Луиза представляла, как было бы, если стены их спальни перекрасить в желтый цвет. Эта квартира наскучила её глазам, этот потрескавшийся стол, тусклые шторы, мутные стекла окна. Их домашний очаг не казался уже таким теплым и романтичным.  

-Ты любишь меня, Алекс? — задумчиво спросила она мужа. 

-Милая, конечно, люблю. Я обожаю тебя. — ответил он, держа в руке кувшин с водой, чтобы полить любимый фикус, не посмотрев на нее.  

-Почему мне холодно? — спросила она, укрывая ноги шерстяным пледом.  

Алекс пропустил мимо ушей этот вопрос и продолжил рассматривать листочки любимого растения.  

-Душа моя, ты видела, что мой фикус болен? Его листья покрылись желтыми пятнами. — с тревогой в голосе он бросил взгляд на жену и кинулся за справочником “Уход за домашними растениями”. 

Луиза снова погрузилась в свои облачные фантазии, представляя их совместную жизнь. Когда- то они вместе путешествовали на стареньком фольксвагене синего цвета, покоряя новые города, страны. Эта квартира была уютным облаком, охраняющем их любовь. Оно то распадалось, то пело серенады, а иногда гремело, освещая молнией каждый угол. 

Я хочу разойтись, — вырвалось у неё очень тихо, вполголоса, — я хочу нового, свежего и счастливо. Хочу снова испытывать то, что было у нас, когда мы заводили наш фольксваген, но уже без тебя.

Алекс стоял спиной к своей жене, она услышала только лишь выдох. Он спокойно поставил кувшин, зачесал свои кудрявые локоны за ухо и присел на деревянный стул. Несколько минут они молчали. Несколько минут в голове Луизы крутились фрагменты их совместной жизни, которая началась задолго до этого момента. Как они мчались по дорогам Германии, держа в руке тонкие сигареты, озираясь по сторонам. Солнечная Италия кормила их с рук хрустящей пиццей. Игривая Испания провожала горящими глазами к морским волнам. Китайская стена воодушевляла на новые свершения, впуская в волосы мягкий ветер. Российские храмы и соборы умоляли о вечной любви. Весь мир был у их ног, желая впустить их бессмертные души к своему сердцу. Луиза с лучезарной улыбкой кружилась и парила в омуте любви и счастья. Алекс отвечал взаимностью.  

-А была ли любовь в нем? — тяжелый голос прозвучал внутри женщины. 

-Ты уверена, что этого хочешь? Ты уверена, что в этот раз ты сможешь? — прикрывая ладонями лицо, проговорил он.  

Луиза помрачнела, вспомнив прошлую разлуку с мужем. Она скиталась по Европе в поисках очередного свежего воздуха. Ей попадались разные люди, места, дороги, которые привели её обратно к Алексу, обратно к заглохшей машине, стоявшей возле мертвой квартиры. 

-Нет, не уверена, но хочу еще раз попробовать. Теперь я всё сделаю по-другому.  

-Луиза, от чего ты устала?  — легким голос сказал он.  

-Алекс, мы женаты триста двенадцать лет. Я устала от тебя, от бесконечности с тобой, от одинакового дня, от скуки, от твоего нытья, от вечно больных фикусов, от совместных завтраком с чашкой кофе и газетой.  Понимаешь? Я думаю, что и ты должен чувствовать эту пропасть между нами. Мне больше не хочется целовать тебя, дышать твоим запахом, разглядывать твоё тело, разговаривать с тобой, заниматься сексом. Я устала.  

Алекс прикусил нижнюю губу, закрыв глаза. В груди образовался маленьких сгусток, подкативший к горлу. Он медленно встал на ноги и направился к своей жене, которая сидела на их любимом лиловом диване, укутавшись в плед. Луиза заерзала, поправляя светлые волосы.  

-Алекс, не надо. Мне неприятно. — тихо попросила она.  

Но он все равно сел рядом с ней и руками нежно обнял её голову, целуя лоб, он почувствовал цветочный запах, бросивший в пучину воспоминаний.  

-Триста двенадцать лет это не большой срок. Катерина и Рауль вместе более пятисот, не расставались ни разу, ни на день. Подумай еще немного, Луиза. Давай завтра поедем куда-нибудь, куда захочешь.  

Комната наполнилась тишиной и грустью. Камин казался безжизненным, а догоревшие дрова превратились уже в мертвые угольки, которые привлекли внимание Луизы. Она смотрела на них и представляла себя и мужа, как они эти самые угольки — уже давно погасли и умерли. Их оберегающее облако уже давно кровоточит.  

-Почему ты не хочешь поговорить об этом, Луиза? Я готов измениться ради тебя.   

Луиза бросила взгляд на потухшего мужа, чьи глаза пленили синяки и безжизненность. Они как будто не смотрят на нее, а всего лишь живут своей отдельной жизнью по привычке.  

-Где тот огонь, та страсть, тот азарт, что каждый день рождали таинственную близость, родство? — задалась вопросом женщина и взгляд её вернулся к потухшему камину. 

-Я давно об этому думаю, но боялась сказать. Несколько месяцев назад я купила небольшую комнату в Вене. Вчера решилась посмотреть билеты на самолет. Я…, — резко замолчала она, сжимая пальцы на левой руке, — я улетаю завтра утром…одна. — договорила она.  

Алекс дернул головой и медленно провел языком по верхним зубам, хмуря лоб. Он не разозлился, но был растерян, что его любимая жена предала его, причем не впервой. Его рука коснулась её розовой щеки, она была обжигающе горячая, но он продолжил ласкать её лицо, затем волосы, после грудь. Губы нежно коснулись её огненного рта и язык проник внутрь. Луиза ответила поцелуем, вытирая свои слезы. Тела соприкоснулись, но искра не появилась. Губы пылко прижимались, но стон не прозвучал. Изгибы шеи притягивали поцелуи, но желание не вспыхнуло. Время тянулось так медленно, что в воздухе повисла неловкость.  За окном вечер сменила ночь, птицы смолкли. Луна проникла в комнату, показав свои игривые лучи, она разглядывала мужчину и женщину, лежавших в объятиях друг друга на белом меховом ковре. Их прикрывало легкое одеяло, но мягкие пальцы ног были в танце друг с другом — они то сближались, то были врозь.  

В самолете Луиза почувствовала легкость и немного жгучего стыда. Вчерашний вечер показался ей слишком отвратительным, поэтому она всячески пыталась выбросить тот миг. Мысли запутались в колючий клубок и терзали женщину, укалывая чувства. Теребя свои пальцы, она нервно вглядывалась в иллюминатор и считала секунды до голоса пилота, объявившего посадку.  

 Выйдя из самолета, держа в руках всего лишь одну квадратную сумку на молнии, она упала в объятия коренастого мужчины в черном костюме. Он сжал её шею и грубо поцеловал тонкие губы, прикусив зубами ее язык. Женщина растворилась и стала такой невесомой, будто умерла. Но открыв глаза, Луиза увидела изумительного человека с неидеальной улыбкой и лохматыми бровями. Ямочки на её лице вызвали у него смех, обнимая её стройную талию, они двинулись к выходу. Навстречу им дул морской ветер, охватывавший её сердце.  

  — Наконец-то я с тобой в любимом городе — Рио-де-Жанейро. -будто бы пропела она.  

20.10.2021
Мария Левковская


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть