Майя провожала Рауля рано утром до аэропорта. Стоя в зале регистрации на рейс, они молча смотрели друг другу в глаза. Майи казалось, что отъезд из Франции повторяется. Объявили время регистрации на самолёт во Францию. Майя приложила пальцы к носу, опустив взгляд вниз. Рауль прикоснулся к ее щеке и наклонил свое лицо к ней. Женский голос повторил про регистрацию пассажиров. Майя прижалась к Раулю и долго не отпускала его. Когда объявили, что регистрация заканчивается, Рауль прошептал ей на ухо, что дом у моря ее ждёт. Майя слегка улыбнулась. Она подошла к большому окну и стояла там, пока самолёт не улетел. В отражение стекла она увидела брата. И повернулась к нему.
— Пойдём. Я отвезу тебя.
Сев в машину, Михаэль положил руку на её ногу. Майя посмотрела удивленно на брата. Михаэль наклонился к Майе и стал шептать.
— Прости сестренка. Каждый день живу и спрашиваю за что? Когда все прекратится? Если бы не Вамп, давно дуло бы у виска и нажал на курок. В криминале нет романтики. Есть интрига, похоть, и жажда владеть всем. Я видел, как из маленькой девочки, ты становилась девушкой. Я убивал. Ради тебя и себя. И буду убивать, ради себя и своих любимых… Я добьюсь ещё больших высот.
Майя сглотнула. Она поймала себя на мысли, что видит в Михаэле не только брата, но и мужчину. Опустив голову вниз и отвернувшись, тихо прошептала.
— Расскажи мне, что я девочкой узнала.
Михаэль слегка отпрянул и убрав руку с колена сестры, повернул её лицо к своему.
— Культура. Ты знаешь какие секреты она таит. Ты знаешь, что люди из разных мест создали одно и тоже. Но не создали тех вековых и неповторимых сооружений, которые прячут. Ты знаешь, что порой за одной сюжетной картиной прячется другая. И сюжет ужасней предыдущей. Знания. Люди владели великими знаниями. Но где они? Тебе прекрасно известно, как и мне. Что узнал один, узнают и другие. Так почему до сих пор вешают лапшу на уши? Рассказывая про несуществующих существ. А скрывают существующую правду. Ты кнопка ядерного взрыва. И в истории людей уже был случай полного его уничтожения. И грозит снова. – Михаэль провел рукой от щеки к волосам Майи. – Почему древние Египтяне, племена Майи, Древняя Греция создали вековые и сложные сооружения, а мы не способны до сих пор создать технологию, превосходящую эти чудеса света? Ты знаешь ответ. Поэтому ты пошла в искусство. Интуитивно. Твои ответы на все вопросы, которые погубят нас всех. Монсиньи не знает, что ты можешь разрушить его маленькую, но грозную империю.
Голос Михаэля заставлял дрожать. Майя понимала, что как мужчина, он может сжать ее и сломать. В машине печь работала на максимуме. Ей стало жарко, и она расстегнула куртку. От его прикосновений ей было страшно. Михаэль обхватил лицо сестры второй рукой. И провел от щеки к волосам. Он стянул с нее куртку. Затем потянул ее кофту вверх. Майя не понимала, почему не сопротивляется и не просит его остановиться. Михаэль швырнул кофту и куртку сестры на заднее сиденье. И взяв лицо сестры, близко поднес его к своим губам. Улыбнувшись, произнёс.
— Сестренка, в машине очень жарко. А ты всегда одеваешься зимой как капуста. Вот поэтому часто и болеешь. Если ты ходишь из помещения в помещение, достаточно тёплой куртки и очень тёплой кофты. Но зачем две майки и два свитера на себя натягивать?
Майя сглотнула. Она осознала, что попала в игру брата. Слова о Древнем Египте и прикосновение брата напомнили ей о кровосмешении фараонов.
— Думаешь о кровосмешении?
— Да. Я… – Майя сглотнула. Ей трудно было думать, и тело ее словно сковали невидимые цепи. – Ты словно подверг меня гипнозу.
— Я оберегал тебя. Я вправе сделать с тобой все, что моей душе угодно. Но и ты в тех же условиях. Я создал свою империю. В нас течёт ДНК наших родителей. Многие станут кричать, что это неправильно. Но будь они в прошлом… И сказать против ничего не смогли. Дело не в том. Брат. Сестра. Мать. Отец. Дело в людях. Если они не ходят и флагами не размахивают. Не насилуют. Если они сами понимают, что любовь идёт не только через секс и насилие. Если их жизнь счастливая. Без стресса. Депрессии. Без страха. То люди ведут обычный и даже безумно счастливый образ жизни… – Михаэль злобно скалился. – Нет таких людей. Нет такой утопии. Не способны мы создать счастливый мир без убийств и безумий. Мы несем разврат и смерть. Это мы демоны и ангелы. Мы создали ад и живём в нем… – Михаэль провел большим пальцем по губам Майи. – Ты молодец. Правильно реагируешь. Не улыбаешься. Не плачешь. Без эмоций. Сердце правда стучит твоё быстро. Но преодолевай страх. Не нужно ругани. Бесполезно. Если бы я жаждал тебя… Заднее сиденье машины давно бы слышал твои крики и мольбу прекратить.
Майя уловила смысл. И стала рассуждать.
— Насильник хочет криков. Но… – Майя выдавила улыбку. – Мир жесток. Но я не такая. – Майя прикоснулась к лицу брату. – Ты спишь с Антоном. Точнее, ты имеешь его, а не он тебя. Я женщина, хоть и твоя сестра. Но раз тебя не смущает мужчина, то уж я точно не смогу смутить тебя… – Майя не понимала, как далеко она зайдет. Но она четко знала, даже Михаэлю не обойти Рауля. Только он мог заставить её покраснеть. Напугать до смерти. Иметь власть над ней. Благодаря этим мыслям, она сняла с себя оковы страха перед братом. Майя наклонилась назад и сняла с себя тонкий свитер, на ней осталась футболка. Она медленно стала подносить губы к губам брата. – Михаэль… Ты очень властный. Мне далеко до тебя. Но… Что такое для тебя поцелуй сестры? Ведь ты убиваешь. Уничтожаешь. Весь в крови, в смерти, в криках ненависти. Я люблю тебя. А ты меня…
Майя говорила с каждым словом смелее и переходила на нежный шепот. Она надеялась, что до поцелуя дело не дойдёт, и Михаэль объявит, что проиграл. Но брат глаз с неё не отрывал, и зловеще улыбался. Майя начала паниковать. Ее губы были совсем близко к его губам. Она закрыла глаза и про себя думала, что не даст закончится игре в пользу Михаэля. Она остановилась, почувствовав губы брата на своих губах. Майя испугалась и решила сдаться. Эта игра ей не нравилась. И чему она учит, тоже. Михаэль поцеловал сестру. Майя стала бить руками Михаэля, который крепко схватил ее и прижимал к себе. Благодаря тонировке стекол, никто из прохожих не знал, что внутри машины происходит маленькая борьба. Михаэль прокусил ей губу. Майя, освободившись, ударила брата по щеке и стала пытаться выйти из машины. Но дверь не открывалась.
— Позвони Монсиньи. Нажми на кольцо. И за тебя отомстят. – Майя прижала руку к губе, из которой текла кровь. – Ненавидишь меня? Плачь Май. Сама мне говорила, кто я. А ты? О чем думала ты? О сексуальном домогательстве. О египетских фараонах и его семьи. Я всего лишь прикоснулся к тебе. Погладил по щекам. И увидел в твоих глазах, кем ты меня видишь. Май… Прости. Я часто играю с людьми. Но и ты должна быть готова к таким играм. Я всего лишь поцеловал тебя. Случайно прикусил тебе губу. Ты ведь брыкалась. А мне стало больно. Душевно больно поймать тебя на мысли, что я могу сделать с тобой все… Монсиньи… Он занял место альфа самца, но он очень опасный. И сделает твою жизнь полной обмана и боли. Но где он был, когда тебе было плохо, пять лет назад? Ты плакала весь четвёртый курс. Парень, что издевался над тобой за отказ в сексе. А потом трагически погиб. Тут я не причастен. Это случайность. Честно. Май… Разве ты не помнишь, что получала тогда плитку шоколада с разными подбадривающими надписями?
— Это ты?! – Майя повернулась к брату. – Я удивлялась. Кто кладет мне их? Никто не знал. Я на четвёртом курсе ни разу шоколад не покупала. Смысл. Они словно по волшебству. Каждый день появлялись у меня в сумке. Работа? Ты Славу попросил? А квартира? Деньги родителям дал ты?
— Слава оказался крысой. Но да. Твоя работа была моей заботой. И место жительство тоже. Так что? До сих пор считаешь, что сейчас я покрою твое тело поцелуями и…
— Монсиньи это не оценит. Это точно. Не играй со мной…
— Это была не игра. – Михаэль смотрел на Майю спокойно. – Май… В твоей жизни может настать время, где этот поцелуй покажется мелочью. Я открыл свой лик. Теперь охота началась. И ты главное блюдо стола. Думаешь, Рауль об этом не знает? Все прекрасно он знает. И другие тоже. Но действия Французского Льва мне не ясны. Также непонятно, зачем он встречался с некой личностью в моих землях. По какой причине отдал своё кольцо тебе? Если из-за любви? То он проиграет и его убьют.
— Почему он проиграет, а ты выиграешь? Ведь оба любите меня… – Майя боролась с дрожью от этого разговора.
— Потому что я с самого начала действовал во благо любви. А он копал под тебя. Изучал. И планировал втянуть тебя в свой план. Пойди что не так, он бы вышвырнул тебя, и глазом не моргнул. А вполне возможно и убил бы.
Майя представила дождь и как ее вышвыривают на улицу лицом в грязь. И простреливают ей голову.
— Я верю вам обоим. Несмотря на только что произошедшее. Я верю тебе. А так же поняла, что игры такие не для меня. Пожалуй, я просто останусь в сторонке стоять.
Майя добралась до квартиры. Зайдя в комнату, она увидела спящую Алену. Майя села за компьютер, и стала удалять все свои аккаунты в соц сетях. Она боялась, что могут ее взломать и таким образом действовать от ее лица. За хранилище телефона она не переживала. Сварив кофе и уже сидя на кухне, Майя слушала музыку и курила. К ней тихо подошла сонная Алена и обняла со спины.
— Ммм… Запах кофе и табака…
— Твои арбузы упираются мне в спину.
— Не завидуй со своими гранатами. – Алена села и взяв из пачки сигарету, закурила. – Не вижу нашего слугу.
— Он улетел.
— Так быстро? – Алена подняла брови вверх.
— Кажется, твой телефон разрывается от звонков.
— Даже не хочу знать кто. Ничего не хочу.
Майя, затушив сигарету пошла в комнату, и взяв телефон, подошла к Алене.
— Я с тобой. Чей бы голос не прозвучал, он по ту сторону. А я тут.
Алена цыкнула, но ответила. Майя села и взяла руку подруги, сигарета Алены тлела в пепельнице. Алена говорила с матерью на счет похорон. И какая помощь необходима.
— У меня нет столько денег… Ну, а я тут причем?! Мам… Мам… А его коллеги? Жена? Я не… – Алена тяжело вздохнула. – Я поняла. Ясно. – Алена бросила телефон на стол. И затушив уже истлевшую сигарету, достала новую. – Геморрой. Даже умершие люди должны платить за смерть, да и отжимать у живых.
— Похороны — это не радость. И тоже хлопоты.
— Его акции перешли к компаньоном. Ни копейке семье не досталось. Жена осталась с минусом. И все обязанности перевела на мою маму. И слегла в неврологию.
— Она потеряла мужа. – Майя задумалась о Рауле. Она стала беспокоиться о том, нормально ли проходит полет.
— Мама попросила сходить в ресторан. Там его коллега заказал зал. Нужно дать средства. В общую кассу.
Майя с нежностью глядела на подругу и массировала ей кисть руки.
Рауль закрыл глаза сидя в бизнес классе. Он вспоминал неожиданную встречу с главой американского криминального мира. Стен Эктор имел две клички. Его семья звала его Большой Папа, среди других глав он звался Ястребом. Эктор предложил Раулю пойти против Михаэля, заявив, что Белая Маска слишком активен и не собирает совет, чтобы обсудить свои действия. Рауль не дал ответа. К нему с милой улыбкой наклонилась стюардесса, и поставив чашку кофе, прикоснулась к руке Монсиньи.
— Месье Рауль, как всегда весь в делах. Не желаете еще что-нибудь? – Рауль прекрасно понимал, о чем она. Жестом пальцев попросив наклонится еще ближе, он прошептал ей на ухо слова, которые с быстротой стерли блеск желания побыть наедине. Стюардесса выпрямилась. – Простите за беспокойство, месье. Если вам понадобится что-то, позовите.
Майя с Аленой после долгой прогулки зашли в квартиру. Они заметили, что кто-то пришел. У Алены забилось сердце, и она быстро побежала в комнату, не снимая куртку. Майя не спеша разделась и пройдя следом, увидела подругу в объятиях Фернана.
Зайдя на кухню, она остолбенела. Затем молча развернулась и кинулась прочь. Но Раймуль успел поймать ее в свои объятия в коридоре и прошептать:
— Я соскучился. Не убегай. Я знаю. Моё появление неожиданно. Но я очень переживал за тебя.
Раймуль сжал ее сильней. Майя тряслась. Ей и так поцелуя брата хватило, а объятие Раймуля уже для нее было чересчур. Она закрыла глаза.
— Чай хочешь? Я заварю.
Раймуль отпустил Майю.
— Алена дала ключи Фернану. Мы не взламывали…
— Я не думала о плохом. Догадалась. – Майя подошла к плите и поставила чайник. – Расскажи о своей маме. Какая она?
Раймуль сел за стол.
— Красивая и хорошая. Она… Мы можем съездить во Францию. И я познакомлю тебя с ней.
Для Майи это был не плохой вариант. Она бы лично увидела эту женщину и поняла, почему она так поступает с Раулем.
— Но не сегодня. – Майя обернулась к Раймулю. Она увидела на его лице улыбку и радостный взгляд.
— Ты как? Все хорошо?
— Да. Все отлично. – Майя села за стол, напротив Раймуля. – Я не вспомнила. Но… Что между нами конкретно произошло?
— Я ревновал. Сильно. И вспылил.
— Я дала повод? – Майя смотрела на Раймуля, постепенно успокаивая себя.
— Я не идеален. – Раймуль постучал пальцами по столу, – И заглядываю под каждую юбку. Поправка. Заглядывал. Сейчас я весь в работе. Да и… – Раймуль замялся. – Я хочу, чтоб ты доверяла мне. Вот и совершенствую себя. И мы сюда приехали ненадолго. Завтра днем улетаем.
Майе не понравилось слово завтра.
— Что ж… Моя квартира, как вижу приняла вас…
Вошел Фернан, и поздоровавшись с Майей, тихо что-то шепнул другу. Алена подошла к Майе и увела ее в комнату.
— Май… Займешь Раймуля?
Майя схватила за плечи Алену.
— Компанию я ему составлю. Это не проблема. Но… Я и без воспоминаний чувствую его флюиды ко мне. Это ты про него говорила грабли? И что ты просишь?
— Я знаю. Прости. Это глупо.
Майя увидела грустный взгляд подруги.
— Ален. Даю вам час. Два максимума. В общем один сеанс кино.
Алена обняла Майю и сказала, что очень любит ее. Майя ощущала, что слишком много любви она получает. А кто-то из этого парадокса вселенной ни одной. Майя столкнулась в коридоре с Фернаном, который не знал, как начать разговор и Майя видела в его лице, что ему неловко перед ней.
— Круассаны и бутылку шампанского. И мы в расчете.
Фернан обнял ее и сказал спасибо. Майя переоделась в другую одежду в ванне. И зайдя на кухню, она размяла пальцы. И не решалась на разговор. Подойдя к холодильнику, где наверху лежали пепельница и пачка с малым количеством сигарет, она закурила. Раймуль услышал звук зажигалки и резко повернулся.
— Мадмуазель, курение вредит здоровью и красоте.
— Мое здоровье и без табака подкосилось. Пойдем прогуляемся? Только докурю.
— Что с губой?
— Что? – Майя дала себе время придумать идеальный вариант ответа, изобразив, что не поняла вопроса.
— Кто-то снова на тебя напал?
— Нет. Это случайно. Ударилась. Пустяк.
— Тебя нельзя оставлять одну… – В кармане джинс у Раймуля зазвонил телефон и он ответил. Майя понимала разговор, который ее заинтересовал. – Что случилось? Звони в полицию. Мам, я не супергерой. Летать не умею… Я позвоню своим помощникам. Бери такси и езжай в мою студию… Мам… Успокойся. Эти люди обычные наркоманы… Так… Это не мои друзья. Я давно с этим не связан. Мам, может ты лучше возьмешь такси и поедешь? Даже если бы я был с тобой, я не боксер, мам… Езжай в студию и позвони мне как доберешься. Успокойся. Я люблю тебя.
Для Майи это было полезной информацией. Она поняла, что Раймуль уже попадался за наркотики. Она слегка ухмыльнулась мысли, что Рауль изготавливает и продает, а Раймуль употребляет. Раймуль позвонил своему помощнику и подойдя к Майе, обнял ее одной рукой. Майя не стала отталкивать его. Она поняла, что его мать очень осторожна к людям и первого встречного может проигнорировать. Раймуль – это быстрый путь добраться и втереться в доверие к женщине. Закончив разговор, Раймуль спросил Майю почему она улыбается.
— Приятно и мило видеть общение сына и матери. Да и вообще. Кто бы мог подумать, что звезды эстрады находятся в этой квартире.
— Мы не суперзвезды эстрады. Много конкуренции. Крутимся как можем. Но сцена – это я. Ты же видела. Хоть и не помнишь.
— А когда могу увидеть еще? Может вспомню. – Майя втянула дым табака и выдохнула в сторону.
— Скоро. Пишу новый альбом: «Прикосновения».
— Интригует. Пойдем. А то уже я слышу звуки, что меня смущают.
— Мы тоже можем… – Раймуль слегка провел по щеке Майи.
Майя сдержала свои эмоции. В голове возникла картина, где Раймуль весь в крови и со сломанной гитарой сидит на полу.
— Не так быстро. Я еще не доверяю тебе.
— Тогда прогулка добавит больше уверенности во мне.
Раймуль сдерживал себя. Обычно в его жизни если возникло желание, он даже пальцем не манил, а просто имел ту, кто первая среди других обхватывала его за шею. Сейчас же он желал одну, и его сексуальная жизнь свелась на нет. Глядя на Майю, Раймуль сдерживал в себе дикого зверя.
Раймуль взял автомобиль напрокат, и они без труда добрались до центра. Майя наблюдала как водит Раймуль, но она понимала, что Рауль даже в этом обошел своего сына. Раймуль внимательно смотрел на дорогу и ему показалось, что Майя что-то сказала ему. Майя же одними губами прошептала, что спит с его отцом.
— Что? – Раймуль быстро повернулся к ней. – Ты что-то сказала?
— Нет. Смотри на дорогу. Ты в России. Автомобиль может и сверху упасть. А также возникнуть из-под земли.
Выйдя из уборной в торговом центре, Майя увидела, что Раймуля уже облепили девушки. Майя улыбнулась, и отвернулась. Она увидела брата. Михаэль был одет довольно привлекательно. Черные джинсы, высокие кожаные сапоги. Вязаный бордовый свитер, который он закатал до рукавов. И в его руках кожаная куртка. Майя подошла к брату.
— Вижу главам нечего делать. И они гуляют. Детей бы взял.
— Я был в делах. Но есть и помощники на побегушкам. За столько лет непрерывного копания в дерьме, могу позволить скинуть временно обязанности на других. Вижу старший надоел. Решила младшего к себе приютить?
— Ну… Если со стороны это выглядит так. То возможно. – Майя дотронулась до свитера и посмотрела, как он связан. – Где купил? В брендовом?
— Ты не поверишь. Вамп связала, когда была беременной Борей.
— Здорово. Я так не умею.
— Все впереди. – Михаэль провел по волосам Май. – Опять этот взгляд.
— Да. Ты же мужчина. Почему я не могу видеть в тебе сексуального объекта? И мы связаны только по крови. По факту. Родственных чувств между нами нет. Мы же тут не будем заходить за грани?
— На что гуляешь?
— На средства младшего. Раз явился незваным гостем, пусть и радует хозяйку. – Майя мило улыбнулась. – Я шучу. Монсиньи дал мне карту. Не забрал. Вот и шикую. – Майя задумалась опустив взгляд вниз, затем подняла глаза на брата. – Ты в курсе, смог ли Рауль развестись?
— Ну это нетрудно узнать. – Михаэль набрал Раулю. Майя стояла и с любопытством смотрела на брата. – Здравствуй Французский лев. – Михаэль довольно скалился. Рауль же прорычал, что сейчас очень занят. И если Михаэль звонит от нечего делать, то он отключается. – Значит не дала согласие. Что? Не мое какое дело? Ааа… Прости. Неправильно понял и перевел. Тут рядом красивая особа. Случайно столкнулся с ней. Гуляла… – Михаэль опустил руку вниз. – Отключился. А ведь твой телефон у меня в доме остался. Ну в общем, не вышло у него.
— Ясно… Спасибо.
Майя обратила внимание, что Михаэль смотрит за ее спину. Обернувшись, она увидела Раймуля. Майя не могла понять, с каким выражением лица он смотрит на них. Раймуль стал подходить к ним. Михаэль улыбнулся, Майя повернулась к брату. Опустив свой взгляд на сестру, Михаэль наклонился к ее губам и лизнул. Раймуль ускорил шаг и подойдя, отдернул Майю от него. Раймуль хотел высказать свое мнение, но Михаэль его опередил.
— Ну давай, наори на меня. Ты не знаешь кто я. И как я связан с ней.
Раймуль уловил в его лице схожие черты с Майей. Но больше всего его взгляд привлек шрам от ожога на правой щеке. Майя знала, что Михаэль открыл свой лик. Не смотря на это, она не чувствовала опасности. Теперь к ней подойти не так просто. Она осознала, что Михаэль позволил Раймулю прийти в ее квартиру по двум причинам. Он является сыном Рауля и ей он не сделает плохого.
— Это мой брат.
— Но… Твой брат погиб. Я узнал об этом. Май… – Раймуль с тревогой смотрел на Майю. – Ты уверена, что тебя не обманывают?!
— Посмотрите, какой паникер. – Михаэль лукаво улыбаясь, протянул ему руку. – Михаэль Латунов. Имя Михаил другое, но короткое, значение такое же. Да. Мои похороны были шикарными. Я даже присутствовал на них. Бизнесмен. Ты ведь тоже крутишься на верхушках общества. И знаешь, что там выживают акулы, которых поедают акул. Не смотри так на меня. Я не умер. И не призрак.
— Я не доверяю вам. Вы пудрите ей мозги. Не знаю для чего.
— А для чего она тебе? Ведь хотел ее трахнуть и выкинуть. Трахнул. Что ж не выкинул то? Любовь? Ах это прекрасное и окрыляющее чувство. – Михаэль схватил за щеку Раймуля и потрепал ее. Парень резко отбил его руку от себя.
— Откуда? – Раймуль запаниковал. Он знал, что Майя еще не вспомнила свое прошлое и не могла рассказать это.
— Моя сестра мне дорога. Я люблю ее. Думай, что хочешь. Такому как ты не понять всю происходящую ситуацию. – Михаэль задорно стал говорить. – Помимо бизнеса я еще и пророк. Так вот. Скоро твоя семья соединится, но это будет не начало счастья, а начало твоего ада.
Михаэль потрепал по голове Раймуля, который впал в ступор. Но очухался, когда Михаэль поцеловал кисть руки Майи и ушел.
— Не нравится мне этот тип.
— Тогда он дал моим родителям очень крупную сумму денег или запугал их так, что они счастливо улыбались и нянчились с его детьми.
— Но почему?
— Защита свидетеля. До этого ты видимо не додумался. – Майя мило улыбалась. – Те, кто меня избили, хотели узнать информацию. В этом и была их ошибка, выйти на меня. Их поймали. Но они пытались убежать. И погибли в перестрелке. На этом и закончилось. Преступники мертвы. А брат смог снова зажить своей жизнью. Причем открыто действовать в своем бизнесе.
— Ты вспомнила?
— Лишь то, что мне говорят. Но скорее это мое воображение.
У Раймуля остался осадок после встречи с Михаэлем, и Майя это почувствовала. Она долго думала, правильно ли она поступает. Очередной наплыв фанаток Раймуля заставил Майю отойти подальше. Она рассматривала витрину с платьем. Цена Майю удивила, но зайдя внутрь, она решила примерить его. Освободившись, он не обнаружил Майю, отчего запаниковал. Раймуль бегал с одного этажа на другой. Майя же стоя в примерочной и глядя на себя, видела, что платье ей идет. Стоя у зеркала и слушая комплименты продавца, она стала мечтать. Как бы Рауль на это среагировал? Понравилось ли ему, как она выглядит, или же предложил ей другой вариант? Майя не купила платье, сказав, что посмотрит еще варианты. Раймуль после долгого поиска обнаружил Майю у фонтана и подбежал к ней.
— Ты меня напугала. Исчезла не зная куда. Телефона нет. Боялся своих же мыслей, что тебя похитили.
— Этого не повторится. – Майя не смотрела в глаза Раймулю. – Мой брат не позволит.
— Тебя уже похищали, два раза. – Раймуль отпустил из объятий Майю. – Третий будет для меня невыносимым.
— Раймуль. – Майя опустила взгляд вниз. – Со мной опасно находиться. Ты ничего не знаешь обо мне. И что я скрываю.
— Так расскажи. – Раймулю не нравилось, с какой интонацией говорит Майя.
— Я все вспомнила. Не говори Фернану. Алене я после похорон скажу.
— Что? – Раймуль сделал шаг назад от Майи. – Когда?
— Когда ты навещал меня в больнице. – Майя отвернулась от Раймуля и глядела как плещется вода в фонтане.
— Это не объясняет, чем ты опасна. – Раймуль встал рядом с Майей.
— Ты можешь умереть. Для многих — это потеря всей духовности. Группа распадется. А виновник я.
— Я не понимаю.
— Не нужно… Просто будь от такой как я, как можно дальше.
— Ты… До сих пор на меня обижена? Поэтому так говоришь?
— Нет. Я даже счастлива, что такой как ты, испытывает ко мне чувства. Но… – Майя вздохнула. – Я связана с опасным миром. И… В любой момент, из-за меня может случиться трагедия. Я не могу тебе рассказать всех подробностей. Но если сцена и группа тебе дорога, не нужно быть со мной.
— А как же твоя подруга? – Раймуль сел на выступ в фонтане.
— После похорон она покинет нашу страну и уедет во Францию. На сколько мне известно, ты и Фернан там живете. Но я осмелюсь поехать с вами. Возможно, это будет моя последняя поездка.
— Хм. – Раймуль грустно улыбнулся. Он бы не верил этим словам, если бы не знал, что Майю скрывали. – Мое предложение войти в состав группы еще действует. Фернан не простой барабанщик. Имеет некие возможности. Мы укроем тебя. Все будет хорошо.
— Я хочу познакомиться с твоей мамой. – Майя повернулась к Раймулю, мило улыбаясь. – И сказать ей спасибо за такого сына. Хоть и с бывшими ошибками в жизни. Но сейчас ты вступил на путь истинный.
— Тогда… После похорон поехали с нами навсегда. Ты и Алена, будете вместе во Франции. Под защитой властей. Я и Фернан вас защитим.
Майя просто покивала головой. Раймуль спрашивал ее о многом, особенно о брате и в какой она замешана истории. Майя отвечала коротко. А некоторые вопросы Раймуля оставляла без ответа. Они решили дать последний круг по торговому центру и перекусить в кафе.
— Что за кольцо? Оно мужское. Откуда оно у тебя?
Майя, сидя за столом напротив Раймуля, гладила пальцами кольцо.
— Его мне подарили. Человек. С которым лучше тебе не видиться.
Для Раймуля этот ответ подтвердил его подозрение, что Майя попала в плохие руки. И ее жизнь под постоянной угрозой. Сама Майя понимала, что брат появился не просто так в торговом центре. И что сейчас Михаэль перегрызает глотки тем, кто хотел причинить ей вред и убить. После некоторого молчания Раймуль отпил чай и с тревогой поглядел на Майю.
— Ты похудела. И цвет кожи побледнел.
— Сейчас зима. – Майя положила руки на остывшую чашку чая. – Вот и бледная.
— Май. Прошу доверься мне.
— Зачем я тебе? – Майя видела удивленное лицо Раймуля. – Любовь? Сейчас прокручиваю все в голове. И понимаю, что нам затуманил разум “Небесное счастье”. Так ответь мне. Для чего я тебе?
— Для чего? А ты не видишь? Не чувствуешь? Не помнишь, что нарисовала? Я привёз тебе картину.
— Какую картину? – Теперь Раймуль видел удивленное лицо Майи.
— Там мы с тобой. Я обнимаю тебя. Она пугает. Но в тоже время манит. У меня складывалось ощущение, что я причиняю тебе боль. Но тебе это нравится. Словно, через пару минут, мы оба умрем.
Раймуль не знал, что задел за больное. Майя напрочь забыла про это картину. А как сказал ей тогда Слава, что она может стать шедевром и главным блюдом выставки. Майя молчала, Раймуль видел, как она побледнела. Он подошел к ней и спросил, что с ней. Майя заплакала. Рауль знал, что она не может рисовать. Но лично ей об этом в лицо не говорил. Не напоминал. Не проводил тесты как брат.
— Я не могу рисовать. После комы, не могу… Я вспомнила все. Кем я была. Раймуль. Ты потерял ту Майю. Понимаешь. Я хочу быть той, кем была. Но мысли блуждают другие. Не как раньше. И, мой талант исчез. Меня снова ждет психолог.
— У тебя подруга психолог. – Раймуль вытирал ей слезы и гладил по плечам. Для окружающих людей в кафе они выглядели милой парой, что слегка повздорили.
— Семейный. Мне нужен в другой области. Но думаю, и она мне поможет.
— Тогда почему ты прощалась со мной?
Майя не успела ответить. К ним подсел юноша. Майя удивленно смотрела на Костю, который начал говорить по – английски.
— Маленький лев, у вас проблемы. Молчи и слушай. – Костя взял кружку Майи и сделал глоток из нее глоток. – Некогда объяснять. Сейчас мы пойдем в туалет. Я выяснил. Подходящее окно для побега есть в мужском. Нужно сбежать через него. Все. Вперед если хочешь сохранить жизнь.
Костя встал и направился в туалет. Раймуль повернулся к Майе.
— Он сказал, что нам нужно идти в мужской туалет…
Майя вскочила и взяв свои вещи, потянула Раймуля за собой. Когда они вошли в туалет, Костя закрыл дверь за ними. И достав из своего рюкзака маленький молоточек, стал разбивать стекло. Майя одевала свою куртку.
— Что происходит? – Раймуль непонимающе смотрел на эту ситуацию. Майя протянула ему его куртку.
— Я говорила. Со мной быть опасно.
Косте удалось разбить стекло. Он повернулся к ним.
— Некогда разговаривать. Маленький лев, поторопись. Подтяни ее на верх. – Костя перешел на русский. – Тётушка, вам придется помочь ему подтянуться.
Раймуля окутал страх. Он помог подняться наверх Майе. И без ее помощи, сам запрыгнул на окно. Под окнами были нечищеные сугробы, в которые они спрыгнули. Они все втроем быстро побежали подальше от кафе. Раздались выстрелы, но пули не попали в них. Они вбежали в ресторан, где персонал явно ждал их появления. Майя, Костя и Раймуль сидели в маленькой комнате.
— Что за Голливуд? – Раймуль сидел, побледнев. – Я слышал выстрелы.
— Это еще так себе. Люди отца успели вовремя. Тётушка ты как?
— Как Михаэль? – Майя тревожно смотрела на Костю.
— С ним ничего не будет. Но он не выяснил, кто конкретно действует. Торговый центр пытались заминировать. Но отец лично разминировал бомбы и убил двух киллеров. Его же люди поймали и пытали людей, что подкинули бомбы.
— Чтобы меня убить, не пожалеют и других людей. – Майя закрыла глаза. Она решила отказаться от плана поехать во Францию. – Раймуль. После похорон, уезжайте немедленно. Без меня.
— Ты поедешь со мной. Я не оставлю тебя тут.
— Раймуль. – Майя открыла глаза и посмотрела на него с грустью. – Ты еще не понял? Тут я в безопасности. Будь я одна, все было бы проще. Что на счет Алены. Я доверяю ее вам. Со мной лучше не связываться.
Они больше не говорили, лишь молча сидели. Дверь открылась и вошел Михаэль. На нем была все та же одежда, что и при встрече в торговом центре.
— Майя не знает английский. Но слушай меня и внимай, Консиньи…
— Откуда знаете мою фамилию?
— Не перебивай. Это не сложно. Завтра безопасный вылет я вам обеспечу. Хоть ты и конкурент, но я помогу. В эту страну ты приедешь из-за выступлений. И больше причин появляться тут у тебя не будет.
Раймуль смотрел на него с нотками гнева. Майя погрузилась в мрачные мысли. Она договаривалась с Раулем, что через неделю попрощается со всеми и полетит во Францию, где будет жить под другим именем и в золотой клетке. Майя согласилась на такую жизнь ради Рауля. Теперь же ощущала себя загнанной в угол. И выход из этой ситуации она видела в отшельничестве. Майя не могла жертвовать другими невинными жизнями. Майя рассуждала, что одно дело действовать защищая себя. Другое, видеть, как умирают близкие для нее люди.
— Позволь… – Обращаясь к брату, голос ее дрожал. – Сделать прощальный звонок.
Михаэль, не отводя взгляд от Раймуля, достал телефон и разблокировав, протянул ей.
— Французский Лев, так забит он у меня в контактах.
Майя взяла телефон и вышла. Она зашла в туалет, по пути не давая телефону блокироваться. Майя в динамике услышала недовольное рычание Рауля.
— Это я, Аш… – Майя слышала тишину. И решила продолжить. – Я звоню, чтоб попрощаться. – Майя не могла больше сдерживать слезы. – Сегодня лично убедилась, что за мной началась охота. И на это не жалеют ни средств, ни людей. Я не могу… Я люблю тебя. Очень. – Сидя на полу, она пыталась унять дрожь, но еще сильней погружалась в страх и депрессию. – Помимо моего таланта, меня лишают и тебя. Я не могу позволить, чтоб из-за меня ты подвергся наплыву врагов. Видимо племянник прав. Чем больше я тяну с ответами богу смерти, тем больше он лишает меня… – Майя не знала, что Рауль ощущал себя бомбой на грани взрыва. Он молчал, но в голове пробежала мысль, что фантазия Майи быстро перешла с единорогов в культ смерти. – У меня мало времени, Аш. Я не могу позволить, чтоб ты знал, что те люди достигли цели. Однажды из-за меня ты уже подорвал себя… Прощай мой воздух, мой важный элемент жизни…
— Закончила? Я знаю. Все знаю. Думаешь меня это пугает? Релизер. Разговор записывается. Так, что это другому человеку… Когда будешь это слушать, не думай, что лишил меня возможности взять и забрать ее себе. И…
Дальше Майя не понимала, ей казалось, что Рауль перешел на латынь или на неземную речь. Под конец Рауль заявил, что лично ей сообщение оставит на автоответчике ее номера. Майя зашла на кухню персонала словно зомби. Протягивая телефон обратно брату, она сказала, что там послание ему. Михаэль достал наушник и воткнув в ухо быстро нашел записанную речь. Майя пустым взглядом наблюдала за братом. И как его глаз стал дергаться. В отличии от Майи, Михаэль прекрасно понял, как Рауль покрыл его благим матом. И заявил, что если через неделю Майя не явится сама к нему, то он, не смотря на все силы Белой Маски, придет и заберет ее, прямо под его носом.
Перед Раулем посадили женщину с завязанными глазами и кляпом во рту. Когда ей развязали глаза и вытащили кляп, она испуганно озарялась, но увидев Рауля, испугалась еще сильней. Натали вжалась в спинку стула.
— Я не подпишу…
Перед Раулем поставили на стол черный чемодан. Монсиньи спокойно встал и снял пиджак. Натали со страхом наблюдала за его действиями. Рауль аккуратно повесил пиджак на спинку стула. Расслабил галстук и, расстегнув запонки рукавов, закатал их до локтей.
— Натали… Я все это время из-за нашего прошлого, обходился с тобой терпеливо. Даже был готов на твоих условиях подписать договор. Но… Ты тварь просекла, что раз я с легкостью на них согласился, то лишить меня всего у тебя не выйдет. Ты права. – Рауль открыл чемодан. – Мое терпение безграничное. И мою жизнь до определенного случая не волновал статус брака. Сейчас… – Рауль перелил в одну колбу два вещества. И закрыв ее, стал трясти, глядя на Натали. – Мне нужен развод. И ты подпишешь его.
— Так убей меня. И станешь вдовцом.
Рауль улыбнулся уголком рта. И положил колбу в специальный отдел ящика. Он надел хирургические перчатки и взял шприц.
— О нееет. Ты двадцать лет жила и знала, что этот день придет. Когда я приползу к тебе и буду умолять о разводе. Но дни шли. За ними года. А я не приходил. – Рауль наполнил шприц раствором из колбы. Его подчиненные крепко схватили Натали. Один из подчиненных взял ее руку. – Не нужно дергаться. Игла может сломаться и остаться в руке. А это проблематично для тебя и меня. Я не убью тебя. Твоя смерть только кинет на меня огромную тень подозрений. Это вещество просто туманит разум. Он как наркоз. Легкий наркотик. Зависимой ты не станешь. Но советую пару деньков отлежаться дома. За развод ты получишь компенсацию. Все же любил тебя. Предложение же сделал. Даже сына мне родила. Красивый мальчик. – Рауль присел перед Натали. – Талантливый. Но жаль, что глаз положил на то, что принадлежит мне. Но это уже другая проблема. – Рауль видел, как по щекам Натали потекли слезы. – Это меня никогда не трогало… – Рауль осекся, вспоминая плачущее лицо Майи, когда они были в его доме на море. Натали впервые увидела грусть и нежность в глазах Рауля. Ей зажимали рот, и она пыталась говорить. Рауль очнулся от воспоминаний и жестом руки попросил освободит ей рот.
— Кто она? Такой взгляд я не замечала к себе.
— А может не помнишь? Столько лет прошло. Но возможно… Ты права. – Рауль сам удивился своей спокойной интонации. – Кто она? Подумал бы, что ревнуешь. Но нет. Ты боишься, что я причиню ей боль. Да. Сам этого боюсь. Натали… Ты ведь могла сейчас иметь все. Но то предательство я не могу тебе простить. Могла же поговорить со мной. Попросить развод. Сказать, что разочаровалась во мне.
— Прошлого не вернуть. Но такое все мне не нужно… Делай, что задумал. И покончим с этим.
— Будет больно. Но потом погрузишься в нирвану. Это вещество специально для тебя изготовил.
Натали закрыла глаза, чувствуя, как вещество с терпимой болью ввели ей в вену.
Адвокат по разводу удивленно сидел и протягивал документ. За его практику, этот случай у него был самый долгий и сложный. Натали словно кукла сидела. Рауль спокойно сказал ей, что нужно подписать в этом месте. Она медленно ставил свою подпись. Когда Рауль поднял Натали и сказал ей идти за ним, адвокат даже не стал интересоваться состоянием женщины, прекрасно зная, какое влияние в обществе имеет Монсиньи. Рауль лично довел Натали до ее квартиры и уложил ее на кровать. Зная, что от вещества может возникнуть побочный эффект, он остался в ее квартире.
Майя добралась до квартиры с Раймулем без происшествий. Майя закрылась в ванне, и раздевшись, просто легла, ощущая холод от покрытия ванны. В дверь тихо постучали. Майя натянула полотенце на себя и приоткрыла щель. В нее протиснулся Раймуль. Он закрыл дверь на щеколду.
— Давай сейчас все уедем. Чихать на похороны. Живые дороже.
— Ты не понимаешь. – Майя услышала свой равнодушный тон. – Мне не убежать. Только за спину брата. Бегите вы. Но по плану Михаэля. Иначе вы в огромной опасности.
Майя видела, как Раймуля трясет.
— И что, это наша последняя встреча?
— Да… Прошу Раймуль. Мы будем живы. А это самое важное…
Раумуль поцеловал девушку. Майя пыталась освободиться, но его руки сильно сжали ее. Раймуль скинул с нее полотенце. Он повернул ее спиной к себе, и зажимая одной рукой ей рот, другой рукой прижал к стене.
— Нет… Я не согласен. Этот твой брат… Явно влиятельный тип. И смею предположить связан с криминалом. Но раз ему дорога его сестренка, то он сделает все, чтоб ты была счастлива. Зная тебя немного, ты с головой уйдешь в образ лешего, ради нас… – Майя пыталась освободиться, но Раймуль только сильнее прижал ее к стене. – Сейчас я совершу плохой поступок. Но ради нас. Ради нашего счастья. – Майя плакала и пыталась кричать. – Нет, моя девочка, моя сладкая и нежная. Не кричи. Разбудишь их. И тогда Алена не покинет тебя. И ты обречешь подругу на страдания. А ведь ты хочешь защитить нас? А я хочу тебе дать шанс уехать из этой страны.
Майя почувствовала, как плоть Раймуля начала входить в ее влагалище. Грубо и больно. Майя твердила себе, что она должна потерпеть. Ее разум сходил с ума. От каждого движения Раймуля она чувствовала тошноту и боль. В ее голове промелькнула мысль дотянуться до кнопки в кольце. Но ее руки крепко держал Раймуль. Он уткнулся лицом в ее затылок, сильней зажимая Майе рот. Раймуль оправдывал себя. Думал, что если его сперматозоиды оплодотворят ее клетку и зародится жизнь. То это ее билет к нему и в безопасную жизнь. Раймуль шептал слова любви, что не сочетались с его грубыми действиями. Майя почувствовала быстрое трение и поняла, что Раймуль скоро кончит. В ее голове крутились сцены счастливой семьи с Раулем. Но Раймуль уничтожал их, и с этим Майя смириться не могла. Для нее эти красивые сцены в голове были самой дорогой и счастливой фантазией. Она ощущала, что с каждым разом погружается в темноту, где не было даже мыслей. Майя не поняла как получилось, что они оба упали на пол. Раймуль, тяжело дыша на полу, довольно ухмылялся. Майя увидела, что Раймуль встал и подошел к ванне. Он включил горячую воду и стал наполнять ванну, добавляя в нее всякие ароматные масла. Раймуль подошел к ней и присел. Майя подняла голову, осознав, что кричать уже поздно и сопротивляться тоже.
— Что ты наделал? У тебя был шанс. Шанс счастливо жить…
Раймуль взял ее за лицо.
— Ты моя Коррин. А я твой бог Годдард. Только смерть разлучит нас.
Майя считала, что она поехала головой, видя нездоровый и радостных блеск глаз Раймуля и его улыбку. Раймуль поднял ее, и погрузил в ванну. Для Майи это было отличным сравнением Рауля с Раймулем. Все ей твердили, что Монсиньи опасен. Но для Майи был опасен Раймуль. Она благодарила судьбу, что встретила Монсиньи в возрасте. Она видела отражение прошлого Монсиньи в Раймуле, и осознавала, что это Раймуль переломает ее. А не Рауль, как все говорили ей об этом.

0
25.05.2019
avataravatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
79

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Из серии:

Другие записи автора Ирина: посмотреть остальные.


Еще на тему: Эротика


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Как описать внешность / характер персонажа

avataravataravataravataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar
Тип конфликта в литературном произведении

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

avataravataravataravataravataravatar

Лучшие книги в жанре детектив

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть