Прикосновение без слов глава 2

Майя и Алена громко ругались. Алена пыталась вразумить Майю, но ничего не выходило.  

– Май, послушай меня, я ведь семейный психолог. Да, ты переспала с мужчиной, который периодически мелькает на сцене. Да, это было спонтанно. Май, не грызи себя за это!  

– Измена! Это измена! – Майя нервно ходила по комнате и грызла ногти.  

– Ты не замужем за Вимом. Да и ваши отношения с ним не такие уж и крепкие. Урчите по телефону про любовь, но сами живёте по отдельности, каждый своей жизнью. У вас нет будущего. Я изначально об этом говорила тебе. Успокойся! Да прекрати ты грызть себя! Слышишь?  

– Ты же психолог! – Майя кричала на подругу. – Семейный! Семейный! И одобряешь мою измену? Алена, почему? Почему не ругаешь меня?  

– Вот именно, что одобряю! – Алена начала закипать. – В твоем шкафу есть секс игрушка! А когда женщина тайком заводит такие вещи, значит интим от мужчины на слабом уровне. А он важен в жизни влюбленных! В жизни женщины особенно. Я не одобряю левые связи. Май! Ты скучала по ласке мужчины. Вот и переспала. Многие женщины в браке бегут к любовникам, лишь для одной цели – секса! А с мужем спокойно живут и не подают на развод. И когда законный супруг узнает об измене, то начинает творить чудеса в постели. И планирует бросить после этих чудес жену, но по статистике они продолжают жить вместе. И любовник отходит за Кувыкины горы. И забывается. В принципы и у мужчин с любовницами так же. Я беспокоюсь о тебе!  

– Лучше о себе беспокойся. Одинокая и озлобленная девка! Всем другим советы даёт, а сама ищет, с кем бы переспать. И связывается с одними алкашами! А потом ревет в подушку, что они козлы!  

Майя поняла, что переборщила. Алена стояла молча, затем резко выбежала из квартиры, хлопнув дверью. Майя стояла и ревела. Она не хотела так с подругой.  

Приняв душ и выпив чай, девушка подумала, что ей станет легче. Но легче не становилось, а наоборот, напала тоска и грусть. Майя сама не понимала, почему она включила интервью группы Раймуля, а не попыталась помириться с подругой. Слушая голос лидера, она успокаивалась и потихоньку вспоминала свое ночное приключение. И понимала, что все меньше и меньше жалеет о содеянном.  

Майя всю ночь в наушниках слушала группу Раймуля и рисовала. На неё нахлынуло вдохновение. Долго вглядываясь в Раймуля, Майя все сильней стала восхищаться им. Она достала краски и кисти, и с жадностью погрузилась в создании картины. Майя поняла, что ей не хватало в жизни страсти и безумия в своих поступках. Раньше интим ее стеснял и пугал, но сейчас она почувствовала, что созрела для этой темы. В квартире пахло маслянами красками и растворителем. Майя открыла окно проветрить комнату, и продолжила упорно создавать свою картину, ища в интернете нужные изображения. Она с большим энтузиазмом делала мазки красками. И как профессионал, отходила на далекое расстояние, чтоб посмотреть целостность изображения. Так же девушка общалась со знакомым художником, и, несмотря на поздний час, ее друг отвечал ей.  

Под утро у Майи закрывались глаза, ее тянуло в сон. Она накрыла полотно и легла спать. К полудню Майя проснулась от звонка, её друг художник сказал, что картина неплоха, но имеет много изъянов. Такому заявлению Майя была не рада.  

Ещё сильней она была недовольна тем, что ей нужно срочно приехать к нему, а художник жил на юге Франции. Ехать девушке пришлось за свой счет. Майя собрала вещи в маленький темный чемодан и в первую очередь отправилась в парикмахерскую. Там она услышала шутку в свой адрес, что новая прическа – это новая жизнь, от которой хоть и мило улыбнулась, но внутри все перекосилось. В итоге ее длинные волосы стали очень короткими.  

Майя пыталась отогнать мысли об Раймуле и Виме. Но они лезли в голову, требуя сделать выбор и определиться в жизни. В ожидании поезда Майя рассматривала визитку Раймуля. В итоге она её выкинула с мыслью, что не будет общаться с тем, кто с легкостью трахнул её, несмотря на то, что ей понравилось. И набрала Виму. Как бы на душе у нее не скребли кошки, Майя решила не тянуть резину. И порвать с Вимом. Быть с Раймулем в планах у Майи тоже не было. Майя решила погрузиться с головой в искусство, хоть Франция и была ее любимой страной, теперь она ассоциировалась с Раймулем. И ехать Майе в эту страну не хотелось. Но ее друг и учитель настаивал на этой поездке. Девушке тяжело дышалось, и непонятные чувства сжигали её внутри. Вим быстро ответил на звонок. Хоть Майя и сама позвонила, их разговор никак не мог перейти в нужное русло. Вим мялся, не знал как сообщить Майе о том, что он не сможет приехать.  

– Что? – Майя облокотилась руками на край стола, стоящего внутри вокзала. – Неважно Вим, мы расстаемся. – Майя перешла на немецкий язык.  

– Что? – Вим тоже сидел за столом, но в кафе. – Я… Не понимаю… Почему?  

– Тут нечего понимать. Тебя я не люблю. Переспала с другим без проблем. Кстати, классный парень. Голубоглазый, черноволосый, поет в известной группе. Не прям популярной, но многие слышали и любят их. Я не думаю, что я особенная у него. – Майя тараторила быстро, пока у нее была смелость. Она не знала, что Вим, слушая ее, исподлобья глядел на Раймуля, спокойно сидящего напротив него и пьющего капучино. – Не планирую окутать себя надеждой, что буду с ним. К черту вас мужиков. Ты добивался меня долго и упорно, а ему стоило лишь спеть на сцене, и я вся его. Бредово. Я еду во Францию, Вим. Я воспитанный человек. Хочешь поговорить, поговорим. Но… – Майя вздохнула. – Больше в наших встречах и отношениях я не вижу смысла. Прощай, Вим…  

Вим злобно дышал в сторону Раймуля, который был в недоумении. Раймуль глотнул кофе и наклонился к другу.  

– Ты чего на меня смотришь как бык на красную тряпку?  

– Наукой доказано, что быки не различают цвета, а красный цвет виден издалека, он больше не на быка, а на зрителей рассчитан. – Вим злобно смотрел на друга. Затем полазив в телефоне и найдя фотографию, где одна Майя, он ткнул телефоном прямо в нос Раймулю. – Заценил деваху, не так ли? Как? Хороша?  

Раймуль сглотнул, и, облокотившись обратно на спинку стула, стал смотреть в окно.  

– Подумаешь, разочек трахнулись. Бывает. К тому же деваха пьяная в хлам была. Даже не поняла с кем в постели лежала.  

– По хрену. Раймуль. Она только что бросила меня. Это… – Вим кипятился и из него фонтаном лились оскорбления в адрес Раймуля. – Ты понимаешь, как долго я добивался ее? Год ходил, еще полгода в постель медленно затаскивал. А стоило появиться такому щеглу как ты… Все, она уже вся твоя!  

– Я что-то не могу въехать в твою речь. Ты что, конкретно на меня обижен? – Раймуль снова наклонился к Виму. – Что я вообще с ней переспал? Или что я сделал это поэтапно быстрее, чем ты?  

– Слушай, Раймуль. Ты не представляешь, что ты наделал…  

Раймуль поднял брови вверх. И непонимающе посмотрел на Вима.  

– Я не люблю её. Точнее изначально в наших отношениях не любил. Она нужна нам.  

– Нам?  

– Слушай, Раймуль… – Вим перешел на шепот. – В общем, есть один покупатель…  

– Только не говори, что ты занялся проституцией? – Раймуль хоть и говорил наигранным милым тоном, внутри него бушевал гнев. Этот разговор музыканта напрягал.  

– Что за бред?! Нет! Махинация. Есть покупатель одной картины. Но эта картина большая ценность. И, разумеется, ее просто так не продать. Так вот, мы её продали…  

– Так причём тут девушка? – Раймуль сдвинул брови.  

– Она должна нарисовать картину, в которой мы спрячем деньги. И перевезем их в Германию, где и поделим.  

– А ты не боишься, что нас услышат?  

– Нет. Но… Признаюсь Раймуль, завидую тебе. Она оказалась потрясающей и наивной. Очень наивной.  

Раймуль выпил остаток кофе. Вим продолжил.  

– В любом случае, я давно хотел прибегнуть к этому методу. – Вим из сумки достал коробочку и положил перед Раймулем, который усмехнулся.  

– Прости пупсик, но я скажу нет.  

– Раймуль, это кольцо на твой пальчик не налезет. Так что обломись, мой зайка. Это для Майи.  

Раймуль взял коробку и открыл. Он увидел драгоценный камень, который отливал красным блеском. Раймуль закрыл коробку и вернул обратно Виму.  

– Настолько махинация дорога тебе в жизни, что готов обручится с ней?  

– Дело не только в деньгах. Раймуль, она прекрасный человек. Таких девушек нет. С ней… – Вим маленько замялся. – Очень интересно проводить время. И я полюбил её.  

– Если махинация раскроется? Не боишься в тюрьму попасть?  

– Нет. Этот вариант тоже проработан.  

– И кто же козёл отпущения? – Раймуль нервно забарабанил пальцами по столу.  

– Майя…  

Раймуль словно язык проглотил, а сердце выплюнул. Он закрыл глаза. Вим, видя бледное лицо друга, стал смеяться.  

– Не поверю, что великий бабник, что трахает всех подряд, влюбился в первую встречную.  

– Не верь. Оставлю эту тему без комментариев. Вим, тюрьма же убьёт её.  

– Русская да. Но в Германии у меня связи, у нее будет отдельная камера и все удобства.  

– Вот зачем тебе этот брак. Не боишься попасть под подозрение?  

– Разумеется мы все попадем, но… Согласись, на свободе я больше о ней позабочусь, чем сидя в тюрьме. Все уже готово. Осталась картина.  

– Ладно, мне по боку. Я в другой лодке. – Раймуль скрестил руки. – Мы давно с тобой не виделись Вим. Давай целый день проведём вместе и… – Раймуль лукаво глянул на Вима. -… И отметим твою холостяцкую жизнь. Тебя ведь бросили.  

– Я удивлен. Ты будешь пить? Раймуль? Ты же не пьешь и не куришь.  

– Ради этого можно чуть и выпить.  

– Хорошо. – Вим улыбнулся. – Сначала я позвоню…  

– А можно я. – Раймуль протянул руку к Виму.  

– Но… –  

– У меня телефон сел, забыл зарядить. А я должен сообщить, что цел и невредим. И даже не в обществе женщин.  

– Хорошо. Держи.  

Раймуль встал, его телефон остался на столе.  

– Заодно в туалет схожу, а то кофе дает о себе знать.  

Когда Раймуль зашёл в туалет, он из заднего кармана джинсов достал второй телефон. В телефоне Вима он нашел номер Майи, и набрал со своего. Гудки шли долго, но на звонок ответили. Раймуль услышал голос Майи, которая не могла понять, почему звонящий ей человек молчит. Раймуль сжал телефон Вима в руке.  

– Здравствуй сладкая, я скучал.  

– Раймуль? – Майя, ехавшая в поезде, была шокирована, и из её рук упала книга.  

– Что за звук? – Раймуль в кабинке облокотился на стену.  

– Книга упала.  

– Книга? Хм… Сейчас люди читают в электронном виде.  

– Это… Небесное счастье. Редкое издание. Я когда получила зарплату, то заказала. Правда. В России.  

– У меня есть Французское издательство. Я подарю тебе эту книгу.  

– Прям чудо. Известный музыкант дарит простой девушке книгу. Где же папарацци? Такое пропускают.  

– Я не такой уж и известный. А ты не считай себя простой. Майя – звучит как революция.  

– Характер не тот. Зачем – Мая сглотнула, её руки тряслись. – Такой разговор? Джинсы плохо постирала?  

– Джинсы? Они кстати на мне. – Раймуль глянул вниз. – У меня мало времени. Я позвонил… – Раймуль тяжело вздохнул, а Майя ждала. Он хотел сообщить про Вима и махинацию. Но не смог. – Чтоб сказать… Что очень скучаю.  

– Простите. Я не верю. – По щекам Майи потекли слезы, и она всхлипнула.  

– Ты плачешь? Май?  

Майя не могла сдерживать слезы, и Раймуль долго слушал ее всхлипы. Он хотел оказаться рядом с ней и прижать к себе. Но Майя стала тихо говорить и ее голос дрожал. Иногда Раймуль не понимал её слов. Но потом он услышал фразы, от которых ему ещё сильнее захотелось прижать к себе Майю.  

– Вы, мечта многих женщин. Я… Я мечтала о Франции, о брюнете с голубыми глазами. Мечтала, что он заберёт меня во Францию. Но жизнь текла своим чередом. Встретила человека. А… Потом появились вы. Я не верю в случайность или судьбу. Мы, люди, постоянно в препятствиях, которые должны преодолевать несмотря ни на что. Я считала себя сильной. Считала, что удачно ломала все преграды на своём пути. Считала, что встретила своего человека. Но рядом с вами я познала все свое ничтожество. Простите, что испортила вам штаны. Я не профессионал в распитие алкоголя. Но… Вы резко разбили мои стереотипы. И… Теперь я иду по наклонной. Я еду в Париж. Как говорят в народе… Увидеть Париж и умереть. К вам претензий не имею. И… Простите, что так появилась в вашей жизни…  

– Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! – Раймуль испугался, что больше не услышит ее голос. И не встретит её взгляда, что смотрит прямо в душу. – Май? Ты на связи?  

Раймуль услышал тишину. А Майя задержала дыхание. Услышав крик Раймуля, Майя поняла, что она сходит с ума. Раймуль отдышался.  

– Я не шучу. Это не прихоть музыканта. Небесное счастье – моё любимое литературное произведение. Май! Прошу поверь мне. Поверь, как Коррин поверила в любовь Годдарда. Ведь… Ведь из всех смертных дев он выбрал именно её.  

– Он выбрал её, потому что она говорила с небесами. Он спустился к ней, потому что из всех жриц, что даны богу, она была верной. И соблюдала все обряды. Я не такая.  

– Такая. Ты… – Раймуль тыльной стороной потер лоб. – Лучше Коррин. Они выдуманные в выдуманной истории. И…  

– И автор посвятил поэму своей покойной супруге.  

– Даже такой факт знаешь.  

– Да. После ее смерти он прожил долго, восхвалял её, как истинную женщину.  

– И ты ещё сомневаешься, что ты обычная. Сейчас купидон закидал меня стрелами любви. Май. Не уезжай из Франции до моего приезда. И не смей удалять номер. А лучше заучи его, как дважды два. Этот номер лично мой. Его мало кто знает.  

– А как ты узнал мой? – Майя успокоилась, и её лицо высохло от слез.  

– Я проныра ещё тот. Главное ведь узнал, позвонил и…  

– И? – Майя не выдержала долгой паузы.  

– Я люблю тебя.  

Раймуль прервал разговор. Пожилая пара в купе с Майей с любопытством смотрела на неё. Майя, заметив их взгляды, извинилась. Раймуль был счастлив, он записал номер Майи. И в голове созрел план, как немного поиздеваться над Вимом. Ему не нравилось, что задумал Вим. Раймуль набрал Фернану.  

– Ты мне набрал с этого номера. Редкость. Что случилось?  

– Фернан. Друг. Вим козёл.  

Фернан стал смеяться громко.  

– Я еще в Англии это знал. До сих пор не понимаю, зачем ты с ним поддерживаешь контакт?  

– Думал его вечные интриги меня не затронут. Но затронули. Я звоню, чтоб ты меня прикрыл перед менеджером.  

– Раймуль?! – Фернан был недоволен.  

– Друг, я в долгу не останусь.  

– Ты мне давно должен, но все долги не платишь.  

– Заплачу. Прямо после этой просьбы.  

– Выкладывай. – Фернан тяжело вздохнул.  

– Я приду завтра с утра.  

– Окей.  

– Так быстро согласился? – Раймуль поднял брови.  

– Да мне спорить с тобой дороже будет. До утра Раймуль.  

– До утра.  

Раймуль вышел из туалета и вернулся к Виму, который уже доел еду.  

– Долго ты.  

– Прости. – Раймуль протянул телефон Виму. – Абонент был недоступен. – Раймуль убрал в карман телефон, который лежал на столе.  

– Прости Раймуль, я тут подумал… Нужно поехать к Майе и поговорить.  

– Эй… Я что, зря выклянчивал себе выходной? И все ради того, чтобы провести с тобой время. Эта девушка не растворится. Поверь мне как знатоку девушек. Дай ей время. А мы погуляем и отдохнем.  

– Хорошо. Но завтра я прямиком на самолёт.  

– Конечно. – Раймуль пафосно в воздухе провел ладонями. И надел свои очки. – Давай, историк культурологии, показывай ваши знаменитые бары и пабы. Особенно те места, где делают вкусные сардельки.  

Вим засмеялся, и они двинулись в сторону приключений, при этом Раймуль часто обнимал одной рукой Вима и по- дружески прижимал его к себе, рассказывая разные небылицы. Раймуль держал себя в руках, и четко распланировал все свои действия, чтобы Вим денёк пролежал в долгом похмелье. Майя в пути познакомилась с пожилой парой, и они беседовали обо всем на свете. Майя сфотографировала их, сказав, что напишет картину по этой фотографии. Затем девушка долго смотрела в окно, пока не услышала, что её зовет пожилая женщина и обернулась к ней.  

– Я вижу на вашем лице тень сомнений. – Пожилая женщина со старческой невинностью смотрела на Майю.  

– Так заметно? – Майя опустила взгляд в пол.  

– Даже очень. – Затем она повернулась к своему мужу и попросила закрыть уши. Когда ее муж выполнил просьбу, она повернулась к Майе. – Основываясь на своём опыте и о предыдущем вашем разговоре по телефону… – Дама сделала паузу. Майя настроился на философскую речь и премудрости пожилой женщины. – Вы с ним с первого взгляда трахнулись?  

Дама невинно хлопала ресницами, а Майя открыла рот от удивления. Дама усмехнулась.  

– Честно. Я думала это сон. В голове алкоголь танцевал, а гормоны взяли верх.  

– Считайте это старческим маразмом…. Но я вижу, что вы девушка скромная и наивная. И даже в пьяном виде ты не кинешься без причины на мужчину. Но если при первом половой акте, он изменил твоё внутреннее я и открыл в тебе новые чувства, не сомневайся в нем никогда. Даже если вам не суждено быть вместе.  

Пожилая дама подвинулись ближе к мужу, и жестом показала, что тот может убрать руки от ушей. Майя улыбнулась им и попросила разрешение сфотографировать их снова. Супруги обняли друг друга и, прижавшись, улыбались в камеру объектива. Майя отправила их фотографию Раймулю, подписав: “Возможно, такого у нас не будет. Но я рада, что встретила тебя как своё “Небесное счастье”. Раймуль спаивал Вима, а сам ловко имитировал, что пьёт. Получив от Майи сообщение, он улыбнулся и попросил бармена налить Виму еще и проследить, что бы тот не покинул стойку бара, а сам отправился в туалет. Сняв всю верхнюю одежду и обнажив торс, он направил камеру на себя и другой рукой слегка оттянул джинсы. Майя, получив фотографию, стала икать. Супруги ласково на неё посмотрели, и дали совет попить воды. Майя вышла и побежала в туалет вагона. Тяжело дыша, она прочла сообщение: “Моя сладкая, я буду желать и иметь тебя даже будучи старушкой”. Майя же внутри горела огнём страсти. И обнажив свои груди, сфотографировала и отправила фото Раймулю. Краснея, вернулась обратно в вагон. Майя позволила мыслям о том, что она может насладиться обожанием человека, которого массового хотят иметь, поселиться у нее в голове.  

Вим был сильно пьян и вёл какую – то беседу, переходя то на немецкий язык, то на русский, а то и на английский. Раймуль давно потерял нить рассказа, и подливал Виму ещё больше. Сам же оставался трезвым. Раймуль читая, улыбался. Он хотел окунуться в отношения с этой девушкой. Сначала не оглашать о них, а затем заявить на всю публику, что влюблен. Майя написала ему: “ Я осуждаю себя, что поступила аморально. Но… Будь это другой человек, не ты. Не было бы этой истории. В ней нет романтики. У каждого была своя прихоть. Ты поимел меня и забыл. Я же считала, что попала в сказку для взрослых. Но вышло, что мы друг другу говорим про любовь. Я вечно во Франции ждать не буду. Туда еду по делам и ненадолго. Помимо всего нас обоих ждет работа и обязанности. Смело заявлю, что хоть и нравится твой голос, стиль, я не одна из безумных девиц, что рвется тебя поиметь и тем самым потушить свои безумные желания. Я за короткий срок прониклась к тебе. И меня пугает мысль, что это может быстро закончиться. Я не Коррин, не выдуманный персонаж. И если судьба скажет хватит, то мне кажется я сойду с ума от грусти. Я люблю тебя, Раймуль. До встречи”.  

Раймуль хотел ещё разок вкусить её плоть, добраться до самой души девушки. Презрительно кинув взгляд на уже спящего Вима, Раймуль решил закончить этот день. Как вдруг на своём плече почувствовал тепло незнакомой женской руки. Немка мило улыбалась, и сразу заговорила по -английски.  

– Я давно наблюдаю за вами. Почему вы не пьёте?  

Раймуль хоть и мило улыбнулся, но в его душе разыгралась злоба к наглой девушке. Он поймай себя на мысли, что, не встретив Майю, эта незнакомка уже стонала бы от его плоти в темном углу. Раймуль сидя, ближе наклонился к женщине и вдохнул её запах. Запах женщины Раймулю не понравился, сравнив его с Май, Раймуль понял, что эта женщина не ровня ей. Раймуль лукаво сощурил глаза, проник в карман пиджака Вима, и, открыв коробку, стал надевать кольцо. Делать это пришлось долго, и он глазами рассматривал женщину, делая вид, что оценивает ее. Женщина от этого получала удовольствие, но вскоре Раймуль показал руку и наигранным голосом стал с ней разговаривать.  

– Прости милочка, но как видишь, я занят. – Затем он прошептал ей на ушко. – Сегодня мой зая сделал мне предложение, я очень счастлив.  

Девушка усмехнулась, и отошла от них. Раймуль разглядывал кольцо, которое налезло ему на мизинец. И мурлыкал от счастья, понимания, что узнал размер пальца Майи. Раймуль убрал обратно Виму кольцо. И стал собираться и тащить друга в такси.  

Майю разбудил звонок от Вима.  

– Вим, я сплю.  

– Ответила по-немецки. Ты, наконец, ответила мне по-немецки. – Вим стал смеяться.  

– Вим, ты пьян? – Майя хотела спать.  

– В доработан. – Вим снова стал смеяться, а затем ныть. – Не знаю, как вышло, что я дома. Но я дома. А ты где?  

– Во Франции Вим. Ты хоть помнишь, что я рассталась с тобой.  

– Помню, помню. Поэтому и пью. Вернись ко мне. Я все прощу.  

– Давай поговорим, когда ты протрезвеешь.  

– А я хочу сейчас.  

Мая тихо зарычала.  

– Хорошо, давай сейчас. Протрезвей. Поговорим ещё. И ты услышишь очередное нет, сейчас и потом.  

Майя слушала, как Вим, что – то бормочет, но не могла разобрать. Затем Майя услышала, как Вим покрывает благим матом Раймуля. Майя стала спрашивать, кто это. Вим засмеялся и выложил Майе все грязные истории Раймуля, которые она не найдет в интернете. Майя слушала и злилась. Вим уснул, так и не отключив звонок, а Майя, поняв, что он спит, тут же прервала вызов и набрала Раймулю, который быстро ответил на вызов.  

– Моя киса по мне соскучилась?  

– Ты козел, Раймуль. Значит ты знаком с Вимом. Я, конечно, изначально знала, что ты за личность. …Но это перебор.  

– Май, выслушай меня. – Раймуль стал паниковать и жалеть, что не выключил телефон Вима, чтобы не дать возможности ему связаться с Майей.  

– Нет, это ты послушай меня. Да, я наивная, по- детски верю, что этот мир еще способен на доброту и любовь. Но видимо нет. Не нужно стараться заливать мне милые словечки. Это и у искусственного интеллекта в моем телефоне не плохо получается… – Майя была готова дальше злиться. Но она остыла, когда её перебил Раймуль.  

– Ягодка моя, я люблю тебя. Твои пухлые губки свели меня сума. Я бы поцеловал их сейчас, и нежно посасывал бы. Особенно нижнюю губу. Провёл бы руками по твоему телу. Расстегнул бы твою блузку и открыл своему обзору твои груди. Вкус твоих сосков до сих пор ощущаю…  

Майя закрыла глаза и спустила руку в свои трусики, и неосознанно простонала. Раймуль услышал ее стон и почувствовал, как по его телу побежали мурашки и он продолжил.  

– Так хочется почувствовать твоё тепло. Прикосновение твоих рук. Хочу ощутить твою страсть к себе, твою ласку губ на своём пенисе, который от воспоминаний и жажды, колом сейчас стоит в моих штанах. Моя сладкая, моя нежная, моя желанная…  

Майя проникла в себя пальцами, и что бы сильно не вскрикнуть, она зубами прикусила свою нижнюю губу. Благодаря наушникам, она свободно могла действовать. Раймуль слышал ее частое дыхание, продолжал шептать слова, что ещё сильнее будоражили воображение Майи. Доведя Майю до оргазма, Раймуль почувствовал, что и сам не отстает от нее.  

– Проклятый красивый и романтичный французский язык! И твой голос! Да и ты! Как же я хочу тебя запихнуть в пекло ада!  

– Оооо… Хочешь, чтоб я сгорел от твоих ласк?! Я согласен… И судя по твоим стонам, тебе приятно и хорошо.  

– Слушай меня, мой лев!  

– Как быстро с козла я перескочил на льва. – Раймуль улыбался и радовался этому разговору.  

– Не перебивай, или в петуха превращу.  

– Слушаю тебя внимательно, моя сладкая ведьмочка.  

– Между нами нет обязательств. Я устала от отношений. Устала поддерживать их и жить ими. В кой -то век поживу лично для себя, любимой. Ждать тебя не собираюсь. Успеешь, отлично. Не успеешь увидеть меня, значит не судьба.  

– Хочешь, чтоб я бегал за тобой? – Раймулю такая перспектива не нравилась.  

– Вы, Французы, любите свободу, равенство, справедливость. Так хочешь трахнуть меня, беги ко мне сам. Я к тебе не побегу. Не нравится, имей кого хочешь, но не меня. Мою ягодку, щелчком пальцев и спев пару песен, не получишь. – Майя немного помолчала, и со стеснением произнесла. – Люблю тебя.  

Майя закончила разговор и закрыла руками лицо. Раймуль же понял, что он крупно влип. Майя не сообщила ему, сколько конкретно она пробудет во Франции. А сейчас подорваться он не мог. Он привык, что девушки сами на него вешаются, и как вообще за ними ухаживать он уже давно забыл. После долгих раздумий, он растолкал уже заснувшего Фернана.  

– Что уже пора? – Фернан сонно огляделся, и посмотрел на часы. – Раймуль, ты закончил? У нас еще есть пара часиков, дай хоть чуток еще покемарить.  

– Еще сочиняю слова. Но… Фернан, как ухаживать за женщинами?  

Фернан глянул на Раймуля, слов его друг спросил, как дышит человек.  

– Раймуль, ты точно не пил с Вимом? Ты известный ловелас с женщинами… Так зачем спрашиваешь совет у меня?  

– Вот именно, что флирт у меня отменный. Несерьезный, и уж тем более не рассчитан на долгие отношения.  

– Долгие отношения?  

Раймуль ближе подвинул стул к Фернану.  

– Пока не кричи на всю студию, и никому не говори. Но я впервые захотел долгих отношений. Но я не знаю, что нужно делать и как действовать.  

Фернан до сих пор смотрел на Раймуля как на глупого человека. Наступила неловкая пауза, и Фернан тяжело вздохнул. Раймуль поник.  

– Мне поставили условие, что если я хочу встреч и интима, то я должен побегать за ней. А что конкретно это значит, я без понятия. И это не дает мне покоя, и я всю голову сломал, думая об этом.  

Фернан стал хохотать, а Раймуль хмурясь, смотрел, как Фернан сдерживается не лопнуть от смеха.  

0
28.03.2019
avatar

Лукав, завистлив, зол и страстен, Отступник бога и людей; Холоден, всем почти ужасен, Своими ласками опасен, А в заключение - злодей! (Лермонтов М.Ю.)
152

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть