Сегодня на улицах было людно. Я еще никогда не видел в Кристхельме столько людей. Я вообще не видел так много людей. За 8 тысячелетий в город ни разу не впускали человека. Все запахи были незнакомыми, манящими, дикими. Те, кто жил в городках неподалеку так не пахли. Острым и пряным пахли люди, пришедшие с Королевой, много лун назад.

Гости занимали очень много места, толкались, ругались, вели себя словно улей, без общей цели. Люди казались мне назойливыми насекомыми.

— Почему в город пустили людей? – спросил я у портового стражника.

— Совет Восьми с благословения Единого огласил волю Вечного Короля: на восьмой цикл Икан I будет возведен в сан и удостоен титула Вечного Короля. Королева поддержала волю мужа и отреклась от власти в пользу достойного, — стражник постарался перекричать толпу.

Живых жрецов не бывает, как и мертвых правителей, очередность наследования священна. Чушь. Почему во дворце никто не сплетничал об этом, даже на кухне никто об этом не обмолвился?

Все, что происходит, случается с позволения и благословения Единого аквира. Жрецы, как глас воли должны знать, почему Королева нарушает устои нашего благополучия.

Мне снова пришлось двигаться сквозь толпу. Стража, перед входом в портал Нижнего города, знала не больше, чем те, кто дежурил в порту. Вопрос о происходящем у патруля Нижнего города вызвал недоумение, они не знали о людях наверху.  С восходом луны, порталы были доступны только совету Восьми, приближенным королевской семьи, главному глашатаю и послушникам из Храма.

Жрец Восьми должен знать, что происходит. Я часто общался с Пятым, он сможет все объяснить. Происходящее — какая-то глупость. Скоро все прояснится. Из-за людей всегда случается путаница, они вносят  разлад в любую систему.

Портал в храм охраняли послушники.

— Проход запрещен всем, кроме служителей Единого.

— Мы все служим аквиру, — раздраженно отмахнулся я.

— Только жрецы и послушники, — охранники скрестили копья.

— Храм никогда не закрывали! — я возмутился.

— Он не закрыт, — спокойно ответил послушник, — доступ ограничен.

— Это нарушение всех устоев. Я хочу поговорить с Пятым.

— Ритуал принятие сана еще не завершен. Он будет доступен через три цикла.

— Но он принял сан много лун назад!

— Пятеро жрецов оказались отступниками, они прогневили Единого, они воспротивились воли Вечного Короля. Аквир покарал их, опустив на их головы свой меч. Храм закрыт для очищения.

— Это невозможно! Такого никогда не было! Зачем им это! Я хочу поговорить хотя бы с кем-то! У меня есть вопросы и сомнения!

Послушники молчали, устремив взор в никуда.

Я хотел их убить и прорваться в храм, но я не мог осквернить Храм и нарушить законы Единого.

Храм закрыт, послушники ведут себя как воины, жрецы перекраивают законы Единого. Это безумие?

***

Таверна была забита людьми. Из граждан здесь были только работники и хозяин таверны. Они были так же растеряны, как и те, кого я встречал на улице, ни один закон Единого не объяснял происходящего. Я вслушивался в шум толпы. Говорили о коронации, торговле, войне.

— Йорген молодец, на этот мухомор Марвен никто кроме этого орка и не позарился бы, а так король еще и наварился на ней! Я думала, ее сожрут! Какими бы мерзкими они не были, бойцы из них первоклассные! Когда они вступят войну на нашей стороне, нам даже не придется обнажать клинки, они сами сделают всю грязную работенку, а лавры пожнем мы!, — девица с огненными волосами смачно срыгнула, стукнув кружкой о стол, расплескав то, что в ней еще оставалось, и обвела сидящих за столом белыми глаза.

Наемники одобрительно загоготали.

Это существо оскорбило вдовствующую Королеву. С этим не смог бы смириться никто из нас.  Если она не принесет покаяния, я отрежу ее грязный язык. Я встал и направился к столу.

— Вы на чужой земле, относитесь почтительно к нашим правителям. Извинись или не сможешь больше ничего сказать, — я взглянул в глаза мрази, мне показалось, что это я веду себя нагло и не почтительно.

— С чего ты решил, что я кого-то из твоих оскорбляю? Я говорю о Марвен, у вас никого нет с таким именем! Да и вообще у ваших правителей нет имен. У животных их не бывает, — пожала плечами наемница, — пусть Единый аквир лишит меня языка, если я оскорбила его детей!

На пару секунд все притихли, гнева Единого опасались не только его последователи, раздался хохот.

— Я убью тебя, — спокойно сказал я.

—  Ваш аквир сам не может справиться? Он настолько безвольный, что сам не способен решить, когда нарушают его заповеди? Теперь вы сами решаете за него или вы всегда решали? – зло выплюнула тварь.

— Иди за мной, — я развернулся, на ходу решая, где лучше ее прирезать.

— Значит, ты сам принимаешь решения за Единого, он то меня убивать не спешит. Ваши жрецы поступают так же или только ты поставил себя выше аквира? А может, его просто никогда не было или ему плевать на вас? Скорее это так, иначе он бы не позволил связаться с семьей Йоргена.

Я остановился за секунду до смерти. Я стиснул зубы, стараясь сохранить самообладание. Никакого страха, только безумная полуулыбка и холодный безжизненный взгляд.

— Что ты знаешь? Что происходит? – я сделал шаг назад, подальше от ее взгляда, он вызывает у меня чувство вины.

В таверну зашла группа послушников. Масса пришла в движение. Послушники редко покидали Храм, мало кто из людей их видел. Рыжая тварь что-то знает. Пока я расталкивал людей, она уже исчезла.

— Где ваша чокнутая? – дернул я наемника, который старался рассмотреть послушников.

Он удивленно пожал плечами и покачал головой.

***

Мне снился кошмар. Статуя Единого аквира в Храме ожила и начала сражаться с собой. Ловкость вела обстрел, Сила пыталась заколоть мечем воплощение Стойкости Дракона. Все три сути Единого хаотично старались убить друг друга. Затем они увидели, что в центре священного озера, на их пьедестале сиди Икан. Единый разорвал его на три части.

Еще никогда я не испытывал такого угнетенного состояния. Никто не мог объяснить происходящее. Граждане игнорировали, что законы Единого нарушает Совет. Изменения были незначительные, но они касались всего. Это не несло прямого вреда, поэтому никто не хотел замечать. Я чувствовал, что надвигается лавина. Мы обречены. Город готовился возвести на престол Вечного Короля.

***

 «Мой дорогой и единственный племянник. Я надеялся, что по возможности ты не узнаешь о нашем родстве. Нашей расе угрожает опасность, нашему образу жизни, принципам. Я не сумел это предотвратить.

Я всегда был рядом с тобой, наблюдал, поддерживал. Я горжусь, что ты сам сумел добиться много, что это полностью твоя заслуга.  Надеюсь, мои наставления не прошли бесследно, ты сумеешь послужить на благо нашего народа и во имя Единого аквира.

Наверное, ты знаешь, что те, кого выбирают для служения Единому, должны умереть. Они отрекаются от своего рода, имени, любых связей, они не могут продолжить свой род. Жрецы и послушники служат всем, здесь и сейчас. Так повелел Единый.

Икан не может взять сан, не умерев. Не может он и взойти на престол, потому что по рождению он обязан принять сан. Но Королева пожелала, что бы он получил все. Если это случится, он получит абсолютную власть.

Совет был против того, что бы Вечный Король взял женщину из другого народа. Но через какое-то время мы пошли на уступки, с определенными условиями.

Одним из условий было, то, что у них не будет потомства. Но Королева хитра. Мы посчитали, что если Икан станет жрецом, это усмирит его человеческую жажду к разрушению.

Одна из колоний короля Йоргена восстала, заключила союз с некромантами и пошла войной земли на отца Королевы. Он запросил военной поддержки. Невмешательство в развитие других рас было еще одним нашим условием брака. Совет Восьми отказал, Вечный Король нас поддержал. Королева была в ярости. Единый запретил нам вмешиваться в жизни детей других аквиров.

Через три цикла Вечный Король умер. Королева сообщила Совету его волю.

Совет не был един в вопросе доверия. Трое из Восьми пообещали предоставить доказательства слов Вечного Короля. Сегодня в Храме у ног Единого, они покажут голозаписи воли. Мне пора идти. Если со мной что-то случится, тебе доставят это письмо. Помни первый закон Единого: мы можем править только себе подобными, нами может править только подобный нам.

Пятый Жрец из Восьми»

***

— Лорг, вместе с Вами, нас 8 тысяч. Это верные воины, они чтят законы Единого. Мы все считаем, что люди не должны править нами, они должны уйти, мы поможем им. Воины пойдут до конца, что бы освободить наш народ от нашествия этих тварей.

— Приказы доведены до сведенья каждого?, — будет много жертв, я готов на это.

— Да, каждый исполнитель знает, что должен делать.

— Любой, кто решит уйти теперь, должен быть убит. Если Королева, что-то узнает, мы обречены.

Тарис, мой первый помощник и советник, кивнул. Он и сам все прекрасно понимал.

***

— Оба торговых города разрушены, — отрапортовал Тарис, — все люди, которые там находились уничтожены. Все выжившие ушли через мобильные порты в Кристхельм. Оба малых Храма запечатаны. Вокруг установлены силовые барьеры, послушники не смогут воспользоваться телепортами или связью. Среди наших исполнителей потерь нет. Завтра, как только взойдет луна, мы начнем атаку на Кристхельм

— Послезавтра коронация. Икан уничтожит наш вид.

***

— Сколько граждан погибло? – спросил я, рассматривая полыхающие портовые районы.

-Минимальное количество, — пожал плечами Тарис, -чайные жертвы, мы не трогаем своих. Исполнители убивают только животных, осквернивших нашу землю. Верхний город полностью под нашим контролем. Как только наши маги разблокируют порталы, мы начнем штурм Нижнего города. До начала восьмого цикла Вы войдете во дворец Кристалов.

***

Икан сидел на троне, подперев голову рукой. Он устало смотрел на меня.

— Мясник. Ты убил тысячи граждан, твои воины никого не пощадили. Ты осознаешь, что натворил? Все эти смерти и разрушения, малая толика того, что теперь нас ждет. Все королевства, провинции, объединятся против нас. Сколько мне теперь разгребать эту грязь?

Он был жалок, его слова — смешными. У него нет законной власти. Животные теперь побоятся к нам лезть.

— Демографические потери не превышают статистическую вероятность. Ты ведь говоришь о гражданах или о той биомассе, из которой выползла Королева? Эту грязь никто не считает. Вам здесь не место. Уходи и забирай свою мать. Это не твой трон. Отец чтил заповеди Единого. Второй сын не имеет права занять трон. Тебе выпала честь стать жрецом, но ты даже это осквернил. Уходите, пока я отпускаю.

— Мерзкий орк! Мясник! Ты только убивать способен!, — взвизгнул брат, — ты только убивать умеешь! Из-за тебя земли моего деда поглотят некроманты, будут смерти и разрушения! Если люди для тебя одинаковые, какая разница кого убивать! Ты мог бы стать Лоргом — главнокомандующим исполнителями, ты больше ни на что не способен, предел твоих мечтаний убивать! Оставь власть достойным! Проклятые жрецы! Это они поставили условие союза, наличие чистокровного наследника! Наследник!

Визгливая шлюха. Спасибо отцу, что он отослал меня в казармы, когда мне было 5 лет. Там было не сладко, но видимо под юбкой у матери, брату было еще хуже.

— Заткнись. Я устал. Либо уходи…, — я активировал лазерное копье и направился к брату.

— Хорошо! Я уйду, но вы уйдете со мной!

Оголив запястье, Икон надавил на три камня на браслете.

Я шагнул в его сторону, но сильный толчок сбил меня с ног. Все начало трястись и разваливаться. Убийца!

— Нет! — в отчаянья закричал я.

***

— Сильно тряхнуло. Ловко их захватили. Еще немного и молекул от них не осталось, — колокол в голове ломал кости черепа.

— Волна задела нас вскользь, пилот будто знал, что случиться, поставил нас носом к планете, знал и о том, что она здесь есть. И как удачно у нас оказался их генокод, для телепортации.

— Вы заметили рябь в пространстве, перед взрывом, и приборы на мгновение, будто с ума сошли, как при испытаниях новых атмосферных защитно-маскирующих установок? Я мог бы поклясться, что здесь стояли такие же, если бы не знал, что существует только один их прототип. Вообще глупо размещать любую технику, а особенно устаревшие атомные реакторы в коре планеты, на которой живут дикари. Хорошо, что мы практически сразу отошли, щиты не сдержат долго такой поток радиации. Аккуратнее с чешуей. Показатели первого нормализовались, приходит в себя. Нулевой юнит в сознании. Сообщите, что все 8 тысяч и нулевой в сознании и функционируют в стандартном для их вида режиме. Никогда не видел подобного вида – кейберы. 7999 юнитов помещены в анабиоз. Первый и нулевой юнит доступны для диалога.

Я открыл глаза. Над головой парил светильник и беспрерывно сканировал меня. Я повернул голову набок. На соседнем столе лежал Икан, опутанный проводами и трубками.  Он внимательно следил за мной.

— Альве, это Ад, — сказал он и отвернулся.

0
05.08.2020
avataravatar
65

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть