Десять лет назад.

 Прохладный весенний ветерок дует в лицо, развевая мои русые волосы, переливающиеся блеском на солнечных лучах, которые ласкают своим теплом бледную кожу. Милая лошадка Лили подо мной весело стучит копытами и играет своей светлой гривой, заставляя меня улыбаться во весь рот и чувствовать себя самым счастливым ребенком на земле. Мне нравится верховая езда и то чувство свободы, которое она дарит. Люблю свою лошадку, которая способна поднять мне настроение одним своим видом, даже в самую ненастную погоду. И просто обожаю, когда брат, выражение лица которого, во время моих конных прогулок, никогда не бывает расслабленным, каждый раз читает мне лекции о безопасности во время верховой езды и недовольно выкрикивает ругательства или угрозы, когда я нарушаю очередное правило.

-Крепче держись за поводья, если не хочешь упасть с лошади. — слышу я, летящие мне в спину, слова брата, когда пытаюсь немного быстрее разогнать Лили. — Никогда не смей отъезжать от меня дальше чем на два метра! — повышает голос брат, когда ему все же удается догнать меня и заставить лошадку остановиться. — Что будет, если я не успею поймать тебя, если вдруг ты не удержишься в седле? Ты об этом подумала?

 Пусть меня и отчитывали, будто я была на волосок от смерти, а не всего лишь позволила себе прокатиться чуть быстрее обычного на самой спокойной лошади в мире, стыда я не чувствовала. Брат всегда слишком преувеличивает опасность, когда дело касается меня. Он всеми силами старается обезопасить мне жизнь, будто от малейшей царапины я могу рассыпаться словно хрустальная ваза, в то время, когда сам совершенно не заботиться о себе. Я переживаю за него, куда сильнее, чем за себя. Сколько раз я находила брата в своей комнате всего в царапинах, глубоких ранах и крови? Десятки? Сотни? Не знаю по какой причине, но этот самоотверженный, молодой парень вбил себе в голову, что должен стать сильнее, что в этом мире не должно быть ни одного человека, способного нанести ему серьезные ранения. Его потребность к тренировкам и тяжелому труду больше похожа на фанатичность, которой еще ни разу не выпало шанса проявить себя, чему я бесконечно рада.

 Брат несколько лет назад пристрастился к участию в уличных боях, что влекло за собой ужасные последствия. Помню, тот день, когда его бессознательное тело принесли в дом пара незнакомых парней, которые находили забавным тот факт, что какой-то малолетка решился на участие в таком безбашенном мероприятии. Родители несколько дней выхаживали своего нерадивого сына, над которым я плакала ночами и просила не умирать. Я боялась, что если он оставит меня, мое сердце разорвется на части и я больше не смогу видеть мир таким красочным, каким он предстает передо мной сейчас.

 Боль разъедала меня изнутри и как же я ликовала, когда в один из самых прекрасных дней в моей жизни, этот строптивый юноша наконец очнулся. После первой неудачной попытки боя, брат не переставая тренировался на заднем дворе родительского дома, используя в качестве оружия и груши для битья все, что попадалось ему под руки. Я не понимала такого стремления к силе и считала, будто все это вызвано лишь чувством ненависти к тем, кто так сильно избил брата в прошлый раз. Боясь, что месть, которая затуманила брату голову, возымеет обратный эффект, я умоляла родителей заставить парня прекратить издеваться над своим телом и постараться снова жить как раньше, но, не смотря на все мои просьбы и слезы, меня так никто и не услышал, а брат продолжал тренироваться, после чего снова пошел на уличные бои.

 Ему всегда немало доставалось от более опытных и крепких соперников, которые не жалея сил, избивали до полуобморочного состояния молодого парня, жаждущего отмщения. И когда тот буквально вваливался ко мне весь избитый и помятый, мне приходилось самой обрабатывать его раны. Снова и снова.

 Прошло много лет, прежде чем с боев, брат стал возвращаться не более чем с рассеченной бровью, разбитой губой или несколькими царапинами. Но сколько было пролито моих слез, сколько бессонных ночей я провела, ожидая его с очередной драки, никто не знает. И поэтому, когда этот эгоистичный, не знающий меры в силе и подвергающий себя ненужной опасности парень ругает меня за излишне набранную скорость во время верховой езды, я совершенно не беспокоюсь об его впустую потраченных нервных клетках.

— Я хочу ездить немного быстрее обычного. Ты носишься на своем жеребце с такой скоростью, что я даже следить за тобой не успеваю. — буркнула я, надувая губы и глядя над брата из-под опущенных ресниц, когда слезла с лошади.

— Жажда скорости — не повод, чтоб подвергать свою жизнь опасности. — отрезал суровый парень, хватая мою Лили за поводья. — А теперь иди в дом. Скоро уже обед. Как только я приведу Лили в порядок, сразу же приду. — отчеканил брат, будто бы отдавая приказ.

 С того момента, как мой единственно настолько близкий и родной человек ввязался в бессмысленные потасовки, с его лица пропала озорная и такая мягкая улыбка, которую он дарил только мне. Я скучаю по тем дням, когда мы могли беззаботно прогуливаться по лесу или по улицам деревни, разговаривая обо всем на свете и смеясь, как в последний раз в жизни. Скучаю, когда вспоминаю как брат рассказывал мне перед сном сказки, которые обязательно заканчивались хорошо, даже если я знала, что завершение истории должно быть отнюдь не радостным. Скучаю по моему веселому, заботливому, любящему брату.

 Сейчас это далеко не тот человек, которого я знала еще несколько лет назад и любила так, будто легкие сдавливало от нехватки воздуха. Теперь, парень, которого я вижу каждый день, не способен подарить мне свою окрыляющую улыбку или даже пожелать спокойной ночи перед сном. Он живет ради побед в уличных боях и приходит ко мне только тогда, когда требуется обработать новую рану или пришло время очередного урока верховой езде. Но, даже так, я все равно продолжаю любить его, как бы сложно это ни было, учитывая обстоятельства, которые максимально отдалили нас друг от друга.

 Ослушавшись приказа брата и тайком подглядывая за ним, ухаживающим за Лили в конюшне, я подумала о причине, что, кажется навсегда, стерла с его лица улыбку. Не понимая многих вещей в этой жизни, я точно знаю, что хочу, однажды, сделать брата самым счастливым человеком на земле, который каждый день будет от души смеяться и заражать своим хорошим настроением всех вокруг, в том числе и меня.

— Снова подглядываешь? — раздался над ухом вздох, владелец которого «одаривал» меня своим недовольным взглядом, сложа руки на груди. Я дернулась от неожиданности и мысленно дала себе подзатыльник за то, что за мечтами и не заметила, как Лили уже давно причесали, напоили и отвели в стойло.- И что мне с тобой делать?- устало спросил брат, на что я заговорщески улыбнулась.

— Пообедать со мной. — весело отозвалась я, расплываясь от улыбки настолько, насколько только могла растянуть свои губы. И могу поклясться, что в этот момент по лицу брата пробежала тень ответной, пусть и мимолетной полуулыбки.

— Идем в дом. -вздохнув, сказал брат, выражение лица которого уже приняло свой обычный суровый вид.

 От конюшни до дома мы шли молча, погруженные в собственные мысли. Я пыталась запечатлеть в памяти момент, когда брат немного приподнял уголки губ вверх, что я несомненно воспринимаю как легкую улыбку, чтоб вспоминать ее в минуты печали и одиночества. А вот мысли самого брата я даже не берусь разгадывать, потому что этот человек давно перестал делиться со мной своими размышлениями, печалями и мечтами.

 Когда до входа в дом оставались какие-то считанные метры, я вдруг услышала пронзительный женский крик, в котором отчетливо узнала мамин голос. Сердце пропустило удар и я уже было собралась бежать в дом маме на выручку, как снова прозвучал этот душераздирающий вопль, заставляющий меня стоять на одном месте, боясь пошевелиться. Брат вел себя более раскованно, но от меня все равно не укрылся тот факт, что он напрягся всем своим телом, принимая оборонительную позу, будто ему придется сейчас кинуться на кого-то, дабы защитить меня. Я не понимала почему он ведет себя так настороженно, ведь, даже если это ругаются родители, нам никогда не придется бояться за свою жизнь, потому что нет более любящей своих детей пары, нежели наши мама и папа.

 Подойдя к дому чуть ближе, брат велел мне оставаться на месте и пусть я все еще думала, что никакая опасность нам не грозит, приказа ослушаться не решилась. Парень тихой и уверенной поступью приближался к двери дома и уже схватился за ручку, как вдруг, с силой распахивается окно родительской спальни, из-за чего стекло, с характерным звуком, лопается и мелкими кусочками осыпается на землю. Я вскрикнула и не успела ничего сообразить или сделать, как почувствовала крепкий захват вокруг своего запястья и силу, которая, в буквальном смысле, тащит меня подальше от родительского дома.

 Женский крик резал слух, заставляя слезы выступить на моих глазах, брат бежал по знакомой тропинке, ведущей к конюшне, не выпуская из цепкого кольца своих пальцев мою руку, а я пыталась выкинуть из головы жуткую картину того, как крепкая мужская рука схватила мою маму, пытающуюся сбежать из дома через окно, за волосы и затащила обратно в комнату. Я изо всех сил старалась не думать о том, что жестокая, измазанная в крови рука может принадлежать моему отцу, но у меня никак не получалось отогнать непрошенные мысли в сторону. Не могу даже представить себе ссору, которая заставила бы двух влюбленных друг в друга людей так жестоко обращаться со своей второй половинкой. Папа всегда смотрел на маму с особой нежностью и трепетом, даже в те минуты, когда она болела или просто выглядела не лучшим образом после работ по дому. Что же могло произойти между ними? И почему брат, который столько времени и сил потратил на тренировки и бои без правил, не вмешался в ссору родителей, и не помог собственной матери избавиться от тирании со стороны мужа?  

— Стой! — крикнула я, пытаясь высвободить из захвата руку. — Нам нужно вернуться. Папа делает маме больно. — не смотря на то, что такие жестокие слова были произнесены мной же, внутри что-то безвозвратно оборвалось, заставляя развеяться розовому туману, создающему образ счастливой семьи. Слезы несчадно жгли глаза и я уже не стесняясь плакала, сожалея о том, что не смогу больше жить как раньше, отдаваясь во власть родительской любви. За каких-то несколько минут все внезапно рухнуло и теперь у меня остался только один родной и дорогой сердцу человек.

-Папа никогда не причинил бы маме вреда. Слышишь? — грозно отозвался брат на мою истерику и пулей влетел в конюшню, чтоб вывести своего коня из стойла.

 Не знаю по какой точно причине, может из-за стресса, а может от увиденной картины, но в голове ясным пятном всплыл момент из моего прошлого, которого я уже почти не помнила. Как клякса на белом листе бумаги, в моих воспоминаниях возник труп незнакомой женщины, который никому ненужным куском мяса лежал на сырой земле. Пропахшая плесенью комната, из окна которой отчетливо была видна эта мертвая девушка, въедалась в мою голову и отзывалась щемящей сердце печалью, которую невозможно было вытравить даже тем ужасом, что только что произошел на моих глазах.

-Слушай меня внимательно,- обратился ко мне брат, вернувшийся со своим скакуном из конюшни, и схватил меня обеими руками за плечи. — Сосредоточься и, пожалуйста, сделай сейчас все так как я говорю. — как бы странно это ни было, но сейчас, парень, сердце которого, как мне казалось, давным-давно закоренело, дал слабину и разговаривал со мной не приказным, а умоляющим тоном. Еще более менее держащая себя до этого момента в руках, я совсем растерялась, видя собственного брата таким разбитым. Что же произошло на самом деле, если даже этот стальной юноша не может держать себя в руках? — Ты все поняла? — с надеждой на утвердительный ответ спросил брат и я согласно кивнула, пусть и не услышала никакой полезной информации, исходящей из его уст. Я все прослушала, загрузившись собственными мыслями, но переспрашивать о чем-либо времени не осталось, так как брат в доли секунды взобрался на коня и резким рывком руки усадил и меня перед собой.

 Не успев опомниться, мы уже мчались на невероятной скорости мимо кустарников и деревьев, уносясь все дальше от родного дома, где были счастливы. Конь набрал такую невероятную скорость, с какой я никогда и не надеялась прокатиться, но на данный момент, этот факт волновал меня меньше всего. Я не знала деталей, да и общей картины не видела, но понимала, что произошло что-то страшное, о чем мне еще предстоит подробнее разузнать у брата.

 Мы уже подъезжали к лесу, когда я услышала шум настигающих нас чужих голосов и топот копыт. Не нужно ходить к гадалке, чтоб понимать, что погоня ведется за нами. Пусть из деревни нас и вывозил самый быстрый конь в округе, но два человека на одного скакуна- слишком много, поэтому преследователи достаточно скоро показались на глаза. Дабы оторваться от них еще хоть на немного, брат свернул на малоизвестную тропинку, которая вела к мосту и проехав еще несколько метров, внезапно остановил жеребца и слез с него, передавая поводья мне в руки.

-Если сделаешь все так, как я просил, мы очень скоро снова увидимся. — тихо произнес брат, сжимая в своей огромной ладони мои маленькие пальчики.

— Наши мама и папа умерли? — задала я вопрос, который тут же разодрал мою душу на куски. Было невероятно больно смотреть в глаза брату, который не мог ответить, но и не смел отвести взгляд. Его стойкости и мужеству мог бы позавидовать любой взрослый мужчина, но сейчас я хотела бы, чтоб он наконец перестал притворяться и дал волю эмоциям. — Скажи мне. — умоляющим голосом попросила я, но ответом мне стала лишь тишина, нарушаемая изредким фырканьем коня. — Ты тоже умрешь? — говорить получалось плохо, потому что в горле встал больнючий ком, не пропуская слова наружу, но я, превознемогая дискомфорт все же выдавила из себя этот жуткий вопрос.

-Нет. -ответил брат и слегка улыбнулся, даря мне возможность хоть немного полюбоваться его красивым лицом. — Если я умру, то не смогу выполнить данное тебе обещание, поэтому, мне придется выжить. 

 По телу разлилось какое-то невероятное тепло от того, что брат все еще помнил о том, что пообещал мне два года назад. Я так счастлива, что готова назвать этого молодого юношу по имени, именно так, как он любит, но внезапно парень со всей силы ударил ладонью по телу коня и тот сорвался с места, унося меня прочь от брата, который не стал смотреть вслед и остался ждать преследователей на тропинке. Мне было так жаль расставаться с ним, жаль осознавать, что родителей я уже никогда не увижу и не смогу сказать им как сильно их люблю, что даже не следила за дорогой и случайно загнала коня в какие-то дебри, из которых животному было сложно выбраться. Чтоб помочь четвероногому другу, я спрыгнула на землю и стараясь разорвать колючие ветки и листья, опутавшие его ноги, расцарапала себе все руки. Конь, будто предвещая беду, стал головой отталкивать меня от себя и ржал, поднимая копыта в воздух. Заливаясь слезами от обиды и горечи, я сорвалась с места и помчалась прочь из дебрей, оставляя коня в одиночестве.

 Достаточно скоро, выбравшись на знакомую тропу с которой виднелся мост,я вдруг услышала чужие голоса, раздающиеся из зарослей леса. Что есть сил, рванула к мосту и уже была на середине, когда в голову пришел просто ошеломляющий по своей глупости план. Маленькой десятилетней девочке будет крайне сложно убежать от взрослых мужчин, которые уже буквально «наступают на пятки», а вот если повести их по ложному следу, шанс на спасение снова забрезжит впереди. Не оставляя время на раздумья, я перелезла через перилла и в ту же секунду бросилась в реку, которая встретила меня жутким холодом и болью от неудачного погружения в воду. 

 Вода заливалась в глаза и уши, тело мерзло, отчего становилось трудно двигать конечностями, но я знала что справлюсь и выплыву к свету, где меня уже будет ждать Он. Тот, который не смотря ни на что, выполнит данное мне обещание.

 Настоящее время.

-Очнись! Девушка, очнись! — слышу я знакомый голос где-то в глубинах своего сознания. — Пошлите кого-нибудь за травницей. Девушке нужна помощь. — разговоры на повышенных тонах резко раздражали мой слух, из-за чего хотелось закрыть уши руками. Я попыталась пошевелиться, но тело не слушалось, будто обмякло от долгого пребывания в горячей воде. — Очнись же. — умолял меня все тот же голос, слегка встряхивая за плечи. Мне хотелось утешить бедного парня и сказать, что я в сознании и причин для паники нет, но все что могла сделать — это беспомощно лежать на крепких мужских руках. Еще некоторое время я бесполезно пыталась восстановить связь тела с мозгом, пока не услышала чье-то едкое замечание в свою сторону.

— Какая-то проблемная девица. — пробубнил кто-то почти у меня над ухом, — Может она умерла уже? — небрежность, с которой была брошена такая серьезная фраза не оставила меня равнодушной и я, будучи на взводе, собрала все оставшиеся в организме силы и открыла глаза, перед которыми сразу же встало перекошенное от злобы лицо Ратибора.

— А может это ты уже умер? Или умрешь сейчас, Златозар? — прошипел коротко стриженный парень в лицо грубияну, знакомство с которым у меня не заладилось с самого начала. Интересно, этот Златозар по жизни такой неучтивый и хамовитый, или подобное поведение направлено только в мою сторону?

— Не воспринимай всерьез. Просто не охота возиться с очередной проблемной девчонкой. — грубо ответил неприятель и кинул надменный взгляд в мою сторону. — О, глянь, очнулась. — кивнул в мою сторону Златозар и Ратибор тут же обратил на меня все свое внимание.

— Ты как себя чувствуешь, девушка? Что-то болит? Ты помнишь кто я? Встать сможешь?- не переставая сыпались в мою сторону вопросы, отвечать на которые у меня просто не было сил. — Если тяжело разговаривать, то просто моргай или кивай головой, хорошо? — придумал новый способ общения Ратибор, на что я коротко кивнула. — Что-нибудь болит? — положительный кивок. — Голова? — снова кивок. — Тебя следует срочно доставить в селение к травнице для осмотра. Сама на коне удержаться сумеешь? — я отрицательно помотала головой, после чего Ратибор обратился за помощью к грубому напарнику. — Златозар, Она поедет со мной. Помоги усадить ее в седло.

— Не боишься, что я расскажу Вериле, что ты с незнакомыми девушками по лесу на лошадях катаешься? — задал вопрос хамовитый мужчина, рассчитывая, что Ратибор воспримет все как шутку.

— За мной не заржавеет. Томире будет интересно узнать, что ты, как истинный герой, в считанные секунды преодолел с десяток метров и поймал, падающую с коня, девушку. В то время, как остальные даже среагировать не успели. Как долго ты наблюдал за этой девушкой, что смог заметить ее ухудшающееся состояние так быстро?- серьезный выпад на неудачную шутку напарника был воспринят молчанием и недовольным сопением, после чего Ратибор, не терпящий отлагательств, в миг взобрался на коня и перехватывая меня с рук Златозара, усадил в седло перед собой. — Дорога предстоит не очень долгая, но если хочешь, можешь вздремнуть. — как бы между прочим, сообщил коротко стриженный парень и я не стала отказываться от столь заманчивого предложения.

 Удобно устроившись в седле, я облокотилась спиной о мощную грудь парня и не замечая пошлых посвистываний со стороны других мужчин, закрыла глаза, погружаясь в такой необходимый сон. 

5
22.04.2019
avataravataravataravatar
Анастасия Борисова
48

просмотров



1 комментарий

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора Анастасия: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фэнтези


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Как научиться писать рассказы правильно?

avataravataravataravataravatar
Блокноты для писателей penfox

Креативные блокноты для писателей

avataravataravataravataravataravataravatar
Тип конфликта в литературном произведении

Виды и типы художественных конфликтов в литературных произведениях

avataravataravataravataravataravatar

Как описать внешность / характер персонажа

avataravataravataravataravatar
Запятая перед союзом как

Запятая перед союзом «как»: алгоритм постановки плюс сводная таблица

avataravataravatar
Канцеляризмы что это такое

Канцеляризмы в речи: правда ли это проблема и как с ними бороться?

avataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть