Право выбора

Прочитали 80
12+

Валто сидел на краю кресла, стараясь не облокачиваться на спинку, как только он забывался и откидывался, кресло сразу же норовило обхватить его и убаюкать. Ему не нравилось это кресло, интерактивный стол и кабинет с большими окнами, которые выходили в сад министерства планетарного контроля правонарушений. Валто нравился его кабинет в подвале, там небыло окон, жизнь насекомых не вклинивалась в его работу, и кресло, его кресло, милое антикварное кресло, не пыталось контролировать его жизненные цикли. Генералу нравился его рабочий стол, под одну из ножек которого он положил бумажную рекламную брошюру. В этом кабинете, над землей, Валто приходилось находиться, когда ему, как министру, требовалось провести рабочую встречу, столь важную, что приходилось отказываться от помощи зама. Гость опаздывал. Гело отправил запрос-мыслеформу охране. На поверхности стола высветился журнал трансляций камер охраны. Министр еще раз сверился с центральным компьютером, гость не просто опаздывал, он не пришел. Валто встал, запросил телепорт на луну-спутник Фрайю, где сейчас проходила конференция относительно комплекса мер для предотвращения попыток нарушения границ труарской расой. Валто считал, что на агрессию следует отвечать агрессией сразу же, а не выяснять причины нарушений. Пока цивилизованные расы тратят время, варвары атакуют. От союзов толку никогда небыло, только трата времени. Другое дело – военные альянсы. Валто был приверженцем действия, а не траты времени на болтовню.

— Кхм, — раздалось покашливание, будто извинение за беспокойство.

Валто резко обернулся. В открытое окно светило яркое обеденное солнце, ветер развивал голограмму гардины. Взгляд генерала остановился на кресле-стуле перед окном. Солнце слепило глаза, министр моргнул, с кресла поднялась фигура, она была укутана в темно-синий плащ, под цвет кресла.

— Тилли Оранма, — хрупкая дама, с длинными изумрудными волосами, гладкой смуглой кожей и голубыми глазами, протянула руку.

Валто сделал шаг и машинально пожал ее, продолжая хмуриться.

— О, — разочарованно протянула гостья, ожидая чего-то другого, — надеюсь, я Вас не задержала. В любом случае, информация, которую я вам принесла, сполна окупит любое ожидание.

Министр дал отбой охране. Прошел к столу, прихрамывая на левую ногу и сел.

— Оплата соразмерно ценности данных, — скептически процедил Валто.

— Что Вы! Это исключительно в рамках гуманитарной помощи для всех рас, безвозмездно! – Тилли, наклонившись через плечо Валто и чуть ли не ложась на него, дотянулась до слота и вставила голокристалл.

***

Ким шел по террасе, ведя пальцами левой руки по стене, под его рукой расцветали яркие цветные узоры, разлетались различные насекомые, которых он видел в воспоминаниях его Дома. Наставник накажет его за это, выпорет розгами. Ким никогда не испытывал неудобств от наказания Иегудиэля. Хранитель порталов знал об этом, но наказание было неизменным со дня сотворения Дома. Планета и её обитатели оставались неизменными, обычаи, ритуалы, всё было таким, каким их сотворили Создатели много звезд назад. Иногда Ким бунтовал, но это происходило всё реже и реже. Иегудиэль часто показывал свои воспоминания о тех временах, когда в монастыре было множество молодых послушников, порой их число приближалось к сотне. Сейчас Ким был единственным. Во всем Старшем Доме он был единственным, не достигшим возраста полной трансформации, возраста посвящения, фактически он считался младенцем. Ким был единственным ребенком Старшего Дома.

Помнящий ждал его в саду. Тусклые, угасающие солнца просвечивали через хрустальные листья, яркие блики падали на лобную чешую наставника, отскакивали от нее и отражались в серебряной траве, растущей только в саду. Медные колокольчики звенели, когда мальчик задевал их, проходя мимо. Кир наклонился, сорвал цветок и съел.

— Нет. Но это приятное ощущение, когда медь нагревается у меня во рту и растекается.

Салафиэль открыл янтарный глаз и посмотрел с укоризной на ученика. Впрочем, это было ложью. Помнящему было абсолютно все равно, ему были чужды эмоции, он оценивал нанесенный ущерб саду и еще раз удостоверился в ущербности ребенка. Этот отпрыск был неправильным, он был выродком, гибридом двух родственных рас из союза Триоров. Помнящий передал образ: правящий Лорд стоял в холле монастыря, рядом стоял Ким. Поклонившись, Ким развернулся и поспешил из сада. Наставник отпускал его на встречу.

В монастыре голос считался чем-то постыдным, уделом низших видов, поэтому Ким поблагодарил наставника мыслеформой.

Ким поприветствовал Лорда, тот улыбнулся. Мальчик забеспокоился , ему стало как-то неуютно.

— Кималей Кириил Лейтвиг Белфегор, ты не устал от запрета физического разговора? Голос создал Вселенную, молча ты ничего не сотворишь. Мы слишком консервативны. Меняется всё и все, даже Создатели. Нам тоже придется измениться.

— Да, мой Лорд.

— Пройдемся, — Лорд направился к боковой двери.

Они вышли через служебную дверь, которой в основном пользовались андроиды, горничная зафиксировала их передвижение и отвернулась дальше протирать пыль. Со стороны улицы дверь скрывал аметистовый плющ. Его стебли частично слились со стеной. Фиолетовые листья ловили свет и аккумулировали его. Днем они были темными, почти черными, зато ночью они светились приятным фиолетовым цветом. По силовой стене, ограждающий монастырь от Рощи Вечности, ползла улитка. Она недавно вылупилась из опала и еще не успела наесться хрустальной травы, поэтому имела яркий голубой цвет с зелеными полосами. Лорд прошел через стену, Ким последовал за ним, оставив улитку совершать свои метаморфозы.

В Роще Вечности, как и на большей части планеты, росли стеклянные деревья с серебристой листвой, хрустальная  трава, платиновые цветы, здесь небыло ярких цветов. Светлое величие, даже операционная казалась темным местом, по сравнению с этой стерильной тишиной. Огромные стволы поднимались ввысь как колонны, даже Лорд казался крошечным в этом царстве природы. К этому времени года, хотя сложно служить о времени там, где его нет, но у животных свои понятия, все насекомые уже отъелись и потеряли цвет минералов, из которых вылупились. Лорд и Ким вышли к краю плато, на котором возвышалась Роща и стоял монастырь.

Ким встал на краю и наклонился над долиной. На берегу Ртутной реки небыло травы, голый лед блестел под лучами Гаснущего солнца. Огромное темное пятно поплыло по верхушкам деревьев в долине. Ким повернулся лицом к небу, Лорд поднял голову. Тяжелый Дракон медленно плыл по небу. Зеленые пластины брони поглощали свет. Лобовые усиленные пластины напоминали голову ящера. Казалось, что дракон на секунду сложил крылья, сейчас он их расправит и взмахнет, их взмах создаст бурю, которая снесет все под ним.

— Он последний, — сказал Лорд, опуская голову.

— В этом цикле, — Ким наблюдал, как Дракон медленно уходит из атмосферы планеты.

— Да, в этом цикле Старшего Дома. Ты тоже последний.

Ким продолжал висеть горизонтально и наблюдать за полетом Дракона, мимо пролетела пурпурная стрекоза, мальчик переключился на неё.

— Единственный.

— Да. Единственный, кто в грядущей экспансии уничтожит всех и всё, — Лорд наклонился к ребенку, — выбор за тобой, — правитель толкнул мальчика вниз.

***

Валто посмотрел на Тилли.

— Какие у Вас есть подтверждения готовящееся экспансии? Никому еще не удавалось сделать запись на планете Старшего Дома. Никто не знает, где она находится. Это подделка.

— Нет, — Тилли сидела на краю стола и улыбалась, обнажив идеально ровные белые зубы,- Мы знаем. И мы обеспокоены планами наших старших братьев. Мы считаем, что разумные и здравомыслящие расы, должны знать об угрозе их свободе.

— Вы? Вы ведь не хотите сказать, что Вы из Младшего Дома? Вы не похожи! Я не понимаю, какова цель экспансии. Старший Дом чтят, к ним прислушиваются все. Они наместники Бога, почти Боги. Не то, что вы…

— Почти! – Тилли облизала губы, — но они не Боги и все это знают. Им не поклоняются. Их слова не абсолютны. Старший Дом – армия, каждый его член – воин. Если их чтят и слушают без принуждения, зачем им такая военная мощь, способная уничтожить планетарную систему за секунды, зачем им такой сильный флот? Чего они опасаются или к чему готовятся? Боги не влезают в политику. Зачем это их наместникам, зачем они вынуждают выполнять свои рекомендации?

— Если ты член Младшего Дома, ты знаешь, что ваши братья неуязвимы, практически бессмертны, — Валто привстал со стула и облокотился о стол.

— Ты сомневаешься в моих словах. Это огорчает. Ты считаешь, что я должна выглядеть как член старшего дома? Нет, мы ближе к людям, поэтому нас волнует ваша судьба. Мы как и вы способны испытывать эмоции, способны сопереживать! Если вы решитесь восстать, мы поддержим. Старший Дом – это наши дети, их отбирают в силу определенных генетических изменений, которые затрагивают не только их облик, но и все функции организма. Мы опечалены от того, в кого они превратились. Но мы успели изучить их. Мы поможем вам остановить это нашествие. Нанесите упредительный удар.

Валто сел, провел рукой перед собой, на столе появилась книга в пурпурной обложке, он положил на нее руку.

— Вы предлагаете пойти против воли Бога?

— Я предлагаю отстоять вашу свободу. Вы накажете тех, кто захотел стать Богом.

— Мы просто приграничная колония, не нам принимать такое решение, — Валто потер виски.

— Будет поздно. Старший Дом готовит флот. У вас есть необходимые ресурсы. Мы обеспечим вас оружием. То, что появилось однажды, можно заставить исчезнуть. Уничтожите архангелов – станете героем не только для своего народа, не справитесь – все захлебнутся в огне войны. Некому будет Вас обвинить. На все воля Богов.

— Вы гарантируете полную поддержку и предоставление транспорта?

— Я гарантирую, — впервые, за всю встречу, улыбка покинула лицо Тилли.

***

Оба солнца снова начали гаснуть. Время вернулось. Эти две звезды были созданы угасающими. Время не существовало в этой точке Вселенной, поэтому они гасли вечно. Теперь, когда время вернулось, весь остаток их жизни занял минуты. Они наверстали упущенное. Взорвались, превратили в пар свою единственную планету, разнесли на куски пять ее спутников, флот, скрывающийся за ними. Появилась сверхновая звезда, ставшая черной дырой. Черная дыра взорвалась, выплеснув энергию, которая стерла в пыль несколько десятков соседних систем. Почти ничего не осталось, не считая остатков излучения, остывающего в бездонной пустоте мертвого космоса.

***

Тилли швырнула копье в Эрве. Члены Младшего Дома замерли в ужасе. Эрве трепыхалась как бабочка, серебристая кровь стекала по копью и капала на хрустальный трон. По спинке расползались трещины. Старшая жрица пыталась вытащить копье. Тилли подошла к трону, встала на него, прямо в лужу серебра, и ловким мясницким движением отсекла голову Хранительнице Младшего Дома.

— Эрве, — сказала Тилли, опустившись на пол и держа перед собой голову соперницы за металлические волосы, — я, как глас воли всех ангелов, объявляю тебе вотум недоверия и отправляю в отставку.

Тилли подошла к арочному окну и швырнула голову в проем, силовое поле пошло рябью.

— Надеюсь, присутствующие разделяют волю большинства. Те, кто сегодня не смог посетить совет, полностью согласны с общим мнением и поддерживают нас. Именно они снабдили нас оружием.

Мастера ковенов начали переглядываться. Здесь, действительно, были не все. Начались перешептывания. Нефилимы, сопровождавшие Тилли, напряженно замерли в позах абсолютного безразличия.

Вперед вышел золотоволосый ангел.

— Вы уничтожите наши доспехи, как тех, кого сегодня нет среди нас?

— Уничтожу? – Тилли рассмеялась, — Те, кого нет сейчас здесь, впустили нас сюда. Они устали от раболепнического подчинения людям. Мы высшая раса. Мы имеем право править другими, а не прислуживать. Мы прародители архангелов были вынуждены подчиняться им. Я все исправила. Теперь ангелы сами будут вершить свою судьбу.

Существо с голубой чешуей рассмеялось.

— Я, он, они, все мы – ангелы. Ты и те, кто пришел с тобой – люди. Плод греха. Как ты и подобные тебе, могут говорить о том, чего хотим мы все. Если бы тех ангелов, которые помогли тебе, было большинство, и мы были так же безумны, тогда мы и без людей справились бы с установлением нового строя внутри нашего вида.

— Мы. Не. Люди, — прошипела Тилли, — мы ангелы. Мы лучше ангелов. Мы – нефилимы.

Одна из нефилимов снесла голову ангелу.

Ангелы медленно, по одному, начали вставать на колени и склонять головы перед новой Хранительницей единственного Дома тайрианской расы.

***

В студии галактического информационного бюро стояло напряжение. Никто не поднимал взгляд на гостью. Все старалась быстрее заняться своим делом. Группа телекинетиков собралась в углу, они должны были передать обращение в дальни галактики, где их примут другие парсианцы и перенесут образы на инфокристалы, отправляя все дальше и дальше по Вселенной. В центре, техники усилением трансляторов, которые передадут эфир по голоТВ, в те галактики, где оно распространено. Здесь были и сутранские смотрители, огромные темно-синие паукоподобные существа, они отправятся по Вселенной, разнося сегодняшнее обращение, и каждый сможет его увидеть, если не побрезгует попасть в их паутину.

В кресле, на пурпурном фоне сидела правительница расы тайриан, так же известных как ангелы, единственного уцелевшего Дома, после подлой атаки человеческого содружества – Накитав. Ангел откашлялась, откинула назад изумрудные волосы.

— Я – Первый ангел, старший в правящем совете нефилимов, представляю единую расу тайриан. Произошло ужасное событие. Советник Тнак – глава содружества Накитав, впав в религиозное безумие, отдал приказ окраинным колониям атаковать Эдем, планету на которой базировался Старший Дом – наши братья – архангелы. Нападение возглавил генерал Валто. В ходе операции содружество Накитав уничтожило не только всех архангелов, Эдем, но и собственных солдат – взорвав свои корабли. Но это не смогло скрыть их преступление. Архангелы верно служили всем нам со времен создания Вселенной. Они стойко выполняли заветы Создателей. Тнак заявил, что этот акт агрессии был продиктован волей Всеотца. Во славу Его. Мы единственные, кто остался из всех расы тайриан. И мы – ангелы, заявляем, что убийцы понесут наказание. Мы же примем на себя обязательства наших братьев архангелов и продолжим мудро руководить всеми видами. Мы просим не относится предосудительно к людям, последователям Всеотца. Я прошу не начинать гонения, не все люди виноваты в злодеяниях. Не все почитатели Всеотца разделяют взгляды Тнака. Я призываю вас к благоразумию. Если самый большой союз людей совершил акт агрессии, уничтожил тех, кто служил на благо всех нас, это не переносит вину на остальных людей. Отнеситесь к людям с пониманием и состраданием, они заблудшие агнцы, последовавшие не за тем Пастухом. Мы – союз Нефилимов защитим вас.

***

Тилли стояла на балконе и смотрела на улицы Авекса – самого большого космопорта во всей галактике. Город был взбудоражен. Треть населения – люди. То там, то тут случались стычки, охрана справлялась, но половина сотрудников службы безопасности – люди.

— Госпожа, — Гавриэль зашел бесшумно, Тилли вздрогнула, — Вы открыли сезон охоты. Резонно ли лишаться такого количества возможных почитателей?

— Люди слишком строптивые. Уж я знаю. Их нужно уничтожить.

— Но их строптивость может сделать из людей верных последователей. И выступать против Всеотца неразумно.

— У него есть другие игрушки. Он давно уже не проявлял себя. И потом, что бы взошли новые Боги, старые должны уйти. Поблагодарим за великую жертву Валто. Если я решу, что моей религии нужны святые, он станет одним из первых и почитаемых, моим любимцем. А что до людей…. Я их ненавижу. Я приложу все усилия, что бы они все медленно исчезли, осознавая безысходность своей гибели. Ненавижу этих тварей…. Они вечное напоминание о том, что я на половину человек!

***

Тысячелетия голода, чумы, войн, смерти начали своё шествие по Вселенной.

11.07.2021


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть