Последнее прибежище монстров


Как водится, когда ты попадаешь в прибежище монстров, то в страхе стремишься поскорее от них избавиться. Но когда-нибудь ты задумывался, что в этот момент могут почувствовать чудовища? Этот рассказ повествует о существах, которые являются монстрами по своей природе, но не по духу. Они просто пытаются жить и оберегать свой дом от внешнего мира.

P.S.: Данный рассказ следует воспринимать, как некую иронию над индии – хоррорами. Приятного чтения.

Меня окружает темный коридор, я бреду по нему, не осознавая направления. Меня обволакивает мрак, а, царящая в этих местах, тишина словно звенит, находя свои отголоски глубоко внутри меня. Стены, если приглядеться, испачканы давно застывшей кровью. На моем пути встречается разнообразный хлам: сломанные стулья, перевернутые горшки с цветами, картины с покосившимися рамками и поблекшими рисунками – это все, следы минувших дней, всего лишь тусклое напоминание каким это место было прежде. Я медленно иду по липкому полу, который изредка скрипит в такт моему дыханию. Пройдя до конца коридора, мне встречается заколоченная двухстворчатая дверь, преграждающая мне путь дальше. Я, толкнув её, развернулся и побрел обратно. Только что пройденный мной путь, сейчас казался иным: вдруг стало холодно, свет, до этого бывший тусклым, стал мерцать. Я не предал этому особого внимания и продолжил идти. Как вдруг за спиной что – то упало, я обернулся и увидел перед собой маленькую девочку, появившуюся из закрытой двери. У нее большие глаза с пронизывающим взглядом, которые обрамляют пышные ресницы. Она протянула ко мне свои тонкие бледные руки. Послышался шепот, он будто проникает внутрь меня, раздаваясь эхом в голове. Я стою, не в состоянии пошевелиться. Девочка медленно направилась в мою сторону. Не успел я опомниться, как она уже стояла передо мной.

— Привет, — говорю я, мой голос звучит спокойно и ровно. 
— Здравствуй, Майк, — ответила мне девочка, — опять бродишь здесь?
— Да, Люси, сегодня моя прогулка затянулась, — ответил я, махнул ей рукой как смог и побрел дальше.

Все здешние обитатели, включая Люси и меня, являются монстрами, привязанными к этому месту. Мне не повезло стать большим чудовищем, вселяющим страх одним лишь своим обличием. Скорее, я из разряда тех доходяг, у которых единственно оружие это длинные кривые когти, хотя моя серая кожа и сутулость может вызвать лишь сочувствие. Длинные косматые волосы, закрывающие половину лица, на котором вырисовывается желтый глаз – вот мой портрет. Да и одет я странно: рваные джинсы, грязная футболка невообразимого цвета и красная рубашка в клетку. Кажется, такие вещи были в моде, но сейчас это не имеет никакого значения. А мой голос, хриплый и грубый, таким точно в любви не признаешься. Вот он я, противен сам себе. 

И, как монстру, обитающему здесь, чем еще заняться, если не бродить, обходя свои владения, как хладный старец из старой сказки. Я провел здесь так много времени, но до сих пор не могу понять, что это за место? Зачем я каждый день гуляю по этому разлагающемуся зданию? Да и кто это – я? Кем я был раньше? Человеком или я сразу стал монстром? Родился из страданий людей в этом месте? Хотя какие страдания, я больше подхожу на воплощение депрессии и уныния. Видимо, человеку было очень скучно и, в приступе меланхолии, он перевоплотился в меня.

Я брожу по этим коридорам и комнатам с самого утра, и так изо дня в день. Без цели. Без причины. Просто потому, что не хочу лежать на своем месте. А что еще остается делать? Когда сюда залезают живые люди, то мы их стараемся отпугнуть. Зачем они приходят? Просто посмотреть на чудовищ? Или проверить свою храбрость? Но некоторые специально лезут, чтобы нас уничтожить, и мы вынуждены защищаться. Кому мы мешаем? Это наш дом и за его пределы мы не выходим.

Погруженный в свои рассуждения, я не заметил, как пришел к выходу на террасу: своим простором и обилием света, она отличалась от остального здания. Не обращая внимания на лужи растекшейся буро-коричневой жижи, я любовался видом сада, виднеющегося дальше сквозь разбитые стекла. Я стоял пока не заметил, как рядом с колонной что-то зашевелилось. Что-то огромное. Мохнатое. Жуткое. Я предположил, что это Стиви. И был прав, через мгновенье ко мне навстречу быстро, перебирая своими тонкими ножками, выбежал паук. Он не говорит, но каждый из нас всегда знает, что он хочет до нас донести.

— Привет, мохнатик, куда идешь? – Спросил я, и после молчаливого ответа продолжил, — к двойняшкам в бассейн, здорово.
— Спасибо, но я направлялся к Элизабет, хочу ее проведать, — сказал я, хотя наша беседа со Стиви больше напоминает разговор самим с собой. 

Стиви подмигнул мне восемью глазами, из своих шестнадцати, и побежал дальше. И от чего люди боятся пауков? Они милые, у них пушистая шерсть и бездонные черные глаза, а так же огромные клацающие челюсти. Да уж, и впрямь жутко до дрожи. 

Двойняшками, к которым спешил Стиви, мы зовем приведения, могу предположить, что они утонули в местном бассейне и теперь это их последнее прибежище.

Я направился в сад. Это место, где обитает Элизабет – прекрасный призрак, видимо, когда-то бывшая садовницей, или, может, просто ее здесь убили. Её сад очаровывает своей печальностью и таинственностью: скрип старых деревьев доносится со всех сторон, вялая листва под ногами, ржавые витые скамейки с облезающей краской стоят у тропинки и цветы. Угасающие цветы. Я подошел к одному из деревьев и слегка облокотился на него спиной. Лизи не заставит себя долго ждать. Вот уже порывы ветра начали трепать мои волосы сильнее. Туман плавно стал стелиться по земле. И вот. Душераздирающий крик пронесся по саду. Человека это бы сразу напугало, пронзило ужасом и заставило страх пульсировать в голове. Но мне, напротив, это приятно. Через мгновенье, выходя из тумана, появилась она. Её платье словно соткано из ветра, и только вуаль скрывает её нежный взгляд. Волнистые волосы Элизабет неспешно качаются в воздухе, завораживая меня. Она улыбается и протягивает прозрачную руку. Я беру ее и подношу туда, где у меня находятся губы или то, что от них осталось.

— Здравствуй, Элизабет, — говорю я, пытаясь изобразить нежность в голосе.
-Здравствуй, Майк, — звонко рассмеявшись, ответила она. Лизи редко говорит, но ее голос настолько нежный, насколько пронзительный.

До наступления вечера мы гуляли по саду. Иногда беседуя, но в большем времени молча. Для нас разговоры не обязательны, мы и так можем понять друг друга без слов. Общение нужно людям, мы же наслаждаемся неторопливой вечностью.

Попрощавшись с прекрасной Элизабет, я побрел к себе. У каждого из нас есть свое место. Я обычно обитаю в кафетерии. Это единственное место, где все сохранилось так, как было при людях, только все стало грязным и отдающим смрадом. Я залез в нижнюю полку под прилавком, и, свернувшись, стал дожидаться утра.

***

Я не сплю. Мрак, окутывающий кафетерий, стал постепенно рассеиваться. Светает. Через щель под прилавком я увидел два синих огонька, пристально на меня смотрящих. Как бы я ни отворачивался, я все время ощущал на себе этот холодный взгляд. Решившись посмотреть в щель еще раз, огоньки оказались совсем близко, от чего мне стало не по себе. Я вылез из своей полки и увидел сутулую фигуру с косматыми, пшеничного цвета, волосами. 

— Что случилось Джерри? – Вздохнув, спросил я. 

В ответ послышалось тревожное мычание и хрипение. Он дернул меня за рукав и кивнул в сторону двери. Я сразу понял, что — то случилось. 

Джерри – самый безобидный из нас. Он любит поговорить, и очень старается быть хорошим собеседником, хотя из-за своего зашитого рта у него это плохо выходит. 

Он повел меня в сторону сада, и с каждым шагом во мне нарастала тревога. Я боялся, вдруг беда произошла с Элизабет. Но мои беспокойства оказались напрасными, Джерри вел меня к старому колодцу, возле которого уже стоял Джейк. Я его не сразу заметил, из-за своего высокого роста и худобы его можно было принять за деревянную балку. Бледное лицо Джейка освещалось уходящим светом луны, а ввалившиеся глаза с отсутствующим взглядом, смотрели на дно колодца. 

— Опять Крас упал, — небрежно сказал Джейк, завидев меня издали. 

Я подошел ближе и присмотрелся, внизу во мраке что-то шевелилось. 

— Крас, ты в порядке? — Крикнул я, склонившись над колодцем.

Снизу раздалось одобрительное шипение. 

— Нужна веревка, — сказал я. 

Джерри метнулся в сторону небольшой постройки, от которой остались только полуразрушенные стены, когда то там хранился садовый инвентарь. Вскоре он бежал обратно, держа в руках слегка истлевший канат. Я привязал один конец к торчащему из колодца железному пруту, а другой скинул вниз Красу. 

— Может, там его оставим? — Тихо сказал Джейк, — каждую ночь его достаем, как он только такие места находит?

Внимательно смотря в колодец, я проигнорировал поступившее предложение и ничего не ответил. За моей спиной раздалось тревожное мычание.

— Ты прав, Джерри, видимо у него проблемы, — оборачиваясь, сказал я. 

Схватившись за канат, я ловко спустился к Красу. Внизу оказалось не так темно, как это виделось сверху. Крас сидел, сложа руки на коленях. Я дотронулся до его плеча, он поднял голову и виновато посмотрел на меня. На его черном лице показались следы обиды и сожаления, ссохшимися губами он тихо сказал: 

— Извини, Майк.
— Все хорошо. А Джейка ты не слушай, — снисходительно сказал я, — вставай, нужно выбираться. 

Я вручил Красу конец веревки, и он медленно пополз наверх. Когда дошла моя очередь, я быстро преодолел первый метр, оторвавшись от дна, но веревка перетерлась, и я с грохотом упал обратно. Сверху да меня донеслись встревоженные голоса.

— Я в порядке, — крикнул я ребятам, — позовите Стиви. 

Я провел в колодце не более получаса, хотя мне показалось, что прошли целые сутки. Вязкий пол стал потихоньку затягивать мои ноги, а от сырых стен, покрытых плесенью, веяло могильным холодом. Но одна находка поразила меня больше всего, заставив, казалось отсутствующее, сердце сжаться. На полу я нашел череп и пару костей, как я мог предположить, принадлежащих хрупкой девушке. Мне захотелось выбраться из этого места как можно скорее, к счастью, Стиви уже пришел и сплел для меня прочную веревку. 

Новый день я провел так же как предыдущий, блуждая по зданию и отгоняя неприятные мысли о своей находке. Когда наступил вечер и мрак проник в каждый закоулок, я отправился к себе в кафетерий и устроился на своем месте под прилавком. 

***

Странные звуки развеяли мои запутанные мысли. Это место всегда полниться подобными шорохами и стонами, но сейчас рокот этих мрачных мест мне не знаком. Я вылез, что бы осмотреться, но не заметил ничего не обычного. Когда я вышел в коридор, то увидел, как вдалеке мелькает огонек. Присмотревшись, я понял, что это фонарик. В моей голове громко разразилось: «Это люди? Люди! Снова они забрались. Почему они не могут оставить нас в покое?» Я быстро направился в противоположную сторону, мне не хотелось с ними пересекаться. Казалось бы, чего бояться такому монстру как я? Вытянул руки, встал в угрожающую позу и иди, похрипывая что-то не разборчивое. Вот и готово, они уже ноги уносят. Но сейчас мне не хочется на рожон лезть. Я добрался до процедурного кабинета, там я встретил всегда угрюмую медсестру Сару. Она сидела в углу, закрывая лицо руками, и плакала.

— Сара, пришли люди, — прохрипел я. 
— Я их видела, — сквозь слезы сказала она, — они схватили двойняшек. 

Дело обретает скверный характер. Это оказались очередные борцы с нежитью, а не простые хулиганы. Надо предупредить Лизи! 

Я побежал в сад, надеясь увидеть ее там невредимой. Но на нашем месте некого не было. Неужели они поймали и её? Нет, этого не может быть. Осмотревшись, я обнаружил странные приборы под скамейками и на деревьях. Переливаясь лампочками, они издавали пищащие звуки. 

— Элизабет! – Крикнул я, но ответом мне была только беспощадная тишина.

Вскоре, со стороны террасы я услышал шум. Я без промедлений помчался туда. Приближаясь, я увидел, как Джерри пытается отбиться от троих людей. Он мычит и, выставив руки вперед, пытается отгородиться от них. 

Люди окружили его, у одного в руках были парные кинжалы с блестящим лезвием, у другого пистолет. Он трясущимися руками держал его, направляя на Джерри, и постоянно оглядывался на первого. Услышав мое приближение, парень вздрогнул и выстрелил, Джерри завопил от боли. Из левого бока у него хлынула бурая кровь, напоминающая густой кисель. 

Я бросаюсь на парня с кинжалами, подкравшись со спины, и когтями разрываю ему шею. Теплая кровь окропила мне лицо, она медленно стала растекаться по полу, образуя пятно с кривыми краями. Послышались крики. Ругательства. Стрелявший парень целится в меня и, зажмурившись, ранит в плечо. Я не чувствую боли, только жжение на месте раны, будто прислонился к раскаленному железу. В это мгновенье раздался пронзительный крик, донесшийся со стороны сада. Вдруг появилась Элизабет. За секунду в комнате поднялся ветер. Настоящий ураган. Предметы летали по комнате, ударяясь об людей, об стены и колоны. Джерри пополз в коридор. Я попятился в сторону сада. Когда ветер стих, людей уже не было. Лизи подлетела ко мне и протянула руки, прикасаясь к лицу. Наклонившись, Элизабет дотронулась до моего лба губами. Я не почувствовал её поцелуя, но ощутил, как в моей груди что-то кольнуло. В этот момент я был счастлив.

Но моему счастью не суждено было продлиться долго. Снова раздался шум. Скрежет и топот. Засверкали искры. И в одно мгновение Лизи исчезла, она растворилась в дыме и молниях, исходящих из странного ящика. Я увидел людей, подбирающих его с пола, они довольно ухмылялись. Когда дым рассеялся, люди увидели меня, сидевшим за колонной. Я почувствовал, как во мне разгорается неистовый гнев, какой я никогда не ощущал в себе. С яростью я бросился на человека, стоящего ко мне ближе всех. Впившись в него когтями, я раздирал ему грудь, обнажая белые кости. От его крови, брызгами летящей на меня, я становился еще злее. Люди, секунду медлили стоя в растерянности, затем принялись бить меня, чем только придется. Они не стреляли, видимо не хватило патронов. Я не отпускал свою жертву, не обращая внимания на остальных. Когда с ним было покончено, я почувствовал слабость, но вместе с этим и странное удовлетворение. Это испугало меня, я не хотел убивать, тем более так жестоко. 

Тем временем, люди забили меня до потери сознания. Я был готов рухнуть, когда сквозь пелену увидел мелькающие ножки Стиви. Услышал детский голос Люси. Затем, вопли людей. Расплываясь перед глазами, комната стала медленно растворятся. А затем. Темнота. 

Мы монстры. Сама мысль о смерти кажется нам не возможной, но все же это не так недостижимо, как может показаться. Мы существуем в этом месте и нас можно уничтожить, прогнать. Мы можем чувствовать обиду, дружбу, ненависть или любовь. Я не чувствую боли, но могу ощутить приближение гибели. Я почувствовал ее дыхание, ни когда в меня выстрелили, даже ни когда меня избили, я почувствовал смерть, когда потерял свою Элизабет. 

***

Меня все еще окружала темнота, когда она рассеялась, мне грезилось, что я гуляю по саду, и вот-вот появится моя Лизи. А когда я очнулся, надо мной стояла Сара:

— Майк … Майк, ты меня слышишь? Как ты? — Её голос был нечеткий, будто доносился до меня через стену.

Я молчал. Я не знал, что ответить. Я — разбит. Потерян. 

— Нужно разобраться … кто эти люди … зачем здесь … и … прогнать из нашего дома, — я говорил урывками, хотя и раньше не отличался красноречием, но сейчас мне это давалось особенно туго.
— Нет, нет, нет, — залепетала Сара, — это опасно.
— Он прав, необходимо что-то сделать, — поддержал меня Джейк.

Они прислушались ко мне. Я предложил обыскать здание и попробовать что-нибудь разузнать о незваных гостях. Сару и Джейка я направил осмотреть крыло с процедурными кабинетами, Джерри и Стиви – западное крыло, а сам, взяв с собой Люси, отправился в северное крыло, где находились жилые комнаты.

Немедля мы разошлись. Обычно в этом крыле много разных обитателей: приведения, монстры, странные животные или растения. Но сейчас никого. Пусто. Это место стало еще более мрачным, чем мы привыкли его видеть. Я предложил ненадолго разделиться, Люси направилась в сторону комнаты отдыха, а я пошел вперед. 

— Только будь осторожна, Люси, — прохрипел я, — увидишь людей – прячься. 

Блуждая по коридору, до меня донесся скрежет и усталое кряхтение. Я направился к источнику звука как можно тише, голос доносился из комнаты. Я приоткрыл дверь и заглянул, там никого не было. Затем, меня кто-то окликнул:

— Эй, это ты Крег? Мне нужна помощь.

Я замер, затаив дыхание. Проигнорировать его будет не лучшая мысль, так что я решил ответить:

— Кто ты? Что вам здесь нужно?
— Нет! Не трогай меня! Помогите! — Завопил парень, испугавшись моего голоса.
— Эй — эй, тихо. Тихо! — я не хотел, чтобы нас нашли. Пытаясь его успокоить, я кинул в него подушку, быстро подбежав к кровати. Парень умолк.
— Кто ты вообще такой? — Недоумевал тот. Тем временем я уже сидел на кровати и пристально смотрел на парня.
— Я задал вопрос, — твердил я.
— Эм, я, меня зовут Джоуи, — растеряно начал рассказывать парень, — я недавно вступил в сообщество искателей сверхъестественного «Братья Кольт» и, мы пришли сюда в поисках страшных тварей или призраков.
— Что ж, вы их нашли, — с горечью сказал я. 
— А ты один из них? – На последнем слове его голос неожиданно дернулся и пискнул.
— Да, меня зовут Майк. Я — монстр.

Парень снова закричал, на этот раз я кинул в его сторону горшок с загнившим цветком, но тот пролетел мимо и разбился об стену.

— Все, я … я держу себя в руках, — глубоко дыша, говорил Джоуи, — почему ты не напал на меня?
— Мне нужна информация.
— А потом ты меня сожрешь? – Его голос снова дрогнул.
— Возможно, — язвительно ответил я, — а почему ты на полу?

Весь наш разговор парень сидел на полу возле стены, в мрачном освещении его было плохо видно.

— Мы решили обследовать, что здесь еще осталось. Я и Крег осматривали это крыло, но я отстал от него и заблудился. Услышав рычание, я испугался и заперся здесь. А когда все стихло, попытался отодвинуть шкаф, но он упал на меня и придавил ногу.
— Ххм, — я попытался усмехнуться, но получилось только странное сочетание звуков, походящее на то, будто кто-то поперхнулся.
— Ты вроде нормальный. Я думал все монстры страшные, как в играх или глупых фильмах.

Я неряшливо пожал плечами.

— Невероятно, сорок лет как этот санаторий заброшен, и вы все это время жили здесь? 

Стоп, сорок лет! Неужели столько времени прошло? Мне казалось, меньше, а в прочем, я не могу вспомнить. Видимо время для нас течет по — разному.

— Что случилось здесь? Почему заброшен? – Спросил я искателя.
— Я точно не знаю, какая-то частная фирма построила этот санаторий за чертой города, подворовывая из бюджета, и экономя при этом на всем, чем только придется. На открытии было много народа, но это место сразу посчитали неудачным: сначала несчастный случай в бассейне, затем – убийство в саду, потом – отравление в кафетерии. Ходили слухи, будто это место проклято, но так или иначе почти все отдыхающие здесь умерли в муках. 

Я внимательно слушал каждое слово и не мог поверить в их подлинность. Но потом расплывчатые картинки стали проявляться в моей памяти: я пью кофе с девушкой похожей на Элизабет, крики в бассейне и два мертвых тела. Все-таки, это правда. Неважно как мы стали такими как сейчас, но многие из нас раньше были людьми. Даже я. А некоторые, как Люси и Стиви, воплотились из страданий и мучений умирающих людей.

Я подошел к парню и рывком убрал шкаф с его ноги. Джоуи протяжно застонал.

— Вроде не сломана, — ощупывая ногу, сказал он, — а что теперь?

Я удержался, что бы еще раз не пожать плечами. Мне хотелось действовать решительно.

— Вы должны уйти, это наш дом, — резко сказал я, — мы никого не трогаем, если они не трогают нас. Мы не можем отсюда выйти и не несем угрозы для других людей, — небывалое воодушевление поднялось у меня внутри. Я почувствовал уверенность в своих силах и в том, что мы можем победить.
— Я понимаю, — нерешительно сказал парень, — постараюсь сделать все возможное. Мне самому здесь не нравится, тем более после того, что случилось. Мы уговаривали Пита уйти, но он отказался, а бросить его здесь мы не могли. Он сказал, что всю жизнь искал сверхъестественное, и не хочет оставлять дело своей жизни не законченным. 

Замолчав, парень поковылял к выходу, а я остался в комнате. Впервые за все существование здесь, я знаю, кто я, понимаю, что происходит. Даже невозможно выразить, как внутри меня беспокойство сплелось с уверенность, а чувство привязанности с отторжением.

***

Наивно было надеяться, что слова Джоуи убедят членов сообщества. Они так и не оставили наш санаторий. Прошло несколько дней, и они успели развесить свои приборы почти повсюду. Из своего излюбленного места в кафетерии мне пришлось уйти к медсестре Саре. В ее кабинете весьма неуютно: кушетки, порванные ширмы, скальпели, ножницы и другие медицинские принадлежности – все это, навевает необоснованную тревогу. Сюда перебрались и другие обитатели этого места. Поскольку мне комфортнее находиться в замкнутых помещениях, я ютился в нижней полке шкафа, напоминающего сервант. Я сидел, согнувшись и обхватив колени руками, остальные же разбрелись по комнате.

— Нужно их прогнать! – Начал я, — мы можем дать им отпор!
— Прятаться здесь нет смысла, рано или поздно нас найдут, — подхватил Джейк.

Люси подбежала к медсестре и прижалась к ней. Сара провела рукой по растрепанным косичкам девочки и прижала к себе. 

— Мне страшно, – пролепетала Люси, — и холодно.
— Это нормально ты же мертва, — отозвался Джейк. 

Я строго посмотрел на него, и он виновато опустил голову. 

Мне всегда Люси казалась одной из самых устрашающих из нас. Посудите сами, кого боятся больше: огромного паука или маленькую девочку с пронзительным голосом, протягивающую к вам на встречу свои тонкие ручонки?

Но сейчас все изменилось. Нашлись те, кто представляет нам серьезную угрозу и, с которыми, во что бы то ни встало, необходимо бороться. 

***

Я решил действовать незамедлительно. Поскольку у них есть оружие против призраков, я посчитал, что лучше врагам противостоят телесные создания. Люди полагают, что населяющие это место существа кровожадные и беспощадные монстры, исходя из этого, мой план состоит в том, чтобы показать людям, что они хотели в нас увидеть.

Пришедшая к нам команда из сообщества «Братья Кольт» состояла из восьми человек, к этому моменту некоторые из них погибли, когда сражались с нами на террасе. Оставшихся мы быстро обезвредили: Стиви, как и подобает пауку, сделал ловушку из паутины и ловко замотал жертву. Нет. Он не умер в лапах зверя, мы оттащили его к изгороди и вытолкали за пределы санатория, я уверен, там его найдут.

Я сказал Джейку, действовать мирным путем: сначала он подкидывал ему записки, но, к сожалению, он не отличался особой красотой почерка, так что неудивительно, что человек не понял его предупреждения. Потом, Джейк просто ходил за ним, издавая страшные звуки скрежета и шепота, стараясь напугать его и посеять тревогу в сердце, но все его усилия оказались напрасны. Наконец, он подкрался к нему и просто оглушил. И очередной незваный гость отправился за изгородь.

Я, в свою очередь, отправился выгонять оставшихся искателей. Мне пришлось долго бродить по ветхим коридорам санатория, изредка я натыкался на привидений и отправлял их в безопасное место в комнату Сары. Но людей я так и не встретил. Тогда я отправился на чердак, странно, я ведь редко туда ходил, а ведь там самый лучший вид из большого окна: виден и сад, и даже частичка земли за пределами санатория. Наверно потому, что я не хорошо отношусь к высоте, тем не менее, я плетусь именно туда. По иронии судьбы на чердаке я встретил одного из людей, он сразу меня увидел и бросился бежать. Я, слегка растерявшись, принялся его догонять. Чердак был на удивление огромный, и было достаточно места для погони. Парень убегал, отшвыривая в меня всем, что попадет под руку, но меня это не останавливало. Я чувствовал его нарастающий страх, слышал, как безумно колотиться его сердце и, на мгновение, мне хотелось вырвать его из груди мерзавца. Хотя я и пообещал Джоуи, что никто не пострадает. После непродолжительной пробежки, я нагнал парня и накинулся на него, прижав его плечи к полу. Он стал орать, будто не своим голосом. Неудивительно, что его товарищи сразу прибежали, видимо они были рядом. Один из них ударил меня стулом, после чего послышался голос Джоуи:

— Стой! Пит, не надо!
— Ты спятил, Джо?! Это же монстр!
— Я знаю, он не желает нам зла. Давай просто уберемся отсюда, мы итак набрали кучу материала.
— Опять ты за свое, совсем свихнулся, — парень оттолкнул его и взял, валяющийся рядом, топор, — ну давай, иди ко мне, тварь, я тебя не боюсь, — угрожающе обратился ко мне Пит. В его глазах горела ненависть, а рот исказился в злорадной ухмылке. 

Я встал и направился к нему. Мои ногти приобрели вид грозного оружия, когда я растопырил пальцы, а мой оскал и вовсе вселял ужас. Пит бросился на меня, держа топор двумя руками и неистово крича. От первого удара я ловко уклонился. Второй последовал незамедлительно, но, зацепившись за старую мебель, кучно наваленную рядом, я не успел увернуться, и лезвие прошло по предплечью. На месте раны выступила темно бордовая линия, кровь быстро скатилась по руке и пролилась на пол. Я небрежно посмотрел на рану, затем, повернувшись, швырнул кусок поломанного стула одной рукой, а второй резко нанес удар. Парень пошатнулся, выронив из рук топор, и упал на колени. На его шее проявились следы моих когтей. Пит схватился за рану рукой и стал хватать ртом воздух, но из нее сильнее полилась кровь, заливая рубашку. Через мгновенье он рухнул.

Парень, которого я сбил с ног, бросился на меня и воткнул кусок железки мне в ногу. Я застонал и неразборчиво махнул рукой, от моих попыток защититься парень быстро отскочил на безопасное расстояние. Затем, он снова попытался нанести удар отломанной ножкой стола, но я успел отбить его. Когда нападать пришла моя очередь, я встал в угрожающую позу и с тихим утробным рыком направился на него. Испугавшись, тот попятился, но, не заметив торчащую из стены арматуру, споткнулся и вывалился в разбитое окно. Удаляющийся крик наполнил чердак, а вскоре послышался глухой удар об землю. Я не стал выглядывать из окна, а только тяжело вздохнул и исподлобья посмотрел на Джоуи. Он глядел на меня глазами, полными ужаса, сжимая что-то в руке, висевшее у него под футболкой. Этот взгляд наполнил меня отвращением к самому себе, к тому, что я сделал. 

— Извини, — тихо произнес я, словно это могло что – то изменить, — защищал свой дом … не хотел убивать, — моя речь снова стала прерывистой и скудной.
— Майк, что ты натворил? – Дрожащим голосом сказал Джоуи. Сползая на пол и обхватив голову руками, добавил, — я ведь предупреждал их. 

***

Я побрел в сад, туда, где мне нравилось проводить время с Элизабет. Под корявым старым деревом я размышлял о случившемся. Мои мысли были спутаны, будто бродили в тумане. 

Погибшие здесь искатели стали частью санатория. Они не умирали в муках и страхе как мы когда то, поэтому и не перевоплотились в монстров. Их дух впитался в стены, они найдутся в откликах ветра, который пронесся в пустой комнате, в скрежете и шорохах этих стен. Шум – это их голоса, а внезапный холод – их тело.

Люди покинули это место. Мы сумели защитить свой дом. Джоуи сказал, что приложит все силы, чтобы сюда больше никто не пришел, но, несмотря на все его старания, я уверен, что еще найдутся любопытные особы, которые захотят проверить байки о проклятиях старого санатория. Ведь людей всегда манит что-то не изведанное, пугающее и чем опаснее тайна, тем она притягательнее.

0
01.07.2019
67

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Другие записи автора Moon: посмотреть остальные.


Еще на тему: Фэнтези

Рекомендуем почитать


Самые активные авторы

Самые комментируемые за месяц



Блокноты для писателей penfox

Креативные блокноты для писателей

avataravataravataravataravataravataravatar

Чем отличается фэнтези от фантастики?

avataravataravataravataravataravatar
Запятая перед хоть хотя

Когда нужна запятая перед «хоть» или «хотя»: интуитивные правила

avataravataravataravatar
Запятая перед союзом как

Запятая перед союзом «как»: алгоритм постановки плюс сводная таблица

avataravataravatar

Поэма — что это?

avataravataravatar
Звукоподражание в литературе

Звукоподражание как литературный прием

avataravataravataravataravatar

Топ 8 по чтению


Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть