих не бросаем! Бей мусоров!

Толпа парней и девчонок неслась на вооружённых дубинками полицейских и росгвардию. Молодёжь атаковала автозаки и крушила полицейские машины.

–Кайф! Оуо! – кричал Макс и видел, как всё погрузилось в самый настоящий хаос и беспредел.

–Да сядь ты уже Макс!

Дамей запихнул в свою машину блондина и начал гнать с исторических событий.

–Мы уже угнали. Вы где? – Жека по телефону говорил с Дамеем и гнал на своей Супре подальше от полицейских, которые их пока не заметили.

– Отстали немного. Это из-за толпы, они трассу перекрыли. Чёрт! Не уйдёшь! Народу больше стало! Капец! Откуда они все? – Дамей видел, как куча людей вышли из домов, офисов, бросили свои рабочие места. И все они шли к белому дому и ДУМе.

Анархисты вышли из своих машин и не могли поверить в масштабы своей проделки. Люди вышли на улицы и не боялись. И это было сейчас не только в России, но и в Европе, Азии и даже в Америке. Люди с разрисованными лицами печального клоуна объединились и пошли поговорить с властью один на один.

–Все силы сюда! Надо срочно что-то делать с этой толпой! – говорил начальник росгвардии, чьи люди не могли справиться с разъярённой толпой.

– Тачки спрячем в одном месте. Потом заберём. Друзья, разойдитесь! Братья и сёстры!

Жеку узнали в толпе и дали проехать анархистам. Молодёжь им кричала, аплодировала и стучала по тачкам.

–Бля! Как приятно. А где Лёха?! – Только сейчас Макс заметил, что напарника нет.

–Ты еблан обкуренный. Я здесь.

Лёха сидел на заднем сидении тачки Дамея. Гопник сегодня был молчалив и только своим присутствием наводил ужас на власть.

Анархисты выбежали из машин и оставили в надёжном месте. Они вышли на улицы, где царствовал беспредел и хаос. От вида толпы и знамён анархии, всё внутри переворачивалось у ребят. Их дело работает.

–Работает. Мы хорошо поработали! Вы посмотрите! Наш мир ещё имеет шанс на свободу. Анархия – мать порядка! – проорал толпе Лёха и ему ответили тем же.

До самого утра полиция не могла справиться с разъяренной толпой, которая пошла в первую очередь громить богатые кварталы Москвы. А анархисты на это всё смотрели вживую, а Димон с Полиной с экрана телевизора. По всему миру была такая же картинка, как люди показали власти, что они могут объединиться против них и вернуть свою свободу.

Чтобы не попасться легавым Лёха угнал к своим корешам по старой работе, а Макс, Дамей с Жекой и Яной пришли в парк аттракционов, чтобы скрыться от копов. В парке ещё работал цирк-шапито. Здесь все отрывались по полной и насрали на технику безопасности и покупку билетов. Циркачи показывали бесплатное шоу для всех так как город впал в хаос. В этот день никто не брал денег друг с друга, а помогали и были опорой. Вдохновляли и поддерживали.

Дамей увидел красивое шоу под открытым небом. Гимнасты высоко над землёй показывали опасные трюки. Среди них была девушка. Она была великолепна и брала на себя внимание публики. Гимнастка вытворяла нечто высоко над землёй. Она была в образе сказочной птицы. Горячий кавказец обомлел от такой красоты и великолепия. Его чёрные глаза загорелись ярким пламенем. Он хотел поймать эту сказочную птицу и не отпускать.

–Погнали сюда. Смотри как круто! Хочу туда!

Жека показал на американские горки и потянул за собой Яну, но она всё смотрела на безобидную карусель со сказочными существами, на которых катались в основном дети.

–А я хочу туда, – показала на карусель Яна.

–Это же для детей. Пойдём на горки, там веселей. – Жека всё тянул напарницу в сторону жёстких аттракционов.

–Как скажешь, – снова подчинилась Яна, у неё потухли глаза и она покорно пошла за рыжим.

В этот раз Жека это заметил и решил поступить хоть раз как просит его напарница. –А хотя. Ты выглядишь как ребёнок. Пойдём, – и привёл Яну к карусели. Там освободилось место, и она села на единорога.

Жека стоял снаружи и смотрел как напарница крутилась на карусели в компании детей и сказочных зверей. На лице девушки проявилось то, что никогда не увидишь – смех и улыбку. Жека в этот момент обомлел и замер. Он этот смех слышал уже, и эта улыбка так была знакома. Парень схватился за свои рыжие волосы и не мог вспомнить откуда он это знает. Где он это видел.

–Это было здорово! Хочу ещё! – Яна схватила Жеку за рукав и потащила за собой, впервые за их совместное существование. – Ты хотел туда? Пойдём!

–Погоди! Не так быстро! –Женька остановил Яну и смотрел на неё как-то обречённо. Словно что-то ломало его изнутри, и он хотел что-то сказать, но не мог.

–Пойдём. А то скоро здесь будет полиция и всех разгонит. – Яна снова потянула напарника, но он не собирался идти.

–Давай придём сюда завтра, когда всё стихнет. Ты наденешь то, что тебе нравится. Мы просто погуляем. Покатаемся и побудем просто людьми. Без анархии, разбоя и преследований. Просто людьми, как все, – сказал Женька. Он обхватил Яну за её худые плечи и ждал её ответа.

–Как все?

–Да. Мы с тобой мало жили как все. Нужно наверстать упущенное, пока нас не грохнули.

–Давай. А сейчас что?

–А сейчас к Димону, отдыхать. День сегодня вышел очень насыщенным. Пойдём. – Жека повёл за собой напарницу, парочка растворилась в ночи.

Тем временем Дамей смотрел на цирковое шоу. Он уже купил розы для сказочной пташки и ждал момента чтобы их вручить.

Девушка опустилась на землю и получала овации и восторг от зрителей. Её наряд переливался от света софитов, и она была счастлива видеть такое количество людей. К гимнастке подошёл парень в костюме, его лица не было видно из-за огромного количества роз.

–Это вам. Вы самая прекрасная птица на свете. Я вас люблю! – сказал Дамей и вручил букет красивой девушке. Она была осетинка: с густыми чёрными волосами, серо-зелёными глазами, ярко-очерченными губами и стройным телосложением.

–Спасибо за этот замечательный букет. Ой! – Девушка увидела перед собой анархиста и её это насторожило.

–Я ничего с вами не сделаю. Мы не злодеи, всё что говорят по телевизору полный бред. Я вас смогу ещё раз увидеть? Вы мне разрешите навестить вас? – спросил робко Дамей и всё посматривал по сторонам, чтобы вовремя сбежать от полиции.

–Анархистам мы не рады! Майя не стой рядом ним.

–Он опасен, сестра!

К девушке начали подходить другие гимнасты. Это были её братья.

–Майя… Прекрасное имя. – Дамей влюбился в девушку с первого взгляда и хотел её, во всех смыслах.

–Эй! Горячий кавказский мачо! Нам валить пора! Мусора здесь! – Макс кричал из толпы зевак и звал друга.

–До свидания братья. И вы прекрасная пташка, – попрощался Дамей. Он достал из-за пазухи пистолет и побежал к Максу.

– У него пистолет? Мне не показалось? – Майя смотрела вслед Дамею и держала крепко его букет, который впервые подарили девушке. Такой большой, точнее.

– Он анархист. Придётся уезжать раньше в Казань. Завтра всё будем разбирать и грузить в машины.

Братья ушли в свои грузовики, а девушка пришла в свой. Она поставила букет Дамея на туалетный столик, где гимнастка создавала свои уникальные образы для шоу.

– Анархист значит. А такой скромный и вежливый. Наверное подражатель. Вряд ли он будет тем самым кавказцем, который навёл столько шума. Просто парень, который хочет свободы как мы все. – Майя вдохнула аромат цветов и начала переодеваться.

Дамей пришёл под утро домой. Уставший, но очень счастливый.

Мама зашла в комнату сына, где он лежал на своей кровати. Его смуглое лицо горело румянцем, а сердце полыхало как огонь.

–Уже вернулся из командировки? Как Питер?

– Я люблю его. Восхитителен. Божественен. – Дамей закрыл глаза и что-то себе представил. – А-а-а. Хочу.

–Понятно всё. Тогда я тебя оставлю наедине с твоей любовью.

Мать тихо закрыла дверь и ушла дальше спать. А Дамей не мог уснуть, он видел гимнастку перед глазами. –Майя. Моя…, – он уснул прямо в костюме и не заметил, как настал день.

–Мам! Я пошёл! Буду вечером! – сказал Дамей и выбежал из дома, даже не поел.

Кавказец оделся в приличное, как ботан. На нём были очки, жилетка, рубашка, брюки и кеды. Он максимально притворился простым студентом. Дамей купил скромный букет и пришёл в парк аттракционов, где цирк-шапито был почти демонтирован. Мужчины и другие работники цирка складывали вещи в машины. Даже Майя помогала всем.

Дамей собрался с духом и подошёл к девушке.

–Здравствуйте. Вы меня не знаете. Я вчера был на вашем шоу и хотел как-то отблагодарить. Но какой-то парень вам подарил такой большой букет, что мне честно было стыдно выходить с этим. Поэтому держите этот скромный букет. Вы прекрасны и восхитительны, – сказал взволнованно Дамей. Он вёл себя скромно и вежливо, как обычно.

–Ой, какой милый букет. Он миллион раз прекрасней тех роз. Это же ирисы! Как пахнут. Это мои любимые цветы. Как вы догадались? – Майя узнала в Дамее вчерашнего анархиста, но не подавала никаких признаков, чтобы братья и отец не прогнали парня.

–Вы очень похожи на этот цветок. Я бы хотел продолжить с вами общение. Может быть, вы есть в социальных сетях или можно узнать ваш номер? Вы мне очень понравились. Конечно, если ваши братья или отец разрешат.

–Разрешу, если узнаю кто ты парень и откуда, – сказал отец девушки. Он подошёл к Дамею и пожал ему руку.

–Я из Москвы, но родился в Сухуме.

–Из Абхазии. М-м-м.

–Живу с мамой пока. Учусь в МГУ на бюджете.

Дамей показал студенческий билет. Отец Майи посмотрел на него и оценил старания парня.

–И на кого учишься?

–На переводчика. Знаю немецкий и английский. Учу ещё испанский, – ответил отцу девушки Дамей.

Он решил не врать так как у него было всё серьёзно к Майе и портить начало отношений с её отцом не желал. И Дамей продолжил обучение в МГУ, только на платном и заочно. Как раз за счёт того чиновника, дочери которого отдали его бюджетное место. Деньги из сейфа того особняка кавказец забрал себе как за компенсацию и моральный ущерб.

–Похвально. По тебе видно, что умный парень. Я разрешаю вам только общаться. Потом посмотрим на вас Дамей Акиртава. – Отец ушёл, а дочь написала свой номер на листовке их цирка и передала Дамею. – Рада знакомству Дамей, – и скромно ушла к своим, но всё время поглядывала на парня.

В это же время Полина была в парке аттракционов и всё смотрела на кавказца из-за спины Димона.

–Это с кем он там разговаривает? Какая девушка красивая.

–Мы только это нашли. Это вся инфа. Хочешь больше, то придётся заплатить. Так как сложно выбивать информацию о людях, особенно о председателе банка России. Мы так разоримся. – Парень с зелёными волосами что-то объяснял хакеру и передал листок с информацией.

–А чё, где Лёха? Я хотел его подколоть по-гейски. – Самый высокий парень из юношеской банды с белоснежными волосами и ангельским лицом искал поблизости гопника.

–Он там, – ответила Полина и показала в сторону Лёхи. Парень с довольной рожей пошёл доёбываться до гопника.

–Тогда, держите деньги и жду от вас всё о ней. Следите и докладывайте, что увидите или услышите о Виктории, – говорил Димон и смотрел внимательно на парней в гейских шмотках. Они были похожи на глэм-рокеров или что-то похожее на это. –Как успехи у вашего японца? У него есть шансы выиграть в конкурсе? Мне нужно чтобы он стал сотрудником компании. А не то я вас всех грохну, – хакер был в маске, но через неё был слышен его грозный тон.

–Киоши – гений. Выиграет. И про эту бабу не переживай. Она обожает сладких мальчиков. Мы к ней Артёма пихнём, – ответил парень с зелёными волосами и потрепал друга за его фиолетовую голову.

–Не хочу я к этой бабе, – недовольно сказал Артём, но его никто не слушал.

–Ладно, «Пташки» – летите. Задание я вам дал, – сказал Димон и начал уходить, но его остановила Полина.

–Можно я с ними здесь потусуюсь? Не хочу домой. Там скучно. А с ними очень весело! Они же мои сверстники и у нас много общего. Ну можно? – умоляла Полина и строила глазки хакеру.

–Л-а-а-а-дно. Иди.

Полина заверещала от радости и взяла за руки мальчишек с разноцветными волосами, как у неё. Они ушили кататься на аттракционах.

–Я думаю ты пассив, – сказал блондин из банды «Пташек» и встал перед сидящим Лёхой, который пил пиво на лавочке.

Парень был высокий, как Жека. Но по лицу было видно, что ещё пацан. У него была белоснежная кожа и волосы. Глаза были как лёд холодные и голубые. Пацан не был сильно ярко одет, как его друзья, он больше подражал анархистам. Но его пиджак и некоторые детали говорили, что он из банды «Пташек». Пиджак был голубым с какими-то значками на правой стороне, поверх висел леопардовый шарф. Белая рубашка была без галстука и из-под неё виднелся кулон с зубом акулы. Внизу были чёрные брюки и красные кеды.

Пацан ждал реакцию гопника и был готов бежать в любой момент. А Лёха допивал пиво и увидел знакомую рожу, которая его изрядно заебала.

–Чё на?!

–Точно пассив. Ты как любишь? Раком или лёжа как баба? – сказал пацан и показывал, как бы поимел гопника.

–Бля! Ты – покойник, пиздюк! – Лёха допил остатки пива и сплющил в руке жестяную банку, а блондин уже тикал от него и дико ржал. –Куда погнал?! Ты думаешь я тебя не догоню пидор?! – гопник побежал за пацаном, но тот был шустрее.

–Рождённый бегать пизды не получит! Ха-ха-ха! Какой ты сексуальный, когда злишься, аж возбуждает.

Парнишка уже забрался высоко на железную конструкцию аттракциона и оттуда бесил гопника.

–Я тебя уебу! Ща как достану тебя оттуда!

Но Лёха был слишком медленным, когда взбирался. Шутник уже переполз и спрыгнул с конструкции.

–Вау! Вот это жопа! – Пацан на глаз приметил булки гопника, которые так хорошо красовались сверху. – Какая же она аппетитная, прям гейская жопка!

–Сука! Я тебя же реально ща грохну! – орал Лёха. Он уже был красный от злости, а это только забавляло пацана.

–Ха-ха-ха! На зоне, наверное, самого первого опустили. Ведь такую жопу мало кто бы пропустил! Ха-ха-ха!

Пацан уже хотел снова бежать, но его схватил Дамей. – Попался! Ой, как сейчас будет гореть твоя жопа. Лёха мочи его! – он зажал в свой хватке руки пацана и открыл полностью, чтобы гопник со всей дури врезал шутнику.

–Ща ты у меня в астрал отправишься! – Лёха уже замахнулся на пацана своим огромным кулаком, но блондин оказался сильным и вырвался из хватки кавказца. И удар прилетел Дамею, который почувствовал, что его душу вышибло из тела.

–Кх-кх! Я убью его! Пидор! Лови гада! – Дамей еле как встал и начал гнаться за пацаном, как и Лёха.

–О! Так и знал, что вы парочка! Лёха актив, а этот пассив. Он как ботан выглядит. Даже по росту как баба. Идеальное комбо для такой гориллы. Ха-ха! Геи! Голубки! Ха-ха! – ржал пацан и снова начал убегать от анархистов.

–А Дюк с нами не пойдёт кататься на горках? – спросила Полина и сидела в аттракционе, как и парни с цветными волосами.

–Не-а. Ты не видишь, что он твоих высаживает. Бегает от них как чёрт. Решил довести до ручки этих гомофобов, – ответил парень с зелёными волосами всё смотрел как его друг бегал по парку от здоровенных парней. Точнее от анархистов, которых боится власть, но не боится этот кретин, который любит шутить про геев.

– Это Дюк, он ебанутый. Забей и отрывайся!

Пацаны подняли руки вверх вместе с Полиной, и американские горки начали штормить по рельсам отчаянных и шизонутых.

Вечером этого же дня, Жека стоял у входа в парк аттракционов. Он был одет обычно, как все. Он немного волновался и всё смотрел на время.

–Я пришла, – тихо сказала за его спиной Яна.

Жека повернулся в сторону знакомого голоса и застыл, словно увидел ангела.

Влад — это простой парень с Урала. Как любой мальчишка он мечтал стать супергероем и шёл к своей цели, и никогда не сдавался.

2004 год. Зима. Пермь.

Влад и его друзья сидели на крыше гаража и выжидали, как хищники из укрытия. Парни смотрели как убирает снег мужик, чтобы расчистить проход к гаражу. Саня был готов уже сейчас приступить к шалости:

– Сейчас. А то уйдёт!

Влад отдёрнул за рукав друга и потянул обратно в укрытие:

– Нет. Мужик ещё не весь снег убрал.

Мужчина средних лет отчищал от снега проход к гаражу. Он не подозревал о том, что сверху за ним наблюдает шпана и ждёт, чтобы совершить коварную шалость. Мужик всё сделал и отряхнул лопату от снега. Начал возвращаться в гараж. Влад дал всем команду:

– Теперь пора!

Пацаны дружно обхватили руками снег на крыше и скинули прямо на мужика, который несколько часов убирал снег. На весь двор послышался громогласный:

– Блядь!!!

Мальчишки поняли, что пора валить и моментально побежали с крыши гаража.

– Валим! – Влад крикнул друзьям и побежал без оглядки так как там, за спиной, может быть тот самый мужик с лопатой и как сейчас огреет кого-нибудь из них. Ребята начали покидать место шалости, но один из друзей провалился под крышу гаража. Гриша пытался достать ногу из капкана, но не мог выбраться.

– Нога! Я провалился!

На крышу гаража поднялась лестница и были слышны звуки подъёма здорового мужика, который ругался на чёрном, матерном наречии. Гриша заорал во все мочи:

– Мне хана!

Друзья побежали на подмогу к другу, который оказался в беде.

– Мы тебя не бросим, Амигос!

– Ох, вы у меня сейчас получите! – Здоровенный и злобный дядька почти поднялся на крышу гаража. Его красное от злости лицо внушало страх и звездюли тем, кто первый попадётся под горячую руку мужика. Влад с остальными начали быстро вытаскивать друга из мертвой хватки. Гриша единственный видел, как мужик шёл к ним.

– Он уже близко!

Влад со всей дури дёрнул за ногу друга и освободил из ловушки.

– Всё! Бегите!!! – крикнул он.

Парни начали спрыгивать с крыши гаража, а Влада схватил за капюшон куртки тот самый дядька, над которым прикольнулись ребята.

– Попался! – Мужик швырнул парня и тот упал с крыши на снег. Влад не сильно ушибся, но это было неприятно. От того что был пойман один из проказников, дядька быстро слез с крыши и снял ремень со своих брюк.

– Отец, наверное, тебя мало пиздил!

Влад понял, что прикол стал уже не смешным и начал быстро вставать, а то ему сейчас влетит или хуже – его сдадут отцу.

– Оу, надо драпать отсюда!

Мужик уже замахнулся ремнём на Влада, но получил снежок в спину и голову. Друзья взяли инициативу на себя и начали защищать друга. Они атаковали снежками дядьку.

– Беги Влад! Мы его отвлечём!

– Ах, вы! Засранцы! Скооперировались! – Мужик отвлёкся на метателей снежков, а Влад успел убежать.

Друзья тоже разбежались по разные стороны. Мужик стоял один с ремнём в руках. – Убежали. Засранцы! Ух! Ещё раз их здесь увижу, то уже кирпичом запущу! – он схватил лопату и начал неистово убирать снег.

2012 год. Зима. Москва.

Лисий Демон бросил снежок в спину бандиту, точнее вору.

– А что вы там товарищ делаете? Грабите магазин? Ай-ай! Как нехорошо сударь, – сказал Лисий Демон и зарядил в вора большой снежок с сюрпризом. Внутри был камень, и он размозжил нос подонку.

– А-а! Чёртов Лис! Сейчас я тебя на ленточки порежу гандон! – Вор нажал на механизм рукояти и появилось острое как бритва лезвие ножа.
– Ножичек бы я вам рекомендовал убрать. – Лис указал на нож своим длинным и худым пальцем.

– Ещё чего?! – оскалился вор и был готов наброситься на Лиса.

– Как знаешь, я предупредил. – Парень в маске Лиса достал синий скотч. Вор даже не успел опомниться как из его рук был выбит нож сильным пинком ноги парня. Преступника быстро замотали в кокон из синей липкой ленты.

– Не крутись личинка, это не поможет тебе выбраться из моего кокона. – Лис оттянул немного скотча и заклеил рот преступнику, чтобы не слышать его гнилые речи. – Сигнализация работает, и полиция приедет…, – парень смотрел на свои часы. – Ага! Сейчас!

Лисий Демон быстро начал подниматься и был уже на крыше дома.

Через полминуты полиция приехала и увидела уже готового к подаче вора.

– Опять Лис опередил нас. Вот даёт! В машину покуйте эту…, колбасу, – сказал полицейский и смотрел по сторонам, чтобы увидеть этого тайного помощника. Он заметил тень с ушами, которая уже скрылась за крышей дома.

– Этому городу нужен герой. Нужен. Работай Лисий Демон…, — воодушевленно сказал полицейский города Москвы.

Яна всегда пахла апельсинами и мандаринами. Это была её визитная карточка, которая преследовала Жеку на протяжении всей его жизни.

2006 год. Москва. События происходят за неделю до встречи с Димоном.

Полуразрушенный дом. За окном была стройка, бульдозеры сносили дома, которые не уцелели после бомбёжки.

Жека считал деньги и всё смотрел в окно. – Ты чего молчишь Яна? А! Ты же всегда молчишь, – он продолжил считать деньги, но заметил, что Яна очень тихая, тише чем обычно. – Ты хоть знак подай. Там гав, мяу, – но она не ответила. Жека насторожился и отложил свои бухгалтерские дела и подошёл к напарнице. Она лежала на узком матрасе у стены и накрылась двумя одеялами, хотя в комнате было очень тепло.

– Холодно…, – тихо простонала Яна.

– Холодно? Но я же нагрел комнату. Жарко здесь! – Жека прикоснулся к Яне и почувствовал, что она вся дрожит. – Ты заболела. Как некстати. А это что у тебя?! – он увидел, что руки напарницы все в синяках. Жека надавил сильней на руку Яны и на этом месте сразу начало появляться синеватое пятно. – Что с тобой?! Эй! Яночка посмотри на меня! – он хотел привести в чувства напарницу, но она начала закатывать глаза. Жека испугался и стал звонить знакомому. – Привет, Адам! Ты можешь срочно приехать ко мне? Это очень срочно! С Яной творится какая-то хрень! Нет, она не заболела! Я не знаю, как это объяснить! Приезжай сюда, я тебе заплачу, если ты о деньгах так печёшься. Хорошо. Жду. – после разговора он вернулся к Яне и хотел как-то помочь, но ей становилось только хуже.

Через полчаса в лачугу кто-то постучался. Жека открыл дверь, даже не проверял кто там, от волнения потерял бдительность. За порогом стоял взрослый парень. Он был медбратом, хоть на нём не было халата и прочих медицинских принадлежностей.

Адам быстро примчался в комнату и достал необходимые инструменты для осмотра. – Привет, черноглазка. Ты как? Что болит? – спросил он пока, осматривал девушку. А в это в это время Жека ходил из стороны в сторону и грыз ногти.

– Холодно…, – только это смогла сказать Яна.

– Что это Жека? – Адам показал спину девушки, на ней были синяки, маленькие, словно разбросали горох.

– Не знаю. Она вся в синяках. Ты надави, увидишь.

Рыжий авантюрист что-то недоговаривал, но медбрату было не до подробностей. Адам сжал слегка худенькую руку Яны и разжал. На глазах начали появляться синяки.

– Её нужно срочно везти в больницу. Нужны анализы. Я так ничем не смогу помочь. – Адам сложил медицинские принадлежности обратно в рюкзак и начал собираться. – Мы едем или ты знаешь, как ей помочь? И хватит грызть ногти Жека!

На предъявление медбрата Жека перестал грызть ногти, но нервозность только прибавилась. Он с Яной не ходил в больницу, там их могли поймать менты. И поэтому сейчас рыжий авантюрист не знал, как ему быть. Адама он знал недавно и верить ему на слово крайне опасно, но с Яной сейчас творится какая-то странная жуть, надо как-то ей помочь. И срочно, пока ей не стало ещё хуже.

– Едем, но о нас никто не должен знать. Можешь это как-то по-тихому сделать? – с трудом попросил о помощи Жека.

– Сделаю. У меня есть хорошие связи. Мы только осмотрим её и всё. Может вообще сегодня помрёт она. Я не знаю, что с ней творится. Это может быть недостаток тромбоцитов или снижение прочности соединительной ткани. На тромбоциты нужно только анализ крови, а вот с последним сложнее. Нужен генетик. Мне кажется у неё именно последнее. Это очень плохо. Вы хоть нормально питаетесь? Витамины пропиваете? – спросил Адам. Он помогал одеться Яне и смотрел строго на Жеку, который ничего не понимал.

– Ну да, но она почти ничего не ест. Даже силком не заставишь. Я же не знал, что это может к этому привести. А она от этой штуки, как её там…?

– Снижение прочности соединительной ткани, – напомнил Адам.

– Да, вот эта хрень. Она умрёт? – взволнованно спросил Жека. Он не хотел терять напарницу, особенно из-за такой глупости.

– Может. От травм, порезов, внутренних кровотечений…

– Как? Но она же! – в этот момент Жека осёкся и не стал говорить дальше.

– Хватит болтать! Поехали! Сразу к моему знакомому, генетику. Деньги не забудь!

Адам унёс Яну к себе в машину, а Жека поспевал за ними. – Не может она от такой глупости умереть! – думал про себя рыжий.

Медбрат привёз беспризорников в частную клинику и зашёл с чёрного входа. А там их встретил средних лет мужчина. Он быстро загнал ребят в чистый кабинет и начал осматривать Яну. Генетик ничего не говорил, только громко выдыхал и что-то бормотал. А когда хотел взять анализ крови, то с трудом проткнул кожу девочки.

– Странно, странно. Очень странно…, – бубнил под нос генетик и всё смотрел в свой микроскоп, он пытался понять, что сейчас видит.

Пока все ждали что скажет генетик, Яна лежала на кушетке и увидела, что на столе врача лежит баночка Ревита.

–Витаминки! – воскликнула она. Жёлтое драже высыпалось в маленькую ладонь и эту горсть съела Яна. На этом она не остановилась и следом опустошила всю банку.

– Ты чё?! Нельзя же столько! – заорал Жека. Ему ещё не хватало чтобы Яна умерла от передозировки.

– Сейчас мне лучше, – Яна начала вставать. – Хочу ещё! – и направилась к выходу из кабинета генетика.

– Эй! Ты куда Яна?! Эй! Стой! – закричал Жека и побежал за напарницей.

В кабинете стало тихо, Адам остался наедине с генетиком. Медбрат видел эмоции мужчины, который сидел и думал рядом с микроскопом. В его взгляде считывались мысли, множество размышлений и догадок. Брови генетика были нахмурены, а в руках он теребил ручку, которой что-то писал в блокноте. В крови беспризорницы было то, что заставило генетика задуматься или даже ужаснуться.

– Так что там? – спросил после долгой паузы Адам.

– Ничего. Ничего, Адам. Она здорова. Можешь идти. А хотя погоди! Где ты их нашёл?

–На улице. Рыжий мальчишка умолял о помощи, я не мог пройти стороной, – соврал генетику Адам.

–Значит ты не знаешь, где живут эти беспризорники?

–Нет. Без понятия кто они вообще такие, впервые видел.

–Ясно. Если их снова встретишь, то приведи ко мне снова эту девочку. Надо будет ещё раз взять образцы её крови. А сейчас можешь идти, Адам.

Генетик молча выставил за порог медбрата и закрыл дверь в свой кабинет.

Тем временем беспризорники уже были в аптеке и стояли в очереди. Жека придерживал Яну, которая стояла еле на ногах, ей до сих пор было плохо. На парочку косо смотрели люди, что стояли в очереди, но Жеке было всё равно, его внимание было нацелено на напарницу. Когда очередь дошла до них, то рыжий авантюрист быстро перевоплотился и уверенно сказал кассиру:

– Можно этот, как его там… Ревит! Штук двадцать. – Жека стоял у кассы и смотрел на руки Яны, синяки стали светлей. – Нет! Лучше штук сорок. И скажите, что входит в состав? – сирота не мог понять, что сейчас происходит и почему какой-то Ревит помогает Яне.

–Так. Состав… Ретинола пальмитат, Тиамина гидрохлорид, Рибофлавин, Аскорбиновая кислота…

– Понятно дамочка! А в еде это где можно получить? Чё нужно есть чтобы эти, как их там, витамины получать?

Рыжая голова не понимала, что нужно делать, что есть, чтобы Яна не выглядела как труп. Пока беспризорник расспрашивал кассира, его напарница беспардонно с кассы брала банки с драже и начала есть горстями. В очереди начали шептаться и смотреть ошарашенно на девочку, что опустошала одну банку Ревита за другой.

– Девочка! Столько есть это нельзя! Побочный эффект будет, аллергия, интоксикация, передозировка, – продавец говорил всё, чтобы ребёнок понял, что Ревит много есть нельзя.

– Дамочка! Тогда в каких продуктах она может получать это? – спросил Жека и указал на банки Ревита.

– Есть цитрусовые, апельсины, мандарины. Облепиха, чёрная смородина, киви, рябина, боярышник. И Ревит так-то есть много нельзя мальчик. Забери у сестры витамины и выдавай ей по три штуки в день, – ответила женщина, что стояла в очереди.

В аптеке все внимательно разглядывали беспризорников и не могли понять, что сейчас происходит, очень подозрительные были подростки.

– Ага. Понял. Сдачи не нужно. – Жека положил деньги и забрал пакетик с большим запасом Ревита.

Беспризорники выбежали из аптеки и убежали далеко от центра. Они шли к себе в лачугу, пока их не поймали полицейские. Многие знали про парочку и как они грабили банки, магазины и всегда уходили безнаказанными.

На улице Яна опустошала банки с драже одну за другой, Жека только успевал принимать пустые банки и выбрасывал их в мусорку. Синяки исчезли и даже появился румянец на бледных щеках беспризорницы. Румянец сильно удивил рыжего авантюриста, он очень редко видел, когда у девочки был вид обычного ребёнка. Жека много раз думал, что она вообще живой мертвец, выглядела неживой и часто молчала. И к этому можно добавить вечно холодные руки и ноги. Но сейчас, после немалого количества Ревита, Яна словно ожила и стала похожа на живого человека.

– Тебе лучше? – спросил Жека.

– Да. Мне лучше. Что-то я переела этих штук. Прячь их от меня Женя, а то я могу всё съесть. Папа всегда от нас прятал эти витаминки. Мы с сестрой один раз всю банку съели за раз, потом плохо было.

От слов, что у Яны есть сестра, Жека остановился и перекрыл дорогу напарнице. Он скрестил руки и не собирался идти дальше. Сейчас он обязан узнать о семье Яны, о которой она постоянно молчит.

– Сестра? У тебя есть сестра? Где сейчас твоя сестра? – спросил Жека.

– Ой! Не скажу.

Яна очень сильно испугалась чего-то и хотела обойти Жеку, но он не давал ей пройти дальше.

– Хватит от меня юлить, когда я спрашиваю о твоей семье. А ну всё рассказывай! – громко скомандовал Жека.

– Нет! Не спрашивай! Не хочу! Не хочу! А-а! – закричала Яна и начала плакать.

Неожиданный крик и плачь напарницы напугал Жеку. Он начал оборачиваться, на беспризорников смотрели мимо проходящие люди. – Ты чего кричишь?! Ладно пошли, истеричка! – он схватил Яну за руку и поволок в их лачугу.

С этого дня в захудалой комнате беспризорников теперь постоянно пахло цитрусом. Яна много ела апельсинов, мандарин и больше не чувствовала себя плохо. А синяки появлялись крайне редко, и они были первым признаком того, что нужно больше потреблять витамина С.

–А ты не лопнешь? Ты килограмм мандарин съела за пять минут. Блин, мне даже не оставила. Опять сходить в магаз и купить снова мандарин? – спросил Жека.

–Да. Ещё апельсины можно. А! Ананасы консервированные хочу, – ответила Яна и сгрызала с кожуры мандарин белую мягкую прослойку.

–Ананасы? Зачем? Не понял.

–Хочу и всё. А что?

–Просто. А ты чисто из-за консервированного сока хочешь ананасы? И ещё высасывать из них всю жидкость? Как вампир? Да?

–Да. Ого! А откуда узнал об этом? Ты мысли умеешь читать Жека?

–Нет. Просто знаю… Но не знаю откуда. Ладно, я пошёл.

Жека выбежал из временного логова и прибежал в магазин, а там возмущались люди, что впускают туда только с паспортом.

–А как нам продукты покупать? Я что домой должен идти за паспортом? Так что ли? Что за ерунда? – возмущался мужик у входа в магазин.

–Пока штрих коды ещё в разработке, нас обязали проверять паспорта. Скоро вам выдадут коды и больше ничего с собой не нужно будет брать, даже деньги, – ответил охранник, который стоял у входа в магазин.

–И меня не впустите? У меня ещё нет паспорта, мне тринадцать, – спросил Жека.

–Тринадцать? Парень да тебе на вид все двадцать! Меня не обманешь, иди за паспортом, – ответил охранник и толкнул Жеку к толпе, у которой тоже не было с собой паспортов.

–Ладно…, тогда по-другому зайдём, – сказал себе Жека и слился с толпой.

Он достал петарды и скрепил изолентой несколько пачек, затем поджёг и бросил к ногам охранников. Начались взрывы и шум, охранники пытались разогнать людей, которые пытались под шумок ворваться в магазин. Жека накинул капюшон толстовки на рыжую голову и быстро зашёл в магазин. Он взял быстро всё необходимое и выбежал из магазина, даже не расплатился на кассе. Охранники хотели догнать рыжего воришку, но бросили эту затею, потому что нужно охранять магазин от толпы таких же воришек.

Тем временем генетик сидел в своём кабинете и смотрел на результаты анализа крови. Он набрал номер телефона с визитки и ждал, когда ему ответят.

– Здравствуйте! Можно к телефону Виктора Вальтера? –На другой линии ответили и просили подождать. Генетик стучал по столу своими тонкими пальцами и ждал.

–Я слушаю, – прозвучал мужской голос на другой линии.

–Прошу прощения, что мешаю выполнять ваши обязанности начальник КГБ, но у меня очень важная информация для вас. Я нашёл дочь профессора.

–Это точно она?

–Да, это она. И вас удивит что я нашёл в её крови. Она ключ.

–Девчонка сейчас у вас?

–Нет. Я не знаю где она, но ходит постоянно с рыжим мальчишкой. Может, слышали про них. Вы можете найти их в центре. Парень вроде бы в розыске, типичный малолетний мошенник.

–Слышал о таком, Рыжий Чёрт. Спасибо за информацию. Мои люди придут к вам с наградой для вас.

–Всегда рад помочь КГБ, – сказал генетик и положил трубку телефона. Он сжёг результаты анализа крови Яны и вернулся к своей работе.

***

Здание КГБ. В кабинете сидел мужчина лет сорока. Его карие глаза смотрели на фото семьи профессора. Высокий мужчина в костюме и в круглых очках, обнимал дочерей – близняшек, рядом стояла красивая женщина. На фоне был летний дом. Начальник КГБ положил фото в папку с надписью: «Ген Бога».

– Вызвать ко мне начальника полиции Эдуарда Аверихина, – сказал Виктор Вальтер своему секретарю и ждал появления гостя.

Через полчаса пришёл в штаб-квартиру КГБ начальник полиции. Макс был очень похож на отца. Тот же цвет волос, глаз, но сын был готов выжечь всё, лишь бы никогда не стать таким же как отец.

– Слышал о рыжем беспризорнике? С ним ещё девчонка постоянно ходит как верный пёс.

Начальник КГБ закурил и положил перед Аверихиным фото семьи профессора.

– Так девочка не беспризорница? Я не только слышал о них, а почти поймал этих засранцев. Рыжий почуял неладное и сбежал, пока я до конца не осознал кого жена приютила в нашем доме.

Начальник полиции хорошо рассмотрел фото семьи профессора и вернул Виктору.

– Мне нужна девчонка. Мои люди уже вышли на охоту, но помощь полиции нам бы не помешала.

– Эту парочку не просто так поймать. Я-то знаю. Но если за них взялись вы, то тогда вместе мы поймаем беспризорников. Я в деле, – согласился на сотрудничество Эдуард. Он посмотрел на часы и начал удаляться. – И мне пора.

– Пацана можете не жалеть. Если будут сопротивляться, то можете его пристрелить, –сказал это напоследок Виктор Вальтер начальнику полиции и взял из тумбочки пистолет.

Начальник КГБ надел плащ и шляпу и отправился на поимку дочери профессора.

По улицам Москвы ходили рейды и искали беспризорников. Прохожим показывали примерный фоторобот подростков, но люди не знали о таких или делали вид. Жека заметил излишнюю активность правоохранительных органов и ему это не нравилось.

– Ментов что-то в последнее время много на улицах. Не выйти, а денег у нас осталось на пару дней. Да и в магазин тоже не выйти. Паспорт просят, пока коды ещё не вели. Зараза! – возмущался он.

Жека постоянно выглядывал из-за угла дома на улицу, где ходили патрули и не мог поймать момент, чтобы пройти незамеченным мимо полицаев. Яна тоже выглядывала из-за плеча напарника и тоже не понимала, что происходит на улице.

– А что мы будем делать если введут коды? Нас же поймают Женя? И почему так много полицейских на улицах? Они же кого-то ищут?

– Нас ищут Яна! Нас! И я не знаю, что нам делать дальше. Не знаю. Я у одного человека заказал паспорта. Надеюсь, придут на днях. Ладно. Пошли, а то мы так вечность простоим, ещё заподозрят.

Жека накинул капюшон на голову и уверенно пошёл мимо полицейских, следом шла Яна. Он увидел свой фоторобот в руках полицейского, единственное, что совпадало, так это рыжие волосы, остальное был другой человек. А вот у Яны не было фоторобота, там было фото маленькой девочки, то есть детская фотография напарницы. Это очень сильно удивило Жеку.

–Откуда у полицейских детское фото Яны? Так значит её кто-то ищет? Чёрт… Но кто? Вот почему она молчит о семье! Почему? – думал про себя Жека и одновременно вёл Яну за собой через стройку. – Вроде пронесло… Сейчас пойдём в обход, там ментов нет. – в этот момент он заметил, что за ними следят и ему это не казалось. – Кто-то у нас на хвосте. Пошли быстрей!

Только это сказал рыжий парнишка и ему тут же из-за угла врезали прямо в лицо. От сильного удара у Жеки закружилась голова и зазвенело в ушах, а из носа пошла кровь.

– Яна, фас! – скомандовал он, но в напарницу кто-то выстрелил из тени, и она упала замертво. – Яна?!

Жека побежал на помощь, но сильный мужик в форме схватил его за шею и поднял над землёй. –КГБ?! Что вам от нас нужно, херы моржовые?! – но ему не ответили мужчины в форме. Жеку бросили на строительный мусор и выстрелили несколько раз в грудь.

– Девчонка у нас. Уходим!

Мужчины в форме КГБ покинули стройку и забрали с собой Яну. Через пять минут очнулся Жека. КГБ думали, что убили беспризорника, но парень был хитёр и умён.

– Как больно! Чёрт! – Жека приподнял толстовку и увидел дыры в бронежилете. – Это я удачно приоделся. Ян? Яна? – он еле поднялся из кучи строительного мусора и увидел, что напарницы нет. –Яна?! Яна?! – Жека бегал по стройке и звал свою черноглазку, но слышал лишь своё эхо. – Чёрт!!! Где же ты?! Я один! Кгбшники сраные!!! Я один не смогу её оттуда достать. Блядь!!! Я один! Один! Один!!! – он схватился за волосы и сел от отчаянья на корточки. – Один! Не оставляй меня одного! Прошу! – беспризорник заорал во все мочи, но его никто не слышал. Вокруг была гробовая тишина и только лай бездомных собак нарушал тихую идиллию. Жека еле доплёлся до полуразрушенного дома, где в мрачной квартире он прятался с Яной. Зайдя в хижину первым делом, рыжий авантюрист почувствовал запах цитруса, в комнате до сих пор пахло мандаринами и их корки лежали в углу комнаты, где на узком матрасе спала Яна. Опустошенный и брошенный всеми Жека упал на этот матрас и завыл как ребёнок.

–А-а! Уроды! Суки! Откуда они взялись?! КГБ уже много лет не существует! Что за колуны? Или КГБ до сих пор существует? А что тогда делает ФСБ? И куда они увезли Яну? Чёрт! Чёрт! Надо спросить Миху, может что-то он, знает.

Жека достал телефон, и набрал номер знакомого. – Привет, Миха! Слушай, а ты знаешь что-нибудь о КГБ? Они же до сих пор существуют? Ну…это…, эта организация работает? Ну как ФСБ сейчас? А-а! И где их штаб-квартира? Не знаешь… Засекречено. Нет, я им не переходил дорогу, просто увидел одного мужика в форме КГБ, вот и решил узнать. А ты знаешь, что они делают? Чего? Ловят монстров? Ты сейчас шутишь? Нет! А о каких монстрах идёт речь? Психи? Да ты шутишь. Так и скажи, что не знаешь. Ладно, пока, – разговор с другом прекратился, но лучше от него не стало.

В комнате беспризорников опять начал скулить и орать от безысходности Жека. Он не знал где искать Яну и что сейчас с ней сделают КГБ, но понял, что его знакомый не пошутил про монстров.

«Моя месть будет жестокой и безжалостной». Яна

2006 год. Москва. Здание КГБ.

Тёмный коридор, слышны крики и стоны, кого-то жёстко допрашивают в стенах зеркальной высотки. Никто в Москве не подозревал что в этом, на первый взгляд, богатом здании, происходят ужасные вещи и что до сих пор существует такая организация как КГБ. В одной из камер высотки была скована цепями и ремнями Яна. Она лежала на холодном столе, вокруг всё было мутным, точнее сознание пленницы.

Яна пыталась выбраться из пут, но её очень хорошо заковали, словно заранее готовились к её визиту в здание КГБ.

– Отпустите меня!!! Женя? Где ты?!

К беспризорнице подошёл мужчина в форме КГБ. Это был Виктор Вальтер, начальник мифической организации, которая жила давно своей отдельной жизнью в России.

Виктор внимательно разглядел девочку, которая вот-вот вырвется из плена.

– Почему я сразу не догадался что в тебе находится ключ? С твоей помощью мы убьём тварь.

От этих слов, точнее от голоса, Яна повернула голову и увидела лицо человека, хотя и смутно. Она ещё сильней разозлилась так как Яна узнала мужчину. Ужасные воспоминания накрыли сознание девочки. Она зарычала и оскалилась.

– Ты! Ты!!! –кричала Яна, но мужчина даже не подал никого внимания на это и равнодушно отдал приказ медицинскому персоналу. – Возьмите образцы её крови, нужно убедиться, что генетик не ошибся в своих исследованиях. Нам нужно точно знать, что она архитектор.

– Будет сделано, начальник. А если генетик ошибся? Что прикажете делать с девчонкой?

–Убить.

Виктор Вальтер покинул камеру, а медики послушно и оперативно начали выполнять приказ. Шприц был распакован и уже был близок к руке Яны. Она начала сопротивляться, но врач тихо приободрял её.

– Это будет не больно как комарик.

Но утешающие слова не помогали, девочку трясло от злости.

– Он!!! А-а-а!!! Это он!

Яна начала вырываться из оков.

– Держите её! Олег – ты самый сильный из нас! Держи её руки!

Молодой, но сильный парень держал руки девочки. Охранники тоже присоединились к нему так как Олег не мог справиться с Яной в одиночку. Юный санитар не понимал откуда такая мощь в столь хрупком теле.

– Откуда у неё столько сил?!

– Сейчас не время для допросов, Олег! Держи её крепко! Я сейчас возьму образцы крови, – врач пытался проткнуть кожу девочки, но игла всё не проходила. – Чёрт! Кожа слишком прочная. Давай ты Олег! Ты сможешь проткнуть её кожу.

А санитар не мог поверить своим глазам, он впервые сталкивался с таким.

– Что она такое?!

– Меньше вопросов – больше дела! Быстрее! Я не смогу её долго сдерживать!

Все в камере держали крепко беспризорницу, которая вот-вот вырвется из плена. Олег смог проткнуть кожу Яны и в шприц пошла алая кровь, в этот момент пленница освободила свою руку и отшвырнула врача, а потом выхватила шприц и воткнула прямо в грудь Олегу. Парень начал чувствовать невыносимую боль и потерял сознание.

Охранник по рации начал звать на подмогу. – Срочно всех сюда! – но он не успел договорить так как девочка свернула ему шею.

Яна схватила скальпель с железного подноса и побежала прямо на охранников. Дочь профессора была как зверёныш и злая, очень злая. Хрупкая и нежная на первый взгляд девочка, безжалостно убивала всех на своём пути, пока не выбралась из здания. На пороге высотки стоял мужчина в чёрном плаще и выстрелил в Яну, но ей было всё равно. Это был тот самый кгбшник, который вырубил Яну одним выстрелом.

–Что?! Больше не действует?! Тело выработало антитела?!

– Зря. Очень зря!

Яна жестоко расправилась с мужчиной и убежала прочь от здания КГБ, куда начали съезжаться полицейские машины.

–О Боже! Кто это сделал?!

Отряд полицейских оказались внутри здания и видели трупы. Кто-то смог спастись от беспризорницы, но по их лицам было видно, как застыл страх и ужас от увиденного.

–Эта девчонка очень опасна. Что ты из неё сделал Менжинский?! Чёртов учёный! – сказал Эдуард Аверихин и видел на что способна дочь профессора, который долгие годы работал на корпорацию. Она сейчас себя называет «Кибермир».

–Её нужно как-то поймать. Мои люди будут думать над этим. Скоро начнётся спектакль, мы ищем того, кто дёргает за ниточки, чёртов кукловод. Мы не должны допустить чтобы она попалась к нему в руки. Будь осторожен Аверихин, он следит за тобой, за всеми в этом городе. Мы с тобой в клетке с хищниками и психами, хотя это одно и тоже. Чёрт! Моих лучших людей положила! – сказал Виктор Вальтер. Он покинул здание КГБ и сел в чёрную машину, за которой внимательно следила Яна.

Начальник КГБ приехал в частный, элитный квартал новой Москвы, который хорошо охранялся. Но Яна ловко прошла пост и всё следовала за Виктором Вальтером. Во дворе богатого района гуляла женщина с коляской. Начальник КГБ обнял молодую мать и взял на руки дочь. Виктор почувствовал на себе чей-то взгляд и повернулся, но там никого не было.

–Что случилось? Что ты там увидел дорогой? – спросила жена Виктора и внимательно смотрела на декоративные кусты, которые украшали богатый двор.

–Ничего. Показалось. Вам нужно уехать, далеко. Не спрашивай, это очень срочно и важно. – Виктор боялся, что дочь профессора начнёт охоту на него и его близких. – Сейчас собирай вещи и улетай с Евой в США. Когда всё утихнет, я вас заберу.

–Хорошо. Как скажешь любимый.

Семья Вальтеров покинули двор, но Виктор постоянно смотрел на кусты, которые мрачно покоились в ночи. Начальник не видел чёрные глаза Яны, которые налились кровью, точнее местью.

Дочь профессора решила сейчас не убивать начальника КГБ, она ждала лучшее время для мести. А сейчас Яна шла к дому, где она с Жекой пряталась от полиции. Она была вся в крови и видела, как горит яркими огнями новая, богатая Москва. Люди, что проходили мимо девочки, ошарашенно смотрели на неё и шептались.

Яна дико захохотала и на её лице появился безумный оскал.

– Ненавижу этот город! Ненавижу этот мир! Как же я хочу устроить вам всем судный день! Апокалипсис! Ох, Виктор Вальтер. Зря… Очень зря ты мне перешёл дорогу. Моя месть будет холодной и сладкой. Ты будешь жрать землю и страдать. – Яна ещё сильней засмеялась и напугала всех прохожих, которые видели девочку, покрытую кровью.

Тем временем заброшенной всеми квартире сидел Жека, который не мог найти себе места. В дверь постучали четыре раза, парень на всех парах побежал к двери и распахнул её. Там стояла Яна. Вид у неё был ужасающий.

– О… Боже… Что эти кгбшники с тобой сделали? Я думал, что они навсегда тебя упекли в свою клетку. – Жека держал Яну за худенькие плечи и смотрел на неё, словно впервые видит. – Что молчишь? Скажи хоть что-нибудь!

– Вода горячая есть? – Яна пыталась оттереть кровь с одежды и рук. – А то вид меня слегка потрёпанный.

– Потрёпанный?! Ты словно из мясорубки вылезла. Воды горячей нет, но сейчас воду в кастрюлях нагрею.

Как пуля Жека убежал на кухню и начал искать кастрюли и тазы, всё в чём можно нагреть воду. А в это время Яна сидела на обочине ванны и молча смотрела на старую напольную плитку. Она ждала, когда принесёт горячую воду её напарник.

Через двадцать минут Жека занёс в ванную кастрюли с кипятком.

– Ай! Горячая! Столько хватит тебе воды?

– Да. И дальше я сама. Спасибо, – поблагодарила Яна и закрылась в ванной.

– Я тогда схожу в магаз. Одежду тебе нужно сменить, эту только выбросить. А лучше – сжечь.

Жека положил запачканные в крови вещи Яны в мешок и вышел на улицу. Беспризорник шёл через старый квартал, там часто сидели бездомные и грелись около импровизированной печки. Он выбросил в огонь мешок с вещами и быстро покинул это место.

Сегодня пришли паспорта от хакера из Питера, поэтому Жека спокойно мог всё купить. В магазине он брал всё, что думал нужно для девчонки и быстро вернулся в логово, которое ещё не снесли.

– Я взял всё что, посчитал нужным. Бельё там всякое, я взял несмотря, неловко блин женские труселя выбирать. Если не по размеру, то сорян. Оставлю всё это добро на дверной ручке. Когда закончишь, жду тебя на кухне.

Яна приоткрыла дверь ванной и взяла пакет с вещами которые купил Жека. Спустя несколько минут она вышла и была больше похожа на человека. Жека взял чисто то, что себе берёт: серая футболка, чёрная толстовка и джинсы. Новая одежда была велика Яне, кроме джинс, которые слегка провисали.

–Ты чего такая тощая? Блин, большое всё, – сказал немного расстроенно Жека. Он видел, как на Яне подвисала футболка и толстовка.

–Зато удобно. Мне всё равно какая одежда на мне. И ты её взял в мужском отделе? На мне девчачье только бельё, – сказала Яна и приподняла футболку, чтобы посмотреть на розовый лифчик.

–Э!!! Я же здесь! – Жека резко опустил футболку Яны и чувствовал, как его щёки горят, от стеснения и неловкости. – Ты чего творишь!

–А что не так? Это же просто одежда.

–Сейчас не просто одежда. И переодевайся не в моём присутствии. И это…, сама одежду себе покупай. Мне просто неловко, как бы это…, не маленькая девочка сейчас. Хоть и мелкая ещё, – неловко ответил Жека. Он положил на стол еду и налил горячий чай, тот самый, который она любит, с бергамотом.

–А почему неловко? – Яна смотрела на себя в зеркало и особо не видела изменений. – Со мной опять что-то не так?

–Нет. Ты девчонка и всё. Была бы пацаном, то базара нет, хоть голышом ходи. Мне было бы по хер.

–Ты боишься меня? – неожиданно спросила Яна, что Жека насторожился из-за вопроса.

–Нет. Хотя ты жуткая так-то. Хватит у зеркала стоять, садись есть, а то опять как труп будешь ходить, – сказал Жека и достал банку Ревита, которая тут же стала пустой.

Опять Яна ела мало, и Жеке пришлось за неё доедать, не пропадать же еде. Эта привычка была до конца дней рыжего, он это делал неосознанно, по привычке.

– Я уже начал думать, что больше никогда тебя не увижу. Как я один здесь без тебя? Пропаду же, точнее сгнию среди отбросов.

– Не сгниёшь и не пропадёшь без меня. Ты сильный. Это видно невооружённым взглядом. Кто здесь гниёт так это я…, – грустно сказала Яна и не стала есть то, что приготовил Жека и начала чистить мандарины.

На кухне Жека лучше разглядел бледное лицо напарницы и видел, что она настрадалась в стенах КГБ. Он не мог понять, как она выбралась оттуда. Хотя уже догадался, что не самым приятным образом.

– Кто ты Яна? Скажи.

– Никто. Если хочешь жить, то лучше тебе не знать моего прошлого и меня, – ответила Яна.

Она взяла мешок мандарин и ушла в комнату. Села в своём углу и чистила мандаринки, и ела сочные дольки фрукта. А Жека стоял в дверном проёме и скрестил руки. Смотрел как Яна опять наполнят комнату запахом цитруса.

– Но кто-то же знает о тебе всё? Или нет?

– Есть один человек.

Жека вспомнил про письмо на столе загородного дома Яны.

– Это отец Владимир?

– Да. Он мой крёстный. И Владимир – священник.

Жека сел на подоконник и решил узнать всё о Яне, пока есть возможность.

– Так ты не сирота и у тебя была семья?

– У меня было всё.

– И что же случилось?

– Прошу, не спрашивай меня об этом! У меня, итак, плохое настроение! И ты ещё со своими расспросами пристал. Ещё раз спросишь о моих родителях или прошлом, то вообще перестану с тобой разговаривать. Молчать буду всегда.

– Не-не! Этого не надо! Священник значит…? – Жека сейчас вспомнил по слухам, что есть один священник, который ещё ведёт службы и не отказался от веры, в отличие от остальных. Ещё храмы начали сдавать под магазины или клубы. Атеизм начал набирать обороты, не дав заново закрепиться православию после СССР. – А этот отец Владимир всегда находится в храме? Или он как на работу туда ходит?

– До семи вечера. Хотя, когда как. Всё от служб зависит.

– И кто-то ещё ходит в храмы и молится?

– Ну я, например.

– Жесть…, – сказал напоследок Жека и ушёл из комнаты оставив Яну одну, чтобы она смогла привести свои мысли в порядок.

Когда наступила тишина в комнате, Яна вспомнила недавний визит к отцу Владимиру. Она тихо вошла в храм и перекатилась перед входом в зал. У алтаря стоял мужчина с длинными золотистыми волосами, у него была короткая бородка и жёлтые глаза. Ростом он был ниже Жеки, но сильней, даже под чёрной мантией это было понятно с первого взгляда. Яна робко подошла к священнику и положила свои холодные руки на его горячую ладонь.

– Ты в последнее время не приходишь ко мне на исповедь Яна, – сказал священник. Он убрал неряшливую прядь с лица девочки и нежно смотрел на неё.

– Исповедь мне не поможет. Я хочу только домой, к семье. Там я чувствую себя хорошо и спокойно.

– Женька тебя не выпускает из города или он знает? – спросил Владимир. Он знал о друге Яны и ему не нравилось, что рыжий парнишка использует крестницу.

– Нет. Ему не нужно знать об этом. Я всего лишь оружие в его руках и пусть так и будет. Хочу от него уйти, но не могу бросить. Он как котёнок, пропадёт здесь без меня. Но он меня постоянно бесит и раздражает, не даёт покоя и такой громкий. Один раз хотела его придушить подушкой, он вечно орёт во сне и говорит всякий бред.

–К его бреду, я тебе бы посоветовал прислушаться. Может что-то интересное услышишь.

–Ха-ха. Хорошая шутка. И Женя не поймёт меня и мой мир, такие вещи ему не нужны.

– А что ему нужно?

– Деньги, тачки и…, о… Господи…, шлюшки.

– Ну это пока что, пока молод и горяч. Этот Женька…, ещё тот засранец, надо было его тогда грохнуть, но не смог. Не могу и всё…, – отец Владимир достал из кармана своей мантии ключи и передал их Яне. – Старушка будет рада что её дом снова заживёт и наполнится светом. Делай там что вздумается, хоть всё распиши или переделай. Если тебя Рыжий Чёрт не отпускает от себя, то ты можешь найти покой здесь или в её доме.

Яна приняла ключи и на радостях обняла отца Владимира. – Спасибо! Ты лучший! – она обрадовалась при виде ключей, которые давно не видела.

– Ты меня сейчас сдавишь. Полегче. О чём я тебе говорил – держи эмоции в уезде. И постарайся быть собой, а не монстром. Если твой внутренний демон возьмёт вверх над твоим сознанием, то ты погибнешь. Никому не мсти и не желай смерти, как бы не хотелось, – отец Владимир посмотрел на Яну очень серьёзно, словно и не было в этом человеке доброты и нежности. – Ты меня поняла?

–Поняла…, – тихо ответила Яна и сжала сильно ключи от дома старушки.

–Ты не знаешь многого и тебе сейчас не объяснить, слишком сложно и нереально. Постарайся быть просто собой и не сломится здесь. Быть доброй и светлой в этой мрачной реальности. Если ты сдашься и потеряешь себя, то кое-кто сможет совершить ужасную ошибку, как я когда-то. Он хороший человек, просто сильно любит кое-кого и готов пойти во тьму за ней, – сказал напутствующие слова отец Владимир. Он поцеловал в лоб Яну и ушёл на службу.

– Я могу закрыться в своём мирке и там забывать обо всём. Мой домик.

На радостях Яна убрала ключи в карман и убежала к другу, который ждал её и не знал где она сейчас пропадает.

«Никто не знал кто хозяин бала, но все чувствовали как наш мир крутится вокруг его безумной идеи. Он хочет погрузить мир в безумие и хаос, чтобы люди стали бездуховными животными и молились на него как на Бога»

2007 год. Рождество. Москва. Зеркальное здание КГБ.

Город окутал мороз и холод. За большим панорамным окном шёл снег и среди нескончаемых небоскрёбов виднелось богатое здание корпорации «Кибермир».

Виктор Вальтер стоял у окна своего кабинета и всё смотрел в окна корпорации, которая создавала технологии будущего и придумала сложную систему кодов. Теперь за нашим миром следят и знают о нас всё: сколько денег на твоём счету и сколько друзей, где ты сейчас и куда собирался сегодня вечером. За каждым из нас идёт незаметная круглосуточная слежка и если ты идёшь против системы, то можешь исчезнуть, словно тебя и не было. Но многие не подозревают об этом, потому что наслаждаются дарами нового миропорядка: потребляют и разлагаются в безумном потоке бессмысленных событий. Об этом размышлял Виктор за стаканом виски и всё смотрел на корпорацию «Кибермир».

К начальнику КГБ тихо подошёл худощавый мужчина. По его лицу было видно, что спал очень мало и всё своё время был погружён в работу. Учёный стоял с папкой, где лежали результаты исследований и был готов отчитаться перед Виктором.

– Мы всё перепробовали. К сожалению, результат отрицательный. Нужен последний компонент, что разрушит силу архитектора и его последышей. А пока мы с большим трудом продолжим избавляться от его новых игрушек, но с каждым разом эти твари становятся сильнее. Боюсь, наше оружие скоро будет бесполезным и тогда этот псих сможет безнаказанно вершить безумие и хаос. Мы не должны позволить ему захватить власть в мире. Это будет конец всему, наш мир станет безумным цирком.

– Дьявол! Он забрал секрет с собой в могилу. Я так и знал, что его нельзя было убивать! Как же я устал от этих чудовищ, – начальник КГБ нервно отошёл от панорамного окна и сел за свой стол. – Кто их множит? Кто этот архитектор?

Учёный тем временем продолжал свой отчёт:

– Никто не знает кто хозяин бала. Но если мы в скором времени не остановим это, то адом нас уже будет не напугать. Мы будем жить в аду и станем кормом для чудовищ! Вы сказали, что нашли ключ. Где та девчонка? Она дочь Менжинского, он знал, как убить архитектора и точно оставил в ней для нас подсказки.

– Сбежала, но мы ищем её, – ответил Виктор. Он вспомнил гору трупов и Олега, бедный мальчик.

– Куда подевался Олег, мой помощник? Что стало с санитаром? Она его убила?

– Да.

– Да поможет нам Бог! Я продолжу поиски компонента, но ничего обещать не буду. Вы сделали большую ошибку в ту ночь, Виктор. Он был на нашей стороне и знал много об архитекторах. Этот безумец играл с вами тогда и до сих пор обводит вокруг пальца нас всех, – сказал мужчина и ушёл.

А Виктор достал портсигар из тумбочки и вынул сигару. Он закурил и наполнил максимально свои лёгкие никотином. Кгбшник повернулся в сторону панорамного окна с видами на Москву и смотрел снова в окна корпорации «Кибермир».

В тёмном кабинете, в задании, на которое так внимательно смотрел Виктор Вальтер, стоял у окна Гробовщик. Его безумный образ отражался на холодном стекле: длинные рыжие волосы, чёрные круглые очки, шляпа цилиндр, старинный плащ и безумный грим, как у шута.

Гробовщик долго любовался видами новой Москвы, он пил вино и всё смотрел на зеркальное здание КГБ, которое усердно скрывает своё существование. Но любованием ночным городом прекратилось из-за гостя, которого так долго ждал Гробовщик. Огромная тень закрыла собой левую сторону окна, где отражался образ шута. Чудак в шляпе повернулся, чтобы поприветствовать гостя. Перед ним стоял сильный и огромный человек, точнее монстр в человеческом обличии. Лицо ещё не утеряло человеческое нутро, но в глазах горел звериный блеск.

– Твоя трансформация завершена. Ты больше не Олег, а Берсерк –моё новое оружие, – сказал Гробовщик. Он ещё раз убедился в силе и прочности новой игрушки, и был доволен своей работой.

– Спасибо, что спасли меня, я буду верно служить вам, господин, – покорно сказал Олег. Бывший санитар привыкал к новому обличию и наслаждался новой силой.

– Зови меня Бог, не ошибёшься, – сказал Гробовщик и улыбнулся Олегу своим широким ртом.

– Какое будет ваше первое указание, Бог? Может мне найти ту девчонку, которая всадила в меня эту скверну? Или убить того рыжего пацана, что вечно с ней ходит?

– Не стоит. На неё у меня свои планы. А тот мальчик – это моя личная игрушка. Я всё не могу дописать для него сценарий, каждый раз приходят новые идеи. Хочу его…, – Гробовщик решил не говорить дальше, Жека был для него особенным и даже чем-то личным. – Ты пока что займись той шайкой, которая решила сместить мою марионетку.

– Тех оппозиционеров? Всех, даже кандидата в президенты?

– Да. Пусть это будет несчастный случай.

– Я вас понял.

Олег ушёл, а чудак в цилиндре всё стоял около окна и пил вино. Он лукаво смотрел на здание КГБ, которое тоже внимательно следило за корпорацией «Кибермир» и подозревало об ужасных экспериментах в стенах этого огромного здания.

Виктор Вальтер

«Эта тварь испортила мне жизнь

«Эта тварь испортила мне жизнь. Я помню его лицо и голос. Знаю, что он из КГБ и ему был отдан приказ арестовать отца, а все его труды конфисковать и закрыть под грифом «совершенно секретно». С той роковой ночи прошло много лет, но я не могу смириться с тем, что это чудовище живёт и наслаждается жизнью. Рано или поздно, я найду его и сделаю то же самое, что он сделал когда-то со мной. Он будет рыть могилы руками, как когда-то это делала маленькая девочка, у которой отняли всё. Я приду за твоим счастьем Виктор и утоплю его в твоих слезах и боли». Яна.

«Я должен был умереть, но мне дали второй шанс, чтобы изменить этот мир». Влад.

2005 год. Лето. Пермь.

Какое лето в России не обойдётся без велосипеда, речки, деревни и конечно детских игр? Особенно если ты неугомонный мальчишка, что всё время ищет новых ощущений.

Влад в этот солнечный и жаркий день бегал по крышам с друзьями. Они ловко перепрыгивали с одного места на другое, делали сальто и другие трюки, пытаясь повторить что-то из фильма «13 район». Влад решил удивить друзей и стал подниматься выше, чтобы сделать сальто, но друзья начали отговаривать его от этой затеи.

– Ты куда Влад?! Там опасно! Упадёшь ведь!

– Не упаду! – сказал Влад и самоуверенно забирался наверх, но под его рукой обломилась балка, и он упал с большой высоты вниз. Остальные слышали и видели, как Влад грохнулся.

Все пацаны мигом начали спускаться и их мальчишеские сердца наполнились страхом за друга.

– Он упал! Капец!

– Охренеть с какой высоты он грохнулся! Зови его отца! Пусть скорую вызовет!

Друзья побежали во двор, чтобы позвать кого-то на помощь и конечно все искали отца Влада. Пока они суетились из-за происшествия, Влад открыл глаза и увидел крышу заброшки с которой он упал.

– Всё – таки упал…, – еле сказал Влад. Он встал и начал отряхиваться, как ни в чём не бывало.

В этот момент к месту происшествия подбежали мужики, старушки и конечно отец Влада, который мчался быстрее всех, даже обогнал друзей сына. Отец прыгуна взволнованно смотрел во все стороны, глаза наполнились страхом за единственного сына

– Где упал?!

Мальчишки указали пальцем на Влада, который стоял живой и здоровый.

– Вот он! Как?! Он же не хило так летел вниз!

Отец подбежал к сыну и начал трясти его от переизбытка эмоций.

– С сегодняшнего дня ты больше никогда не будешь заниматься своим паркуром! Это была последняя капля, Влад! Мне не хватало тебя потерять как мать! Ты с ума сошёл?! Ты бы меня пожалел, стариковское сердце не железное. Влад, ты так меня до инфаркта доведёшь!

– Но со мной всё в порядке, пап! Я же жив, здоров! – возмущался Влад. Он не хотел идти домой и не желал прощаться с любимым увлечением.

– Живо домой! – отец схватил за руку сына поволок за собой. – Я чуть приступ не словил, когда твои друзья прибежали ко мне и сказали, что ты насмерть разбился!

Влад посмотрел на друзей с недовольным видом. «Ну спасибо друзья», — это прочитывалось на лице мальчишки.

Пока отец и сын шли к дому, юный трейсер ругался про себя:

– Да блин! Кто их просил всё рассказывать отцу?! Я не первый раз так падаю. Надо будет без друзей паркуром заниматься, чтобы никто не знал. Хотя странно всё это… Многие на моём месте были бы в больнице с переломами. После той аварии со мной что-то не так…, и я стал видеть какую-то хрень. То по стенам дома расползается опухоль и просачивается в каждый дом, питается людскими эмоциями. То вижу людей совсем в другом обличии: кто-то светится, кто-то поражён той же опухолью, как и наш дом. Я никому не говорю об этом, а то ещё в психушку отправят. Может из-за аварии у меня открылся какой-то дар? Хотя что это за дар? Может реально у меня какая-то болезнь, а я боюсь об этом рассказывать отцу. Я не хочу, чтобы меня закрыли в психушке. Не-не, лучше буду молчать. И никто не должен знать, что я продолжаю заниматься паркуром, нужно как-то шифроваться от всех…

2012 год. Начало августа. Пермь.

Влад вырос и стал юношей. Окончил школу с золотой медалью и делал большие успехи в робототехнике. Ему даже пришло приглашение от корпорации «Кибермир». Механическая рука Влада впечатлила комиссию на выставке юных инженеров. Поэтому Влад копил два года деньги на обучение и жизнь в Москве. Он был эти два года единственным источником доходов семьи Рудских. Отец Влада, Николай, сильно сдал и долго лечился, не мог работать. И он даже не подозревал что его сын всё так же прыгал по заброшкам и крышам домов. Николай не видел жёсткие падения сына и как он срывался с крыш, но сейчас Влад не делает ошибок и уверенно идёт к своей цели. Он как паук, карабкается по стенам и прыгает высоко над землёй. Только у него нет паутины и крутых технологий, а только его опыт и стремление к новым возможностям.

Сегодня снова Влад после подработки возвращался домой своим традиционным способом – по крышам. Он был как кошка, ловкий и прыткий. Его никто не видел в ночи, и он как тень проскальзывал с одной крыши на другую. Влад в этот раз решил забраться на высотку, которую скоро достроят. Рабочих давно не было, только охранник, которого ловко обошёл опытный трейсер.

Взбирался Влад очень быстро и даже не устал, хотя многие бы выдохлись на половине подъёма, слишком высокое здание было. Трейсер не давал себе время для передышки, всё поднимался уверенно вверх. Когда вершина была покорена, Влад решил сделать небольшой привал. Он сел на край крыши, достал энергетик и смотрел на ночную Пермь, которая преобразилась за эти годы. Ничем не уступала Москве по красоте и богатству, хотя сейчас все города словно с одной картинки, как Нью-Йорк.

– Хороший вид. Я буду по тебе скучать Пермь, – сказал Влад и словно чокнулся с городом своим энергетиком.

Влад любил высоту и подъёмы. И конечно виды с птичьего полёта. Друзья его называли Ассасином, как из игры. Многие знали, что Влад продолжал заниматься своим любимым увлечением за спиной отца и поэтому никогда не сдавали друга, понимали, что для него это смысл жизни.

–Сегодня 7 августа 2012 года. Новости Москвы в последнее время не меняются: вечеринки корпораций, преступность и конечно – анархисты. Этой ночью снова последователи движения «Анархия» штурмовали полицейский участок, где были задержаны активисты, которые призывали к свержению нынешней власти России и отмене штрих кодов. Сами главы террористической организации работают удалённо, особенно хакер по кличке «Анархист». За эту неделю было взломано множество счетов по всему миру и переведено на неизвестный счёт, точнее на счёт анархистов. Лучшие хакеры мира ищут мозг Анархии, но всё безуспешно. Но сейчас это не самый опасный член банды. «Монстр с душой ангела» — вот кого боятся все. Многие говорят, что эта девушка удачный эксперимент, который сбежал из лаборатории. Кто смог выжить после встречи с этим монстром, говорили о её нечеловеческой силе и жестокости. Многие радовались смерти Рыжего Чёрта, но это был единственный человек, который держал на поводке монстра, но сейчас его нет и он никогда не воскреснет. И чем закончится история с анархистами знают многие. Они погрузят наш мир в хаос и беззаконие. Мы только недавно все пережили ужасную войну, потеряли многие своих близких. И только пришёл мир в каждый дом, чтобы потом отдать власть этим психам? Ради этого мы объединились? Нет никакой цифровой тюрьмы, о которой говорят анархисты и последователи дела бывшего президента Марка Громова. Что плохого, когда о тебе знают всё? Если ты хороший человек, который чтит закон, то чего тебе бояться? Цифровую прозрачность боятся именно подонки и преступники, так они не могут делать свои мерзкие делишки, махинации и преступления. Преступность боится закона. Этих анархистов можно победить, если мы будем вместе как большая семья, которая не позволит разрушить наш дом. Вы посмотрите вокруг, мы живём в идеальном мире. Столько всего для нас открыто, мы свободно путешествуем и спокойно можем говорить, что нам хочется. Люди стали добрей к друг другу, никто не враг. Не слушайте этих анархистов, их цель в разрушении и безумии. Не позвольте себя обмануть. Принимайте сторону закона и цифры. Компания «Кибермир» будет рада знать, что все в этом мире счастливы и живут в безопасном пространстве. Наша новая система слежения…, – Влад смотрел новости из Москвы, скоро он там будет учиться и уже наслышан об анархистах, которые несколько лет не дают спокойно жить всему миру.

–Мда… Эти анархисты ещё те психи. Надо как-то с этим кончать. Я не могу понять как весь мир, с крутыми технологиями не может поймать кучку придурков? Или там реально какие-то чудовища, сбежавшие из лаборатории? Хотя я думаю, эти анархисты подкупают людей, поэтому этот хакер взламывает счета. Наш мир нисколько не меняется. Люди слишком продажные существа. Как нынешние девушки… Интересно в этом мире есть мой человек? Или я один остался со своими идеалами с доисторических времён?

Влад всё смотрел на новую реальность, на новый мир и людей, что ходили внизу, словно муравьи. Общество тоже изменилось за эти годы, стало максимально потребительским и лицемерным. Люди словно фарфоровые куклы в неформальных одеждах, каждый хотел к себе привлечь внимание своей «особенностью» и не замечали серьёзных проблем, как социальное неравенство. Влад из тех, кто был не сильно богат и не мог себе позволить многого от современно мира. И особо не желал сильно выделяться и кричать всем что он такой особенный. Одежда у него была максимально удобная, чтобы можно было заниматься паркуром в любое время. Не любил яркие цвета и старался не выделяться из толпы, хотя сейчас именно такие простые ребята и привлекают к себе внимание.

–Ты какой-то фу. Что за шмотки? Ты чё как ниндзя? Всё чёрное. Татухи есть хоть бы? Или ты как из каменного века? – говорила девушка в яркой одежде и выглядела словно из какой-то игры про утопичное будущее. По типу из фильма «Бегущий по лезвию».

– Это стиль Теквир. Одежда удобная и неброская. И тебе важно, как выглядит человек? Какие вещи на нём? – спросил Влад. Он пришёл на встречу к девушке, с которой переписывался в социальной сети, но уже пожалел, что пришёл.

–Ну да. У тебя тачка есть или моцык? И чё мы будем делать? Или ты решил меня как старик в кино сводить или кафешку? И ты это…, на опыте? Удовлетворить сможешь? Где останемся? У тебя хата нормальная или ты нищеброд? С родителями живёшь?

–Чего? Я всё понял. Пока.

Влад начал уходить и слышал, как ему в спину говорила оскорбления девушка, которая по онлайн общению была интересной собеседницей.

Воспоминания покинули сознание паркурщика. Он всё смотрел на город и думал о своём, как ему одинокого в этой новой реальности. Друзья тоже стали как все и с ними стало не о чем говорить, словно это были уже совсем другие люди. Только он один остался собой и не изменился. Всё тот же Влад, простой и добрый парень.

Философские размышления Влада Рудского прервал звонок телефона. Это был отец, который уже волновался за сына.

– Ало-ало? – ответил Влад. Он отложил энергетик и прикрыл телефон от ветра, чтобы отец не заподозрил что он опять забрался высоко на крышу.

– Ты когда домой?

– Я после работы решил прогуляться, просто подышать свежим воздухом.

– Завтра ты уезжаешь в Москву. Ты когда к дороге готовиться будешь? И ты там хотел подготовиться к встрече с комиссией из корпорации. Ты же хочешь там работать, так дуй живо домой. У тебя дел по горло.

– Скоро буду дома. Засекай время!

Влад накинул капюшон толстовки на голову и затянул шнурки кед. Со всего разбегу он прыгнул вниз и ухватился за грузовой крюк крана. Влад ловко переполз на железную конструкцию крана и уже спускался по лестнице. Охранник снова не заметил незваного гостя и всё смотрел футбол на своём телефоне. Влад добрался до дома по крышам и зашёл домой через балкон. Отец не услышал, как пришёл сын домой и сильно удивился, когда увидел его в спальне.

–Ты когда пришёл Влад? Я не слышал, как ты открыл дверь.

–Не знаю. Вроде, как обычно, пришёл, ты плохо слышать стал бать?

–Ты мне тут шутить не вздумай. Опять через балкон зашёл?

–Нет. Ты что? Я уже все навыки растерял, столько лет прошло. Не занимаюсь я паркуром, успокойся. Зашёл специально тихо.

–Хорошо, поверю в твою легенду. Я там твои вещи сложил, ты проверь, может что-то забыл. Как всё сложишь в сумку, то дуй на кухню. Наверное, целый день нормально не ел.

Влад сложил все вещи и положил в коробку механическую руку, это был протез.

–Надеюсь я смогу устроиться стажёром в корпорацию. Хочу делать что-то полезное для людей и так я смогу нормально зарабатывать, а то отец совсем сдал, – думал про себя Влад пока складывал вещи в сумку. – Пап? А ты ходил сегодня в больницу? – он закрыл сумку и положил билеты до Москвы на тумбочку, и пошёл на кухню, чтобы услышать ответ на свой вопрос.

Влад никогда не расстраивал отца, знал, что он, итак, пережил многое, мать была для него всем миром и тяжело переживал утрату. Сыну было боязно оставлять одного отца, но хотел лучшего для него. Поэтому стремился стать частью корпорации «Кибермир», это было единственное место, где есть множество возможностей, особенно для гениев и умных ребят как Влад.

Про паркур Влад никогда не говорил отцу, притворялся что он давно забросил своё увлечение. Хоть Николай и был против опасного увлечения сына, но он никогда не знал, что его мальчик каждый день делал успехи в этом ремесле. Эти навыки не раз спасут жизнь Владу и его близких.Алекс — это очень уважаемый человек во всех кругах. Её знают все: от власти до криминала. И все эти люди приходят в бар «Отверженные» лишь для того, чтобы напиться и забыть о всех проблемах, что постоянно бьют тебя в этом чёртовом городе.

31 декабря 2004 год. Москва. Бар «Отверженные».

В этот день в баре было полно работы. Алекс только и успевала делать новогодние коктейли для посетителей. Пацанка недавно открыла свой бар, но успела привлечь к своей каморке множество посетителей.

Алекс была человеком добрым, но до поры до времени. Иметь бар в Москве, да ещё сама по себе, без дани криминальным авторитетам и власти – это говорит о многом, точнее о железных яйцах пацанки. Алекс трудно назвать бандиткой или боссом, просто это человек, который находился посередине, между преступным миром и законом.

Поэтому бар «Отверженные» могут посещать все и главное условие — это оружие на стол. Это место считалось святыней и здесь существовали строгие правила, нарушение которых заканчивалось пулей в виске. Алекс была тем человеком через которого шла очень ценная информация и слухи, поэтому её услугами пользовались все, даже полицейские. И многие искали у неё приют, чтобы передохнуть немного от погони или скрыться на некоторое время. Это как в детских играх, прыгнуть в домик, потому что в этом месте никто не смеет тебя тронуть.

Очень часто криминальные авторитеты сидели за барной стойкой, тихо попивали алкоголь и смотрели как рядом с ними сидели полицейские, которые не могут арестовать преступников в стенах бара. Таков закон и ему все подчиняются так как воры и бандиты стали частью системы и тоже читали всем свои правила.

–Здесь мы можем на некоторое время скрыться, Янка. Только тише, нас никто не должен видеть. Это место не для беспризорников. Здесь могут быть мусора и те, что из шайки Шмеля, – говорил шёпотом Жека и тащил за собой Яну.

Сироты тихо спрятались за барной стойкой и сидели там как мышки. Жека временами выползал из укрытия, чтобы стащить что-нибудь съестное со столов, пока посетители не видят.

К барной стойке подошёл здоровенный мужик, это был Шмель, глава преступной банды, что в последнее время читала всем правила как жить в преступном мире.

–Алекс, налей что-нибудь горячее, чтобы я прям взбодрился.

–А с чего ты так раскис Шмель?

Алекс налила виски и положила туда два кубика льда, знала, что постоянно просит бандит для того, чтобы взбодриться.

–Мда… Беспризорники. Рыжий аферист и его сестра, мне всю кровь высосали. Хочу прихлопнуть их. Ты прикинь что они вытворяют? Банки грабят. Эти пиздюки столько бабла срубают, что мне и не снилось. Мы нашли их логово, деньги-то взяли, но эти крысы сбежали. Мне они нужны, точнее девчонка. Говорят, что сильная она, а мне такие люди нужны. Да и я видел, как она пару моих людей положила, пока мы их догоняли. Я решил их отпустить, нужно как-то разнять эту парочку, чтобы поймать их по отдельности. А то эта девчонка сильно привязана к брату, а я людей своих не хочу терять из-за психички.

Алекс увидела под барной стойкой двух беспризорников, о которых говорил Шмель. Она слышала про них и сильно удивилась что эти двое сидят у неё под барной стойкой.

–А рыжий парнишка? Что с ним хочешь сделать? – спросила Алекс и подмигнула Жеке, который смотрел на неё очень серьёзно.

–Убью! Достал он меня! Такой высадный, не ребёнок, а чёрт. Хотя на вид ему дашь все лет восемнадцать, хотя вроде четырнадцать ему, а сестре…, на вид дашь лет десять от силы.

–Я не твоя сестра.

–Тише! – пригрозил Жека, он закрыл рот Яне и тихо сидел в укрытии.

–Кто у тебя там Алекс?

Шмель хотел заглянуть за барную стойку, но Алекс мягко его отодвинула обратно на место.

–Никого. Шумно сегодня. Новый год от души все празднуют. Ты забудь хоть на день об беспризорниках, иди веселиться. Вон, там Ёж пришёл. Вы давно не виделись.

–Ёж?! Ха-ха! Братан! Сто лет не виделись…

Шмель ушёл и оставил в покое барную стойку. Алекс смогла только сейчас заглянуть в укрытие беспризорников, которые сидели там, прижавшись к друг другу.

–Ты бы мальчик отдал мне дробовик, в твоём случае он тебе не поможет.

–Не отдам. Шмель же там, стоит и ждёт, когда мы выйдем, чтобы пристрелить нас. А я что-то жить хочу. И за то, что мы здесь стрельбу устроим нас же на кол посадят. Все при чём.

–Никого там нет. Шмель ушёл, и я вам вреда не желаю. Вы пришли сюда, чтобы укрыться, получить защиту. Ну так пользуйтесь услугами и не вредничайте. Выходи девочка, я вас отведу в свою каморку. Вы там тихо посидите до утра, потом можете спокойно уйти по своим уличным делам.

Алекс повела за собой Яну, а Жека всё держал дробовик хозяйки бара и шёл следом за ней. Пацанка завела сирот в маленькую комнату, где стоял небольшой диван и вешалки с одеждой.

–Сидите тихо, я вас закрою. Потом принесу вам что-нибудь поесть.

–А если я поссать захочу?

–Для тебя вон там стоит ящик с пустыми бутылками. Ты понял, что я имею в виду.

Алекс закрыла беспризорников в каморке и ушла. Жека сел на диван и всё держал дробовик, и своими глазами смотрел на дверь. Рыжий ждал нежданных гостей и подставы от хозяйки бара.

–Может тебе поспать? Мы же не отдыхали.

–Какой здесь сон, Янка? Мы закрыты в клетке с криминальными авторитетами и мусорами. Я сегодня спать не собираюсь.

Но уже через двадцать минут сон одолел его. Яна так и не сомкнула глаз, словно никогда не знала, что такое сон. Она стояла около двери и не шевелилась, прислушивалась к шагам, что шли к двери. Беспризорница достала нож и ждала незваного гостя. Дверь открыла Алекс и увидела, как Яна замахивается на неё ножом.

–Эй-эй! Это я, поесть принесла. Убери нож.

–А?! Я уснул? Когда?

Жека увидел перед собой тарелку с едой и питьё, он тут же набросился на скромные пожитки так как не ел уже дня два. Яна не прикасалась к еде, это заметила Алекс и достала из кармана пиджака мандаринку.

–На, поешь. И не скромничай, а то твой брат всё съест, ничего тебе не оставит.

– Он мне не брат. А можно ещё мандаринку?

Яна быстро съела фрукт и хотела ещё.

–А-а…, вы сироты? Из детдома сбежали или беспризорники?

–Я сирота, сбежал из детдома. Эту я нашёл в садах, она там как собака бегала, дикая блин до сих пор. Вот мы и ходим сейчас вместе, выживаем.

–М-м-м… А как вы умудряетесь банки грабить? Вы же ещё дети. Не все опытные грабители могут такое провернуть, а вы с ножом и без пистолета опустошаете сейфы.

–Нет пистолета? У меня при себе всегда мой револьвер.

Жека показал своё оружие, что прятал под пиджаком дяди Антона.

–Тогда гони мой дробовик, рыжий.

–Я Жека. Не называй меня рыжим, бесит!

–Евгений, отдай мой дробовик. Вас никто не тронет, я обещаю.

–Евгением меня называла воспиталка из детдома, тоже бесит! Не отдам я дробовик, пока не выйду отсюда целым и невредимым.

–Я сказала: отдал дробовик! – громко и жёстко сказала Алекс, и Жека тут же отдал оружие хозяйке.

–Блин, ладно забирай! Знакомый тон, кто-то уже так орал на меня…

Жека вглядывался в лицо Алекс и хотел понять, кого она ему напоминала.

–В детдоме, твоя воспиталка. Сегодня я ваша воспитательница, мамаша или папаша, хоть как думайте. Если не будете сидеть тихо, то точно сюда Шмеля приведу. Блядь и в самом деле высадный пацан.

Алекс снова закрыла беспризорников в каморке и ушла в бар.

–На, держи. Вспомнил что, взял со столика и так и не дал тебе.

Жека достал из кармана пиджака мандаринку и отдал Яне, которая быстро её отчистила от кожуры и съела.

–Это тебе.

Яна оставила одну дольку и протянула её напарнику.

–Мне? Спасибо. Ты хоть бы поела, а то помрёшь от голода. Совсем ничего не ешь.

–Я не хочу есть и спать. Буду сторожить нас.

Яна снова встала у двери и слушала что происходит снаружи.

–Я тогда посплю…

Всю ночь гости бара праздновали Новый год, поэтому Алекс смогла только днём открыть каморку и освободить беспризорников. Но их там не было, они сбежали.

–Ха-х! Понятно, как они грабят банки. Вот гады! Мой кошелёк обчистили! Чёрт! Как я так облажалась? Вот что я такая мягкая с этими беспризорниками. В следующий раз увижу их, прибью!

31 декабря 2010 год. Бар «Отверженные».

Анархисты сегодня снова праздновали Новый год в стенах бара и на своём месте, которое никто не смел занимать, кроме них. Несколько лет прошло с первого визита беспризорников в баре, их давно простила хозяйка и теперь они были частыми и любимыми гостями. Потом Алекс начала прикрывать у себя банду анархистов, об этом никто не знал, а если кто-то догадывался, то часто исчезали с радаров.

Димон всех больше был рад дружбе с Алекс, она была его глазами и ушами Москвы. Через неё он узнавал все новости и сплетни города. Жека был самым частым и громким гостем бара. Он вечно приходил к Алекс, чтобы напиться в говно и просто высказаться. Поэтому Алекс всё знала о Женьке и никому не говорила какой он на самом деле. Лучше пусть он будет для всех мудаком и психом, чем узнают его истинное лицо.

И в этот раз, в Новый год, в пустом баре остались одни и те же люди.

–Вставайте! День давно на улице. Первое января. Давайте мальчики, поднимайте свой зад!

Алекс подняла с дивана Жеку, следом Макса, но парни не стояли на ногах, они были чересчур пьяны.

–Я бар закрываю, не могу вас здесь оставить. Вы же всю тогда алкашку выжрите. Вставайте!

–Встал… Стою… Пф-ха-ха!

–Не упал.

Женька толкнул Макса и тот грохнулся на столики.

–Упал.

–Да вы задрали уже! А-а-а! Я сейчас вас грохну обоих, прямо здесь!

–Не-не-не… Ты знаешь, что здесь убивать нельзя, таковы правила Алекс…

–Завали рот, Макс! Воняет смердно. Фу! Ладно, по-отдельности дотащу вас до машины.

Алекс была высокой и сильной женщиной, больше выглядела как мужик, чем баба. Хотя все говорили с ней как с женщиной, то есть без мужских окончаний, но отношение к ней было как к мужику. Это никак не злило пацанку, кроме этого, она понимала, что всё равно женщина, но в душе была мужиком. Поэтому она с лёгкостью дотащила парней до машины и бросила их на заднем сидении.

Алекс везла неразлучных друзей домой, только не знала, где их дом.

–Вас куда везти? Адрес скажите, а вас дотащу до дома.

–Дом? С-с-аня, ты чё с дуба рухнула? Я один, совсем один. У меня нет дома.

–Я имею в виду хату твою, Жека. Где ты сейчас кантуешься?

–Э-э-э… Туда далеко ехать. Брось меня хоть где. Мне ваще похуй, где высплюсь.

–Согласен с Жекой. Бросай нас Саня.

–Понятно. Тогда к себе повезу.

Алекс приехала к себе домой и затащила парней, которые просто упали в коридоре и ржали как гиены.

–А ну заткнулись! А то рот заклею!

–Пс-пс! Тише, а то она может нам врезать или грохнуть.

–Да-да, Саня такая. Пф-ха-ха!

Макс с Жекой не слушали угрозы пацанки и дальше продолжали орать и ржать.

–Кого ты привела, Саша?

В коридор зашла девушка, она была очень худой и бледной. На голове была косынка, которая была под цвет платья.

–А это что за доярка из села? Чё за платочек, как у Алёнушки? Пф-ха-ха!

Парней насмешил внешний вид девушки, которая жила в доме Алекс.

–Потому что у меня нет волос.

Девушка сняла платок с головы и показала свою лысую голову.

–Чего вы ржёте?! У неё рак, кретины! Заткнулись! Даша, иди к себе в комнату, а я их как уложу, сразу приду к тебе.

Алекс бросила парней как кусок дерьма на пол и бросила им подушки и одно одеяло.

–Не злись на нас сестрёнка, мы же не знали.

–Сестрёнка? Я тебе не сестра! Ты вообще границ не видишь мудак. Спи! Вон, Макс уже вырубился, только ты опять всё не угомонишься.

–Хреново мне Сашка… Поехали домой сестрёнка, вези меня домой…

–Так ты же сказал тебя туда не везти, типо далеко.

–Домой! Домой! К бате вези!

–Какой батя? Ты опять бредишь кретин! Какой дом? Нет у тебя дома, и я тебе не сестра. Завали свой рот и спи.

–Поздно уже, батя будет опять на меня орать, а я ещё пьяный… Ой, как мне влетит. Ты меня как-нибудь протащишь мимо его глаз? А то мне опять пизды от него придётся получать.

–Жека, спи! Ты опять несёшь чушь. Какой батя? Ты сирота, нет у тебя родителей. Бомжи они и давно сдохли уже. Хватит болтать и ложись спать.

–Сашка, ты не представляешь, что я сейчас вспомнил! Вспомнил!

Жека резко смолк и вырубился.

–Что вспомнил? Эй, Жека? Что ты вспомнил? Уснул? Так резко? Ой, капец он псих.

К Алекс подошла её девушка и видела, как валялись на полу парни. Пацанка всё смотрела на Жеку и не могла переварить тот бред, что только услышала из его уст.

–Это тот самый Рыжий Чёрт, которого все ищут? А где его верная собака? Ну, девушка, что всё время с ним ходит.

–Янка-то? Да не знаю где она. Наверное, у отца Владимира или у себя дома.

–У неё есть дом?

–Да, чтобы прятаться от этого рыжего придурка, что вечно её с собой таскает.

–А что будет если она сбежит от него? Его же убьют и всех анархистов тоже? Ведь их ещё не поймали из-за неё. Она вообще человек?

–Дашенька, пойдём тоже спать. И есть вещи, которые лучше не знать, особенно тебе. Не нужно вникать в то, что здесь происходит, а то можно свихнуться. Ты лекарства пила?

–Да. Ты завтра поедешь со мной на химиотерапию? Или ты с ними будешь?

Даша показала на Макса и Женьку, которые храпели и воняли перегаром на всю комнату.

–Этих ушлёпков я сегодня вечером отправлю восвояси. Надо Янке позвонить, пусть забирает. Я закрыла бар на неделю. Поэтому я вся твоя.

–Это очень здорово! Тебя постоянно нет дома, а я же скучаю здесь без тебя. Пойдём, а то у меня аж глаза заслезились от их перегара. И я там мультик один нашла, такой добрый и позитивный. И прям про Новый год. «Полярный экспресс» называется.

–Пойдём, а то я из-за этого сброда говнюков дух Нового года вечно упускаю.

Алекс ушла в другую комнату с Дашей, и они до конца вечера всё смотрели фильмы и мультики про Рождество и Новый год.

Тем же вечером Яна сидела в уютной комнате и тоже смотрела мультик, только «Кошмар перед Рождеством». Молчунья любила творчество Тима Бёртона и всегда ждала от него новые работы. Этот мультик она уже смотрела, давно, когда была маленькой, но до сих пор любила его смотреть в Новый год или Рождество. Приятный просмотр мультфильма был прерван телефоном, который начал вибрировать. Яне звонила Алекс.

–Привет.

–Привет, Янка. Ты это, забери у меня Жеку и Макса. Они сейчас получше чем несколько часов назад. Ты из них людей сделай, а то там Димон вас собирает.

–Я видела его сообщение, приду.

–И их забери с собой. Не хотела тебя просить об этом, знаю, что сейчас отдыхаешь от рыжего придурка, но я не смогла их бросить. Они у меня сейчас. Забери их.

–Ладно. Жди.

Яна расстроенно выключила старый телевизор и видеомагнитофон, достала кассету и убрала в идеально сохранившуюся обложку. Она сняла с себя тёплый свитер и милые украшения, переоделась в костюм и покинула свою берлогу о которой никто не знал.

–Теперь они твои. Всё, пока, – сказала Алекс и пихнула парней Яне, и закрыла дверь.

–Вези нас в клуб! Мы только начали гулять и тачку оставь нам, мы ещё гонять будем. Эй, Янка? Чего молчишь? – сказал Макс и был готов продолжать банкет, пока печень не отвалится.

А Яна молча вышла на улицу и не говорила с парнями, которые пошатываясь шли следом за ней.

–Где ты вечно шляешься? Эй! Я кого спрашиваю?

Жека остановил Яну и требовал от неё ответа, но она молчала и всем своим видом показывала, что не рада сейчас находиться в компании неразлучных друзей.

–Да пошла ты! Молчи дальше! Бесишь блядь! Убери руки от моей тачки! Дальше мы сами, без тебя.

Жека сел в Супру и завёл машину. Молчание Яны его сильно бесило, и он хотел знать куда она вечно пропадает.

–На, это тебе. С Новым годом.

Жека протянул Яне через окно машины мандарин и уехал с Максом дальше праздновать Новый год.

–С Новым годом, – прочитала Яна надпись на мандарине, который только что подарил Жека. – Оригинальный подарок. Такой помятый и побитый… Зато без ошибок написал, старался, наверное. Жаль, что не сохранить на память, сгниёт. Хотя можно кожуру засушить, как те люпины, что он мне подарил в том году. Так и сделаю.

Яна вернулась в свою лачугу и снова включила видеомагнитофон, но поставила другую кассету. Пока она смотрела мультик, то съедала целый мешок мандарин. Когда большой запас цитруса был съеден, Яна вспомнила про мандарин Жеки. Хоть он и выглядел весьма подозрительно, но желание съесть его взяло вверх и Яна начала чистить мандарин и есть сладкие дольки.

–Кх-кх! Что там?

Она чуть не подавилась чем-то, что было в мандарине. Яна достала изо рта кольцо, которым чуть не подавилась.

–Колечко? Какое красивое…

В руках черноглазки было маленькое серебряное кольцо с опалом, такое лесное, словно переплетение веточек деревьев, а посередине красовался маленький опал.

–Откуда это колечко? Словно я уже его где-то видела… Но где? Как Женя это пропихнул в мандарин? Вот почему он был таким мятым и побитым. А я ему ничего не подарила. Может Женю пригласить сюда? Не-не! Это плохая идея, тогда он точно мне не даст покоя. Ничего я ему не подарю, не заслужил. Бегаю вечно по его прихоти. Но колечко такое красивое…

Яна надела колечко на свой худой пальчик и весь вечер им любовалась. Она так и не вспомнила, где видела это украшение, может в фильме или мультике, уж слишком сказочный был подарок Жеки.

Алекс«Добро пожаловать в мой бар: «Отверженные»

«Добро пожаловать в мой бар: «Отверженные». «Почему такое название?», — спросите вы, так я отвечу… Это место для потерянных и обречённых, чей дом стал адским котлом или жизнь пошла по пизде. Для новеньких или любимчиков – вход бесплатный, остальные зажравшиеся мрази заплатят по самому высокому тарифу. И не надо на меня так смотреть, словно видите впервые лесбиянку. Сколько себя помню никогда не любила своё тело. Какого хрена?! А?! Почему я девчонка, а не пацан? Бля, столько геморроя из-за этого, но я не собираюсь ничего менять. «Тело бабы – душа мужика», — вот мой девиз по жизни. А-а-а… Жека пришёл. Опять хандра. Надо его вытаскивать из депрессняка, а не то он опять разъебёт мне бар. Чёрт депрессивный, но любимый, есть какое-то чувство, что он мне как брат. Что-то проскальзывает, когда вижу его огненную гриву, но не могу вспомнить. И Янка вечно за ним как хвост ходит, где-то я это точно видела. Хм… Хотя вся банда анархистов мне кого-то напоминают, может родственные души? Точно! Они детишки, что приходят в мой дом и ищут здесь защиту и поддержку. А я их мамка со стальными яйцами и порву всех, кто пальцем тронет хоть одного анархиста. Этих чертяг и засранцев я люблю от души: Макса, Димона, Полинку, Дамея и Лёху. Точно! Лёха! Он мне нужен! Я думаю, он будет не против набить морду одному хрену, который кинул меня на бабки».

«Я вспомнил! Вспомнил! Проснись!». «Здесь все спят, кроме тебя Жека. Засыпай и забывайся в объятьях Морфея».

2010 год. Осень. Москва. Бар «Отверженные».

Банда анархистов были в полном составе и не собирались расширяться. Дело их начало набирать ещё больше оборотов. Анархистов разыскивают все: от мусоров до криминальных авторитетов. Но многие не могут даже близко подступиться к ним, из-за «Монстра с душой ангела». Верная псина Револьвера кромсала всех, кто хоть на миллиметр хотел приблизиться к членам банды. Хотя каждый анархист был по-своему уникален и слаженно выполнял свою работу.

Димон – это мозг банды, он продумывает всё до мелочей и в основном работает удалённо. Если его убьют, то это будет крах всему. Этот гений обходит все преграды и плавает как рыба в воде в цифровой системе, которую навязали всему миру.

Жека – это просто визитная карточка, лицо безумия и огня, как его волосы. Метко стреляет из револьвера и круто водит тачку. Ни один мент его не мог поймать пока тот держит руль и его бак до предела залит бензином. Ещё он прекрасно импровизирует и мастер махинаций. Вы не заметите как он обчистил ваши карманы или как вы стали обманутыми и поверили в крутую историю рыжего. Которая сразу улетучивается, как и он сам, словно Жека был иллюзией.

Лёха – это тупо сила и мощь. Кромсает всё на своём пути. Тоже хорошо стреляет и оказывается – он каратист. Любит почитать за пивком. Вечно заёбывает Яну и дерётся с ней. Это единственная баба, которую он хочет так отпиздить, чтобы на век все запомнили, что мужик – это сила, а баба – это борщи варить и детей рожать. Но Лёха вечно получает пизды от Янки. «Всё! Твоя взяла!» — так заканчивается драка с девушкой. Вполне возможно, что гопник просто мазохист и неровно дышит к черноглазке. Он же горилла сраная, мозг давно отбит и просто валяется как серое желе в черепной коробке. Инстинкт самосохранения – отключён.

Макс – избалованный и эгоистичный мальчишка, так называет его Яна. Хотя остальные с ней не согласны. Аверихин любитель тусовок и клубов. Вечно бухает и закидывается наркотой, были уже ломки, но эти проблемы решала только Яна. Потому что она ответственная за его зависимость, но постоянно контролировать бывшего отличника не успевала. Ей Жеки хватало, который сильно подружился с Максом. И теперь у Яны на одну головную боль стало больше. Аверихин постоянно играет на гитаре в баре Алекс. Хотел быть панк-рокером и у него это хорошо получается. Голос у Макса очень крутой и играет на гитаре как Бог. Но увы из-за бати эта мечта пошла по одному месту. А сейчас у Макса другие мечты и не такие радужные как было пару лет назад.

Полина – самая яркая и позитивная среди всех. И ещё одна визитная карточка банды, как Жека. Из-за её цвета волос, все называют Мальвиной. У неё появилось много поклонников и подражателей. Теперь девушек и парней с цветом морской волны стало больше, что облегчает Полине жизнь. Полиция не докопается, и кто-то из криминала не поймает её, чтобы надавить на анархистов. Так как она самая мелкая и ещё несовершеннолетняя – постоянно сидит дома у Димона. А она любит гулять и ходить по буфетам, и есть сладости. Поэтому затворника можно увидеть в компании Полины где-нибудь в кафе или кинотеатре, где показывают аниме или другое интересное кино. Незнающие люди постоянно считают их братом и сестрой. И вечно эта парочка притягивает к себе внимание. Он – гот, а она – конфета в яркой обёртке. И у них ещё сильная разница в возрасте и росте. Полина одного года рождения с Матвеем, погибшим братом хакера. Разница в восемь лет и тридцать четыре сантиметра. Да, они разные и очень. Но Полина не мешает спокойной и размеренной жизни хакера. И является единственным ярким пятном, что вечно отвлекает от мрачных мыслей Димона.

Дамей – самый адекватный и нормальный член банды. Отлично разбирается в оружии и тоже «башка анархии», как Димон. Эти парни вечно сидят за общим столом переговоров и предлагают лучшие идеи и пути решения проблемы. Дамей никогда не выбирает ни чью сторону в конфликте и всегда показывает обе стороны медали. «Без обид, но это правда», — часто заканчивается речь кавказца во время спора или конфликта. Мастер убеждения и хорошо разбирается в людях. Не имеет вредных привычек и нечасто выражается матом, а если и появляется в его речи – то Дамея бомбит и жёстко, и лучше не трогать его, а то врежет. Часто использует калаш и свои кулаки. Любит свою маму, которая с радостью принимает в дом всех членов банды анархистов. Она не знает, что её сын знаменитый на всё страну преступник. И поэтому думает, что эти хорошие мальчики и девочки, его коллеги по работе. «Коллективчик у меня огонь», — сказал Дамей и спрятал пистолет за пазухой своего пиджака, чтобы не видела мама.

Алекс – хозяйка бара «Отверженные». Крутая баба, всегда прикроет зад анархистам и просто от всей души их любит. Каждого и особенной любовью. Её называют «мама-мужик» и это её нисколько не обижает. Алекс – пацанка и у неё есть девушка о которой никто не знает, это в тайна от всех. Говорят, что она инвалид, поэтому сидит дома хозяйки бара. Но это только слухи.

Яна – самая странная и опасная. Её все боятся. Кто-то говорит, что она неубиваемая и считают Дьяволом во плоти. Яна реально очень опасна, особенно в гневе. Поэтому Жека никогда не лезет ей на рожон, только по пьяни и то она его просто вырубает и тащит в любую гостиницу. О ней мало что известно, она ничего не говорит о себе. Часто молчит, а когда говорит, то очень тихо. Никто не слышал, как она кричала или истерила. Когда нет рядом Жеки её никогда не слышно. Только Димон знает её очень хорошо и никому не говорит, почему она не монстр…

А мы возвращаемся к месту событий.

Дружная команда революционеров сидели в баре и веселились. На их лицах не было никакого грима и костюмов, они выглядели как просто посетители. Только Жеку заставили надеть бейсболку, чтобы не палить его рыжие пряди.

– О-о-о! Всё, этот чёрт нажрался! – сказал Макс.

– На себя посмотри…, – еле выговорил Жека и уронил свою голову на колени Яны.

– Ты смотришь? – Полина ткнула локтем Димона, который давно не смотрел аниме вместе с девочкой. – Ты уснул! Всё, завтра заново пересмотрим.

– Агу…, – пробормотал хакер и положил свою голову на плечо Яне.

– Я не кровать, – тихо сказала Яна и встала с дивана, и пошла на своё место. В угол.

– Э?! Куда?!

Жека схватил напарницу за рубашку и начал тянуть к себе.

– Да отстань ты он неё хоть на секунду!

Лёха пнул Жеку, чтобы тот отстал и поставил большие кружки с пивом.

– Дамей уехал… Ты там какой-то мультик смотришь, Полина. Пойдём.

Яна с подростком ушла в более тихое место и начала с ней смотреть аниме. Димон сразу очнулся и потянулся за бутылкой вина.

– Наконец-то ушла!

Алекс подошла к компании парней и принесла закуски и ещё одну бутылку.

– Тебя как тогда напоить, Димон?

– Давай, Алекс! А то эта сука из головы не выходит!

Димон снял свои очки и опрокинулся на спинку стула.

– О-о-о! До дна! До дна! – кричали пацаны и видели, как Алекс из обеих бутылок наливала вино прямо в рот хакеру.

– Тащи ещё! – сказал Димон, он встал и пошёл, немного шатаясь вместе с Алекс за новой порцией вина.

– Это кого он хочет забить? О-о-ой, забыть, – спросил Лёха и был самым трезвым среди всех, несмотря, что он выпил больше.

– Л-л-лолиту. Это его девушка, которая его сдала копам за бабки. И ещё ебалась с детективом, который искал неуловимого хакера, – ответил Жека. Он уже дошёл до кондиции и еле выговаривал слова.

– Лолита…? Эй! Димон! А как эта Лолита выглядела? У неё чёрные, длинные волосы, голубые глаза и такая высокая? Да? – расспрашивал Макс и начал подходить к хакеру, который уже пил всё что ему подавала Алекс.

– Да, а ты откуда знаешь её? – Димон забыл очки и начал разглядывать кто перед ним. – А это ты Макс.

– Это же шлюха. Ты убиваешься так из-за какой-то бич? Даже я её трахал! Ты чё? Куколд?

Макс тыкал пальцем в плечо хакера и от него разило перегаром. Димон словно протрезвел от слов блондина и к нему на секунду вернулось зрение.

– Заткнись! – заорал на весь бар Димон и врезал Максу, что тот отлетел к столикам.

– Это что там происходит? Опять дерутся!

Полина прекратила просмотр аниме и выключила телефон, и подошла к парням, которые что-то не поделили.

– А может я её до сих пор люблю! И она не шлюха, наркоман хренов! – проорал Димон. Он отошёл от барной стойки и начал искать свои очки.

– Вот твои очки. Мне кажется, что нам пора уходить, – сказала Полина и придерживала Димона своим маленьким и тонким пальчиком.

– Это тебе пора баиньки, а мы только начали гулять. Иди домой, беляш! – ответил грубо Димон. Он отодвинул от себя подростка и пошёл к напарникам.

– Ну, конечно, я жирдяй и свин. Не такая красотка, из-за которой можно нажраться как свинья. Нет! Как животное! Ничего святого у вас всех нет. Только хотите, чтобы вам было хорошо. Ну вот и живите в своём мире. Пейте, курите и разлагайтесь! А я пошла отсюда! – крикнула Полина в спину Димону и заплакала. Она убежала из бара и не хотела больше туда возвращаться.

– Янка! Веди меня хоть куда. Я ща сдохну, – буркнул Жека и еле слез с дивана, он пошёл к напарнице и стоял, шатаясь перед ней.

– А они? – спросила она и показа на друзей, которые просто сидели и пили. Димка вообще упал на диван Жеки и не шевелился.

– Да похуй на них. Поехали, – ответил Жека. Он тянул Яну за собой, и всё время врезался в соседние столики. Только и было слышно, как люди ругались на рыжего из-за опрокинутых стаканов с алкоголем. Парочка еле вышла из бара, и они увидели у входа Полину, которая просто бросала крышки от бутылок в мусорку.

– Ты с нами поедешь! Чё приуныла зефир? – еле выговаривал Жека. Он неряшливо взял девочку под мышку и потащил к Супре.

– Эй! Не грохнись со мной! – верещала Полина и пыталась выбраться из рук рыжего, но была слишком слабой.

Когда все уселись в машине, Яна её завела и покинула территорию бара.

– Тебя домой довести Полина? – спросила она.

– А где мой дом? Мрачная лачуга Сакамото? Или дом, в котором меня чуть не грохнул отец? – грустно говорила Полина и сидела на узком, заднем сидении, она хорошо туда помещалась.

– А куда ты хочешь? – еле выговорил Жека и смердил перегаром.

– Я домой хочу. Нормальный дом. Эх… К Сакамото везите, ключи всё равно у меня. – Полина достала из кармана ключи Димона. – Закроюсь так, чтобы этот очкарик не попал домой. Хорошее наказание за беляша, вечно меня так обзывает.

–Сакамото? Это кто? Твой парень? Не рано ли? – Жека повернулся в сторону узкого, заднего сидения, где сидела скромно Полина. – Сакамото – это китаец что ли?

–Это Дима, я его так называю. Он на одного аниме персонажа похож. И я бы не хотела такого парня, скучный он и мрачный. Я хочу высокого как Лёха и с белыми волосами, чтобы как ангел выглядел. Я во сне видела такого. Красавчик…

Полина замечталась и не видела взгляда Жеки, которого чуть не стошнило от её слов. Хотя тошнило реально, он на ходу открыл дверь машины и его стошнило на дорогу.

–Фу! Какой же ты мерзкий Жека! Бе! Вот кто тебя такого полюбит, кроме шлюх и то на пару часов? – Полина пододвинулась к Яне, чтобы подышать свежим воздухом, который так хорошо дул из окна водителя. – Боже, как воняет. Как от моего бати! Фу! Свежий воздух, иди ко мне!

–Срал я на вас всех. Ебал в рот со своей любовью. На хуй мне не далась эта блювотная фигня. Вот тебя всё равно любили родители, хоть и животными стали. А я не знал ни любви, ни ласки. Я всегда был один и на хуй мне никто не сдался. Поняла?! – орал на весь салон машины Жека и смотрел на Полину очень злобно и сердито, что девочке стало не по себе.

–Успокойся, – спокойно сказала Яна и очень сильно ударила по рыжей голове.

–А-а-а! На хера так больно бить?! Больно же! – Жека крутился на сидении и разил перегаром, вёл себя как ребёнок. – Опять по голове! Ай! За что?!

–Бьёт, значит любит, – сказала Полина, а Жека резко повернулся к ней. Рыжий просто смотрел на девочку и хмурил брови.

–Ничего не говори. Он отстанет от тебя и не смотри на него, – сказала Яна, а Полина смотрела в окно и видела, как пьяный Жека сверлит её своими разными глазами.

Так ребята доехали до дома хакера. Полину до квартиры проводила Яна, девочка молча закрылась в мрачной лачуге и сразу легла спать.

– Молчи. От тебя перегаром воняет, – оборвала рыжего Яна, который хотел что-то сказать.

Напарница повезла Жеку в его временное пристанище. Это был старый многоквартирный дом, в котором жило пару человек и находился на окраине города. Яна дотащила Жеку до квартиры и бросила на кровать, и молча начала уходить.

– Не уходи…, – пробормотал Жека.

– Спи. Достал уже, – тихо сказала Яна и начала покидать логово рыжего.

– Да проснись ты уже! А-а!!! – орал из своей комнаты Жека.

Яна вернулась и подошла ближе к сироте, который начал вставать с кровати.

– Что ты несёшь?

– Проснись ты уже! Умрёшь ведь!

Жека взял за голову Яну и начал сильно трясти.

–Так. Это уже слишком.

Яна схватила за руки рыжего и скрутила. Она приковала его наручниками к кровати и сняла свой галстук, чтобы привязать одну ногу Жеки, а то он дёргался.

– Э-э-э! А ну выпусти меня! Свободу попугаям! Свободу! Пусть всегда будет солнце! Пусть…, – Жека орал и хотел вырываться из плена, но Яна села на него и стала открывать скотч, чтобы заклеить рот. И всё это она делала молча, только Жека орал и говорил какой-то бред.

– Я вспомнил! Вспомнил! Что хочу сказать! Сейчас забуду! Ты…, – но Жека не успел сказать, Яна заклеила рот. Парень мычал и пытался вырваться из плена.

– Молодец, что вспомнил, но скоро забудешь. Не знал, что алкоголь и наркотики могут развеять мою иллюзию, – Яна говорила так словно это была не она. – Я исправлю эту ошибку. Ты и в самом деле Рыжий Чёрт, неугомонный чёрт. Ещё немного и мы увидимся в твоей реальности. И спасибо, что ворвался сюда своим способом, как типичный гопник. Ты точно не твой отец. Он продумывал всё до мелочей, а ты как тупой баклан, увидел закрытую дверь – значит её нужно выломать. Думаешь силой, а не головой. Твой отец всегда подбирал ключики ко всем закрытым дверям, никогда ничего не разрушал. Ты понимаешь, что ты наделал? Твой отец не поможет тебе здесь. Теперь я хозяин бала, а не он. И мне останется только найти ключ и выбраться из клетки. Знаешь какое я тебе наказание придумал? – она говорила не своим голосом, он был демоническим и страшным.

– М-м-м! – Жека только мог мычать. По его глазам было понятно, что он всё вспомнил и ему было страшно.

– Ты останешься один навсегда. Ты никогда её не найдёшь: ни в одной реальности, ни в пустоте. Я сожру её сознание, а когда ты вдоволь настрадаешься и будешь сломлен – тогда я приду за тобой. Надо было подписывать контракт и ничего бы этого не было. Я же обещал, что устрою тебе такой кошмар, из которого ты никогда не выберешься, узник долины снов.

Яна засмеялась, и её глаза горели лисьим огнём. Жека орал и хотел вырваться из оков, но не мог. Страх покрыл разум рыжего и его начало трясти, потому что он всё вспомнил.

– Ты чего орёшь? – прозвучал тихий голос Яны над головой Жеки. Он открыл глаза и увидел, что спит на своей кровати и никаких наручников нет. Это был сон. – Тебе что-то снилось? – Яна подала стакан воды и таблетку от похмелья.

– Снилось, но не помню что. Кошмар какой-то, – ответил Жека. Он судорожно выпил всё что дала девушка и завернулся в одеяло.

– Я тогда пойду.

Яна положила вещи Жеки на стул и начала уходить. Уже было утро за окном.

– К отцу Владимиру?

– Да. Встретимся у Алекс. Там что-то Дамей придумал. У нас общий сбор.

Она закрыла дверь временной лачуги Рыжего Чёрта и ушла.

Тем временем в доме хакера, Полина сидела за столом одна и ковыряла кашу маленькой ложкой. В дом под утро пришёл Димон и тихо положил рядом с подростком коробку с пирожным.

– Я больше такое не ем. Можешь выбросить, – сказала брезгливо Полина и наконец-то осилила одну ложку пресной каши.

– Ладно. Тогда сам съем. – Димон лёг на кровать как труп. – Что молчишь? И где твоя музыка и мультики? Что так тихо? – он говорил убитым голосом.

– Ты же не любишь мою музыку и мультики. Надо, я в наушниках посижу. И вообще я хочу домой. Пофиг, что придётся с отцом снова жить. Этот хер тогда не подох. А лучше, мне уехать. Хочу в Японию. Я готова там в коробке жить, лишь бы не здесь. В этом мраке и серости.

Полина осилила всю кашу и пошла мыть за собой посуду. Она слышала, как стонал от головной боли Димон и готов был вот-вот умереть.

– Понял. Тогда собирай вещи, – сипло сказал Димон. Он всё лежал и держался за голову.

– Держи. А то ещё умрёшь.

Полина бросила шипящую таблетку в воду и дала хакеру.

– Спасибо.

Димон всё выпил и дальше лежал на кровати. Полина начала собирать свои вещи в сумку, тихо и без лишних разговоров. Она подошла к столу хакера и искала там свои поддельные документы.

– А где мой паспорт и штрих код?

– В нижнем ящике. Там ещё загранпаспорт с визой. Мой тоже возьми, – ответил Дима более живо, чем пару минут назад.

– Твой-то зачем?

Полина взяла документы и смотрела на паспорт хакера.

– Тебя одну не отпустят в Японию. Ещё мелкая. Надо ещё документы на опекунство подделать, чтобы на проверке не докопались.

Димон встал с постели и сел за компьютер, он начал что-то там печатать.

– Чего? Какая ещё Япония? Ты серьёзно? – Полина всё держала паспорта и ей казалось, что Дима над ней прикалывается. – Ты шутишь так?

– Я не понял, так ты хочешь туда? Думай быстрее, а то я передумаю и пойду спать.

– Хочу. Хочу! Хочу! – Полина побежала к своей сумке выложила лишние вещи. – Божечки! Япония! Япония! Я лечу в Японию! А-а-а!

– Привет, дружище. Слушай, мы не придём на сбор. Без нас справитесь? Не говори фигни. У Полины из-за сладостей проблемы пошли. Мы сейчас в больнице и не будет нас примерно…, – Димон прикрыл трубку и шёпотом спросил. – Сколько ты там хочешь побыть?

– Две недели, – ответила Полина. Она хотела бы уехать в Японию навсегда, но друзей не бросишь одних.

– Нас две недели не будет. В стационар её кладут. Ага. Всё, пока Дамей.

Димон распечатал документ и искал в огромной коробке печати. Он синей ручкой отлично подделал подпись и сложил все документы в папку.

– Ты тогда и мои вещи положи. Рубашку, брюки и всё.

Он ушёл в душ, а Полина аккуратно положила в свою сумку вещи хакера, они смотрелись как чёрная клякса на ярком, цветном фоне. Дальше хозяйка мрачной лачуги смотрела, чтобы ничего не осталось дома грязного и сложила весь мусор в пакеты.

– А что с этими пирожными делать? – Полина показала на коробку, которую принёс хакер. – Я не буду это есть. И чай без сахара теперь пью и только зелёный.

– Я сейчас с чаем съем. И выброси из головы мысли что ты толстая. Ты не такая, а просто пухлой комплекции. Твоему размеру груди позавидовали бы все эти анорексички, ходят вечно с поролоном. И ты больше на зефир похожа, чем на беляш.

– Ага. Вот не надо меня успокаивать. Не буду я есть эти пироженки, хоть и хочется. У меня есть сила воли. Только хрен я вырасту. Ну, хотя бы похудею, чтобы не выглядеть как пузатый карлик.

Полина села за стол и ждала чай. Димон поставил две кружки и всё смотрел на девочку, которая пила чай без сахара и морщила свой нос.

– У меня мама была такого же роста, как ты. И такой же комплекции, – начал диалог он.

– Тогда в кого ты такой высокий?

– В отца. Он даже выше меня был немного.

– Это же большая разница в росте. И ничего не говорили им? И где они сейчас? – Полина отложила кружку с горячим чаем и смотрела на Димона. – У тебя есть родители, оказывается.

– Были. И им говорили о разнице в росте, но пару раз и то в шутку. Да и папа был старше маму на десять лет. Как-то жили счастливо. Моя семья погибла во время бомбёжки. Слов сожалений не нужно, они не вернут мне родню. И не нужно обращать внимание на стереотипы. Если хочешь есть пирожное, то ешь, кто тебе мешает это делать? Если твой вес тебя не беспокоит, и ты не чувствуешь дискомфорт, то зачем худеть? И ты не толстая. Я видел тебя в белье случайно, у тебя красивое телосложение. Только кружку в меня не бросай!

Полина уже тянулась за ней и смотрела на Диму так, что сейчас ему скрутит голову.

– А ну-ка гони сюда моё пирожное, маньячел-ло! Мне всё, что я услышала, надо заесть!

Полина откусила кусочек пирожного и закрыла глаза от удовольствия. А Димон смотрел на неё и не мог оторваться, потому что очень смешная была.

– И ты красивая, просто ещё не выросла. И многие хотят быть похожей на тебя. Ты читала что о тебе пишут?

– Не-а! Я мультики смотрю. А что пишут? – Полина облизывала пальцы от крема и не видела, как на неё смотрит хакер. – Гадости всякие, наверное.

– А вот почитай. Удивишься. Всё, нам пора. А то не успеем. Я уже купил билеты.

Димон и Полина быстро покинули мрачную лачугу и умчались в аэропорт.

Димка хоть и не любил куда-то выходить, но это путешествие ему больше понравилось, чем потраченное время с Лолитой и он эту стерву уже начал забывать, как ошибку молодости.

 

Пташки — это самая гламурная банда Москвы. Их хотят посадить на бутылку все, но никто не подозревает какие большие люди стоят за этими сладкими мальчиками.

2011 год. Апрель. Москва. Новый филиал банка от компании «Кибермир».

Анархисты снова пришли ночью, чтобы ограбить банк. Димон всё вырубил и в гробовой тишине, без лишнего шума, парни складывали деньги в сумки.

– В 2012 году мы устроим всем перемен! Нас уже боятся, а сейчас осталось только закупить оружие и технику для штурма белого дома, – сказал Дамей. Он считал деньги и записывал все расчёты в электронный блокнот.

– Только некоторые решили тоже побыть крутыми, как мы. И используют наш имидж, чтобы свободно грабить, – что-то пропищала издалека Полина. Она сидела на офисном столе и болтала своими короткими ногами. Подросток присутствовал чисто за компанию.

– А ну стоять! Это наши деньги!

В банк ворвались четверо подростков. Они были одеты так, как наряжается Полина, когда она далеко от анархических дел. Мальчишки выглядели жалко и смешно, как какая-то поп-группа.

– Ха-ха-ха!!! – прозвенел смех анархистов.

– Петушары! Ха-ха-ха! Пистолеты уберите! Ха-ха-ха! Они же игрушечные! Да? – ржал Жека, он всех больше смеялся над образом пацанов.

– Пф-ф-ф! Ха-ха-ха! – Макс тоже разглядел яркий образ парней и хохотал на пару с друзьями. – Попугаи какие-то!

– Чё как пидоры вырядились?! – Лёха встал и бросил собирать сумку с деньгами. – Или вы реально пидорасы? Ща на бутылку сядете!

Когда мальчишки увидели громилу, то невольно опустили оружие и смотрели на Лёху как на гиганта.

– Я же говорил Киоши, что мы как идиоты выглядим! – один из парней, что был выше остальных, обратился к голубоволосому мальчику азиатской внешности. Он ответил на японском и злобно посмотрел на Жеку, который до сих пор смеялся над ними.

– Он японец! – воскликнула Полина и спрыгнула со стола. Она подбежала к мальчишке, у которого тоже были волосы голубого цвета.

– Эй! Полина! – Димон перезарядил пистолет и начал идти за неразумной девчонкой. – Полина не подходи к ним!

– Да, японец. Пускай по-русски он паршиво болтает, но всё понимает, поэтому завалите хлеборезки пока не поздно, – ответил парень, который был старше остальных, он был одного возраста с Яной и одного роста с Жекой. Но лицо мальчишки было точно, как у ангела, светло-голубые глаза и белые волосы.

– Привет! Спасибо! – сказал Киоши.

– Только это и знает. С «паршиво» ты преувеличил, чувак, – сказал парень с зелёными волосами.

– Какая одежда у вас классная! – Полина заметила, что образ молодой банды соответствовал её вкусу. – И волосы! Прямо как айдолы!

– Это всё Киоши. Он у нас – швея! – ответил парень с фиолетовыми волосами.

– Как круто!!! – Полина подошла ещё ближе к незваным гостям. – А мне что-нибудь сошьёт?

–Полина! – только крикнул Димон и почти дошёл до неё, как девочку схватил самый высокий парень и подставил дуло пистолета к её виску. Японец что-то сказал на своём языке и его перевели напарники.

– Он сказал, что гоните деньги и тогда девчонка будет жить, – сказал парень с зелёными волосами. – Собственно, мы за этим и пришли.

– Ха-ха! Ты чего стоишь Полинка?! – Лёха просто стоял и ржал вместе с остальными анархистами, только Димону было не до смеха. – Бей их! У них пистолеты игрушечные.

– Я не могу! – Полина пыталась вырваться из сильной хватки парня, но не могла, слишком нежная была. – Он сильный! Ну чего вы стоите? Помогите мне!

– Мне надоел этот цирк! – психанул Димон и начал подходить к банде попугаев, но Киоши выстрелил перед ногами хакера и направил дуло пистолета в сторону девочки. Оружие у них оказалось настоящим, просто разрисованное как-то гламурно.

– Мы ждём деньги! – Юношеская банда направили пистолеты на девушку и ждали реакцию знаменитых на весь мир Анархистов.

– Я убью их! – Димон хотел пристрелить пацанов, но Жека его остановил. – Мы не оценили малолетних петухов. Придётся отдать им деньги Димон, а потом их вычислим или догоним. Отдай им деньги Лёха!

Жека бросил свою сумку к ногам малолеток, а гопник доложил деньги и пнул мешок в сторону парней.

– Я уже слышу, как хрустят их петушиные черепа, – сказал Лёха и разминал костяшки.

Пацаны взяли сумки с деньгами и начали отступать назад, ближе к выходу из банка.

– Мне их убить? – прозвучал голос Яны, и она вышла из тени. Мальчишки испугались её, ведь они знали кто она такая.

– Она здесь! Чёрт! Нам пизда! – закричал самый высокий. Мальчишки запаниковали и начали судорожно уходить из стен банка.

– Отпустите её! Живо! – Димон уже был вне себя и готов начать перестрелку. – А то спустим эту тварь на вас!

Киоши что-то сказал друзьям на японском.

– Ты что с дуба рухнул?! Зачем тебе она?! Бросаем её и бежим! – сказал парень с зелёными волосами и хотел вырвать Полину из мёртвой хватки напарника, который не отпускал её из-за японца. Парни паниковали и тикали от Анархистов.

– Сайонара! – крикнул японец, и бросил что-то перед бандой анархистов, и здание заполнил густой туман.

– Не стрелять! Ещё в неё попадём! – крикнул Жека и выбежал из банка. – Всем по машинам! Они не уйдут!

– Почему не дал команду «Фас», я же их могла убить? – спросила Яна и села в машину Жеки. Остальные уже угнали за пидорами в гламурных шмотках, которые скрылись с Полиной в неизвестном направлении.

– Ты не собака, чтобы выполнять мои приказы! И те пацаны такие же, как мы, выживают в этом скотском мире. Просто найдём их и отпиздим! Пидорасы, блядь! – Жека резко нажал на газ и помчался в погоню за «Пташками», которые оказались хитрыми и подготовленными.

– Макс! Да гони ты быстрей! – Димон был весь на нервах и искал через стекло своих очков машину нежданных гостей. – Какого фига никто не стрелял?! Чёрт! Где их тачка?! Где?

– Я не Жека! Надо было тебе с ним сесть! – Макс потерял ориентиры и не знал куда гнать. Машина малолеток исчезла. – И ты найди их сам! Ты же хакер ёпта!

– Мы без денег, без Полины и ещё гоняемся за призраком. Что вы все ржали? Теперь, где мы их будем искать? И что они сделают с ней? Четыре спермотоксикозника! – Дамей орал на друзей, которые не знали где сейчас их напарница.

– Я им тогда их пипирки оторву! Блядь! Чё за ебланы мы?! Так лоханулись! – сказал Лёха. Он вышел из машины и искал попугаев и их наглого япошку. К ним подъехали Жека и Яна. Гопник помотал им головой, мол не нашли парней.

– Их нет на камерах! – Димон искал машину и малолеток по камерам, но они словно в воду канули. – Куда они исчезли?! Сука! – он закрыл ноутбук и нервно тряс ногой.

– Живо к Алекс! Она точно должна знать их! Через неё куча сплетен проходит! Быстрее! – сказал Дамей и позвал Лёху обратно в машину. Анархисты уехали к пацанке.

– Удрали! Можем валить отсюда, пока они нас не нашли, – парень с зелёными волосами красил из баллончика тачку, чтобы скрыть яркий цвет машины. – Хорошее место ты нашёл, Дюк!

– Я не знал, что нам так фортанёт! И зачем ты её взял с собой?! Ты знаешь, что они с тобой сделают если с неё хоть волос упадёт?! Она же талисман Анархии! Тебя толпа их последователей просто на куски порвёт, Киоши! – орал Дюк, то есть самый старший и сильный парень банды. Японец ответил ему на своём языке. – Модель?! Ты чё сдурел? Она же смотри какая мясистая! – Дюк пошмякал мягкую грудь Полины и завис. – Капец она мягкая! – но не успел парень ещё пощупать девушку, как она его от души пнула в живот. Её рот был заклеен, а руки были закованы стяжками, но могла защищаться ногами.

– Погнали, пока они не напали на наш след! Ильдар, смотри на камеры, мы не должны засветиться. Тот, что за неё пёкся больше остальных – тот самый «Анархист», пиздатый хакер. Если он нас засечёт – хана нам всем! – сказал парень с фиолетовыми волосами. Это был Артём, самый тихий среди малолетней банды. Он быстро сел в машину и отирал руки от краски.

–Вы видели того шкафа? – в машину сел Ильдар, он помог докрасить машину. Это тот мальчишка с зелёными волосами. – Он же одной рукой нас всех удавит!

–Не нагнетай Ильдар! Всё поехали! – крикнул Артём и все на секунду заткнулись. Парни паниковали, но перед девчонкой решили не палиться, хотели, чтобы она думала, что они крутые.

– Дерёшься, Мальвина? – Дюк отряхнул след от обуви Полины с джинсовки и повернулся к анархистке. – А мы любим бойких. Да, друзья?

Четверо подростков в ярких шмотках смотрели на неё как хищники. Полина начала вырываться, но японец крепко её держал. Машина, битком набитая малолетками, исчезла среди высоток новой Москвы.

Уже прошло четыре дня как Полину похитили никому не известные парни. Алекс только по описанию узнала петухов, что есть такие, шпана малолетняя. Их прозвали «Пташки» из-за ярких шмоток. Любят ходить как аниме-персонажи или как корейские айдолы. В общем, как пидоры.

– Налей ещё, Саня! Блядь, да где они?! – Димон сидел за своим ноутбуком и что-то там делал. – Я всё обыскал, их нет ни в одной базе, никаких номеров, ничего!

– Вы за четыре дня всю Москву обошли. Я тоже переживаю за беляша, – сказала Алекс и налила горячительного хакеру, у которого просто лица не было. Он все эти дни почти не спал, искал Полинку. Димон сидел один в баре, остальные как собаки искали напарницу и уже кучу денег потратили за информацию и наводки, которые не дали успеха.

– А если они её, того? – Алекс наклонилась, чтобы посмотреть, что там нашёл хакер про этих хулиганов в гейских прикидах. – Ну ты понял. Она же девочка, ну прям девочка.

– О-о-о! Я найду способ, чтобы их наказать, Алекс. Нашёл! – Димон откинулся на спинку стула, чтобы перевести дух. – Нашёл гадёнышей. Засветились на камеры.

Димон показал группу из четверых парней, которые забежали ночью в подвал старого дома.

– Может просто зашли туда, в подвал? – Алекс приблизила картинку на видео и лучше разглядела название улицы. – Я знаю этот район, там Дашенька жила. Они точно сейчас там Димон?

– Они выходят оттуда только ночью. Около двух часов. Они сейчас там.

– Зови остальных туда. Прижарим засранцев!

– Они уже едут, я выслал им адрес. Ты с нами Алекс?

– Конечно! Что за базар? – Алекс достала свой дробовик из-под барной стойки и пошла следом за хакером. – За мою конфетку пасть порву!

Анархисты с Алекс собрались около того дома, где прятались «Пташки». Был уже поздний вечер и нужно скорее вызволять Полину из плена этих придурков. Но вламываться не собирались, а то они снова убегут или анархистов могут ждать сюрпризы в подвале наполовину заброшенного, многоквартирного дома.

– Я первый, – сказал Лёха и начал спускаться в подвал. – Вот они охренеют, когда меня увидят.

Анархисты слышали громкий смех парней и Полину. – Ай! Больно же! – прозвучал крик девушки и Димон тут же с остальными подбежали к комнате, что скрывалась за железной дверью.

– Закрыта! – Лёха не мог найти даже ручки на двери, чтобы открыть её. – Бронированная! Сука!

А за железной стеной был слышен смех и громкий голос парней. – Да не жалей ты её! Красота требует жертв! Смотри какие у неё груди большие! Запихни их обратно! – по голосу это был самый старший из банды подростков.

Жека уже не мог ждать и хотел выстрелить в дверь. Он достал револьвер и направил его в сторону двери.

– Стой! Они услышат и сбегут. Ты знаешь как у них всё здесь устроено? Нет. Нельзя идти на таран, – остановил Дамей напарника и оттянул от двери, над которой уже колдовал Димон.

– Я знаю, как мы их накажем, – Макс закурил, пока ждал, когда хакер закончит свою работу. – В гей клуб отправим и по кругу их пустим. Потом жопой нас будут чуять.

– Если я их не грохну раньше времени. Открыл, – сказал Димон и отворил тяжёлую бронированную дверь.

Анархисты тихо зашли в логово «Пташек» и увидели такую картину: большая комната была вся в ярких и броских цветах, как и мебель. Куча всяких странных плюшевых игрушек, подушек и других милых вещей, что может наполнять только девчачью комнату. На стене висел большой телик и приставка на четыре джойстика. В тени комнаты стоял большой кожаный диван ярко-красного цвета, за которым никто не сидел. А на другой стороне огромной комнаты был подиум. Вот там то и была Полина, япошка измерял её своей лентой. Сзади: на полу и на тумбочках лежали горы ткани, и стоял манекен, на котором красовалось платье в розовых оттенках. Остальные парни смотрели на Полину, и на то, как Киоши закалывал на ней ткани. Он постоянно крутил девушку, чтобы что-то добавить в образ.

– Не-не-не! Слишком много рюш, Киоши! Убери это! Да, так лучше. Ты над верхом подумай! Там вот самое вкусное! – Ильдар давал советы юному дизайнеру. А Киоши старался не обращать внимания на пошлые фразочки ребят, что возьмёшь с этих озабоченных придурков.

В комнате звучала азиатская поп – музыка, которую в основном слушает Полина. Поэтому анархисты тихо поставили большой диван перед подиумом, их никто не заметил в тени комнаты. Здоровые парни сели на диван и начали смотреть на весь этот цирк.

– Не стой Яна. Сядь. – Жека посадил на колени напарницу и продолжил смотреть на то, как скоро обосрутся мальчишки.

Когда песня закончилась и появилась пауза, Алекс перезарядила дробовик и от звука щелчка все затихли. Киоши увидел в тени комнаты знаменитую банду, он громко сглотнул и завис.

– Они там? Сзади? – спросил обречённым голосом Артём и на его фиолетовой макушке поднялись волосы от страха.

В ответ на вопрос, японец только кивнул. Мальчишки медленно повернулись к анархистам, которые вальяжно сидели на их огромном, красном диване. Юные бандиты даже не встали, так и сидели на полу перед подиумом.

– Здрасьте, – сказал Дюк, как самый старший среди подростков. Пацану уже было девятнадцать лет, поэтому знал, что ему сейчас первому прилетит от анархистов.

– Полина, они тебя трогали? – спокойно спросил Димон.

– Да. Ты не видишь, что ли? – ответила Полина и крутилась перед зеркалом. А Киоши так и замер при виде взрослых и высоченных парней, вроде и не дышал.

От ответа маленькой напарницы все анархисты перезарядили свои пистолеты и направили на пацанов. Они были идеальной мишенью из-за ярких шмоток.

– Да не в этом смысле!!! Скажи им, Мальвина! – заорал Ильдар и его трусливый зад начал тикать к подиуму.

– В каком смысле? Вы меня все лапали. Ты за грудь меня трогал или уже забыл, Дюк? – Полина красила губы у зеркала и подбежала к своим. – Ну как? Красиво? Мне Киоши столько нарядов сшил! Вы хотите на это посмотреть?

– Да. Но сначала мы их прикончим. Отойди, Полина, – сказал Димон и уже целился в Дюка. А Ильдар с Артёмом заорали и подбежали к японцу, который не знал куда деться и стоял столбом.

– Где дымовухи Киоши?! – орали пацаны и трясли напарника, и тряслись от страха сами.

– Зачем их убивать? Они хорошие ребята. Кормили меня вкусностями. Одежду шили. Мне было весело. Веселее чем с вами. Может, я к ним присоединюсь? Вы не против? – Полина говорила с набитым ртом, уплетая торт.

– Чего?! К ним? – спросил Димон.

Анархисты опустили своё оружие и посмотрели на трусов, которые их испугались… Ну, да, анархистов все боятся. Но, наверное, все ссали больше от молчаливого вида Яны, которая сидела на коленях Жеки.

– Красивая ткань…, – тихо сказала Яна.

Она встала и пошла к подиуму, где висели на стене различные ткани и украшения. Парни от ужаса зажались в углу сцены и робко стояли, выжидающе глядя на Яну. Боялись, что девушка вот-вот их сейчас убьёт. Кроме Киоши, который смотрел на пса Рыжего Чёрта, как на Богиню.

– Фас! Фас, Яна! – кричал Жека команду напарнице и показал на парней, которые зажались все в углу.

Яна достала молча нож.

– Это же тот самый нож! Отче наш! – заверещал Дюк, остальные тоже начали молиться. Даже япошка, только на своём языке и своим Богам.

Яна отмотала понравившуюся ткань и сделала надрез ножом, чтобы разорвать полотно. – Вы не против, если я возьму это с собой? – спросила она у пацанов.

– А?! Чего? – Дюк пришёл в себя и видел, как девушка складывала аккуратно отрезок ткани. – Ткань? Вам нужна ткань?

– Хай! Хай! – ответил Киоши.

– И тебе привет. Хай, – сказала японцу Яна.

– Это «да» по-японски, – Ильдар правильно перевёл речь своего напарника. – Он отдаёт тебе эту тряпку. Можешь всё забрать, только не убивай нас!

Киоши встал и начал подходить к Яне, но Дюк схватил за жилетку друга. – Ты с ума сошёл? Это же пёс Рыжего Чёрта! – но японец не послушался друга и подошёл к Яне. Он начал говорить с ней на своём языке.

– Что он сказал? – спросила Яна и посмотрела на парней, которых только от её упоминания бросало в дрожь, а тут она прямо перед ними и так близко.

– Он говорит, что голубой цвет тебе очень пойдёт и что хочет сшить тебе платье, – перевёл Ильдар.

– Правда? Мне? – Яна очень удивилась, что ей предлагают платье.

– Твиему парню очиень понаравися, – сказал на ломаном русском японец и показал на рыжего, который подошёл к ним.

– Я не её парень, идиот! – заорал Жека и толкнул япошку в сторону пацанов. – Ты чего не слышала, что я сказал?! Фас! – он показал на парней, которые покорно стояли на коленях.

– Но это же просто мальчики. И они ничего плохого не сделали Полине, – ответила Яна. Она повернулась к парням и улыбнулась.

– Да-да! Мы её не трогали, то есть трогали, но не так как вы подумали, – начал оправдываться за всех Артём.

– Завались! – пригрозил пацану Жека.

– Хорошо, молчу, – сказал тихо Артём и зажался в углу подиума.

Парни сидели тихо и смирно, ждали что сделают с ними анархисты. Только Дюк смерил взглядом взрослых парней и понял, что они не потянут бой с ними, ещё пиздюки. – Чёрт… Что они все такие мощные? Хотя очкарика и мужланистую бабу вырубил бы. Но вот этот шкаф и кавказец, да бля и рыжий ещё тут. Блядь! Тут же эта девка, собака! Сука! Нам пизда! – размышлял и орал про себя пацан.

– Деньги верните и то, что ей нашили тоже, – сказал спокойно Димон и прижал к себе Полину. Он убрал пистолет, следом это сделал Макс. А остальные ещё думали, как наказать пацанов.

– А денег….нет. Может колу? У нас ещё десять коробок пиццы есть. Мы вас угощаем, – сказал Дюк и боялся взглянуть на Жеку, который смотрел на них с широко открытыми глазами. Он уже материл их взглядом.

– Куда вы деньги проебали?! – заорал Рыжий Чёрт. Его, наверное, было слышно даже на последнем этаже многоквартирного дома, настолько громко он заорал на малолеток.

– Кокаином закупились…, – тихо сказал Ильдар, и получил подзатыльник от Артёма.

– Так, где пиццы? – Макс покинул диван и начал искать коробки. – О! Пепперони! Ништяк!

– Мы потратили все деньги на Киоши. Если он выиграет на выставке юных дизайнеров, то нам не нужно будет грабить и воровать. Он получит работу в лучшей компании. В «Кибермире». Он может победить. Этот япошка – гений. Он не только шьёт одежду, но и создаёт сложные проекции, голограммы. Виртуальная одежда, которая дополняет реальный образ, – говорил Ильдар и пытался спасти свою жизнь и напарников.

– И чё? Там столько денег было, что вам на лет пять точно бы хватило! – сказал Жека и не мог понять, как можно потратить столько денег на тряпки.

– Да, но это очень важно для нашего друга. И это путь для нас в лучший мир, мы не хотим быть отбросами, – сказал Артём и просто сел рядом с друзьями. А Киоши скромно прижался к стене и даже не поднимал свою голову в сторону анархистов. Но смотрел на Яну, словно видел ангела перед собой.

– Он в корпорации «Кибермир» будет работать? – спросил Димон и подошёл к парням, которые видели, что их пиццы уже уплетали анархисты.

– Если победит, – ответит Ильдар.

– Победит, а если нет, то я вас всех убью. Жду япошку у себя, ну и тебя, как переводчика, – сказал Димон. Он отошёл от парней и направился к напарникам, точнее к Полине.

– Ты к нам их привезёшь? – спросила Полина. Она сидела на диване и уплетала большой кусок пиццы.

– Ты что сдурела? Нет, конечно. Комнату сниму. Тебя точно не трогали Полина? – Димон сел рядом с ней. – Не домогались? А тогда на ноге откуда синяк?

– Это я так Дюка пнула. Они меня все полапали немного, потому что мягкая. А зачем тебе япошка? И что тебе нужно от корпорации?

– Я знаю откуда ноги растут. Откуда наши проблемы. Не в президентах или чиновниках, а в крупных корпорациях, особенно такая как «Кибермир» или «Киберлайф», во всех странах она по-разному звучит. Цифровая клетка – это их эксперимент. Это они управляют нами. Я хочу найти корень этой опухоли и вырвать. Поэтому мне нужен человек, который будет работать на меня. Этот япошка будет моим шпионом и всё будет доносить, что узнает, – ответил Димон и всё смотрел на парня с голубыми волосами, как у Полины и думал о чём-то.

– Вы хоть скучали по мне? – спросила Полина у напарников.

– Нет, блин! Насрали на тебя! Еле нашли вас! Димон ночами не спал, пока не засёк на камерах этих придурков, – ответил Лёха и доедал вторую пиццу.

– Не спал? Ой, извини Сакамотушка! Надо было позвонить вам, но я забыла из-за того, что здесь творилось! Мы играли в приставку. Я нуб оказывается и всем проиграла. Обидно.

– Пошли, беляш. А то ещё до дома добираться и думать, где деньги брать. Те херы, только наличные принимают, оружие нам не продадут. – Димон взял на руки Полину и понёс её из подвала. – Мне-то хоть можно тебя тискать?

– Да, если так хочешь. Буду твоим плюшевым медведем, – ответила Полина и спокойно сидела в руках хакера.

– Антистрессом. Ты и в самом деле очень приятная на ощупь, поэтому не вздумай худеть.

– Как скажите, дядя Стёпа.

Димон что-то вспомнил, словно кто-то его уже так называл. – Что-то знакомое. Ты меня так называла раньше Полина? – он опустил около машины девочку и пытался вспомнить услышанные слова. – Голос, интонация, словно я это уже слышал много раз…

– Нет. Я впервые так назвала тебя. Ты и в самом деле высокий как дядя Стёпа.

– Ладно. Проехали.

Хакер с беляшом уехали к себе домой. Анархисты тоже покинули подвал, где жили «Пташки». Пацаны наконец-то остались одни.

– Фу-у-у! Пронесло! Теперь я могу спокойно пёрнуть от страха, – сказал Артём. От него отбежали друзья и тоже приходили в себя.

– Спакуха! Фух! – сказал Ильдар и упал на диван. – Блин, я чуть не обосрался в прямом смысле! Срать ещё до них хотел, терпел пока Киоши не закончит Мальвину наряжать. Если я при них бы обосрался, то это был бы эпичный пиздец!

–Пф-ха-ха! Надо было тебе обосраться, они от этой вони вылетели бы отсюда как пробка. Ха-ха -ха! Фух… Пронесло так, пронесло, – сказал Дюк и опустошил бутылку воды. – Хотя полный пиздец был бы если Ильдар обосрался, и они нас за это грохнули бы. А когда потом нас нашли, то увидели бы четверых дохлых парней в вонючей комнате. Бля! Я этот пиздец представил! Пф-ха-ха! Полицейские бы просто охуели.

–Ты ещё добавь трупную вонь. Нас точно обнаружили бы только через неделю, если не больше. Да-а-а…, не такую смерть я себе представлял. Хочу умереть красиво, а не с обосранными друзьями и не в подвале, – сказал Артём и успел переодеться. На нём был корсет, обтягивающие лосины и берцы, в общем выглядел как фрик.

–Сегодня смерть отменяется. Мне СМС пришло от непонятного номера, какой-то адрес. Это, наверное, от того, высокого с чёрными волосами, тот самый пиздатый хакер. Завтра туда поедем, Киоши. Лучше с этими анархистами сотрудничать, а то в следующий раз нас точно порешат…, – сказал Ильдар и пошёл в туалет.

– Опасные эти анархисты, хорошо, что на нас своих поклонников не натравили. Мы как-то ваще легко отделались. Это девка точно бы нас покромсала на ленточки, – сказал Дюк. Он встряхнул свои белоснежные волосы и упал на диван.

– Всю пиццу сожрали. Блин. Даже кусочек не оставили, – сказал Ильдар. – Пойдём гробанём магаз, только не ближайший, – он сложил в стопку разбросанные коробки от пиццы и начал заряжать пистолет. – И надо тоже как-то лицо прятать. Может пока под медицинскими масками?

– Давай. Как раз целая коробка лежит. Только розовые, зараза. Мы реально как петухи выглядим. Вон, эти анархисты, как стильно у них всё. Лицо разукрасили, и ещё целый культ сделали из Пьеро. А мы какие-то лохи. Тоже хочу быть крутым как они, – сказал Дюк.

Он снял себя всё цветное и надел белую рубашку и чёрные джинсы, поверх накинул кожаную куртку, которую Киоши ещё не успел раскрасить. Японец подошёл к Дюку и кинул ему в лицо чёрную маску. Что-то буркнув себе под нос, он пошёл обратно к подиуму.

– Да ладно тебе, не обижайся! – прокричал ему в след Дюк. – Просто я хочу попробовать новый стиль… Сразу обижаться, блин!

– Ну а если подумать… сколько проживёшь ты так? Этих анархистов рано или поздно поймают. А того рыжего убьют скорее всего, на него все зуб точат. Лучше вон, в корпорацию устроиться и потом жить в тех богатых кварталах и гонять на крутой тачке, – сказал Артём.

– Поэтому на тебя все надежды, Киоши. Ты должен бояться не нас, а этих анархистов. Не знаю, что им от тебя нужно. Чего встал? Иди работай! Выставка через год, а у тебя ничего нет! – сказал Ильдар и позвал за собой на разбой друзей, а японца оставили одного за работой.

Киоши сидел за швейной машиной и доделывал свою работу. Мальчик взглянул на голубую ткань и на ту, отрезок которой взяла Яна. Он быстро зарисовал платье, в котором представил знаменитого пса Револьвера или Рыжего Чёрта. Парень не знал, как она выглядит на самом деле, как и все анархисты, под гримом и костюмами особо не различишь черты лица. Пока Киоши был рядом с ней, то успел разглядеть чёрный парик на девушке. Он замер на моменте, где нужно завершить образ на причёске и подумал, что с чёрными, миндалевидными глазами должны сочетаться русые волосы. Она же русская, значит волосы должны быть как пепел. Анархистка не любит рюш и прочих ненужных блёсточек, а что-то сдержанное и романтичное. Голубое платье до колен было завершено на этапе эскиза. Платье было не похоже на его работы, очень простое, но главное крылось в деталях и в вышивке.

– Это на кого ты будешь шить? – спросил Дюк. Он подошёл ближе к японцу и пытался завязать галстук, чтобы завершить образ анархиста.

– Гав! – ответил Киоши.

– На собаку? Чего? – блондин с глазами цвета льда завис и не мог представить себе это платье на псине. И модель была нарисована по женской фигуре, а не собачьей. Дюк спустя полторы минуты понял для кого это платье. – Ты это платье для неё будешь шить? Она такое вряд ли носит. Выброси эту идею. Лучше к выставке готовься.

Дюк пошёл бить боксёрскую грушу, чтобы потом потягаться силами с самым здоровым из анархистов, с Лёхой. А Киоши начал шить платье на «Демона с душой ангела» или пса Рыжего Чёрта (Револьвера).

2012 год. Начало сентября. Выставка юных дизайнеров.

Полина идёт по подиуму. Она разительно отличается от остальных моделей, очень сильно привлекала своей мягкостью тела и красивой пышной грудью. А миниатюрный рост девушки завершал образ феи. Киоши создал то, что хотели видеть директора компаний. Дополненную реальность. Крылья и остальные светящиеся детали – были голограммой. Прибор был настолько незаметным, что весь образ был словно из очень далёкого будущего. Гости разглядывали голограмму и не могли поверить, что она настолько реальна.

– Этот мальчик очень талантливый. То, что нам нужно, – сказал мужчина одному влиятельному человеку, и они похлопали модели Киоши.

Это мероприятие много кто фотографировал: знаменитые на весь мир журналы, газеты, каналы, блоггеры и многие другие медийные личности.

Нурлан сегодня был на работе и когда увидел Полину словно застыл, всё вокруг него остановилось. – Она прекрасна! – казах застыл и не фотографировал. – Фея! Самая настоящая!

– Эй! Парень! Я тебе за что плачу?! Мне нужны лучшие фото! – мужчина из зала кричал Нурлану, чтобы он не зевал и работал. А он в этот момент хотел поймать лучший кадр с этой милой девушкой, чтобы оставить себе на вечную память или постараться найти её среди миллионов людей.

В это же время Димон из тени наблюдал за мероприятием и видел свою сожительницу, как она вся блестит, переливается и привлекает к себе внимание всех, она это умела. Хакер улыбнулся, когда увидел, что она опять споткнулась об длинный подол платья, но потом стал резко угрюмым. Какие-то мысли омрачили хорошее настроение Димона, наверное, воспоминания о семье и младшем брате.

Киоши выиграл в конкурсе дизайнеров и ему выдали пропуск в компанию «Кибермир». Теперь он часть огромного мира технологий будущего.

– Теперь ты работаешь здесь, Киоши. Это твоё рабочее место. Выше идут инженеры, там создают роботов. Здесь дополненную реальность. И на самом верху генные инженеры. Так, всё тебе показал. Можешь работать. Если будут какие-нибудь вопросы, то я могу помочь или мой стажёр Влад. Он хоть что-то понял? – спросил Сергей у Ильдара.

– Да. Понял, – ответил на русском Киоши на вопрос Сергея.

– Вот и славно. Или ты ещё проведёшь экскурсию японскому коллеге, Влад? Ты за неделю всё уже выучил. Он тоже, как и ты здесь впервые, Киоши. Я думаю, вам будет интересней в компании молодого парня, чем со взрослым дядей, – сказал Сергей и ушёл.

А к Киоши и Ильдару подошёл Влад. Перед ребятами стоял простой парень и скромно улыбнулся им. У Влада были каштановые волосы и серые глаза, черты лица тонкие, и он был сам по себе худой, но не дрыщ. На нём была серая футболка, чёрные штаны и кеды, поверх висел бейджик корпорации «Кибермир».

– Я покажу, где здесь столовая и где вы можете получить всю необходимую помощь или оборудование для работы. Следуйте за мной, – сказал Влад и увёл за собой новеньких, чтобы познакомить с жизнью огромной корпорации.

Киоши ходил по огромным залам и смотрел как работают люди над технологиями будущего. Его заметила красивая женщина, это была председатель московского банка России.

– Ой, какой милый мальчик! Это же тот японец, что выиграл на выставке. Мне очень понравилась твоя работа. Теперь мы ждём от тебя только лучшие коллекции. Можешь мне сделать что-то уникальное на мой юбилей? – сказала женщина и улыбнулась японцу. Она была очень красивой и грациозной. Киоши кратко кивнул в ответ и уже создал образ в своём воображении. – Тогда держи мой номер и жду от тебя только самое лучшее, – женщина передала свою визитку. – А за ценой я не постою. Если понравится, то ещё сделаю премию за старания, – и ушла в компании охранников.

– Ты чего не поздоровался, Киоши? Это же Виктория! Председатель банка, богатейшая женщина в мире! – Ильдар всё смотрел в спину шикарной женщины. – Капец как она молодо выглядит! Ей же скоро пятьдесят стукнет, а выглядит на двадцать пять. Не знаю, что докопался до неё этот хакер, но баба – огонь!

Экскурсия по корпорации закончилась, и Влад ушёл к себе, в отдел инженеров, где делают роботов. А Киоши с другом остались в кабинете одни. Японец что-то сказал другу и пошёл к выходу.

– Ты помнишь, где туалет? – спросил Ильдар. Он сидел на стуле и гонял балду.

– Да, – ответил Киоши, который немного начал говорить по-русски.

Японец тихо шёл мимо залов и кабинетов. Он поднялся на верхний этаж, где были генные инженеры и директора корпорации. Киоши был худеньким и несильно высоким, поэтому с лёгкостью пролез через узкое окошко кабинета директора корпорации и сразу посмотрел, где находятся камеры. Он подошёл скрытно к камере и прикрепил на неё какой-то чип. Картинка на мониторах охранников не изменилась, но это только на первый взгляд.

– Молодец, япошка, а теперь иди к компьютеру. Помни о руках, ты не должен оставить следы. – Димон удалённо управлял действиями мальчика, который надел перчатки и подошёл к компьютеру. – Открывай корпус. И повторяй всё, что я тебе показывал. – Киоши открыл стенку от системника и вставил какой-то предмет в гнездо, оно начало светиться, и мальчик закрутил болты обратно и поставил системный блок на место. – Молодец! Умница. Теперь уходи оттуда, пока тебя не поймали, – хакер отключился.

Японец убрал наушник в карман. Как только мальчишка начал подходить к двери – её кто-то начал открывать. Киоши не знал куда ему деться и забрался в шкаф. В кабинет зашёл мужчина средних лет о чём-то говорил по телефону.

– Да-да! Да знаю я! И где я найду столько детей? Виктория ненасытная. Ладно, я придумаю что-нибудь, – мужчина бросил свой чемодан на стол и начал принюхиваться. – Конфеты? Какой сладкий запах. Ну и вкус у секретарш! – он сел за компьютер, а Киоши понюхал свою кофту, она именно так и пахла, конфетами.

Через некоторое время мужчина ушёл и закрыл кабинет. Японец вылез из укрытия и забрал чип с камеры и также вылез через узкое окошко кабинета. Мальчик быстро шагал подальше от кабинета и повернул не в ту сторону. Он оказался в лабораториях, начал плутать и не знал, как выйти. Киоши зашёл в кабинет и там увидел нечто непонятное, то есть ужасное.

– Эта сучка меня так отмудохала. Откуда у неё столько сил?! Я её бы одним ударом прихлопнул! – говорил человек нечеловеческого роста и больше похожего на чудовище, только лицо было более человеческое.

– Тебе же говорил хозяин, что девчонка – это его проблема. Ты опять лез в драку с ней, Берсерк. Лучше бы кого-нибудь из её банды грохнул, – сказал мужчина в медицинском халате и обрабатывал раны на теле чудовища.

Киоши испугался и начал уходить из кабинета, но его увидел этот тип, то есть что-то похожее на человека.

– А это кто такой?! – чудовище встало в полный рост и было до потолка кабинета. – Он меня видел! Надо убить его!

– Мальчик, что ты здесь забыл?! – крикнул врач и подошёл к японцу, который от вида гиганта начал терять сознание. – Эй! Мальчик! Ты что здесь забыл? Здесь нельзя ходить без масок. У тебя интоксикация. Ты меня хорошо видишь? – кричал мужчина в маске и всей экипировке для лаборатории. Он стоял над мальчиком и проводил в чувства. Киоши что-то еле сказал на своём языке. – Ты иностранец? Потерялся? Сейчас мы позовём кого-нибудь.

Через несколько минут пришёл Влад и забрал мальчишку. – Нельзя подниматься на последний этаж. Там же лаборатории. Ты заблудился?

– Да, – ответил Киоши.

Пока он с Владом спускался на лифте, у него из головы не выходил образ того чудовища. Мальчик помнил, что он был реальным. Это точно не могло привидеться!

– До своего кабинета сам доберёшься или проводить? – спросил Влад и смотрел на мальчишку, на котором лица не было, весь бледен, словно снег.

– Сам, – ответил Киоши и дошёл до своего рабочего места.

Ильдар уже спал на диване, распустив слюни, а японец решил приступить к работе, но ничего не выходило. Ему уже приходилось видеть «жертв войны» в своей стране, людей, чьи тела мутировали из-за радиации в нечто иное, непонятное и до ужаса омерзительное. Но это… Будто увидел монстра из игры… Он не мог держать это в себе и решил позвонить Димону, чтобы всё рассказать. Вернее, попытаться.

– Я же говорил звонить только по делу. – Димон был занят взломом компьютера директора корпорации и не желал ни с кем разговаривать. – Что надо? И говори быстрей.

– Я видил чудовисе на посилидним этажи, – еле выговорил Киоши.

– Чудовище? Опишешь его. Не сам. Тебя сложно пока понять. Пусть Ильдар напишет и вышлет мне описание.

– А ви отидали то платие дивущике? Та, что с рижим ходить? – Киоши с трудом говорил, но очень старался.

– Да. Всё, отбой шпион. – Димон выключил телефон и повернулся к Яне, которая снова пришла к нему и крутилась около зеркала в голубом платье. Хакер вернулся в свой компьютер, там начала появляться вся информация, что была на компьютере директора корпорации. Димон начал читать всё, что было важно для Анархии, но нашёл очень подозрительные документы. – Ген Бога? – он открыл файл и начал читать и смотреть фото.

– Что ты там нашёл? – спросила Яна. Она бесшумно подошла к Димону, что тот аж подпрыгнул.

– Ты?! А-а-а… Эксперимент? Зачем отец сделал из тебя это? – спросил Димон и отошёл от Яны. На экране компьютера было фото семьи Менжинских. Отец, мать и две сестры близняшки.

– Я не знаю, – тихо ответила Яна и покинула дом хакера.

Дима до поздней ночи сидел за компьютером и читал всё, что было в памяти директора корпорации. Ещё не все файлы открылись, и хакер ждал, когда выйдут документы, которые так сильно охраняются корпорацией. Полина давно спала и тихо сопела во сне. Она проснулась от дикого крика Димона, который отшатнулся от своего компьютера и прижался к стене.

– А? Что ты орёшь? Ты что там увидел? – спросила Полина и подошла к монитору, но её откинул очкарик и закрыл всё что там было.

– Ложись спать! – крикнул Димон. Его всего трясло, а на глазах шли еле заметные слёзы и затаился страх.

– Что ты там увидел? – Полина никуда не уходила и стояла рядом с очкариком. – Что там? Говори! Мне аж страшно стало.

– Я видел нечто… Мы не сможем ничего поменять здесь, слишком сложно, а точнее невозможно. Вся эта анархия и перевороты – бесполезно! Нами управляют сатанисты! О… Боже… Они всё захватили, самое главное сознание людей. Они… Я не знаю, как описать этот ужас. Как здесь жить? – Димон сел на пол и закрыл лицо руками. – Эта война, всё это было ради этого. Ради сатанинского пиршества. Моя семья погибла из-за этих ублюдков. Боже…, – и заревел.

Полина никогда не видела слёз хакера. Она ничего не понимала и что видел Димон такого от чего он был сломлен. Он был так уверен в том, над чем так усердно работает, а сейчас готов сдаться.

– Эй? Дима? Ты чего? Ты сдался? Нельзя же сдаваться. Если сдашься, то сколько ещё детей останется без семей. И чем это вообще закончится? Фермой? Нас будут разводить как скот и потом поделят: на достойных, и отбросов. Ты этого хочешь для своих детей? Или ты изменишь этот мир к лучшему, сделаешь его свободным?

– Не всё так просто Полина. Есть вещи сильней тебя. Если мы захотим освободиться, то они сбросят на нас ядерные бомбы. А потом будут отсиживаться в своих бункерах, к которым у меня нет доступа. Я понял, что не до всего могу добраться, – Димон ещё сильней себя унижал и загонял в мрачные мысли. – Я – слабак!

– Такой большой дядя, а плачет. Пойдём спать, ты много проводишь времени за компьютером. Утро вечера мудренее.

Полина потащила Димона спать, а сама легла на диван покойного Жеки и начала засыпать.

– Проснись, Полин.

– А? Спи уже, – сказала Полина и повернулась спиной к хакеру.

– Теперь я понимаю, почему Жека просил вечно Яну обнимать его, когда был в отчаянье. Страшно остаться одному, когда ты против всех.

Димон стих, он начал засыпать. К нему пришла Полина и обняла его.

– Так лучше?

– Да. Не уходи. Останься так, пока я не усну. Хочу всё забыть, что видел.

Димон уснул в тёплых и мягких объятиях Полины и забыл всё, что его вечно тревожило и угнетало. Как будто рядом с ним спал ангел.

«Чувствую, в корпорации меня ждёт много чего интересного. И кто же этот сын председателя банка России?». Влад.

2006 год. Пермь. Весна.

На Урале наступила весна, солнышко за окном так и грело в своих тёплых лучах. В комнате, что была похожа на многие квартиры России, сидел Влад за своим столом и был увлечён работой. В такое время нужно идти на улицу и гулять, но пермский мальчишка был погружен в техническое творчество. Он собирал из конструктора руку и приводил её в движение. Постоянно смотрел в тетрадь с расчётами и на чертёж.

Николай заметил, что его сын в последнее время не выходит на улицу и сразу после уроков чем-то был занят. Он решил посмотреть, над чем так усердно работает Влад. Отец тихо зашёл в комнату сына и увидел, как двигаются пальцы на механической руке. В голове сразу появился образ терминатора, и Николай решил спросить зачем сыну нужна механическая рука.

– Отличная работа Влад. А зачем тебе рука? Ты хочешь потом робота сделать?

– Да. Но сейчас я работаю над протезом для Гришки.

–А-а-а! Это очень похвально. Думаешь о друге. Жалко, конечно, Гришку, надо же как его угораздило! Много раз вам говорили, что на железной дороге беситься нельзя.

–Зато сейчас все обходят стороной железнодорожные пути. У меня до сих пор картина перед глазами, как Гришка без руки остался. Кровищи было… Боже. Жуть.

–Протез делаешь ему чтобы вину искупить? Так Влад?

–Нет, пап. Я их тогда уговаривал так-то, но они меня не послушали. Чисто за компанию пошёл, сам не лез в вагоны. Эта рука давно была у меня в голове, хотел собрать её. Я хочу помогать людям с ограниченными возможностями, возмещать потерянные конечности или исправлять врождённые патологии или как там их называют. Жалко мне таких людей, быть не таким как все очень тяжело.

– Для этого тебе придётся много учиться и много работать над собой.

–Я знаю и поэтому хочу поступить в МГУ, потом работать в корпорации «Кибермир». Это моя главная цель, хочу помогать людям, делать жизнь совершеннее и гармоничнее, чтобы никто не был ущемлён физически и духовно.

–Влад, да ты меня удивляешь. Где ты таких слов набрался?

–В книгах. А что я не так сказал бать?

–Ты сказал всё правильно. Меня очень радует, что в столь юной голове рождаются мудрые мысли. Иди к своей мечте и никогда не сдавайся Влад. Даже если будет казаться что ничего не выйдет, что это конец. Ты должен всегда после неудач встать и идти дальше, пока твоя цель не будет достигнута. Если уж взялся за дело – заверши его до конца.

Слова отца вдохновили Влада, и он решил идти к своей мечте несмотря ни на что. Он годами работал над механической рукой и совершенствовал свои навыки в робототехнике. Конечно, друг Гриша был первым испытуемым, и его родители были благодарны Владу за помощь. Поэтому лучший друг часто ездил с Владом на выставки по кибертехнологиям и робототехнике. Талантливого, уральского мальчика заметили очень влиятельные люди из корпораций. Влада пригласили на собеседование, которое он ждал всю свою осознанную жизнь.

2012 год. Москва. Конец августа.

В тёплый солнечный день, к огромному и богатому зеркальному зданию подошёл парнишка, которому было 21 год. Многие в его возрасте давно учатся или уже закончили колледжи и работают. Но Влад не мог сразу после школы поступить в университет, нужны были деньги, и отец долго болел, пришлось работать, а не учиться. Зато сейчас нужно наверстать упущенное. Влад знал, что может с лёгкостью окончить университет экстерном, а вот работать в крутой корпорации – это было пределом мечтаний. Поэтому Влад сильно волновался в этот день и очень хотел, чтобы его взяли сюда хоть кем, лишь бы быть частью мира кибертехнологий.

После небольших размышлений, Влад выдохнул, собрался с мыслями и зашёл внутрь корпорации. Он не заметил, как уже сидел перед руководителями и директорами, которые рассматривали работу, его последний и усовершенствованный протез руки. Комиссия была очень строгой и требовательной. Всё время мужчины между собой что-то бурно обсуждали и смотрели на возможности протеза, который полноценно мог заменить утерянную конечность. После нескольких минут бурного спора, один из членов комиссии обратился к Владу:

– Неплохая работа для парня из провинции. Мы тебя возьмём, но на полставки, будешь пока что стажёром. А потом мы посмотрим на твои способности и таланты. Ты же ещё учишься в МГУ?

– Да. Я первокурсник, – немного неуверенно ответил Влад.

– На каком факультете учишься? – поинтересовался один из членов комиссии.

–Вычислительной математики и кибернетики. – Влад уже успокоился и более уверенно начал отвечать комиссии на вопросы. – У меня много наград в конкурсах по робототехнике и программированию. Вы так и не открыли моё портфолио.

–Мы уже поняли, что ты умный и способный парень, – ответил средних лет мужчина в деловом костюме. Он быстро пролистал портфолио Влада, особо не вчитывался, так для вида посмотрел.

– В МГУ учишься. Постой! Геннадий Аркадьевич не о тебе ли лестно отзывался? На последнем саммите я его спросил о студентах, которые только пришли на его кафедру. Он очень хвалил некого Влада.

– Получается, что это я так как в группе единственный с таким именем, – ответил Влад и не понял, когда о нём кто-то узнал. В Москве он недавно и сессия ещё не началась.

– Если о вас хорошо отзывается сам Геннадий Аркадьевич, то мы будем рады наблюдать за вашим развитием. Может когда-нибудь вы прославите ещё больше наше дело и создадите что-то передовое для нашего времени.

Мужчины ушли, а Владу выдали бейджик корпорации, где было напечатано его имя и должность. Только фото нужно распечатать и приклеить, но это минутное дело.

–Вот это да. Меня взяли из-за того, что обо мне лестно отзывался какой-то препод. Не успел ещё поучиться, а обо мне уже все знают. И кто же это такой Геннадий Михайлович?

–Аркадьевич, – исправил Влада сотрудник корпорации.

К стажёру подошёл мужчина лет тридцати восьми и протянул новенькому свою руку для приветствия.

– Добро пожаловать в мир кибертехнологий, стажёр. Я буду твоим гидом и наставником пока ты здесь не освоишься. Зови меня Сергей и никаких «вы», только на ты и только по имени, без отчеств.

– Хорошо, я это запомню Сергей. Вы знаете Геннадия Аркадьевича?

–Да. Он мой дядя. Это я его попросил сказать о тебе пару лестных слов нашим толстосумам. Ты меня не помнишь Влад?

Перед Владом стоял мужчина, с щетиной и слегка волнистыми русыми волосами. Глаза были ясно-голубые, как лазурное море, очень пронзительные и живые. Черты лица были тонкими, как у Влада и Сергей был одного роста с ним. Одежда на мужчине была простая и удобная. Стажёр и его наставник выглядели одинаково, словно из одной банды как анархисты. Влад вспомнил Сергея и его робота с выставки.

–Постойте! Сергей! Вы были судьёй в конкурсе по робототехнике. Точно! Антипин Сергей. Всё, вспомнил вас.

–Тебя, – снова исправил Сергей юного стажёра.

–Я пытаюсь. Ты Сергей старше меня, не могу перестроиться и как-то неловко.

–Привыкнешь. Я тебя ждал Влад. Мне такие ребята очень нужны. Ну, что же? Пойдём знакомиться с корпорацией?

–Пойдём, – всё ещё неуверенно ответил Влад.

Он пошёл следом за Сергеем, который провёл для него небольшую экскурсию по корпорации. Парня поразили масштабы здания и коллектив, который состоял из гениев и очень талантливых людей. Сердце Влада ликовало, его мечта сбылась и теперь нужно сделать всё, чтобы удержать своё место здесь, в самой крутой корпорации. В голове юноши начали мелькать мечты, как он создаёт роботов и другие крутые технологии.

–Корпорация огромная, наверное, уйдёт год, чтобы побывать во всех лабораториях, – говорил восхищённо Влад.

–Это точно. Я сам не всё знаю в корпорации, только свой отдел и тот, что под нами, дополненная реальность. Ах, да! Завтра там будет работать новенький. Мальчишка, но гений. Он японец, плохо говорит по-русски и нам нужно будет провести экскурсию для него. Ты мне поможешь Влад?

–Конечно Сергей. Но мне бы тоже не помешала экскурсия. Как здесь не заблудиться…? – Влад смотрел по сторонам и до сих пор не мог поверить, что работает в такой крутой корпорации.

– Ты не заблудишься. Здание поделено на несколько секторов. Ты находишься в инженерной части. Здесь мы разрабатываем и создаём технологии, которые в дальнейшем будут идти на благо общества: протезы, роботы, чипы и много чего интересного.

– А что на верхнем этаже? – поинтересовался Влад и стоял около лифта, который вёл к лабораториям и директорам корпорации.

–Там работают генные инженеры. Серьёзные ребята, занимаются совершенствованием ДНК человека. Долгосрочный проект, посмотрим к чему это нас приведёт. Представь людей, у которых быстрая регенерация, конечность может вырасти в случае потери.

– Как у ящерицы?

– Да! Представь совершенного человека. Не хрупкое создание, а что-то иное, не побоюсь сказать этого: мы можем стать идеальными как Боги. Не будем болеть, стареть и даже умирать. Дивный и новый мир…

– Вы… То есть, ты что-то замечтался Сергей.

– Это со мной случается часто, ухожу в свой идеальный мир. Это же хорошо, нам есть к чему стремиться. Наш мир нуждается в совершенствовании. Я хочу тебя познакомить со своим творением. Вэлл будет рад с тобой познакомиться, хотя робот ещё в разработке, – сказал Сергей и привёл Влада в свой кабинет. А там был самый настоящий творческий бардак. Посередине кабинета стоял недоделанный робот, рядом с ним лежала куча деталей и чертежи. –Это Вэлл, моё творение. Он ещё не собран до конца. Всё время нахожу косяки. Ты мне поможешь его доделать до выставки? Предупреждаю, времени в обрез и придётся даже до поздней ночи работать в корпорации, без доплаты.

–Что за вопрос? Помогу, вы же мне помогли попасть сюда через своего родственника. Нужно как-то отблагодарить вас за помощь.

–Тебя и без моей помощи взяли бы. О тебе так-то говорили много раз на общем собрании. Твои лучшие работы стоят на стенде юных интеллектуалов. Загляни туда как-нибудь, посмотришь на свои старые работы Влад.

–Ого! Не знал о таком. Я всегда думал куда вечно забирают мои работы, а оказывается они все здесь, в корпорации. А может тогда нам не терять время и уже начать работать? Когда выставка будет? Надо успеть доделать Вэлла, чтобы вы всех удивили там.

–Как же всё-таки приятно работать с человеком, который понимает тебя с полуслова. Тогда приступим, работёнки нас ждёт выше крыши.

Пока Сергей объяснял как устроен его будущий робот, Влад внимательно его слушал и понимал, что нужно от него. Даже успел найти ошибки в проекте, чем очень удивил Сергея. С первого дня было понятно, что стажёр и инженер сработаются. Влад много чего узнал о жизни кибертехнологий и корпорации. Он не заметил, как прошёл день, и к тому же пора идти в общежитие, пока не закрыли.

Вечером Влад стоял у лифта и ждал, когда он спустится на его этаж. Когда дверцы открылись, то там уже стоял человек. Он спускался с последнего этажа, где работают генные инженеры.

–Чего стоишь пацан? Я не кусаюсь, – сказал парень или мужчина. Из-за шляпы и круглых очков с тёмными стёклами, было непонятно кто перед тобой стоит.

–Я просто задумался…, – ответил Влад.

Он не хотел заходить в лифт, но выглядеть глупо не собирался, поэтому встал рядом со странным типом и нажал на кнопку лифта. Владу этот парень сразу не понравился, но пришлось спускаться на первый этаж в его компании.

Пока лифт медленно спускался, стажёр смог немного разглядеть соседа. Парень был в чёрном плаще, очках и шляпе. Одежда была дорогой и стильной, наверное, богач, а может это сыночек директора корпорации. Из-под шляпы виднелись волосы, они были рыжие и касались концами плеч. И рядом с Владом стоял парень, ненамного старше его, а может и ровесник. Возможно, он тоже работает в корпорации, наверное, ботаник или биолог, кто может работать в отделе генных инженеров? И вид у этого типа был болезненный, очень бледная кожа и губы, словно не было жизни в теле парня. А может реально чем-то и болеет, кто его знает.

–Я выгляжу как труп? – спросил парень, словно понял о чём думает стажёр и повернулся к нему.

–Нет, – ответил Влад и почувствовал, что его словно придавили прессом, настолько невидимый взгляд парня был тяжёлым, хоть и глаза прятались под очками.

–Да выгляжу я так. В этом мире все врут, как достало. Лейкемия. Пф! Лучше бы сдох. Ты когда-нибудь умирал? – голос парня в шляпе был тяжёлым, словно повидал всё, даже смерть.

–Нет. И умирать в ближайшее время не собираюсь, – ответил Влад и хотел, чтобы лифт спускался быстрее, чтобы уйти поскорее от неприятного соседа.

–Зря. Когда ты умираешь, то вспоминаешь зачем ты здесь, – говорил парень. Он тяжело выдохнул и посмотрел на время. Влад увидел дорогущие часы на худом запястье, перед ним точно был сыночек директора корпорации. Стажёр решил задать вопрос и тоже повернулся к соседу, чтобы лучше разглядеть его.

–А ты разве умирал? – спросил Влад.

–Да. Умирал, – ответил парень.

Он снял очки и показал свои глаза. Но Влад не помнил, что видел, его охватили жуткие видения, как в детстве. Он только начал забывать про них и снова, опять, эта жуть. Щупальца, слизь, кровь, непонятное нечто как в фильмах ужасов. Влад прижался к стене лифта и начал кричать.

–Эй! Парень? Ты чего? – парень в шляпе помахал рукой перед глазами Влада. – Всё в порядке?

–Да. Просто переутомился, – еле ответил Влад и решил подождать, когда выйдет этот непонятный и странный тип, чтобы не идти рядом с ним.

Незнакомец вышел из лифта и сел в дорогую машину, а Влад услышал, что сказал водитель автомобиля, который обслуживал парня в шляпе.

–Виктория хочет видеть вас, – водитель открыл дверь, чтобы парень сел в машину. – Я доставлю вас к месту встречи.

–Мама не может встретиться со мной вечером? В одном доме вроде живём, – сказал парень. Он недовольно сел в машину и ещё раз посмотрел на Влада, который невольно подслушивал его.

–Меня попросили вас доставить и ослушаться приказа я не могу, – говорил водитель с сыном председателя банка России.

–Вези меня хоть куда, мне всё равно, – ответил бездушно парень и дверца машины закрылась.

А Влад всё стоял и видел, как парень снял шляпу. У него были точно рыжие волосы. Незнакомец достал таблетки и начал их пить, пока водитель заводил машину.

– Виктория… Хм. Это сын председателя банка России? Богатейшей женщины мира? – спрашивал себя Влад и шёл по своим делам. Пока он думал о том, что видел и слышал в лифте, мимо него проехала та самая машина с рыжим пассажиром. –У неё, оказывается, есть сын? Точно! Некрасов Фёдор, её муж, знаменитый инженер-генетик. Вот в кого этот парень рыжий. Так… Теперь понятно зачем он приходил сюда. – Влад остановился и не мог понять зачем скрывает председатель банка от всех своего сына. – Тогда почему никто не знает об их совместном сыне, и что он тяжело болен. Интересно…

Юный стажёр пошёл в общежитие и всю дорогу он думал о рыжем парне. Хоть и под очками и шляпой особо он не разглядел сына Виктории, но в общих чертах кого-то он напоминал. – Где-то я уже его видел… Рыжий как этот чёрт, что держал на привязи «Монстра с душой ангела». Хах! Тогда же всех рыжих подозревали в том, что они знаменитый на весь мир псих. Только сейчас он сдох, а его псина сорвалась с цепи. Да что же это! Не могу выкинуть из головы этого типа, какой-то он подозрительный. И ещё, как назло, видения меня одолели, я аж чуть не обосрался. Наверное, как идиот выглядел перед ним.

–Ты чего там бормочешь Влад? – спросил Нурлан, который подбежал к другу.

–О! Нурик! Привет! Ты тоже в общежитие спешишь?

–Ага! А то эта старая карга не впустит, а мне что-то на вокзале ночевать не хочется.

–А ты чего так поздно возвращаешься?

–Фоткал всё и распечатал фотки с конкурса юных дизайнеров. Я офигел, когда увидел голограмму, блин тот японец реально гений. Вот смотри! – Нурлан передал фотографии, на которых была запечатлена Полина в образе феи. – Круто, да? Но я больше хотел поймать в кадр эту девушку, очень мне понравилась.

–Влюбился? – спросил Влад и видел, как пожирал взглядом девушку с голубыми волосами его друг.

–Да! О-о! Я её даже видел в городе пару раз, она с братом ходит. Он такой высокий, во всём чёрном ходит, что не скажешь о ней. Она такая маленькая, пухленькая как куколка. Как раз под мой рост. Ты бы видел её грудь…

–Слюни подбери Нурлан. Ты по ходу из-за груди на неё запал. А вдруг тот мрачный гот её парень, а не брат? Что делать тогда будешь?

–Парень? Не, это точно брат. Они даже за ручку не ходили, и этот парень всё время сидел за своим ноутбуком. Девушка что-то говорила и постоянно жестикулировала, а ему было всё равно. Точно брат, которому навязали младшую сестру. За такой красавицей нужен глаз да глаз. О! Ты же сейчас в корпорации работаешь! Узнай, пожалуйста, номер телефона его модели, умоляю. Ну, у этого японца.

–Ладно. Как появится возможность, спрошу.

–Спасибо, Влад. Я в долгу не останусь.

Друзья вошли в общежитие, где их не особо приветливо встретила пожилая женщина. Она была недовольна, что так поздно пришли студенты, которые ещё заселились раньше времени. Но парням было всё равно на то, как их сверлит взглядом старушка и поднялись на свой этаж. Нурлан и Влад жили в одной комнате, к ним ещё никого не заселили, чему пока что радовались парни, не хотели кого-то лишнего. Нурлан быстро подружился с соседом, он знал его от силы неделю, но простой парень из Перми, ему очень понравился. Казах хотел очень дружить с Владом, потом он станет первым человеком, который будет знать кто скрывается за маской Лисьего Демона.

«Мы будем грязными и чумазыми, но зато свободными! Поэтому шевелите быстрее булками, а то старик схватит нас и покарает изощрённым образом!». Ильдар.

2011 год. Май. Москва.

После того как анархисты навестили логово «Пташек» и забрали свою напарницу, мальчишки в ярких шмотках стали работать на знаменитую банду. В основном они выполняли приказы хакера и собирали для него информацию. Работа не грязная и ещё за это платят хорошо, поэтому «Пташки» были только за, что они теперь в тесных связях со знаменитой на весь мир бандой. Вроде дела пошли как по маслу, но не тут-то было, юношескую банду поймали на горячем и быстро повязали, только Дюк смог вырваться, но пришлось вернуться так как своих не бросают. В общем, «Пташек» поймали мусора за воровство.

–Самое обидное, что нас поймали на такой ерунде. Не хочу говорить из-за чего…, – сказал Дюк и закрыл лицо от стыда.

–Мы грабили секс-шоп! Ха-ха!

–Чё ржёшь Ильдар?! Это из-за вас так-то! Приспичило вам эти штуки взять! Боже как же стыдно за вас!

–Дюк, ты же там всех больше щупал, ну эти…

–Заткнись, Артём! Ты знаешь, я могу врезать!

–Ой, поглядите как покраснело белоснежное личико блондинки. Ну, облапал ты эту резиновую куклу, что в этом такого? А те шмотки и ремни кучу бабок стоят, я за эту фигню и рубля не потрачу.

–Тогда на фиг они вам сдались, Артём?

–Это же красиво и эстетично, портупеи и ошейник круто дополняют образ.

–Хорошо дополнили? Вас тогда из-за шмоток чуть по кругу не пустили! Вот угораздило меня, не к анархистам попасть, а к вам!

–Ой, началось! На чём мы остановились? – спросил Ильдар и повернулся к Полине, которая их слушала и ела большой кусок торта.

–Вас поймали мусора, – ответила она.

В полицейский участок привезли четверых парней и бросили их в обезьянник, где давненько сидели отпетые воры и преступники.

–Вы поглядите кто к нам пожаловал! Петушки! – сказал мужик и восхищённо присвистнул.

–Ха-ха-ха! Где вы их отрыли товарищ полицейский?

–В гей клубе.

–Чего бля?! Эй! Это не смешно! Какой ещё гей клуб?! – орал на полицейских Дюк.

–Мы пойдём на обед Захар, а ты пригляди за ними, если что шокером огреешь самых буйных.

В отделе осталось двое полицейских, которые были заняты своими делами и особо не смотрели что творилось в обезьяннике. От вида женоподобных мальчиков подонки начали приставать к парням, особенно к Киоши. Он был самый младший среди ребят и хилый, как Полина у анархистов, только японец был хитрый и всегда выкручивался из любой ситуации. Киоши прятался за спиной друга и думал, как выбраться из обезьянника, но пока шанса выбраться отсюда не появилось. Поэтому вся надежда была на Ильдара, который не мог сконцентрироваться из-за домогательств и на Дюка. Среди парней он был единственным, кто не был в ярких шмотках, а в костюме как анархисты. Только пиджака нет, во время попытки побега менты стянули с него.

Озабоченные соседи нагло приставали к «Пташкам». Дюк приготовил свои кулаки, чтобы набить подонкам морды. Его прозрачно-голубые глаза горели холодным огнём, а белоснежные волосы встали дыбом от злости.

– Я их сейчас уебу! – прорычал он.

– Остынь! А то мусора в одиночку тебя отправят, а эти хуи по кругу пустят Киоши. Смотри, как на него смотрят. Он же не пидор, в отличие от меня, – говорил шёпотом Артём, чтобы не слышали ублюдки на другой стороне камеры.

– Хорошо, – прорычал Дюк и сел на лавочку. Он прикрывал собой азиата, чтобы отвлечь внимание педофилов.

–Чую что у того… У которого волосня голубая, жопка нежная, как вагина шлюхи. Иди к нам пацан, – говорил отморозок и тихо шёл в сторону ребят с цветными волосами.

– Не одевались бы как пидоры, не было бы сейчас проблем. Пошёл на хуй! – заорал Дюк и пнул отморозка, что тот отлетел к своим дружкам.

– Бей петушар! – прокричали ублюдки и набросились на пацанов в цветастых шмотках.

– Эй! А ну прекратили драться! – пригрозили полицейские и начали подходить к общей камере.

– Это всё блондин! Это он начал! – проорал подонок, которому сломал нос Дюк.

– А ну разошлись! А то шокером огреем!

Полицейский ударил электрошокером Дюка, а другой сильно пнул его, что парень окончательно стал бессильным.

– В одиночку его! В ту самую, для самых буйных.

Из обезьянника вытащили Дюка и поволокли в другую камеру. Ильдар видел, как увели их силу и мощь, оставив парней с голодной шайкой подонков, которые выжидали лучший момент для расправы над петушарами. – Дюк! Чёрт! Сказал же не лезть на рожон!

–А где Киоши? – шёпотом спросил Артём и не мог найти друга.

–Охренеть! Как он смог пролезть через решётку? – спросил себя Ильдар. Он сел к другу, и был готов в любой момент драться насмерть с отморозками. Но парни в гламурных шмотках не были сильными, как Дюк. Ильдар начал думать и импровизировать. Он достал свой антистресс и закрыл глаза, погрузился в своё сознание, где планировал всё до мелочей.

– А где голубок? Китаец. Где этот мальчик? – спросил отморозок. Он смотрел по сторонам и искал Киоши, который исчез.

– Придумал. Слушай меня, Артём. – Ильдар быстро шёпотом посвящал парня в свой план, пока к ним медленно подходили подонки.

Тем временем Дюка бросили в очень маленькую комнату и захлопнули железную дверь. Пацану было от силы 19 лет, его рост составлял 185 сантиметров, поэтому эта комнатка ему была тесной, теснее чем в шкафу. Блондин начал задыхаться, ведь у него было что-то подобное, когда он жил в школе-интернате. Его часто закрывали в похожей комнате. Только деревянная дверь темницы была покрашена в белый цвет и очень много раз. Внутри комнаты для наказания, вся дверь была исцарапана и исписана словами о помощи. Много детских слёз и отчаяния впитала эта комната.

Маленького Дюка постоянно закрывали в этой темнице так как парнишка уже с детства отличался буйным характером. Его не отдали в детский дом, потому что у отца, который погиб на войне, был лучший друг. Он после войны снова стал директором школы-интерната и забрал сироту к себе. Мальчику не оказывали никаких поблажек, это бы сильно сказалось на его репутации, которая, и так, трещала по швам. Преподаватели устали от малолетнего хулигана и ни раз просили директора интерната отправить мальчишку в детдом, но им мягко отказывал начальник. Дюка ничего не пробирало, ни порка надзирателя, ни ругань директора с учителями. Старшеклассники тоже хотели вправить мозг местной звезде, которая за год навела суеты. Но мальчик с глазами цвета льда, был способен даже побить старшаков. Поэтому Дюк часто валялся в госпитале.

Многие спросят, что потерял малолетний гопник среди мальчишек в цветастых и бабских шмотках? На это ответят внутренние страхи парня с лицом ангела.

От того, что Дюк был в заточении одиночной камеры, ему не хватало воздуха. Он начал видеть не железную дверь, а ту, из интерната. Хулиган с белоснежными волосами прикоснулся к двери и тут же вернулся в прошлое.

2004 год. Май. Санкт-Петербург. Школа-интернат для одарённых детей.

Здесь учились только мальчишки и даже преподавательский состав был строго мужским. Кроме обслуги, но женщины тоже не отличались мягкостью в характере и часто гоняли юных проказников, которые любили пакостить в интернате.

Сегодня Дюка опять вели в комнату-наказания. Все видели, как по коридору волочил «Хворостовского» худощавый и высокий старик. Двенадцатилетний мальчик вырывался из сильной хватки надзирателя, но старик был сильным и очень злобным. Его ненавидел и боялся весь интернат и желали скорой смерти. А надзиратель не собирался подыхать, злоба продлевала ему жизнь и дарила нечеловеческую силу.

Мальчишки в коридоре смеялись, когда снова увидели знакомую картину, как малолетнего дебошира волочил за собой злобный и мерзкий старик. Мимо Дюка прошёл парень лет шестнадцати, в очках и во всём чёрном. Он спросил мальчишку, которого снова тащили в комнатку для наказаний:

– Опять ты что-то начудил, Юра?

– Да пошли они все к чёрту! Сбегу отсюда! Ненавижу! – орал Дюк и вырвался из сильной хватки надзирателя.

– Заткнись! А то отправлю к твоим родителям! В могилу! – рявкнул старик. Он бросил мальчишку в маленькую комнатку и закрыл дверь.

– Ненавижу вас! Всех! Я бы с радостью сдох, вместе с родителями, с моим котом, Рыжиком. Ненавижу всё! Ненавижу войну! – неистово орал Дюк и стучал по пошарпанной двери.

– Тише! А то ты здесь будешь сидеть до утра, – прозвучал приятный голос за дверью.

–Димка! Вытащи меня отсюда! Я должен бежать. Давай вместе сбежим! – упрашивал Дюк парнишку за дверью.

У Юры в интернате был один единственный друг, с которым хулиган за год сильно подружился. Парнишка, что прошёл мимо него в коридоре, в чёрном, это он, друг. Дима тоже потерял семью из-за войны и его отправили в школу-интернат для одарённых детей. Парень был очень умным и хорошо разбирался в компьютерах и уже несколько раз хакнул сайт интерната, что долго не могли настроить его. Дюк жил в одной комнате с Димой и всегда был рядом с ним. Соседи по койке были разными. Один тихий и спокойный, другой буйный и вечно влипал в истории.

– Я приду вечером. Постараюсь найти ключ. Я сегодня кое-что сделаю, ты сможешь сбежать под шумок? –говорил тихо Дима, чтобы не было слышно диалог парней.

– Да. А что ты сделаешь?

– Увидишь, – ответил Дима и ушёл, а Дюк тихо сидел в заточении.

Мальчишка время в пустую не терял, он крепко уснул, а проснулся от щелчка. Кто-то открыл дверь. Дюк приоткрыл белую дверцу и высунул свою голову. Никого не было, только пустые коридоры.

– Пс! Дима! Ты где? – Дюк вышел из темницы и шёл по тёмному коридору, который освещался только светом от фонарей, что ярко светили в окна красноватым светом. – Дима? – он заметил, что одна из дверей в кабинет была открыта. Он тихо зашёл в учебное помещение, а там на подоконнике в полный рост стоял Дима. Окно было открыто и выходило на ночной вид двора интерната. – Ты хочешь прыгать? Это же пятый этаж! Переломаешь же всё! – кричал Дюк и стал подходить к другу, чтобы отговорить от безумной идеи.

– Прощай Юра, – сказал спокойно Дима и выпрыгнул из окна.

В этот момент время словно остановилось, даже в ушах запищало от увиденного и услышанного. Отчётливо был слышен удар, как тело приземлилось на холодный асфальт. Дюк побежал к подоконнику, что находился высоко над полом. Он не мог забраться сам, хотя ростом не был низким. – Дима! Нет! Не-е-ет! – он поставил стул и начал подниматься на подоконник.

– Что ты здесь делаешь Юра?! – надзиратель схватил мальчишку и откинул от окна. – Где ты должен быть?! А?!

– Дима выпрыгнул из окна! – кричал от страха Дюк. Он резко встал с пола и побежал вниз, чтобы помочь другу.

– О… Боже! – воскликнул надзиратель, когда увидел тело парня, которое лежало на холодном асфальте.

А Дюк как пуля мчался по лестнице, внизу уже столпились взрослые около тела парня. Он лежал на животе, из черноволосой головы шла кровь, разбитые очки Димы валялись рядом с ним.

– Нет! Дима! Нет! – кричал Дюк и бежал к телу друга, но его успел схватить надзиратель.

– Он мёртв. Нет пульса. Вызывайте скорую, пусть забирают тело. Такой хороший мальчик был. Жалко. Ушёл к своим, не выдержал утраты. Так и знал, что он покончит с собой…, – сказал с прискорбием директор интерната. Он перевернул тело Димы и ещё раз посмотрел на него. Парень был мёртв, пульса не было и не дышал. Глаза были слегка приоткрыты, но в них уже не было жизни. Директор видел и слышал, что Дюк орал и хотел вырваться из плена надзирателя. Он понимал чувства мальчишки, сам потерял друга, но не в столь юном возрасте. Хоть и был директор интерната строгим человеком, но не без сердца. – Отпусти мальчишку, Пётр! Пусть попрощается. Они постоянно были вместе, – сказал он надзирателю.

Старик отпустил из своей мёртвой хватки мальчишку, чтобы он в последний раз взглянул на друга.

– Он ещё тёплый! – Дюк держал руку Димы и видел, что его бледное лицо было в крови. – Он жив! Жив!

В этот момент к интернату приехала скорая и полиция. Дюк видел, как друга положили в чёрный мешок. Он не хотел верить в то, что видит и начал тихо стонать из-за стресса.

–Я не верю… Этого не может быть…Зачем? Зачем он это сделал? – простонал Дюк и не отпускал ещё тёплую руку друга. – Он жив… Дима тёплый, я знаю, что он жив! Спасите его…

– Дима ещё не остыл. Он мёртв, – сказал директор и оттянул мальчишку от тела. – Отведите Юрия в комнату и дайте валерьянку, его всего трясёт, – а сам повёл в свой кабинет полицейских.

Надзиратель не выполнил просьбу начальника и просто пихнул Дюка в комнату, где стояли двухъярусные кровати, как в армии. В большом помещении все мальчишки не спали, а столпились около окон, чтобы посмотреть на происшествие.

– Зачем скорая приехала? – шептались мальчишки. – Что случилось?

На шум и возню, в комнату вошёл надзиратель. Мерзкий, высокий и худой старик закричал на детей. Его все боялись, как смерти. – Я сказал: всем спать!!! Живо по своим кроватям!!! – мальчишки как ошпаренные разбежались по своим койкам.

Тем временем Дюк еле пришёл к своей кровати, где спал внизу Дима, а он наверху. Мальчишка молча лёг на место друга, с ощущением, что словно всё это сон и нужно как-то проснуться из этого кошмара.

– Ты чё лёг на Димкино место? Он же сейчас придёт. Иди к себе! – шёпотом говорил мальчишка из соседней кровати.

– Он не придёт. Никогда не придёт…, – ответил с болью Дюк. Он всю ночь не спал и тихо рыдал в подушку. Дима был его единственным другом здесь, таким же как он, сиротой, чью семью забрала война.

Через месяц, на место Димы привели восьмилетнего мальчика. Он был азиатом и, видимо, из Японии или Китая. Его никто не понимал и поэтому мальчик стал отщепенцем, которого все гнобили и унижали в интернате.

– Ме-ме! Плакса! Чё ты там говоришь?! Тебя не понять! Япошка хуев! Вы были заодно с нацистами, мрази! На тебе!

Мальчишка постарше пнул японца и тот ещё сильней зарыдал.

– Бей его!

Все начали пинать япошку и поливали водой.

– Не-не! Нассы на него!

Старшеклассник начал снимать штаны, но ему прилетело по голове от Дюка.

– Вы вообще охренели?! Он же маленький и в чужой стране! У вас что в голове?! А ну отошли от него! – заорал Дюк. Он был хоть и не самым старшим, но всех выше и сильней, все свои проблемы чаще решал кулаками.

– Ладно-ладно. Пойдём, а то ещё голову проломит этот псих, – сказал пацан, которому прилетело от Дюка. Он злобно посмотрел на беловолосого мальчика и не понимал, что так напрашивался на добавку.

– Чё на меня смотришь? Выебу ещё, блядь! –пригрозил всем Дюк, что надерёт зад тому, кто рыпнется на него. – Чё сел? А ну встал и прекратил рыдать! – он грубо схватил японца за шкирку и приволок на их двухъярусную кровать. – Да куда ты! Наверх поднимайся! – Дюк запихнул наверх кровати япошку и лёг к себе, точнее на место Димы.

Остальные мальчишки тоже легли спать. Сейчас большая комната наполнялась только звуками скрипа старых, железных кроватей и лёгкого храпа. Уже как двадцать минут Дюк хотел заснуть, но азиат всё хлюпал своим носом и не давал спать.

– Прекрати рыдать, а то врежу тебе! – шёпотом говорил хулиган и ударил кулаком по подушке японца. Мальчик что-то тихо сказал на своём языке соседу по койке. – Я тебя не понимаю, – сейчас Дюк уже пожалел, что заступился за этого слабака и не знал, как избавиться от него. Спать чертовски хотелось, а этот нытик всё не хочет успокаиваться.

– Вроде, он сказал, что хочет домой. Вроде…, – сказал мальчик, что лежал на соседней кровати.

– Ты что японский знаешь? И чё молчал? – спросил Дюк и подошёл к мальчишке, который был младше его на два года.

– Я Ильдар, если что! – представился мальчишка и протянул руку местному хулигану.

– Ага. Ваще по хер. Ты переведешь его? – Дюк хотел знать, что вечно говорит японец, но больше хотел, чтобы он заткнулся и дал ему поспать.

– Ну… Я только по мангам учу язык и аниме с субтитрами смотрю. Постараюсь перевести. – Ильдар подошёл к японцу и что-то у него попытался спросить. Мальчик тут же оживился и начал быстро говорить. – Харэ! Не так быстро. Я ща тогда тебе на татарском отвечу. Тоже быстро и непонятно, – мальчишка спокойно продолжил говорить с японцем. Они выглядели так, словно оба были из страны заходящего солнца. – Мда. Капец история. Бежали от войны в Россию и погибли здесь, из-за войны. Он сирота, как и ты, Дюк, – сказал Ильдар и лёг на свою кровать.

– А ты научишь меня базарить на этом… на японском? – спросил Дюк и вспомнил Диму, который всегда был рядом с ним как брат. Он хотел, чтобы у него был человек, которого мог защищать и быть ему братом, потому что Дюк остался совсем один.

– Да. Как пожелаешь. Ты это… сбежать не хочешь? – спросил неожиданно Ильдар. Ему было десять лет, но соображал, как взрослый и говорил очень осознанно. – Ну, отсюда? Из интерната драпать хочешь?

– Да. Ты тоже хочешь?

Дюк сел на своё место и тихо перешёптывался с соседом о побеге из интерната.

– Тише! А то услышат. Не сейчас Ильдар, – возмущался мальчишка с верхней полки опустил голову к соседу, который знал японский.

– Ты чего не спишь, Артём? Деткам давно пора баиньки, – сказала тихо Ильдар и пихнул голову друга под одеяло.

Мальчишки дальше стали шептаться по теме побега из интерната и не замечали, как бесили этим соседей. Кто-то из спящих не выдержал и крикнул:

– Да заткнитесь вы уже наконец!

– Так! Кто здесь не спит?! – В комнату зашёл надзиратель и все тут же смолкли. Старик медленно шёл по комнате и смотрел на каждого, проверяя чтобы все спали и ни дай Бог ты не закрыл глаза. – Ты чего трясёшься?! А?! – надзиратель подошёл к японцу, который не спал и трясся от холода, потому что его пижама была мокрой.

– Его облили водой вон те парни, – заступился за азиата Ильдар, и ему тут же прилетело тростью от старика.

– Заткнись, щенок! – рявкнул надзиратель на Ильдара и ещё раз ударил его тростью. Злобный старик грубо схватил за пижаму Киоши и поволок за собой, все знали зачем: бить или закрыть в той маленькой и тёмной комнатке.

– Стойте! Не надо! – Дюк вскочил с постели и подошёл к старику. Он снял с себя пижаму и надел её на маленького японца, а мокрую пижаму, которую испортили те придурки, забрал себе. – Я лучше пойду вместо него!

– Наглый мальчишка! – рявкнул старик и ударил палкой по ангельскому личику Дюка, но он с достоинством выдержал сильный удар. – Пойдёте оба!Шевелитесь, отбросы!

Злобный старик закрыл мальчиков в маленькой и тёмной комнатке до самого утра. О нормальном сне можно забыть, но ничего страшного, на уроках отоспаться получится. Пока об этом думал Дюк, к нему прижался маленький японский мальчик и тихо сказал:

– Ниисан, – и обнял хулигана.

– Ниисан? Я чё машина что ли? Пф! Ну ты капец странный.

Хоть и Дюку не был понятен азиатский друг, но объятия мальчика смягчили грубое и неотёсанное сердце хулигана. Он обнял в ответ новенького и уснул. Утром, в комнате для наказаний открылась дверь. Там тихо спали в обнимку Дюк и япошка. Надзиратель злобно посмотрел на них и пнул блондина.

– Чего разлеглись?! Встали и переоделись на завтрак! Живо!

Мальчишки переоделись в форму школы – интерната и пришли в общую столовую. Там все начали шептаться и всё смотрели в сторону парочки, но Дюку было всё равно, он не отходил от Киоши, охранял его. Японец был очень худеньким и маленьким. В его возрасте наши мальчишки были более высокие, крепкие и не такие нежные, как Киоши, который в силу нации ещё был и замкнутым.

Весь день Дюк следил за новым другом, чтобы его никто не обижал. Только пацаны хотели пнуть его, то тут же угрожающе появлялся «Хворостовский». Этого гопника все знали и лишний раз с ним драться не хотели, кроме старшаков. Дюк был самым высоким в своём классе и самым сильным. Никто и никогда не мог заподозрить в этом мальчике отпетого хулигана и разбойника, особенно видя его ангельское лицо. Хотя, как раз таки, поэтому всяким мудакам доставляло огромное удовольствие набивать ему рожу и смотреть, как исчезает вся его «красота».

После всех уроков и дополнительных занятий, мальчишки всего интерната сидели в комнате отдыха, каждый за своим делом. Дюк отрабатывал удары на боксёрской груше, показывая всем, что с ним опасно иметь дело. Остальные тратили своё свободное время как хотели.

– Этого гопника нужно к нам заграбастать. Смотри какой сильный, да и старше нас, – говорил Артём о планах Ильдару и всё поглядывал на Дюка, который яростно оттачивал приёмы на боксёрской груше.

– Это точно. Такой человек нам нужен. И мальчишку азиата нужно отсюда забирать, а то его тут до смерти замучают, – сказал Ильдар и подошёл к японцу, который что-то рисовал в альбоме. Он спросил по-японски, что рисует, в ответ Киоши показал рисунок, на котором было изображено платье. Нарисовано было очень красиво и не скажешь, что это нарисовал семилетний мальчик. – Вау! Круто! Я бы такое носил, не то, что девчонки! – Ильдару нравились красивые вещи, но в суровом пацанском мире, за такое тебя посадят на бутылку. Поэтому он и хотел всеми силами сбежать из этого вонючего, в прямом смысле общества мудаков.

Пока Ильдар разглядывал рисунки в альбоме, японец достал из рюкзака свои работы, которые сшил вручную. На куклах были красивые наряды, и некоторые были повторены с эскизов.

– Ты свои куклы спрячь и никому не показывай. Понял? – сказал тихо Ильдар. – Тебя как зовут?

– Киоши Сато, – тихо ответил японец.

– А я Ильдар. Это Артём.

Юный переводчик показал на друга, который пришёл к парочке.

– Что он говорит? – Артём сел рядом с другом и начал листать альбом японца. – Вау! Вот это хочу!

– Тише! А то, тебя точно пидором нарекут. – Ильдар ткнул друга локтем, чтобы тот сдерживал эмоции. – И хватит на него смотреть. Он не из этих. Ещё изобьёт тебя.

Всё время Артём смотрел на старшеклассника, который играл в настольный футбол со сверстниками. По просьбе друга он отвернулся, но украдкой смотрел на взрослого парня.

В это время Дюк заметил, что соседи по койкам окружили японца. Хулиган подошёл к троице и начал снимать бинты с рук. – Чё вы тут собрались? – спросил малолетний гопник и стоял надменно около мальчишек, которые явно были младше его.

– Мы тут побег обсуждаем. Так ты с нами или нет? – тихо сказал Ильдар.

– А здесь поподробней. – Дюк сел к мальчишкам и начал их внимательно слушать.

– Я всё продумал. Нам нужно только вырубить старика и охранника, – начал Ильдар посвящать в свой план, а Дюк хоть и был немного туп, но в чём-то соображал и спросил мальчишек:

– Это типо я должен сделать?

– Да. Я знаю, как вырубить сигнализацию и камеры. И у меня есть тайник, в котором лежат деньги. Спасибо моей бабуле. Жаль, что померла, но не об этом сейчас. Мы на товарняках доедем до Москвы и начнём жить как все беспризорники. Грабить, разводить богачей на бабки. Потом может что-то придумается, но сейчас мы должны бежать отсюда. Все. Нас четверо, этого хватит, чтобы сколотить банду, – говорил о плане побега Ильдар и что-то начал зарисовать в альбом япошки, который ничего не понимал.

– Вы? Банда? Вы сейчас серьёзно? Вас один раз ударь и сразу посыпались. Не-не. Без меня как-нибудь, – отказался от затеи Дюк и начал уходить.

– Ты же понимаешь, что япошке не выжить здесь. Ты посмотри. – Ильдар достал из рюкзака мальчика куклы с красивыми нарядами. – Это он сшил и нарисовал. Его талант здесь пропадёт. Они же все азиаты с неустойчивой психикой. Покончит здесь ещё с собой, как твой сосед по койке.

Тут же Дюк вспомнил Диму и как он лежал на холодном и сыром асфальте. Ему стало боязно за японца и хотел его оградить от участи друга, который покончил с собой.

– Тогда я в деле, – согласился Дюк и продолжил слушать план Ильдара.

Весь вечер ребята что-то долго обсуждали, даже спорили, но потом ещё раз обговорили все детали и мирно разошлись. Ночью они лежали молча на своих кроватях и каждый думал о своём.

– Завтра мы покинем это место, поэтому берите только самое ценное с собой, – сказал напоследок Ильдар и уснул.

Из-под матраса Дюк достал разбитые очки Димы и положил в карман толстовки, а самое ценное было у него всегда при себе. Он достал из-под пижамы золотой кулон овальной формы и открыл его, там было фото семьи. Дюк закрыл кулон и поцеловал его, и спрятал под пижаму.

Следующий день прошёл спокойно и без каких-либо происшествий. Дюк старался сдерживать себя, чтобы снова не попасть в комнату для наказаний. Злобный старик вечно поглядывал на блондина, словно что-то подозревал, чтоб этого хрена поезд переехал.

Перед сном Дюк помог сложить вещи Киоши и застегнул пижаму, под которой была гражданская одежда. Все в комнате уснули и только четверо не спали, ждали. За дверью было слышно, как ходил старик-надзиратель и вечно мерзко кашлял.

– Пора, – сказал Ильдар.

Ребята тихо подошли к двери, через узкую щель было видно как отошёл надзиратель в сторону и встал спиной к двери. Дюк бесшумно вышел с небольшой дубинкой и ударил сзади старика со всей дури.

– Целый год мечтал тебя укокошить урод.

Вырубив ненавистного всеми дармоеда, Дюк дал знак остальным выходить. Старика быстро связали и бросили в ту самую комнатку для наказаний. Наконец-то месть свершилась. Посиди и подумай над своим поведением, старикашка. Но это не весь рубеж, нужно добраться до кабинета охраны и вырубить охранника. Снова Дюк шёл делать самую грязную работу. Он тихо подкрадывался к охраннику, который уже засыпал на своём рабочем месте. Ильдар в кабинете химии стырил у препода хлороформ, потому что охранника так просто одной лишь дубинкой не вырубить, нужно что-то по эффективней. Дюк сильно обхватил голову мужчине и зажал ему нос тряпкой. Охранник сопротивлялся, но мальчишка был не по возрасту сильным.

– Всё, заходите, – скомандовал Дюк и начал оттирать руки от хлороформа, старался не дышать этой штукой, но голова уже начинала немного кружиться.

Ильдар зашёл один в кабинет и быстро вырубил всё в интернате. Теперь можно спокойно бежать из этого гиблого места. Мальчишки быстро бежали по коридорам и выбрались во двор школы через окно на первом этаже. Ильдар откопал под деревом мешочек с деньгами, и парни дали дёру из интерната.

– Шевелите булками! А то нас сейчас поймают! Старик точно уже очнулся! – командовал Ильдар и вёл друзей куда нужно. Они по дороге сбрасывали с себя пижамы и бежали сломя голову.

– Здесь переведём дух. Нужно идти через парк, там сейчас темно и нет камер. Отсидимся в заброшках. Потом доберёмся ночью до вокзала и сядем на товарняк. Без разницы что будет там: уголь или древесина. Поэтому будьте готовы, что потом выйдем чёрными как черти, но свободными, – говорил Ильдар и уверенно вёл за собой друзей.

Весь день мальчишки ждали ночи в заброшенном задании Питера. Под глухую ночь они выбрались из укрытия и добрались до вокзала. Кругом были работники РЖД, но Ильдар здесь тоже всё спланировал, он с Артёмом не в первый раз добирается таким путём куда нужно. После того как работники станции ушли, мальчишки быстро залезли в вагон с углём. Даже пришлось закрыться там, чтобы железнодорожники их не заметили.

– Апчи! – чихнул Коиши из-за угля.

– Кто там? – железнодорожник начал подниматься, чтобы посмотреть кто прячется в вагоне, но увидел только уголь. – Послышалось? Хм…

Поезд тронулся и только сейчас Киоши открыли рот.

– Мы как черти грязные! Вот почему уголь?! – верещал Артём и боялся взглянуть на себя, но зато прекрасно видел друзей, которые были все чумазые.

Целый день мальчишки ехали в Москву в вагоне набитым углём. Днём они друг друга разглядели лучше и конечно начали ржать, потому что выглядели реально как черти или трубочисты. Дюк впервые куда-то ехал именно таким способом, как и японец. А Ильдар с Артёмом были асы в этом деле и знали на какой поезд нужно садиться и когда прятаться, чтобы не попасться железнодорожникам. Всю дорогу неразлучные друзья рассказывали о себе и как добрались до Питера. Дюк после этого зауважал мальчишек, потому что им пришлось пережить реальные испытания и оказались не такими уж слабаками.

Когда поезд остановился на конечной инстанции, мальчишки быстро выползли из вагона и побежали прочь. Киоши упал прямо на рельсы, споткнувшись от бессилия, очень устал от такого сложного путешествия.

– Да ты чё! Не самое лучшее время падать! – заорал на всю станцию Дюк. Он взял мальчика на руки и побежал с остальными с вокзала.

Пассажиры видели, как бежали быстро очень чумазые дети, а за ними гнались работники РЖД и так не догнали любителей бесплатно покататься на товарняках. Бежали мальчишки очень быстро и особо не обращали внимания как на них смотрят люди, но попасться полиции они не собирались. Поэтому логичное решение было где-то спрятаться и отмыться.

– Вон туда пойдём! Может там вода есть! – крикнул Артём и показал на полуразрушенный многоквартирный дом.

Мальчишки бегали как угорелые по квартирам и искали всё что можно взять с собой. В первую очередь воду и то, чем можно отмыться.

– Здесь вода! Вода есть! И мыло! Охренеть! Не стырили! – закричал на весь подъезд Дюк. Он сразу же сбросил с себя грязную одежду и начал отмываться от угля.

В ванную собралась очередь из чумазых, ребятам было на всё плевать, даже на холодную воду, главное, что можно привести себя в человеческий вид.

– Хорошо, что сейчас без пяти минут лето, а не зима. А то бы мы фиг так посидели, – сказал Артём и посмотрел на друзей, которые сидели голышом на старом диване и ждали когда высохнет их одежда.

– Пока здесь заночуем. Потом посмотрим по ситуации. Нам нужна лачуга. Идеально подвал и где-то на окраине. Ещё бы машину. Ладно, это потом. Сейчас всем отбой! – сказал Ильдар и начал помогать остальным переносить вещи для ночлега в уцелевшую комнату.

Хоть на улице и был конец мая, но ночью стало очень холодно. Мальчишки крутились на двух больших матрасах, одеял было мало, всего два. Подушка была одна и её сразу забрал Дюк, как и одеяло. Дом весь обчистили ещё до прихода сирот, поэтому они жались ближе друг к другу, чтобы согреться.

– Эй! Не жмись ко мне! – крикнул Дюк и оттолкнул Артёма, который был очень близко к нему.

– Так теплее будет! Холодно же! – возмутился Артём и обнял Ильдара.

– Иди на хер! Я не пидор там какой-то! – сказал Дюк и отодвинулся от всех подальше. Он лежал у самого края матраса, а другие дружно спали в обнимку. Малолетний гопник не мог уснуть из-за того, что было холодно и вечно крутился на краю матраса. – Хрен уснёшь тут, но к ним не пойду. Я не петушара! – говорил про себя он и повернулся на другой бок, но тепла от этого не прибавилось.

К мальчишке, что мёрз на самом краю подошёл Киоши и обнял его. Дюку стало теплее и решил не прогонять япошку, тем более он ещё маленький. Ничего страшного в этом нет, это как если бы Киоши был его младшим братом. Дюк забрал мальчика к себе под одеяло, чтобы он не мёрз.

– Ниисан, – сказал японец.

Опять Дюк услышал это слово из уст мальчика. – Хватит меня машиной называть!

– Это брат по-японски. Старший брат…, – сказал сонно Ильдар и повернулся на другой бок, закинув ногу на Артёма, который втащил ему по носу.

– Брат…? – Дюк посмотрел на японца, который уже тихо посапывал. Хулиган прижал его к себе, как родного. – Брат! Братишка! Бро!

Воспоминания Дюка развеялись, когда металлическая дверь открылась, а за ней стоял Киоши, который как-то выбрался из обезьянника.

– Брат, – сказал японец по-русски.

– Как ты выбрался? – спросил Дюк и ему ответил на японском Киоши. – А-а-а! Ну ты шустрый и пока можешь пролезть через решётку. Молодец!

Ребята подбежали к обезьяннику на помощь к напарникам, а там уже Ильдар с Артёмом стояли снаружи решётки. Внутри были закрыты полицейские и те отморозки.

– Пидоры мы значит? Ну посидите вместе. Я думаю, у вас найдутся общие темы для разговора, – сказал на пафосе Ильдар и бросил далеко ключи от КПЗ.

Под отборный мат полицейских и отморозков, пацаны убежали из участка и направились к себе, в свою тайную лачугу на окраине города.

В подвале снова стало шумно. У «Пташек» сейчас очень много работы. С анархистами пацаны начали тесно сотрудничать, поэтому приходилось постоянно шпионить или пробивать информацию и докладывать всё хакеру. Даже пару раз вместе грабанули средь бела дня банк, в тот день «Пташки» увидели во всей красе Жеку, авантюриста и обманщика, мастера перевоплощений. А Артём с Киоши узнали лучше Яну, что теперь японец постоянно рисует её, по ходу она для него муза. После посвящения в банду анархистов, Ильдар стал мальчиком на побегушках у Алекс, постоянно помогает ей в баре. Мальчишка с зелёными волосами был её палочкой выручалочкой. Но всех больше хотел быть частью банды анархистов Дюк, но Лёха вечно его пиздил из-за шмотья друзей.

Хоть знаменитая на весь мир банда анархистов наводила ужас на всех, их царствование в мире резко закончилось из-за Лисьего Демона. Парень объявил охоту на членов банды и держал своё слово как мужчина. Первый кто оказался за решёткой – это Лёха, которого менты от души избивали, чтобы он выдал всех анархистов, особенно хакера.

Димон и Дамей предложили всем залечь на дно на некоторое время, пока Яна ищет этого Лиса, чтобы избавиться от него.

2013 год. Январь. Москва. Лачуга «Пташек».

В дверь подвала кто-то постучался. Парни замерли, они не ждали гостей.

– Это анархисты, – сказал Ильдар, которому только что пришло СМС от Димона.

Бронированную дверь открыл Дюк и столкнулся взглядом с Лёхой.

– Ты?! Тебя же Лисий Демон поймал?!

– Поймал, но ненадолго. Янка вытащила из тюряги. – Лёха сверил своим взглядом пацана, который был с ним одного роста. – Пиздец ты вымахал! Эти пидоры до сих пор здесь?

В логово гламурных парней зашли ещё Макс и Дамей.

– Мы у вас будем кантоваться. Палиться нам нельзя и к Сакамото идти тоже нельзя. Поэтому мы поживём у вас немного. Только к Алекс будем гонять за годным бухлом, – говорил Макс. Он сел вальяжно на красный диван и всё оглядел вокруг. – Ни чё так, по кайфу.

– У вас что-нибудь пожрать есть? – спросил Дамей. Он заглянул в холодильник «Пташек» и искал там что заточить.

– И надолго вы к нам? – спросил Ильдар. Он вышел к анархистам в чёрном гламурном халате и бархатных тапочках.

– До лета. Бабские тряпки снимай, а то уебу! – пригрозил Лёха. Он открыл пиво Дюка и сел к Максу на диван.

– С чего это вдруг? Это мой дом, как хочу, так и хожу! – возмутился Ильдар. К нему подошёл Дюк и начал его тянуть в сторону для разговора. – Делай что они сказали. Эти парни яростные гомофобы. Если они узнают, что Артём из этих, они же его на бутылку посадят. Мне Лёха чуть череп не снёс за гейские подколы. Они даже юмор такой не понимают. Поэтому оденься во что-то менее броское, – уговаривал Дюк друзей быть менее яркими и гламурными. Он единственный был в белой рубашке и брюках, он немного подражал анархистам и хотел быть таким же крутым.

– Тц, я смотрю ты уже к ним в команду перевёлся. Не волнуйся, я заметил, что тебе стыдно за нас! – фыркнул Ильдар и направился за очередной порцией кофе.

– А где Полина? – поинтересовался Артём.

– С Сакамото. И ей делать нечего среди вас – пидоров! – ответил Лёха и сверлил своим гомофобским взглядом парня, который скромно сидел на пуфике розового цвета.

В воздухе застыла напряжённая атмосфера, которая в любой момент может накалиться и это очень хорошо понимал Дюк. Он посмотрел на время. – Ох! Киоши пора из корпорации забирать. Опять опоздаю, а он мне мозг будет потом сверлить. Педант хренов! – и начал собираться, хотя понимал, что может видеть друзей в последний раз целыми и невредимыми.

– Его Сакамото привезёт сюда. Сядь и оттянись со мной, – сказал Макс. Он уже курил траву, и ему единственному нравилось здесь. – Охуенно у вас пацаны! Я сюда кальян поставлю. Вы не против что я тёлок буду приводить? Можем групповушку устроить.

–Ты дурак Макс? Мы прячемся, а ты шкур будешь приводить сюда? И хватит курить эту дрянь! Дай сюда! – заорал Дамей и хотел забрать косяк у напарника, но тот ушёл в сторону подиума и начал смотреть на вещи, что сшил япошка.

–А про тёлок ты серьёзно? Ну не сюда, конечно, их приводить, но могу найти отличное местечко, – шёпотом говорил Дюк, чтобы его не слышали напарники.

–Заебись. Тогда ты обязан заменить мне Жеку, поэтому оттягиваться ты должен как он. Сука, сдох падла, а я тут без него, как без друга… Чёрт…, – прохрипел Макс и уронил голову на плечо Ильдара, который просто стоял и пил кофе.

–Он что рыдает? – спросил Ильдар и чувствовал, как намокает его плечо.

–Так! Врубайте музыку и давайте оттягиваться по-взрослому! Ну, то есть как я! – сказал Макс и стряхнул скупые слёзы.

По просьбе анархиста, Артём включил то, что слушает Макс. «Пташки» увидели во всей красе сына начальника, хотя они и до этого хорошо его знали. Макс был самым настоящим распиздяем и отбитым на всю голову, но таким живым и классным. Он своей энергией заразил всех, наверное, больше дым от косяка повлиял, что заполнил комнату в подвале. Даже гитару не забыл Макс и отжигал на ней как Бог, что не с первого раза все услышали, как стучали в бронированную дверь.

–А ну молчать! Димон пришёл! – крикнул Лёха, чтобы все прекратили шуметь, особенно Максу, который всё ещё отжигал на гитаре.

В логово «Пташек» зашёл Димон с японским парнишкой, который немного подрос. Хакер в этот раз был без грима или маски. Дюк когда увидел Димона, словно окаменел.

– Фонвизин?! Дима! А-а-а! Чего бля! – закричал он и начал судорожно искать разбитые очки друга. – Это же ты! Фонвизин! Ты!

Только сейчас Димон разглядел знакомые черты в высоченном парне с лицом ангела и белоснежными волосами.

– Юра? «Хворостовский». О… Боже… Какое совпадение, – сказал Димон и стоял в полном шоке, воспоминания нахлынули о том времени, когда он жил школе-интернате.

– Ты же был мёртв! Я думал ты мёртв! – Дюк отдал очки Димона и не мог поверить своим глазам. – Так ты жив!

– Я или уже обдолбился, или что-то здесь происходит? – говорил Макс и как все остальные ничего не мог понять.

– Это долгая история…, – сказал только это Димон. Он молча покинул логово «Пташек» и ничего не ответил Дюку.

– Это же тот самый Дима, который выбросился из окна? – спросил Ильдар. Он всё слышал пока, переодевался в простую одежду и тоже был в шоке, что всё так совпало.

– Да. Этот хакер оказался Димой Фонвизиным, – ответил Дюк.

В этот момент ему пришло СМС от Димы с адресом. Завтра расскажет он, как всё было на самом деле и ждал у себя дома только Дюка, больше никого. От того что друг детства оказался живее всех живых, Дюк невольно закурил сигаретой Лёхи и тут же подавился дымом.

–Полегче! Иди лучше пивка бахни, – сказал Лёха и сел рядом с напарниками.

–Будем на спор искать среди этих ушлёпков пидора? – Дамей внимательно смотрел в лица парней и искал в них гейскую сущность. – Или они все гуси весёлые?

– Дюк точно пидор. Вечно про геев болтает, – уверенно сказал Лёха и смерил взглядом блондина, который злился от того, что его называют пидором. Дюк тоже был ещё тем мудилой, но пока его мозг ещё не так сильно отбит, поэтому такие предъявы его оскорбляли.

– Это шутки! Сраный ты долбонавт!

– Чё на?! Иди сюда на! Вырос до моих верхов и думаешь, что такой же сильный!

Лёха встал с дивана, он уверенной походкой шёл на парня и засучивал рукава рубашки.

– Я уже не то ссыкло! Ну, давай, горилла сраная! Я тебя одним ударом вырублю!

Дюк блокировал удары гопника, было больно, но нужно показать этой горилле, что он не слабак.

В это время Макс искал ростовую фигуру фотки Жеки. – Где Рыжий Чёрт? Димон привёз его? – Кусок картона лежал за диваном. Макс выдохнул дым травки на картонное лицо друга. – Сдох сучара, а тебя, блядь, так не хватает здесь…, – он поставил на подиум картонного Жеку, прям в центре. – Чего сидите как квашни? Этот, как тебя там…, включай снова музыку, – сын начальника полиции обращался к Артёму, который тихо включил то, что у них было. Макс начал танцевать и открыл бутылку вискаря. – Охуенно! Да будет беспредел! А-а-хоу!

–Они психи! И мы с ними будем жить под одной крышей?! Не-не-не! – возмущался Ильдар при виде картины, как Дюк и Лёха бьют друг другу морды. Макс надрался и уже танцевал с картонной, ростовой фигурой Жеки. Только Дамей сидел на диване, жрал и ржал, даже от смеха подавился пару раз едой.

От шума и беспредела, Киоши не мог работать и закрыл уши руками. В подвале многоквартирного дома был самый настоящий цирк и сюр.

Перед ногами Макса упал Дюк и сильно ударился головой об борт подиума. Лёха был пока что его сильней.

– Вымотал немного, сучара! Уф! – выдохнул Лёха. Он стряхнул напряжение в мышцах и сел снова на диван.

– Вставай! Может тебе закурить? Легче станет.

Макс выдохнул дым на Дюка, но от этого легче ему не стало. Парень встряхнул белоснежной головой и зажмурил глаза. – Башка! Вот это прилёт! А-а-а! Капец! Аж затошнило…, – он еле встал с помощью Макса, который уже был в нирване. – Охуенная музыка! Очень плохая музыка! – говорил полный бред сын начальника полиции.

– Шизофрения? – спросил Ильдар и показал на Макса, который уже начал надевать на себя меха и прочую мишуру.

– Ну как? Максимально по-гейски? – бывший отличник обращался к своим друзьям, которые забили на наркомана и алкаша. Макс заметил игнор коллег и решил навести суету. – А так? – он поцеловал в губы Дюка, который не втыкал из-за удара Лёхи, но тут же очнулся после нежданчика от анархиста.

– Ты чего творишь?! Тьфу, блядь! А-а-а! Какой ужас! – заорал Дюк и побежал к раковине, чтобы смыть этот позор, а Макс хохотал и заливал в рот вискарь.

– Давайте устроим оргии! Ха-ха! Раздевайтесь! Тебе на это не нужно смотреть Жека. – Макс поставил к стене ростовую фотку рыжего и, шатаясь, начал идти к друзьям одновременно раздевался. Сыночек начальника полиции опять жёстко обкурился.

– Да, Жека, тебе действительно лучше на это не смотреть…, – говорил Артём, закрывая глаза рукой.

– О! Нашёл пидора. Так и знал, что тот молчун! – сказал Дамей и указал на Артёма.

Анархисты тут же пошли прессовать гея, а Ильдар настроился бить морды этим распиздевшимся гопникам. В подвале началась самая настоящая потасовка, все били друг другу рожи и разносить всё в пух и прах. Киоши не мог работать в таких условиях, поэтому тихо собрал вещи и покинул этот бедлам. Он вышел на улицу и вдохнул полной грудью свежий воздух, наконец-то тишина и покой хоть где-то.

– Они там морды друг другу бьют? – спросила Яна. Она давно уже подъехала к лачуге «Пташек», но не спускалась в подвал, ждала лучшего момента для визита. Так-то Яна не хотела ехать на другой конец города, у неё свои дела есть, но её очень любезно попросил Димон проверить как они там все уживаются. Хакер знал напарников и парней в ярких шмотках, он предвидел что там начнётся самый настоящий бойцовский клуб.

– Да, – тихо ответил японец и стеснялся посмотреть на девушку, которая была без грима и выглядела естественно. Он видел её такой второй раз и ещё сильней застеснялся при анархистке.

– Вот куда их деть? Пока я не найду этого Лисьего Демона, им ни высунуться. Тоже мне герой нашёлся. Всё испортил только. Пойдём, надо заканчивать этот беспредел.

Очень нежно Яна приобняла мальчика, и они вместе спустились в подвал. Парни так громко орали, что даже снаружи было слышно, как они дерутся и кромсают всё вокруг. Когда Яна спустилась вниз, то увидела самый настоящий цирк. Как гопники-анархисты и яростные гомофобы мочили парней в цветастом трико, как у баб. Только Дюк выглядел как мужик, а не пидор. Ему-то всех больше досталось от взрослых парней.

Около минуты Яна стояла и смотрела на потасовку, её даже не заметили в тени комнаты. Терпение девушки лопнуло, когда ей в голову случайно прилетела стеклянная банка с булавками для шитья. От вида как булавки разлетелись по полу, Киоши ещё сильней разозлился и пнул в ногу Дюку, что валялся рядом. А когда японец увидел, что его рабочее место разнесли в хлам, то его лицо покраснело от злости.

–Да вы охренели! – чётко сказал он по-русски.

–Ха-ха! Скажи спасибо, что здесь Жеки нет, а то бы…, – недоговорила Яна. Об упоминании рыжего, она изменилась на глазах и стала похожа на восковую фигуру. Полтора года прошло как не стало Жеки и его сильно не хватало, при чём всем.

Драка всё не утихала и Яне надоело смотреть на этот беспредел, она достала пистолет и выстрелила в потолок несколько раз. Все повернулись к ней и видели, как за спиной девушки прятался японец.

– Это ты её сюда привёл?! – заорал Лёха на Киоши и хотел его уже придушить.

–Нет. Это Димон попросил. Сказал, что вы тут друг другу бошки поотрываете. Пятнадцать минут даю, чтобы вы всё здесь привели в порядок. Максим ко мне ползёт, – а он скулил и был похож больше на животное чем на человека. – Да-да, иди ко мне страдалец. – Макс как собачка приполз к Яне и положил голову ей на колени.

По приказу девушки все начали прибирать и поднимать то, что уронили. Между делом успевали бить друг друга, пока Яна не видела. Ровно через пятнадцать минут всё встало на прежние места, словно и не было драки.

– Мне интересно, если бы они увидели Гуччи или Диора, то они бы и их отмудохали?– спросил всех Ильдар и потерял всякую надежду понять анархистов.

– Вам придётся жить под одной крышей парни. Эти голубки хорошо спрятались. Мы не сможем за столь короткое время сделать что-то подобное. Всё уже занято и за этими придурками никто не гонится, в отличие от вас. Все отвернулись от нашего дела из-за этого Лиса. Только подростки остались, остальных закошмарили силовики. Нам нужны сейчас люди, даже такие. – Яна указала на парней, которых хорошо побили анархисты, а Макс кивал головой, мол: да-да, дело говорит. – Наши планы провалились, поэтому никаких переворотов в ближайшее время. Наши планы поменялись, чуть позже Димон расскажет вам почему. Поэтому засуньте свои принципы в одно место и начните думать головой! Сейчас мы должны забыть про Лисьего Демона, это моя личная забота и вас не касается. Наша цель – корпорация «Кибермир». Это корень всех проблем! А эти пацаны крепко связаны сейчас с корпорацией. Вы не представляете, что узнал Димон об элите и их шайке. Это очень опасные люди! Ильдар и Артём ублажают Викторию, они её фавориты. Председатель банка крепко связана с тёмными делишками корпорации. Вы хоть представляете, как парни рискуют ради нашего дела, в первую очередь жизнью.

–Так-то да, – подтвердил Ильдар.

–Завали рот! – пригрозил Лёха и продолжил внимательно слушать Яну.

–Ты права Яна. Надо нам сейчас думать, как всё провернуть так, чтобы выкурить того гада, что эту дрянь придумал. Мальчишкам не будем говорить о том, что творится в особняках богачей, ещё испугаются, – говорил Дамей.

–Чего вы не расскажите нам? – настороженно спросил Артём.

–Мне Димон показал кое-что. Я охренел конечно от увиденного, что было на компьютере одного из директоров корпорации, – продолжал рассказывать Дамей. Он сел на розовый пуфик и не видел, как его сверлил взглядом Артём. Это его место, а теперь его занял мужлан, который ему от души зарядил по лицу не за что. – И этот Лис тоже куда-то резко исчез. Его убили? Но кто? Странно это всё.

– Я ничего не знаю. Может, прижали его, как нас когда-то хотели. Он же один. Но наша цель не в Лисе, а в корпорации «Кибермир». Там что-то такое разработали от чего волосы дыбом встают. Нам сейчас вообще не до Лиса и переворотов. Наше дело круто повернуло совсем в другую сторону. Вы не должны друг другу морды бить, а объединиться и думать слажено. И мы друг к другу привыкали и у нас драки были, но сейчас не то время. Всё очень плохо. По всему миру пропадают дети и подростки. И все, кто держит крупные корпорации напрямую связаны с этим. Хватит ерундой заниматься! Пора думать головой, а не жопой! – сказала Яна. Она схватила за волосы Макса и ушла вместе с ним из лачуги «Пташек».

– Дети? Зачем корпорации дети? – спросил всех Дюк, одновременно пытался остановить кровь из своего носа и ходил по комнате в поисках ваты или салфетки. – Так мне не показалось? Значит я прав, что эти богатеи людей жрут!

– Так те байки были правдой? Они используют кровь детей, чтобы омолаживаться и не стареть? – Лёха сел на диван и начал размышлять отбитой головой. – Но зачем? Чё за нахуй?!

– Вечная жизнь, – тихо сказал Киоши и пошёл к своей швейной машинке.

– Вечная жизнь? Как они продлевают себе жизнь? Кровь пьют как вампиры? – спрашивал всех Ильдар. Он сел рядом с японцем и ещё раз оглядел анархистов. И что-то не горел желанием с ними тесно сотрудничать.

– Нет. Они делают это. – Киоши поставил на стол колбу с жёлтой жидкостью, в которой плавали небольшие сгустки крови. Он ещё в октябре 2012 года нашёл эту штуку в лабораториях, и держал её, пока Димон узнавал, что это такое.

Все собрались около этой штуки и пытались найти там ответы. Никто не знал зачем эта штука нужна, но поняли, что добывается она кровавым путём, в прямом смысле.

–Вы парни будьте осторожны с Викторией. И это, если я исчезну скоро, то значит в её особняке точно что-то не так, – сказал Дюк и что-то задумал, но пока что никому не говорил об этом.

–Исчезнешь? Да брось, ты же просто наш охранник, а мы сладкие мальчики председателя банка России, – сказал спокойно Артём.

–Вот именно что вы сладкие! Мне эта баба не нравится! Вы просто не видите из-за роскоши и денег её истинную сущность. Если мои петухи подохнут из-за Димона, то я его грохну! Я это обещаю! – обращался Дюк к анархистам.

–Дюк, остынь. Ты просто загнался. Она спит с нами, потому что её муж ну это, шизофреник, но гений. Там давно любви нет. И ещё сын вроде бы у них умер в 2011 году, но это не точно. Видел я парня в особняке, на пианино играет. Может и не помер, а скрывают от всех чтобы его не похитил кто-нибудь за выкуп. Виктория же сейчас очень богатая женщина. Мы с Ильдаром знаем её очень хорошо, она просто женщина, что нуждается во внимании и ласке. Дома она совсем другая, при всех она железная леди, при нас просто баба.

–Артём, а ты что с бабой этой спишь? – спросил Дамей.

–Ну, да. А что?

–Ничего. Сильно я тебе вмазал?

–Нет, от бати и посильней прилетало.

–Батя тебя значит бил… Так! Мы что-то всё здесь разнесли, надо бы хату в порядок привести и угол какой-то нам с Лёхой сделать. Макс редко с сюда будет приходить, он чаще в клубах тусуется. Зараза, батя же его ищет. Ну, это пусть Янка его пасёт. Чего стоим голубки? Живо всё прибирать пошли, – сказал Дамей и подпинывал парей, чтобы те работали как пчёлки. Лёха в это время вырубился на диване, а остальные решили над ним прикольнуться и нацепили «пидорские» штучки. Дюк ему ещё губы накрасил и нарумянил щёки.

–Ты же понимаешь, что утром нас ждёт полный пипец. Он же потом себя в зеркале увидит и поймёт сразу кто это сделал. Это же приговор Дюк, – говорил шёпотом Артём и помогал красить гопника.

–Модный приговор. Пф-ф-ф! Всё хватит, а то ещё проснётся.

–Ох, кретины… Он же их заживо похоронит, – говорил себе Дамей и видел, как Дюк и Артём красят его напарника. – А кого ты там рисуешь япошка? – кавказцу в руки дал Киоши рисунок с Яной. – Наша Янка такое не носит, слишком откровенно. Ты лучше нам костюмы новые сшей, а то наши давно лежат на помойке.

Дамей отдал эскиз платья японцу, а сам лёг спать на место Ильдара и не видел, как мальчишка с зелёными волосами одними лишь устами материл его.«Пташкам» пришлось снова ютиться на одной кровати, точнее Артём и Ильдар опять спали вместе. А Киоши в это время всё сидел за своим рабочим местом и отрисовывал детали на эскизе. На рисунке была изображена анархистка, с гримом и чёрными волосами, на ней было надето чёрное платье с глубоким разрезом, а на ногах красовались высокие каблуки. В руках она держала катану, так для грозности.

–Вау. Какая горячая. Это ты опять этой девке будешь шить? – спросил Дюк и бросил на подиум подушку и оделяло.

–Да. Она осень касивая, – ответил Киоши и любовался эскизом.

–Обыкновенная. Видел её без грима, серая мышь. Ещё волосы типично-русые, серые и тёмные. Мне рыжие нравятся. Хочу рыженькую красотку. М-м-м…

–Как Джека?

–Нет. Жека мужик, а я не пидор. И он сдох, конечно, хреново без него. Блин реально его не хватает. Я понимаю Макса, он был для него другом… Тяжело так-то друзей терять. Прикинь потом как у меня выйдет, в один прекрасный день Жека такой: та-даам! Я жив, просто решил прикольнутся над вами.

–Он не придёт, Дюк. Жека умер раз и навсегда. Ты там к Димону завтра пойдёшь, потом расскажешь всё нам о нём. Ты понял меня? – говорил Лёха и не видел что с ним сотворили парни.

–Понял. Пф-ф-ф…! – ответил Дюк и еле сдерживал смех.

–Ты чего ржёшь? Отбой! И ты тоже спать ложись япошка! Вырубайте свет, спать хочу.

По приказу гопника, Киоши отложил свою работу и лёг спать на гору ткани, потому что его место заняли анархисты.

2013 год. Июль. Москва. Светская вечеринка.

По лестнице, которая ведёт в зал, спускалась Яна в платье Киоши. Анархистка обнажила катану и спускалась к гостям грациозно, словно была главной гостьей вечеринки. Хотя так и было, никто не ожидал появления «Демона с душой ангела». Собравшиеся в зале застыли при виде анархистки, которая неожиданно появилась перед ними. Все гости смолки и наступила напряжённая тишина. До сих пор кто-то играл на рояле красивую мелодию и только это спасало от нагнетающей атмосферы.

–Здесь пёс Рыжего Чёрта… Как она сюда попала? – шептались в зале.

–Ну, привет. Не ждали меня? – спросила Яна и широко улыбнулась гостям закрытой вечеринки.

Здесь кроме гостей был ещё Нурлан, что фотографировал светское мероприятие. Когда он увидел в объективе камеры знаменитую анархисту, то тут же побелел от страха. Нурлан бесшумно достал телефон и начал быстро писать СМС. – Эта психичка пришла. Беги сюда скорее. Мне кажется, она сейчас нас всех грохнет! – и отправил это сообщение Владу.

Казах тихо пошёл к выходу и увидел, как пианист закончил играть мелодию. Парень не боялся незваную гостью и спокойно смотрел на неё.

–Эй! Парень! Не смотри на неё так, а то она грохнет тебя, – говорил шёпотом Нурлан и незаметно пытался пройти к выходу.

–А я не боюсь умереть, – ответил пианист и начал уходить из зала.

Парень уверенно шёл мимо гостей, прямо к анархистке. Яна видела краем глаза как покидал зал пианист и не обращала на него особого внимания. Она дала ему спокойно пройти, остальные тоже хотели покинуть помещение, но анархистка перекрыла им путь своей катаной.

–А вы останетесь здесь навсегда, – сказала Яна и захохотала.

За богатыми дверями зала послышались душераздирающие крики и шум, словно там бушует футбольная команда. Нурлан смог выбежать из этого кошмара и не помнил, как покинул кровавую вечеринку и что сказал Владу, который был в образе Лисьего Демона. То, что увидел там казах сильно перевернуло его представление об анархистах, он примерно понял, что они задумали.

Дверь в зал отворилась и из неё выбежала женщина.

–Помогите! – кричала она, но лезвие катаны посекло голову женщины.

Из тени помещения вышла Яна, она стряхнула кровь в лезвия и грациозно положила лезвие катаны на своё хрупкое плечо.

–Давно не виделись Лисий Демон. А я тебя ждала, чтобы поговорить.

–И этот разговор будет короткий! – сказал Влад и достал из кармана толстовки синий скотч.

Наконец-то Лисий Демон может поймать раз и навсегда знаменитую на весь мир анархистку. Сегодня он её завернёт в очень толстый кокон из липкой ленты, скотча на эту психичку не пожалеет. «Демон с душой ангела» была совсем рядом и скоро весь мир узнает, кто прячется под лицом Пьеро. Кто эта девушка, что наводит ужас на всех? Этот вопрос задавал Влад очень много раз и ему не терпится взять приличный кусок мыла и намылить рожу этой психичке, чтобы посмотреть в лицо больной на всю голову.

 

Пташки

«Пф-ф-ф-ха-ха! Ладно! Не смеюсь! Всё! Собрался с мыслями! Пташки

«Пф-ф-ф-ха-ха! Ладно! Не смеюсь! Всё! Собрался с мыслями! Пташки…хотя попугаи лучше подходят для парней в бабских шмотках. Сначала я хотел их грохнуть, так по приколу. Но взглянув на пацанов, вспомнил себя в их возрасте. Я простил этих грешников и отпустил с миром. Ха-ха! Ладно, не прикалываюсь! Мальчишки работают на нас, точнее на Димона. Что он их там вечно просит доносить, меня не ебёт, главное, что у меня обязанностей стало меньше. Теперь бегать по притонам и барам, чтобы выбивать из людей информацию, мне не нужно. Мне больше всего среди пацанов нравится Дюк, чёткий пацан, остальные могут валить в категорию пидоров». Жека

«Ой, пташечки наши! Как я всех обожаю! А Артемончик, вай, как я его люблю! Он же вылитый Федька Басманов! Вы видели фильм «Царь Иван Грозный»? Если нет, то обязательно посмотрите! А Ильдарчик такой же умненький как Димочка. Всё хочу моего зануду упросить, чтобы Ильдара научил этим всяким хакерским штучкам, как раз помощник будет. А Дюк горилла сраная как Лёха, не хочу о нём говорить…». Полина

«Пташки? И что вам рассказать о них? Пф! Просто пацаны, которые выполняют мои указания и пока успешно. Я им деньги, а они мне информацию. Большие надежды я питаю на японца, он точно то, что мне нужно. На остальных мне как-то наплевать. Хотя Дюк мне кого-то напоминает… На этом всё, я занят!». Димон.

«Да пидоры они все! Надо было грохнуть их и всё! Чё бля как бабы вырядились! Бесят на!». Лёха.

«А-а-а! Парнишки в ярких шмотках! Если честно, на трезвую голову на них невозможно смотреть. Мы с Жекой вечно ржём над ними. Хотя если брать каждого из пацанов по отдельности, то выходит, что они не хухры-мухры. С Артёмом болтал как-то, чисто по-братски, курили на балконе у Жеки. Вы только Лёхе не говорите, а то он рыжего пресанёт жёстко. Пацан же гей, ну вот прям голубок. И у Артёма было жёсткое детство, я охренел конечно, когда он мне душу излил. Мы с ним очень похожи, у обоих отцы долбонавты, только у меня не всё так печально как у него… Янка права – я избалованный мальчишка. У «Пташек» очень тяжёлая судьба так-то. И пусть пацаны крепко держатся друг за друга, потому что у них никого нет. Они одни в этом мире». Макс.

«Да что вы всё спрашивайте про этих пацанов? Мне пофиг на них так-то. У меня своя банда, у них своя. Пару раз вместе поработали и хватит. Хотя Ильдар хорошо учит языки, тем более азиатские. Его бы я забрал, нам нужны такие люди, чтобы иметь связь с Азией. И тогда мы весь мир поднимем под знаменем анархии!». Дамей.

«Мальчики в блёстках? Вы про них хотите услышать? А! Что я о них думаю? Мальчики хорошие, добрые, мне они сразу понравились, просто сначала хотела навести на них жути. Дюк до сих пор меня боится, а мне нравится его кошмарить. Могу на него смотреть и не шевелиться, а он начинает дёргаться, суетиться, нервничать. «Что я сделал? Она же меня сейчас убьёт? Помогите!», – верещит он и просит о помощи. Эх, нравится мне наводить жути на всех… Пусть мальчишки меня боятся, а кто осилит страх и захочет прикоснуться к моему миру, то я с радостью распахну двери. Японский мальчик тянется ко мне, но я буду ждать, когда он станет смелее и сам скажет, что думает обо мне. Кто я? Монстр или ангел?». Яна.

2002 год. 24 сентября. Минск.

В квартире семьи Бойко сегодня было суетливо, все собирали вещи и укладывали их аккуратно стопками в сумки. Десятилетний мальчишка сновал по комнатам как молния и тоже помогал взрослым с хлопотами.

–Юра не носись по комнатам и не бери так много игрушек, ты это с мамой не увезёшь.

–Жалко… А мы надолго уезжаем пап?

–Пока война не закончится.

–А ты пап?

–Я останусь, мой долг защищать родину.

Отец потрепал белоснежные волосы сына и улыбнулся. Он достал из кителя маленький мяч и отдал сыну.

–Это тебе мой подарок, пока последний в этом году.

–А ты к Новому году к нам приедешь или вас не отпустят?

–Если война закончится, то обязательно приеду.

–А если нет, то ты не приедешь папа?

–Я приеду, обещаю. А теперь беги и собери кота в дорогу.

По приказу отца, Юра пошёл искать по комнатам кота по имени Рыжик. Это был жирный и пушистый кот, который любил спать в шкафу. Естественно, мальчишке не пришлось долго искать кота и беспардонно вытащил его из пустого шкафа.

–Хватит дрыхнуть Рыжик! Время приключений! – сказал Юра и положил кота в переноску для животных.

–Юра! Нам пора! – крикнула мама из коридора и ждала сына.

Сегодня было солнечно, но по-осеннему прохладно, поэтому Юре родители завязали туго шарф и натянули шапку на белоснежную голову. Семья Бойко торопились на поезд, отъезд был спонтанным, потому что в Белоруссию неожиданно пришла война. Отец довёз родных до вокзала и посадил на поезд. Пока они прощались, мама всё время плакала, а Юра не понимал почему.

–Обещай Юра защищать их.

–Маму и Рыжика?

–Не только их.

–А кого ещё папа?

–Мама тебе по дороге скажет кого ещё. Увидимся сын, я люблю тебя.

–И я тебя папа!

Очень крепко обнял Юра отца и всё время махал ему в окошко, пока поезд не покинул платформу. Мама всё ещё тихо плакала и гладила Рыжика, который довольно разлёгся на её коленях.

–А почему ты плачешь мам? Мы же к бабушке едем в Питер, и папа к нам на Новый год приедет.

–Просто, Юра. Эмоции.

–Папа сказал, что я должен вас защищать и кого-то ещё имел в виду, но не сказал кто это. Ты скажешь, так папа сказал.

–Сколько раз ты повторил «сказал». Ох…, Юра. У тебя скоро будет братик или сестрёнка.

–А-а-а? Что правда?! А он там? – спросил Юра и показал свой на живот.

–Да, именно там.

–А когда родится?

–Эм… В мае. Да, в мае.

–Ого! А что так долго?

–Юра, дети не быстро на свет появляются. Иди ко мне, а то весь лохматый опять.

–Не хочу причёсываться как девчонка!

–Надо Юра, а то потом волосы так запутаются что будешь потом ходить с гнездом на голове.

–Л-а-а-а-дно…

Всю дорогу до Питера, Юра играл в мяч, который подарил отец и бесился с любимым котом. Мама же просто лежала или читала книгу. Когда поезд приехал в Витебский вокзал, на перроне ждала семейство Бойко, пожилая старушка, это была бабушка Юры.

–Ой! Как я рада вас видеть мои любимые! Юрочка как подрос! – радостно поприветствовала бабушка и поцеловала в белоснежную макушку внука. – Пойдёмте скорее, а то погодка портится, дождь будет точно.

В Санкт-Петербурге опять было серо и пасмурно. Юра не в первый раз приезжает к бабушке в гости и всегда он видел серое, пасмурное небо. Хотя было пару дней солнечно, что очень удивительно для Питера. Исключением является только лето, в это время тепло и солнечно.

До дома бабушки добирались на метро, а потом на автобусе. Юра всё время смотрел в окно и разглядывал фасады домов, очень красивые были. Только стены портили листовки о войне и «Цифре и коде», про это ничего не понимал Юра и ему было неинтересно. Он только хотел, чтобы война закончилась, и папа вернулся.

У бабушки дома было очень уютно и всем места хватало, даже второму коту. Рыжик особо не горел желанием сближаться с каким-то котом, поэтому избегал всех контактов с любимцем пожилой хозяйки.

Первые дни после переезда, Юра не ходил в школу, пока мама не записала в ближайшую, что была недалеко от дома. В школе было как на родине, в Белоруссии – скучно и неинтересно, зато весело было на переменах. Юра носился по коридорам как угоревший и не видел ничего перед глазами. Он со всей дури сбил собой парня на повороте, что тот грохнулся и у него слетели очки.

–Ой! Я не хотел…, – сказал испуганно Юра, потому что сбил с ног старшеклассника.

–Ты смотри куда бежишь! – крикнул парень и посмотрел зелёными глазами на белоснежного мальчишку. – И где мои очки?

–Вот они, не разбились, вроде…, – вежливо передал Юра очки парню и помог ему подняться. – Ты только не бей меня, я же случайно.

–Бить? За что? Я не бью никого. В следующий раз смотри куда бежишь шкет, – сказал парень и ушёл в свой кабинет.

Юра очень удивился доброте старшеклассника, многие на его месте обматерили и ещё бы вдарили от души малявке. Но этот парень, с чёрными густыми волосами и зелёными глазами оказался простым и добрым. Невольно Юра услышал, как зовут этого парнишку: Дима. С этого дня Бойко Юра следил за старшеклассником и тихо всё узнавал о нём. Между делом оказывался в кабинете директора или завучей за драки с одноклассниками и даже со старшеклассниками. Юра был очень бойким и шальным, многие не могли поверить, что этот «ангел» такой грубиян и драчун. Но несмотря на буйных характер, мальчишка тянулся к спокойному и тихому старшекласснику. Дима был высоким, худым, сутулился и ходил в школьной форме в отличие от одноклассников. Ещё Юра узнал, что этот парень отличник и очень умный, в компах хорошо разбирается.

–Дима за деньги компы чинит и это там…, может много чего установить. А что ты про него всё спрашиваешь Юра? – спросил одноклассник на перемене и смотрел с Юрой в сторону Димы.

–Ничего. Мне нужно компьютер починить просто…

–Так иди! Попроси! Чего стоишь тогда?

Одноклассник толкнул Юру в сторону старшеклассника, который стоял у окна и читал книгу. Он заволновался, ведь у него не было компьютера, наврал другу, чтобы не спалиться. Но уже поздно, Дима увидел, как мальчишки шушукались и один толкнул другого в его сторону.

–Вам что-то от меня нужно? – спросил он.

–Да. Юре надо починить компьютер, но стесняется попросить тебя о помощи.

В этот момент Юра был готов провалиться сквозь землю, потому что никакого компа нет, всё это ложь и ещё Дима смотрел сквозь очки на него своими зелёными глазами. Старшеклассник улыбнулся, когда увидел мальчишку, который сбил его с ног в сентябре. За окном уже был декабрь и падал хлопьями снег. Дима посмотрел в окно, потом повернулся в сторону мальчика, который был белым как снег. Он улыбнулся и сказал:

–Расскажешь о своей проблеме мне после уроков. Жди меня у гардероба, – и ушёл в кабинет, где учился 8-а класс.

До конца уроков Юра не знал, что ему делать, ведь он наврал. И не сбежишь, потому что старшеклассник может спросить почему не пришёл на встречу. Мальчишка с белоснежными волосами решил, что пойдёт после уроков к гардеробу и скажет правду старшекласснику. Но когда он стоял рядом с Димой словно язык проглотил, не смог ничего сказать.

–Так что у тебя не работает? Ты чего молчишь?

–А-а-а…у меня нет денег чтобы тебе заплатить за работу.

–Ты из многодетной семьи?

–Нет. Я приехал из Белоруссии, папа на войне сейчас…

–Я помогу тебе бесплатно, – сказал Дима и улыбнулся.

–Бесплатно?

–Да. Так что у тебя там не работает? Проблема в системнике? Оперативка? Или винда полетела?

–Чего? Я не понял. И это… Наврал я что у меня есть компьютер, сказал так, чтобы друг отстал. А то у всех есть, только у меня нет. Вот и сказал, что сломан, чтобы отстали. А они меня к тебе пихнули, мол ты всё починишь, – говорил очередную ложь Дюк и ему было стыдно. Щёки горели на белоснежной коже ярко-красным румянцем, а голос дрожал.

–А-а-а. Вот как? Понимаю, сейчас только этим и хвастаются, ещё телефонами. В моё время тетриса хватало, чтобы тебя зауважали или сега, но это было пределом мечтаний. Ладно, шкет. Мне пора. И врать нехорошо, – сказал это Дима и ушёл из школы.

Всю дорогу до дома Юра ругал себя за глупость, что показал себя с такой глупой стороны и так опозорился перед старшеклассником. Но всё забылось за вкусной стряпнёй бабушки, что наготовила для внука.

Вечером в дом семейства Бойко кто-то постучался, дверь открыла мама, за порогом стоял военный. Мужчина снял фуражку, передал письмо что-то сказав маме Юры и ушёл. В зале разразился плачь, мама плакала и читала письмо, бабушка тоже рыдала, только Юра ничего не мог понять.

–А что случилось? Почему вы плачете?

–Папка твой погиб! – ответила бабушка и успокаивала дочь, которая была вне себя от горя.

–Что? Как погиб! Он сказал, что приедет, Новый год же через неделю… Я не верю! – с криком убежал Юра к себе в комнату и закрылся от всех.

Сыну Бойко было страшно и больно, он больше никогда не увидит папу. От безысходности он зарыдал и спрятал лицо в подушку. В комнату Юры пришла мама и обняла сына, тихо гладила по белоснежной голове и успокаивала словами:

–Папа не умер. Он с нами всегда. Люди вообще не умирают. Души наши бессмертны, только тело у нас хрупкое и смертное. Папа жив и сейчас видит тебя. Он хочет, чтобы ты выполнил его просьбу. Ты помнишь какую?

–Да, защищать вас и братика.

–А почему ты решил, что братик будет?

–Хочу брата. Не хочу сестрёнку.

–Скоро мы узнаем кто будет у нас. Не плачь Юра, слезами горю не поможешь. И папа бы не хотел, чтобы мы плакали и грустили.

–А я когда-нибудь увижу папу?

–Да, но, когда твой путь закончится здесь в этом мире. До этого ещё далеко и не стоит стремиться в тот мир, он сам придёт и заберёт тебя тогда, когда нужно. Мы ёлку ещё не украсили, ты поможешь нам с бабушкой? Новый год скоро, а без ёлки не будет праздника.

– Я помогу… Но всё равно по папе скучаю, не хочу верить, что он погиб. Не хочу! – сказал Юра и обнял маму. Он ещё сильней зарыдал, пока не пришёл Рыжик и начал мурчать, успокаивая своим теплом всех.

День вышел сумбурным и тяжёлым, эмоции переполняли сердце мальчишки. Он всю ночь не спал и тихо плакал в гостиной, где сверкала наряженная ёлка. В школу на следующий день Юра не пошёл, его не было до конца четверти. Он проводил время с мамой и бабушкой. В семье Бойко был траур, об этом сразу узнали в школе. Эта новость дошла и до Димы, он её услышал случайно от одноклассников.

–Вы слышали, что у Бойко Юры отец погиб на войне?

–Ага. Теперь точно станет дебоширить сильней, бати нет, звездюли не получит. Потом станет, как Рукавишников – гопником и хулиганом.

–А Юра Бойко это такой светлый мальчик из четвёртого класса? – спросил Дима у одноклассников.

–Да. Моль, мы его так называем. Ты его видел, наверное, вечно носится как угоревший по коридорам.

–Видел. Видел…, – задумчиво сказал Дима и смотрел в зимнее окно.

Так закончился 2002 год и наступил 2003. По мировым новостям только и говорили о Третьей Мировой Войне и новой альтернативе «Цифры и кода». У нас по телевизору постоянно говорил Марк Громов об ужасных последствиях если мы проиграем. Он говорил о цифровой клетке и массовом социальном неравенстве. С каждым месяцем ситуация в мире накалялась, воевал весь мир. Многие страны объединились в новый альянс «Цифры и кода», они массово уничтожали страны, что были против и хотели существовать старым миром, без глобальной цифровизации. Оставшиеся президенты, что были на стороне демократии и старого миропорядка вели отчаянную борьбу. Громов был лидером этого противостояния, но в апреле его союзники предали его и стали частью нового альянса. Россия осталась одна против всех…

8 мая 2003 год. Санкт-Петербург.

В этот день было очень тепло и солнечно. Пахло весной и пробуждением, наконец-то зима прошла и скоро лето. На улицах начала цвести яблоня и другие весенние растения. Юра очень довольно вдыхал аромат весны с балкона и день был очень хороший.

В комнате суетилась мама и бабушка, они складывали детские вещи в шкаф и гладили пелёнки. Все ждали девочку, даже имя ей придумали Ассоль. Это Юра так назвал, он прочитал «Алые Паруса» и захотел, чтобы у него была сестра с таким именем. Бойко очень хотел брата, но когда ему сказали, что будет сестра, то сначала расстроился. А когда увидел маленьких девочек, то растаял и теперь хотел только сестру.

Сегодня все суетились не просто так, маму кладут в больницу, сестрёнка скоро появится на свет. Юра постоянно рассматривал детские вещи и трогал белоснежную кроватку. Он очень сильно хотел поскорее увидеть сестрёнку и подержать её на руках. Но радостные мысли прервались из-за резкого гула сирен. Они кричали повсюду, объявили воздушную тревогу.

–Бегом в убежище! Юра, хватай Рыжика! – крикнула бабушка и схватила своего кота. Она выбежала из квартиры вместе с дочерью. Юра бежал следом за родными и слышал, как орали сирены. Сегодня он не пошёл в школу, решил помочь маме со сборами в больницу.

Из домов выбежали люди и направились в убежища, что находились в каждом доме. По узкой лестнице семья Бойко спускались в подвал дома, за ними шли ещё люди и тоже паниковали, торопились в укрытие. За спиной были слышны взрывы и гул сирен. Было очень страшно и у Юры затряслись руки, что сильно прижали к себе кота, который громко мяукал.

–Мне тоже страшно Рыжик! – сказал он и ждал, когда прекратятся взрывы.

В подвале было много места, а людей немного, большая часть жильцов были на работе или в школах. Стены убежища только так и тряслись от взрывов. Мама очень сильно обняла Юру, как и бабушка. Коты тоже прижалась к хозяевам и громко мяукали.

–А до нас бомбы не достанут? – спросил Юра.

–Не должны. Боже… Что же творится снаружи, какой кошмар, – сказала мама и ужаснулась тому, как бомбы взрывались повсюду.

Пока все ждали, когда закончится бомбёжка, Юра держал в руках мяч отца, его последний подарок. Он всегда носит мяч с собой, в память об отце. Юра до сих пор скорбел, что он погиб на войне, которая сейчас пришла и к ним, как бы не пытались от неё убежать.

–Юра… Надень это, – сказала мама и надела на шею сына золотой кулон овальной формы. Там было внутри фото отца и мамы. – Пусть у тебя хранится, пока мы не выйдем отсюда.

В этот момент произошёл взрыв, который был очень близок к их дому. От сильного толчка выпал мяч из рук Юры и откатился на другой конец убежища. Он встал и пошёл за мячиком, отряхнул от пыли, в этот момент ещё один снаряд попал прямо в их дом. Что запомнил Юра, так это как начал обрушатся потолок и всё вокруг стало, как в тумане из-за пыли.

–Wake up! Wake up! – кричал военный и бил по пыльным щекам Юру.

Из обломков военные доставали людей из убежищ. Было очень много погибших, но кто-то смог выжить и сейчас приходил в себя. Что сейчас видел перед собой Юра, так это яркий свет и людей в военной экипировке. Лиц не было видно, они скрывались под балаклавой и тёмными очками. Мужчины что-то говорили на иностранном языке, Юра их не понимал.

–Где мама? Мама? Бабушка? – спросил он и еле встал с помощью военных.

Только сейчас мальчишка увидел всю картину перед собой, разруху и смерть. Она была повсюду, тела выносили наружу из убежищ. На улице было очень много военной техники и солдат. На крыше одного из домов лежал подбитый истребитель. Повсюду были осколки и детали от бомб. От увиденного Юра схватился за белоснежные волосы и не мог поверить в то, что видит.

–Это какой-то кошмар! Мама! Мама! Где мама?! – кричал он.

Военные не трогали спасённого мальчишку и дальше выполняли свою работу. А в это время Юра бегал по руинам дома и искал родных, он судорожно копался в обломках и всё время говорил:

–Они живы! Живы! Мама жива! Мама!

Люди, что пришли в себя после бомбёжки, стали помогать мальчику в поисках мамы. Даже некоторые военные присоединились к поискам и включили технику, чтобы расчистить обломки.

–Здесь какая-то женщина лежит, с котом. Ещё старушка здесь, – сказал мужик, что помогал в поисках.

От увиденного Юра перестал дышать, под обломками лежала мама и бабушка, с котами. Родные были мертвы, все, даже пушистики. Военный, что был моложе всех, схватил мальчишку и увёл подальше от тел, понял, что это его родные.

–Мам…? Мама! Мама! Мама! А-а-а-а! – заорал Юра и вырывался из крепких рук военного.

–Look at me! No, no, no don’ t look in there, – говорил военный и уводил подальше мальчишку, не позволял ему смотреть, как достают из обломков тело матери и бабушки.

–Я не понимаю тебя! Мама! Мама! Бабуля! Рыжик! Нет-нет! Отпусти меня! А-а-а! – орал и рыдал Юра.

Он хотел увидеть маму и бабушку, но они не были на себя похожи. От вида обезображенных тел у мальчика бы точно сломалась психика. Поэтому военный взял на руки мальчика и увёл подальше от обломков. Юра кричал и рыдал, крепко держался за военного и не понимал, что ему он говорит. Парень в военной форме был молодым и говорил успокаивающе, как с братом. Когда Юра успокоился его привели в палатку, где было полно детей и взрослых. Всё время с ним был тот самый военный и держал его за руку, чтобы не убежал. Посередине палатки был стол, а за ним сидел мужчина с женщиной и что-то записывали в журнал. К ним стояла очередь из взрослых и детей. Всё были в смятении и в глазах застыл страх. Многие сегодня потеряли свой дом и родных, всего за час, если не меньше.

В этот день Питер и Москву накрыли ковровой бомбардировкой. Сейчас города нужно будет отстраивать заново, большая часть критической инфраструктуры разрушена. Что успел услышать Юра в очереди, так это, что скоро всё отстроят заново и жизнь наладится, больше никаких войн не будет.

–Как наладится? У меня никого нет… Мама… Мамочка! Она же погибла с бабушкой! Моя сестрёнка! И она тоже! – говорил про себя он и снова заплакал.

Очередь дошла до спасённого мальчика с белоснежными волосами. Военный посадил на стул Юру и ушёл, теперь он в распоряжении других людей.

–Как тебя зовут мальчик? Когда родился? И по какому адресу жил? – спросила женщина и отчертила пустую колонку в большой тетради для нового имени.

–Я Бойко Юра Александрович. Родился 18 декабря 1992 года. А где я жил не помню, не знаю адрес у бабушки. И сейчас не смогу показать дом, в котором мы жили, он разрушен, – ответил Юра и до сих пор плакал.

–А откуда ты приехал? И с кем ты был сегодня?

–Я приехал с мамой из Белоруссии. Мы жили у бабушки. И сегодня я с ними был, мы прятались в убежище, что под нашим домом был. Потом я очнулся, всё было разрушено. Я искал маму и бабушку, мы их нашли, с котами, но мне не дали даже взглянуть на них. Мне, кажется, они мертвы…, – еле сказал последние слова Юра и ещё сильнее заплакал.

–Это те самые, что беременная была. Надо узнать, как звали его родных, чтобы на табличках указать их имя, – сказал шёпотом мужчина коллеге, что всё записывала за мальчиком.

–Как маму звали и бабушку?

–Мама Бойко Анна Леонидовна, бабушку зовут Клава. Фамилию не знаю, как и отчества.

–Тогда всех Бойко запишем.

–А мама и бабушка реально мертвы?

–Мы пока не знаем, наверное, их госпитализировали в больницу. Сейчас Юра иди к медикам, они тебя осмотрят, потом ты пойдёшь в палатку, где такие же, как ты – потеряшки. Если родителей твоих найдём, то тебя сразу заберут, – сказала женщина и перелистнула страницу, снова отчертила новую колонку для следующего ребёнка.

Медики очень быстро осмотрели Юру, но перед этим смыли с него пыль и грязь, дали новую одежду. Потом обработали ссадины и порезы, следом отправили в палатку, где сидели такие же, как он – сироты, у кого-то сегодня погибли родители или они без вести пропали во время бомбёжки.

Вечером в палатке стало холодно и Юра медленно подошёл к печке, чтобы погреться. А там уже сидел в одиночестве парень, он закрыл рукой лицо и тихо плакал, в руках держал детские часы.

–Я здесь погреюсь. Ты не против? – спросил Юра у парня, который не обратил внимания на вопрос и всё также сидел у печки. – Тогда я присяду.

Тут же холодные руки потянулись к горячей печке, стало намного теплее и только сейчас Юра осознал, что остался один, совсем один. В палатку часто заходили взрослые и забирали своих детей. Почему-то Юра знал, что за ним никогда не придут, как за остальными детьми, которых до сих пор не забрали родители. В палатке плакали дети и подростки, кто-то тихо как парень у печки, кто-то громко, только Юра не плакал. Он решил, что отныне никогда не заплачет и будет бить всех, кто захочет его обидеть. В сердце мальчишки накопилась злость и ненависть, ко всем. Юра стал ненавидеть людей всей душой, считал, что именно от них все беды на земле.

–Нами управляют психи! Козлы! – сказал вслух он и держал ненависть в себе.

–Нормальный человек власти не желает, следовательно, власть всегда у ненормальных. Джордж Оруэлл. 1984, – сказал тихо парень, что сидел рядом и тихо плакал.

–А что это 1984? – спросил Юра и пододвинулся ближе к парню.

–Это книга такая. Актуальная во все времена, – ответил парень и убрал руку от лица. Малахитовые глаза взглянули на мальчишку. – О! Ты! Бойко Юра. А что ты здесь забыл?

–Дима! А что случилось у тебя? И чьи это часы? Ты такие носишь? Они же детские.

–Это часы брата. У меня сегодня погибла семья, все.

В этот момент Юра вспомнил про кулон, что передала ему мама. Он достал украшение из-под футболки и открыл, там были фотографии мамы и папы. Глаза наполнились слезами, потому что было больно от осознания того, что родные мертвы и никогда не придут.

–А у меня погибла мама и бабушка, ещё коты. И сестрёнка, она так и не успела родиться…, – еле сказал Юра и захлёбывался в слезах.

–Ты один остался, как и я. Иди сюда, что в стороне сидишь брат по горю, – сказал с надрывом Дима и прижал к себе Юру. Они тихо рыдали у печки и обнимали друг друга, так прошёл вечер, потом ребята уснули рядом с печкой. Всю ночь Юра держал руку Димы, потому что боялся, что останется один в эту тяжёлую ночь.

12 мая по телевизору объявили окончание Третьей Мировой Войны, но от этой новости Юре не стало легче. Он возненавидел весь мир и держал злобу в глубине души. Стал драться не на шутку, при чём со всеми. Бил даже взрослых в приюте, которые пытались успокоить сироту с лицом ангела. Юра стал зверёнышем, что кусался, дрался и рычал на всех.

В начале июня в приют пришёл мужчина в военной форме, это был лучший друг отца Юры. Он вернулся с фронта и снова стал директором школы-интернат, где жили и учились одарённые мальчики. Когда мужчина увидел сына лучшего друга, то нисколечко не удивился тому, что видел. Бойко младший стал зверёнышем, до него никто не мог достучаться и успокоить. Война сломала мальчика и сделала его сердце суровым и жестоким.

–Мальчишку я забираю. Теперь он под моей ответственностью, – сказал друг Александра Бойко и строго посмотрел на его отпрыска. – Юра! Живо сюда подошёл.

–Пошёл ты старик!

–Я обещал твоему отцу присмотреть за тобой! Живо подошёл сюда!

С недовольной рожей, Юра подошёл к директору интерната и ещё фыркнул на него.

–Лицо сделал попроще Юра! И не фыркай мне здесь сорванец!

–Завали рот старик!

–Отныне я для тебя Михаил Рудольфович! Пошёл засранец! – прикрикнул директор интерната и толкнул мальчишку к выходу из приюта.

Всю дорогу до интерната Юра молчал и сидел как злючка, хмурил постоянно брови и морщил нос. Михаил Рудольфович не обращал внимания на сына друга и молча вёл машину. Через полчаса они приехали к пятиэтажному зданию, оно выглядело как многие здания в Питере, в общем красивое, с большими арочными окнами. Интернат не попал под обстрелы, потому что находился на окраине города.

Директор интерната крепко держал за руку Юру и вёл по коридорам старинного здания, что сейчас было закрытой школой. На мальчишку с ангельским лицом смотрели ученики и шептались между собой.

–Очень рады, что вы вернулись живым с войны Михаил Рудольфович! – сказал один из учеников закрытой школы.

–И я вас всех рад видеть живыми мальчишки! – ответил директор и завёл новенького в комнату. – Здесь ты будешь спать. К тебе придёт Пётр и всё тебе объяснит. Ты его слушайся, а то он не любит непослушных ребят.

Пока не пришёл человек, о котором говорил директор, Юра ходил по комнате, где стояли двухъярусные кровати, как в армии. В комнате никого не было, все учились в это время. В интернате по-другому проходило обучение, как в колледже, поэтому до конца июня ученикам придётся ещё учиться, а потом все разъедутся по домам на летних каникулах.

–Так! Ты, новенький! – окликнул хриплым и грубым голосом худощавый, высокий старик. – Это постельное, а это твоя кровать. Твоё место на верхней полке. Чего встал? Иди заправлять постель!

–Тебе надо, ты и заправляй! – огрызнулся Юра и тут же получил тростью по спине. От боли у мальчишки потемнело в глазах, а в сердце вспыхнул гнев и злость. – Ты охуел старик?!

–Заткнись щенок! – рявкнул Пётр и ударил ещё сильнее мальчишку, что тот упал на холодный кафельный пол. – Я приду, чтобы кровать была заправлена, гадёныш.

Злобный надзиратель ушёл из комнаты, а Юра еле встал с пола и пошёл до кровати, на которую указал старик. На нижней полке была идеально заправлена постель, на ней ещё лежала книга.

–Джордж Оруэлл. 1984, – прочитал название книги Юра и положил её на место.

В гробовой тишине он заправлял постель на верхней полке и пытался повторить как у соседа снизу, но у мальчишки не получалось.

–Давай я помогу тебе, – прозвучал приятный и знакомый голос за его спиной.

–А-а…? Дима! И ты здесь! – воскликнул и обнял старшеклассника Юра. – Какое совпадение! А как ты здесь оказался?

–Меня сразу забрали сюда. Это же интернат для одарённых мальчишек. Ты тоже умён и гениален Юра?

–Нет. Директор просто лучший друг моего отца, поэтому я здесь.

–М-м-м. Кумовство. И как тебе здесь? Нравится?

–Нет! Сбегу отсюда!

–Сбежишь? И куда же?

–Хоть куда! А ты не хочешь сбежать Дима?

–Нет. Мне здесь нравится. Скоро надзиратель придёт и если он увидит, что ты не заправил кровать, то отправит тебя в комнату для наказаний.

–Тебя уже наказывали здесь?

–Нет. Но тебя точно могут там закрыть за буйный характер. А ты знал, что твоя фамилия Бойко образована от слова «бойкий», прям как ты.

–Мне ваще пофиг! И этого старика не боюсь!

В этот момент Юра не видел удивлённый взгляд Димы, который идеально заправил его постель. Старшеклассник был поражён упёртостью и своенравием шкета, что сейчас выглядел как хулиган и гопник. Даже сидел на стуле в позе грозы улиц.

–Ты заправил постель гадёныш? – спросил старик и подошёл к кровати. – Это ты ему заправил Дима?

–Нет. Я только что за книгой пришёл. Хорошего дня, Пётр, – любезно сказал Дима и ушёл с книгой из комнаты.

–А ты чего расселся?! Встал щенок!

–Пошёл на хер! – огрызнулся Юра и пнул старика в ногу, но ему было всё равно, даже не было больно.

– Ах ты гадёныш! Сейчас ты у меня получишь! – Надзиратель грубо схватил за белоснежные волосы новенького и потащил за собой в комнату для наказаний. Старик оказался очень сильным, что Юра не мог сопротивляться ему. Его закрыли в маленькой комнатке, где не было окон, как в шкафу тесно и мрачно. Дверь в комнату была маленькая и вся расцарапанная изнутри. Никогда не знал Юра, что у него клаустрофобия, боязнь замкнутого пространства. Он начал задыхаться и паниковать, поэтому стал неистово стучать по двери и кричать о помощи.

–Не ори! А то тебя до утра не выпустят оттуда, – прозвучал мальчишеский голос, следом прозвенел смех.

Около маленькой, белой дверцы собрались мальчишки и слушали как вопит оттуда новенький. Но они тут же разбежались, когда начал подходить к ним надзиратель.

–Сиди, сиди там принцесса. Сиди…, – сказал он и дальше пошёл по коридору.

–Я убью тебя старик! Убью! – кричал Юра и слышал, как над его словами хохотал Пётр.

В узкой комнатке мальчишке стало очень плохо, казалось, что скоро воздух закончится и станет нечем дышать. Только от страха начали проступать слёзы, но их сжал в себе Юра и проглотил с горечью.

–Ты как там? – прозвучал приятный голос, это был Дима.

–Плохо. Задыхаюсь. Помру сейчас.

–Ты расслабься Юра и дыши спокойно. Я сейчас уговорю Петра, чтобы тебя отпустил со мной. Подожди немного.

Где-то через час дверца темницы отворилась и ослепила пленника ярким светом из коридора. Перед мальчишкой стоял надзиратель, с очень недовольным лицом, за ним стоял Дима и сказал губами: «Извинись».

–Я это…, простите меня за то, что пнул вас в ногу, – выдавил еле из себя Юра, в душе хотел укокошить старика.

–Первый раз прощаю, в следующий закрою тебя там на весь день, – буркнул надзиратель и ушёл.

–Пойдём. Я тебе проведу экскурсию по интернату, а то старик и меня там закроет за ложь, – сказал Дима и взял за рукав Юру.

Старшеклассник водил по кабинетам и залам новенького, объяснял распорядок дня и устав интерната. Здание было красивым, но никто не знал какие ужасы хранит в себе. Можно это место назвать «Интернат дьявола». Даже был здесь сатана, ходил в образе надзирателя.

–Смотри-смотри! Вот про этого новенького я говорил, – тихо сказал Ильдар и показал Артёму на Юру. – Он старика обматерил и пнул его в ногу. Я это сам видел.

–Он бессмертный что ли? – спросил Артём и спрятался с другом за углом, чтобы не попасться на глаза старшекласснику.

–Если он на самом деле бессмертный, то можно его соблазнить побегом. Но это потом, надо ещё приглядеться к нему. Пойдём, а то ещё нас старик не дай Бог поймает.

–Кхм-кхм! – покашлял мерзко надзиратель за спинами учеников.

–А-а-а! – заорали Артём и Ильдар, и убежали прочь от старика, как от смерти.

Вечером все легли спать, мальчишки тихо посапывали во сне и скрипели старыми кроватями. Не спали только Дима с Юрой.

–А что ты читаешь? – спросил Юра и видел, как при свете фонарика читал Дима.

–О дивный новый мир.

–А ты спать будешь ложиться?

–Да. Я тебе мешаю?

–Нет. Просто интересно с тобой разговаривать. Ты такой умный.

–Со мной, да и ещё интересно. Ты обо мне говоришь?

–Да. О тебе Дима.

–Хочешь дружить со мной? А я для тебя небольшой?

–Нет. Хочу дружить, мы же братья по горю. И потом через несколько лет я буду таким же взрослым как ты.

–Тогда давай дружить брат, – сказал Дима и протянул свою холодную руку.

–Брат…, – в ответ Юра пожал руку соседу, что находился на нижней полке двухъярусной кровати. Всё это время он разговаривал с новым другом и смотрел на него со своего места.

Юра тихо наблюдал как читал Дима и не заметил, как уснул, чуть не упал с верхней полки, его вовремя подхватил друг. Очень аккуратно, чтобы не разбудить, Дима уложил мальчишку на кровать. Из-под пижамы виднелся золотой кулон, он открыл украшение и увидел родителей Юры. Они были красивые, непонятно на кого был похож мальчишка, потому что оба родителя были белые как сын. Драгоценность Бойко, Дима спрятал под его пижаму, чтобы никто не увидел и тихо лёг спать на своё место.

С этого дня Бойко Юра и Дима Фонвизин были вместе как братья. Очень часто на переменах мальчишка бегал в класс к старшеклассникам, где учился друг. Диму не смущала разница в возрасте и буйный характер Юры. Парень с малахитовыми глазами был простым и очень добрым, о его мягком характере многие знали и уважали за это. У Димы даже кличка была «Святой», а у Юры «Хворостовский» из-за цвета волос как у знаменитого оперного певца.

Отношения с надзирателем у Юры не стали лучше, поэтому его часто наказывал самыми изощрёнными способами злобный старик. За очень короткое время новенький навёл шума на весь интернат, стал местной заметностью, что любит подраться. Многие преподаватели удивлялись что Дима, такой культурный юноша, дружит с малолетним хулиганом и гопником. Даже по интернату разносили нездоровые слухи, что Юре приходилось бить морды сплетникам и конечно получать в ответ.

–Опять ты дрался Юра…, – сказал Дима, который пришёл в госпиталь интерната, где снова лежал Юра после очередной жёсткой драки.

–Я Дюк! Отныне все так меня называть будут.

–Не все. Для меня ты всегда будешь Юрой Бойко.

–Да пидор он! Козёл ебаный! – сказал грубости мальчишка, что лежал в соседней койке. Это с ним дрался Юра.

–Чё ты сказал, а?! Ща въебу на!

–Началось…

Опять Дима держал крепко Юру, чтобы тот не распускал свои руки. Пришлось несколько минут слушать перепалку мальчишек, которая составляла из себя только мат, больше никаких слов.

Таким образом прошёл год, пока не наступил снова роковой май. То же число, 8 мая, когда погибли семьи Димы и Юры. В этот день Бойко впервые за год заревел, тихо и в подушку, потому что его друг покончил с собой.

–Не будет похорон Михаил Рудольфович, санитары продали тело Фонвизина на органы, их сейчас ищет полиция, но вряд ли найдут.

–Потому что получили приличную сумму. Чёрт! С сиротами обращаются как мусором. Ты тогда Пётр просто поставь надгробие с его именем и Юру приведи, он не должен знать о том, что его друга разобрали на органы.

–Хорошо. Так и сделаю.

Димы не стало, об этом говорило его небольшое надгробие, около которого стоял Юра. Он не плакал и не скорбел, просто молчал.

–Время свиданий закончено. Пошли! – сказал надзиратель и поволочил за собой мальчишку, который был просто подавлен и разбит.

После того как Димы не стало, знаменитый на весь интернат Бойко или «Хворостовский» словно сорвался с цепи, стал более агрессивным и жестоким. Не считался ни с кем, даже со взрослыми. Поэтому он постоянно сидел в комнате для наказаний, точнее сутками.

Каждый день Юра лежал на полу маленькой комнатки и царапал дверь, которую ещё долго не откроют.

2013 год. Март. Особняк председателя бан