Потерянная душа глава 7 (черновик.глава 1).

Глава 7: “ Дэ́ус экс ма́хина ”. ( Бог из машины.)

Странное двойственное ощущение, внезапно нахлынувшее на меня на подходе к Николаевке, в виде тоскливых звуков фурин, начинает болью отдаваться в моей груди, как только я приближаюсь к Дому отдыха в Ключах и, пронзительным звоном мелодичного и печального набата растекаться по всему моему телу, вызывая нервозный мандраж и необъяснимое беспокойство. Я хочу идти вперед и иду, но в то же время чувствую, что что-то удерживает меня — словно к ноге машины привязана цепь с многотонным грузом на конце. Я ощущаю радость, что все самое неприятное уже позади, но в тоже время мне тоскливо и я не понимаю, что происходит и от этого меня начинает обуревать холодная ярость. Я останавливаюсь и провожу медицинскую диагностику своего организма, подозревая, что на меня все еще действует яд тварей, которым мои вены заполнены до краев, но система персонального жизнеобеспечения абсолютно исправна и беспристрастно выдает мне результат:  Яд присутствует в большом количестве, но противоядие уже введено и идет его медленная и постоянная нейтрализация. Побочное воздействие яда на организм не прогрессирует и единственное отрицательное последствие состоит лишь в том, что моя кровь стала более густой и приобрела темный цвет – это значит лишь то, что значительно увеличилась нагрузка на сердце и стали под кожей отчетливо выделяться вены и крупные капилляры. День-два и все вернется в норму, просто надо больше кипяченой воды пить… “ Воду пить не хочу, а вот чего-нибудь покрепче было бы весьма неплохо. Нажраться  до усрачки и, похрюкивая плюхнуться мордой в салат. Впрочем, это уже будет лишним. Мне бы хотя бы стакан виски и выкурить трубку набитую настоящим табачком…”,- думаю я, чуть успокоившись и мечтательно ухмыльнувшись. После этого подаю звуковой сигнал, предупреждая часовых и патрульных о своем приближение, и со мной тут же на связь выходит Басура, чтобы поприветствовать и традиционно потрещать о “ни о чем”, так как он итак в курсе всех событий и я ему ничего “новенького” не расскажу. Я в свою очередь интересуюсь как у них дела, где Волчица и самое главное: Вэлери еще не уехала и где она расположилась?

Он вводит меня в курс дела, попутно рассказав, кто и где расположился, где можно перекусить, помыться, где можно найти техников для обслуживания машины, пополнить, если необходимо боекомплект и после этого мы расстаемся. Я без труда нахожу техников, по массивной машине Барина все еще освещенной прожекторами и копошившими вокруг ее мастерами и, найдя старшего мастера, отдаю ему Девятую на попечение, предупредив чтобы провели только внешний осмотр и при возможности заправили баки огнемета смесью и пополнили емкость с термитным составом. О том, что у них уже не осталось боеприпасов для моих пулеметов, меня проинформировал Серега, так что я при разговоре с мастером о них и не стал заикаться. Немолодой дядька потешно раскланялся передо мной и пообещал что все будет выполнено в точности и спешностью, однако посетовал на то, что горючей смеси они смогут заправить не больше ста килограмм по причине того что она заканчивается и капитан Шолен  распорядился выдавать ее не больше пятидесяти килограмм на машину. Задавать вопрос, с какой щедрости при лимите в пятьдесят килограмм мне зальют сто, я не стал. Мама с детства научила не задавать таких глупых вопросов. Пока интенданты что-то дают надо брать, особенно боеприпасы, медикаменты и водку (водкой хорошо стекла от копоти и крови оттирать), ну и, конечно же, никогда не стоит забывать про  женские “положейки” (прокладки). И чем дальше подразделение отходит от базы, лагеря, чем дольше срок нахождения подразделения вдали от линий снабжения, тем сильнее и независимо от пола начинает цениться все это.

“Впрочем, что-то я опять думаю сейчас не о том. Или я стараюсь не думать о том, что меня ожидает впереди? Что это со мной, веду себя как юнец, который идет в первый раз к девушке?! …Нет. Это что-то другое. Может предчувствие? Чего? Какая глупость!”

Я захожу в полутемное фойе центрального причудливой формы здания, освещенного переносными светильниками и свечами и, натыкаюсь на двух перегородивших мне путь охранников “ Тэрциа вигилия”. Никогда не любил этих немногословных и хмурых ребят за их грубые манеры и внешний вид. Морды квадратные как у бульдогов и вся кожа на лице испещрена маленькими символами и оккультными значками,  как и сестры, носят кожаные плащи с капюшонами и перетянуты всякими ремнями и патронташами (или пулеметными лентами). В общем, типы неприятные, но конфликтов у меня с ними никогда не было, так что и вся моя неприязнь к ним это субъективная чушь. Но, в этот момент я вдруг неожиданно ощутил как во мне начал закипать гнев и они это почувствовали и переглянувшись усмехнулись. И, предложили мне сдать оружие.… “Отдать им “священную катану” арбитресс?! Вы что, быдло, специально меня провоцируете, напрашиваетесь на драку?”

— Попробуйте прикоснуться к ней, и я с превеликим удовольствием переломаю вам руки. Но, после этого меня любой  трибунал оправдает, а с вас шкуру сдерут за святотатство. Соглашение от 6669 года запрещает осквернять, похищать и прикасается к святым реликвиям сторон, подписавшим сея заключение. А теперь я вам, стражи, зачитаю положение 274, пункт 25.2.2 общего наставления орденов ‘’Инферно доминус’’ и после этого проинформирую матриархальный совет о том, что ваши госпожи не уделяют должного внимания вашему обучению, — спокойным, но очень жестким голосом пригрозил я им и улыбнулся, увидев, как они зло посмотрели на меня: — Ну что, позволите мне преподать вам последний в вашей жизни урок?

Видимо наш разговор с охранниками кого-то разбудил, кто спал тут же в фойе на диване и которого я не заметил в темноте и меня окликнули. Я оглянулся, узнав голос Кары, а в следующий миг услышал от одного их охранников удивленный возглас:

-Так это вы Девятый?! Простите великодушно нас господин, мы виноваты, …Мы должны были сразу же, как только увидим вас предупредить, что вас ожидают, — он замялся, бросил взгляд не лестницу, ведущую на верхние этажи и, неуверенно добавил: — …Ожидала.… Простите нас господин.

Я остановил его жестом  и, предупредив, что сейчас вернусь, подошел к Каре. Вернее сказать я направился к ней, но она сама бросилась мне на встречу, и, подбежав, молча замерла на месте,  при свете тусклой лампы увидев  мой потрепанный вид и покрытое черными прожилками вен расцарапанное лицо. С удивлением и ужасом глядя на меня они спросила дрожащим голосом, что со мной произошло, а я лишь невесело улыбнулся и ответил, что со мной все в порядке и ничего такого необычного со мной не произошло. И это была ПРАВДА. И спросил ее, видела ли она Вэлери, а она как-то недобро взглянула в потолок, после чего ответила, что ОНИ недавно угомонились, так как веселье у НИХ там было какое-то долгое и шумное. Однако ее туда не приглашали и,  но она туда не поднималась и Вэлери не видела.

-Не ходи туда, —  глухим голосом попросила она меня с грустью, пряча глаза.

Я усмехнулся и, попробовав заглянуть ей в лицо пошутил:

-Почему? Вэлери мне сегодня утром не дала выспаться, и я тоже хочу ей отплатить той же монетой.

-Прошу. Не ходи, — еще тише и совсем печально произнесла Кара и отвернулась.

“ М-да. Милые вы мои женщины. Ну что мне между вами разорваться что ли? Опять слезки…”.

Я с досадой взглянул на Кару, покачав головой и, пошел наверх, в комнату, где  остановилась “приоресса из Новокузнецка — та, которая на мотоцикле приехала”.

В полутемном коридоре мне не составило труда найти нужный номер, так как дверь в него было приоткрыта и, из комнаты пробивался лучик света, доносились скрипы мебели и сладострастные стоны. Обычное дело и не только для приоресс.…И как мне сказали, в данном номере помимо Вэлери расположились еще две ее сестренки, так что удивляться или скромничать я не стал. Не скажу, что это часто входит в мои правила — так бескультурно входит без разрешения.  Но, кого мой внезапный визит мог смутить, если в армии КНС сослуживцы обеих полов моются в одном душе, никого и ничего не стесняясь. Да и встретить “ влюбленные парочки” в одном спальном мешке или совершенно неожиданных местах — это обыденное дело и на это никто не обращает внимания — на войне все скоротечно и нет времени для скромности. Однако все же я чуть смущенно усмехнулся когда, постучав, заглянул внутрь.…

В большой комнате, первым, что я увидел, был добротный круглый обеденный стол посредине ее,   над которым горела переносная лампа, давая яркий мягкий свет. За ним виднелась огромная кровать, шкафы, кресла и стулья, заваленные предметами женского гардероба и амуниции, а далее виднелась еще одна широкая кровать рядом с которой на тумбочке стояли бокалы с вином, и горело несколько свечей, а на ее спинке висели пара короткоствольных винтовок с невероятно большими прицелами. На дальней кровати, обнявшись и откинув одеяло, спали две девушки, на втором и самом роскошном ложе одна из приоресс занималась любовью сразу с двумя мужчинами, специально подготовленными для подобных развлечений рабами. А минутой позже из соседней комнаты вышла в изрядном подпитии девушка и попыталась к ним присоединиться, но, несмотря на свое неестественное возбуждение, она тут же откинувшись на подушку уснула.  …Последняя парочка расположилась прямо на столе – мужчина, посадив свою партнершу на край стола, энергично двигал своими бедрами, обеими руками крепко держа ее ноги, а она, положив одну руку ему на плечо, второй оперевшись в столешницу,  сладко постанывала, периодически взмахивая черными как смоль волосами. И глядя на эту сцену у меня в груди опять что-то внезапно кольнуло и заныло, да так сильно, что мне захотелось развернуться и тут же уйти.… Однако желание увидеть Вэлери пересилило эту боль, и я не желая и далее оставаться сторонним наблюдателем, опять постучал, понадеюсь привлечь к себе внимание хотя бы парочки, что развлекались на столе.  Женщина меня не видела и, судя по стонам вряд ли бы услышала, а вот ее партнер меня услышал и так как он стоял к двери спиной то на мой стук лишь бросил взгляд через плечо и грубо спросил:

-Что хотел? Говори и иди на хуй.

Меня передернуло от такого тона и, я в первый момент  не сразу сообразил, почему этот осипший голос мне показался знакомым, так как мужчина был подвыпившим и слегка растянул слова, а судя по пустым бутылкам, разбросанным по комнате, выпито тут было не мало. …В эту минуту, у меня перед глазами с ускоренной скоростью в обратном порядке стремительно пронеслись все наиболее яркие мгновения событий, прошедших за текущие сутки и, замерли на том моменте, когда я в последний раз видел Вэлери – и, дремлющий во мне Зверь, приоткрыв один глаз, навострил уши.

 -Простите ГОСПОДА что мешаю. Я Вэлери ищу, — сдержанно и громко ответил я, постаравшись не вспылить от хамства этого мужичка.

-Тебе тут делать нечего. Вали отсюда, — снова раздался тот же хамский голос.

И тут же до меня дошло, кто это такой, грубый и борзый — и эту фразу я уже однажды слышал,  совсем недавно. Зверь открыл второй глаз и встал на ноги, хищно улыбаясь и предвкушая неприятности, а я вошел в комнату и непроизвольно щелкнул большим пальцем руки запор удерживающую клинок в ножнах. Тихий металлический звук, который он при этом издал, столь знакомый для большинства присутствующих здесь людей, громким эхом разнесся по комнате, разом заставив умолкнуть все остальные.

Алексей, отпустив одну ногу, свей партнерши — лица которой я все еще не видел — и, не вынимая из нее свой  член, полуобернулся и заметил меня. А я сделал еще пару шагов ближе к свету и, прямо посмотрел ему в глаза, увидел, как его губы искривились в подобии улыбки и как он перевел взгляд с моего лица на меч, что я держал в руке. Он молча глядел на мое оружие с плохо скрываемым животным страхом, видимо ожидая, что я собираюсь обнажить клинок и напряженно замер. Они все замерли, его партнерша, те голубки на кровати, колыхание пламени свечи, течение времени — возникла неприятная долгая пауза — и, я опять усмехнулся, но на этот раз уже с горечью, так как прежде чем увидеть, я почувствовал то, что увижу далее.  …И в эту секунду я моментально  все понял, до меня дошло, наконец, почему Девятая не хотела идти вперед, что придерживало меня и, от чего у меня на душе было тоскливо. Я понял, почему Кара была так печальна и просила меня не подниматься сюда. …И, я увидел ту, ради которой я и пришел сюда, когда та оттолкнула Алексея от себя, опустив ноги на пол.  Взглянув на меня, она  с горькой досадой улыбнулась и, покачав головой, виновато опустила голову.

“Я ждала тебя… ”

“Я знаю!” – тяжело вздохнул Зверь.

“ Ты знал?! Тогда почему тебя не было так долго…”

“Ты сама знаешь…”, — с  холодным спокойствием ответил он.

“ Знаю. Спасал других! Рискуя и жертвуя собой, жертвуя всем,…” — чуть слышно с грустью прошептала она и, взмахнув густыми растрепанными волосами с отчаянием вскрикнула: “ А меня? Меня ты мог спасти,…Для себя?! ”

“Нет! Опоздал.…Прости!”, — с тем же спокойствием ответил Зверь и моргнул правым глазом, когда в уголке его с шипением испарилась капля слезы.

Она покачала головой и горько рассмеявшись, закрыла руками лицо. После чего тихо тоскливо замычала, без конца повторяя:

“Нет. Нет. Нет. …”

 -Кто это и что ему надо? – наконец встревоженно спросила одна из проснувшихся сестер и не получив на свой вопрос никакого ответа встала, бросила взгляд по сторонам и не найдя то что искала, подошла поближе и с настороженным любопытством рассматривая меня  сухо спросила:

 -Кто вы такой и кого вы, ищете?

Зверь в ответ хищно оскалил клыки, и зло ухмыльнулся, а потом произнес ровным голосом, с досадой качая головой:

-Простите, домина, что помешал вашим сестрам получать удовольствие и разбудил вас. Я Девятый, пилот боевой машины и, я искал тут девушку, с которой прибыл сюда прошлой ночью. К своему сожалению я опоздал — слишком поздно вернулся. …Ее здесь больше нет!

После этого, даже не взглянув на Алексея, я вышел и, спустившись, решительно направился к выходу.

-Дима, — окликнула меня Кара.

-Волчица, я возвращаюсь в город. …Ты, тоже. Мы завершили здесь все свои дела, —  холодно бросил я ей и вышел на улицу. После воздуха пропитанного терпким мускусом страстей, винными парами и ароматом иноземных духов, морозный октябрьский ветерок показался мне живительным и освежающим бальзамом для тела, души и в первую очередь рассудка: “ Глупец, ты же знаешь, что ей запрещено кого-то любить.  Да и тебе не стоит этого делать, пока идет война. Вот вернемся с нее тогда и будем о телячьих нежностях думать. А пока обойдемся еще одним шрамом на сердце! ” Я обернулся, когда Кара, прихватив свою куртку, выскочила следом за мной, и мы оба лишь на миг бросили взгляд на окна верхних этажей, когда из той комнаты, в которую я не должен был заходить, раздался долгий и истошный вой, наполненный болью и отчаянием. Кара вопрошающе посмотрела на меня, но натолкнулось на мой спокойный и серьезный взгляд –  вместо слов с пониманием кивнув друг другу головой, мы разошлись по своим машинам.

Начинался рассвет очередного сумрачного напряженного дня во Тьме. Пока я шел к Девятой, мимо меня проехали санитарные КАМАЗы со станции, и кто-то на Тигре поприветствовал меня, посигналив и махнув рукой, а за ним посигналил водитель БТР и еще один сигнал и взмах руки. Грузно топая лапами, прополз на своей каракатице  Рыбак, прогудев мне приветствие характерным для этих машин противным металлическим визгом похожим на визг дисковый пилы только значительно громким и значительно пронзительным. Я улыбнулся в ответ и почувствовал себя счастливым, а когда мне на встречу встретилась бегущая к санитарным машинам  берегиня Иносенсия, которая уже успела умыться и переодеться в привычную для нее одежду и, радостно махнула мне рукой, я почувствовал себя счастливым вдвойне. Словно мой ангел хранитель мимо пролетел и снял весь тяжкий груз с моей души. А потом меня догнала “Белая  волчица” и зависла надо мной, пропуская машины парней, что вернулись со станции. И глядя на нее я подумал, что может быть Волчица и есть мой персональный ангел, и я снова улыбнулся. А как иначе, ведь на войне нам только и остается, как радоваться тому, что рядом с тобой твои братья и сестры, живые и здоровые, готовые всегда прийти на помощь. А как можно радоваться без улыбки? Искренне улыбнулся и вот уже растопил лед в чей-то душе. Твоя божья искра щедро осветила тьму в пустоте, чей-то души. Улыбнулся и вот уже поделился с кем-то своим душевным теплом. Улыбнулся кому-то, значит, подарил тому часть своей души, а тот сохранит ее для тебя, и вернет тебе сторицей, когда придет час. Но, эта улыбка должна быть чистой, настоящей, а иначе лучше надеть противогаз и замазать стекла краской. Фальшивая улыбка никому не нужна, ведь на самом деле люди смотрят не на губы, а в глаза. И если в них нет улыбки то и на устах она не настоящая, мерзкая, как предсмертный оскал мертвяка…

Я подхожу к своей Девятой и слышу, как на повышенных тонах разговаривают техники друг с другом — те, что занимались ремонтом Лешкиной машины. Спрашиваю у старшего мастера: с моей машиной все ли в порядке? И, интересуюсь, из-за чего тут такой сыр-бор поднялся. Он довольно улыбается и докладывает, что все, что я просил сделать, они сделали, а потом в растерянности разводит руками и говорит, что проблемы возникли с ремонтом БШМ Барина. К нам подходит Кара и, мы вместе с ней стоим и слушаем мастера и хмуро переглядываемся, а когда он заканчивает расписывать нам возникшую проблему она предлагает перепроверить вторичные цепи нейросети и провести диагностику сервисных подпрограмм C7, С7.2 и СВ10.1-3, обслуживающие сенсорные рецепторы возвратных волокон суставного привода. “ И вся хитрость заключается в том, что нужно отключить в этот момент самодиагностику основной системы моторики ходовой части и принудительно заблокировать обратный сигнал центрального гироскопа?” – размышляю я и ничему не удивляюсь когда слышу от Кары именно это предложение.

Старший мастер смотрит на нас с недоверием и тревогой, но дает распоряжением специалисту по электронике сделать именно так, как мы говорим. И пока мы с Карой ходили, искали оружейника, чтобы пополнить боеприпасы для своего личного оружия проблему с машиной Барина получилось разрешить. Однако теперь старший мастер встретил нас  не просто встревоженным, но скорее напуганным и дрожащим голосом спросил, что же ему теперь с этим делать  и мы, с Карой переглянувшись, снова не сговариваясь, сходимся во мнениях и предлагаем все вернуть, как было и прекратить по напрасно тратить, свои нервы и время.

-Скажите ему что вы не нашли пока причину. Предложите вернуться на базу  и провести расширенную и более точную диагностику на стационарном стенде с более опытными, чем вы специалистами.

Кажется, что наше предложение ему понравилось, и он ухватился за него как за спасительную соломинку. Ведь иначе ему придется заявить о том, что оператор БШМ сам нанес вред своей машине в ручную изменив алгоритм работы вторичной цепи нейросети. А это очень серьёзное обвинение и не факт, что его не пристрелят раньше, заметая следы, чем это дело начнут расследовать следователи из центрального штаба экспедиционного корпуса.

-Сделайте копию записи регистрационных показаний вашего диагностического аппарата и снимите копию данных с регистратора бортовой системы и передайте их немедленно вашей надзирающей сестре…

-Господин, — вскрикнул мастер: — Простите, меня господин! Но у нас нет больше сестер из контрольного Совета. …Все сестры погибли, когда прикрывали наш отход. Боже всемилостивый, прими души дочерей твоих. Во славу твою они были достойными и мужественными девами. Аминь.

-Понятно, — буркнул я, вспомнив об найденных мной останках одной из сестер арбитресс.

— Узнаешь  это меч? В каком ордене состояла его владелица? – спросил я его, показывая “священное оружие”: — Кому принадлежала и эта реликвия? – задал я ему еще вопрос, доставая из внутреннего кармана крестик с жемчужинами и обводя всех обступивших меня техников взглядом.

Увидев предметы, они с почтением склонились и, не поднимая головы, старший мастер ответил:

— Эти предметы принадлежали сестре заступнице Юстицианне из Ордена “Святой великомученицы палатины Анастасии Благотворящей”.

— Хм. Костяк 455ой моторизированной штурмовой сестринской сводной дивизии ‘’ Норда Импера’’! Ого, какие оказывается прославленные девицы, рядом со мной служили. …Кто-то еще был из сестер этого же ордена?

-Был,- скорбно произнес мастер и, помолчав, произнес: — Юная воевница, инокиня Варвара. Но, говорят, что ее раненую полонили и замучили недруги. …Господин, это правда?

-Смотря кто говорит. Может правда, а может это лишь предположение. Будем верить, что она все еще жива, — подбодрил я их и вновь перед моими глазами предстали тела замученных девушек, что мы с Волчицей обнаружили на дороге. Покачав с досады головой, я отогнал видения от себя и грустно улыбнувшись, добавил: — Будем, надеется, что это слухи не верные. …Ну, хорошо, спасибо, что вы еще помните этих достойных дев. Давайте вернемся к делам. Делайте копии записей, и я их заберу с собой. “ Если мои догадки окажутся верными я собственной рукой сдеру с этого гаденыша кожу и попрошу экономов изготовить из нее лабарум, а вместо навершия насажу его голову. Это неслыханное преступление — предать свою машину и своих боевых товарищей”.

Получив от мастера информационные чипы, я забрался в Девятую и уже начал обдумывать маршрут возвращения на базу когда прибежал человек капитана Шолена и сообщил, что меня с воительницей Карой срочно зовут на совещание. Оставив в кабине автомат и катану бережно завернутую в кусок брезента, я спустился, и мы все вместе прошли к стоящему неподалеку зданию, где размещался временный штаб Шолена. В большой и просторной комнате, которая, по всей видимости, была когда-то  залом для банкетов, кроме нас присутствовали и приорессы, викария Иносенсия, несколько командиров отделений и взводов из тех, что способны были после ранений стоять на ногах, а также здесь же мы встретили и Алексея. Шолен, пожилой статный мужик с армейской выучкой, несмотря на перевязанные бинтами кисти обеих рук очень тепло нас встретил и задумчиво улыбаясь, осмотрел мою истрёпанную и разорванную одежду, после чего слегка растрогавшись,  поблагодарил за все, что мы с Карой сделали для его людей. И отдельно вынес благодарность за спасение берегини и раненых на железнодорожной станции, чем явно вызвал неудовольствие Алексея, возглас восхищения остальных и слезу у Вэлери. Она, встретившись со мной глазами виновато улыбнулась, прикусила губу и, накинув на голову большой капюшон своего плаща, отвернулась к окну.  А Алексей, стоящий по соседству с ней бросил недобрый взгляд на меня и Кару и попытался ее приобнять, но в следующую секунду, как ошпаренный отскочил от нее с растерянным видом, когда она ему что-то сказала. После этого он отошел подальше и с видом побитого шелудивого пса уселся на свободный стул. Чем вызвал презрительную усмешку Кары, и которая так и осталась на ее губах виде легкой злорадной улыбки, несмотря на то, что перехватила мой неодобрительный взгляд и слегка стушевалась. “ То, что Алексей и Вэлери делали еще не повод вычеркивать его из списка наших товарищей. Но и не является нормой для взаимоотношений между сослуживцами в смешанных подразделениях. По крайней мере, я не помню ни одного случая, чтобы между парнями возникали трения из-за женщин. А вот то, что обнаружили техники?! Хм. …Я тоже не смог припомнить ни одного аналогичного случая как бы усердно ни старался это сделать. Впрочем, я что-то с годами мог уже позабыть, да и после ночного боя с тварями с их ментальными атаками, я ощущал себя не более чем членом…Федерального правительства, который только что вернулся с жарких пляжей Анталии и на которых его мозг ссохся до размера грецкого ореха. Мне просто не хотелось верить в то, что Алешенька мог оказаться трусом и предателем”.

Все время, что шло совещание, темой которого было формирование колон и начало их выдвижения Вэлери безучастно простояла у окна глядя на улицу и даже ни разу не попыталась проникнуть в мое сознание. Зато две ее сестрички все норовили, как наглые чрезмерно любопытные мышки пошнырять по его закуткам и, их очень веселило, когда я их ловил и, ругаясь на латыни, выпроваживал прочь. В конце концов, они мне обе надоели, несмотря на то, что они были весьма милы и озорны — я выстроил защиту из цитат священного писания и на все их назойливые вопросы: “ Тук-тук! Есть кто дома?” Я неизменно отвечал: “ Гуси разлетелись, а из взрослых никого дома нет. Так что тетеньки идите к Дьяволу. Я вас не звал”.

Мне лично было скучно на этом совещании, даже не смотря на присутствие приоресс, с которыми по определения никогда не бывает скучно, а поглядывая на Вэлери еще немножко было  и грустно.… И, вообще нам с Карой тут было не место, так как это были уже не наши проблемы, а Шолена и его людей. В конце концов, когда Шолен в заключение сказал что будут сформированы две колонны, и они выступят с большим интервалом я взял слово и довольно жестко предложил свой план:

-Мы не будем разбивать колонну на две, а двинемся все вместе. Я с Рыбаком и ТБРЭМ выходим первыми и начинаем разгребать затор в Сосновке, тем временем остальные машины будут обеспечивать прикрытие колонны. Далее действуем по стандартной схеме сопровождения войсковых колон, обеспечив два эшелона защиты ПВО и проведения разведки силами наших сестер приоресс. Если соглашение с “Точилинскими бешенными” осталось в силе значит, переходим к завершающему этапу и втягиваемся в город. Если нет, значит, двумя машинами выносим там всех подряд как мы им и обещали – “Тарантулы” для этих целей и создавали, чтобы шастать по руинам и холмистой местности и  проводить карательные операции – а колона, все одно заходит в город.  Ну и, само собой, разумеется, идти придется со скоростью самой медленной в колонне машины, то есть трала с БШМ. Вот она-то первой и пойдет, сразу за РЭМкой и машинами головного дозора.…Все, основная наземная угроза ликвидирована, не надо перестраховываться, а ПВО мы вам с легкостью обеспечим. Так что, товарищи, давайте не будем сейчас ничего усложнять и сделаем все по стандартной схеме. Все устали и уже на пределе, ваши люди капитан измучены и мы все испытываем острый дефицит боеприпасов, а главное  — раненых надо скорей в госпиталь доставить до наступления темноты. ….И, капитан, я пришел к вам на помощь по личной просьбе приорессы Вэлери – это все ее инициатива и заслуга.   А у меня было и все еще остается очень много других дел, которые я не могу больше продолжать откладывать на потом. Так что если ни у кого из присутствующих нет возражений и вопросов ко мне, то давайте перестанем тянуть время, и займемся делами. …Хм. Тем более капитан как я вижу, вы все еще не отдали приказ своим людям собираться в дорогу? Это плохо.

“ Какой он резкий!” – пискнула мышка.

“ Наверно и в постели такой же решительный?” – предположила и хихикнула вторая.

“ Спасибо тебе за все!” – нежно и грустно прошептала третья мышка и, шурша подолом длинного плаща, молча покинула комнату.

Капитан Шолен, несмотря на свой богатый боевой опыт, полученный в этом мире за последние тридцать лет, оказался еще и разумным офицером и охотно поддержал меня. Мой план, претерпев мелкие корректировки, был принят всеобщим одобрением и, уже в девять часов вечера последняя машина таштагольцев въехала на территорию нашей базы и встала на санитарную обработку. …К этому времени я уже успел поставить Девятую в ангар, обнять счастливого Иваньку, тепло поздороваться со своими техниками и узнать, что пушку полностью перебрали и даже успели провести ей стендовый тест. Небольшая заминка произошла у электронщиков – они уже успели придумать и собрать штук пять схем, кардинальным образом отличавшимся друг от друга, но им все еще хотелось полностью воссоздать схемы разработанные Кларой, применив принципиально новый подход и при этом усовершенствовать их.… А для этого им нужно было еще время, которого было очень и очень мало. Так как на нашу базу в Бызова уже дважды за прошедшие сутки обстреляли из артиллерийских установок, обстреляли ФЭЦ на Запсибе, а прошлой ночью вертолеты совершили налет на основную базу, обстреляв ее НУРсами. Были раненые и, к сожалению, не обошлось без погибших  — КНС потеряла трех бойцов, а в ФЭЦ погибло 86 человек (из них 41 ребенок от 5ти до 12 лет!) доставленных из Новоильинского микрорайона и ожидающих проверки и фильтрации.

После того, как я целых 8 минут 35 секунд провел в душе, заменил всю изорванную одежду у экономов, на аналогичную новую и, посетил доктора Галена, который отругал меня как зеленого пацана и напичкал всякими злыми микстурами, нас собрал Орлов на совещание. И, на этот раз не было ни приорессы, ни благочинной, а были лишь мы, операторы и пилоты БШМ, командиры взводов, отрядов. Вопрос был поставлен один: “Как долго мы будем терпеть присутствие военных на аэровокзале? “ И это был не простой вопрос, так как вместе с военными находилось и множество гражданских, чьими жизнями мы не хотели рисковать, и мы ничего не знали о судьбе двух наших сестер, что удерживались в плену. Всем раздали бумагу, чернила, и перья и попросили высказать свои предложения.…. Моя рука “в режиме автомат”, нарисовала голую красивую девушку с раздвинутыми ногами и написала внизу большими буквами слово, что начинается на букву ‘’ П.” Что на армейском жаргоне означает ‘’ Временной тупик лишенный необходимых разведданных и не имеющий ясного понимания разрешения проблемы’. А для меня это означало лишь то, что я устал и мне совсем не хочется сейчас об этом думать. Я был просто не в состоянии физически это делать – не до конца восстановился от ментальных атак тварей и их яд в моей крови все еще не до конца нейтрализовался. “ Овощ! Увы!”

У других товарищей предложения были поинтереснее моего, но во всех них были свои изъяны – так что все предложения были направлены в ЦИУ для суммирования и дальнейшего анализа. Пока же решено было приложить больше усилий, для сбора разведанных, перенести Запсибовский ФЭЦ в другое место, накапливать силы  и выжидать время. Как раз в данном случае нашим лучшим союзником было время, так как “ Зима была уже близко” а у наших ‘’ друзей с аэровокзала’’ с каждым днем становилось все меньше боеприпасов. Плюсом шло и то, что затяжные городские бои в Кемерово наконец-то стали утихать и Юргинская 74 ОГМБ потеряв все свое тяжелое вооружение, фактически прекратило свое существование. Ребята, конечно же, были молодцы, дрались достойно, что не удивительно – это же кузбассовцы – но лучше бы они так дрались, защищая наш Край от “ питерско-московских князей” чем так глупо погибнуть сейчас. Как бы то ни было, но Сибирский экспедиционный корпус КНС  хоть и с трудом, но справлялся с основными поставленными перед ним задачами и теперь от основной горячей фазы готовился повсеместно перейти к завершающей. В нашем секторе, на Юге Кузбасса дела тоже шли неплохо.… Или уже пошли не плохо?! Гибель половины Таштагольского отряда, который раньше всех остальных справился со своими задачами и направлялся для усиления Новокузнецкого, оказался для нас обидным, горьким, тяжёлым, но необходимым, полезным, уроком. Но война на то и война, что на ней обе стороны несут потери, погибают хорошие люди… Досадно. Но пожертвовав собой, они выявили серьезные силы противника и позволили другим своевременно ликвидировать эту смертельную угрозу за считанные часы. Если бы военные прорвались в Новокузнецк, то наши бы потери были бы еще выше и в итоге мы бы просто увязли в уличных боях. Так что Слава нашим ребятам и вечная память. Прими Всевышний души твоих сынов и дочерей, они были славными воинами твоей армии!

После того как закончилось совещание товарищ Орлов тормознул меня с ребятами и пошутил: “ Будь у нас в КНС практика раздавать ордена, то нам бы он на грудь повесил по ордену, а Каре выдал бы два, так как у нее в отличие от нас две груди – заслужили, за проявленное мужество и героизм, неоценимый вклад, спасение” и какие-то еще заслуги, которые он перечислял минут десять. А в конце он сурово добавил, что если бы была практика пороть солдат розгами, то он лично всыпал бы мне, да так что неделю не смог бы на жопу сесть. Потом он подумал и опять добавил, на этот раз уже снисходительно: шпицрутенов и орденов с медалями у него нет. Так что просите, что хотите в качестве поощрения. Все за скромничали и замялись…

Я скромничать не стал и решительно попросил шесть дней отпуска — “на Родину смотаться, родным березкам поклониться, маму обнять”.

Шесть дней он мне не дал, извинился и не дал – взамен предложив постоянный абонемент в библиотеку, спортзал с бассейном и, …в зал телесных удовольствий. Его предложение меня не устроило, и я пожелал получить шестиразовый абонемент на три персоны и хотя бы три дня оплачиваемого отпуска. Он, почему то фыркнул, покрутил задумчиво свои усы и сказал, что у меня якобы “треснет губа и жопа слипнется”. Зато дал 12 часов и разрешение взять броневик. Не знаю, с какого перепуга у меня должна была “треснуть губа” но от его предложения я не отказался, посчитав его шикарным подарком. На то чтобы ходить и развлекаться, у меня не было времени, да и на самом деле никаких пропусков, талонов и абонементов туда и не требовалось. Шутка про “золотой билет” в бордель – это такая старая армейская байка на подобие той что, мол, после смерти, в раю, нас будут ожидать сто прекрасных юных девственниц в качестве награды. Это не награда, а адское наказание! Ибо каждый ветеран с превеликим удовольствием предпочтет одну опытную демонетку ста девственницам, которые даже не знают, с какой стороны у мужика член находится. …Ха, над теми кто слишком часто бегает по девкам в армии подшучивают что он получил ‘’ золотой билет’’, в качестве наказания и, от того физически и духовно слаб и малопригоден в бою. Но.…Это мы опять возвращаемся к спору о том, нужна ли воину душа или достаточно одного духа. Я тоже иногда думаю, что после девок в душе накапливается слишком много милоты и доброты – и, это плохо, это делает нас слабыми, так как в бой нужно идти с “полупустой” душой.… Впрочем, ладно, все! Это все просто и очень сложно – сохранять душевный баланс. На пальцах и без водки не объяснить. Тем более что в отличие от сестер и приоресс я не специалист по всей этой душевной лабуде и чаще подготавливаю свою душу к бою интуитивно, чем с расчётом.

Потом Александр Юрьевич достал бокалы и хрустальный бутыль коньяка “ Катарский букет” из винокурен солнечных долин Лангедока, двухсотлетней выдержки и мы, чокаясь, выпили за крепость нашего оружия. Закусили ломтями комкового горького шоколада и снова подняли бокалы: За Отца нашего Всемогущего и славных дочерей его и сынов доблестных! Закусили миндалем нежнейшим и молча, не чокаясь, выпили за тех, кого мы потеряли за минувшие дни. Потом ребята выпили на посошок и отправились отдыхать в бар общего зала, а мы с товарищем Орловым удобно расположились в высоких обитых плотным бархатом креслах и уже не пили, а лишь с наслаждением потягивали столь изысканный напиток альбигойцев. И, разговаривали…

-Я так понимаю, Таштагольской отряд формировали и курировали матриархи ‘’ Инферно доминус” а ответственность возложили на приоресс “Тэрциа вигилиа”?!

-Верно. Сам догадался или кто подсказал? – сощурив глаза, полюбопытствовал полковник.

-Машины, против которых я воевал сложно забыть или перепутать с другими. Эти твари нам на руинных полях не раз давали просраться.…Вот уж не ожидал, что еще и здесь их увижу, — я сделал глоток, подержал его во рту и проглотил, насладившись приятным вкусом и теплотой, которая мягко потекла по всему моему израненному телу: — Знаешь, Александр Юрьевич, скажи мне кто раньше, что одна из этих БШМ спасет мою ничтожную душонку я лишь зло рассмеялся бы. А ведь спасла! И не только меня, но и еще восемьдесят человек. Хм. Чудно.

Полковник усмехнулся глядя на меня:

-Да ладно тебе Дмитрий скромничать. Читал я ваши отчеты. Герой, доннер веттер! Чем думал, головой, сердцем…подохнуть решил? Шайсэ, — он неодобрительно покачал головой и добавил: -Не стоили они того чтобы ты так рисковал собой, — снова покачал он головой задумчиво глядя как коньяк в его бокале кружась мягко растекается по стенкам и стекает обратно в водоворот: — Ты мне нужен живым. Без тебя и твоей машины мы бы все оказались в полном дерьме. Ты сам-то хоть это уже понял?

-Да не ругайся ты так, Александр Юрьевич. На все воля Божья. Он меня послал…

-Он всех посылает. На смерть! И сколько вас возвращается обратно? Единицы! – вспылил он и залпом осушил бокал. Успокоившись, он снова плеснул себе и мне и произнес: — Миллионы солдат с обеих сторон встают из окопов и бегут на встречу друг друга с криками: “За императора! Во славу Всевышнего!” И, артиллерия противника рвет их на куски. Пулеметы врага косят десятками, сотнями за раз. А ради чего? Скажи мне Дмитрий, ради чего мы жертвуем собой? Ты пожалел этих, на станции…Патронов нет, с мечом вышел навстречу монстрам. А если бы убили, порвали бы в клочья, уберегло бы твое самопожертвование их? Нет. Сожрали бы тебя, а немного погодя и этих. Что тогда? Как тут без тебя потом все сложилось бы, если у меня нет ни одной единицы тяжелой техники?! Я что снова поднял бы из окопов в бой зеленых пацанов, снова с голой жопой в штыковую на пулеметы повел? Головой думать надо, не сердцем!

-Не было у меня выбора…

-Шайсэн, фик! Выбор есть всегда. Только ты выбираешь самый хреновый, а эти с тебя пример берут. Учатся у тебя и становятся такими же “без башенными”. Только кто ты, а кто они?! Им еще жить и жить, и набираться опыта постепенно. А ты им преподаешь уроки как для ветеранов. Ты в своем уме? Ты их в Николаевке, зачем на танки в лобовую атаку повел?

Я рассмеялся:

-Товарищ полковник, ты же сказал, что читал наши отчеты. Лукавишь батенька, хочешь меня на короткий поводок посадить…Зараза. Ошибка там была, маленькая такая досадная, но смертельная ошибка. А ребята просто погорячились немножко. Все таки это был их первый бой. …А вина моя. Признаю.  И, давай на этом поставим точку. Задание  выполнили, ребята свои промахи осознали. Ну и я извлек для себя пару полезных уроков. И знаешь Александр Юрьевич, что я тебе скажу?! Повторись эта ситуация она бы ничем не отличилась бы от той что произошла. Мы шли без разведанных и у нас тоже не была тяжелого вооружения. Мы даже толком подготовится, не могли. Как ты говоришь ‘’ голой жопой в штыковую’’…. И мы никого не потеряв все таки победили!

-Потому что ты снова подумал сердцем и пожертвовал собой? И что, ты всегда вот так вот будешь взваливать все на себя? — спросил он меня, ухмыляясь в свои усы.

Мы сидели друг напротив друга, так что я наклонился к нему и, также ухмыляясь и глядя ему в глаза глазами Зверя весело ответил:

-Буду, Александр Юрьевич, буду! Пока они идут за мной, я иду за каждым из них. А это значит, что и жертвовать собой за них я тоже буду, — и тихо твердо добавил: — Так было и так будет всегда, пока жив хоть кто-нибудь из Потерянного Легиона.

Потом я откинулся на спинку кресла и, сделав глоток дружелюбно сказал:

-И не пытайся, ваше благородие, Александр Юрьевич меня переделывать и уму разуму учить. Вы превосходный офицер и отлично руководите вверенными вам людьми в таких-то непростых условиях, но что-то мне подсказывает, что в вас все еще остался дух поражения. На каком вы фронте воевали на своей последней войне?

-Западный. Верден, — с гордостью произнес он и поник головой, погружаясь в воспоминания.

— Февральско-декабрьская компания войны на истощение в шестнадцатом году. Тогда понятно. Пережить ту мясорубку немногим довелось.… Полмиллиона павших и никаких результатов. Это надо еще очень постараться так командовать и проводить такие невероятно прекрасные войны. Вы счастливчик, что пережили эту бессмысленную бойню, но та позорная для всего человечества война осталась далеко позади и вам пора бы оставить ее в прошлом. Пусть оно само хоронит своих мертвецов. А мы с вами будем воевать так, чтобы наши жертвы не оказались напрасными.

Он хитро улыбнулся:

-Они и не были напрасными. Ты, Дмитрий, сам сказал, что эта прекрасная была война. Баланс сил соблюден. Равновесие сохранено. Все бы войны, что вел этот мир, оказывались бы такими же бессмысленными, без побед и поражений, так и нам бы не пришлось сюда приходить. Верно?

-Абсолютно с тобой соглашусь, Александр Юрьевич. Люди, ведущие войну без побед и поражений, быстро впадают в уныние и теряют интерес продолжать войну. Наступает Мир! Жестоко, но справедливо. И нам не приходится никого наказывать и спасать.

-Так, что, Дмитрий, память возвратилась к тебе?

Я тяжело вздохнул, с превеликим удовольствием вкусил глоток содержимого моего бокала и ответил:

-Мм, какое наслаждение! …Хм. Память. Пока только вспомнил, как мечом размахивать! – пошутил я рассмеявшись.

-А меня, ты еще не вспомнил? – поинтересовался полковник, щипчиками кроша шоколад и с настороженным любопытством поглядывая на меня.

Я взял маленький комочек шоколада и, прежде чем положить его себе в рот ответил:

-Красавец офицер граф Орлов, командир бронетанковой дивизии “ Нордлинг”. Он был молодым белобрысым, голубоглазым и никогда не носил усов. Так что нет, не вспомнил!

Орлов рассмеялся.

-Митя Яш Мурза всегда отличался своим тонким черным чувством юмора. И я гляжу, что он его нисколько не растерял, — он развел руками: — Как видишь, красавчик Орлов стал лысым, усатым и от иприта его голубые глаза пожелтели. Время даже у нас отбирает свое.

-Кто бы мог  подумать….

-Так ты вернул свою память? –вновь спросил полковник.

Я помотал головой и серьезно ответил:

-Огромные пробелы, очень огромные пробелы. Видимо, слишком большой информационный пласт нарушен и для его восстановления требуется много времени. Это не так будет страшно, как то, что что-то окажется безвозвратно утерянным. Этого я и опасаюсь. А вы даже не помогаете мне…

-И не будем, — с серьезным тоном сказал Орлов: — Ты же знаешь, что это запрещено делать. Ты должен, сам восстановится, а иначе твой разум начнет воспринимать все, что привносится со стороны как псевдореминисценция. Возникшая в твоем разуме конфабуляция со временем исчезнет сама собой, не нанеся вреда твоему мозгу и душе.… Сейчас все твои воспоминания перемешаны, и ты сам не в состоянии пока их разложить в хронологическом порядке и определить какой личности они принадлежат. Но постепенно все встанет на свои места – ты главное не спеши. Это важно, дружище, делать все без спешки, поверь. И не серчай, что мы со стороны, лишь наблюдаем за тобой… Просто, …Просто никто из нас, кто знал тебя ранее, не хочет подвергать тебя риску. Мы не хотим тебя сейчас вновь потерять, а когда придет время, мы поможем тебе расставить последние точки.

Я ничего не ответил и ничего не сказал, лишь молча сидел и молча потягивал коньяк, наслаждаясь его ароматом, вкусом и тем как приятной теплотой растекался по моим венам, растворяя яд.

-Кстати, что у тебя там за история случилась с приорессой? Слухи, ходя, что вы с ней любовь закрутили — это так?

-Я не хочу об этом с тобой или с кем-либо еще говорить, — угрюмо буркнул я.

-И тебе не страшно за нее? Не жалко будет, если она из-за тебя станет ведьмой безмолвия? –  с легким равнодушием спросил он.

На самом деле, где-то в глубине его и моего сознания ответ был однозначный и не в пользу Вэлери. Войны между силами Света и Тьмы вспыхивали с постоянной регулярностью и то, что ордена “Инферно доминус” сейчас считаются нашими союзниками, уже завтра будут являться нашими злейшими и беспощадными врагами. А, как известно “ Хороший враг –это мертвый враг!” И переживать за ту, что завтра станет твоим врагом и возможно, с вероятностью в 99 процентов убьет тебя, было …глупо?! Но, кто из нас знает, когда наступит это завтра, через год, через сто лет, тысячу…? Встретимся ли мы на большой войне или посмотрим в глаза друг другу на приграничном конфликте, которые по факту никогда и не утихают,…? Никто не знает, и знать не может. Потому им запрещено влюбляться, нефилимам запрещено влюбляться – точнее, это еще одна из причин не делать этого. Ну а мы стараемся не влюбляться, потому что никто из нас не знает когда вражеский клинок или пуля пронзит наши сердца. Да и терять голову из-за любви тоже никто из нас не хочет. И это вероятно самое сложное, с чем сталкиваются воины в своей жизни. Демонессы боятся, стать ведьмами, наши сестры избегают становиться храмовницами. Они боятся влюбиться и правильно делают. И я тоже спешил с некоторых пор избегать этого чувство. Но это произошло, чучуны нас разорви.

-Произошло то, чего не должно было произойти. Как? Не спрашивай как. …Не знаю! Будем надеяться, что с ее стороны это было лишь легким увлечением и не больше. Остынет, одумается.

-Вот как …фотце! А сам-то как?

-Никак. Не в первой, обойдусь. Одним шрамом на сердце больше, одним меньше – это пустяки. Но, если все зашло слишком далеко то, да — ты верно сказал: Тупик!

Мы еще немного посидели, попивая коньячок, молча подумали. Потом Орлов спросил меня:

-А что у тебя там за конфликт с Барином случился? Это правда, что ты ему оружием угрожал?

Я, услышав эти вопросы весело рассмеялся:

-Ты что же, Александр Юрьевич, надумал постебаться надо мной или моим персональным духовником решил записаться? Так на коль, как ты говоришь, что знаешь меня с давних пор, вопросы такие задаешь? Я оружие не достаю без надобности, а если так происходит, то и стреляю без промедления, в голову. Ты тыковку у Алешеньки сегодня видел? Так сделай, пожалуйста, сам соответствующие выводы и не утруждай меня сим делом заниматься.

-Ладно, ладно, не кипятись. Верю я тебе, ибо уже во всех подробностях мне все расписали, поминутно. …Но, все-таки, ты ему хотя бы по морде треснул?

Я снова рассмеялся и хитро глядя тому в глаза ответил:

-А за что? Она меня слишком долго ждала, как осиновый листочек на холодном ветру дрожала, боялась перегореть. Произошло бы это с ней в этот раз или нет? Думаю, что этого никто не знает.… Разве что  она как опытная мудрая женщина просчитала весь риск.…Хм. Леша, небось, подумал, что все у него под контролем, подсуетился, а на деле она им просто воспользовалась. Что же еще от демонесс можно было ожидать?!… Вот только что-то мне подсказывает, что тут не все так гладко было, как мне хотелось бы думать. Может быть, так и должно было для чего-то случиться. Судьба?! – я вспомнил ту сцену в номере и уже зло добавил: — Стоило бы ему врезать пару раз за его  поганый язык. Это уже не первый случай и чувствую что еще и не последний. Дам ему возможность выговориться до конца, а там решу,… Может, только один язык вырву, а может, и вместе с головой снесу. Ты, же понимаешь, что мне хочется верить в людей, даже там где для этого уже не остается никаких оснований.

“ Видать его неприязнь ко мне, возникшая на пустом месте еще во время обучения так никуда и не ушла. Хм. Или, не было там никакого ‘’ пустого места’’….М-да. Что-то мысли мои начинают пахнуть таким дерьмом, что самому тошно становится. …Ну, поживем, увидим”.

-А знаешь, что Александр Юрьевич, пошло оно все…глубоко и подальше. Ты мне лучше на такой вопрос ответь. Кто у нас в Кузбассе еще из сестер ордена великомученицы Анастасии присутствует? Дело у меня к ним есть.

Он заинтересованно посмотрел на меня и ответил:

-Никого нет. Тебе-то до них какое дело появилось, коль это ни секрет?

-Плохо, — хмуро подумал я вслух и без утайки рассказал полковнику Орлову о своих находках и о телах, что я обнаружил.

Он нахмурился, выслушав меня и, покачал головой:

-Верно, Дмитрий, плохо. …М-да, жаль девочек. Если о судьбе инокини никаких более оптимистичных подтверждений не будет то , видимо у наших сестренок в ордене появится еще одна святая мученица. …Там сейчас разведчики наши работают, может еще что прояснится. А пока внесем все, что у нас есть по ним в информационную базу – по возвращению оповестим мать настоятельницу ордена. Ну а их реликвии тебе пока, Дмитрий, придется хранить у себя. Считай, что тебе неслыханно повезло!

Я допил коньяк и встал, собираясь уходить.

-Нет никакого везения в божьем промысле! Он вручил это оружие мне в руки как раз, перед тем как направил на станцию. Если бы этого не произошло, то и не спас бы я никого.… А потом “дьявольская” машина приползла в самую последнюю минуту. Вот как тут ни поверить в то, что обе Силы следили за мной и в нужный час оказали помощь? Может и с Вэлери они нам сговорясь помогут. Как думаешь, Александр Юрьевич, помогут? …Не хочу я, чтобы с ней что-то ужасное случилось. “Лучше пусть это в бою произойдет,…чем так”.

-Может быть,…Может быть! – задумчиво пробормотал он и спустя минуту спросил:

-Ты когда надумал в город уйти?

-Завтра, ближе к ночи.

-Ты хорошо все обдумал, может все же кого в охрану возьмешь? –участливо поинтересовался он пока провожал до дверей своего кабинета.

-Подумал. Не скажу, что все, что я надумал получиться но, ради Бога, Александр Юрьевич, дай команду, чтобы все держались от тех мест как можно дальше. Не хочу вспугнуть и не хочу, чтобы кто-то из наших  парней пострадал. …И машину я у тебя тоже брать не буду — подберу какую-нибудь тарантайку в городе. Выберу себе самый роскошный и дорогой автомобиль…и разобью его об первый же столб.

-Веселая у тебя жизнь, товарищ Девятый. И развлечения у тебя странные…

-А то, с таким-то командиром как ты товарищ полковник, было бы грех мне на жизнь жаловаться.

Мы пожали друг другу руки.

-Будешь завтра уходить, дашь мне знать. Понял?

-Так точно, товарищ полковник, непременно и то и се…, — рассмеялся я в ответ толи в серьез, то ли в шутку. На душе у меня был праздник: “Я наконец-то снова попаду домой!” И было немножко печально от того, что я снова увижу свой дом. Немножко тревожно…

Когда я вернулся в казарму — все уже спали. Я, прошел в столовую и, в автомате взяв себе стакан кобыльего молока и тарелку творога с сиропом крыжовника, уселся поужинать и обдумать дела на завтра. Но, только я приступил к трапезе, как пришел Алексей и налив себе чай  сел напротив меня.

-Разговор есть, — заявил он испытующе глядя на меня. Тон, с которым он произнес эти слова, мне показался наглым, но я даже и бровью не повел, чтобы не выказать насколько мне это неприятно и равнодушно спросил:

-Это что-то настолько важное, что ты не смог дождаться утра?

-Да, это важно! Утром я ухожу в патруль, да и время сейчас самое подходящее – все спят, никто нам не помешает, — произнес он с интонацией предвещающей, что конец нашего интереснейшего разговора может внезапно оборваться банальным мордобитием. При этом Леша почему-то вдруг возомнил, что имеет право так разговаривать со мной. ‘’ Может быть, ты весь вечер в спортзале с гирями разминался и почувствовал прилив нечеловеческих сил и налитой мощи своих мускул? Возможно, но это не пугает и совсем не интересно ни Зверю, ни мне. Моя гордыня однозначно в разы больше чем твое ЧСВ. Да и хер у меня и толще и длинней. Скучно и…. И все-таки интересно. Как далеко Алеша тебя заведет твой язычок на этот раз? Давай, попробуй меня развлечь”.

И он начал говорить, как говориться “ понеслась душа в Рай” да так сложно и хитровато, такими путями и по таким дебрям, что аж у меня самого дух перехватило. Слушая его, я чуть не поперхнулся “творожком с сиропом из крыжовника”. Нет, конечно же, в моей жизни случалось, что ко мне подходили и начинали объяснять что мол “я и она не пара” и что “нам нужно расстаться” . Один раз даже случилось, так что ко мне подошли и попросили “отдать” и я с удовольствием это сделал. Если тебе это не нужно, а кому-то нужно так поделиться этим совсем не зазорно. Если по человечески, русским языком попросить. Но, в данном случае получилось как раз то, о чем сетовал полковник Орлов “ ты делаешь, а они с тебя пример берут”. Я совершил глупость, позволив Вэлери увлечься мной и сам вляпался. Но это может для нас обоих закончится весьма плачевно и мы это осознаем. А Алешенька решил засунуть, грубо говоря, свой член  туда, куда совать эту часть тела совсем не стоит. Да ладно если бы он просто решил с ней тупо потрахаться. Так нет, он возомнил, что сможет добиться ее сердца,… Зверь приоткрыл глаза и взглянул на меня с таким выражением, что мы оба тихо иронично рассмеялись.

-Она будет моей! А ты исчезнешь из ее жизни раз и навсегда. Ты понял меня? – этой фразой он закончил нести свой бред. Его взгляд и его голос при этом были столь угрожающи и столь убедительны, что я, доев свой творожок тихо и задумчиво произнес:

-Вкусно! Возьму ка я себе еще одну порцию. И ты тоже возьми. Лекари говорят, что в молочных продуктах много кальция содержится, столь необходимого для нервной системы и костной ткани.

Я пошел и взял, на этот раз творог с сиропом малины и красной смородины — словно алая кровь на белом снегу. Люблю сладкое, что уж с этим поделаешь. Я вернулся, поставил тарелку на стол, а Алеша взял и плюнул в нее. Хорошо хоть не харкнул. Конечно же, он поступил не красиво и другой бы на моем месте взял бы и отодвинул тарелку, но, бля, это же творожок с сиропом из малины и красной смородины. Как я мог отказаться от такого лакомства?! Не мог и не отказался. Я подцепил ложкой то место, куда попали его слюнки и, приступил с аппетитом поглощать ложка за ложкой, равнодушно посматривая на Алешу: “ Чуди малыш дальше. Пожалуйста, продолжай, на гавно исходить”.

Он, вероятно, окончательно ошалел от моего поступка и молча зло и брезгливо посмотрел на меня, кривя губы. Потом не выдержал и повторил свой вопрос:

-Ты меня понял? Не лезь к ней. Она тебя больше видеть не хочет…

“ Малыш, по-моему, ты только что попался”.

-Это она тебе так сама сказала или ты это только что сам придумал?

Он нисколько не смутился и чуть ли ни крича, КРИКНУЛ:

-Да, она сама так сказала! Чмо!

-Чмо? Ты меня сейчас назвал половым членом или человеком морально опущенным? – спросил я его, не повышая голос.

Зверь перестал улыбаться и с досадой щелкнул зубами. Он любит охоту, но только не на полных кретинов и сказочных долбо..

Леша опешил на минуту обдумывая ответ но в силу того что перевозбудился и не смог понять суть вопроса лишь зло промямлил:

-Какая разница, кем я тебя назвал? Я тебе сказал, что она тебя видеть не хочет и что бы ты проваливал из ее жизни.

Зверь посмотрел на меня вопросительно, хищно скаля зубы, но я, бросив на него взгляд, лишь покачал головой, дав тому понять, что я сегодня постараюсь обойтись без него.

-Разница есть. Существенная! Ты разбрасываешься словами, ни на секунду не задумываясь о смысле и значении слов – тем самым загоняя себя в тупик и выставляя на всеобщее осмеяние. Так что думай иногда, что говоришь и кому говоришь.

Он попытался снова что-то сказать в свое оправдание, но я его жестко осадил:

-Вэлери никогда, вероятно, не была чей-либо женщиной, и она никогда не будет ни моей, ни твоей. По крайней мере, я на это хочу надеяться. И в первую очередь она не предмет для торгов и обменов и она сама будет решать, кого она хочет видеть, а кого нет. А когда решит, то придет и сама скажет – просить кого-то говорить за нее эти слова, она НИКОГДА не стала бы. Ни одна сестра не опуститься до этого, слишком уж горды они. Так вот скажи ка мне, зачем ты соврал? …И как ты вообще оказался на ней, она тебя об этой услуге попросила или ты инициативу проявил? Басура, наш брат, весь день в охранении был, а ты чем весь день занимался?

Алексей заерзал на скамейке как грешник на сковороде и злобно заговорил, брызгая слюной как слюнявый абаас в период течки своих самок:

-Я на нее глаз положил еще на Бардина, когда она подъехала на мотоцикле и, всю дорогу хотел с ней сблизиться, удобного случая искал, но она все время крутилась вокруг тебя, словно ты пуп земли какой, шишак на голом месте. А я-то видел, …Видел, какими преданными глазами на тебя Кара смотрит, словно верная сучка на своего кобелька. Что тебе Кары было мало, решил еще и Вэлери отыметь?! А вот фиг тебе. Мне повезло, что моя машина получила повреждение и когда мы вернулись с Николаевки в Дом отдыха, я стал знаки внимания ей оказывать, ухаживал за ней и в итоге склонил ее к интимной близости. К моему удивлению, это оказалось совсем не сложно было сделать. А чтобы она до конца раскрепостилась, я подливал ей в вино возбуждающие капли, которые раздобыл в одном из итим салонов во время патруля.  Ты бы видел, как она  мой член жадно сосала, нежно облизывая и сладко причмокивая –  заглатывая всю сперму до капельки.  А потом она ужом крутилась подомной и страстно стонала, когда я ее во все дыры трахал –  просила еще, сильнее и глубже ей засаживать.  …Тебе такое и не снилось никогда, а моя мечта сбылась! – Он это все рассказывал с таким упоением, с горящими безумным блеском в глазах и так капая слюнями, что я невольно заглянул под стол, чтобы убедиться, что после него не придется никому подтирать пол. Я его молча с нескрываемым и почти наигранным интересом слушал и все гадал, когда же его фантазии обретут реальные формы чтобы хоть как-то они смогли задеть меня за живое. Ведь было же итак ясно что все это он рассказывает вовсе не для того чтобы похвалиться тем что он красавчик и “половой гигант”. …Но, нет, от чего-то я оставался равнодушен, …разве что за Вэлери стало немножко досадно. Вот вернулся бы я не так рано, то глядишь, девушка бы получила максимум удовольствия, а так, облом. ….А немногим погодя голос Алеши стал глухим и ватным  и перед моими глазами предстали Елена Николаевна, сестра Иносенсия, те девушки, котором насильники резали груди. И, я подумал, о том, что: “окажись Вэлери в плену вот у таких же уродов, как Алексей, то они не задумываясь, претворили бы в жизнь все свои извращенные фантазии и зашли бы в этом гораздо дальше, чем это сделали военные. С женщинами в постели много чего интересного можно сотворить и это факт, при обоюдном согласии, разумеется, но никогда не стоит к ним так неуважительно относиться. Если ты в ней не видишь личность достойную уважения, так для чего прикасаешься к ней? Говоришь, что взыграл животный инстинкт? Тогда покажи мне хоть одно животное, рыбу, птицу, что вели бы себя столь отвратительно. Таких нет, ибо никто из живых созданий себя так мерзко не ведет. Даже инфернальные твари не ведут себя столь низко и грязно по отношению друг к другу. Так что же получается, что некоторые люди оказываются хуже тварей, хуже животных. …А может быть это уже вовсе и не люди?”

Когда я вновь вернулся в реальность Леша все еще продолжал свой долгий затянутый и мало интересный монолог. Но на этот раз, его юношеский максимализм, исчерпав свои возможности создавать зрительные образы, перешел к повторению заученных стандартных клише и банальных оскорблений:

   -Мы весь день с ней кувыркались, и каждый раз, когда у нее наступал оргазм, она ласково мне нашептывала как ей хорошо и как сильно она любит меня. Да, представь себе, она была счастлива со мной, нам было замечательно вместе проводить время, а потом ты явился. …Что тебе надо было, на хрен ты приперся? Что ты дедок можешь ей в постели дать? Да ничего! Ты, поди, уже и забыл когда у тебя в последний раз хер стоял. Ха. Мне надо было тебе тогда еще морду набить и из комнаты за шкирку выбросить, а я пожалел тебя, старого одинокого гандона, блядь. Так вот иди на хуй и не подходи к ней больше. Она теперь моя! Ты понял?! Моя! Сунешься еще раз, и я за себя не ручаюсь…

— Не знаю, почему ты в качестве своего личного врага решил выбрать меня. Видит Всевышний, я этому искренне удивлен. И, я не до конца понимаю, почему о своих чувствах к этой женщине ты решил  поговорить со мной, а не с ней. Да еще и в таком тоне и.… Еще и Кару зачем-то сюда приплел. Хм. …Ну да ладно. Коль решил о ней пооткровенничать, что же давай поговорим. …Свои влажные фантазии ты мог бы мне и не изливать — мне не пятнадцать лет и голые девки в постели меня теперь мало чем могут удивить. Ты, прав, я стар и многое уже повидал и самое главное — осознал! Придумать что-то новенькое в постели с Вэлери, которая уже все видела и опробовала? Да, твоя, правда, я ничего не могу ей дать. …И ты прав, мой член на кого попало уже не встает  — как и его владелец, он слишком разборчивым стал. Прошлой ночью я задержался – это факт. Так как дела были поважней, чем за женскую сиську держатся и слюни пускать, бросив своих товарищей. Но, я опоздал не более чем на тридцать минут, а до этого у вас ничего не было, и быть не могло. Я могу тебе точное время сказать, когда она подпустила тебя до себя, только до тела, не души. Почему я об этом уверено так говорю? А все просто. Потому, что я обратил внимание на время когда почувствовал это и, знаю, что она ждала меня – это называется душевная связь. Будь она крепкой, то мы бы на большом расстоянии смогли бы общаться и понимать друг друга с полуслова. А для этого и наши отношения должны были быть более крепкими, чем сейчас. Но, может это даже и к лучшему, для тебя. Вряд ли ты Леша поймешь, что это такое – по-настоящему искренне влюбиться в кого-то.… И знаешь, Алексей, я ведь не виню тебя в том, что она воспользовалась тобой, хоть мне было очень неприятно, увидеть вас вместе на том столе. И более того, может быть,  я тебе даже спасибо сказал бы за то, что ты помог ей.…Она ведь все-таки наш боевой товарищ, верно? …Только, ты столь много лишнего наговорил, что будь мы сейчас в Легионе, то через пять минут тебя бы уже повесили за горло на веревке. …Ты ведь подлец, Алексей, обычный ничем не примечательный низкосортный подлец, а такие как ты должны нести заслуженное наказание, в соответствии своему сорту. …Мужчины, конечно же, хвалятся друг перед другом, рассказывают о своих похождениях, но лишь никчемные и слабые мужички, подобные тебе, будут рассказывать в подробностях о том, о чем они должен молчать. Ты попытался сейчас ее опозорить, унизить в моих глазах? Так это у тебя не получилось. Я знаю, на что способны люди, женщины, когда их с головой захлестывает страсть, и я никого из них  никогда не осуждал и не имею права осуждать. …У, это прекрасно, когда мужчины и женщины в постели дарят друг другу себя без остатка и без всякого стыда! Многие  люди прожив всю свою жизнь даже и малой доли этого не получают, по разным причинам, и так и умирают, не реализовав своих мечты и не исполнив свои желания. Я же многие фантазии воплотил в жизнь, свои или чужие, что не выходили за рамки моих личных  моральных запретов и нравственных правил, а какие-то прошли мимо меня и уже никогда им не суждено будет сбыться. Но разве я огорчаюсь этому и разве я этим хвалюсь, рассказывая тебе все в детальных подробностях? Нет. А разве ты хоть раз слышал, чтобы кто-либо рассказывал такие интимные подробности, да еще и так грязно,  о своих любимых женщинах? Нет. Ни один порядочный и уважающий себя мужчина не станет этого делать. …А всякие подонки делают, потому что они мразотные подонки и закомплексованные дегенераты. Ты вот к кому из них себя способен причислить? Ну, вот проснется в тебе совесть и, кем ты себя назовешь, если успеешь?!… Ха! Но, я у тебя вообще-то не это хочу спросить, а вот что. Скажи ка Алексей, что Вэлери с тобой сделает, когда до ее ушей дойдет слух, что ты о ней такие сплетни распускаешь — даже если учесть что это не твои выдумки, а самая настоящая, правда? Что, в общем-то, не имеет никакой особой разницы. …Она ведь не одна из тех беззащитных наивных  и доверчивых дурочек, с которыми ты раннее имел дело и которых ты вероятно с такой же легкостью порочил и унижал. Она, очень опасный, умный и коварный  хищник, с которым ты еще никогда не сталкивался и, сделав это, с первого же раза вляпался в смертельную ловушку. Ты хотя бы знаешь, сколько ей лет дурачок?! Тебе понадобится несколько раз переродиться, чтобы пройти ее жизненный путь, а уж о том, чтобы приобрести такой же, как у нее боевой и жизненный опыт даже и не думай помышлять. Легче окажется прыгнуть выше своей головы, чем это сделать. … Ну что, неужели ты даже на минуту не мог задуматься головой, а не своим членом над тем  с кем имеешь дело?  А я ведь неспроста предупреждал вас с Сергеем быть с приорессами крайне предусмотрительными, а еще лучше вообще держаться от них подальше…  

-И что, ты, что ли ей расскажешь о нашем разговоре? …Что ты мне вообще тут в уши заливаешь, решил меня, таким образом, на испуг взять?  – насупившись, зло пробубнил Алексей.

-Не-а, ты слишком плохо обо мне думаешь… хм. И правильно делаешь. Я не добренький старенький дедушка и еще способен твою жизнь превратить в сущий ад — по доброте душевной и вредности своей или могу заставить тебя жить согласно правилам наставления и воинских уставов. Я могу прямо сейчас потребовать проведения над тобой ‘’ экзорциума” выдвинув подозрение в инвазии скверной твоей души. Я могу много чего привнести в твою жизнь неприятного, ни разу не взяв грех на душу. Могу, Алексей, но не стану. …Сейчас я дам тебе возможность своими собственными руками, точнее говоря своим несдержанным и грязным языком вырыть себе яму – и, я пальцем об палец не ударю, чтобы тебе помочь в ней зарыться. …Я мог бы тебе по товарищески посочувствовать и, помочь не попасть в нее и даже выйти из этой ситуации, сохранив лицо…. Но, как я тебе уже сказал,  я не добрый дед и моя доброта уже закончилась здесь и сейчас. Можешь за это от всей души поблагодарить самого себя. Ты поступил  низко по отношению к своим боевым товарищам. Ты поступил подло, начав тут рассказывать о Вэлери? Ты оскорбил меня и уже не первый раз…. Но это все меркнет по сравнению с тем что ты сделал для того чтобы затащить приорессу в постель.   Как ты, ублюдок, посмел так отвратительно поступить со своей машиной? …Да, не удивляйся, я все про это уже знаю! Благодаря профессиональной, командирской привычки, доставшейся мне от Митяя – интересоваться делами своих товарищей и знать все о них и их БШМ.  Хм, — я достал из кармана  ИЗ-чипы в качестве весомого аргумента и добивающего удара и показал их Алексею: — Знаешь что это такое, Алеша? По глазам вижу, что знаешь. Так вот, завтра я спущусь в ангар и спрошу у твоих техников, проводил ли ты сегодня стендовую диагностику вторичных цепей ходовой части, для более точного выявления причины сбоя. И не дай то бог окажется, что ты приложил к этому свои грязные ручонки, я после суда над тобой, лично приведу приговор в исполнение.  …А теперь все, разговор закончен – все, что я мог от тебя услышать, я услышал. Все что я захотел тебе сказать, я сказал. А все, что ты мне тут наговорил, можешь засунуть обратно в ту дыру, из которой это вылетело. … Ступай спать —  тебе ведь с утра в патруль идти.

Сказав ему эти слова, я допил стакан, как мне показалось в этот момент, вкуснейшего кобыльего молока и, встав, вытер со стола, убрал посуду в утилизатор. …И, обратил внимание, что Алешенька почему-то все еще сидит за столом и глазками нервно зыркает туда-сюда, а ручки так и трясутся, так и трясутся. Что с ним такое случилось, я спрашивать не стал, только бросил взгляд на Зверя и подмигнул ему. Зверь зевнул в ответ и, положив голову на лапы, вновь окунулся в свою безмятежную и чуткую дрему –  ему нравится процесс, а результат, особенно тот, что становится предсказуемым его редко когда интересует.

И в этот момент до моего слуха донеслись аккорды нежной музыки, трогательно проникающей до самых глубин сознания причудливым сплетением замысловатых и прекрасных узоров и, все вокруг словно заволокло туманом. И из этого тумана стали медленно выплывать и тут же таять фрагменты прошедших событий — я увидел лица, глаза, улыбки на губах…

Озорной прищур и  жизнерадостная улыбка Мули, за которыми она прятала свое одиночество, и отчаянный страх вновь потерять то, что было для нее дорого.

Печальный взгляд добрых глаз Рыбака и грустная улыбка скрывающая боль от потери самых близких и родных ему людей.

Затравленный взгляд  юной берегини Иносенсии, в котором вспыхнула искра разжигающая надежду и веру в ее  осквернённой подонками  офицерами душе и, ее все еще осторожная скромная улыбка.

Обреченный взгляд Елены, в котором стояла нечеловеческая боль, но все еще теплилась жизнь и дрожащая растерянная улыбка на разбитых изуверами губах.

Восхищенный взгляд Вэлери в тени капюшона и виноватая улыбка ее милых  так сильно манящих меня губ.

Преданный взгляд Кары – готовой в любой момент пойти за мной сквозь огонь, во Тьме. И ее полуоткрытые губы, так жаждущие ответных чувств…

Голубые глаза графа Сашки Орлова, с которым мы, однажды укрывшись  в старом блиндаже во время очередной массированной бомбежки, под льющуюся из музафона мелодию весело голосили “ В парке Чаир распускаются розы, В парке Чаир расцветает миндаль. Снятся твои золотистые косы, Снится веселая звонкая даль”. И улыбку на его окровавленных губах, когда в тот же день его командирский танк был подбит и, из десяти членов экипажа только ему повезло выжить. Он улыбался, несмотря на сильные ожоги тела, улыбался, когда берегини вынимали осколки металла из его ног. Он и сейчас улыбался.…Вот только глаза его стали желтыми и почти потухшими…

А музыка продолжала и дальше плести узоры, разрывая пространство и время пробуждая воспоминания и очищая душу, прежде чем наполнить ее теплом. “Это же Тони Андерсон. Дорога ДОМОЙ!” – тихо прошептал я, узнав мелодию.… И туман стал постепенно развеиваться, и я вновь оказался посреди  арктической тундры перед древней цитаделью в окружение могучих исполинов и мы, замерев, стояли и смотрели на небо, с которого неспешно  опускались белоснежные хлопья снега.

“ – Девятый, я видела их…

-Кого, полковник?

-Ангелов!

-Ангелов?

-Да, ангелов! Тех, что собирали и уносили души на Небеса…. Вы, говорили правду.

-Ну, … Поздравляю. Теперь, Даша, и вам открылась истина. Вы обрели знания!

-Да, теперь знаю. Боже, столько боли, столько смертей, …как же я была слепа. Простите меня. …Но, что же мне теперь с этими знаниями делать?

-Не знаю. …Забирайте оставшихся и уходите. Живите, с этой болью…

-Но…Я не могу. Вы же понимаете?! …У меня приказ, который я как солдат не могу нарушить.

-Хм…Вам решать.

-Дмитрий, а как бы вы поступили на моем месте?

-Хотите на чистоту?

-Конечно.

-Сражался бы до конца. До смерти!

-Да? да… до смерти. …Спасибо вам, что позволили умереть нам с честью”.

А музыка продолжала менять реальность, расщепляя его на многочисленные осколки и складывая вновь, изменяя пространство с эффектом голополя. И вновь все вокруг начал затягивать густой туман, из которого вновь стали появляться силуэты, фигуры, узнаваемые лица. Один за другим они выплывали и вновь растворялись в нем – мои братья и сестры, мой Легион. Кто-то  приветливо улыбался мне, кто-то, молча с серьезным выражением лица лишь кивал головой, приветствуя меня, близняшки весело смеясь, помахали мне руками, Байкал с бочонком саке, похлопал по нему, приглашая на чашечку.  Один за другим, один за другим они появлялись из тумана, живые и здоровые…. И им не было числа, ибо имя нам  был – Легион! Был и остался навсегда. Нет, мы не умерли, нас лишь на время раскидало в разные стороны, чтобы потерявшись в пространстве времени, однажды снова сойтись ВСЕМ ВМЕСТЕ!

А последними я увидел Мулю с Касуми. Они появились вместе, держась за руки и, были похожи друг на друга как мама с доченькой, одинаково озорно щуря свои черные глаза и радостно улыбаясь. …Я улыбнулся им в ответ и лишь на миг моргнул, ощутив сильную ноющую боль в груди и смахнув выступившие в моих глазах слезы.… Лишь один миг и, все пропало, туман рассеялся, и затухающим эхом смолкла музыка.…Оставив после себя далекие знакомые запахи и добрую печаль.

Алексей, как и произнесенные им слова, потеряли для меня смысл, и их содержание растворилось с шипением в презрении и последующим равнодушии. Они растаяли в пустоте сами, превратившись в эту пустоту и я, быстро потеряв к ним интерес, позабыл об их существовании. Но слово не воробей и сказанное один раз оно вливается в общий поток информационного поля планеты. Услышанное одним она неизбежно будет услышано и другими.… Так и случилось на этот раз.

Выйдя из столовой, я тут же столкнулся со стоящим в одних трусах Серегой. “Видимо наш разговор с Барином разбудил его, и…Он все это время стоял и слушал нас? “ Взглянув в его глаза, я понял, что нет смысла спрашивать его об этом, а он, не сказав мне ни слова, решительно зашел в столовую и закрыл за собой дверь — после чего послышался шум борьбы и глухие удары.

Верно, люди в наших краях молвят: “ Не пытайся хоронить других под тем могильным камнем, на котором ты своей рукой начертал собственное имя”.

-Это было не обязательно делать.… Но, коль сделал то, спасибо, тебе Сергей! — поблагодарил я его, когда утром мы встретились в умывальнике, и я обратил внимание на его разбитые кулаки.

Он пристально посмотрел на меня и равнодушно ответил:

-Не стоит.…Пока ты идешь за мной и Карой — мы идем за тобой, — молча и быстро умывшись и побрившись, он, хищно ухмыльнувшись  и повеселев, спросил меня: —  Разве, командир, может быть иначе? – не дав мне сказать ни слова сам же и ответил, зло и решительно: — Не может.…И никогда не будет.

И больше мы к этой теме не возвращались. Плотно позавтракав в шумной и веселой компании с Ментом, Вороном, парнями из разведки и обменявшись с ними свежими новостями, мы с Серегой отправились в ангары, обслуживать свои машины и, у лифтовой шахты встретили Кару. Радостно с теплотой поприветствовав друг друга, мы спустились вниз и прошли к машинам, где наконец-то обсудили и подвели итоги нашего боестолкновение с противником. На это у нас ушло два часа драгоценного для меня времени, но оно того стоило. Я дал ребятам советы по модернизации машин и перевооружению, дал парочку рекомендаций по тактике работы в одиночку, в паре.… Пожурил Серегу за то, что он не установил голополе и, с ними обоими обсудил возможность установки на их машины КАЗ состоящий из компонентов АВПС Бартини, предупредив о негативных побочных эффектах. Мое предложение им очень понравилось, но увидев не решительность в их глазах, я посоветовал им обоим не спешить, но и не откладывать в долгий ящик, а хорошенько над этим подумать и проконсультироваться со своими техниками. … Потом я ребятам предложил как-нибудь выбрать время и устроить настоящий учебный бой – и, они вообще обалдели от восторга. А их техники так вообще от счастья за голову схватились и начали слезно нас умолять этого не делать. Мы, смеясь, пообещали что подумаем. …Хотя, что там лукавить – не было у нас времени на подобные развлечения, к нашему сожалению. Отчасти это так, времени во Тьме никогда не хватает, даже если спать не четыре — пять часов, а например, вообще не спать, то все равно всегда найдется что поделать, чем заняться. Но и без отдыха тоже нельзя – отсутствие солнечного света и постоянно витающая вокруг тебя мрачная и давящая атмосфера со временем начинает очень сильно утомлять, появляется нервозность и излишняя агрессия, появляются слуховые и  визуальные галлюцинации. Люди начинают замыкаться в себе, перестают следить за своей внешностью, перестают регулярно чистить свое оружие и обслуживать технику. Во Тьме нужно прикладывать очень много усилий, чтобы не пасть духом и оставаться сильным.…Иначе все, в лучшем случае быстрая смерть приходит, а в худшем  — скверна пожирает душу человека живьем. А самое забавное так это то, что для многих Тьма превращается в наркотик, от которого очень тяжело  отвыкнуть – появляется тяга, откликаться на Призыв, возвращаться во Тьму, в Сумеречную Зону. Тьма – это острые ощущения, адреналин, хлещущий через край, чистые настоящие отношения, новые неожиданные знакомства и новые непредсказуемые события, правда, без грамма лжи и фальши, и настоящие чудеса. Для новичка Тьма — это страшная сказка, сон, кошмар на яви. Для ветерана Тьма – это суровая реальность, живущая по своим законам и правилам, огромный мир населённый множеством самых разных существ и созданий, это то, что уже не страшит и  почти не удивляет….

-Митяй Медведыч, Митяй Медведыч! Скорей, скорей пошли. Так такое случилось! У-у!

Мы перестаем смеяться и смотрим на подбежавшего к нам Иваньку. Его огромные глаза стали еще больше, он запыхался и взволнован, но не испуган, а скорее чем-то очень сильно удивлен.

-Скорее, Митяй Медведыч! Там машина гудит и что-то с ней происходит…

Я, Серега и Кара переглянувшись, тут же хватаем пацана за руки и бежим к Девятой, готовясь к чему угодно, к самому страшному, ужасному но…

Мы забегаем в ангар, и видим мастеров неподвижно замеревших перед стапелем БШМ с задранными головами и слышим размеренный гул, который проникая в саму душу, затрагивает какие-то струны в ней и  от чего по всему телу пробегают приятные мурашки.… И чем ближе мы подходим, тем сильнее становится этот гипнотизирующий гул,… Я смотрю на Девятую, окутанную голубоватым свечением энергетических полей и пытаюсь вспомнить, что мне этот гул напоминает…

-Этого не может быть. Это не возможно! – говорю я вслух с удивлением.

Нет, это не просто гул, не просто отзвук кипения плазмы реактора и не просто эхо энергетических потоков в силовых кабелях и электронных схемах усиленных внешними динамиками. Это голос самой машины, та песнь, которую они вместе с Мулей напевали мне всю дорогу. Только Яростный ветер это делал в моем сознании, а Муля ее пела, обняв мою руку и прижавшись к ней своей щекой.

Инфразвук не воспринимается человеческим слухом, но его  слышит душа и реагирует на него, вызывая страх и неопределенную нервозность или заставляя дрожать от наслаждения приятной ватной слабостью по всему телу. Бесы боятся церковных колоколов, грешники не слышат Небеса, порченные не слышат Бога, люди не слышат стоны земли, боль Природы…….А ведь это все транслируется на уровне ниже восприятия человеческим слухом, люди в отличие от других живых созданий лишены этого дара. Но Всевышний дал нам возможность слышать эти звуки, дал нам Душу. А люди все равно не слышат. Почему? Почему инфразвук, по утверждению ученных, лишь вызывает в людях разрушительные процессы? Может потому что что-то стало лишать людские души такой способности – слышать НЕ боясь, не разрушаясь. Тогда как мы будем слышать Всевышнего, будем ли мы убегать от звона колоколов или люди перестали лить настоящие колокола, заменив их на пустышки?! Сейчас, стоя перед Девятой, мы все слышим ее пение и, это вызывает в наших душах восторг.… Да, мы не слышим все аккорды ее песнь ушами – это не возможно. Но мы ее улавливаем и воспринимаем всеми фибрами своих тел, душ. Слышим, как она довольна и счастлива. И ее состояние передается нам. … О чем она поет? О героических днях Легиона, о славных былых деяниях, воспевает подвиги или она поет о добре, о мире, о любви?! Или ее песня настолько содержательна, что можно гадать о ее содержании до бесконечности и все окажется верным. …Я честно скажу, что не знаю, но догадываюсь. И у нас на глазах выступают слезы и яркими всполохами вспыхивают, гаснут, сплетаются в узор, и смешивают между собой чувства и эмоции от печали и нежной грусти до восторга и восхищения. Это счастье для пилота знать, что Дух его машины также счастлив, это счастье для пилота любить свою машину и быть любимым ей, это наград для пилота идя в бой знать, что он не один и пока жива его машина он никогда не будет один. Говорите, что “один в поле не воин”? Ошибаетесь, сильно ошибаетесь и, мы этим пользуемся и не боимся в “одиночку” сражаться с вашими армиями. Потому что мы пилоты боевых машин армии КНС, пилоты стратосферных штурмовиков и бомбовозов, водители — механики тяжелых танков и самоходных установок, пилоты БШМ, самых грозных и смертоносных машин придуманных когда-либо человечеством, пехотинцы, что держат в руках свой автомат, сестры милосердия, что сжимают в своих руках меч.  Мы никогда не бываем одни, никогда. А это значит что ваша поговорка, что якобы один в поле не воин – это ваше заблуждение, помноженное на вашу же трусость. Вы ищете оправдания, а мы даже не знаем что это такое, вы ищете возможности избежать войны, а мы просто идем и побеждаем, вы даже не знаете, за что сражаетесь и умираете, а мы ЗНАЕМ и всегда знали. Разве может быть иначе? Самое ценное для воина — это его конь и меч, самые лучшие союзники для Государства – это  ее армия и флот! Но это все дано человеку Богом, чтобы он мог защитить себя и защитить своих родных и близких, свою землю, свой мир, все миры….  

Я присел рядом с Иванькой и с теплотой наблюдаю, как он смотрит восхищенно на Девятую, слушает ее и улыбается, бросая взгляд на меня. Я плотно закрываю ладонями его ушки – он недоуменно смотрит на меня, а потом его глаза удивленно расширяются. Я убираю руки, и он сам прижимает свои детские маленькие ладошке к своим ушкам  и, озираясь на других радостно кричит:

-Я все равно ее слышу!

Я оглядываюсь на остальных и вижу как они тоже вначале нерешительно, а потом все, смелея, начинают прикрывать свои уши и тоже удивляются, недоумевают и бросают друг на друга взгляды. А я глядя на них смеюсь и плачу, …прямо как маленький ребенок, который в первый раз увидел ЧУДО. Но мне не стыдно ничуть и нисколечко. И все плачут, ведь хоть во Тьме или на войне чудеса встречаются с регулярным постоянством, но я никогда не видел, чтобы кто-то оставался к этому равнодушным.

А  потом Иванька показывает рукой на машину и громко кричит:

-Смотрите! На ней рисунки… Митяй Медведыч, вы видите?

Нет, ему не показалось и это не галлюцинация — на броне Девятой действительно начинают проступать и обретать форму барельефы, орнамент, узоры, причудливые завитки слов древнего текста…. Девятая приступила само восстанавливаться  до своего первоначального состояния! Возвращается ее торжественная суровая красота,  величие идеальной боевой машины.  “Яростный ветер”, – это Гимн всем пилотам и их БШМ воплощенный Кларой в металл – это олицетворение истинного гнева Небес, чистой ярости Преисподней!

“ Боевая шагающая машина (сокр. БШМ) “ Яростный ветер” (лат. Furit ventus) – легендарная древняя машина Великой Тартарии, периода войн ‘’Очищение северного Собора’’ и “ Тройственный союз”, принадлежит роду Яш Мурза.  Дата создания предположительно лета 7420-7490, в период правления Великого хана Джучи Маналая последнего из рода чингизидов племени унгират. Номер сертификации –  данные отсутствуют. Дата регистрации в управлении вооружением –  данные отсутствуют (прим. Лета 7510 прошла перерегистрацию. 20 травеня 7512 снята с учета с формулировкой ‘’ одержимая’’. Однако, вскоре по решению специально созданной комиссии Верховного Совета Миров после тщательных проверок, инициированных мурзой Титом Яш Мурза и настоятельницей Кларой Премудрой ‘’ Прядильщицы времени’’, машина была вновь допущена до перерегистрации и прошла тройное семидневное освящение старцами монастыря Иоанна Милославского. Первого серпеня 7541 машина в очередной раз прошла регистрацию. Номер регистрации — удален из общего доступа в архив, под грифом ‘’ секретно’’).  БШМ “ Яростный ветер” – самая известная боевая машина легендарного Тринадцатого Легиона (прим. Название легиона с лета 7512 сменилось на Тринадцатый Потерянный Легион. сокр.  Последний Легион, Потерянный Легион). Классификация машины – уникальная (лат. ‘’ insolita ”). Технические данные – отсутствуют. Энергетическая установка  — Транлатерационно — ионный генератор-накопитель и ядро холодного плазменного синтеза (прим. Модель реактора не указана). Прыжковые ускорители –  2а ПУД с расширенными форсажными камерами оригинальной конструкции и подачей топлива из баков с гелиевой смесью основного огнемета. Вооружение – две ракетные установки в торсе (прим. Контейнерная загрузка сот) количество загружаемых гиперскоростных ракет от 40 до 80 шт. (прим. Возможна загрузка 10 шт. ‘’ пространственно-вихревых’’ ракет класса “ Гнев Сатаны”). Две стартовые трубы тактических ракет СРП (прим. дальность поражения зависит от типа ракет. 500- 1750 верст). В корпусе установлены четыре крупнокалиберных пулемета АПД 14,5 мм, 2300  штук для каждого ствола (прим. Данные взяты из заявленного на лето 7510 официального перечня установленных модификаций). Силовой штурмовой кулак с интегрированным тяжелым импульсным огнеметом класса ‘’ Демавенд” (прим. Бинарные или тринарные гелиевые смеси c пирофорным порошковым стабилизатором, регулируемые дозаторы и сопло, компрессионная очистка каналов подачи сверхвысоким давлением). Роторная универсальная автоматическая пушка 30-100 мм (прим. Предположительно это кардинально  переработанная модель не принятой на вооружение вследствие своей технологической сложности трофейная РАП ‘’ Мессор”, c уникальной системой портальной загрузки боеприпасов). Тип основных щитов – данные отсутствуют (прим. ред. Предположительно установлены сегментные щиты АВПС профессора Бартини второго поколения, лишенные компенсаторов отрицательных эффектов). Тип дополнительных, охранных щитов – векторные щиты с автоматическим регулятором накала. Активная электронная защита – модульная, секторальные импульсные микро поля АВПС. Голополе ГМП-05 и поле Якосамы, системы РЭБ “ Заря 8923” и “Римпера – 2М”, дублирование всех основных систем, уникальная система самовосстановления “ Ангельская вуаль”. Дымовые генераторы. Пусковая установка световых и тепловых ловушек (прим. Точных данных по установленным электронным компонентам на лето 7542 нет. Данные  об общем количестве экранирующих фильтров, наличии ранее установленной системы командного управления и аварийного радиомаяка с лета 7512 засекречены). Класс и тип брони – данные отсутствуют (прим. Композитные керамита – адамантовые бронещиты с экспериментальной микроволоконной структурой поверхностных слоев. Предположительно, так называемый “живой металл’’). СПМЖО – адаптированная лечебно-восстановительная система, модель “ Ладушка Наника”.  Тип ВИ – данные отсутствуют. Вид Боевого Духа – данные засекречены. Наличие установленной системы анализа и сохранения души не подтверждено (прим. ред. По мнению большинства технических экспертов, данная система не совместима с электронными схемами, применёнными на этой машине. Однако существует и другое мнение. Скальд Веремуд Первоголосый в своем эпосе ‘’ Равные уходят в Небеса” утверждает то, что “Яростный ветер” являлся постоянным хранителем души его пилота. Поэт и писатель Артемий Воскрешенский зашел еще дальше, приведя в своей поэме ‘’ Последние боги Войны” слова из поминальной речи летописца и архивариуса 800ого дивизиона ТШМ Войцека Баровского произнесенной в первую годовщину потери 13 Легиона о том, что все машины в этом Легионе имели способность сохранять в чистоте души своих пилотов. Однако ни тот ни другой не описывают, какими техническими возможностями это достигалось. Остается загадкой как БШМ Тринадцатого Легиона оказались способны на такие действия за тридцать лет до изобретения и принятия на вооружение системы ЭСАСД. Упоминаний об ранних испытаниях прототипов аналогичных систем в технических архивах КНС не обнаружено).  

Разработана машина в монастырском НИУ фундаментальных наук ордена боевых сестер возмездия “ Святой охранительницы девы Марии”, под руководством ее духовного вдохновителя и основного конструктора настоятельницы Клары Премудрой. Успешность проекта была предопределена применением новейших технологий, собранных в мирах Совета и во время командировок в приграничные миры Заземелья (прим. Существуют неподтверждённые предположения, что важную роль при создании машины сыграли матриархи ‘’ Инферно доминус литис ’’. На сегодняшний день ни одна из сторон не предъявило никаких доказательств отрицающих или подтверждающих эти слухи). Благодаря совокупности своих боевых качеств БШМ ‘’ Яростный ветер” была признан многими специалистами и военными экспертами одной из лучших машин КНС и достоянием Великой Тартарии. При ее создании конструктору удалось найти наилучшее соотношение между основными боевыми, тактическими, защитными, эксплуатационными, ходовыми и технологическими характеристиками машины. Однако из-за своей “таинственности” и невероятной сложности, с которой эта БШМ была сконструирована и изготовлена, она не оказала никакого существенного влияние на дальнейшее развитии военно-промышленного машиностроения. Вся оригинальная техническая документация и конструкторские чертежи пропали бесследно, во время гражданской войны за наследие, а копии были  собраны, изъяты и переданы следователями Комиссии по Этике  в центральный архив ВКНС с бессрочным грифом ’’ запрещённые знания” (“Полное военно-техническое описание и перечень Воинских Родов Расы Великой и потомков Рода Небесного в Сибири ”. 18 том. Печатный дом “ Академическая мысль ”. Тобольск. Великая Тартария. Лето 7542 з.м.з.х).  

  “ Спасибо мама! Это прекрасный подарок! Ты создала лучшую машину, что я когда-либо видел!”

0
05.04.2020
96

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть