Слыша крики и суматоху наверху, Майя спокойно продолжила сидеть на гробу, который лежал в выкопанной яме. Внешность Майи была потрепана, лицо в мелких ссадинах от ногтей. Она прокручивала свой день в голове, облокотившись на замерзшую землю и чувствуя, как снег постепенно накрывает ее. Она пережила ночь ласк от Раймуля, который после ее изнасилования в ванне, имел ее в туалете и на кухне. Раймуль говорил Майе, что если бы не синяк на шее, поставленный человеком, о котором Майя не говорит, то он бы не продолжил. Майя вытерпела, и с утра была готова к похоронам раньше всех. Сама Майя для себя решила, что терять ей уже нечего. Раймуль уедет, и больше она его не увидит. Девушка мило улыбалась всем с утра на кухне. Для Алены она терпела боль в теле. Но когда на похоронах в нее вцепилась жена Оливера, крича ей оскорбления и покрывая словесными помоями, в голове Майи взорвался вулкан. Она могла вытерпеть безумство свихнувшегося Раймуля. Принять факт, что ее хочет трахнуть брат. Что всей душой и телом ее любит глава криминального мира Франции. Но обвинения жены Оливера, что она разрушала семью, были перебором. И она накинулась с диким криком на женщину. Алену оттаскивал Фернан. Майя в схватке и кувыркания на снегу слышала крики своей подруги. Люди, как стая черных ворон, ругались на дерущихся женщин. Жена Оливера скинула Майю на гроб и плюнула на нее. Все тело ломило и Майя просто разлеглась на гробу. Она повернула голову в сторону и словно прямо в лицо мертвецу стала вести монолог тихим голосом.
— Довольны… Если меня с вами закопают, вы же снова сдохните от счастья…
Майя подняла голову и увидела, как лестница из веревок упала сверху. Майя, искажаясь в лице от боли и ломоты, стала подниматься. Ей протянули руку, и она взяла ее. Когда полностью оказалась ногами на твердой земле, она пристально посмотрела в карие глаза своего брата. Михаэль надел на нее шапку и нежно провел пальцами по лицу. Затем, прижав к себе, повел ее к машине. Сев внутрь, Майя произнесла имя подруги. Михаэль ответил, что уже в пути к аэропорту. Майя замолчала. Приехав в дом, в который она попала после больницы, она смотрела на него и видела неприступную крепость, в которой навсегда запрется. Брата Майя представила злым и могущественным колдуном, который может превратиться в огнедышащего дракона и спалить всех, кто шагнет в ее сторону. Михаэль в коридоре разувал сестру. Делал он это аккуратно и даже нежно. Взяв ее на руки, он донес ее до комнаты. Посадив на кровать, он стал раздевать сестру. Майя дернулась и скрестив руки, помотала головой. Сначала Михаэль странно на нее глянул. Затем настойчиво стал опускать ее руки, но Майя трясла головой в знак несогласия и сопротивлялась. Михаэль постепенно увеличивал свою силу. Увидев синяки и следы засов от губ, Михаэль со странной ухмылкой на губах вышел из комнаты. Майя медленно поднялась и подошла к окну. Когда она увидела, что автомобиль брата уехал, она подошла к двери и закрыла ее. Поставив телефон на зарядку, она прослушала голосовые сообщения от Монсиньи.
Майя нашла в своих вещах толстовку и натянула ее. Затем надела толстые шерстяные носки и больше ничего. Она медленно спустилась на первый этаж и зашла в гараж. Найдя среди инструментов молоток и положив телефон на бетонный пол, стала разбивать его, игнорируя боль в мышцах и костях. Майя как призрак прошлась по дому, и, не столкнувшись с Сергеем и другими членами своей семьи, почувствовала облегчение. Наполнив ванну, она долго в ней лежала. Она просто ни о чем не думала и наслаждалась горячей водой. Когда ванна остывала, Майя наполняла ее снова. Так продолжалась довольно долго, и Майя решила пойти в комнату. Закутав себя большим и мягким полотенцем, она босиком поднялась в свою комнату. За окном уже было темно, и Майя не могла понять, сколько сейчас времени. Она, стоя у дверей, смотрела на брата, который сидел у окна и смотрел свой планшет. Михаэль успел переодеться и был в тонких хлопковых штанах. Майя невольно разглядывала его. Михаэль глубоко вдохнул, затем громко выдохнул. Майя опустила голову и подойдя к своей кровати, села к брату спиной. Михаэль протянул ей планшет с запущенным видео. Майя взяла его и увидела, что ее брат избивает Раймуля. Майя положила планшет рядом с собой, не досмотрев. Михаэль стоял и смотрел на нее. После долгого молчания, он не выдержал.
— Вот, что случается с теми, кто трогает тебя и оставляет на твоем теле узоры.
Майя медленно подняла голову на брата.
— Ты знал. Знал, что он тронет меня. Раз знаешь Монсиньи, то знал и о Консиньи.
Майя опустила голову вниз, говорить ей было очень трудно и сил у нее не было.
— Да. – Михаэль присел на корточки перед Майей. – Я не трону тебя. Не побью. Наоборот. Только я способен на заботу о тебе. – Михаэль нежно гладил по лицу сестры. Надавив своим лбом на лоб Майи и опрокинул ее на спину. Нависая сверху и разглядывая лицо сестры с милой улыбкой, он шептал. – Все хорошо, моя сестренка. Теперь мы снова вместе. И нас с тобой теперь никто не разлучит. Я люблю тебя.
— Я тебя тоже… – Майя не смотрела на Михаэля. Она вспоминала последние послания от Рауля. Она даже игнорировала колено брата, которым он слегка поглаживал между ее ног. – Мы вместе. Навеки…
Рауль, ощущая боль в костях, приоткрыл глаза. Рядом с ним кто-то еще лежал в беспамятстве. Рауль не поднимаясь, озарялся. Он видел помещение и людей в одежде пограничников и с огнестрельным оружием. Дверь открылась и вошли люди в деловых костюмах. Среди них был Пауль. По его лицу Рауль понял, что его помощник хорошо схлопотал в драке. Рауль умылся и переоделся в чистую одежду.
— Что делать с Консиньи? – Пауль собирал медикаменты обратно в аптечку.
— Домой. В клинику. А там посмотрим.
Рауль смотрел на себя в зеркало. Он всеми возможными путями пытался проникнуть на территорию России. Но Михаэль смог подкупить законников. Для Рауля это было не удивительно. На частном самолете он летел в свои земли. Там его встретили люди из его правительства, но на их лицах не было наглости или злости. Один из агентов подошел к Раулю.
— Месье Монсиньи. – Агент с ноткой грусти смотрел на него. – Это перебор. Я с трудом отвожу от вас подозрения. Но вы даете прекрасный повод моим коллегам схватить вас и навсегда заключить за решетку.
— Старайся больше. Иначе, попав туда навсегда, ты окажешься рядом со мной по соседству.
— Что с вами? Раньше вы думали, прежде чем сделать шаг.
— Когда охотишься на единорогов, нужно отключить логику и утонуть в безрассудстве.
Агент видел серьезное лицо Рауля и не смог понять, с сарказмом он говорит или же серьезно. К самолету подъехала машина скорой помощи, и, вытащив носилки, медики зашагали с ними внутрь самолета.
Сергей, зайдя в дом, думал лишь о том, как скорее упасть на кровать. Сняв в коридоре куртку и надев домашние тапочки, он решил найти остатки сил и поставить кипятится чайник. Зайдя на кухню, он остолбенел от увиденной картины. Михаэль сидел за столом и на коленях держал Майю. Девушка обнимала за плечи брата, и ее голова лежала на правом плече Михаэля. Майя не двигалась. На ней была белая футболка с длинными рукавами и белые штаны. Сергей не смотрел вниз, и не знал, что на ногах Майи были надеты белые махровые носки. Михаэль оторвался от чтения журнала и посмотрел на Сергея. Затем улыбнувшись странной ухмылкой, он тихо прошептал Майи что-то на ухо. Девушка медленно перевернула страницу журнала. И медленно положила руку обратно на плечо брата. Сергей решил покинуть кухню и пойти к себе в комнату. Сев на кровать, он испытал неприятное чувство от увиденного. Вспоминая первый день, проведенный наедине с Майей, и сравнив ее с нынешней, ему казалось, что души в девушке нет. И она словно стала куклой, которой управляет Михаэль.
Рауль попытался проникнуть на территорию России любыми путями, как законными, так и нет. Зайдя в свою квартиру, он аккуратно присел на кровать. Затем аккуратно снял с себя куртку. Еще аккуратней стянул с себя темно – сиреневый свитер. Отдышавшись и справившись с болевыми ощущениями, он расстегнул бронежилет. Поморщившись и проскрипев от боли, он увидел, что его белая майка вся в крови. Смотря на кровоточащую рану, он вспоминал былые дни. Где он сам лично зашивал себя от ран. Сейчас достаточно одного звонка и ловкие профессиональные руки подошьют его. Врач Монсиньи, с тревогой смотрел на Рауля.
— Монсиньи… Нужно…
— Все в порядке. Таблетки помогают.
— Но все же я настаиваю. – Врач смотрел прямо в глаза Раулю.
— Я же сказал…
— Ты сдаешь обороты. И это видно не только мне. Симптомы?
— Головокружение. – Рауль цокнул. – Иногда временная потеря слышимости. В глазах двоится. Но таблетки всегда при мне. Действуют не моментально. Но действуют.
— Монсиньи. Я врач. Да, криминальный. Но я, как и ты, в одной области мастер. Спасти. Хоть свои знания ты применяешь для того, чтобы погубить и заработать. Но все же. – Врач видел безразличие в лице Рауля к его словам. – Как врач тебе говорю. Не лезь на рожон. Доверь своим людям. Связям…
Рауль смотрел на него все тем же без эмоциональным взглядом. Врач ушел, и с его уходом Рауль изменился. Он подошел к картине на стене, надевая темно – синюю майку. Теперь его взгляд был полон беспокойства и нежности.
— Потерпи. Я в пути. Я прикоснусь к тебе. И я жду. Жду весточки от тебя. Я не сомневаюсь в тебе Релизер. Что ты с точностью выполняешь мои просьбы. Потерпи. Скоро дом у моря услышит наш смех и увидит, с какой с нежностью мы касаемся друг друга…
Зазвонил телефон Рауля, подойдя к нему и ответив, Рауль услышал Пауля. Зайдя в свой кабинет он увидел Натали, которая с тревогой поднялась со стула. Рауль спокойно подошел к своему столу и сел за него. Натали присела обратно.
— Что это? – Рауль смотрел на корзину, наполненную чем-то.
— Благодарность. – Натали опустила взгляд вниз. – За то, что помог Раймулю скрыть его состояние. И за то, что остался со мной в ту ночь.
Рауль закрыл глаза. Интим с Натали он хотел упаковать в маленький железный ящик и отправить в космос.
— Натали. Просил ведь. Чтобы даже намека про это не было.
— Но… Рауль. – Натали нервно мяла себе пальцы. – Для меня… Это словно… Подарок… Я боюсь тебя. До сих пор. Но…
— Меня накрыло эйфорией счастья. Побочных эффектов не было, хотя создал на скорую руку. И теперь я свободен от тебя. Не приходи сюда больше.
— Рауль… Ты же заснул… Я просто тогда коснулась тебя. А ты сквозь сон так нежно улыбался. Словно и правда самый счастливый человек на земле.
Рауль молчал. Он помнил, что ему снился сон, и он не хотел просыпаться. Натали прикоснулась к нему в самый приятный и счастливый момент сна. Рауля накрыло. И не просыпаясь, он переспал с Натали, с уверенностью считая, что это ощущения от сна, и что целует он Майю. Проснувшись же в объятиях Натали и полностью без одежды, он почувствовал, как вокруг все рушится, словно стена из кубиков падает и каждый упавший кубик ранит его все сильней и сильней. Будь это другая женщина, Рауль бы не печалился. Но принять факт, что законную жену он двадцать лет избегал, а после развода тут же кинул ее в постель, целуя и раздевая, для него было самым постыдным поступком в его жизни. Прокрутив это событие снова, Рауль встал.
— Натали, пошла отсюда прочь, пока кости целы. И держи паренька от меня подальше…
— Я не понимаю тебя. Зачем помогаешь?
Рауль достал из заднего кармана телефон и найдя видео, протянул его Натали. Мать Раймуля с ужасом смотрела, что творит ее сын с девушкой на кухне. Камеры прекрасно сняли, как и с какой манерой Раймуль скручивал Майю и имел ее.
— Нет. – Натали отбросила телефон на стол, не досмотрев. – Это не Раймуль. Это не он.
— Это он. И ты это прекрасно видишь. Он обошел меня. Я никогда не переходил на насилие в сексе.
Натали со слезами хмыкнула.
— Потому что интим твоя слабая сторона. Я давно поняла, что тебе по душе обычность в нем.
— Да. У меня итак адреналина полно. Просто хочется, чтоб хоть это оставалось не опасным и обычным. Уходи…
— Это она? – Натали решилась посмотреть в глаза Раулю. – Та, кого не должен был трогать Раймуль. Это она? В будущем которую ты сломаешь, как и меня.
— Да.
— Тогда Раймуль помог ей. Теперь она вряд ли подпустит мужчин к себе.
Натали ушла, не зная, что последними фразами оставила неприятный осадок в душе Рауля. Монсиньи так и остался стоять, погрузившись в мысли. Телефон Рауля завибрировал, и вывел его из мрачных дум. Когда он взял и посмотрел в него. Там было сообщение от Зои Латуновой, но написала его Майя. Рауль облегченно вздохнул, точно зная, что Майя доверяет ему и что она ждет, выполняя его указания. Рауль еще раз прочитал сообщение: “Важный элемент остается все тем же. Король трубит в рог. Релизер у особей пахнет красным.”
Михаэль везде с собой брал сестру. Для окружающих это выглядело жутким. В своем кабинете Михаэль сажал ее на колени и подписывал документы. Изредка отвлекаясь и вдыхая ее запах. Верхняя и основная одежда Майи полностью была белого цвета, что придавало ей мистики. Михаэль брал ее с собой по своим криминальным делам. Когда на глазах Майи жестоко расправлялись с человеком, она была спокойна.
Люди Михаэля поймали шпиона, который, несмотря на все пытки, молчал. Михаэль посадил перед израненным мужчиной Майю, а сам вышел. Девушка с длинными и распущенными волосами, смотрела в стол. Информатор успел разглядеть в ней все. Он не понимал ее бездействия. Майя просто сидела и ни делала ни чего. Информатор ждал, но ожидание и тишина сводили его с ума. Спустя час Майя медленно поднялась и слегка покачивалась на месте, словно стоять ей было тяжело. От таких действий информатор вздрогнул. Майя стала медленно подходить к нему, отчего информатор приготовился к смерти. Но никак не ожидал, что девушка сядет к нему на колени и обхватив за шею, положит к нему на плечо свою голову, не боясь его крови и не морща нос от его запаха. Сначала информатор был удивлен. Но Майя еле дышала и сидела так. Информатора стало пугать такое поведение девушки больше, чем предыдущие пытки. Белая одежда Майи потихоньку пачкалась кровью информатора. Больше он не мог терпеть и стал кричать, но девушка продолжала сидеть на нем, словно приклеилась. В комнату зашел Михаэль и присел перед ними на корточки. На его лице информатор увидел довольную ухмылку.
— Я все скажу. Только пусть она слезет с меня.
— Оу… Не нравится девушка? Смотри какая красивая, молчаливая. – Михаэль с нежность взял локон волос в руку и провел вниз, до самых кончиков. – И не брезгует сидеть на таком, как ты. Пожалуй, ее не смутит, что ты умрешь от ран. Красивая картина. Пожалуй, так и оставлю.
— Я же сказал. Я все скажу. Она… Словно… – Информатор молчал.
— Не можешь найти подходящее слово, как описать ее? Живая, но не чувствуешь тепла? Сердце стучит, но не чувствуешь стука? Призрак… Зомби… Кукла… Но верное одно – она моя сестра. Кнопка смерти всех для людей. Страшнее всего перечисленного. Ведь… – Михаэль нежно проводил по ее лицу пальцами. – Первым погибнешь ты. И смысла нет спасть других. Ведь погибнут следом. Мне уже не нужна информация. Как ты умрешь, она уйдет.
Информатор выдал все, что знал. По окончании Михаэль довольно улыбался, затем резким движением, вытащив из рукава кинжал, провел по горлу информатора, забрызгав кровью сестру.
— Я же сказал. Не нужно. А она встанет, когда ты умрешь.
Девушка встала и подошла к брату, прильнув к нему.
Раймуль сидел в больнице и смотрел на свои пальцы. Он помнил, с какой легкость их ломал Михаэль. Смотря на них, Раймуль понимал, что прошло много времени с момента его избиения, но он помнил ухмылку и голос сквозь смех Михаэля, что дождался, когда Раймуль проявил свою истинную сущность. Его злило, что Майя далеко от него.
— Я понимаю. Теперь я знаю какого тебе было лежать переломанной в больнице. Сука твой брат… Сука… Я убью его. Прости сладкая, но я задушу твоего брата этими руками. Даже если их снова переломают.
Раймуль не жалел о содеянном с Майей. Наоборот, это его грело, и давало уверенность, что он сможет быть с ней. В его палату зашел незнакомый человек.
— Раймуль Консиньи?
— Да. – Раймуль смотрел на него с ноткой гнева. Он был готов к новой встрече с Михаэлем и с его людьми.
— Моя фамилия Ракраев. Я представитель государства России. Разрешите присесть?
Раймуль кивнул. Из чемодана Агент Ракраев достал папку и протянул ее Раймулю, который долго изучал ее содержимое.
— Что вы от меня хотите?
— Чтобы вы мне рассказали все. Видите ли, Михаэль Латунов был долгое время официально мертв. А Майя Латунова под присмотром своего государства. – Раймуль лишь хмыкнул, но не высказал мысли о некомпетентности русской власти. Агент продолжил. – Сейчас положение в стране мирное. Я от лица нашего государства прошу нам помочь засадить Михаэля Латунова за решетку. Он вне законник. Совершил много преступлений. Наркоторговец. Сутенер. А также держит клубы и рестораны для отмывания денег, где кстати и продает свой товар, как живой, так и нет.
— Если у вас столько информации, почему не задержите его? – Раймуль смотрел с недоверием на агента.
— Потому что все свидетели и люди, что нам помогают, мертвы. К тому же ранее он был фантомом. Призраком, без имени, личности. В общем вы наш единственный живой свидетель.
Раймуль рассмеялся.
— Простите, боюсь я не в теме, о чем вообще идет речь.
— Что ж… Думаю это вам больше объяснит. – Ракраев достал из чемодана фотографию и протянул Раймулю. – Это фотография чудом к нам попала. В принципе, как и другие. Но вот забавный факт. Это Майя Латунова. И он везде ее таскает с собой и на руках. Девушка очень слаба и как сообщили источники, еле дышит. Она словно кукла. Ни жива, ни мертва. Наркотики? Насилие? Мы не знаем, что конкретно он с ней делает. Его личные территории постоянно окружены. И проникнуть мы не можем. К тому же, многие власти сдались и перешли к Михаэлю. Теперь борьба с ним стала еще тяжелей.
Консиньи закрыл глаза. Он считал, что его проверяют. Что это человек Михаэля, что пришел добить его.
— И что же выходит. Мое слово будет последним и бесполезным. Простите. Слушая вас, мне нет охоты говорить, к тому же я говорю правду.
— Я говорю вам это, чтоб вы знали в каком положении страна и в каких руках Майя Латунова. Она ценна для нас. Важная информация. И сейчас она в криминале брата. Судя по всему, девушка даже брату не говорит нужную информацию и лишилась контроля над своим телом и душой. Изначально Михаэль должен быть с нами. Но… Он выбрал другой путь. И вот к чему он привел его. Мы знаем, что девушка вам дорога. Так давайте сотрудничать. Нас мало. Но это не повод не давать отпор людям, что режут без причины, и чихают на вековые устои законов граждан. – Ракраев протянул визитку. – Подумайте. Мы можем с помощью вас накрыть его куполом. Пока у нас еще есть силы. Помогите нам.
Ракраев покинул палату Раймуля, которой подождал еще немного и не глядя на визитку, порвал ее в мелкие клочья. Через пару дней перед Раймулем сидел другой агент, но уже из Америки.
— Я готов вас выслушать. – Агент спокойно смотрел на музыканта, который улыбался.
— Я расскажу вам все, что знаю. И даже больше. Взамен вы защитите меня и Майю Латунову.
— Что ж… – Агент вздохнул. – Поймать Белую Маску не может даже правительство России. Мы тем более. Какой же информацией вы владеете, что сможете засадить его за решетку?
Раймуль ближе наклонился к нему.
— Его информатор, некий Антон Фадеев. Разумеется, к нему не подойти, и вы это знаете. Но он и я выступаем на сцене, что позволит подойти мне ближе, чем вы. Второе, когда меня уносили, я слышал и запомнил. Некий “Культ” прижимает Михаэля, а Майя ценная личность для этого “Культа”. И вот он ей прикрывается. Пока Майя с ним, “Культ” не позволяет навредить ему и разумеется ей. Но стоит ему ее потерять, и “Культ” порвет его. Кто-то из его приближенных является человеком из “Культа”. Я не знаю кто, но уверен, раз Фадеев личный информатор Михаэля, то он в курсе всего и даже личности “Культа”.
Агент наклонился ближе к Раймулю.
— Вы не представляете, вы узнали то, что люди не хранят вечно и долго.
— Вот я и прошу защиты.
— Считайте, что райская жизнь на этой планете вам обеспечена.
— Майя?
— Когда она к нам попадет. То и она тоже. Но…
— Есть один у меня человек, что ее оттащит от Михаэля. И имя ему Рауль Монсиньи. И вот вам блюдо из двух зайцев. Монсиньи мой отец. Михаэль предлагал работать на него. – Раймуль не стал говорить о том, что Михаэль простит ему все, в замен на гибель его отца. – И втереться в доверие к Монсиньи. Я отказал. А вам могу сказать да.
Агент еще ближе нагнулся к Раймулю.
— Правительство Америки, а также и ваше, прославит вас героем, что помогли своей стране засадить тех, кто отбирает беззаконно у людей их права и пугает. С этой минуты спите спокойно. Скорейшего выздоровления.
Американский агент встретился в посольстве с французскими. Один из заседателей вскочил.
— Вы уверены, что можно доверять Консиньи? Он ведь сын сами знаете кого. Вдруг это ловушка. И так нас решили сокрушить с корнями.
Американец улыбался.
— Уверен. Нам известен “Культ”, что стоит еще выше нас. Кто они и что вообще хотят не известно. Но они наравне с мафией. А этот Консиньи может полностью повлиять на историю. Я получил одобрение. Осталось ваше.
— Что ж… Одобряем. Рискнем.
В российском посольстве Франции сидел Ракраев. Он надеялся, что Консиньи передумает и будет сотрудничать с представителем власти. Его телефон на столе завибрировал, и он незамедлительно ответил.
— Да… Что? – Ракраев привстал со стула. – Он все же решился, но попросил помощи у Америке? Простите. – Ракраев поник. – Видимо я плохо справился с задачей. Хорошо. Я еду в посольство Франции.
Ракраев вошел в дверь кабинета. Представившись, он сел. Американский агент радостно ему улыбался.
— Петр Ракраев, знаменитый русский агент. И сорока нет, а уже добился высоких успехов. Это же вы из всех русских агентов добыли больше информации про “Культ” и про Белую Маску. Я вами восхищен.
— Да. – Ракраев сглотнул. – Но лишился своих родных.
— Ваша дочь под защитой Американской власти. Мои соболезнования по поводу жены, сына и ваших родителей. Хоть это было и не вчера.
— И даже не три года назад. Я от лица России рад, что Консиньи на нашей стороне, на стороне закона. Хоть он и согласился помогать агентам Америки.
— Мы живем лишь для одного, за безопасность граждан, что соблюдают законы и живут мирно. Цель одна, и ради такой цели, объединения стран счастливый момент.
— Да.
Ракраев знал, что порой действия властей заставляют седеть молодых, а стариков и вовсе выворачивать душу.
Рауль стоял на крыше своего здания и смотрел на закат, затягивая дым от сигары. Он был гладко выбрит и коротко подстрижен. Пауль поднялся на крышу, и Рауль услышал его голос.
— Значит, вы сегодня получили послание от Майи, раз стоите тут и наслаждаетесь красотой города. Девушка рискует. Если узнает Белая Маска…
Рауль повернулся к Паулю.
— Ничего ей не сделает. Она не предает брата. А меня просто предупреждает. И… Михаэль не в курсе, но я в разговоре с ним оставляю ей послания. И то, что она продолжает через их матушку мне посылать весточки, означает многое. – Рауль снова повернулся к закату. – Два месяца. Два долгих и одиноких месяца без ее тепла и улыбки.
Пауль подошел ближе к боссу.
— Я рад, что вы ее не используете. Боялся, что погубите.
— А ведь планировал только использовать. Взглянул ей в глаза и покорился. Мои крестники мне все уши прожужжали, вернется ли учитель. И если да, то, когда?
Пауль поднял голову вверх.
— Босс… На счет вашего друга…
— С ним разберусь лично. Но пока просто посмотрим, под чью дудку он конкретно пляшет.
Михаэль, зайдя в дом, поднялся в комнату Майи. Его сестра сидела на кровати в белой хлопковой ночнушке. Михаэль устало снял желтый свитер и под ним оказалась темно- малиновая рубашка. Михаэль стал расстегивать рубашку, не глядя на сестру. Он чувствовал, что Майя что – то хотела ему сказать. Михаэль мило улыбнулся.
— Говори. А то от эмоций взорвешься.
Она из-под себя достала лист и протянула его брату. Михаэль взял его. И как только рисунок оказался в его руках, Майя задорно затараторила.
— Правда, здорово! Получилось! После стольких дней посещения психолога. Получилось! Мне кажется мои ответы богу смерти правильные и он отдает мой дар.
— Это мой автомобиль. Май, это красиво. Честно. Я возьму? – Михаэль смотрел на сестру с ответном блеском.
— Конечно. Тебе же рисовала. – Майя поникла.
— Не кори себя. Ты не виновата. Мы это уже обсуждали. Ты не рушишь семью. Ты главный ее источник. Я ведь встретил Вап, именно защищая тебя.
— Все равно… – Майя сжала складки одеяла. – Ты должен уделять больше времени семье. Я благодарна тебе. Ты заботишься, как отец, брат, и… – Майя покраснела. – Ловко сделал так, что все видят во мне беспомощное существо. На деле… Совсем не так.
Михаэль присел к сестре.
— Ты очаровательна. Все правильно делаешь. Вначале было сложно. Но… Я люблю тебя. Ради тебя я погружаюсь в кровь. И ради семьи тоже…
Майя подняла голову, сейчас ее волосы были собраны в хвост.
— Я… Михаэль. Порой мне кажется это не мое. Я же не такая. Во мне бурлят чувства, несмотря на все происходящее. Несмотря на то, что я изображаю живого призрака. И это удается прекрасно, ведь я с головой погружаюсь в отрицательные эмоции. Я люблю тебя. – Майя ближе подползла к брату. – По началу считала, что ты сделаешь мою жизнь еще большим адом. Но… Мне кажется я забрала тебя всего себе. Мне обидно и стыдно перед Костей… – Майя видела нежный взгляд брата. – Я завидую тебе. У тебя есть все. И я хочу тоже создать свою империю семьи…
Михаэль резко вскочил и подошел к окну.
— Даже не смей о нем говорить. Эти стены еле вытерпели его присутствие. Они рухнут, как ты только произнесешь его имя.
— Рауль Монсиньи…
Михаэль резко развернулся.
— Зачем провоцируешь? – Михаэля трясло, и он подойдя к сестре, своим лбом надавливал на лоб сестры. – … Ты предаешь меня…
Майя зарыла свои пальцы в волосы брату.
— Архангел мой. Не бойся. Разве я могу бросить тебя. Нашу кровь никто не сможет разъединить. Пытались. И ты и я доказали, что это невозможно. Я никогда не предам тебя. Но я хочу быть матерью, законной женой.
Михаэль приподнялся и взглянул в глаза Майи.
— Выбирай любого, но в радиусе этой страны.
— Ты ведь Вап выбрал не пальцем ткнув. И мой выбор, такой же, как и у тебя.
Майя ногтями чесала голову брату, от чего тот таял. Майя считала, что не допустит к себе людей после похорон Оливера. Но голосовые сообщения от Рауля, где были просьбы выполнять все капризы Михаэля и уничтожить телефон, поначалу толкали Майю в пустоту. Она считала себя игрушкой двух мужчин. Но Михаэль окутал заботой Майю так, что она чувствовала себя не брошенной судьбой в муках. А Королевой в жизни. Она получала все, стоило только тихо прошептать на ухо брату. Михаэль показывал сестре его мир и скрывал от всех, что она проходит лечение. Майя гостила с братом у родителей, где за долгие годы тишины и уныния, стали разговоры со смехом. Родители догадывались, что их дети очень близки с друг другом. Анатолий делал вид, что не замечает этого. А Зоя услышав про просьбу Майю отсылать тайком послания Монсиньи, с облегчением помогала дочери. Надеясь, что Майя рядом с Монсиньи обретет счастье.
Михаэль в одних джинсах и с обнаженным торсом любовался, как свет от фонарей падает на тело Майи, создавая красивые контуры. Он гордился красотой и милым обаянием сестры. И был безумно счастлив, что после стольких лет они снова вместе. Он вспоминал свои чувства, когда обнимал маленькую девочку и даже держал ее на руках, когда она была малюткой, завернутой в свертке. Сейчас эти чувства не отличались от прежних. Только больше приятных ощущений, ведь он смог ей обеспечить жить. И сейчас сделает еще краше и слаще, чем мед у пчел. Михаэль тихо встал со стула и стал одеваться.
— Ты к семье? – Майя приподнялась на локтях.
— Нет.
— Не уходи.
Михаэль уловил нотки грусти и страха в голосе сестры.
— Я должен.
— А я?
— Побудь тут. Я ненадолго.
Майя заплакала. Ей было тяжело, но ради брата и всех, кто ей дорог, она старалась. Майя полностью укуталась в одеяло. Михаэль сдался.
— Ты манипулируешь мной.
— А ты дал понять, что я способна на это. – Майя высунула лицо. – Ты хотел развестись с Вап, когда мысль о том, что ты любишь меня, тебя совсем загрызла. Вап молодец, она гордится тобой и любит тебя. Повела к моей подруге.
Михаэль усмехнулся и стянул с Майи одеяло.
— Там было много причин. Но… Мне так грела мысль от услышанной фразы. Ты сказала Алене, что мечтаешь встретить такого как я. И что если бы небеса воскресили меня, ты бы вышла замуж за брата.
Майя улыбнулась.
— Мне было тогда лет тринадцать или четырнадцать. А может и старше. Но… Я столько видеозаписей просмотрела с тобой. Родители их прятали на флешке, и я в их отсутствие смотрела. Я гордилась… – По ее щекам текли слезы, она поглаживала шрам брата. – Такой красивый брат. Такие трюки на мотоцикле делает. Я хотела встретить такого мужчину. Но поймала себя на мысли, что хотела только тебя. Я испугалась, что такая любовь навредит тебе на небесах, а мне в жизни. Поэма небесное счастье дала мне полюбить бога, и я погрузилась в этот идеал с головой. Я не хотела больше встречать людей похожих на тебя, испугавшись, что они сотрут любовь к тебе. Поэтому выбрала противоположный типаж.
Михаэль прижал к себе сестру и Майя ответно обняла его. Девушка знала, что рядом с ней он всегда спит крепким и сладким сном. Майя, открыв глаза, тихо и аккуратно выползла из объятий брата. Медленно и часто поглядывая на спящее лицо брата, подошла к его телефону. Взяв рисунок, она приложила лист к телефону. Одним уголком края пометив, где нижняя панель телефона и под каким углом он лежит. Взяв его, она тихо подошла к брату, и взяв за большой палец, приложила к сенсору. Затаив дыхание, она направила переднюю камеру на лицо брата для его сканера. Введя пароль, который она узнала от Кости, Майя в первую очередь посмотрела в каком порядке открыты вкладки. Найдя запись разговора, Майя слушала. Закончив, она протерла телефон от отпечатков пальцев и положила его так, как он и лежал. Майя не могла сказать брату, что она дает знать о себе Раулю, как и тот, через разговоры с Михаэлем, дает указания для Майи, надеясь на то, что девушка его поймет. В эту ночь должны захватить один из клубов Михаэля, куда он и собирался. Майя, заранее это зная, и не могла позволить брату засветиться.
Майя и с утра не отпустила от себя брата. С утра ехав на машине к родителям, Майя захотела фастфудной еды. Михаэлю пришлось сделать круг, ведь поворот к кафе они проехали. Михаэль сделал заказ в макавто. Ожидая заказа у окна выдачи, в бампер машины въехала другая. Михаэль прорычал и вышел. Девушка в дорогой шубе и в сапогах на высокой шпильке стояла у капота и явно нервничала. Майя вышла из машины и подошла к брату, прильнув к нему. Михаэль орал на виновницу.
— Блондиночка, научись дважды два складывать, а потом за руль садись! Что слезы проливаешь и трясешься, звони папику, будем разбираться.
— Послушайте… Я виновата, моя страховка покроет все убытки. – Блондинка плакала.
— Баба без мозгов. Моя страховка обеспечит ремонт всем присутствующим автомобилям, даже если они будут разбиты в хлам. Дело принципа, детка. Звони своему пупсику. Будем договариваться.
Такая атмосфера заинтересовала всех и в тоже время напрягала. Вокруг них собралось много народу. Приехали машины, из одной вышел мужчина, что не блистал спортивным телом и красотой. Но он явно был при деньгах. Девушка тут же кинулась к нему. Мужчина узнал марку машины и владельца и побледнел, поняв, что он очень крупно влип. Приказав увести девушку подальше от этой ситуации, он с очень виноватым лицом подошел к Михаэлю. Майя краем глаза заметила знакомое лицо. Женщина, что приехала с конвоем мужчины виновницы, глаз не отрывала от Майи и медленно приближалась к ней.
Рауль сидел в своем кабинете. По его расчетам, он еще вчера должен был получить сообщение от Майи. Достав из внутреннего кармана пиджака таблетки, он выпил две. Телефон его зазвенел, и он увидел имя звонящего. Нахмурившись, он ответил. Зоя пыталась говорить спокойно, но ее душили слезы.
— Я знаю. Аукнется мне это сполна. Но только вы способны помочь. Майю… Ее похитили. Постоянно из рук в руки. По последним данным, она в Германии. Михаэль запил. Анатолий в реанимации. Надежда на вас. Прошу…
— Не просите. Успокойтесь. Сейчас вам нужно заботиться и переживать за мужа. Все остальное я беру на себя.
Рауль шагнул на землю с вертолета. Его встретила высокая, худая женщина с черными волосами.
— Первое похищение случайное. Сумасшедшая из фотостудии. Она проводила фотосессию Майи для Оливера. А дальше понеслось. Агенты, мафия. А Михаэль…
— Твой муж упустил ее прямо перед своим носом. На его месте я бы пил не переставая.
Рауль с Вап зашагали к машине. Майя смотрела на окно с решеткой. Дверь открылась, и девушка обернулась.
— Вим. Сколько еще? Сколько я должна тут быть? Мне нужно к брату. Он переживает.
— Пока Ястреб не покинет территорию Германии, ты будешь тут.
Майя обернулась обратно к окну. Она просила позвонить Михаэлю, но Вим отказал ей, заявив, что Вап видела, как он ее увозил. А значит Михаэль знает, что с Майей все хорошо. Майе было не по себе, находясь в псих больнице. Но как объяснил ей Вим, так необходимо для ее защиты и для ее лечения.

0
02.06.2019
avataravatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
27

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Ирина: посмотреть остальные.


Еще на тему: Эротика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
Как написать хороший рассказ - Penfox

Как написать хороший рассказ, если ты новичок?

avataravataravataravataravataravataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar

ТОП 10 лучших книг и книжных серий в жанре фэнтези для детей и подростков

avataravataravataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть