12+

Потерявшаяся                                        Автор: Мишутка де Козявкин.

Сегодня было отличное солнечное утро. Я стояла у плиты и жарила яичницу. Меня, кстати, зовут Маша Белкина, мне двенадцать лет, и я ученица шестого «В» класса средней школы. Сейчас у меня были летние каникулы. Я очень люблю лето. Пожалуй, это мое любимое время года, причем не только по тому, что не надо учиться (нет, вы не подумайте, проблем с учебой у меня нету, просто мне и, как я думаю многим, бывает не охота ходить в школу), но и потому что каждый летний день я провожу в парке. Моя мама там работает, она кассир на аттракционе. Работать приходилось до самого позднего вечера, а дома за мной не кому было присмотреть. Поэтому каждое утро, позавтракав, я брала свою любимую сумочку и ехала к маме в парк, где весь день гуляла в небольшом зеленом скверике. Сегодняшнее утро было не исключением. Я наскоро перекусила яичницей с двумя ломтями хлеба, потом пошла к себе в комнату, где переоделась в летнюю одежду, состоящую из желтой легкой майки без рукавов и зеленых коротких шорт. Затем я расчесала и заплела в хвост свои длинные светлые волосы, которыми мама всегда восхищается и говорит, что они очень хорошо сочетаются с моими карими глазами. Правда сама я не считаю себя красавицей. Не знаю. Возможно, я просто слишком придирчива к своей внешности. Вообще, у меня довольно низкая самооценка, может быть это от того, что меня часто дразнят в школе (кстати, это еще одна причина, почему я не очень жалую школу).

Я вышла из дома, заперла дверь на ключ и направилась к автобусной остановке. Мне повезло, автобус приехал почти мгновенно. Я села на переднее сидение у окна. Люблю всегда сидеть и смотреть на проносящиеся мимо пейзажи. Мне кажется, что предметы, если смотреть на них из окна автобуса, становятся в двойне интересными. Вот вижу – стройка. Рабочие в касках, карабкаясь по лесам, клали кирпичи, передавали друг другу инструменты, у кого-то был перекур. Здесь строился многоэтажный дом. Я представила, каким большим и красивым он будет, когда строители закончат свою работу. Автобус ехал дальше, и по мере того, как он отдалялся от строящегося здания, оно становилось все меньше и меньше и вскоре вовсе скрылось из виду. Потом я увидела заброшенный дом, стоявший на небольшой территории, вокруг которой располагался частный сектор. Этот дом пустовал много времени, и единственные хозяева в нем были бродячие коты. «И почему его все никак не снесут?» Подумала я. «Построили бы здесь, скажем, магазин, или еще что-нибудь полезное.» Вот так я сидела у окна, с интересом разглядывая каждое дерево, каждое здание и каждую скамеечку, мимо которых ехал автобус. И хотя я много раз подряд проезжала по этой улице и уже все тут изучила, но все равно я не могла оторвать взгляд от окна. Не знаю почему. Просто мне было это интересно.

Вот, наконец, и парк. Я сошла с автобуса и направилась к большой красивой арке с надписью: «Добро пожаловать!» В этот яркий солнечный день в парке было полно народу. Дети катались на каруселях, а их родители ждали невдалеке, кто-то покупал сахарную вату, а кто-то просто бродил по парку, наслаждаясь веселой атмосферой. Я направилась по красивой ухоженной тропинке, петляющей между лужаек и аттракционов в конец парка, где работала моя мама. Вскоре я подошла к покрашенной в красный цвет кассовой будке, стоявшей рядом с аттракционом, имеющим вид маленького паровозика с вагончиками, катающийся по кругу по тоненьким рельсам. Паровозик этот был огражден невысоким разноцветным заборчиком. Возле калитки толпилась небольшая очередь, состоящая из малышей и их мам и пап. Моя мама сидела на стуле в кассовой будке и продавала билеты. Я подошла к приоткрытой двери.

— Привет, мам. –

— Привет, Маш, ты позавтракала? –

— Да, — ответила я.

— Ну, хорошо, сейчас можешь погулять, как захочешь кушать, приходи. —   

-Хорошо. –

Так я и сделала. Немного прогулявшись по парку, и нагуляв аппетит, я вернулась к маме, пообедала, а после пошла в скверик. Как я уже говорила, мне очень нравится тут гулять. Это место было очень красивым. Высокие деревья распустили свои длинные ветки. Сквозь густую листву пробивались лучики солнца. Земля поросла листьями лопуха, чертополохом и другими растениями. Все вокруг было зеленым. Я шла по тропинке между деревьями, прислушиваясь к стуку дятла не вдалеке. Порой мне встречались прохожие, которые, как и я, гуляли на природе. Они, наверное, тоже любили природу. Дойдя до окраины скверика, где располагалась небольшая площадка с турниками, на которых подтягивались молодые спортсмены, я развернулась и пошла по тропинке обратно. Вот так я бродила туда-сюда по скверику (мне никогда не надоедало так гулять), пока не наступил вечер. Солнце стало садиться за деревья, облака начали окрашиваться в розовый цвет, все меньше людей мне попадалось на пути. Я направилась в сторону паровозика. Уже поздно, пора была вернуться назад к маме. Как раз и аттракционы скоро начнут потихоньку сворачиваться. Чтобы срезать путь, я свернула с тропинки и пошла средь зарослей кустарника. Высокая трава щекотала мне ноги. Я шла вперед, как вдруг… Я провалилась куда-то. Я даже вскрикнуть не успела, все произошло так быстро. Я плюхнулась на землю и, наверное, на миг потеряла сознание. Хорошо еще, что почва была мягкая.

Я открыла глаза. Слабый свет, лившийся сквозь круглую дыру наверху, освещал небольшую квадратной формы пещеру с кирпичными стенами, покрытыми чем-то, напоминающее мох. В углу валялось короткое толстое бревно. Больше ничего не было. Никаких дверей, никаких проходов куда-либо. Единственным выходом был двухметровый круглый тоннель в потолке, уходивший вверх. Железные скобки, имитирующие лестницу, выпирали из стены тоннеля. Походу я была в какой-то канализации. Я провалилась в открытый люк, видимо не заметив его из-за высокой травы и зарослей лопухов. Потолок пещеры располагался достаточно низко, чтобы взрослый человек легко мог вскарабкаться вверх по железным скобкам, но я была слишком маленькой и не могла дотянуться даже до самой нижней скобки. «Что же делать?» Подумала я. Может позвать на помощь? Но вряд ли меня кто-нибудь услышит. Уже вечер, в скверике уже, должно быть, и нет никого. Я содрогнулась от мысли что мне не удастся выбраться из люка. Может здесь есть какой-нибудь предмет, ящик, или что-нибудь еще, на что можно было бы встать, чтобы дотянуться до лестницы? Я обшарила глазами пещеру и увидела бревно в углу. Я выкатила его на середину пещеры, поставила вертикально на землю, затем аккуратно встала на  него и обнаружила, что дотягиваюсь рукой до первой ступени. Поднатужившись как следует, я все же смогла выбраться из пещеры. Оказавшись на поверхности, я без сил опустилась на мягкую траву раскинув руки. Полежав так долю минуты, я встала и пошла понаправленнее к паровозику. Я была вся перепачкана землей, волосы растрепались. «Что скажет мама, увидев меня?» Подумала я. Однако, хочу сказать, что проблема моего внешнего вида была самой ничтожной из всех проблем, что ждали меня впереди. Все началось, когда я пришла к аттракциону, на котором работала моя мама. Кассовая будка, которая еще днем была красной, теперь была покрашена в белый. Но это еще ничего, я не очень взволновалась, ее могли покрасить за то время, пока я гуляла в скверике. Однако то, что было дальше, потрясло меня по-настоящему. В кассе на деревянном стуле сидела вовсе НЕ МОЯ МАМА, а совершенно незнакомая мне женщина! Я так и застыла на месте, но тут же подумала, что возможно мама просто отлучилась куда-то, а эта тетя просто ее заменяет. Я все же подошла к неизвестной кассирше.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась я.

-Простите, вы не знаете, где моя мама? –

-Твоя мама? – женщина в недоумении посмотрела на меня.

-Да, моя мама, — подтвердила я.

-Зинаида Григорьевна, — решила я на всякий случай сказать мамино имя.

-Ах, так ты потерялась, — покачала головой тетя.

-Давай я отведу тебя в администрацию парка, там тебе помогут найти твою маму. –

-Да нет же, — возразила я.

-Моя мама работает здесь – на этом аттракционе. –

Женщина удивленно взглянула на меня.

-Ты ошибаешься, девочка, я здесь семь лет как работаю. –

«СЕМЬ ЛЕТ?!» У меня даже рот приоткрылся от удивления. Я отошла от кассы. Я не стала спорить с этой женщиной, опасаясь, что она примет меня за сумасшедшую. А может я и в правду схожу с ума? Потому что, идя через парк, я просто не узнавала его. Он совершенно изменился. Например, там, где днем стоял батутный уголок, теперь возвышалось колесо обозрения. Вместо комнаты смеха стоял прилавок с сахарной ватой. А на месте небольшого кафе располагалась детская площадка. Я бегала от одного места к другому. Практически все здесь успело поменяться буквально за несколько часов! Что происходит? Как это? Я чувствовала, что начинаю паниковать. Я попыталась взять себя в руки.

-Нужно успокоиться, спокойно, — говорила я себе. Единственное, что приходило мне в голову – это ехать домой. Может быть дома все образуется, так думала я. Однако я ошибалась. Чем ближе я подъезжала к дому, тем больше во мне росло потрясение. Начать с того, что автобусы сильно изменились, так еще заброшенный дом, мимо которого я ехала днем был заменен на большой супермаркет. Да! А на месте стройки многоэтажки стояло уже целиком построенное здание. Улица, по которой я ехала тоже изменилась: асфальт из нового ровного превратился в старый потрескавшийся. Там, где раньше стояли вряд скамеечки, теперь было пусто. Что все это значит? Я что, попала в будущее? Все указывало именно на это. И то, что моя мама не работает на аттракционе, а вместо нее уже семь лет работает другая женщина, и то, что парк изменился, и улица, и супермаркет вместо заброшенного дома. Интересно, неужели это правда? И я действительно каким-то образом перенеслась во времени вперед. Если да, то на сколько лет? И почему моя мама больше не работает в парке? И есть ли в этом будущем взрослая я? Есть ли мой дом? Такие вопросы вертелись у меня в голове, пока я ехала в автобусе. Вскоре показалась остановка моего района. Я сошла с транспорта и поспешила к частному сектору, в котором жила я с мамой. Самое главное сейчас было найти мой дом. Почти бегом я понеслась к своей улице. Мое сердце отчаянно колотилось в груди. Я боялась – а вдруг моего дома нету в этой реальности, как тогда быть? Но, к счастью, я нашла его. Маленький кирпичный домик с черной полированной дверью. Все как обычно, ничего во внешности моего дома не изменилось. Только возле крыльца стоял серый автомобиль, хотя у нас с мамой не было никогда машины. Неужели здесь живет кто-то другой? Пытаясь унять дрожь в ногах, я подошла к двери и нажала на кнопку звонка. Спустя какую-то долю минуты, внутри послышались чьи-то шаги. «Моя мама», промелькнула в моей голове отчаянная мысль. Но увы. Дверь открыл какой-то незнакомый мне парень, лет девятнадцати.

-Тебе кого? – поинтересовался незнакомец.

Помедлив немного и собравшись с мыслями, я сказала.

— Здравствуйте, скажите пожалуйста, Белкина Зинаида Григорьевна тут живет? 

Я старалась сохранять спокойствие в голосе, однако он все равно получался немного дребезжащим.

-Белкина Зинаида Григорьевна, — повторил парень.

-Да, жила тут такая, трагичная история. –

Я слушала, затаив дыхание.

— Жила раньше тут, — продолжил парень.

-Вместе с дочерью двенадцатилетней жила. Работала в парке аттракционов. А потом дочка ее пропала. Просто ни с того ни с всего, раз, и пропала. Говорят похитили. Зачем, правда, не представляю, семья то не богатая. На счет выкупа никто не звонил, мамаша в полицию обращалась – безрезультатно. Ну и в результате спилась от горя. Работу бросила. А потом просто ушла из дома. Никто ее после этого так и не видел. Тридцать лет уж прошло.

Парень вздохнул.

— Вот так вот. –

Он перевел взгляд на меня.

-А тебе зачем все это? –

Однако я уже во всю мчалась прочь от своего дома, точнее в этой реальности он не был моим. Я не знала, куда именно несли меня ноги. Я бежала так быстро, как будто хотела добежать до края этого странного мира – мира, в котором мне не было места. Остановившись неподалеку от автобусной остановки, от куда я всегда садилась на автобус до парка, я перевела дыхание. Мысли вертелись в моей голове, точно бешеная карусель. Я вспоминала все, что приключилось со мной с тех пор, как я вылезла из того люка в скверике, все те слова, которые я услышала от женщины в парке и от парня, живущего в моем доме. Судя по всему, я действительно попала в будущее. Только в этом будущем случилось что-то страшное. Из слов парня выходило, что меня должны были похитить, вернее уже похитили, а моя мама искала меня, но так и не нашла. Она впала в отчаяние, бросила работу, ее разум помутился от горя и от употребления алкоголя. Она даже ушла из дома. А вдруг мама до сих пор ищет меня?

На улице, тем временем, уже сгущались сумерки. Подул ветер. Меня начала пробирать дрожь, не только от холода, но и от потрясения. Я присела на лавочку на автобусной остановке. Что делать дальше, я понятия не имела. Мне захотелось плакать, и слезы начали стекать по моим щекам. Одиночество окутывало меня. Я словно потерялась в этой огромной новой реальности, в которой мне довелось очутиться. Поплакав немного, я попыталась собраться с мыслями. Нужно было переходить к каким-либо действиям. Не сидеть же здесь вот так вечно. Я подумала о том, что следует найти маму, хотя я понятия не имела, где ее искать. А может все-таки есть выход из всей ситуации? Я принялась рассуждать логически. Если я попала в будущее, значит, возможно, я также точно смогу вернуться в прошлое. Однако как это сделать? Для начала нужно вспомнить, когда и как я переместилась во времени. И тут меня словно осенило: люк! Ну, конечно. Мир вокруг меня изменился после того, как я попала в ту канализационную пещерку. Может быть, провалившись в люк, я прошла сквозь какой-нибудь временной коридор? Не исключено. Я даже подпрыгнула от такой внезапной догадки. Получается, чтобы вернуться в прошлое, нужно снова прыгнуть в люк. Это единственное, что мне оставалось делать. «Скорее к парку!» — приказала я себе.

Хоть я и была измотана, но все равно я бежала. Мысль о том, что у меня появился шанс вернуться домой, предавала мне бодрости. Мне не терпелось поскорее добраться до того места, где, как я предполагала, я прошла сквозь временной портал. Вот, наконец и парк. Он, разумеется, был закрыт, ведь было уже слишком поздно. Однако, мне удалось перелезть через забор. Не теряя не минуты, я бросилась по тропинке вдоль скверика к аттракциону, на котором в прошлом работала моя мама, а оттуда, сквозь заросли травы и кустов – к люку. В парке было темно и страшно, однако меня не пугали потемки. Единственное, чего я боялась, так это не вернуться назад – в свое время. Путаясь в сорняках, я осторожно, глядя себе под ноги, пробиралась вперед – в глубь скверика. В ночной темноте трудно было что-то разглядеть, но, тем не менее, мне все же удавалась кое-как ориентироваться в местности, все-таки я гуляла в этом скверике не первый раз, да и мои глаза начали постепенно привыкать к темноте. Кругом стояла тишина, нарушаемая лишь стрекотанием сверчков, да шелестом листьев на деревьях. Вдруг, я остановилась. Росший рядом с высоким кленом куст, показался мне знакомым. «Это должно быть здесь» — мелькнула мысль в моей голове. Ну точно, вот оно отверстие в земле! Я подошла поближе. Да, это был тот самый люк, в который я тогда провалилась. Я встала у самого края и заглянула вниз. Внутри пещерки было слишком темно, чтобы что-либо разглядеть. Ну, вот, теперь мне оставалось только прыгнуть в люк. Однако я мешкала. Все-таки достаточно высоко было, как бы мне не разбиться. Но ведь в прошлый раз я не разбилась. А может лучше спуститься по железным ступенькам? Но попаду ли я так обратно в прошлое? Может нужно именно прыгнуть? Что ж, похоже у меня не было другого выхода. Я согнула ноги в коленях, приготовившись к прыжку. В это время луч луны, пробившийся сквозь крону дерева, скользнул внутрь люка, осветив пещерку, и я увидела, что внизу на земле кто-то лежал. Я пригляделась и обомлела. Там в канализации, распластавшись на сырой почве, покрытой каким-то мхом, лежала я. Да! Это была я! В желтой майке без рукавов, в зеленых коротких шортах, со светлыми спутавшимися волосами, которые из- за грязи уже не казались такими светлыми. ЭТО БЫЛА Я! Я перестала соображать, что происходит. Мне захотелось закричать, заплакать или просто убежать на край света этого безумного мира. Но я просто лишилась чувств. Я упала на мягкую траву, и пред моим взором возникла темнота.

Я приоткрыла глаза и тут же зажмурилась от яркого света.

-Доктор, она очнулась, Машенька, девочка моя, ты как? – раздался рядом со мной голос. Моргнув, я открыла глаза и увидела прямо перед собой  встревоженное женское лицо.

-Мама, — прошептала я. Да, это действительно была моя мама. Я с трудом приподнялась на локтях и огляделась. Я лежала на больничной койке в палате, к моей руке была прикреплена капельница. Мама сидела рядом на стуле. Вот подошел усатый доктор, одетый, как и полагается, в белый медицинский халат.

-Как ты, девочка, — ласково обратился ко мне врач.

-Как ты себя чувствуешь? –

-Вроде бы нормально, — ответила я.

-Я так переживала за тебя, — с чувством сказала мама.

-Когда тебя нашли в люке, ты была без сознания, мне сказали, чтобы тебя срочно отправили в больницу, я подумала, что произошло что-то серьезное.

Точно, люк. Воспоминания навалились на меня тяжёлым грузом. Но стоп, а как я оказалась здесь?

-Но что произошло со мной, — начала вопрошать я.

-Я помню, было что то, что-то… Я не знаю, что именно, но мне было так страшно.

Я спрятала лицо в ладонях и начала всхлипывать.

-Все хорошо, дочка, — начала успокаивать меня мама, гладя меня по голове.

-Все, хорошо. –

Доктор положил руку мне на плече.

-Не бойся, — сказал он.

-Все что случилось с тобой было не по-настоящему. 

Я посмотрела на доктора.

-Понимаешь, — начал он свой рассказ.

-В канализации, в которую ты провалилась, мы обнаружили особый вид плесени. Вдохнув эту плесень, человек впадает в глубокую кому и начинает видеть всякие пугающие вещи, которых на самом деле нет.

Я внимательно слушала, лежа на своей койке.

Заразившемуся, — продолжал доктор, — кажется, что все что происходит с ним – реально. Данный вид плесени крайне токсичен и губителен для здоровья. Но, к счастью, ты провела в люке немного времени. Тебя быстро нашел один сантехник, он вытащил тебя из люка, и, обнаружив, что ты без сознания, сразу вызвал скорую. Сам он, к счастью, был в маске и поэтому не заразился. А когда мы приехали и осмотрели канализацию, в которую ты упала, мы сразу поняли, что к чему и госпитализировали тебя.

Доктор перевел взгляд на маму.

-Ваша дочь идет на поправку, но для верности ей лучше еще побыть здесь, под медицинским наблюдением.

Мама взяла мою руку в свою.

-Я буду с тобой, — сказала она.

-Мне ведь можно остаться с дочерью, доктор? –

-Разумеется, — улыбнулся тот.

-Работать в парке вы пока все равно не сможете, поскольку парк сейчас закрыт на карантин. Нами проводятся работы по уничтожению плесени, и мы также должны убедиться, что плесень не распространилась по парку. В связи с этим у вас есть достаточно времени, чтобы провести его с вашей дочерью, пока она остается здесь.

Сказав это, доктор вышел из палаты. Мама обняла меня крепко-крепко. Я тоже обняла ее. Как же мне сейчас было хорошо. После всего пережитого со мной, я почувствовала такое облегчение, что не смогу передать словами.

Какое-то время я еще пролежала в больнице, до тех пор, пока доктор не сказал, что я абсолютно здорова и что можно меня выписывать. Все это время мама была со мной рядом. А когда меня все же выписали, и я вернулась домой, я села за стол, и записала всю эту историю.

                                                    Конец.

                                                             

 

03.04.2024
Прочитали 46
Mishutka de Kozavkin


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть