Пассажиры первого класса, блаженно мурлыкая, расположились у бассейна на верхней палубе с особым комфортом: серьёзные бизнесмены в золотых цепях и кольцах и магнаты различной величины в неуместных леопардовых и белых шубах собрались у барной стойки и, развалившись в креслах под огромным навесом, с ленцой потягивали сливки со льдом, и вели разговор о КоТировках на бирже, в пол глаза поглядывая за трансляцией крысиных бегов по телевизору из-под приспущенных на нос золотых олигархов, а когда мимо дефилировала очередная молоденькая кисуня в бесстыдно крошечном бикини, как по команде косили глаза вслед, непроизвольно мурча или цокая; их высокородные жены возлежали в шезлонгах и сверкали словно рождественские ели, камни всех возможных огранок и немыслимой каратности заставляли щуриться больше, чем океан за бортом, в самом же бассейне резвилась немногочисленные котята под чутким присмотром прислуги. Арчи мастерски шнырял среди сильных мира сего и с лёгкостью выполнял их капризы, оказалось не так уж и сложно стать полезным, а после и узнаваемым среди остального безликого персонала для этих напыщенных болванов: показать фокус с исчезающим хвостом малышне, очаровать фирменным коктейлем их мамочек, щеголяя в шортах и отпуская неприличное множество комплиментов, и, конечно, анчоусом на торте стал секрет о тотализаторе, которым он невзначай поделился с джентльменами у бара в первый день плаванья, а последующие за этим выигрыши перевели его из ранга: «Эй, ты! Принеси ка ..» прямиком в «Арчи, дружище, выпей с нами!».
Шел третий день круиза, и уже послезавтра утром КотаМаран причалит к острову, а единственным страдающим пассажиром на борту был прячущийся в спасательной шлюпке Урчи. В детстве братья часто играли в прятки, и однажды это чуть не довело их до беды, когда сильно увлёкшись, они спрятались в пятницу вечером на складе фабрики, где работал их отец. Рабочие покинули склад и заперли ничего не подозревающих близнецов на все выходные! Тогда то братья поневоле научились открывать консервы когтями, а Урчи даже обломал один на правой лапе. И вот теперь Урчи снова оказался запертым, но на этот раз в шлюпке на огромном лайнере, днём изнывая от жары под непроницаемым для воздуха брезентом, а ночью мучаясь от скуки и острого желания вылезти на палубу. Арчи исправно приходил после заката и приносил брату изысканную еду, пытаясь хоть немного скрасить его страдания, но на третью ночь креветки, икра и балык из деликатесных сортов рыбы Урчи уже не радовали! «Арчи, будь ты котом! Давай поменяемся хотя бы на денёк, никто не заметит! Я справлюсь с твоей работой не хуже!» — с чувством шипел Урчи, сидя в тени шлюпки, и нехотя жевал ужин: «Ещё день, и я точно сдохну, как ты будешь объяснять капитану и команде наличие твоего мёртвого клона на борту?!». Арчи улыбнулся, чувство юмора брат не утратил, а значит справится: «Урчи, братишка! Из нас двоих только ты способен продержаться! Осталось меньше двух суток, и мы на острове! Весь мир будет у наших лап, только представь!». Арчи ободряюще похлопал брата по плечу и протянул карманный фонарь и свёрнутый в трубочку журнал: «Держи, это поможет! Свистнул в машинном отделении! Немного отвлечёшься ночью».
Когда брат ушёл, Урчи через силу забрался в шлюпку и, кое-как «с удобством» разместившись на дне, включил фонарик и развернул журнал. С глянцевой обложки на него с притворной невинностью, потупив глазки, смотрела лысая киса, Урчи лично не встречал таких и кроме жалости, обделённые мягкой шелковистой шерстью, собратья других чувств не вызывали. Яркое название журнала гласило «KatModPolitan»: «Помойка!» — уже в который раз за последние несколько дней выругался Урчи: «Ну, удружил братишка!». Глубоко вздохнув, он развернул журнал на первой странице и попытался углубиться в чтение, но первый же заголовок статьи «10 причин не вылизывать промежность» и следующий за ним «Соблазнительные позы. Готовимся к Марту!» заставили со злостью швырнуть это непотребство в дальний угол плавсредства. Выключив фонарик и продолжая мысленно ругать брата, Урчи закрыл глаза и уснул.
Проснулся Урчи от того, что прямо рядом с его укрытием вели разговор два сдержанных голоса. Затаив дыхание, он слегка приподнял брезент, чтобы услышать, о чём же говорят ночные визитёры, и узнать, кого это носит по палубе в такое время. Свозь открывшуюся щель было мало что видно, лишь два силуэта, один из которых недовольно водил хвостом из стороны в сторону, а второй заискивающе отчитывался: «Всё идёт по плану, Кэп! Завтра ночью мы спустим груз на спасательной шлюпке в оговоренной точке, и никто ничего не заметит! Я обещаю, проблем не будет, клянусь усами!». «Так значит проблем не будет?!» — первый силуэт с нарастающей угрозой в голосе будто вырос в размерах: «А как ты объяснишь припадочного матроса сегодня на главной палубе?! Или по твоему нормально, когда кот вопит, что он русалка и просит отпустить его на волю?». Второй силуэт ещё больше вжался в палубу, пытаясь просочиться сквозь неё: «Это случайность, Кэп! При переноске товара несчастный повредил упаковку и его накрыло, но мы заверили пассажиров, что это всего лишь солнечный удар!». «Смотри мне, отвечаешь головой! Шлюпку нужно спустить без свидетелей и по заданным координатам, чтобы не попасться береговой охране! Если твоя ошибка заруинит мне бизнес на этом острове, пущу на корм рыбам вместе с новоявленной русалкой! Тихо море, поколе на берегу стоишь, запомни!» — развернувшись, обладатель угрожающего голоса быстро исчез из поля зрения Урчи, а за ним ушёл и второй. Урчи опустил край брезента и сел думать, как же ему незаметно пробраться в каюту брата и рассказать услышанное.

02.09.2022
Борис Годунов

Я взрослый.


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть