Прикосновение без слов глава 9

Рауль проснулся рано оттого, что его рука затекла. Разминая её, он часто поглядывал на спящую Майю. Рауль не хотел оставлять Майю одну, но он не мог ее взять с собой. И он знал, что тут она в полной безопасности. Быть главой криминала его стихия, и действовал он в ней уверенно. Но рядом с Майей он боялся ошибиться.  

Рауль задумался, нарезная овощи для Майи. Он прекрасно представлял, как в ярости ломает ей кости, и с каким звуком они хрустят. Помимо этих мыслей, в его голове неосознанно возникли воспоминания. Как она улыбается, как смущаясь, смотрит на него, и как приятно стонет от его прикосновений. Закончив приготовления, он заглянул в спальню. Девушка во сне перевернулась, Рауль улыбнулся, стоя в проеме входа в спальню и стал тихо вслух рассуждать.  

– Что в тебе особенного? Секс или улыбка? … Да, твоя улыбка. Она отражает всю твою личность. Не улыбайся так открыто другим. Они не достойны…  

Рауль покинул дом на берегу, оставив спавшую Майю одну. Когда она проснулась, то обнаружила записки. Девушка усмехнулась.  

– Радоваться или печалиться? Как скоро ты вернёшься? Попробую не заскучать.  

Но девушке быстро наскучила обстановка. Она наблюдала, как шумит море. Волны её пугали, как и прохладный ветер. Ей казалось, что окружение её сдавливает. Её мысли вертелись ураганом, говоря, что есть шанс, что Рауль не вернётся. Время для неё шло очень медленно, а страх рос быстро. Майя забралась на крышу дома, и вспоминала, как она ночью с Раулем рассматривала звездное небо. И не по жанру романтики пила чай вместо вина, и грызла твердое, но вкусное печенье. Они мало говорили, и не целовались. Она осознала в тот момент, что хочет провести тут всю свою жизнь. Она дала волю мечтам о счастливой жизни, о совместных детях с Раулем. За этот период она не думала ни о ком. Только о себе и Рауле. Сейчас же, Майя думала обо всех, кого знала. Она просила прощение у родителей, у подруги, и даже у Раймуля. Майя понимала, что могла умереть в лесу, но благодаря Раулю выжила. Сейчас ей казалось, что это место станет её кладбищем. С наступлением сумерек, Майя испугалась ещё сильней. Она плакала на кровати, как услышала звуки приближающейся лошади, но тут же выскочила из дома.  

– Где ты был? – Рауль хотел ответить, но Майя не дала ему и слова вставить. – Почему так долго? Ты говорил, что скоро? Но когда это скоро? Сегодня? Завтра? Послезавтра? Я еле сдерживала себя не опустошить весь твой погреб, но боялась туда спуститься. Я с ума сходила в одиночестве! Одна! Я словно Робинзон Крузо на необитаемом острове. А вдруг ты больше никогда не вернёшься?! Что мне делать? Как мне жить без тебя?  

Рауль видел, как трясётся Майя, хлюпая носом и вытирая слёзы. Он разглядел её опухшее лицо, и резко подойдя, прижал к себе. Вскоре тело Майи перестало дрожать. Рауль сказал.  

– Я чётко написал, что скоро вернусь. И вот она фантазия творческого человека. Верить в свои мысли.  

Майя молчала. Рауль взял её за ладонь и они пошли в дом.  

– Почему мало ела?  

– Не хотела.  

Рауль разогрел еду, он чувствовал пристальный взгляд Майи.  

– Давай поедим. Тебе необходимо, твой организм испытал огромный стресс. И ему нужно сбалансированное питание.  

– Кусок не лез…  

– Я живой, ты прекрасно видишь, что я цел и даже не ранен. К тому же, я не военный, и сейчас мирное время. И что бы ты ни думала, криминал не такой, каким ты его представляешь.  

Рауль поднял глаза на Майю и замер. Он видел счастливый блеск её глаз и улыбку.  

– Я устала о чем либо думать. Хотела домой. Хотела к родителям. Ненавидела тебя, что оставил меня одну.  

– Я уже это слышал… – Рауль не мог оторваться от её взгляда. За его спиной кипел чайник.  

– Чайник кипит.  

– Надо выключить.  

Они продолжали смотреть друг на друга. Майя сползла со стула, и, обойдя стол, обняла Рауля.  

– Я помню, ты задал мне вопрос: хочу ли я конец сказки?  

– И?  

– Конец сказки да. А вот конец моего счастья нет.  

Рауль чмокнул её в губы и погладил по щекам.  

– Тогда ешь сбалансированную пищу и не пудри себе мозги.  

– Я тут…  

Рауль поцеловал ее в губы, и, забравшись руками под её одежду, со страстью гладил по телу. Целуя, он повернул её к пыхтевшему чайнику и выключил газ. Посадив Майю на стол, он раздвинул её ноги и, проведя по ним, пальцами добрался до ее влагалища и помассировал ей клитор. Отпрянув от губ, он посасывал кончик её уха. Рауль ласкал её, пока она громко не застонала. А потом стал шептать ей на ухо.  

– Повторяю, перестать пудрить и трахать себе мозг. Я вернулся. Я не хочу погружать тебя в свой мир. Но если ты сомневалась целый день, что я вернусь… О каких чувствах ты хочешь мне говорить?  

– Идиот. – Майя сжала рубашку на спине Рауля. – О чем я должна думать в одиночестве? Я чуть в лесу не сдохла, как беременная наркоманка. В газетах бы написали, что иностранка приехала к любовнику, который её трахал, но как узнал о беременности, кинул. Она накидалась и покончила жизнь самоубийством. И никто бы не узнал, что её любовник глава мафии, что офигенно режет фруктики… Да… Я думала о смерти. Но не только о твоей… А вот ирония моей судьбы. Я ведь могла сбежать. И делала это много раз. Но возвращалась, в надежде увидеть тебя. А ты прискакал сюда на лошади. Не прилетел на вертолете. Не пришёл пешком. А прискакал на белой лошади, как в сказках. – Майя засмеялась и положила голову на плечо Раулю. – Прости, что назвала идиотом. Но… Ты важный элемент в моей жизни. Несмотря на неудачное прибытие во Францию, я только теперь понимаю, насколько прекрасна эта страна.  

Во время еды оба молчали. Закончив с едой, Рауль стал убирать посуду приборы для еды и мыть ее. Он выключил воду и обернулся к смеющейся Майе.  

– Прости… Это… Так по- семейному.  

– Разве? – Рауль взгрустнул, зная прекрасно, что он не семьянин. – Я просто убрал за собой.  

– Да, такой как ты всегда убирает за собой. Но я не об этом.  

– А о чем? – Рауль смотрел на Майю, перебирая в голове все возможные варианты её безумных мыслей.  

– Только семья спокойно сядет обедать за одним столом, обвиняя друг друга во всех грехах. Я выросла в двух семьях. В моей за столом всегда была гробовая тишина. В другой, у моей подруги, всегда было по- разному. И скандалы, и веселье. Но вот в моей до сих пор гробовая тишина. А у подруги больше не собираются. Теперь я сажусь с ней за один стол. И вот я дошла до сути. Я испытываю чувство семьи, глядя на тебя.  

– Я родителей потерял в восемь лет. Я помню, что был самым счастливым ребенком. А потом… Настала жизнь, которая закалила меня. Да и пробовал я создать свою семью. Ее же и уничтожил своими собственными руками.  

– Но ведь ты счастлив. Достиг многого, хотя… Весь в убийствах…  

– Май… Я не твоя семья…  

– Я же сказала как по- семейному… Я не говорила, что чувствую себя твоей женой или другим членом твоей семьи.  

– Давай ложиться спать…  

– На одной кровати?  

– Я на диван…  

– Супер, вся кровать моя. Снова буду лежать в одиночестве. – Майя собрала свои приборы и подошла к мойке, где стоял Рауль. – Ты услышишь, как я плачу, мерзну. И буду чувствовать себя брошенной и отверженной жертвой великого Рауля Монсиньи.  

– Звучит с сарказмом.  

– Так я и говорю с сарказмом. Диван? – Майя глянула на Рауля, который смотрел на неё, подняв брови. – Мы переспали друг с другом при первой встрече. А сейчас ты предпочитаешь диван, а не кровать с девушкой, которая выплакала всю воду из себя, думая о тебе?! Мне кажется, включать благородного человека уже поздно…  

– Я боюсь Май. Впервые в жизни, боюсь причинить боль человеку. Завтра едем в город. Будь готова ко всему.  

– Я была готова встретить чудищ. Потеряла ребёнка, есть вариант, небольшой, совсем маленький, что твоего. В моей крови были наркотики. Осталось почувствовать на своём виске холодное дуло пистолета.  

Рауль поцеловал ее в висок.  

– Пошли спать.  

Лёжа в кровати, Рауль быстро заснул. Майя гладила руку Рауля, ей не спалось. Она выбралась из его объятий и вышла на улицу. Сейчас ее страх стерся. И все вокруг казалось обычным. Майя вздохнув, зашла внутрь. Она забралась на кровать и встала в полный рост.  

– Рауль… – Майя тихо звала его. – Монсиньи… – Она видела его красивое лицо. – Аш, я хочу тебя…  

Рауль перевернулся на спину и пробубнил.  

– Давай утром…  

– Аш, я не могу заснуть.  

– Релизер… Я сплю…  

– Тогда я буду до утра ласкать своим языком твой пенис…  

Рауль открыл глаза и поманил к себе Майю. Она радостно легла сверху, но почувствовала крепкие объятья и как её перевернули на бок.  

– Релизер, я глава… Не важно чего. Было время, когда я подчинялся. Ты считаешь, я буду подчиняться тебе?  

– А почему бы и нет. Я ведь правильно мыслю. Я крепко связана с тобой химией. Мы с тобой прям как одно сложное ДНК.  

– Релизер… – Рауль лизнул ее шею. – Будь послушной девочкой, и дай злобному колдуну поспать. А то с утра увидишь чудовище.  

– Я не могу заснуть… – Рауль заснул, не услышав ее последние слова. – Видимо у тебя был тяжёлый день. Прости… Отдыхай.  

Майя прижалась к груди Рауля и, слыша его стук сердца, заснула.  

Рауль проснулся, но не обнаружил Майю. Он резко вскочил. Услышав шум из подвала, он пошёл туда, и столкнулся с поднимающейся Майей. Она уронила бутылку, а Рауль ловко поймал ее. Посмотрев на этикетку, он кашлянул.  

– Только не эту. Пошли. – Они стали спускаться. – Ты что задумала?  

– Я не могла вчера попасть сюда целый день. Я всю ночь плохо спала, но это не бессонница, а скорее, просто не хотелось. Я ведь спала днем. А с утра и зная, что ты тут, хоть и спишь… Я не побоялась спуститься. Как оказалось, он обычный.  

– Ясно. – Рауль положил бутылку вина обратно и достал другую. – Такое в магазине не купишь. Исключительно моя коллекция. И это тебе больше понравится.  

Они пошли обратно. Майя сидела и пила, Рауль ловко поджаривал овощи, подкидывая их на сковородке.  

– Ты на повара что ли учился?  

– Нет. Просто всегда кормлю себя сам. Это безопаснее. Я хожу по ресторанам для деловых встреч. Но у меня есть время для себя. И тогда я живу тут. Но это летний дом. В зимнее время тут холодно. И я еще реже в нем бываю.  

– А в армии?  

– Был.  

– Когда вступил на путь криминала?  

– С десяти лет. Стал продавать наркотики.  

– А употреблять?  

– Нет. Я ловко впихивал и достиг верхушки. Есть высшее образование. И даже научные достижения.  

– В области химии. – Майя, улыбаясь, вертела в руках бокал.  

– Совершенно верно. – Рауль закончил готовить и стал раскладывать еду по тарелкам.  

– Я не спрашивала. – Майя засмеялась. – Но это все не объясняет твое природное обаяние.  

– У меня итальянские корни. Расскажу коротко. Мой прадед из Италии, приехал в Америку, встретил там девушку, которая приходилась мне прабабушкой. Но она была француженкой. Что – то не сложилось у них в Америке, и они приехали во Францию, где скромно жили фермерами. Как и мои родители.  

– Да у тебя прекрасная история. Мои корни прям чистокровные русские. Я не знаю, как жили мои прародители, но моя родня крепко засела на одном месте и никуда за границу не вылезала.  

– Но вылезла ты. Почему Франция?  

– У подруги была бабушка. Так красиво пела и читала стихи на французском. Я влюбилась в этот язык и страну.  

– Подруга значит с французскими корнями. – Рауль поставил блюда на стол и сел.  

– Нет, там не так все просто. Она приёмная, точнее там бабушка приехала в Россию уже с ребёнком и встретила мужчину с ребёнком. Так вот и вышло.  

– Но знать французский язык должна, раз бабушка на нем говорила.  

– Нет. У нее с французским не складывается, как у меня с английским.  

– Ты не знаешь английского?  

– Я думала, ты знаешь, что я не знаю.  

Оба в удивлении смотрели друг на друга.  

– Нет, этого не знал.  

– Оооо… – Майя облокотила подбородок на кисть руки. – Великий Аш не знает все обо мне.  

– Эта информация не важна. Мы же общаемся.  

– Я бы на своём родном поговорила.  

– Что ж раньше об этом не сказала. – Рауль спокойно перешёл на русский, видя, как Майя чуть со стула не упала от удивления. – Приятного аппетита.  

Рауль довольно улыбаясь, стал есть. Майя хотела высказаться, но он ее остановил, сказав, что еда стынет и им пора выходить. Майя шла с Раулем уже по знакомой им тропе.  

– Снова пешком? Не на лошади? Я же здорова. Можно не ходить.  

– Нет. – Рауль по пути сорвал травинку и держал ее во рту. – Хочу пройтись с тобой, на лошади мы быстро достигнем шоссе.  

Майя остановилась, на ее голове был венок из зелёных трав. Она поправила его.  

– Мы прощаемся? Больше никогда не увидимся? – Майя глупо улыбалась, она устала плакать. Одеты они были по погоде. Рауль ещё вчера на лошади привёз одежду. – Я не понимаю.  

– Ты считаешь, что сможешь сохранить себя рядом со мной? – Рауль щурил глаза и губами зажимал травинку. – Я погублю тебя. Раздавлю твои мечты.  

– Ха. – Мая нервно топталась на одном месте. Сейчас она была в обычных своих джинсах и в теплом кафтане. – Так чего медлишь? Дави, рви! Свидетелей нет. Да и ты ловко следы заметешь. – Майя слышала в ответ тишину. Она глубоко вздохнула и, не глядя на Рауля, продолжила. – Не понимаю. Словами отталкиваешь от себя. А на деле… Спрятал, выходил. Химия? Аш, я не понимаю науки. Культура да, это мое. Но вот все эти законы, теории, элементы, их цепочки… Школьное знание, да и то угасает. Но мне кажется, ты сам сомневаешься во мне.  

– Я не сомневаюсь в тебе. Я боюсь, и не хочу причинить тебе боль. – Рауль видел приближение туч.  

– Тогда прими решение и действуй. – Майя подняла голову и глядела на него. Она бы плакала, но не могла. Майя считала, что весь свой запас слез, она истратила вчера. – Давай Рауль Монсиньи, покажи своему Релизеру, какой ты зверь. И тогда я побегу со всех ног!  

Рауль резко повернулся к ней, но остался стоять. Майя глядел на него в ожидании действий. Но чувствовала, что только усиливался ветер и воздух становился душным. Она стояла и ждала, в итоге ей это надоело.  

– Ясно, я поняла. Конечно. Я не враг тебе, и не твоя женщина. Я девушка Майя, художница, что связана со Славой. – Майя подняла голову вверх. – Слышишь меня, друг. Надеюсь, жарят тебя хорошо. Пусть добавят огоньку ещё. Я ведь кинулась тебе на помощь. Думала, с картиной мне поможешь. Ты же с детства меня воспитывал. Рассказывал мне про брата… Брат… – Майя заплакала. – Я забыла про тебя. Вчера я вспоминала всех, но живых… Могила! Я же… Два года на ней не была. Все откладывала. – Майя ещё сильней запрокинула голову. – Михаэль! Я скучаю по тебе!  

Неожиданно для Рауля, Майя побежала в поле. Рауль не сразу рванул за ней. Майя спотыкалась и падала, поднимаясь, она снова бежала. Рауль догнал её, но как только хотел схватить рукой, Майя в очередной раз споткнулась о траву и упала. Рауль пытался её поднять, но она как капризный ребёнок, не поднималась.  

– Успокойся. Все хорошо, слышишь. Все хорошо…  

– Я должна была умереть. Погибнуть в лесу… Какой смысл спасать меня. Если ты…  

Рауль схватил её за подбородок и поднес близко её лицо к своему.  

– Я покажу тебе кое – что! Это мелочь, по сравнению с моей обычной жизнью. Но право выбора за тобой.  

– Хорошо…  

Они почувствовали, как на них падают капли дождя. Рауль вскочил и помог подняться Майе. Он планировал бежать с ней к машине, которая давно ждёт их на заправке. Майя с дождём оживилась. Все её терзания допекли её же саму. Она запрыгнула на Рауля.  

– Ты что творишь? – Дождь лил крупными каплями, и отдавал холодом. Раулю пришлось говорить, перекрикивая шум капель.  

– Я хочу тебя, Аш! – Майя тоже громко кричала. – Ты обещал мне утром. А ведь Рауль Монсиньи держит слово.  

– Май, ливень. Грозы хоть нет! Но давай доберемся до машины.  

Майя слезла с Рауля.  

– Я поняла. Я надоела тебе. Ты просто не хочешь обычно бросить. Это как игра. Ладно, давай поиграем.  

В этот момент, Рауль видел Белую маску в Майе. Движение, смех, безумие разума человека, что любит игры.  

– Я не играю в игры Май. Ты серьёзно настроена на секс в поле, и под дождём? Твой организм…  

– Слабый, могу заболеть. Ты говорил не будить зверя в мужчине. От одного уже получила пощечину, хочу крутую версию Раймуля. Трахни меня, или убей…  

Рауль схватил руку Майи и завернул её за спину, прижав к себе.  

– Запомни Релизер, трахают никчемных девок, и порой один раз. Так что вырази свою мысль в другой форме.  

Майя не чувствовала боли. Дождь угнетал, она чувствовала холод. Майя сглотнула.  

– Аш, я схожу сума. Мне страшно. Холодно. Согрей меня…  

Рауль снял с себя легкую куртку и накрыл ей себя и Майю.  

– Это на самом деле не романтично, и даже страсти не вызывает. Дождь холодный, под ногами грязь. Наша одежда промокла насквозь. Побежали к машине. Там и согрею.  

Добравшись до автомобиля, Майя узнала марку. Она впервые встретила Рауля именно на этом автомобиле. Крыша была закрыта, и они сели в сухую машину. Рауль завёл ее и включил печь на максимум. Майя сидела молча. Рауль стал снимать одежду.  

– Ты знал, что будет дождь. Но все равно предложил идти пешком.  

– По моим расчетам, мы бы успели добраться. Да даже если бы промокли. Не страшно. В машине согрелись. – Рауль глянул на Майю, которая тряслась. – Раздевайся. Иначе застудишься.  

Майя полностью разделась, и забралась на заднее сиденье. Прижавшись друг к другу, оба пили горячий чай из термоса.  

– А ты все просчитал. – Майя хоть и краснела от смущения, но она понимала, что это больше от мыслей об интиме.  

– Не все. Не планировал стоять под дождём.  

– Прости…  

– Не извиняйся.  

– Секса не будет. Да?  

Рауль не ответил, а лишь крепче прижал к себе Майю. Она отпила из термоса чай. И задумалась, слыша шум дождя. В ее голове было много мыслей, но вскоре ее осенило.  

– Аш… – Она протянула ему термос. – Прости, я… Так глупо поступила. – Рауль взял термос. – Я не думала ни о ком. Забыла про всех. Сейчас неловко себя чувствую.  

– Хорошо, что поняла. Поехали. Скоро твой рейс. А мы должны заехать в одно место.  

– В загс что ли?  

Рауль сглотнул.  

– Восприму это как шутку. – Рауль наклонился ближе к уху Майи и прошептал. – Теперь ты принадлежишь мне, детка. – Майя почувствовала, как по ее телу пробежали мурашки, и они не принесли ей удовольствие. Рауль произнес это холодно, со сталью. Затем схватил Майю за грудь и нежно провёл по ней. – Это тело, душа, твои безумные мысли. Принадлежат мне. И одобрения государств мне не нужно. Ты ведь прекрасно понимаешь, своё истинное положение… – Майя засмеялась. – Что меня выдало?  

– Твой взгляд, нежное прикосновение, и ты улыбнулся.  

Рауль много раз пытался специально причинить ей маленькую, физическую боль. Но каждый раз все сворачивало в сторону романтики и смеха.  

Они ехали в сторону города, дождь уже перестал лить. Одежда была мокрой, но Майя в ней уже не мерзла. Чай из термоса был допит. Майя почувствовала голод, а ее желудок громко об этом сообщил. Она засмущалась.  

– Прости, есть захотела.  

– Не извиняйся. – Рауль глядел на дорогу. – До ближайшего кафе далеко. Но я знаю одно место.  

Через пару минут он припарковал автомобиль к обочине. Как оказалось, в багажнике машины была сумка – холодильник с едой и еще термос, но уже с кофе.  

– Красивое место. – Они оба сидели на багажнике и ели. – Особенно после дождя. Так свежо, и на удивление солнце тепло греет.  

Рауль глянул на профиль Майи.  

– Релизер, скажи “А”?  

– Что?  

Май повернула к нему голову, в удивлении и с открытым ртом. Рауль положил в него кусок нарезанного огурца, и нежно коснувшись подбородка, провёл по нему пальцами. Майя, жуя огурец, улыбалась. Снова отправившись в путь, она вела себя более расслабленно.  

– О чем думаешь? – Рауль сидел в машине, скинув куртку и закатав рукава.  

– Два, три, один? – Майя глянула на Рауля. – Как думаешь? Прокормить трех детей с твоими финансами ты сможешь?  

– Сначала одного роди.  

– Странно…  

– Ожидала, что я ударю по тормозам и выскочу из машины? Релизер, мне надо почаще говорить тебе, кто я.  

– Да, ожидала такой реакции. Но ты спокоен.  

– Май, сколько ты думаешь, у меня в жизни было женщин?  

– Ну, каждый день новая, с перерывами.  

– Да… Тогда ответь мне на вопрос. Если я такой Дон Жуан, когда я нашёл время написать несколько диссертаций, создать лекарства, и построить свой офис для официального отмывания денег?  

– Во время секса.  

Тут Рауль и нажал по тормозам, но остался сидеть, и просто повернулся к Майе. Машины, что следовали за ними, чудом не врезались и сигналили, объезжая их.  

– Мне даже интересно. Опиши этот процесс.  

– Ну… – Майя скрестили руки. – Одной рукой ублажаешь, второй пишешь.  

– Так банально. Без магии, инопланетян. Или ещё более Сальвадорского мира.  

– Откуда знаешь, что он мой любимый художник?  

– Ты не поверишь, случайно ткнул пальцем в небо.  

Рауль промолчал про то, что видел её картину, что её стиль рисования не похож на Дали, и к тому же он вспомнил случайно этого художника. Рауль нажал на газ, и они тронулись.  

– Я что? Ошиблась, что ты любитель секса?  

– Да, ошиблась. Я не сплю со всеми подряд. Я не брезглив к женщинам. Со временем меняются вкусы. Были разные. Но я не трахал каждую, кто задирал передо мной юбку.  

– Почему ты со мной не предохраняешься?  

– А почему ты не боишься, что забеременеешь от меня?  

– Ну… – Майя замялась. – Я вообще по этому поводу не заморачивалась.  

– Сколько мужчин в твоей жизни было?  

– Три. Ты третий.  

Настала тишина и звук уже приближающийся городской суеты. Они стояли, в ожидании зеленого света на светофоре. Рауль взял руку Майи, отчего у девушки забилось сердце, и она покраснела.  

– Май…  

Он отпустил руку Майи и нажал на газ. Через пару минут они добрались до каких то гаражей. Некоторые были разрушены и явно пустовали. Майя грызла себя, что паниковала вчера и считала, что Рауль не вернётся. Теперь она была уверена в этом мужчине на сто процентов. Рауль вышел из машины, и, обойдя ее, открыл дверь Майи. Она озарялась в непонимании. Рауль взял её за руку и привёл к одному гаражу, из которого раздавались звуки. Из него вышел перепачканный Пауль.  

– Месье Рауль, вы задерж… – Пауль осекся, увидев Майю, она же была шокирована не только увидеть, но и понять, что звонящий Пауль Раулю, был тем самым её знакомым. – Самолёт Майи, улетел без Майи…  

– Он следил за тобой по моему приказу. – Майя стала отходить назад. Но дойдя до расстояния, где её рука и рука Рауля натянулись, она остановилась. – Фотографировать он любит. И он правду проникся к тебе. Без сексуального желания. Пытался защитить тебя от меня. Спроси его, какой я на самом деле, и для чего ты нам нужна.  

– Для чего?  

– Для картины. – Пауль вытер грязные руки тряпкой, но чище от этого они не становились. – Слава нас подвёл, тебя предложил как залог. Мол, отличный и неплохой вариант художника и его помощника.  

Майя опустилась голову вниз, Рауль не отпускал её руку.  

– Месье Рауль Монсиньи решил проверить так ли это. Действительно ты ли достойная кандидатура.  

– И что? Достойная?  

– Да. Но мы выбрали вчера другого человека.  

– Что? – Майя подняла голову, и ей казалось, что она явно выглядит дурочкой.  

– Пауль! – Рауль уже понимал, к чему клонит его доверенный человек.  

– Рауль не хочет подставлять тебя. – Пауль смело продолжил, глядя на них. – Он вчера часто глядел на часы. С явным нетерпением, терпер длинные по времени ситуации. И проходя по делам, по улице, он остановился у витрины женского магазина. Там было пальто. Он разглядывал его…  

– Ещё слово и…  

– Простите босс. Но я давно просек, кто она для вас. И поступлю не по – мужски, спрятавшись за её спину от вашего гнева.  

Майя стала смеяться, хватаясь за живот. Рауль отпустил её руку и подошёл к Паулю.  

– Ты должен был не это ей говорить!  

– Я знаю, вам самому тяжело её отпустить. Но не мне вам давать советы. Она ведь считай ровесница…  

Рауль схватил руку Пауля, и ударил его по ногам, при этом вывернув руку так, чтоб Пауль ударился лицом об землю. Майя не видела этой ситуации, она до сих пор смеялась. Рауль сел на корточки.  

– Не тебе мне давать советы.  

– Да, – Пауль слегка морщился, но это не от ушибов, а от пыли с земли, попавшей в глаза. – Вы мне давно это объяснили.  

Майя отсмеявшись, подошла к ним. И взяв за руку Рауля, отвела его в сторону.  

– Место не романтика, но сойдёт. Рауль Монсиньи, я обожаю тебя! – Майя приподнялась на цыпочки и чмокнула его в губы. – Но мне пора домой. Столько дней пропадала, родители с ума сошли точно.  

Рауль не мог сказать Майе про её брата, и то, что вчерашний с ним разговор по телефону был чуднее мыслей Майи.  

– Да, разумеется, тебе нужно вернуться обратно.  

Майя убрала руки за спину и скрестила их, неловко улыбаясь.  

– Аш, я прокрутила все наши встречи. И это так мило. Серьёзно. Аш, первая встреча, увидеть мужчину, что привлечет меня, хоть я и боялась этого, была для меня самой романтичный в моей жизни. Ты говорил мне обычные слова. А я… Вот блин… Не могу, стесняюсь… – Майя закрыла руками своё лицо и сквозь них говорила. – Я бы вина выпила, хотя ведь с утра пила. Но трезвая, как стеклышко. В общем… – Майя мялась, Рауль смотрел на неё и ждал. – Я…  

– Не нужно… Ты ведь все поняла в машине. Поехали в аэропорт.  

– Да, поехали.  

Они направились к машине, где через окно, Майя махала на прощание Паулю. Приехав в аэропорт, Рауль в отделе хранения вещей достал чемодан и завернутую небольшую коробку.  

– Эм… Ты говорил, что мои вещи тут. Где они?  

– У меня в руках. – Рауль поднял одну бровь, и направился в зал ожидания, за столик.  

– Мой чёрный такой, маленький. А это красивый, явно дорогой и качественный. – Майя догоняла Рауля.  

– Забудь о нем и не вспоминай.  

Рауль вспоминал, что перед тем, как отправиться к Майе, он заглянул в студию, чтоб забрать её вещи. Проникнуть в собственное здание было не проблемой. Проблемой стало найти вещи Майи, и когда он нашёл чемодан, он почувствовал неладное. Открыв чемодан, он увидел в нем то, что он долго искал и допытывал у Славы. Но не увидел в нем ни одной вещи, что принадлежали Майе. Помощнику Рауля пришлось пробежаться второпях по магазинам. Сев за столик, Рауль положил коробку на стол. Майя долго её разворачивала, Рауль с любопытством наблюдал.  

– Давай помогу.  

– Нет. – Майя вытянула руку вперёд. – Я сама. Этой мой подарок, мне и разворачивать… Вау, большой телефон.  

– Ограниченная модель. С этим телефоном, приехав во Францию, у тебя не будет проблем. Он уже настроен, и в нем забиты все мои карты.  

– Что? Я так спокойно могу распоряжаться твоими средствами?  

Рауль глянул на Майю, улыбаясь.  

– Подумай ещё раз, прежде чем задавать этот вопрос.  

– Прости. Я просто не могу ещё свыкнуться со своим новым статусом.  

Рауль помог Майе с новым телефоном и она активировала свой аккаунт. С чемоданом в руках они оба стояли и целовались под объявление рейса самолёта в Россию.

0
02.04.2019
avataravatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
133

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть