Прогулка Аси

Зимы в России всегда были холодными, но не каждую зиму выпадал снег. Об этом Асе рассказывала мама Таня, и девочку всегда удивляло, что мама знает об этом, но не выходит на улицу, а при звуке звонка или стука в дверь бежит прятаться. Открывал всегда отец – большой, высокий и плечистый мужчина, перед этим бесцеремонно заталкивая Асю в детскую. И, прислонившись ухом к холодной двери, неровно окрашенной белой краской с комочками, девочка слушала, как папа Денис басисто говорит о чем-то с другими мужчинами, громко смеется, и как смешно лепечет что-то ее младший брат Олег. Так что зимой у Аси было очень много времени на то, чтобы рассматривать белые снежинки за окном, плавно опускающиеся вниз.

Мама учила ее истории, географии, русскому языку, и прочим наукам по старым потрепанным учебникам, но каждый раз вздрагивала, замирая, в ответ на вопрос, почему Асю не отпускают в школу, учиться с братом, а затем досадливо отмахивалась ладонью.

— Не твое дело!

И в двенадцать лет Ася сдалась, хотя это было очень даже ее делом.

Мама успела объяснить дочке, что происходит, когда девочка взрослеет, перед тем, как папа забил маму до смерти. Съежившись в комок, несчастная женщина сидела на полу и молча ждала смерти, пока отец не нанес последний удар по голове. Татьяна упала безвольно, раскинув руки, как тряпичная кукла. Ася хотела заплакать, но красноречивый взгляд взбешенного отца остановил ее.

Приближался две тысячи сотый год. Отец и Олег готовились к новому столетию, и поэтому ничто не должно было им мешать. Тело мамы они запихнули в черный мешок и куда-то унесли, а вернувшись, велели Асе готовить еду к Новому Году. Продукты они принесли с собой в больших цветастых пакетах.

Отец был расслабленным и добрым, и Ася решила спросить у него, что случилось с мамой, и почему выходить из квартиры можно только мужчинам. К ее удивлению отец не смутился и не рассердился, но улыбнулся и сел в кресло на кухне, наблюдая, как дочь нарезает салаты.

— Дело в том, доченька, что много лет назад женщин в России объявили вне закона.

— Значит и рожать детей им тоже запрещено? – грустно спросила Ася, уже узнав о своей физиологии.

Улыбка пропала с лица папы Дениса.

— Ты что, дочка, с ума сошла? Рожать детей – главная женская обязанность. Но никто не должен видеть женщин.

Пока Ася моргала, пытаясь понять услышанное, папа встал, наклонился к ее уху и прошептал:

— Вы уже сто лет мешаете мужчинам жить.

Асе стало горько слышать такие слова, но вскоре квартиру охватил дух новогоднего веселья, и она забыла о том, что говорил отец. Тем более, надо было готовить салаты, жарить мясо, запекать картошку, делать торт, и чтобы при этом выглядеть веселой и красивой – как раньше велела мама. В прежние праздники мама уходила в другую комнату, когда к отцу и брату приходили друзья, и забирала дочку с собой, но когда ее звал отец, немедленно вставала и выходила к ним. Ася помнила, что мама всегда красиво наряжалась и красилась, и подумала, что в эту новогоднюю ночь ей придется вести себя так же.

— Папа, — робко обратилась она к отцу, — мне нужно будет выходить к вам?

— Нет, — ответил тот резко. – Ты еще не женщина и вообще некрасивая, мне теперь нечем хвастаться перед друзьями. Уходи в свою комнату и сиди там.

К вечеру тридцать первого декабря столы ломились от разных яств, рубашки брата и отца были отутюжены, елка украшена разноцветными гирляндами, и везде весело сверкали огоньки. Асе нельзя было видеть всего этого великолепия – она сидела в детской и стригла волосы большими ножницами.

Она думала о том, что если родилась некрасивой девочкой, то ей лучше стать похожей на мальчика. Она не знала, что отец лжет, чтобы унизить ее. Она хотела погулять по улице в новогоднюю ночь, когда все будут веселиться, и никто не увидит девочку.

А мама говорила, что русские зимы очень холодные, и открывала окна, когда отца не было дома, поэтому Ася знала, что такое тепло и холодно. Пока в зале мужчины и мальчики веселились и ели, девочка на цыпочках вышла в прихожую и решилась на страшное дело. На воровство и обман. Один из сыновей друзей отца был чуть старше ее, и Ася надела его пальто, его огромную обувь, его шапку поверх домашнего розового халата. Дверь открывалась очень тихо, и это помогло ей незаметно покинуть квартиру.

Ася хотела немножко погулять во дворе и вернуться домой. Ей понадобилось собрать всю свою смелость, чтобы решиться на это. Неумело шаркая ногами в неудобной обуви и вцепившись озябшими пальцами в железные перила, она спустилась по длинной лестнице на первый этаж и нажала на кнопку электронной двери, чтобы выйти навстречу морозу и свежему ветру.

Они опьянили девочку с первого вдоха. Щеки защипало сотней маленьких иголочек, Ася потерла их ладонями и тихонько засмеялась.

Двор пустовал и она пошла по нему, стараясь держаться как можно дальше от окна своей квартиры, на третьем этаже, где горел свет. Сердце напуганной девочки неистово колотилось от осознания того, что она совершила, и что с ней могут сделать, если узнают – однако сверкающий под лунным светом снег, хрустевший под ногами, быстро завоевал Асино внимание, и она сама не заметила, как вышла из двора.

Здесь были люди. Мужчины. Они смеялись, пели, поздравляли друг друга, запускали страшно хлопающие штуки с яркими огнями, и не обращали на Асю никакого внимания. Тут же бегали мальчики и веселились, звонко хохоча и топя друг друга в сугробах. Присоединиться к ним Ася боялась и потому стояла в стороне, робко наблюдая за чужим праздником.

Потому что пока она оставалась девочкой, праздник ей не принадлежал, но ведь короткие волосы и мужская одежда, это обманка. И Ася молча смотрела на всех этих людей, пока они не стали расходиться, а потом вспомнила, что должна вернуться домой вовремя, и к тому же сильно замерзла. И быстро направилась в сторону своего двора, но скоро поняла, что заблудилась.

— Мальчик, ты с кем? – спросил подошедший к ней мужчина в одинаково-синей одежде и синей шапке на меху.

Ася ничего не сказала, ведь ей запрещали говорить с кем-то кроме отца и брата.

— Ты один? – мужчина повысил голос. – Отвечай, когда с тобой разговаривают!

Совсем испугавшись, Ася развернулась и побежала прочь, сама не зная куда, но ее подвели непривычные к бегу ноги и очень скоро девочка поскользнулась на льду, упала лицом вниз, в сугроб, и с нее слетела чужая шапка. Незнакомый мужчина, подбежав, схватил ее за воротник и поставил на ноги, придирчиво осмотрел неровно остриженные пряди, среди которых попадались и длинные. В следующий момент он с размаху ударил ее по лицу, и по щеке у Аси потекла кровь.

— Девочка?! – закричал он гневно. – Женщина! На улице!

Измученная холодом и страхом Ася уже ничего не могла сказать – она просто стояла и ждала своей участи. В двенадцать лет легко рождается непокорность, но так же быстро она и умирает, перетертая грубыми руками семьи и законов, но об этом она узнала только сейчас. А странный человек уже звал других странных людей в таких же костюмах, которые спешили к нему и Асе со всей улицы. Ее грубо схватили за плечи, заломили руки за спину и сцепили большими металлическими кольцами – она была арестована за то, что родилась девочкой.

Зимы в России всегда были холодными, но никто никогда не рассказывал Асе о холодных сердцах мужчин в этих краях.

5
09.01.2020
avataravatar
65

просмотров



2 Комментариев

Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен автору: