Сон был тревожным и я, время от времени, просыпалась в надежде, что впереди покажется населенный пункт, где мне наконец смогут оказать необходимую помощь и дать отоспаться, но сколько бы раз не случалось взглядом проходиться по окружающему миру, никаких сел и деревень не было и в помине. В голову начинали закрадываться пугающие мысли, будто мужчины, подобравшие меня, вовсе не собираются ехать ни в какое селение и являются самыми настоящими разбойниками, которые занимаются незаконной деятельностью.

 Украдкой, я пыталась как следует рассмотреть лица всех возможных преступников, чтоб, в случае чего, дать их точное описание тем, кто захочет помочь, но то и дело натыкалась на ответные хмурые взгляды, пугающие своей пронзительностью.

 Дабы не провоцировать ненужные конфликты из-за моего неугомонного любопытства, я изо всех сил старалась заставить себя поспать хоть немного, что выходило из рук вон плохо. Перед глазами всплывали кошмарные картины прошлого, которые пугали своей жестокостью. Мне тяжело было принять тот факт, что практически ничего не помня о своей жизни, я точно знала, что родных сердцу людей уже никогда не увижу, потому что они жестоко убиты людьми, преследовавшими меня и брата.

 Еще, мне не давало покоя обещание, которое дал брат и о котором я ничего не помнила. Что-то внутри обязательно надрывалось, когда я старалась вспомнить то, что бесследно затерялось среди тысячи других осколков памяти. Мне казалось важным знать все, что связано с тем молодым юношей, но мозг активно блокировал любые попытки к восстановлению жизненно важной цепочки событий, будто ограждая от фактов, способных причинить адскую боль.

-Осталось совсем немного. Мы почти на месте. — услышала я тихий голос Ратибора над ухом и заметно расслабилась после его слов. Совсем скоро я увижу дома, других людей, способных помочь и наконец получу желаемую помощь, которая избавит меня от режущей боли в голове.

 Вскоре на глаза показались первые одноэтажные дома из дерева, которые стояли ровными рядами вдоль широких улиц, по которой проезжала наша небольшая конная делегация. Не смотря на то, что утро совсем раннее, на улицах встречалось достаточно большое количество людей, которые непременно награждали меня любопытными взглядами и громкими перешептываниями. Было неприятно оказаться в центре нежелаемого внимания, отчего, во мне, с каждой новой минутой пребывания в селении, зарождалось непреодолимое желание спрятаться где-то в укромном месте, где никто не смог бы найти. Но, так как прятаться было негде, все что осталось- прижать голову как можно ближе к плечам, чтоб не открывать зевакам вид на лицо и сильнее вдавить свое хрупкое тело в мощную грудь Ратибора, который стойко переносил мою излишнюю близость.

 Ожидая увидеть, в качестве временного пристанища для потерявшихся- полуразвалившуюся хижину, я почти ахнула от удивления, когда передо мной предстал двухэтажный дом, по размерам превосходящий жилища местных жителей в два, а то и три раза. Я не могла оторвать восхищенного взгляда от мощного строения из дерева, выполненного на славу и, в буквальном смысле, еле усиживалась на месте, живо представляя себе внутреннюю обстановку дома.

 Не дожидаясь помощи со стороны, я перекинула правую ногу через седло и хотела уже спрыгнуть на землю, когда меня неожиданно подхватил на руки Ратибор.

— Не стоит геройствовать. Кто знает, насколько серьезна твоя травма и можно ли тебе вообще хоть что-то сейчас делать самой. — мягко предупредил парень и покачал головой, выказывая свое недовольство.

 Мне могло бы стать неприятно от столь назойливой заботы, но понимала, что совершила ошибку, собираясь без посторонней помощи совершить наиглупейшее действие, в то время как Ратибор, будучи дальновидным и умным, предотвратил беду, которая могла приключиться, приземлись я на землю не самым удачным образом.

— Спасибо вам. — поблагодарила я за помощь и несмело улыбнулась, стараясь не смотреть парню в глаза.

— Это, — указал Ратибор на двухэтажное строение передо мной, — теперь твой дом.- не без некоторого восхищения, парень оглядывал постройку, ставя руки на талию.- Вижу, место тебе пришлось по душе. — заговорщески подмигнул Ратибор, когда заметил мой жадный взгляд, которым я пыталась обхватить весь дом сразу и разглядеть все до мельчайших деталей.

— Вы правы.- не стала отрицать своего эстетического удовлетворения я, желая поскорее оказаться внутри здания. — Дом очень красивый. Даже не верится, что его отдали для приюта иномирян. — я не планировала говорить последнюю фразу вслух, просто выпалила на неосознанном уровне.

— Его не отдавали, а построили специально для этих целей. — Ратибор окончательно ввел меня в ступор небывалой щедростью со стороны местных жителей.

 Мне крайне приятно узнать, что селяне настолько дружелюбные, что не жалеют ни сил, ни времени, ни средств, дабы сделать пребывание чужаков на своей Родине более комфортным, но, в то же время, именно эта излишняя забота об окружающих, ничего не сделавших полезного для данного общества, настораживала как никогда. Можно подумать, будто через некоторое время проживания в этом коттедже, тебя могут отправить на какие-нибудь тяжелые работы, где ты, в качестве раба, будешь отплачивать этим людям за их гостеприимство.

— Все в порядке? — спросил Ратибор, внимательно изучая мое испуганное выражение лица. — Я тебя чем-то напугал? — было видно, что этот вопрос парень задал для «галочки», так как его взгляд в это время беспорядочно бегал по всему окружающему нас пространству, ища логичное объяснение резкой смене моего настроения.

— Зачем я вам? -прозвучал мой вопрос севшим от волнения голосом. — Что вы делаете с чужеземцами, когда вам надоедает с ними возиться? Вы используете их в качестве рабов?

— Боже! — услышала я недовольный вздох за спиной — Говорил же, что с ней одни проблемы будут. Черт! Еще одна ненормальная.- выругался Златозар, смачно сплюнув на землю — Послушай, девочка,- обратился грубиян, больно сжимая своими грубыми пальцами мое плечо. — Надумаешь покончить жизнь самоубийством, выбирай скалу повыше, веревку крепче, а вены вскрывай вдоль, а не поперек. Не хватало еще, чтоб Томира из-за тебя себя изводила. Достали!

 После чудовищных предположений о самоубийстве, мне окончательно стало плохо и я уже навострилась бежать, куда глядят глаза, но Ратибор резким движением руки высвободил мое плечо из больного захвата и притянул к себе, пригвождая Златозара суровым взглядом к земле.

— Ты нашел не самое лучшее время для чтения лекций. Если бы лучше выполнял свои обязанности, твоей жене не пришлось бы видеть столько смертей.- отчеканил коротко стриженный парень и я заметила как, и без того недовольное, лицо грубияна приняло еще более красный от злости оттенок, выдающий его вскипающий в венах взрывной характер с потрохами.- Можешь идти. Твоя смена на сегодня окончена. — лед, звучавший в каждом слове Ратибора заставил меня содрогнуться всеми клеточками тела, что было неверно истолковано парнем, который тут же принялся растирать мои плечи, дабы заставить застывшую в венах кровь бежать чуть быстрее.

— Простите, что доставляю вам хлопоты. — извинилась я перед иностранцем, неожиданно почувствовавшая себя виноватой. Было крайне неловко, что незнакомый человек защищает меня от нападок своего же напарника. И это при том, что даже не знает моего имени.

— Лучше о себе беспокойся. Тебе нелегко пришлось и предстоит еще немало пережить, прежде чем ты войдешь в привычное русло обитания здешних жителей.

— Но это ведь ненадолго? Вы же сказали, что ищете способ вернуть иномирян домой. Верно? — с надеждой спросила я, глядя жалостливым взглядом на парня, будто надежда, сияющая в моих глазах, может как-то повлиять на его ответ.

— Верно. Мы ищем возможность вернуть иномирян домой, но за те несколько лет, что чужеземцы пребывают через многочисленные порталы в пространстве, к разгадке тайны о переселении так и не приблизились.

— Что? Несколько лет? — переспросила я, начиная впадать в отчаяние от услышанного.

— Многим нравится здешняя жизнь. — попытался успокоить меня Ратибор, но получалось у него это плохо. Из всех правил есть исключения и не факт, что я стану тем самым человеком, который будет рад остаться здесь. И что делать тем, кто всем сердцем и душой принадлежит своей прошлой жизни? Это они решаются на то, после чего женщина, о которой говорил Златозар, не находит себе места? — Не стоит слишком много думать обо всем. Для начала, тебе предстоит как следует потрудиться и вспомнить свою прошлую жизнь.

— Не хочу вспоминать ее. — сказала я и почувствовала как глаза наполнились влагой. Снова.

— Почему?- удивился Ратибор и взглянул на меня. — Чего ты боишься?

— Того, что прежняя жизнь может понравиться мне больше этой. — захлебываясь слезами, произнесла я фразу, в которую и сама до конца не верила.

 Пусть я и вспомнила только небольшой отрывок из своей жизни, где видела лишь насилие и потерю близких, мне казалось, что после подобных ужасов стать счастливым человеком нереально, из чего следует вывод, что воспоминания в любом из исходов могут убить меня. Либо я буду страдать из-за кошмаров, преследующих во снах, либо выплакаю все глаза, грезя о покинутом доме.

— Как бы там ни было, — начал говорить парень, легко прижимая меня к своей мужественной груди, — я хочу быть рядом в качестве друга, способного поддержать тебя в минуты отчаяния. — такое откровенное признание тронуло до глубины души и не могло не отозваться приятным теплом, разливающимся в сердце. Я позволила себе очередную слабость за те несколько часов жизни, что находилась в твердой памяти и обняла Ратибора, утыкаясь носом в его грудь. — Если станешь проявлять излишнюю слабость, этот мир тебя пережует и выплюнет.- усмехнулся новый знакомый, все также держа меня в своих объятиях.

— Вы, наверное, хотели сказать: «Подвесит за горло на одиноком дереве?»- хриплым от слез голосом передразнила я парня, вспоминая лекцию Златозара «о лучшем способе покончить с жизнью».

-Выбор за тобой. — вздохнул Ратибор, немного отодвигаясь, чтоб иметь возможность смотреть мне в глаза. -Если не хочешь, чтоб твой окаменелый труп сожгли, как и десятки до этого, придется перетерпеть трудности и стать сильной.

 Не могу сказать, что от подобных слов поддержки мне стало лучше, так как после услышанного я могла думать только о ритуальном сожжении трупов самоубийц, но все же, глубоко в сердце мелькнуло что-то светлое, похожее на надежду, что помогло справиться с жесткими словами, покинувшими рот знакомого.

— Идем в дом. Тебя нужно отогреть как следует, иначе подхватишь простуду или что-то более серьезное. — Ратибор галантно подставил свою руку, чтоб я могла опираться на нее во время ходьбы и старался не идти слишком быстро, так как понимал, что выбившаяся из сил, я вряд ли за ним поспею.- Интересно, кто сегодня на посту в доме иномирян? Почему не встречают? — задавал сам себе вопросы парень, оглядываясь по сторонам.

 Мы молча вошли в просторный холл дома, который был полностью залит рассветным солнцем из окон и я не успела даже немного оглядеться, как Ратибор смачно выругался себе под нос, помог мне присесть на один из стульев, располагавшихся в прихожей и пулей вылетел в один из коридоров, принимаясь нервно стучать кулаками в какую-то дверь.

— Ратибор? — послышался откуда-то приятный голос пожилой женщины. — Ты почему так нахально ведешь себя ранним утром в девичьем доме? — стала грозно отчитывать моего знакомого дама, которая, по всей видимости, не терпит никаких нарушений порядка.

— Я всегда вежлив и учтив с Вами и вашими гостьями, — терпеливо говорил парень, хотя по его манере речи было ясно, что недовольство скоро перельется через края и тогда скандала будет не избежать, — Но объясните мне, почему на посту никого нет? Кто дежурит сегодня?

— Ын Бель должна дежурить. — растерялась женщина, голос которой сразу принял стыдливый оттенок. — Ее нет на месте? — волнительным голосом вопросила дама, на что в ответ получила довольно грубое и не требующее отлагательств к действиям «Нет».

 В коридоре послышался какой-то шорох и громкий хлопок дверью, который побудил остальных жителей этого прекрасного дома зашевелиться и покинуть свои комнаты.

— Иошши скоро примет тебя. — сказал подошедший ко мне Ратибор, на лице которого уже поселилась игривая улыбка.

— Что вас так рассмешило? — решилась задать вопрос, вслушиваясь во все больше усиливающийся шум в помещении.

— Думаю, сейчас будет номер. — довольно произнес парень, который удобно устроился на одном из стульев рядом со мной и принялся слушать отменную брань, которая, не весть кому, была адресована со стороны женщины, в дверь которой так неистово барабанил Ратибор.

— Что-то случилось?

— Ын Бель покинула свой пост. Обычная практика. — пожал плечами парень, давая тем самым понять, что имеющийся инцидент не стоит моего внимания.

 Я не знала сколько еще смогу слушать ругательства в адрес бедной девушки и уже хотела было кинуться на ее защиту, как в холл вошла милая девица с темно-каштановыми волосами, карими глазами, поражающими своей привлекательностью, приветливой улыбкой и огромным рваным шрамом через все лицо. Моей воспитанности едва хватило, чтоб в открытую не пялиться на уродливый изъян, портящий прекрасное личико молодой девушки. Я стыдливо опустила глаза, понимая, что своим любопытством могла вызвать в сердце незнакомки неприятные чувства. Мне хотелось провалиться сквозь землю из-за собственной несдержанности, но я почему-то продолжала сидеть на месте, испытывая дичайшее чувство неловкости.

— Вам сегодня предстоит трудный день, не так ли? — обратился Ратибор к девушке, весело подмигивая. — Ын Бель пора задать хорошую трепку, иначе она и пожар так проспит.

— Верно. Но, что поделать, если некоторым людям не знакомы такие слова, как: ответственность и самопожертвование. — в тон парню отозвалась девушка, после чего бодрым шагом подошла ко мне. — Меня зовут Айгуль и я буду какое-то время помогать вам осваиваться в селении. — представилась девица и легко склонила вперед корпус, в знак уважения.

— Приятно познакомиться. — тут подскочила я на ноги и попыталась поприветствовать помощницу поклоном, но не удержала равновесия и покачнулась в сторону, падая точно в руки Ратибора.

— Я ведь говорил, тебе не стоит геройствовать. — тут же начал причитать парень, качая головой. — Айгуль, девушка совсем плоха. Ей немало досталось, к тому же, о своей прошлой жизни она ничего не помнит. У нее на голове есть рана, которую нужно осмотреть. За травницей уже послали, поэтому, к ее приходу, приведи девушку в порядок. Хорошо? — раздал указания парень, предлагая мне для поддержания равновесия опереться еще и на руку временной помощнице.

— А что с ней случилось? — обратилась Айгуль к Ратибору, полностью игнорируя мое присутствие, будто от пары пророненных слов я могу грохнуться в обморок.

— Упала с моста и подверглась нападению волка. — ответил парень так, словно рассказал какую-то обыденную ситуацию.

— Какой ужас! — чуть ли не вскрикнула помощница, прикрывая свободной рукой открывшийся рот.

 Я невольно бросила взгляд в сторону девушки, замечая как ее широко распахнутые глаза хаотично бродят по моему телу, ища признаки каких-нибудь повреждений.

— Ранена только голова, в остальном, на первый взгляд, все в порядке. — ответил за меня Ратибор, замечая взволнованный взгляд Айгуль. — Было бы неплохо определить ее в отдельную комнату. Думаю, девушке нужен покой, а возможная соседка никак не поспособствует ее скорейшему выздоровлению.

— Иномирян осталось не так много, поэтому все комнаты на первом этаже пустуют. Проблем с размещением не возникнет. Можешь не беспокоиться об этом.

 Мы шли по длинному коридору, пока не остановились около одной из многочисленных дверей, которую тут же распахнула передо мной Айгуль, предлагая осмотреть помещение.

— Эта комната меньше остальных, но, на мой взгляд, она самая уютная. К тому же, в этой части дома вам не будут досаждать соседки сверху. Они не самые тихие девушки, поэтому с заходом солнца устраивают самые настоящие вечеринки, на которые никто не приходит. — смеясь, рассказывала временная помощница, в то время как я восхищалась обстановкой комнаты и домашней атмосферой, царившей в доме.

— Мне здесь очень нравится. Спасибо вам. — поблагодарила я девушку за оказанное гостеприимство и позволила себе присесть на краю большой двуспальной кровати, которая занимала почти все пространство в помещении.

 Комнатка и правда была небольшая, но от этого выглядела более милой. Кровать, на которой смело могли бы спать сразу три девушки, стояла в самом центре помещения напротив окна. Слева от нее располагался элегантный туалетный столик из дерева, а справа, почти до самого потолка, возвышался огромный шкаф, в котором, по иронии судьбы, мне было абсолютно нечего хранить. На резном карнизе красовались полупрозрачная белая тюль с замысловатыми узорами и тяжелые шторы золотистого цвета, которые привносили, в и без того светлую комнату, немного яркости.

— Оставляю ее на тебя, Айгуль. Пожалуйста, дождись травницу вместе с ней, вдруг, девушке что понадобиться. — обратился к помощнице Ратибор, после чего дружелюбно улыбнулся мне и направился на выход. Парень уже почти вышел из комнаты, как вдруг я вспомнила,что не вернула вещь законному владельцу.

— Вы забыли свою жилетку. — почти прокричала я, скидывая в это время с себя верхнюю одежду.

 Ратибор мило улыбнулся и, подойдя ближе, протянул руку, невольно касаясь моих пальцев, через которые по всему телу пошел холод, заставляя кровь застыть в жилах. Я бросила тревожный взгляд на друга, которого хотелось называть именно так, не смотря на наше недавнее знакомство, и почувствовала как глубокое чувство вины захлестывает меня с головой. — Ваши руки такие холодные. Простите меня. — еле слышно проговорила я, понимая насколько стойко все это время Ратибор переносил на себе капризы апрельского месяца.

— Обращайся ко мне неформально. — полностью проигнорировал мои извинения парень, умело переводя разговор совершенно в другое русло. — Я собираюсь стать тебе другом, поэтому, будет вполне логично сократить словесную дистанцию, что возникла между нами. Ты так не считаешь?

— Я соглашусь на неформальное общение, если вы простите мне мою глупость и пообещаете не заболеть от переохлаждения. — возымела наглость ставить условия я, чем вызвала некоторое удивление со стороны Ратибора.

— Со мной все будет в порядке, не волнуйся об этом. — парень легко улыбнулся и положил свою большую ладонь на мое плечо, чуть сжимая.

— Пообещайте, что не заболеете из-за меня. — настаивала я на своем и молодой мужчина сдался под напором.

— Обещаю. И да, я прощаю тебе твою «глупость». — рассмеялся друг, глядя на меня так, словно я его младшая сестра. — Ты чего опять нос повесила? — не понял резкой смены в моем настроении парень и присел передо мной на корточки.

 Я и сама не сразу поняла отчего на глаза, уже в который раз за последние несколько часов, набежали слезы, готовые в любое мгновение сорваться с ресничек. Но, как только снова посмотрела на парня, взгляд которого казался мне самым открытым и честным во всем мире, резко осознала, что точно так же на меня глядел брат. Да, так и есть. Этот взгляд, говорящий сам за себя и обещающий защиту от любых невзгод, дарил мне только Он. И пусть брат- почти единственный кого мне удалось вспомнить, я уверена, что больше никто не мог наградить меня этим невероятным чувством защищенности.

 Забывая обо всем на свете, даже об элементарных правилах приличия, я, желающая снова почувствовать себя любимой и счастливой, протянула руки к лицу парня, который явно не понимал что происходит, и коснулась его лба своим, при чем сделала это на подсознательном уровне. Я помню чувство, которое взрывалось во мне, когда брат дарил нежные прикосновения и очень огорчилась, когда не ощутила того же, дрожащими пальцами водя по щекам новоиспеченного друга. Схожесть с братом у Ратибора оканчивалась лишь ласковым взглядом, похожим на белую лилию, распустившуюся в непогоду.

— Простите меня, Ратибор.- извинилась я, надрывающимся, от накатывающейся истерики, голосом, когда смирно уселась на кровати, сложив руки на коленях.

— Все в порядке. — снова спустил мне неподобающее поведение парень, но не преминул напомнить о нашей договоренности.- Но ты обещала общаться со мной неформально. Будь добра, больше никогда не говори со мной столь уважительно. Мы ведь стараемся сломать стену ненужной официальности. Помнишь?

 Ратибор слишком добр ко мне, хотя я ничего не сделала, чтоб заслужить подобное отношение. Но нельзя отрицать, что эгоист, сидящий в недрах моего сердца, чрезвычайно радовался такому вниманию со стороны обретенного друга. Кажется, что новая жизнь обещает не быть такой страшной и унылой, если этот улыбчивый паренек будет рядом.

— Я помню об этом и больше никогда не доставлю тебе неудобств. — ответила я, нарочно выделяя предпоследнее слово.

 Друг лучезарно улыбнулся и чуть потрепав меня по волосам, не задевая раны на голове, накинул на себя жилетку и, пообещав в скором времени проведать меня, вышел из комнаты, аккуратно прикрывая за собой дверь.

— Ратибор очень обходительный молодой человек. — высказала свое мнение Айгуль, стоящая все это время в стороне, и заговорщески подмигнула, чем заставила мои щеки моментально порозоветь. — Но у него есть невеста, поэтому не проникайтесь к нему слишком уж сильной симпатией. Он вряд ли когда-нибудь сможет смотреть на кого-то, кроме Верилы.- предусмотрительно предупредила помощница, хотя у меня и в мыслях не было расценивать доброту Ратибора, как некие ухаживания. К тому же, есть проблемы посерьезнее , требующие немедленного влияния со стороны. Головная боль усиливалась, а травницы все еще не было, что несомненно отражалось на моей моральной устойчивости. — Вам следует принять ванну с травами, чтоб очиститься от всего плохого, что с вами приключилось. Если согласитесь отпустить меня не надолго, я быстро нагрею для вас воду и помогу искупаться.

 Идея понежиться в теплой воде показалась мне вполне заманчивой и я, без тени сомнения, отпустила помощницу в баню, где она подготовит все необходимое для водных процедур. Минуты ожидания шли, травница так и не появилась, а я продолжала думать обо всем на свете и ни о чем конкретном. Все же, мне нестерпимо хотелось вспомнить еще хоть один маленький кусочек из прошлого, который не принес бы боль, а подарил радость, оставляя после себя легкое чувство удовлетворенности и счастья. Я чувствовала острую необходимость в уверенности, что раньше была счастлива, не смотря на страшные события, которые кровавым пятном поселились в памяти. Молодой человек, именуемый моим страшим братом и люто ненавидящий моменты, когда я вешала на него родственное клеймо, так и манил к себе, заставляя напрягать могз, дабы вспомнить еще хоть что-то, вызывая тем самым усиливающуюся мигрень. Но я готова была перетерпеть нескончаемый гул в голове, лишь бы вспомнить Его цвет глаз и волос, форму губ и носа, высоту роста и очертания фигуры. Я обязана была вспомнить и когда перед глазами уже встал расплывчатый силуэт желаемого, в комнату вошла Айгуль и объявила, что подготовила для меня ванну.

— Спасибо.- скупо поблагодарила я, помешавшую восстанавливать цепочку воспоминаний, девушку, хотя и понимала, что она была ни в чем не виновата. Дабы реабилитироваться перед помощницей и не казаться неблагодарной девчонкой, я выдавила из себя самую искреннюю улыбку, на которую только была способна при данных обстоятельствах, и поднялась с постели, опираясь на, предложенную в помощь, руку Айгуль.

 Водные процедуры проходили в отдельном от дома помещении, куда я добиралась добрых пять минут, не имея возможности быстро передвигать ноги. От усилившейся боли в затылочной части головы, я почти ничего не соображала и не видела, хотя старалась четко смотреть на мир, дабы запомнить больше мелких деталей, чтоб в случае необходимости лучше ориентироваться на месте. По необъяснимой причине меня не покидало чувство, что в скором времени предстоит совершить побег. Может, всему виной факт потери памяти, из-за чего развивается паника, а может я неосознанно от чего-то пытаюсь спрятаться. Вот только от чего?

 Здание, куда меня привела Айгуль, состояло из нескольких отсеков. Первый- так называемый, предбанник, где я скинула с себя верхнюю одежду и обувь, второй- длинный коридор с пятью дверьми, за каждой из которых находилась отдельная ванная и третий- небольшая комнатка, где после водных процедур можно немного отдохнуть, причесаться и высушить полотенцем свои волосы, чтоб не ходить по улице с совсем уж мокрой головой. Платок, конечно же, накинуть все равно придется, но обсохнуть лишнюю минутку никогда не будет во вред.

 Помощница отвела меня в одну из ванных комнат, где помогла раздеться и придерживала, когда я погружалась в воду. Не смотря на все мои протесты и смущение, которое я испытывала, стоя перед незнакомой девушкой нагишом, Айгуль упрямо настаивала на помощи, что, в конечном итоге, оказалось очень кстати, ведь я чуть не упала, когда нога скользнула по дну ванны. Воды было так много, что добрая ее часть, заботливо нагретая девушкой, выплеснулась через края на пол, когда я погрузила в нее свое измученное тело. Бросив виноватый взгляд на Айгуль, я ожидала услышать едкое замечание в свой адрес, но девица, кажется, совсем не обращала на инцидент внимания, прилежно стоя у стены и изучая взглядом все, что только попадалось на глаза.

 Неловкость от присутствия незнакомки прошла, горячая вода постепенно расслабила мышцы и для меня имели место лишь мерный стук сердца и падающие на пол, через края ванны, капли воды, которые разбивались с характерным звуком о лужи. Айгуль услужливо предложила мне помощь с мытьем головы, которую я не раздумывая приняла, потому что из организма пропали последние силы, не давая мне возможности даже поднять руки. Душистое мыло, от которого исходил невероятный запах лаванды, щипало место ушиба на голове, но я старалась не обращать на это внимания, понимая, что помощница изо всех сил старается, как можно аккуратнее, промывать волосы. Айгуль легко массировала кожу головы, тщательно намыливая волосы у корней и неожиданно сделала комплимент, который я уже где-то слышала.

— У вас очень красивые волосы: такие мягкие и густые, что не хочется отпускать. — рассмеялась девица, в голосе которой слышалось неподдельное восхищение.

 Было приятно слышать, столь лестные отзывы в свой адрес и я даже позволила на секундочку собой возгордиться, прежде чем первая слезинка сорвалась с ресничек и плюхнулась в воду. Я всхлипнула от обиды и отчаяния, по-тихоньку вспоминая нежные и любимые мною черты женщины, что воспитывала меня семь лет после трагической гибели моих биологических родителей.

— Почему вы плачете? Я сделала вам больно? — встрепенулась Айгуль, глядя на меня с волнением. — Потерпите, пожалуйста. Сейчас я смою остатки пены с ваших волос, протру вам спину и мы можем возвращаться обратно в дом.

— Вы ничего плохого не сделали. — пробормотала я сквозь слезы, пытаясь окончательно не разрыдаться в истерике. — Я просто вспомнила женщину, которая воспитывала меня последние несколько лет. Она была очень доброй и, наверняка, сейчас волнуется о моей пропаже.

— Мне очень жаль. — выразила соболезнования Айгуль и слегка сжала в своей руке мою ладонь. От ее поддержки стало немного легче, но лишь немного- ровно настолько, чтоб хватало сил сдерживать истеричный вопль, рвущийся наружу.

Я помню ту женщину. Ее звали Светлана и она была обладательницей пышней копны рыжих волос.

Простите, что оставила вас…

0
24.05.2019
avataravataravataravatar
Анастасия Борисова
60

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора Анастасия: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фэнтези


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Идеи для детектива

11 Детективных сюжетов

avataravatar
4 группы эмоционально-экспрессивных слов

4 группы эмоционально-экспрессивных слов

avataravataravataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
перед какими союзами ставится запятая

Перед какими союзами ставится запятая с примерами

avataravataravataravataravataravatar

Трехактная структура повествования: что это такое и как работает

avataravataravataravataravatar

Лучшие книги в жанре детектив

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть