12+








Содержание

Эпиграф:

«Только мелкие люди кажутся совершенно нормальными».

Эко Умберто «Имя Розы»

***

«-Душа спокойна только когда созерцает истину и услаждается сотворенным добром;

а над добром и над истиною не смеются. Вот почему не смеялся Христос. Смех источник сомнения.

-Но иногда сомнение правомерно».

Эко Умберто «Имя Розы»

****

Хреноэпиграф

Умный спросит умного:

«О чём же тут написано?

И для чего вся эта писанина?»

И в ответ последует

Долгое молчание,

Затем появится испарина от пота,

Потом же услышим звуки поглаживанья подбородка.

И в ответ неловко незначительно

Посмеет обронить другой:

«Да кто же его знает».

-П*здец…- Вздохнув, отвела взгляд от экрана телефона.

Прохожие не обращали внимания на человека, сидящего на скамейке. Всё было бы иначе, если бы чувства, испытываемые человеком в данную секунду, можно было показать через прожектор в виде определённого сюжета?

В таком случае, прохожие сразу бы остановились, взяли бы из ниоткуда попкорн, солёный или сладкий, всё же оставим выбор за каждым, не будем до конца жестокими. Ведь у каждого должен быть хоть в чем-то выбор, пусть даже и мнимый. Неважно, главное, чтобы у человека было ощущение выбора.

Возвращаясь к человеку на скамейке, точнее к бушующим сейчас в нём чувствам, которые, к сожалению, нельзя увидеть (да, ребятки с попкорном, расходитесь), но можно почувствовать, если присесть хотя бы на краешек его скамеечки, уж очень они были сильны в эту секунду. Раздражение, гнев, злость? А, может быть, всё вместе?

-Б*ять, — продолжились междометия, сопровождаемые вздохами.

В этот раз мат был сказан довольно громко, и мимо проходящая женщина остановилась, возмутительно обратив свой взор на вздыхателя.

— Так-так, секретарь, вы что себе позволяете! — Это даже не было похоже на риторический вопрос, а скорее утвердительное взвизгиванье недовольной консьержки, уличившей детей за мелким хулиганством. — Как можно в общественном месте говорить подобным образом!

Ещё раз вздохнув, она направила немного отрешённый взгляд на эту нелепую женщину. Почему-то она не вписывалась в фон этого сквера. Была элегантно одета. Жемчуг, висящий на её шее, поблескивал золотистой цепочкой так, что чуть ли не слепил глаза. Девушке пришлось перевести взгляд на лицо женщины. Было трудно игнорировать глаза, полные этикетного возмущения. Но её это не особо волновало. Видя, что та не собирается уходить, взяла в руки свой телефон, что-то потыкала в экране и показала женщине.

Женщина не могла понять, что от неё хотят. Спустя минутного раздумья, отреагировала.

— Ох, а я ведь даже не сразу поняла. Неужели..

— Да, всё верно.

-Ох, бедный секретарь, — говоря это, женщина явно не испытывала сочувствия, скорее голос наполнялся нарастающим весельем с каждой сказанной ею буквой. — Сечас такое ещё бывает!- Не дожидаясь ответной реакции, просто ушла прочь. Исчезла, не успев и появиться.

А она снова хотела было посмотреть в экран своего телефона, но передумала. «Интересно, хватит ли мне на кусок новогоднего торта?» Немного подумав, решила, что обойдётся без него. «Уж лучше куплю немного буженины, без неё праздник не праздник».

Начальство обещало повышение зарплаты. Но пришло даже меньше обычного.

Как теперь и дальше работать на нелюбимой работе, постоянно поглядывая на часы в ожидании конца рабочего дня? Что может быть лучше, не правда ли? Как же работать дальше, той, кому заплатили меньше, чем обычно. Но самое главное, почему? Этим вопросом задавался каждый рабочий сегодняшней смены на её работе. Вот только начальник и замы были очень довольны.

«Любят же людей наё*ывать». Сейчас в ней кипела злость, но бессильная, не способная решить её проблему, лишь разрушающая её внутреннее душевное состояние. Но можно ли было назвать её состояние как таковым. У неё уже давно не было никакого состояния, просто робот, выполняющий работу, старающийся выполнить её хорошо. Вот только стоила ли игра свеч? У неё даже не было этих свечей, чтобы так рисковать, всё же она не занималась предпринимательской деятельностью. Сегодняшняя зарплата будто бы заставила пробудиться её ото сна, дав сильную пощёчину. И ощутив это впервые за долгое время, пришла в замешательство.

Многие испытывали на себе подобное состояние. Бывали времена, например сессия, в период которой некоторые люди, а точнее ботаники, садились за свои книги и начинали зубрить материал. Они полностью себя этому посвящали, отдавая своё время, свою молодость, энергию. Когда же сессия заканчивалась, то они лбом сталкивались со свободным временем. Они были в шоке от такого обстоятельства, словно у них в распоряжении не было никогда такого времени. Сессия словно выбивала из их памяти воспоминания о былых временах, счастливых минутах, когда они распоряжались собственными секундами свободы по собственной воле, как им хотелось. Когда же их снова предоставляли самим себе, то они словно заново учились планировать своё время. Но все ли так делали? Кто-то не желая снова этому учиться просто посвящали себя прокрастинации:залипали в телефоне, смотря различные видосики, выпивали или совершали глупости ещё похуже.

И секретаря сегодняшняя зарплата привела в чувства. Вот только она в таком шоке, что и не знает, что сделать: залипать в телефончике или же что-то предпринять?

Девушка ещё не успела, вообще не успела привести себя в чувства, как вздрогнула от трезвонящего телефона. Звонила мама.

-Ты же не забыла о своём обещании? Ты скоро уже придёшь?

-Куда приду, — ещё не выйдя из оцепенения, спросила она.- Приехать…

-Ну, да. Ты же обещала мне помочь с готовкой. Уже завтра 31 декабря, столько заготовок надо сделать, гостей будет много.

-А,- словно отойдя ото сна, услышав дату, вошла в режим рабочего человека. -Точно. Да, я всё помню. Минут через 40 уже буду. На работе немного задержалась.

-Эх, ладно, давай. Буду ждать.

-До скорого.

Положила трубку и встала со скамейки. Ощутив резкую боль в животе, вспомнила про месячные. Почему-то не в первый день месячных ей было очень больно, а только на третий или четвертый день наступала боль. Таблетки не всегда ей помогали. В таком случае она просто ложилась на кровать, читая что-то в надежде отвлечься от этой угнетающей ноющей боли. И сейчас мысли о предстоящей готовке болью отзывались в её теле. Она не сможет не прийти, сославшись на эту причину. Лишь столкнётся с недовольными упрёками:» Я тоже много работала, когда было плохо. Ничего не оставалось делать, как работать. Представь, как мне было плохо, а ты ещё маленькая везде бегала, доставляла мне хлопоты».

Громко чихнув, начала раскаиваться в содеянном. Легкомысленный секундный чих раздался мучительной томительной болью.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Казалось бы, последняя секунда труда разделяла её и кровать. Но эта секунда превратилась в какие-то минуты. Наступил самый ответственный момент. Знаете. Нет, надеюсь, вы этого не знаете. Сейчас секретарь выполняла самую сложную задачу. Когда ты открываешь холодильник так широко, насколько это позволяет дверца и твоя рука, ведь тебе приходиться вставать напротив открытой дверцы холодильника, почти соприкасающейся с окном, у которого сам, к сожалению, встать не можешь, не помещается твоя тушка. И получается, что ты с большим усилием удерживаешь дверь, подняв свою руку так, словно она арка. И ждешь, когда мама возьмет тару с еще жидким холодцом, предварительно сняв крышку, и медленно понесет его от стола до холодильника. И не дай *ог, ее голова соприкоснется с твоей рукой. Тогда появится вероятность, что что-то пойдет не так. С теорией вероятности она не дружила, так что и рисковать не хотела. И в этот момент, когда стоишь, удерживая уже дрожащей от усталости рукой дверцу холодильника, начинаешь нервничать за мамины руки. » А сможет ли она донести его в целости и сохранности? » И в эти минуты представляешь в своей голове, как она его роняет, всё содержимое выливая на пол. Но тут же прогоняешь их прочь, боясь услышать сопровождающие сию трагедию крики. В конечном счете, с облегчением вздыхаешь, понимая, что все закончилось благополучно.

Только вечер 30 декабря, а люди уже пускают петарды. Хотя дети делают это всегда, в любой день календаря, желая напугать людей, котов или собак, либо просто от нечего делать. И услышав звуки петард, секретарь захотела зажечь бенгальские огни. Они лежали в кухонном шкафчике, сохранились с прошлого года. Мама не разрешила их зажечь, чтобы ненароком не зажечь что-нибудь еще вокруг. Ей хватило прошлого года, когда секретарь решила поставить красивую свечку на стол, не позаботившись о тарелке. В итоге она зажгла её, все ушли в другую комнату, забыв о свече. Вернувшись спустя пару часов, увидели горящий стол. К счастью, начал загораться только маленький участок, окружающий свечу. Салфетки, успевшая обжечься тарелка с лежащей в ней колбасой, сама скатерть, так любимая мамой. Тогда быстро потушив огонь, она съела кусок обожжённой колбасы и сказала:»ммм.. А ведь я хотела съесть копченой колбаски. Как быстро Санта исполнил мое пожелание». И повысли тяжёлое молчание. Это был не единичный случай.

Секретарь отпустила мысль о бенгальских огнях, подумав, что просто зажжет их на улице. Однако они снова пролежат целый год на том же самом месте, пока мама все же не возьмет и не выкинет их.

Потягивая через трубочку абрикосово-малиновый компот, читала Гарсия Маркеса «Полковнику никто не пишет», из-за чего боролась с сильным желанием заснуть. На фоне шла «Иронию судьбы». Дождавшись нужного момента, напрягла свой слух и сосредоточилась на Ипполите, который должен был сказать :» Какая гадость эта ваша заливная рыба» и «о, тёпленькая пошла». Эти фразы были импровизацией актера Юрия Яковлева. Секретарь удивлялась самой себе. Если раньше она не вслушивалась в речи актеров, не придавала им особого значения, то сейчас напротив. В новый год любила смотреть советские фильмы, слушать речи героев, поражаясь, насколько они глубоки, а сама игра просто великолепна. Настолько, что берет за душу, даже современный экшн не заставит трепетать её сердце так, как задушевные старые фильмы. Да, сказывался возраст. Но не всё так плохо. Конечно, и сейчас выпускают фильмы, которые ей нравятся. Например , «Купе номер 6».

До неё донёсся счастливый уличный крик, звуки фейерверков. Её же с каждой прошедшей минутой покидали силы, сон окутывал её голову.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Полчетвёртого утра. Казалось бы, время ещё для глубокого сна. Но в данный момент секретарь тщательно вымывала каждую тарелку, вилку и ложку от грязи. Ей было не противно это делать, ведь в этот раз не отложила мытьё посуды до утра, и грязь была ещё свежей, не засохшей. Из-за противного менеджера смогла получить свою трудовую книжку лишь во втором часу ночи, и все домашние дела, конечно же, тоже сместились.

Засыпав весь стол чистой посудой, хотела отключить кран. Но остановилась, увидев периферийным зрением ещё кучу немытой посуды, притаившейся на стуле. Взглянув на настенные часы, перевела выжидательный взгляд на оставшуюся часть грязной посуды. Ждала, словно кто-то даст ей команду остановиться и идти спать. Но рядом никого не было. Никто ей ничего не говорил. Зевнув широко раскрыв рот, наконец-то закрыла кран, и горячая вода перестала течь. «Всё же не так уж и противно отмывать засохшую грязь», заключила она.

Закрыв глаза, она услышала неприятный звонкий шум. Кричал будильник. Двухчасовой сон пролетел как пять минут. Хотелось ли ей вставать? Нет. Но ещё больше ей претила мысль залезть в ледяную ванну и, умирая от соприкосновения с холодной, ожидать, когда же сольётся горячая вода. Конечно, можно было залезть в неё после того, как вода нагреется. Но будет ли она так делать? Нет. Почему? Да просто так.

Разгорячённой выйдя из ванны, закуталась с ног до головы в полотенце и зашла на кухню, закрыв за собой дверь и включив все четыре конфорки газовой плиты. Села на толстый махровый палас, прислонившись спиной к стене и сложив ноги почти в позе лотоса. Всё же полотенце мешало. Лениво протянув руку до тумбочки, взяла мандарин и начала его чистить, придвинув мусорное ведёрко вплотную к себе. К счастью, мандариновая кожура была мягкой, податливой, не пришлось вставать за ножом для эксгумации фрукта. Та ещё морока с утра. Облокотившись правой рукой о мусорное ведёрко, левой начала отламывать по дольке мандарина. Каждую дольку она тщательно очищала от внутренней плёнки, всяких жилок, ниточек. В это момент она полностью была увлечена им. Закончив с ним, она осмотрелась. Её взгляд остановился на маленькой чашечке, стоящей на микроволновке. В ней были очищенные семечки. Конечно же, она заранее ничего не чистила, они были куплены уже такими. Встав за ними, ладонью правой руки загребла их разом. Всю горсть высыпала сразу в рот. Боясь хоть одну семечку выронить на пол, чуть ли не засунула в рот средние пальцы тыльной стороной вниз, будто бы построив мост между ртом и семечками. Создалось ощущение, будто бы она поедала вместе с ними и свои пальцы. Жуткое зрелище.

Все эти медленные нерасторопные действия ей удавалось совершать за 30 минут. За это время темнота за окном успевала сменяться едва уловимым солнечным светом.

После приёма пищи секретарь будто бы заряжалась энергией. Она, словно метеор, одевалась в заранее приготовленную одежду и выходила на улицу. Несмотря на то, что этой ночью ей удалось поспать лишь пару часов, она чувствовала себя прекрасно. Противный менеджер Стас, оставшаяся часть немытой посуды, принятый душ, всему этому удавалось перерасти в ней в прекрасное настроение.

Выбегая из подъезда, на улице ускорила шаг. Ведь приход на работу вовремя ещё никто не отменял.

Подходя к работе, внимание привлёк звон колоколов. Было еще темно, и комната с звенящими колоколами ярко светило ламповым светом. Который был таким тёплым, красивым, что захотелось запечатлеть его на камеру телефона. Достав из кармана телефон, тщетно пыталась разблокировать его экран, мешала варежка, которую в итоге решила снять. Направив камеру телефона на церковь, увидела, что свет в той комнате погас. Ей стало грустно, не успела заснять. Тогда она закрыла глаза, стараясь запечатлеть образ той комнаты в своей памяти. Хотя мороз не позволил долго прохлаждаться ей на одном месте.

Внезапно охвативший страх заставил её остановиться перед входом в кабинет. Она боялась. Уверенность тут же разрушилась при мелькающих перед глазами картинках с прошлой работы. Картинки были мрачными, полными тишины, жутких шорохов, неприятного запаха грязной половой тряпки и будто бы мелькающих теней где-то вдали темного угла. Но всё же постучала в дверь.

Не дождавшись никакой реакции из кабинета, решила всё же её открыть. Едва успев это сделать, встретилась глазами с сидящей напротив неё девушкой. Секретарь вздрогнула от неожиданности. Спохватившись, тихо поздоровалась, но ответная реакция опять обошла её стороной. Вскоре она поняла, что девушка сидит в наушниках, погружённая в свои мысли. Больше никого не было. Не желая нарушать идиллию этой атмосферы, просто села на скамейку, стоящую слева от двери. Понимала ли, что стоит дать о себе знать? Да. Хотела ли она это делать? Да. Почему же не делала? Просто ей понравилась задумчивая девушка, которая будто бы погрузилась в собственный мир, забыв, что уже настало рабочее время и нужно зарабатывать на жизнь. В эти секунды девушка выглядела счастливой. «Интересно, как выглядит её вселенная, каков её внутренний мир?», — промелькнуло у секретаря. Будто бы услышав вопрос, девушка оглянулась на неё.

-О, привет. — Реакция была довольно неоднозначной, девушка переменилась в лице в одночасье, с радости в разочарование мирским бытием, в которое пришлось вернуться.

-Здравуйсте, меня зовут..

-Ох, зачем же так официально, не такая уж у нас с тобой большая разница в возрасте. Ты ведь секретарь, верно ?

-Да.

-Звонили из отдела кадров, предупредили. Что же ты молчала, голос бы подала.

— Не хотела вас беспокоить.

-Так, прекращай, давай на Ты. Это моё личное распоряжение! Отказы не принимаются.

-Простите, ой, в смысле, прости, постараюсь быстро привыкнуть.

-Ладно, — девушка встала, осмотрелась и подошла к столу, заваленному разными бугами. — Знаешь, ты только не пугайся, просто этот стол долго пустовал, вот каждый и скидывал на него свои бумажки.

Помимо её стола, стояло ещё два.

-Давай разберём здесь всё…

День пролетел очень быстро. Секретарь не заметила, как закрыла за собой входную дверь дома, она почувствовала, как усталость резко её одолела. Сегодняшняя девушка оказалась довольно двуличным человеком, что было довольно тяжело принять. Но не в плохом смысле слова. Так, девушка держала в себе одну сказочную личность, которая слегка проскальзывала в её глазах, а в действительности показывала уставшего от жизни человека, много во всём понимающего, но на самом деле не желающего ничего понимать. Она встретила мечтательницу. Задумавшись, секретарь подумала, что все люди немного такие, немного противоречивые, многогранные, плохо это или хорошо.

Плечи изнывали томительной болью. Казалось бы, ничего тяжелого в руки не брала. Но моральное истощение лишило её сил. «Лучше уж так», — промелькнуло в её голове.

Действительно, что лучше, разбираться в бумажках или же водить шваброй по полу по вечерам в тёмных коридорах? Лёжа в кровати, секретарь часто думала о том, что было. Нежелание вставать по утрам преодолевалось за счёт ночных раздумий

«Раньше всё было хуже, чем сейчас. Если не постараешься, то вернёшься в прежнее русло. Ты этого хочешь? » От таких мыслей становилось не по себе. Тело передёргивалось, да так противно, неестественно, словно кто-то дёргал за ниточки.

Бывало так, как и сегодняшней ночью. Просто сны. О чём-то приятном? Увы. Нет. О прошлой работе.

Крепко сжимая одеяло, секретарь думала, что снова держит в руках швабру. Снова эти тёмные коридоры, которые она всегда быстро стремилась пройти, чтобы добраться до светильника. Самое ужасное было то, что в первые дни трудоустройства в школу уборщицей, она долго в темноте искала, где же эти выключатели. Казалось, будто они играют с ней глупую шутку, не желая ей показываться, желая понервировать её. Если это было так, то им это удавалось. Она не любила. Нет, она боялась темноты. Боялась тишины, вслушиваясь в которую, начинала слышать какие-то шорохи. Начинала нервно взглатывать слюну, перебирать её во рту, издавая хоть какой-то настоящий звук. Конечно, пыталась и петь, но получалось довольно жутко, словно напевала какое-то заклинание для призыва Пиковой дамы. Самое ужасное то, что этот страх со временем не угасал. Да, уже знала, где включать свет. Но отсутствующие люди никуда не девались. Одни причмокивания старой швабры, молящей о выходе на пенсию. Взмах направо, взмах влево. И так до бесконечности. Потом спотыкаешься. Ведро опрокидывается. И перед тобой растекается море отчаяния. Вглядываясь в которое, ощущаешь, что вода начинает тебя засасывать.

Будильник уже не звонил, а дребезжал, взвизгивал, как свинья, но не жалобно, а злобно. От такого звонка душа обливается потом, и можно уже сказать, что день начался не с фразы «Всё в порядке», наоборот, «Всё не в порядке», вообще всё очень плохо, ведь покой нарушен. Да, он, конечно, должен был звонить, как и обычно. Он это и сделал кстати. Но сделал он это не вовремя, вот если бы на пару минут позже, когда плохой сон наконец-то бы сменился на хороший, то было бы «Всё в порядке». Но нет. Но работающему человеку нельзя быть придирчивым, такой прерогативы у него нет.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Открыв ящик своей рабочей тумбочки, в глаза бросилась маленькая игрушка. Это был пятнистый тигрёнок. Точнее он оказался полосатым, а серые пятна появились от пыли и, видимо, пролитого на него кофе. Хотя и было не совсем понятно.

-Чья эта игрушка?

В кабинете повисла тишина.

Секретарь почувствовала, что будто ступила на минное поле. Ошибка. Но отступать было поздно.

-Почему ты такая напряжённая?

-Эммм… Секретарь, где ты только нашла эту замызганную игрушку? Хах, — смех был выдавлен под напряжением. — Да, не помню я. Она такая старая. Люди разные заходят, бывают и мелочь какую-то оставляют.

Секретарю показалась странной такая реакция, а тем более объяснение. Много ли людей, носящих игрушки с собой? Да ещё и на работе? Она не стала расспрашивать дальше, понимая, что рабочий покой нарушен.

-Что ж уже почти обед! — Воскликнула мечтательница, будто бы немного приободрившись. — Может быть, пойдём в столовую? У нас она замечательная, очень вкусно готовят.

-А кофе там есть? — Задумчиво спросила секретарь.

-Точно, рядом с работой стоит грузовичок, в котором варят прекрасный кофе. И да, надеюсь, сегодня смена прекрасного красавчика с наипрекраснейшей улыбкой.

Секретарь забавила такая резкая смена настроения. Когда идёт речь о работе, то мечтательница говорит бодро, но в голосе сквозит холодность. Но когда речь идёт о чём-то ином, то она излучает сияние, счастье. В такие моменты она оживает, и на неё очень приятно смотреть. Удивившись своему наблюдению, секретарь усмехнулась.

-Однако, после такого громкого заявления я должна сама удостовериться в прекрасности его улыбки. – Подыграла секретарь.

-Отлично! Тогда пошли!

Столовая оказалась довольно просторной и светлой, со всех сторон помещение освещалось солнечным светом из окон во все стены. Даже создавалось ощущение, что ты находишься в ресторане провинциального уровня.

-Здесь довольно неплохо.

-Признай, что ты принижаешь это место.

-Ладно, так и есть. Думаю, здесь хорошо. Кажется, даже немного уютно.

-Так-то лучше. О, наш сотрудник.

-Где?

-А, давай сначала купим еду, потом к нему пойдём.

У мечтательницы был отличный аппетит, судя по количеству еды на её подносе. Секретарь же выбрала себе лапшичный суп и салат цезарь.

Секретарь взглядом искала предполагаемого их сотрудника. Сначала думала, что им был корпулентный мужик, сидящий у окна, смачно чавкающий. Но нет, прошли мимо него. Им оказался парень, рядом с которым лежала серая кепка.

-Ну, что, твои кочевания прекращаются? Ты снова возвращаешься в кабинет?

-Знаешь ли, — поправляя свои очки, взглянул на секретаря, потом снова на мечтательницу, — меня-то не было несколько дней.

-И то верно.

Сев за стол, мечтательница заметила:

— О, играет, Emma Peters. Только не говори, что ты попросил их включить её.

-Нет, что ты.

-Да ладно?

-Знаешь, красавчикам быстро идут на уступки, — довольно ухмыльнулся, поправляя очки. -К тому же у меня великолепный вкус. Да и день благоприятствует сегодня для стрельцов.

-Ох, альфа-самец, только избавь меня от своих гороскопов.

-Могу и твой сказать.

-Нет, только я сама решаю, как пройдёт мой день, а не какие-то звёзды.

-Дитя, ты их явно недооцениваешь, — нарцисс укоризненно посмотрел на неё. — И да, ты как всегда весьма нетактичная.

-Да ты сам мог сразу спросить. Но да, это наш новый секретарь.

-Отлично, приятно познакомиться, -одарив секретаря приятной улыбкой, протянул ей руку.

Пожимая её, услышала.

-Только не ведись на его улыбку, с такой же улыбкой он будет давать тебе работу.

-Что, можно вестись только на улыбку того баристы? — Посмотрел на девушку взглядом, вызывающим на дуэль. — Какая ты мелочная. Секретарь, не ведись на её слова. Улыбка того баристы не сравнится с моей.

-Ох, какие мы всё-таки самолюбивые.

Сейчас секретарь отвлеклась на сидящую за соседним столиком женщину. Точнее привлёк запах сигарет. Словно соседний стол был покрыт сигаретными окурками, так сильно от неё исходил этот запах. Казалось, что тебя заставили сидеть над горячей картошкой и вдыхать запах, пока она не остынет. Правда, сейчас пахло вовсе не вкусной картошкой и ты был уже не маленьким.

-Ладно, с обедом покончено. Теперь я покажу того красавчика, а вы мистер самовлюблённость наслаждайтесь своей красотой, не будем вам мешать. — Состроив ему гримасу, они ушли.

Секретаря больше волновали стоящие у грузовика с кофе цветы, нежели действительно красивый бариста. Это был перец, бодрый кактус и женское счастье? Она удививилась последнему цветку. Зачем оно здесь стояло? Может быть, кто-то из посетителей его здесь оставил… Вряд ли.

-Простите, — обращаясь к баристе, продолжила, — но женское счастье , кажется, погибает.

-Что? — Недоумевающие он посмотрел на секретаря, зависнув в ожидании. — Вы о чём?- Но тут же пришёл в себя при звуке кофемашины.

-Как же. Ваш цветок, не видите? Вы его не поливаете?

-А, Вы про цветок, — с облегчением вздохнул парень, поняв, что имеет в виду его клиент. — Да я как-то про них забыл. Моя девушка принесла цветы, сказала, что так будет уютнее. — При слове «девушка» мечтательница удручённо вздохнула. — Но вот только я не садовод, постоянно про них забываю. Если кактус с перцем это выдерживают, то тот цветок вряд ли.

-Жаль, очень красивое растение, у него белые цветы. Да и солнечно здесь, видите какие листы у него? Немного обожжённые.

-Вы разбираетесь в цветах?

-Нет, моя мама в них разбирается, у нас дома просто такой цветок стоит.

-А , может быть, вы заберете его к себе, а то здесь он погибнет.

Секретарь задумалась. Она не любила ухаживать за цветами, но прежде чем успеть что-то сказать, мечтательница выпалила:

— С радостью, вот только ваша девушка не обидится за это?

-Наверное, обиделась бы. Но мы уже не встречаемся. — Её глаза заблестели.

-Ну, что же. Мы просто обязаны спасти этот цветок, можете не переживать. Можете считать это благодарность за то, какой вы вкусный кофе варите.

— Я рад, что вам нравится, — бариста протянул им кофе с приятной улыбкой на лице. — Может быть, помочь вам с цветком, а то у вас руки заняты.

— Были бы рады.

Правда, секретарь была не рада. Зачем она начала говорить про этот цветок.

-Вы же здесь работаете, верно? Просто назовите номер этажа и кабинета, я тогда занесу его вам в офис ближе к окончанию рабочего дня.

— Отлично, тогда до вечера.

Зайдя обратно в здание, мечтательница посмотрела на секретаря и начала тихо радоваться.

— Аааа, он придет к нам, этот красавчик.

-Ухаживать за цветком я не буду.

-Даже и не мечтай, он мой! У нас появится конкретная тема для разговора. Как круто!!!

-Думаешь, сможешь с ним сблизиться из-за цветка?

— Знаешь, причиной сближения может стать даже незначительная мелочь, не стоит что-то недооценивать. Так что вперед и с песней. Я готова горы свернуть, пошли работать!

— Но у нас ещё осталось немного обеденного времени. Хочу попить кофе на крыше.

Мечтательница резко остановилась.

-Зачем?

— Как зачем? С крыши всегда такой красивый вид открывается.

-На крышу нельзя подниматься, там висит замок.

-Замок? — удивилась секретарь. — Так странно. Он всегда там висел?

-Ну,- мечтательница немного замялась, — Да , насколько я себя помню…

День выдался не из простых. Очень тяжело вникать в суть новый работы особенно если речь идёт о совершенно новой сфере деятельности.

Уже шагая в сторону остановки, смотрела на проезжающие машины. И вдруг одна остановилась. Опустилось стекло окна. И водитель произнёс своим низким голосом:

-Садись, подвезу.

-А вам куда ехать? – Спросила секретарь.

-Куда тебе, туда и мне, — мужчина говорил спокойно, с расстановкой. Он не улыбался, но в то же время и не вселял недоверие. Но секретарь, привыкшая отказываться, хотела в очередной раз это сделать.

-Дума..

-Я тебя не съем, просто подвезу.

-Нет, спасибо, — твёрдо произнесла секретарь и пошла дальше.

Мужчина на секунду задержался, но потом закрыл окно и поехал дальше.

Секретарь испытывала смешанные чувства. Почему-то тот мужчина не мог отпустить ее мысли. Он был такой же как и все остальные. Но в нем не чувствовался скрытый мотив. Но она была всегда осторожной, так что не жалела, что села в автобус, а не в его красивую тачку. Хотя и понимала, что мелодия Solas — Jamie duffi никак не сочетается с поведением водителя, орущего матом на других автомобилистов, на самих пассажиров. «День у этого мужчины не задался. Впрочем, как и все остальные».

Пытаясь отвлечься, секретарь начала рассматривать пассажиров автобуса. Да, она любила садиться на задние места, чтобы смотреть на других незаметно. Больше всего она любила смотреть в окно, наблюдая за другими проезжающими машинами, проходящими людьми, летящим вникуда мусором. Но порой её внимание привлекали пассажиры. Особенно женщины. Она видела, что их утренний макияж к вечеру уже приходил в негодность. Лишь у единицы он держался. Хорошая косметика. Её это всегда поражало. Женщина, просыпающаяся утром, кажется невзрачной, бессильной из-за сонливости. Но стоит ей только вооружиться разного рода кисточками, постоять у зеркала около получаса, быстро что-то колдуя над своим лицом, и бам, перед вами уже не та маленькая, кроткая девчонка, а сильная, волевая женщина, способная сломить всё на своём пути. Но к вечеру магия исчезала под натиском усталости. Перед нами представал слабый человек, желающий выспаться. И лишь окружающее молчание не позволяло закричать об этом, словно негласное правило мешало раскрыть женскую слабость, чтобы оставить их под защитой, не бросить их в пучину бездны.

Разогревая на сковороде рис, она медленно его помешивала, проматывая в голове сегодняшний день. На автомате достала из холодильника три яйца, и поочередно вбивала их в рис.

Смотря на яйца, она вспоминала разговор накануне. Секретарю пришлось зайти в магазин для покупки яиц. Очередь была маленькая, перед ней стояло три человека. Когда она наконец-то получило свою ячейку с яйцами, начала их проверять, немного отойдя в сторону. А другой покупатель, смотря на секретаря сказала:

-Что часто плохие попадаются?

— Да, одна сук*,- немного забывшись, сказала по-старинки, — часто битые кладёт. Сегодня другая продавщица, но всё же.

-Вообще-то я здесь одна работаю, когда я накладывала битые яйца? — Вызывающе сказала женщина, готовая биться на смерть.

Секретарь немного удивилась, сдержала свой смех и сказала:

-Да почти после каждой покупки 3-4 яйца битые, вот теперь и приходится проверять.

-Так чего же к нам ходите?!

-А что, будете не меня, так остальных дурить?- Сказала, устремив на продавщицу спокойный злобный взгляд.

— Вот же невоспитанная девчонка, как смеешь мне так дерзить. Ходишь сюда, покупаешь, так еще возмущаешься.

-Так мне молчать в тряпочку, чтобы вы мне начали тухлые яйца продавать?

— Да при чём тут тухлые яйца, а? Я такого никогда не делала!

— Так если не указывать на ваши ошибки, еще и такое начнете творить, — вздохнув, секретарь пошла на выход, не видя смысла и дальше говорить с возбужденной женщиной., слыша в след матерные слова. «Какой скудный матерный лексикон».

И продолжила размешивать содержимое сковороды, не желая получить яичный блин, а напротив, непонятную кашу, но очень вкусную. И, конечно же, не забыла добавить базилик. Было просто, но вкусно. Она наслаждалась каждым своим действием, не торопясь предвкушать последующее. Она наслаждалась моментом, тем, что не могла себе позволить раньше. Ей казалось, что именно сейчас проходят её счастливые деньки.

Настал один из самых любимых моментов:выбор одежды и их поглажка. Раскрыв свой маленький зашарпанный шкаф со скрипучими дверями, она медленно начала перебирать свои вещи. Белые, розовые, чёрные, фиолетовые. Словно в этом шкафу сосредоточились все цвета мира, вся радужность её квартиры. В итоге выбор пал на чёрную юбку карандашом, бежевую блузку без рукавов и длинный чёрный кардиган. На поглажку тратила всегда около получаса времени. Она делала это с наслаждением. Кто бы услышал об этом, удивился. Раньше она тратила секунды. Однако и удивляться было некому. Всегда окружена сама собой. Для неё это было привычно. Так просто получилось. Хотя секретарь очень любила смотреть фильмы про женскую дружбу. Многие грузилисьо любви, но ей грели душу мысли о крепкой дружбе. В фильмах девушки собирались вместе, плакали, смеялись, они дышали самой жизнью, они её источали. Героини вечно двигались в такт жизни, при этом совершая глупые ошибки. Ходили вместе танцевать, вспоминали в старости о былых временах, выпивая кто глинтвейн, кто кальвадос. Наблюдая за ними, секретарь упивалась их настроением. На душе сразу становилось хорошо. Она мечтала найти себе подругу, с которой бы смогла так же тепло проводить время.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Секретарь с трудом пропихнулась и в так уже забитую газельку. Никогда не думала, что будет стоять «в обнимку» с входной дверью. Лицо от стекла разделяли три жалких дрожащих сантиметра, которые периодически норовили сократиться до сантиметра. Её радовало лишь то, что она стояла на двух ногах, поэтому почти не ощущала в ногах и руках напряжение. Просто ехала, наблюдая за просыпающимся городом.

-Достало, — заворчала женщина, — водитель зачем вы останавливаетесь на каждой остановке, если и сами видите, что ваша машина и так кишит людьми?!

-Вот-вот, — поддержала, бабулька,- что это такое!

-Конечно, кричите, а сами же жалобы оставляете, когда не останавливаешься на вашей остановке. Теперь терпите последствия.

-Бабам лишь бы поворчать,- ухмыльнулся мужчина-пассажир.

-А ты и горазд, что только поддакнуть. — Сверкнула глазами женщина, готовясь воспламениться.

-Ктоо????? Яяя!!

-Ой, раскудахтался, да кто ещё!

-Да я не возмущаюсь на каждом шагу, как вы женщина. Вам бы лишь повозмущаться. Готов поспорить своему мужу каждый вечер нервируете мозг.

-А ты моего мужика не трогай. Иж, стрелки переводишь.

-Ребята, давайте не ссориться, — вмешался парень спокойным голосом, — все едут на работу, на взводе, так чего же орать, друг друга раззадоривать.

-Вот же, кот Леопольд завёлся, — удивлённо отреагировала женщина. — Ты других не учи.

-Еще молоко на губах не обсохло, — поддакнул мужик.

Остальные в салоне начали смеяться. То, как едва повзрослевший мальчик пытался на глазах у всех успокоить взрослых глупцов своим молодым голоском, пытавшимся быть серьёзным, всех насмешил. Обстановка в салоне разрядилась.

Секретарь смеялась наравне со всеми. Вдруг её взгляд упал на табличку. Она обратила внимание, что в газелях у выхода давно разместили таблички, написанные Брайлем. Она искренне недоумевала, зачем их сюда повесили. В принципе, как слепой, может увидеть её. Но теперь и прочитать не сможет, ведь часть таблички была оторвана. «Интересно, кому это было нужно. А может быть, кто-то случайно оторвал, когда газель была забита?» Это было странно. Возможно, грустно. Когда начинаешь думать, что в чём — то становишься лучше, что-то пытаешься преобразить, то в итоге буквально можешь столкнуться с обломками этих попыток.

Раздумывая об этом, секретарь уже заходила на работу. В дверях кабинета чуть ли не столкнулась с нарциссом.

-О, привет, ты мне как раз нужна, — улыбчиво протянул ей бумаги. — Это нужно сделать к обеду.

-А как?

— То есть?- Автоматически продолжая с ней разговаривать, но думая уже совершенно о другом, нарцисс вышел из кабинета.

Секретарь так и осталась стоять в дверях, не зная, что ей делать. Она начала паниковать. Но решила, что сперва стоит зайти в кабинет и бросить сумку на пол. «Ох, есть же стул, зачем на пол». Но забыв про свои вещи, устремила взгляд на появившиеся в своих руках бумаги. » Никогда не думала, что буду их так бояться, ох». Несмотря на страх, она испытывала радостное волнение. Медленно сев за стол и разложив только полученные бумаги, вздохнула и начала в них вчитываться. Отдел планирования, такое себе слово…

-Ааа, какая ненужная бумажная волокита. Поскорее бы закончился отчётный период, — затяжно, будто закуривая, протянула мечтательница. -Устала! — переведя взгляд на секретаря, добавила. — Может быть, по кофейку? Ох, как же я рада, что ты тут. А то одной пить кофе такое себе занятие. Уже почти обед.

-И правда, я как раз закончила. — Облегчённо вздохнула она. — Будешь с ним говорить о цветке?

-Конечно, как иначе. Пошли.

Возвращаясь обратно, они увидели мчащегося на них нарцисса. Все оборачивались на него. Но что поделать, чему удивляться, когда речь идёт о красивой внешности, которую не скрыть от чужих глаз.

-Секретарь, ты в курсе, что не сделала свою работу?

-То есть? Я ведь всё отправила по почте.

-Ты отправила мусор! Почему ты мне ничего не сказала, не дала на проверку! А если бы это дошло до начальства! — закричал нарцисс.

-Вы, вы..

-Что?

— Вы просто были заняты, я не стала вас беспокоить.

-Я был занят? Это так, но я сам решаю, на что тратить своё время. Это моя обязанность, пока ты не вольёшься в работу. Почему ты всё делаешь по-своему. У тебя только третий рабочий день, а ты уже считаешь себя главной. Думаешь, можешь творить, что твоей душе угодно ? Читать умеешь, значит, всё знаешь и понимаешь.

Секретарь потупила взгляд.

-Что, куда же подевалось твоё взрослое поведение! Смотри в глаза, когда с тобой разговаривают. — Нарцисс говорил сердито, но уже спокойно, несмотря уже на неё. — Ты могла даже просто у мечтательницы спросить. Ты понимаешь, что использовала старые данные. Если бы до начальства дошёл твой отчёт, то наказали бы весь наш отдел. Понимай, что твои действия могут навлечь беду на всех нас.

-Нарцис, ну , хватит. Будто ты поначалу не совершал ошибок. Смотри, ты её довёл.

Секретарь действительно стояла смирно, но вздрагивая. Было не видно, но пол начал покрываться её слезами.

— Прос..- дрожащее всхлипыванье задребезжало в их ушах. — Я, я .. Про.. Сто , — всхлип, — не хотела кого-то беспокоить. Те.. Перь.. Те.. Перь.. Меня уввволят, да? — После этого она запрокинула голову и начала плакать навзрыд. Накопившееся за эти дни напряжение скопилось в ней и дало волю её голосу. Её слышали и проходящие мимо работники других отделов. Теперь никто не обращал внимание на красоту нарцисса. В ушах всех стоял словно детский безвыходный плач.

-Вот надо было тебе так на неё кричать, нарцисс! Ну, не плач, ты чего. Каждый совершает ошибки, зачем же так близко к сердцу принимать. Знаешь, он просто повёрнут на работе, перфекционист хренов.

-уволят… Я же… Только сюда пришла, только подумала, что всё наладилось,- слёзы не останавливались.

Люди уже озирались. Заметив это, нарцисс сказал:

— Надо отвезти её в туалет. Сможешь?

-Вот же ж. Сам заварил кашу, а теперь на попятную.

-Хоч..

-Остановись, иначе соберём коллег со всех этажей. Ох, горе луковое, наш секретарь, пошли.

В туалете никого не было.

-Какой ты ещё ребёнок. Да чего ты так близко к сердцу воспринимаешь его слова. Да, он может строго себя вести, но вообще замечания говорит по делу. Просто так пугать не станет. Прислушивайся к его словам. Его советы всегда дельные. Его любят в компании не только за красивую обложку, но и за отличную работу. Ты что? Не привыкла к критике?

Глубоко вздохнула.

— Просто мне важна эта работа.

-Секретарская работа тебе так важна? — Удивилась мечтательница. — Да что тут такого хорошего. Многие отсюда бегут. Хотя ладно, не буду доставать вопросами. Давай просто успокоимся и поймём, что остро реагировать на его слова не стоит. Это ещё не последний раз, когда придётся выслушивать за свои косяки.

-охх,

-Ну. Взбодрись! Ты только устроилась, так что и совершать ошибки вполне нормально для тебя. Хорошо? Ну, же подними своё прекрасное личико. Воот. А теперь улыбнись. Ох, милая, давай вытрим твои сопли.

Секретарь, как послушный ребёнок, встала перед зеркалом и начала умываться. Было странно, что она так поступила.

-Честно говоря, я и не помню, когда в последний раз плакала.

— Неохотно верю, секретарь. — недоверчиво, но сочувствующе смотрела в лицо секретаря через зеркало.

-Раньше меня не сильно волновало, уволят меня или нет, как бы сильно не кричали. Но сейчас всё немного по-другому. Я пришла сюда осуществить свою мечту. — В этот момент она повернулась, и их взгляды встретились.

— Мечта?- удивилась мечтательница.

-У вас её нет?

— Мечта, значит. Может, когда-то и была, — нервно засмеялась девушка. — Ладно, мы засиделись, обед уже закончился. Мы должны возвращаться.

— Думаете, я сильно его удивила?

-Ох, ты бы видела его лицо. Никто перед ним так не плакал, — мечтательница разразилась смехом.- Как он удивился. Было ощущение, словно он отчитывал своего нашкодившего ребёнка. Прости, конечно, но всё же было очень забавно.

-Хотя бы кого-то это развеселило.

-Очееень, — приободряще подтолкнула секретаря.

— Стоит ли извиняться.

-О, даже не думай. Пусть нарцисса помучает совесть. Хотя кого я обманываю. Просто это был обычный рабочий момент, который, однако, вышел из-под контроля.

Между тем, нарцисс расхаживал по комнате. Ошибку секретаря он уже исправил, всё отправил. Он понимал, что не сделал ничего неправильного, но ощущал себя плохо. Словно именно он виноват.

Раздался стук в дверь.

— Нарцисс, привет. Слушай, а где секретарь. Ей нужно в нескольких бумажках расписаться.

-А, Леонид Львович, здравствуйте. Да скоро будет.

Это был замначальника отдела кадров.

«Как кстати», промелькнуло у него. «Кстати? С чего бы?»

На самом деле, он понимал себя. Нарцисс знал, что отбор сюда проходит в несколько этапов. Зная, какой специфичный у них начальник кадров, он размышлял, чем же привлекла его их новая сотрудница. Явно не слезами.

— Давайте их мне. Я ей передам.

-Ох, спасибо, нарцисс.

Не долго думая, он набрал номер начальника отдела кадров.

-Здравствуйте, Максим Игоревич. Да, давно не слышал вас. Как ваше здоровье?

-Да, всё отлично, нарцисс. Вот только недавно выписали из больницы. А ты как, что тебя беспокоит ?

— Да ничего особенного, просто хотел спросить насчёт нашего нового сотрудника.

— Нового?

-Да, секретаря.

-Хммм.. А, точно. Как же, вспомнил её. Что хотел спросить?

— Да ничего важного. Просто захотелось посмотреть на её резюме.

-Ох, впервые от тебя такую просьбу слышу. Что, чем-то не устроила? В чем-то я ошибся, сынок?

Напряжение повисло.

-Нет, что вы, Максим Игоревич.

-Вот и славно. Ты её непосредственный начальник. Сейчас ты и мечтательница для неё как мать и отец. Так что заботьтесь о ней. А если что-то хочешь узнать, то непосредственно узнай у неё.

-Конечно, спасибо за совет, так и сделаю, Максим Игоревич.

«Если старик что-то решил, то так и будет. Ох, не зря стрельцам говорили быть сегодня бдительными, в противном случае их будет ждать провал». Нарцисс лишь любопытно вздохнул, приложив руку к подбородку.

Зашедшая секретарь не посмотрела в его сторону, быстро села за своё рабочее место. Мечтательница поручила ей работу, так что до вечера было тихо в кабинете.

Только пробило шесть вечера, секретарь взяла свою сумку, желая быстро покинуть из кабинета. Но нарцисс преградил ей путь, протянув ей что-то. Она же от неожиданности закрыла глаза.

-Вот это реакция. Инстинкт самосохранения у тебя на нуле, а если бы у меня в руке был не сок, а нож? — Ухмыльнулся.

-Серьёзно, не умеешь ты по-нормальному извиняться, да?- Вздохнула мечтательница. — Ладно, я домой. Всем пока. Хорошо поработали. И только посмей наше дитятко довести до слёз снова.

-Пока, — секретарь открыла глаза, рассматривая сок перед глазами.

— Обычно это пьют, у тебя есть иные мысли на этот счёт ?- Выжидающе посмотрел на неё.

Секретарь взяла сок, перекладывая его из одной руки в другую. Она не хотела смотреть в его глаза, обеденная неловкость вернулась к ней.

— Что за детский сад, — спокойно продолжил. — Может быть, я слишком красив, чтобы ты могла выдержать мой вид?

Секретарь искренне поразилась его словам. Она поняла, что он всерьёз говорил, а не шутил. Хотя, если говорить честно, то все понимали, что сотрудников компании окружает красавчик. Нарцисс сам об этом знал.

— Нет.

— Но при этом продолжаешь игнорировать меня, стоящего прямо перед тобой. Понимаешь же, что так не сможет продолжаться и дальше. Конечно,я не хочу, но понимаю, что это не только твой первый выговор. Тебе бы стоит подготовиться. Не реагировать на всё остро. Точнее принимать к сведению, но не настолько, чтобы чуть ли не сходить с ума.

-Ладно, — выдавила из себя секретарь.

-Вот и умничка, — потрепал её по голове.

— А теперь иди домой.

-А вы не уходите? — Удивилась, смотря не его пустые руки.

— Я пойду, но сначала выпью кофе. Знаешь, с крыши очень красивый вид открывается.

— Но ведь вход на крышу воспрещён.

— Упс, ты уже знаешь. Не думал, что у новичка будет компромат на меня.

— Вы хотите сказать, что сломали замок, чтобы туда попасть?- Удивление.

-Вот первый урок, секретарь: чтобы чего-то достичь, необязательно применять грубую физическую силу. Важны, очень важны переговоры.

-Значит, нашли подход к уборщице, а она дала ключи. — Задумалась. — Удобно иметь такое личико.

Нарцисс, посмотрев на неё, удивился. Начал смеяться.

-Скажем так, не в красоте дело, но это тоже имеет место быть. Просто не все умеют этим пользоваться. Просто держи в секрете. Не хочу, чтобы другие прознали.

— Почему вам не пьется кофе в другом месте?

-Потому что там открывается хороший вид на жизнь.

— Думаю, что соглашусь с вами. Но если послушать вас, то жизнь можно увидеть и в других местах, где тоже хороший вид на жизнь.

— Возможно, но на крышу лучше думается, разум полностью очищается. Это своего рода медитация.

-Мне тоже нравится крыша. В такие секунды дышится очень легко. Появляются силы что-то делать.

-Да ты в теме. Ладно, ты, кажется, ожила. Иди домой и хорошенько отдохни за эти выходные. И да, я ведь , как и мечтательница, не старик. Обращайся ко мне неформально.

-Тогда пока.

-Ага.

Повернувшись к ней спиной, наклонился над столом, желая что-то взять. Она закрыла за собой дверь.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

«Из года в год одно и то же.

Все кичАтся своими новыми моделями игрушек.

Кто часами, кто телефонами.

Я вас обслуживаю, сидящих

В этом дорогущем ресторане.

И вы всё поедаете,

Через каждую секунду переминая пальцы,

Желая снова глазами вгрызться в свои гаджеты,

Чтоб утолить свои гаданья:

«Может быть, уж вышел новый ролик? «

Который вам на самом деле уж не нужен.

Вам лишь бы чем-нибудь себя отвлечь от жизни,

С каждою секундой всё глубже погрязая в глупой суете.

И если каждому из вас задать

Один единственный

Простой вопрос,

То сможете ли сразу без раздумий на него ответить?

Вы счастливы,

Раз поедете моллюски здесь часами,

Поражая всех своими красивыми зубами?

Нет, конечно, кого вы обмануть пытаетесь,

Сидя здесь как важные персоны.

Да вам самим противно быть от себя должно!

Да что за жизнь такая,

Как же я устала!

Почему, должна влачить такую жизнь,

Стремясь к своей заветной цели,

Должна терпеть и свои щёки для пощёчин подставлять.

Вы так противны мне…»

-О, наконец-то её завернули. Думал уж, охрана впечатлилась её речью, раз бездействовала так долго. Хотя от слов веет дешевизной.

-Мистер жестокость, гороскоп не говорил вам случайно сегодня проявить хотя бы чуточку сострадания?

-Звёзды не видят смысла в сострадании. Оно лишь делает нас слабее. Эта девушка просто дура, в другие рестораны ей путь закрыт. Хоть бы маску на лицо надела.

-Она же ничего заранее не планировала. Ты разве не видел, на неё гость вылил суп. Видимо, бедняжка не могла больше терпеть.

-Организовала бы клуб неудачников, где бы могла выговориться. Если её всё не устраивает, так почему же не бросила всё, и не начала заниматься любимым делом.

-Думаешь, всё так просто? Раз у тебя всё в жизни как по маслу идёт, значит, и у других так же должно?

Нарцисс стал серьёзным.

— С каких это пор ты стала говорить о том, какая у меня жизнь, да ещё так легко.

-А ты зачем других так легко осуждаешь?

-Так она не может контролировать свои эмоции, выставляет всё напоказ. Да ещё довела всё до состояния, когда сама ничего не может контролировать. Только посмотри сколько просмотров.

-Ох, но не всем же быть таким железным как ты. Да как я посмела даже подумать, что ты можешь быть добрым. Человек, пропагандирующий аборты.

-Опять, началось. Вот что ты начинаешь, неугомонная.

Мечтательница поймала взглядом стоящую в дверях секретаря, которая на самом деле уже долго здесь стояла. Всё слышала.

-Привет, — тихо произнесла секретарь, подходя к своему столу.

-Только послушай, наш нарцисс не просто самовлюблённый придурок, но довольно холодный и бесчувственный. Просто робот. Он считает, что если девушка залетела от парня, то нужно делать аборт. Ужас.

-Вот только не надо говорить без всех нюансов. А то выставляешь меня каким-то монстром.

— А что, всё иначе?

— Хватит. Так и будем собачиться весь день? день только начался! — нарцисс громко хлопнул ладонью по столу. В кабинете нависла тишина. — Секретарь, через 20 минут у нас совещание с другими отделами. Ты пойдёшь со мной. Будешь ответственна за её показ. Потом поедем с тобой заключать сделки. — Вздохнул.

-Ох, а мы и рады, что не придётся торчать с этой ворчуньёй в одном кабинете, да?

-Ох, а ты хотела продолжения? — Говоря это, он резко обернулся на неё, смерив злобным взглядом.

Мечтательница не уступала, смотря на него в ответ.

А секретарь уже погрузилась в свои мысли о предстоящей презентации. Она жутко нервничала. О всех этих совещаниях она знала лишь из фильмов. Пусть она и волновалась, но сердце радостно стучало, даже не обращала внимание на ругающихся начальников.

И если совещание прошло успешно, то она не хотела думать о предстоящих сделках. Она совершенно не представляла, что там нужно делать. Она паниковала. Жутко боялась.

Нарцисс, бросив на неё случайный взгляд, удивлённо спросил:

-Только не говори, что ты нервничаешь?

-Н-нет, — её голос предательски дрогнул.

-То есть да. Ладно, на самом деле ничего серьёзного не случится. Просто будешь нести нужные бумаги, и просто слушать, как я веду дела. Будешь учиться на ходу.

Действительно. Всё было хорошо. Нарцисс своим спокойствием внушал ей умиротворение. Он был словно в своей стихии, как рыба в воде. Её впечатлили его навыки ведения переговоров. В голове пыталась сохранить некоторые его фразочки. Она призналась себе, что пусть и не знает, что он за человек, но работник, как все и говорят, просто отличный.

— Ох, уже шесть вечера. Но остался ещё один клиент. Пошли.

Последнее место встречи отличалось от всех прежних. На протяжении всей второй половины дня они виделись со всеми в приватных комнатах ресторанов. Но в этот раз они оказались непосредственно в компании клиента.

-Нарцисс,- поднимаясь в лифте, она опомнилась, — почему в этот раз мы едем к клиенту на работу?

— Потому что это очень деловой человек. Есть те, с кем ты назначаешь встречу на нейтральной территории. А есть те, под кого ты подстраиваешься. Своего рода акулы на рынке, которых можно упустить, если во всём диктовать свои условия. А такого рода уступка нам ничем не навредит.

-Не устаёшь так постоянно куда-то ездить?

В этом момент двери лифта раскрылись.

-Вы уже здесь, а я решил было встретить вас внизу, немного прогуляться.

-Здравствуйте, Александр. Если желание таково, то можно посидеть и в более непринуждённой обстановке, если хотите отвлечься. – Последовала приятная улыбка нарцисса.

— Незачем далеко идти. У меня открывается отличный вид с балкона. Не против?

— Отчего же, совсем нет.

-А ваша спутница?

Секретарь непринуждённо посмотрела на клиента и удивилась. В нём она узнала мужчину из машины. Но не подала виду.

-Нет, все хорошо.

-Александр, разрешите представить мою новую коллегу, секретаря.

-Секретарь, значит. Приятно познакомиться. — Он пожал ей руку.

Пройдя на балкон, все уселись за стол. Секретарь села рядом с нарциссом. А клиент напротив неё. Она немного опешила. Нарцисс же не обращал внимания, доставая свои бумаги. Стол был небольшим. Было не тесно. Но она ощущала, как своими брючинами он касается её ног. Он пристально на неё смотрел. Она же не знала, что делать. Она могла бы … Она ничего не могла в данной ситуации. Для неё выдался тяжелый день. Не хватало еще встречи со странным незнакомцем, который, в конечном счёте, оказался их клиентом. Но менее подозрительным он не стал. Она не понимала, почему он предложил тогда её подвезти. Он был для неё странным. Обычно женщина должна быть загадкой, а не наоборот. Однако, данное наблюдение её не насмешило. Всё же он отвлёкся на неё, переведя взгляд на нарцисса. Она же не могла сосредоточиться на их разговоре. Может быть, устала. Может быть , ей было неуютно рядом с ним. В итоге она просто смотрела вниз на город. Вид был действительно потрясающий.

-Здесь очень спокойно, нравится?

Нарцисс довольный встал из-за стола. Видно было, что переговоры удались.

— Да, — ответила секретарь, опомнившись.

-К сожалению, у нас не выдалось свободной минутки, чтобы выпить чаю. А я не люблю обижать так дам.

-Не стоит, всё в порядке, тем более не надо меня так воспринимать, я же обычный сотрудник.

-Для меня нет исключений, — продолжал мужчина, — Может быть, выпьем по чашечке чаю? Возможно, кофе? Что думаете, нарцисс? Я бы потом отвёз вашу коллегу до дома. Не обижу.

— Уже довольно, поздно, мы бы хотели уже пойти домой. — Прервала секретарь.

Паника начала растекаться по её телу. Она бросила Нарциссу умоляющий взгляд.

— Всё же последнее слово за дамой. – Сказал нарцисс. Секретарь успокоилась. — Хотя уверен, что секретарь просто стесняется. Ей бывает неловко начинать разговор.

Нарцисс шепнул ей на ухо. «расслабься, он же не предлагает тебе переспать. Он не такой человек. Я не первый день его знаю».

Такой ответ привёл в недоумение секретаря. «Да как он может что-то знать о нём! «

— Я вижу, что вы , кажется, сильно устали. Не буду вас задерживать. Но , секретарь, надеюсь, вы не откажете мне в следующий раз.

«Размечтался».

-Конечно.

Едва двери лифта закрылись, секретарь бросила недовольный взгляд в адрес нарцисса.

-Мне интересно знать, а сам ты часто с ним пьёшь чай?

-Я , конечно, красив, но с мужчинами не готов распивать чай по вечерам, если это не касается работы.

— Я придерживаюсь той же позиции. Знай об этом.

-Мне кажется, ты ко всему относишься слишком серьёзно.

-А ты предлагаешь с каждый встречным распивать чаи?

Они уже шли по улице. Остановившись, он посмотрел на неё.

-Да не зацикливайся на этом чае. Он тут ни при чём. Александр такой человек. Иногда он любит проводить время среди молодых девушек. Просто говорить о чем-то.

-Чем же ему не угодили женщины его возраста?

— Ему их хватает на работе.

-Да и просто разговаривает, как-то подозрительно. Либо ты чего-то не знаешь, либо он импотент.

Нарцисс закатил глаза.

-Да какая разница. Это ты на озабоченную похожа, а не он.

Они зашли в магазин. И он купил какие-то баночки, прихватив с собой пластиковые вилки.

Выходя из магазина, он протянул ей баночку:

-Держи.

Беря в руки, она недоверчиво начала её рассматривать.

-Что это?

-Да ведь по-русски написано. Замороженная слива. Это отличный десерт. Очень расслабляет после рабочего дня.

-Конечно, если ты любишь сливу.

-Конечно, я её люблю.

— А я нет, — секретарь посмотрела на него безнадёжным взглядом, будто бы и не ожидала от него ничего другого. Возьми себе.

-Уверена? Ты только представь, как льдинки растекаются по твоему языку, а слива обволакивает тебя. Жаль, они сразу не очистили её от кожуры. А то она сразу , едва оказавшись во рту, слезает со сливы и норовит попасть внутрь. Досадно.

— Я более чем уверена. И да, я вообще не вижу ничего плохого в том, чтобы серьёзно относиться к своей работе.

-Конечно, это так. Иначе толкового работника не получится. Но ты слишком уж перебарщиваешь.

-Я просто дорожу этой работой.

-Признаю, что компания немаленькая, но у тебя не такая уж и важная должность. Тебя можно заменить.

-Жестоко, но честно. Однако, для меня это работа важна. И ты не можешь умалять значение моих намерений, моего отношения к работе.

-Ладно, я устал от тебя. Тебя слишком много было в моей жизни сегодня.

После этих слов он пошёл. «Да будто бы я хотела столько торчать с тобой», невольно подумала секретарь. Хотя её и насмешила, его непринуждённость. Порой он говорил жёстко, но без злобы.

В это же время экран её телефона засветился. В рабочем чате кто-то писал. Немного ранее секретарь узнала, что на работе привычно устраивать совместные мероприятия, мотивируя это тем, что нет ничего плохого в сплочении коллектива. Никого не заставляли ходить на такие мероприятия, но мечтательница говорила, что многие сотрудники с наслаждением приходили. И что совсем неудивительно, ведь всё оплачивалось компанией. И в этот раз предлагали съездить на турбазу.

Мечтательница написала секретарю, спрашивая, собирается ли та поехать? Секретарь быстро же ответила, что без сомнений. Она была счастлива. Было ощущение, что она отправляется в школьную поездку, то, чего она не могла себе раньше позволить.

Она думала, что не сможет заснуть ночью перед поездкой, но дневная усталость дала о себе знать.

Секретарь встала раньше будильника на полчаса. Успев лишь раскрыть глаза, прокраюучивала в голове, как будет выходить из квартиры и пойдет навстречу веселью. С одной стороны, она хотела с кем-то поделиться своими эмоциями, но с другой стороны, чувствовала неловкость, что радуется как ребёнок. Но ничего не могла с собой поделать.

На месте сбора почти все уже пришли. Секретарь сразу же увидела мечтательницу.

-Нарцисса нет?

-Только его здесь не хватало. Иначе бы опять началась ругань. Он хотел прийти, но к счастью, гороскоп посоветовал остаться ему сегодня дома. Порой его глупые пристрастия играют лишь мне на руку.

— Вот как.

-Я шучу. Он никогда не прислушивается к плохим гороскопам, только к хорошим. Удобно,правда? Видимо, не оправился после похмелья.

-Он не похож на пьющего человека.

-Он уж очень любит сливовую наливку.

«Тогда неудивительно».

До назначенного места их отвёз водитель на автобусе. Секретарь обратила внимание на то, каким обходительным и вежливым он был, когда складывал вещи в багажник. «Интересно, сколько ему платят». Его стыдно даже сравнивать с городскими водителями. Просто непростительно.

Был яркий солнечный день. Шум разносился отовсюду. По прибытии на место коллеги начали разбирать вещи, убирая какие-то продукты в холодильник, какие-то сразу ставили на стол. Всем было легко и свободно. Перекусив, все разбежались по площадкам. Кто-то пошёл на теннис, кто-то на футбол. Секретарь же гадала, куда ей можно податься. Мечтательница уловив её скованность, предложила:

-Точно, ты ведь здесь первый раз. Может быть, тебя заинтересует пинг-понг.

-Пинг-понг.. Честно говоря, я никогда ни во что такое не играла.

-Это не страшно. Если хочешь, я тебя научу. Это довольно весело. Согласна?

-Уверена? Я не очень спортивная. Возможно, со мной будет трудно играть.

— Перестань. Это же просто игра. Словно мы школьники.

-Ха-ха, и правда. — Секретарю было приятно услышать, что кто-то думает также, пусть фраза и была брошена случайно, без раздумий.

Пинг-понг был расположен в маленьком помещении, отдалённом от корта и спортивных площадок.

-Это одна из причин, почему мне нравится играть в пинг-понг. Здесь никого нет. Обычно мы с нарциссом играем, когда приезжаем сюда.

-И кто выигрывает обычно?

-Гмм.. Нельзя точно сказать. Думаю, мы с ним равны в этой игре, как бы не хотелось признавать этого.

Секретарю показалось, что будто бы в голосе проскользнула нотка лжи, но не стала ничего говорить.

-Ладно, начнём.

Незаметно для них прошёл час игры. Секретарю очень понравилось. Это было весело. Хотя, признаться, шарик часто летел туда, куда не нужно. Но это не так важно. У неё немного получалось, что её успокаивало. Спустя ещё полчаса мечтательница вздохнула.

-Всё, я устала. Давай отдохнём, прогуляемся. Что думаешь?

-Я за. Только сначала попью.

-Давай душ примем.

— Здесь он есть? — удивилась секретарь.

-Да, что очень удобно. Здесь и полотенца есть, так что не переживай.

Секретаря волновало не наличие/отсутствие полотенца, а то, ч то придётся принимать душ будучи голой в присутствии другого человека. К её сожалению, там не было кабинок. Почему, казалось, это довольно хорошая турбаза. Секретарь, съёжившись, встала под душ, дёрнула за кран. И к своему удивлению обнаружила, что вода не идёт. Но тут же секретарь поняла, что держит в руке не только умывальник, но и сам кран.

-Что? — с недоумением посмотрела на свою руку секретарь. Она услышала смех. Мечтательнице стоило всего одной секунды, чтобы понять, в чём дело. Она смеялась так, что схватилась за живот, присев на колени. Секретарь начала понимать всю комичность ситуации. Волнение и веселье начали прорываться через её смех. Ей стало легко на душе.

-Горе луковое, как ты умудрилась. Ещё никому не удавалось такое сотворить. Да ты у нас силачка, хотя так и не скажешь.

-Оно само, — сквозь раскатистый смех выдавила секретарь.

-Конечно, именно поэтому у меня ничего не произошло. Только у тебя почему-то. — Ох, я никогда этого не забуду. Ты просто нечто.

Успокоившись, они быстро переоделись, и пошли перекусить. За столами сидели уже многие проголодавшиеся. Наконец-то наевшись, Секретарь начала спокойно осматривать сидящих за столом. Все были довольны происходящим. Мечтательнице кто-то позвонил. Взяв трубку, она нахмурила лицо, что-то возмущённо начала говорить.

Бросив трубку, обернулась к секретарю.

-Прости, но мне придётся тебя покинуть.

-Произошло что-то серьёзное?

-Нет, просто непредвиденные обстоятельства.

-Ладно, надеюсь, быстро всё разрешится.

-Конечно. До скорого.

-Покааа, -секретарь не сильно расстроилась. Она была даже рада, что сможет одна прогуляться по территории турбазы. Порой она наслаждалась тишиной.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Переступив порог кабинета, секретарь даже и не ожидала услышать тишину. Если у обычных работников утро начиналось с чашечки чая, то она обычно слушала словесные бои мечтательницы и нарциссы. В самом начале секретарь пыталась быть незамеченной, чтобы её не вовлекли в их перепалку. Но в конечном счёте, она стала заходить, как обычный человек, имеющий право нормально попить чай. Ведь кто-то же должен следовать негласно установленным правилам офисного планктона. Однако сегодня было тихо. Мечтательница что-то увлечённо рассматривала в телефоне, периодически хмуря лицо, будто бы озадачившись.

-О, секретарь, ты пришла как раз вовремя. У меня серьёзная проблема.

— Что произошло? — Обеспокоилась секретарь.

-Подойди сюда, — напряжённо продолжала мечтательница. — Понимаешь, не могу выбрать, какую фотку поставить на звонок нарцисса. В эти выходные я обновила коллекцию фоточек на него.

Нарцисс, всё время сидевший на стуле с закрытыми глазами, будто бы приходя в себя, открыл их.

-Я же говорил тебе, не фотографировать меня. Я, конечно, понимаю, что красив. Но будь сдержаннее.

— Ох, боишься, что кто-то увидит твоё страшное лицо? — Ухмылялась мечтательница.

-Кошмар, избавьте меня уже от неё. Или уже к своему баристе, только не мучай меня, дай немного поспать.

-А вот и не надо было напиваться до беспамятства! – На секунду мечтательница замерла, словно её что-то озарило, и добавила. — Точно, я вам не успела сказать. Важное, супер важное объявление! Я , кажется, начала встречаться с баристой. Мы идём завтра на свидание.

-Надо же, не прошло и века. Признайся, ты его пытала.

-Что, вот негодник. Помогаешь ему, а он так себя ведёт. Неблагодарный.

-Ты сама вынуждаешь меня на такое поведение. Сколько раз говорил, я не люблю, когда фото со мной есть на других телефонах. Удали уже.

-Нет, не буду.- вредничала она.

-Ох, устал от тебя. Всё, нужно воздух очистить от твоего яда. И включил «Asleep — The Smiths».

В кабинете снова стало тихо. А мечтательница в последние минуты перед навалом рабочего дня грезила о предстоящем свидании.

Незаметно пролетело время, наступил обед.

В столовой внимание секретаря привлёк паренёк, поедающий лапшу и буженину. Видимо, это было очень вкусно, раз он с таким упоением её поглощал. Голод дал о себе знать, резким жарчанием в животе. Она поняла, что очень хочет есть. Встретившись взглядами с этим парнем, он кивнул ей. Она удивилась. Она не знала его.

Спустя 20 минут она смогла утолить свой голод. Нарцисс и мечтательница ещё ели, секретарь же пошла подышать свежим воздухом. И на своём пути она столкнулась с тем парнем из столовой. Протянув руку, вежливо улыбнулся.

-Привет. Видимо, ты меня не помнишь. Конечно, мы ведь с тобой тогда не успели поговорить. Мы вместе отдыхали на турбазе. Твой коллега из отдела психологии.

Секретарь, быстро перекручивая тот день, пыталась его вспомнить, но тщетно.

-Привет.

— Меня зовут Денис, а тебя как?

— Секретарь.

— Приятно, приятно. Ты ведь новенькая, да?

— Ты следишь за всеми коллегами?

-Только если речь идёт о новых сотрудниках. Ничего не могу с собой поделать. Многие меня здесь знают, потому что люблю общение с новыми людьми, ведь они могут оказаться интересными собеседниками.

-Тогда ты не по адресу. Не люблю иметь дело с очень коммуникативными персонажами. Вокруг таких людей всегда много других. Это создает шум, лишнюю суматоху.

-Ахххахаха.. Не бойся, все сразу на меня не набросятся. Рядом со мной тишь да гладь.

-Что-то сомневаюсь, — недоверчиво смотрела на него секретарь.

-Может быть, в следующий раз вместе пообедаем?

-Посмотрим.

-Тебе случайно руководство ничего не сказало, чтобы меня проведали здесь?

-Что? Зачем им так пристально за тобой следить. Ты слишком подозрительна. Расслабься.

Задумавшись, она сказала.

-Не знаю, зачем тебе это всё, но ладно. Ничего плохого в общении не вижу. Хотя и не хочу, чтобы ты слишком доставал меня.

-ахах.. Как ты прямолинейна, договорились.- С улыбкой на лице он отвернулся от неё.

Секретарь же думала о лапше, хотелось тоже поесть вечером. И оказавшись вечером в гипермаркете, купила какую-то лапшу быстрого приготовления «Чанрумен». Заварив её, она подождала пять минут. Приготовившись есть её с огромным наслаждением, впилась в ложку с лапшой. К её удивлению, это было не что-то уж очень вкусное. Обычная лапша, ничем не отличающаяся от других. Секретарь пожалела о своём выборе. И не надеясь перебить разочарование иной едой, легла спать.

Следующее утро далось бодрым. Даже весёлым. Когда она стояла уже на светофоре, то увидела девчушку. Ребёнок хотел идти, хотя и горел красный свет. Осознав свою оплошность чуть ли не в последнюю минуту то ли из-за криков других пешеходов, то ли благодаря самой себе, резко остановилась. И как раз в этот самый момент, из-за резкого движения она согнулась чуть ли ни на 90 градусов. Это получилось так неестественно, что создалось ощущение, что секретарь на спектакле в кукольном театре. Секретаря позабавила такая картина.

Сегодняшний день начался со стихотворения. Как всегда, секретарь не имела представления, с чего всё началось. Но мечтательница декламировала:

Казалось бы, всего лишь музыка играет,

«Какая-то неважная мелодия»,

Быть может, кто-то скажет.

Но вот в мгновенье ока она повсюду растворилась.

И в твоём сердце очутившись,

Перевернула весь твой мир,

Открыв перед глазами разные пути,

Ведущие к погибели иль славе.

А ты стоишь,

С испугом озираясь,

В надежде ожидая подсказки из ниоткуда.

А сердцу больно от волненья.

Не знаешь,

Стоит ли уйти от душевного спокойствия,

Направив взгляд вперёд…

Но стоит ли задаваться сим вопросом,

Когда гвоздями глупости и страха прикован к полу,

А мир окружающий безнадёжностью пропитан, плюётся безысходностью…

-Знаешь, это я тут должен умирать от безысходности. Когда же улучшится твой музыкальный вкус. Мне больно слышать твою музыку. — Нарцисс кинул в мечтательницу наушниками.

-О, жестокий век, жестокие сердца! Так что уж и быть приму твою дань в виде наушников. -Недовольно фыркнула.

Секретарь, сев за стол, включила компьютер и открыла блокнот. Рассматривая содержимое органайзера, раздумывала, какой же сегодня чиркать ручкой. На работе выдавали обычные одинаковые ручки. Но раз уж она оказалась здесь, то специально купила цветные ручки разных форм. Каждое утро начиналось со своей ручки. Та или иная ручка диктовала, какой будет шрифт, наклон, жирность пасты. Аккуратными движениями руки она вычерчивала каждое слово, в итоге получая конечный рабочий план. Конечно, бывало, что что-то шло не по плану, когда приходилось выезжать из офиса с нарциссом. Но ей это даже нравилось. Рутина всегда её угнетала. Рутина однообразия, когда всё движется в монотонном ритме. Когда взамен старой сломанной половой тряпки дают снова старую.

Сегодня оказалось так же. Необходимо было ехать на встречу с Александром. К её сожалению, не прошло и больше двух месяцев, как она снова его увидит. И ей придётся пить с ним чай, чтобы не обидеть клиента компании. Она почему-то его недолюбливает? А так ли это было? Первое впечатление о нём сложилось, когда он предложил её подбросить. Спокойный уверенный в себе мужчина. Но ей не нравились такие люди. В таких действиях она видела лишь нахальство. И почему она должна пить с ним чай, если только он этого хотел?

На улице оказалось очень ветрено. Начал накрапывать дождь, но для детей это не было препятствием. Они продолжали играть на детской площадке, искренне игнорируя материнский голос. Они поражались тому, что голоса вообще откуда-то доносятся, ведь в данную секунду ничего и никто не должен причинять вред их веселью.

И если дети игнорируют невзгоды ради собственного удовольствия, то взрослые из-за необходимости. Так, доставщик, секунду назад ехавший на велосипеде, уже шёл пешим, таща его рядом. Паренёк был без дождевика, а велик был тяжёлый. Он, видимо, понял, что не может продолжать свою смену, когда резко остановился и вперил взгляд в теперь немощную железку. Потом перевёл взгляд на свою сумку, в которой был, видимо, ещё не отданный заказ. Он выпрямился, запрокинув голову наверх. Да, кажется, сегодня день ему не рад. Пусть многие и говорят, что всё зависит от собственного отношения к жизни. Но есть вещи, которые ты не можешь контролировать, просто они происходят. Тебе же просто остаётся наблюдать за этим, а уже впоследствии разбираться по возможности.

Паренёк исчез из виду, нарцисс тронулся с места, и они поехали.

Выходя из машины, секретарь ощутила резкую боль в пояснице. «Кажется, придётся опять покупать обезболивающий пластырь», промелькнуло у неё в голове. Боль — неприятный отголосок прошлого. Раньше, приходя домой и ложась на кровать, ощущала, как от поясницы начинала исходить ноющая неприятная боль. Возникало ощущение, будто нижняя часть тела лишь недавно стала частью тебя. И это ей не нравится, пытается отделиться от тебя. И будто бы ты уже не можешь полностью контролировать тело, но при этом чувствуешь, как боль раздаётся в тебе пульсацией, усиливающейся с каждой минутой. И ты лежишь в ожидании, когда снова настанет мир в твоём теле. Но вот встаёшь, чтобы поесть, и кажется, не всё так плохо. Но это только кажется. Садясь, нагибаясь немного не так или же поворачиваясь по-другому, тут же вздёргиваешься от боли. И не понимаешь, зачем же целый день таскала коробки с хозтоварами. Каждый раз поднимая которые, понимал, что телу это не нравится. Ведь уже не поясница, а боль в спине и ногах злобно рычала на дурную девчонку. Воспоминания раздались болью в теле. «Видимо, доставщик так на меня повлиял».

Дождя уже не было. Но людей было не так уж много. На улице было спокойно до странности. Словно тишина арендовала данное место на час другой. «Было бы прекрасно, длись это вечность».

-Что ж, пойдём в кафе. — Прервал тишину нарцисс.

-А? Да, пошли, — нехотя секретарь тоже дала признак жизни.

В этот раз место встречи было другое. Точнее адрес был тот же, но подниматься на лифте не пришлось. Зайдя в правую дверь от главного входа, оказались в довольно милом кафе. Почти никого не было, несколько людей , сидевших за своими столиками, уткнувшись в ноутбуки или книжки. Александра ещё не было на месте. Оставалось ещё 20 минут до назначенного времени.

-Отлично, давай пока перекусим. Я с самого утра ничего не ел, а уже вечер. Я очень хочу сэндвич. Ты что будешь?

-Наверное, тоже буду булку.

Получив свою заветную еду, они начали есть. Расправившись с едой, секретарь перевела взгляд в окно. На улице по-прежнему было нелюдимо. Хотя вот на скамейке сидела парочка. Секретарь разглядывала их, и что-то смущало её в них. Потом она поняла, что девушка не смотрит на своего парня. Всё время будто бы избегает его взгляда.

— Ты так пристально их разглядываешь. И даже знаю почему. — Нарцисс выжидающе посмотрел на секретаря.

-Почему же?

-Она слепая.

Секретарь удивилась, но теперь всё встало на свои места. — Но как ты догадался?

— Они часто сюда приходят. Как-то увидел, как она одна здесь гуляет, держа перед собой трость.

— Честно говоря, я никогда не знала, как найти общий язык с людьми, которые хоть немного от меня отличаются.

-Думаешь, они хуже тебя?

-Нет, просто боюсь чем-то их задеть. Ощущение, будто мы с ними на разных волнах. По сравнению с ними мои переживания ничто. Я начинаю чувствовать себя беспомощной, поскольку не могу что-либо предпринять, как-то им помочь. Чувствую себя слабой. Начинаю чувствовать клеточками своей кожи серость бытия, то, как им тяжело. Как-то даже не смею радоваться рядом с ними.

-Интересно. — Нарцисс пристально посмотрел на неё с лёгкой усмешкой на лице. — Но мне кажется, ты много берёшь на себя. Почему считаешь, что им хуже, чем тебе. Почему считаешь, что у них не могут быть в жизни минуты более счастливые, чем у тебя? Это довольно высокомерно. Просто не переживай. Они такие же люди, как и все остальные. Ты же не испытываешь по отношению к другим людям, у которых нет физических недугов, подобные чувства. Аим ведь порой бывает несладко. Просто расслабься.

-Не могу. Это сложно для меня. Просто не знаю, как найти с ними общий язык. Да и как можно говорить такие легкомысленные слова. Довольно жестоко.

Нарцисс, прежде желая сделать следующий укус, теперь остановился, задумавшись над чем-то. Смотря уже на секретаря, он добавил.

-Знаешь, на самом деле ты можешь отлично справляться в общении с подобными людьми.

-Откуда тебе знать?

-Но со мной же ты говоришь.

-При чём тут ты? — Секретарь не могла уловить логику его мыслей.

— У меня рак печени. Последняя стадия. К сожалению, данный вид рака сложно обнаружить.Как правило, только при смерти. Я случайно узнал.

-Что? — Секретарь смотрела на него, не понимая, что же она услышала на самом деле.

— Знаешь, а сэндвичи здесь ужасно вкусные. Зря раньше здесь не ел.

-Повтори, — не унималась ошарашенная секретарь.

Сзади донёсся голос:

-Ох, вы уже здесь, нарцисс , секретарь. — Александр сел за столик с еле заметной улыбкой на лице, перенаправив атмосферу на рабочий лад.

Секретарь пыталась их слушать, но это удавалось ей с трудом. Точнее вообще не удавалось. Оказывается, место, в котором она так мечтала работать, оказалось не таким радужным. Она считала, что здесь нет тех невзгод, которые она испытывала на прежних работах. Произошёл разрыв шаблона. Она была искренне удивлена собственному заблуждению. Она оказалась не права. Похоже существуют и иные позиции. И работа мечты может быть преисполнена нотками черноты. Везде может быть что-то, вселяющее грусть, печаль. Везде человек может быть в чем-то уязвим. Везде.

Нарцисс слегка дотронулся до плеча секретаря.

-Говорю для справки. Мы идём по улице.

Секретарь отвлеклась от мыслей и осмотрелась.

-Действительно. И всё же почему ты мне это сказал?

-Ты о чём?

-Про рак, конечно. Про что ещё.

-Не знаю. Обычно о таком не говорят, правда? Но ты так высокомерно парировала в кафе, что хотелось тебя встрепенуть. И получилось. Но вообще я действительно имел в виду то, что сказал.

— В смысле?

-Ты ведь со мной нормально общаешься. — Он усмехнулся.

-Вообще не смешно. Почему ты вообще здесь работаешь?

-А что я должен делать по-твоему?

-Не знаю. Не тратить свои последние мгновения жизни на это всё.

-Так если бы я не болел, то тратил бы своё время на это всё. Секретарь, мы не в фильме, где я должен всё переосмыслить и начать радоваться жизни. Меня все устраивает. Я нахожусь там, где должен быть. Я сам к этому пришёл. Мне нравится моя работа. Просто срок жизни укорочен, вот и всё. Звёзды просто так сошлись. Так что меня точно не надо жалеть.

-Ты так легко об этом говоришь.

-Так же легко и закроем эту тему. Пошли уже по домам.

-Пока.

-До завтра.

Утро должно было начаться с её рабочего ритуала. Секретарь не выбирала, какой сегодня ручкой будет писать. Взяла первую попавшуюся. Периодически кидала взгляды на нарцисса.

Нарцисс поймал её взгляд.

-Если не будешь работать, думать о всякой ерунде, то мигом вылетишь из этого кабинета.

Он сказал это довольно жёстко и холодно. Мечтательница удивилась.

-Ты зачем опять нашего секретаря пугаешь. Перестань.

-Деньги платят не за безделье.

-Ох, ворчливый пень. Секретарь, лучше скажи, что тебе сегодня снилось ?

-Сон? Хммм.. Могила.

Минутная пауза.

Нарцисс рассмеялся.

-А ты впечатлительная.

Мечтательница же сделалась серьёзной.

-Видимо, ты ей рассказал. Смеёшься ещё тут. А ты рассказал ей, как своей девушке навязываешь мысль встречаться с кем-то другим, а?

Секретарь немного опешила.

-Реакция секретаря о многом мне говорит. Не сказал, какой ты у нас жестокий ублюдок.

Мечтательница взяла органайзер со стола, резко взмахнула им, что весь канцелярский набор из него высыпался, и швырнула им в нарцисса.

-Смешно тебе! Да ты умрёшь скорее от моей руки, чем от недуга. Да что вы все так и норовите умереть! Как я устала!

«Все. Кто эти все?», промелькнуло в голове секретаря.

После громкого столкновения органайзера со стеной, в которой остался отпечаток, бордовая мечтательница вышла из кабинета, громко цокая своими миниатюрными ножками. Её волосы непослушные и кудрявые развевались в разные стороны.

-Опять она за своё.

Нарцисс сел за свой рабочий стол, желая работать дальше. Но было видно, как он напряжён. Он вперил свой взгляд в окно.

Телефон секретаря засветился.

-Да?

-Секретарь, пошли пить кофе. — Голос мечтательницы был немного убитым, но уже спокойным. — Я на крыше.

Секретарь удивилась, ведь доступ туда был запрещён.

-Иду.

Дверь на крыше раздалась громким скрипом, в то время как секретарь пыталась зайти незаметно, без лишнего шума.

-Ты пришла.

Секретарь не видела её лица, лишь переливающиеся золотом на свету волосы.

Подойдя ближе, увидела, что мечтательница курит.

-Не думала, что ты..

-Да как я могу думать, когда такое происходит. Ты, наверное, ничего не понимаешь. Как так, ведь она встречается с бариста, верно?

-Так и есть.

-Ну, конечно… — Минутное молчание.

Секретарь наконец-то протянула ей кофе.

-Возьми.

-Ох, кофе. Как же я не смогла почувствовать его запах. — Мечтательница усмехнулась.

Секретарь ничего не говорила, она ждала. Обе медленно распивали кофе, оперевшись на парапет.

-Порой кажется, что не так уж и страшно смотреть вниз. А ведь я так боюсь высоты, но сейчас не до страху. — Лёгкий смешок, от которого у секретаря пошли мурашки по коже. — Понимаешь…- Она хотела было продолжить, но словно ком в горле застрял. Но она не плакала, сдерживалась, устремив взгляд в кофе, усердно пытаясь в нём что-то отыскать. Вот только могло ли это ей как-то помочь…

Секретарь тронула мечтательницу за плечо. И та вскинула голову наверх, и её слёзы потекли по щекам.

— Я просто.. Да он сказал мне, чтобы мы больше не встречались, мол, всё равно он умрёт. Да как прикажете на это реагировать? Я злилась, отказывалась. Но он перестал меня к себе подпускать. Тот вечер, когда он напился, был исключением. В итоге решила, что добьюсь своего ревностью. Начала встречаться с баристой, как он и сказал. Но что за детский сад. — Ветер развевал рыдания мечтательницы повсюду. Были слышны страдания и боль. — Он со всем смирился. Будто так и должно быть.

Секретарь обернулась на скрипучий звук, увидела в дверях нарцисса. Он подошёл к ней сзади, крепко обняв и протянув ей листок бумаги. Мечтательница что-то читала в нём. Секретарь незаметно ушла.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Мир в ушах звенит,

Твоя душа болит,

Уже почти иссохла вся

Из-за попыток что-то предпринять…

Ты на себе оставляешь раны глупые,

Внушаешь страх остаться без единой капли силы.

Прохожие свои рУки тебе тянут,

Но ты сидишь,

В ковёр вцепившись

Обгрызанными ногтями.

Твой завтрак давно уже остыл,

А с твоей шёлковою блузкой

Расправилась моль матёрая.

Грустишь день, ночь,

Потом апатия приходит в гости.

Но вот твой лоб весь сморщился

От противной боли.

Да кто посмел девчушку инфантильную

Ткнуть своим дерзким пальцем?

И наконец глаза свои ты

Раскрываешь, сщурившись из-за дневного солнца.

Да, уж незаметно день настал после мучительных метаний.

А перед тобою стоит твой друг,

Своею нежною рукою

Поглаживая твои волосы.

И шепчет тебе на ухо:

«Ну, дурочка моя,

Ты как?

Возможно, ото сна пора проснуться,

Чтоб сердцу шанс дать встрепенуться

И посмотреть на окружающую жизнь.

Ну, чего надула свои губки.

Ох, да щёки какие ты наела.

Вот дурында,

Ты, милая моя,

И как же я тебя люблю

Со всеми твоими заморочками,

С твоею глупостью

И накрывающей тебя депрессией,

Возникающей всегда из ниоткуда.

Ну же, возьми меня за протянутую руку,

Сожми её покрепче,

Пора бы нам идти…

Ведь я всегда с тобою рядом буду.

Я в твоём сердце.

Но всё же я чуть-чуть подвинусь,

Оставлю немного места для других,

Моя родная.

-Какая безвкусица. Фу, на тебя не похоже, — Смеясь, выдавила из себя мечтательница.

-А кто устроил сцену в кабинете, как какая-то школота? Бедный органайзер… — Нарцисс лицом уткнулся в её волосы, крепко обняв.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

С тяжёлым вздохом зайдя в квартиру, бросила свою обувь в угол прихожей, села на стул и уставилась в одну точку.

Сегодняшний день был тяжёлым. Да, всё хорошо закончилось. Но секретарь эмоционально немного подгорела. Все эти мысли о жизни и смерти никак её не радовали. Но она понимала, что и дальше не может так продолжать, просто себя изматывать она не хотела.

Закрыла лицо руками, потом ущипнула себя за щёку. Немного поразмыслив, решила, что нужно есть, и это будут блинчики. К счастью, все ингредиенты для готовки были. Подготовив тесто, достала сковороды из шкафа. Она не очень любила этот процесс: начищение сковородок раскалённой солью. Особенно было неприятно, если в процессе ты обжигаешься. Секретарь заранее сморщилась от боли, но не отступилась. Уж лучше самой немного пострадать, нежели материться на весь дом в попытках отодрать пригоревшие блины, прилипшие мёртвой хваткой к сковородке, а в итоге всё выбросить в мусорное ведро. И если жарить, то много, не меньше двух литров молока. Не понятно, кому это нужно, да и сможет ли она столько съесть, но она любила именно так. Многоооо, очень много. Да и всего лишь час уходил на саму пожарку, ведь в её распоряжении были аж 4 сковородки. Не прекрасно ли это? Мечта домохозяйки, хоть таковой она и не являлалась.

Час почти незаметно прошёл. Только первые полчаса ушли у неё на то, чтобы приноровиться печь идеально круглые блинчики. Конечно, она не достигла своей цели. Остатки теста с натугой хватило на последний блин. Хотя с трудом его можно было назвать таковым. Лишь маленькая окружность, скорчившаяся под влиянием жизненных трудностей на сковороде, напоминала матёрого бойца, покуривающего сигарету, словно ничто уже не сможет его удивить или сломить. Вокруг этого блина были маленькие кнопочные солдатики, которые каплями скатывались с половника. И стоит сказать, что эти капли жарить сложнее всего. Да, многие и вовсе не переворачивают их, отдавая воле судьбы. Но только не секретарь. Недолго думая, как же их перевернуть, просто отдалась своей интуиции. Как итог она начала деревянной лопаткой бить бедных солдатиков о стенки сковородки, которые из-за неожиданного столкновения переворачивались пузиком вверх. Ошарашенные, но уже прожаренные.Закончив, она с радостью достала тарелку для сгущёнки, но вот её-то дома и не оказалось. «Без неё будет не так вкусно, но ладно, чай ничем не худшее дополнение». Пусть и без сгущёнки, но она привычным способом свернули блины, ничем не начинённые, и стала есть, запивая сладким чаем.

Секретарь не любила готовку, но она её успокаивала. И сейчас она ощущала умиротворение. В таком состоянии она легла спать.

Она проснулась при звоне первого же будильника. На голове был ужасный беспорядок. Иногда она хотела просто состричь свои короткие волосы, чтобы остаться совершенно лысой. Но вряд ли бы это понравилось начальству, не говоря уж о ней самой. Конечно же, можно было ничего с этим не делать. Но сейчас уже не то злополучное время. Сейчас настоящее, когда уже приходить на работу надо ухоженной. Немного обречённо вздохнув, слегка намочила волосы, взяла расчёску в одну руку, а фен в другую. Началось очередное утро.

Выходя из подъезда, невольно вздрогнула. Справа от неё оказалась собака. Буквально на днях секретарь слышала, как люди говорили о нападениях собак на людей. А секретарь не очень-то их жаловала, не говоря уже об агрессивных. Но эта собака лишь вяло посмотрела на неё. Глаза, казалось, были наполнены большей мудрости, чем людские. «Занятно». Секретарь, сделав несколько неуверенных шагов, собака никак не отреагировала. Обернувшись, снова посмотрела на неё. Собака лежала, не виляя хвостом. Будто бы хандрила, о чем-то грустила. Точно, на её шее оказался ошейник. «Брошенка? Кому понадобилось избавляться от ламбродора..» Секретарю нужно было идти на работу, но и не хотела покидать пса. «У меня нет лишних денег.. Хотя как раз сейчас они и начали у меня появляться…» Секретарь, не питавший особой любви к собакам, впервые задумалась, а не взять ли его домой… » Вечер скажет всё за меня». Да, иногда она любила переиначивать пословицы на свой лад. И она пошла дальше.

В кабинете как-то было непривычно. Было тихо, очень даже спокойно. Секретарю это нравилось, хотя и беспокоило. Она боялась, что это может быть затишьем перед бурей.

-Ох, какая ностальгия, — вдруг воскликнула мечтательница. — Не думала, что сейчас ещё такое проводят. секретарь, а ты когда-нибудь в таком участвовала?

Мечтательница протянула ей телефон. Там была запись :»Напоминаю, что сегодня провожу игру «Угадай по кадру». Увидимся в 7 вечера по мск». А ниже следовала картинка какой-то девчушки, у которой вместо головы квадрат со знаком вопрос.

-Честно говоря, я не понимаю, о чём идёт речь.

-Ты серьёзно!! Да ладно тебе! Я будучи подростком часто в такое играла. Ждёшь установленного времени, заходишь в сообщество и отгадываешь по подобному кадру, откуда герой, в каком фильме он снимался. Либо по музыке угадывай фильм. Ох, казалось бы, это было вчера. Даже немного странно ощущать, что это было когда-то давно.

-Нет, в такое я не играла. — Секретарь помнит, как в подростковом возрасте её мысли были заняты уроками и едой.

Прозвенел школьный звонок, значит, пора собираться домой. Приходишь, прибираешься дома. Потом садишься за уроки. Голод тебя мучает, но мамы нет дома. На работе. И придёт не скоро. В холодильнике пусто. Спасает лишь наличие старого хлеба, который можно съесть с сахаром. А когда удаётся откопать незамеченный кусочек сливочного масла, то какое наслаждение испытываешь, поедая такой вкусный бутерброд. И даже мысль о предстоящей зубрёжки очередного стихотворения не испортят тебе настроения. Тогда у неё не было телефона, и тем более ни в каких сообществах не состояла. И пусть сейчас у неё андроид, но особого счастья она не испытывала. Лишь ненавидит, когда дети могут тебя принижать за отсутствие какого-то гаджета, презирать тебя. И сейчас она не хотела вступать в какие-то группы, чтобы ощущать ложное единство с людьми, разделяющими твои же интересы. Ей было достаточно самой себя в таком смысле.

-Жаль, это было одно из самых замечательных моих деньков. Будучи детьми ты испытываешь беззаботность. Замечательное время, когда тебя всё ожидает впереди и ты в предвкушении! Кажется, ты можешь горы свернуть! Как же было прекрасно!

Ощущение, что секретарь жила с мечтательницей в разных мирах. Она, будучи ребёнком, не испытывала беззаботность. Быть может, только когда она была совсем малышом. Но тех времён она не помнит. Сразу всплывают воспоминания, пропитанные душевной тяжестью, страданиями взрослого, не способного всё вынести в одиночку. И детство — такое время, когда ты учишься, пытаешься адаптироваться к взрослому миру. Ты должен понимать, что не всегда следует поступать правильно только по тому, что об этом все говорят, что это все поощряют. Нет. И это путает тебя. Думаешь, что полиции нужно открывать всегда, но тут из твоей руки вырывают трубку домофона и сбрасывают, а потом кричат на тебя. И когда уже в следующий раз видишь полицию, то настораживаешься, будто бы ты что-то сделал плохое, хотя это и не так.

-Ох, уже время обеда!

— Да, вот только ты забыла, что ты обещала в обед заглянуть в справочный отдел? — Напомнил нарцисс мечтательнице.

-Кошмар, о чём я думала, когда на такое подписывалась! Мой обед!!

-Мне сейчас нужно будет заскочить кое-куда в городе, что-нибудь нам куплю, хорошо?

-Ладно, — всё ещё уныло говорила мечтательница.

Секретарь даже была рада, что сегодня пойдёт одна. Настроение было плохое из-за воспоминаний. Она не любила вспоминать детские годы, не говоря уже о более поздних.

На обед она выбрала так нелюбимую ей гречку и котлеты. Однако поливка исправляла вкус безвкусной гречки, почему и нравилось брать еду в таком сочетании.

Секретарь удивилась, что все столики были сегодня на расхват. Все заняты. Заметила, как кто-то машет. Это был Денис из отдела психологии. Казалось, он улыбаается во все 33 зуба и сразу за двоих, ведь на лице секретаря царило безнадёжное «веселье». Она хмурилась. Еда остыла, а из-за столов никто не вставал. Делать было нечего.

-Привет, Денис, — усадилась за его стол.

-Ох, я польщён. Ты запомнила моё имя.

— Удивлена, что ты сидишь один. Говоришь же, что многих здесь знаешь.

-Да ты всё обо мне запомнила! Я тебе так интересен?

-Неприятные люди сразу врезаются в мою память. К несчастью.

-А ты прямолинейная.

-А ты назойливый. Вообще твоя тарелка уже пуста. Мог бы и уступить уже мне стол.

-Какая ты невнимательная. Смотри, сколько ещё сока осталось на дне моего стакана.

-Действительно. Уж прости, забыла взять микроскоп, чтобы увидеть там три капли воды.

-Сока, милая.

-Сам ты милый.

— Ах, умеешь уж вогнать в краску.

-Ты мне портишь аппетит.

-Ох, вряд ли кто-то может испортить его, учитывая, с какой искрой в глазах ты смотришь на меня.

— С искрой ненависти.

-Можно было и не конкретизировать, знаешь ли. Секретарь, люди очень ранимые существа.

-Но я -то не такой человек.

-Рад это слышать.

-С чего бы это? Обойдусь и без твоей радости.

-Ты так же разговариваешь с коллегами у себя в кабинете?

-Это тебя не должно интересовать. А, точно , ты же из отдела психологии. Ты сейчас работаешь, да?

-Ты много надумываешь, — слегка улыбнулся.

-Всё у нас в кабинете прекрасно. Можно даже позавидовать.

-Но явно не вашей стене?

-Ты о чём? — Секретарь не поняла.

— Одна из ваших стен в кабинете столкнулась с чем-то неприятным. Не тяжёлым, но и не лёгким. В ней осталась маленькая вмятина. Расскажешь?

-О чём? Ты, вижу, сам обо всём прекрасно знаете. Удивляешь. О, ещё скажи, знаешь, у кого сколько ручек на столе лежит. Кому принадлежит маленькая игрушка тигрёнок, найденный в тумбочке.

-Игрушка?

-Ох, наш всезнайка не всё и знает. -Однако Денис сморщил брови. Секретарь заинтересовалась . -Ты же знаешь, кто работал до меня на моём месте? Знаешь, мне сначала понравилось, что о прошлом работнике ничего не говорят. Мол, проявляют профессионализм, не сравнивают. Но они специально избегают этой темы, когда я пытаюсь завести её.

-Значит, тебе и не следует знать. -Улыбка окончательно исчезла с его лица. — Знаешь, в последнее время задумался завести себе животное. Какие тебя нравятся?

-Ты серьёзно игнорируешь мой вопрос!? — Она повысила голос так, что за соседними столиками начали оглядываться. — Я что пустое место? Ты надо мной издеваешься?

-Вау, ты даже и ложки не съела, зачем же тогда шла сюда? Ешь, пока вся столовая не обратила на тебя внимание. Я пошёл.

Проходя мимо неё, он слегка коснулся её головы. Секретарь отрешилась от него с неприязнью, не смотря ему в след.

Хуже было то, что вечером собаки уже не было на месте. Она и не хотела её брать домой, но ей стало так грустно, когда не увидела её. Да и кто это был, собака или пёс в конце концов?

Закрывая глаза в своей постели, в голову ей лезли мысли. «Может быть, и не надо знать. Работа меня устраивает очень даже. Впервые за всё время. На прошлых работах всё было ужасно, а тут есть незначительный нюанс. Может быть, и не обращать внимание?» Засыпая, она чувствовала, что будет плохо спать. Опять эти тёмные коридоры, помойное ведро, внезапно падающее, и разливающаяся во все стороны из него вода…. Глубокие раковины, наполненные всякими химикатами для мыться горы посуды… Пригвождённая одной мужской рукой менеджер, пытающаяся разумно объяснить твою ошибку. Ощущение собственной ничтожности, бессилия…

Утро. Кровать оказалась влажной из-за её пота. Секретарь тяжело встала с кровати с болью в голове. Но таблетка нимесулида сделала её жизнь немного лучше.

Какие же эмоции она испытала, когда у подъезда снова увидела того пса. Правда, он был уже потрёпанный, а ухо немного окровавленное.

-Да, к уличной жизни ты не особо готов, мой друг.

Секретарь осторожно подошла к псу, который с немалой опаской теперь смотрел на неё. Она, сев на корточки, погладила его по голове, тогда он подошёл к ней вплотную и положил голову на её плечи. Он её обнимал.

Секретарь думала, и озарение пробежало в её глазах. Вызвала такси, и села в него с псом. На работе на первом этаже, был телефон с номерами сотрудников, что, оказалось, очень удобно. Но сотрудников было очень много, она даже не знала его фамилии, благо она знала его отдел.

Спустя 10 минут поисков нашла.

-Здравствуйте, чем могу помочь?

-Ого, а ты быстро отвечаешь. Моему другу срочно понадобилась психологическая помощь.

-Как бы он не сотрудник компании, пусть обращается к другим специалистам.

-Спускайся.

-Секретарь, ты что не проснулась?

— А ты меня боишься, раз не можешь спуститься. Какой у тебя не бодрый голос.

Секундное молчание.

-Ладно, сейчас буду.

-Так бы сразу сказал.

Будто бы почувствовав его взгляд, она обернулась.

-Наконец-то ты пришёл.

-Ты с собакой?

-Нет. Это ты теперь с собакой?

-Что? — Денис ничего не понимал.

-Я не любитель животных, но этот лабрадор не выходил из моей головы. Да и ты вчера сказал, что подумывал о животном. Или ты просто хотел перевести тему?

-Нет, но просто так неожиданно. Да и сейчас рабочее время, что я буду с ней делать. Ты меня даже не спросила.

-Ой, будто ты спрашиваешь меня, хочу ли я с тобой общаться. Короче бери эту собаку. Да чтоб ни одной шерстки не упало с него. Понял? — Она подошла к нему вплотную, по старинке чуть ли не вплотную, одаривая его угрожающим взглядом. -Эх, ножичка только не хватает.

-Что? — Денис не понял, немного забеспокоившись.

-А, — опомнилась секретарь. — Тебе послышалось. В общем следи за ним, ухаживай. А я буду иногда буду заходить, смотреть как он.

-Что?

-Да что ты с самого утра чтокаешь тут. Пожинай плоды своей общительности.

Секретарь пошла на своё рабочее место, оставив Дениса с лабрадором, обнюхивающего своего нового хозяина. Посмотрев на собаку, Денис лишь подумал «Так, всё же ты пёс».

Сердце секретаря было взволновано. Она уже представляла, как её вызывают к начальнику. Как ей показывают видеозапись и просят объяснить, зачем она пришла на работу с собакой и спихнула её коллеге, тем самым нарушив чужой рабочий процесс. Или же как Денис догоняет её и орёт на неё, возвращая ей собаку. Но ничего из этого не последовало. Она искренне не знала, зачем так поступила, не представляла, с каким выражением лица он смотрел ей в спину. Боялась оборачиваться. Взволнованная зашла в кабинет.

Мечтательница сидела напротив микроволновки, не смотря на секретаря, сказала:

-Привет. Так, а сейчас начнётся самый захватывающий момент. — Она напряжённо начала прислушиваться.

-Если ты не поняла в чём дело, — объяснял нарцисс, — а я более чем уверен, что это так, то она наблюдает, как готовится попкорн.

-Тсс, — взволнованно и немного сердито посмотрела мечтательница на них. — Началось. — Притаившись, как ребёнок, она с восхищением прислушивалась. Нарцисс смотрел на неё, усмехаясь. В его глазах проскальзывала теплота.

Действительно, сначала один хлопок, потом другой. И понеслось. Взрывы были слышны во всём кабинете. Возможно, даже в коридоре. На фоне тишины эти взрывы были похожи на фейерверки.

Достав горячий пакет, мечтательница разорвала её, высыпав содержимое в тарелку.

-Итак, приступаем!!! Как же давно я его не ела!

-И кто же тебе мешал, ребёнок, — он взъерошил её волосы.

-Ай, ты меня отвлекаешь от еды, — мечтательница невольно надула свои губки.

-Ох, какие мы важные. Простите, госпожа министр по поеданию еды, что отвлёк вас.

-Хватит шутить, попкорн остывает!!!

Секретаря поражала мечтательница. То, как она могла резко меняться. То, как она могла со всей серьёзностью относиться к несерьёзным вещам. Кажется, она начинала привыкать к людям из этого кабинета. К их проблемам, к их особенностям. «Интересно, сколько же боли хранят другие стены, какие особенности таятся в соседних кабинетах. Наверное, так было и на моих прошлых работах». Действительно, так и было. Но она была так занята работой, что не хватало времени на эти обычные разговоры. На саму жизнь.

-Между прочим, я впервые ем попкорн , приготовленный в микроволновке.

Мечтательница выпучила глаза.

-Ого, только не говори, что и в кинотеатрах никогда не брала попкорн.

-Да я туда даже не ходила.

-Аааааа, ты динозавр. Это нужно исправлять!!!

-Так, моя мечтательница, попридержи коней. Что за реакция такая? Может, она не очень любит людные места, — вмешался нарцисс.

— Но не до такой же степени.

-Мечтательница, прекрати наседать на человека.

-Всё в порядке. Честно говоря, как-то не получалось туда сходить. Но сейчас я была бы совсем не против, — неловко улыбнулась секретарь.

-А это идея! Может быть, сегодня? — Спросила мечтательница.

-Нет, на сегодня появилось одно дельце.

-Хммм,,, — не унималась взбудороженная и всё ещё жующая попкорн мечтательница, -тогда в эту пятницу?

— Давайте.

— Договорились.

-Урааааа… А теперь за работу!!!! Буду работать как не в себя.

-Ха, что-то в этом я сомневаюсь, моя дорогая.

-Вот не веришь ты в меня.

Секретаря не напрягала эта ваниль, припудренная сахаром. Нет, это её успокаивало.

А вечером секретарь оказалась в магазине домашней техники. Что она здесь делала? Воплощала свою давнюю мечту. Она только по наслышке знала, как чужие дети весело жарят дома попкорн. Сама она этого ни разу не делала, а готовый попкорн принципиально не брала, такой был для неё не настоящим, фальшивкой.

Сейчас она так радовалась, находясь среди стеллажей, обставленных , переставленных этими микроволновками. Если раньше она проходила мимо этих магазинов, то теперь она могла ходить меж полок, наслаждаясь этим противным дурацким запахом новой техники, осознавая, что она может её купить и не в рассрочку. Она в принципе никогда не одобряла все эти кредиты, рассрочки. В принципе была в долговой кабале под названием тяжёлая жизнь. Теперь же, свободно вздохнув, не хотела снова лишать себя воздуха.

Секретарь совершенно не знала, какая микроволновка из них лучше, так что глазами начала искать консультанта. И вот её взгляд встретился с наблюдавшим за ней Александром. «И почему мы с ним сталкиваемся? Почему пугающие люди всегда оказываются рядом».

-Ох, я прямо вижу, как вы мне рады, — усмехнувшись, Александр пожал её руку.

— Здравствуйте, Александр. Что вы делаете здесь?

— Гуляю.

-Мне не послышалось? — Секретарь недоумевала.

-Да вы будто сами сейчас не гуляли? Разве нет? — Он выжидающе улыбался.

— Честно признаюсь, это так. Но всё же я пришла с целью купить товар. Что же такой занятой человек тут делает?

-Действительно, что же? Вы же хотите купить микроволновку?

— Так и есть.

— Трудно не догадаться. Вы как коршун с предвкушением выбираете себе жертву уже 10 минут.

-Вы всё время здесь стояли?

-Хах, удостоился такого зрелища. Давно не видел таких искренних эмоций при выборе техники, признаюсь честно. Могу вам посоветовать ?

-Если вы разбираетесь в этом… — Секретарь недоверчиво смотрела на него, жалея, что не успела позвать консультанта.

Будто бы перехватив ход её мыслей, Александр продолжил:

-О, поверьте, я вам порекомендую самую лучшую модель. Вот, она и рядом стоит, на средней полке » Mils».

-Почему именно эта, чем она отлична от других?

— Это продукция моей дочерней компании.

-Вау, — секретарь удивлённо посмотрела на него, только сейчас поняв, что он не просто так сидит на верхнем этаже небоскрёба.

Александр рассмеялся.

-Я не могу. Вы такая искренняя. Давно с такими не общался. Вы даже и не подозревали, кто может являться клиентом вашей компании, верно?

— Вам смешно, а мне нет. Я до сих пор , честно говоря, серьёзно и не задумывалась. Да и если уж мы говорим начистоту, то к чему эти разговоры с девушками, почему вы это любите делать?

-Нарцисс вас немного дезинформировал. Речь идёт не обязательно о девушках, я в принципе люблю общаться с новыми людьми. Новые люди являются источником новых познаний, вы не знали?

-Но я вам не могу ничего дать. Я пуста.

-А вы самокритичны, однако. Но я сам решу, кто и что мне может даст. Быть может, эта встреча нужна не мне, а вам.

-В смысле?

— То есть, возможно, я вас смогу чему-то научить. А вообще нет ничего страшного в том, что двое людей о чем-то говорят.

-Действительно, — секретарь тянулась уже руками к «Mils».

-Что, даже не усомнитесь в моих словах, так верите мне?

-Не сказала бы, вы изначально показались мне отталкивающим. Я верю тому, что вижу. А небоскреб у вас знатный.

Александр рассмеялся уже громче, некоторые покупатели невольно обернулись.

— Какая вы честная.

-Вы сами задали такой темп разговору.

-Так это я виноват? — он улыбался.

-Точно не я.

-Не стыдно вам смешить мужчину, чей возраст подходит уже к 65 годам. Так и до инфаркта доведёте. Знаете, я уже не в том возрасте, чтобы так смеяться.

-Но неплохо же, что есть ещё повод смеяться. С годами смех на вес золота. — Она ответно ему улыбнулась.

-Думаю, в ваших словах есть доля правды.

-Знаете, как я пришёл к тому, что у меня сейчас есть?

-Искренне не имею ни малейшего представления, как мыслят богатые.

-Не все богатые такими были изначально. И я в том числе. Мне было 26, когда я впервые оказался на кладбище. Это были похороны близкого мне человека, моей бабушки. Честно говоря, погода была поганая. Весна, одним словом. Слякоть, снег, дождь и мокрые ботинки, которые леденеют не только от этого, но и от всего происходящего. В такие моменты родственники, оказавшиеся в одном месте, кажутся какими-то чужими людьми. Ты должен следовать давно установленным процедурам. А если не знаешь, я, честно, не знал, просто делать то, что и остальные. Сначала стоишь в стороне, ждешь, когда рабочие, не успевшие вовремя сделать работу, докапают яму. Да и к чему торопиться. Куда уже? Потом женщины начинают плакать. Мужчины по крайней мере делают вид, что не плачут, лишь плечи некоторых невольно вздрагивали. Затем каждый поочередно начинал подходить к гробу и целовать бабулю в лоб. Это было слегка абсурдно, ведь образовалась очередь, как в обычном супермаркете. Хотелось засмеяться, но сдержался. Ждал своей очереди. Но знаете, это довольно жестоко. Лишь один поцелуй в лоб. За эту секунду такую боль в сердце испытываешь. Понимаешь, что этой секунды недостаточно, но времени уже нет, ведь пора хоронить в землю. И на душе такая боль, постепенно перерастающая в опустошённость.

— И как же это натолкнуло на мысль открыть свой бизнес?

-Честно говоря, никак. Просто поймал эту мысль, захотелось рассказать. Но ещё больнее то, что при жизни я не умел её слушать. Научился этому только, когда потерял бабушку. Только представьте, как больно ей было, когда она понимала, что её не слышат. Когда она что-то тебе говорит, даже самую простую вещь: «Убрала твою кофту на полку. Купила то, что ты так просил, чтобы смог поставить эту икру на стол». А потом ты снова у неё спрашиваешь, уже после праздника: «Я не поставил икру на стол. Думал, ты так её и не купила». А она ведь обошла так много магазинов, чтобы найти её. И она на секунду замолкает, понимая, что ранее сказанное ею просто пропустили ушей, и снова повторяет. Удобно, правда? Слышать человека, только когда тебе это нужно. И лишь на похоронах её боль дошла до моего сердца. И как, ты думаешь, разве хватит секунды на прощание…

-Слушать людей… Нужно уметь это делать. Мне этот навык не всегда удаётся. Важно не то, что вы не слышали её, важно то, что в итоге вы её поняли. Поздно? Да, но хотя бы после её смерти. Значит, со следующим человеком так уже не будет. История снова не повторится. А если и повторится, то вы точно будете виноваты, поскольку теперь понимаете чужую боль.

-Думаю, так и есть. Были моменты, о которых Вы сожалели?

-Само это чувство » сожаление» бесполезно. Хотя ты всегда бесповоротно его испытываешь, когда речь идёт о чем-то важном. Сожаление… — Секретарь задумалась. — Наверное, чувствовать себя жалким. Я ужасно себя чувствовала, когда понимала, что занимаю низшее звено в социальной иерархии. И не одна занимаю это звено, а миллионы. Лишь представитель не просто серой массы, а жалкой массы, успевающей только работать. Прошлой я не хватило бы времени на такие разговоры, как сейчас.

-Значит, сожаления тебе помогли, раз оказалась теперь в лучшем положении, чем прежде?

-Скорее я отказалась от сожалений. Однако это помогло. Хотя в моём случае это просто везение. Но сейчас не об этом. И если говорить об умении слушать, то очень обидно, когда недооценивают труд родителей. Очень больно, когда взрослые равнодушно реагируют на картину, где мать-одиночка воспитывает ребёнка, но восхищаются, чуть ли не плачут от умиления при виде отца-одиночки. Почему люди решили, что только мужчины могут быть слабыми, что если они нашли силы что-то делать, то они герои? Почему женщина не может быть слабой, почему её будут порицать за уход из семьи больше, чем мужчину? Почему , если мужчина ушёл из семьи, а мать воспитывает одна детей — это норма? Никто не допускал мысли, как же ей трудно, возможно, было переубедить себя не сдать детей в приют? Я этого не понимаю.

-Хм, больной вопрос для тебя, да? — Ответа не последовало. — Знаешь, бессмысленно рассуждать об этом, справедливо ли такое обращение. Ведь неравенство полов проявляется по-разному, например, описанный тобой случай. Осуждения. И это не искоренить.

— Но это не значит, что об этом следует молчать.

-Да, но и кричать не стоит. Потратишь много сил на бессмысленные вещи. Нужно просто самой ценить то, что, возможно, другие не видят. Что эффективнее, орать толпе, как в пустоту, или же оказать реальную помощь, сделав что-то конкретное для этой женщины? Знаешь, раньше я думал, что нужно раздавать людям советы, но потом понял, что нужно что-то самому делать, чтобы люди обратили внимание на проблему. Чтобы люди равнялись на тебя. Крики бесполезны, а вот действия всегда имеют след. Поступки заставляют человека о чем-то задуматься, обуздать чужую душу.

-Что же вы предлагаете мне сделать ?

-Это сложный вопрос. Ты должна прислушаться к своему сердцу и сама решить, что для тебя важно, что ты хочешь сделать.

-Я обычный человек, который достиг своего предела. Не смогла поступить в университет по собственной вине. Плохо училась? Но я училась. Видимо, просто глупая. Много работала на разных подработках. Своей кожей ощущала, как люди меня ненавидят. Мне было больно, так тяжело из-за людской ненависти, я чувствовала себя изгоем. Я им была. Так было с самого детства, в меня и мать тыкали пальцем и дети, и взрослые, говоря, что нужно учиться, чтобы не опуститься до нашего уровня. – Секретарь, казалось, была спокойна, но она избегала взгляда Александра. — Думаете, мне было приятно это слушать. Но что ещё хуже, я начала ненавидеть мать за моё положение. Она виновата в том, что я испытывала горести. Она должна была меня оградить от этого. Я росла, окруженная осужденьями, презрением. И когда начала работать, ничего не поменялось. Опять презрение и жалкие их осуждения, хотя они и не знали о моём детстве. Как сложно было работать. Как сложно, когда с тобой не хотят говорить. Как сложно, когда ты ошибаешься, а в ответ не слышишь поддержки. Когда получаешь пощёчину, и приходится буквально подставлять другую щеку и если только её. Больно, просто больно, когда холод и одиночество заполняют твоё сердце. Как сложно быть человеком, будь ты ребёнком иль взрослым. — Покупатели обходили их стороной, будто чувствуя, что речь идёт о чем-то неприятном. — Уже спустя несколько лет работы поняла, что мама, моя мама, ни в чём не виновата. Она просто обычная женщина. Моя самая любимая женщина, которая нашла в себе силы меня растить, пытаясь не обращать внимание на грязные взгляды мужчин и их ревнивых жён. Она была очень красивой, очень. Она была совершенно права, каждый раз когда давала себе слабину, когда плакала в подушку, обнимая меня, она искала поддержки, которой я не смогла дать.

-Она умерла?

-Нет, что вы. Но, к сожалению, я поздно осознала всё. Я успела с ней сильно разругаться, отплатить ей ненавистью за её заботу. Мило, не правда ли? Сейчас у нас отношения чужих людей. Я с чем-то ей помогаю, прихожу иногда. Но между нами стена. Однажды я сильно обидела её. Знаете же, что близкие люди ранят сильнее всего. Да впрочем это неважно. Сейчас она окружена хорошими людьми.

-Но главное то, что она ещё жива. У живых ещё можно вымолить прощения.

-Верно. Но так сложно это сделать.

— В итоге какого предела вы достигли?

-Точно, предел. Я счастлива. Я стала офисным планктоном, как того и хотела, представляете? Казалось бы, люди о таком не должны мечтать. Все только и жалуются на свои работы, эти люди в своих брюках и юбках. Но как же я им завидовала. Как же хотела оказаться на их месте, забыв об этой физической работе. И в итоге я оказалась в мире белых воротничков. О, я не верила самой себе. Эти люди так отличались от людей моего мира. И самое удивительное то, что оказалась в этой компании совершенно случайным образом, представляете?

-И как же? — Консультант хотел к ним подойти, но Александр помотал головой, давая понять, что это лишнее.

-Да просто увидела объявление в телефоне. Решила попробовать. Честно говоря, я не ожидала, что речь пойдёт о крупной организации. Но, возможно , это пошло мне на руку. Максим Игоревич такой чудак, наш кадровик. Послушав меня, сказал, что я матёрая, такая им сейчас нужна. Прошла обучение, и вот теперь я здесь.

— Вы счастливы?

-Да, вполне. Сейчас я делаю вещи, о которых только могла мечтать.

-Как покупка микроволновки?

-Да, я очень хочу сделать попкорн. И я всё равно буду счастлива, если он даже сгорит. — Она усмехнулась.

-Вы уверены?

-Что вас смущает?

-То, что можете сделать Вы, и именно Вы, так залечить рану в материнском сердце.

-Ах, вы об этом. Верно, но в этом я не сильна.

— Ошибаетесь. Всё ещё исправимо. Я же не могу залечить сердце близкого человека, из-за чего меня гложет вина.

— А как же поступки? Может , станет легче.

-Нет смысла, если это не моя бабушка. Но вы лучше подумайте над моими словами.

Секретарь не знала, что сказать. Не хотела давать ложных обещаний, лишь бросила на него огорчённый взгляд.

Внимание секретаря привлекла маленькая девочка, стоящая к ней спиной. Мать что-то говорила девочке, а та кивала.

-Обезаю! — Громко заявила девочка. Но секретарь видела, что пальцы на правой руке ребенка были скрещены. «Врёт», усмехнулась секретарь.

-Очень милый ребёнок. Кто в детстве не врал. — Эту картину Александр заметил тоже.

-Печально, когда детские привычки перерастают во взрослые. Только уже трудно будет угадать, лжёт человек или нет, ведь он уже не будет скрещивать пальцы, если только демонстративно.

-Почему же? Я лично видел, как взрослый человек выдавал себя этим жестом. И делал он это интуитивно, случайно.

— Вы серьёзно?

-Почему же? Неужели вы услышали что-то мистическое? Все мы в чем-то дети, -усмехнулся мужчина.

-Думаю, мне пора на кассу.

-Точно, уже скоро закрытие магазина. Вас подвезти?

-Нет, — даже не раздумывая, отрезала секретарь.

-Будет тяжело ведь одной тащить.

— И не такое тягала.

Он рассмеялся раскатистым смехом.

-Какая же вы упёртая. До свидания, — помахав рукой, ушёл прочь.

«Надо не забыть купить попкорн». Она боялась думать о примирении с матерью. Она только успевала удивляться мелочам, врывающимся в её жизнь. Ей было страшно даже думать о предстоящем разговоре, а будет ли он вообще? Казалось, что всё зависело только от неё.

Заходя в дом, включила музыку на телефоне. Заиграла Olafur Arnalds «Inconsist». «О, она бы понравилась Нарциссу». И секретарь расплылась в улыбке. Она радовалась тому, что знает, что может понравиться её коллегам, это дарило своего рода близость с ними, пусть и мнимую. Но эти мысль — результат общения с ними.

Но вот она захотела в туалет. «Но почему именно сейчас?» А вы не испытывали такого разочарования, когда вы в эйфории, и вот скоро наступит кульминационный момент в песне, но вы вдруг поняли, что хотите писать? Понимаете, что придётся отключить её. В противном случае, получится какое-то оскорбление по отношению к музыканту, и не подозревающему о вашем существовании. По дороге в туалет, ещё опьяненной музыкой, врежетесь в косяк, и тогда вы полностью вернётесь в реальность. Да, вы снова обычный человек, а не какой пианист или рокер, утонченный человек со вкусом, с отличным слухом. Нет, вы вернулись в мир обычных смертных, в мир серой толпы.

Снова утро. Но в кабинете никого не оказалось. Секретарь пришла первой. Сзади послышались знакомые голоса.

-Секретарь, привет.

-Привет.

-Знаешь, что учудила наша мечтательница? Она с серьёзным видом объясняла мне значение слова «истерия». — Нарцисс смеялся на весь коридор.

-Дурак! Перестань надо мной издеваться.

— Нет, ты послушай, она всё утро говорила про «ИстЭрию», ахахакхакха

Мечтательница сгорала от стыда. Но это не мешало ей бить нарцисса своими мягкими кулачками.

Секретарь не сдержала смех.

-Секретааарь, — мечтательница чуть ли не простонала, — да за чтоо? ДАже ошибиться нельзя.

-Это называется, мы занимаемся саморазвитием. Только что-то не то ты делаешь, не в ту сторону ты пошла. – Продолжал нарцисс.

-Всё, хватит вам, ребята. Всякое бывает.

-Но не такое, — секретарь плакала до слёз.

Нарцисс с мечтательницей даже удивились. Они впервые видели, чтобы она так смеялась. Секретарю было очень легко на душе. Она смеялась.

Успокоившись, секретарь достала choco-pie из сумки.

-Сладости! Ладно, раз уж ты так просишь прощения, то я забуду ваши злые поступки.

-Секретарь, давай просто не будем ей ничего давать.

-Нарцисс, ты и так сегодня много съел конфет. Больше меня, еще хочешь отобрать?!!!

-Я не виноват, что кто-то медленно ест, — он демонстративно пожал плечами, закатив глаза.

Мечтательница выхватила из его рук чоко-пай, будто бы отобрала баскетбольный мяч. Теперь триумфально стояла, гордая своей победой.

-Вот с таким же энтузиазмом иди работать, моя мечтательница.

— Вот любишь же ты обламывать кайф.

-Ох, только не надо говорить, как пятиклашка.

-Поверь, они так уже давно не разговаривают. Я использую исключительно лексикон взрослого человека.

-Я вижу, кто-то пытается восстановить свою опозоренную честь за счёт попытки унижения другого? — отшутился нарцисс.

-И вовсе ты не джентльмен, раз продолжаешь об этом говорить. Как некрасиво.

-Я налила нам чай, — примиряюще заключила секретарь………..

В обеденное время Денис снова не заставил долго себя ждать.

-Привет.

-Я тебя не звала за свой стол.

-Но ведь в прошлый раз я оказал тебе любезность, посадив за свой стол. — Задумавшись, добавил. — Нет, всё же 2, я ведь взял Рика.

-Кого? — Секретарь не понимала, в чём дело.

-И ты сейчас на полном серьёзе спрашиваешь? — Он смотрел на неё осуждающе. -Кто-то даже грозился, что будет периодически его проведывать. Значит, ты пустослов? Прямо так и запишу в личное дело.

Секретарь поперхнулась, она совершенно забыла про пса.

-А нельзя было его как-то по-другому назвать? – «Значит, пёс», — промелькнуло в её голове.

-О, решила напасть в ответ? Поздно. Твоя репутация испорчена, девочка, — Денис наигранно покачал головой, вздохнув. -Я думал, это я пропащий человек, который в 31 не может взвесить 50 грамм горчицы на кухонных весах. А тут проблемы посерьёзнее. — Он взял соломенную трубочку из стакана, и начал будто бы прикуривать.

-Да ты, вижу, не психолог, а актёр.

-О, ты тоже видишь во мне потенциал? — Одобряющие кивнул, -у тебя намётан глаз.

-Прекрати, чего ты хочешь?

-Ты знаешь, зачем я здесь?

-Ты о чём?

-Твоя брутальность на днях полностью куда-то исчезла. Может быть, она спряталась куда-то за углом, ауу?

-Прекрати, просто скажи.

-Я здесь, чтобы поесть, конечно же. — С аппетитом погрузил в рот ложку с рисом. -Хмм, недоварили.

-А, кажется, ты пришёл поиздеваться надо мной. Мои бедные нервные клетки тебя не выдержат.

-О, нет. Твои точно выдержат, иначе бы тебя не взяли.

Секретарь пристально посмотрела на него.

-Ты как-то влияешь на отдел кадров?

-Не сказал бы, что имею огромное влияние, просто во время собеседования, слежу через камеру за человеком. Плюс, ты ведь заполняла один тест. Не помнишь?

-Да, какие-то бредовые вопросы. Честно говоря, не особо их поняла.

-Я это предположил. Ответы на вопросы были немного хаотичными, не всегда прослеживалась связь.

-Так ты наблюдаешь, проверяешь тесты, а дальше даёшь своё добро?

-Можно и так сказать, предоставляю свой отчёт. Признаюсь, ты не прошла бы собеседование, если бы не одно но. Тебя кое-что спасло.

-Что же?

— А продолжение сегодня вы не услышите, милая леди.

-Шутки шутить вздумал? Рассказывай, раз начал. Я серьёзно.

-О, нет. Тут как раз-таки серьёзен я. — Приблизившись к ней и наклонившись над столом, добавил- ты обещала проведать пса. Рик, уверен, по тебе соскучился. Ты бы видела, как он провожал тебя взглядом. Уверен, ты также хладнокровно бросаешь своих парней, я угадал?

-Хочешь, чтобы я пошла к тебе домой? Я кому-то сейчас влеплю по милой мордахе. — Секретарь сжала руку, держащую вилку.

-Рад, что ты оценила не только мои актёрские таланты, но и внешность, но дамочка, ты торопишь события. Нельзя быть такой развращённой особой. -Денис прикрыл скрестившими ладонями свою грудь. Сидящая за соседним столиком девушка оглянулась на них с недоумением.

-Прекрати, ты что делаешь? Не пугай людей.

— Но ты первая начала меня домогаться! Я тебя не звал к себе домой. Ты можешь Рика увидеть и во время прогулки.

-Так чего сразу не объяснил по нормальному? — Она кинула в него салфетками.

-Это кто ещё пугает людей. Да налицо домашнее насилие!!! Кошмар, как ты общаешься с парнями!

-Из-за тебя отпадает всякое желание с ними общаться. -Секретарь недовольно зыркнула на Дениса.

-Ох, я занимаю все твои мысли, дорогуша?

-Что за «милочка» да «дорогуша». Что за фривольности.

-Прости, забыл, что мы в доме благородных девиц.

-Ты явно не из благородных, раз не можешь отсыпать 50 граммов горчицы.

-Не все люди идеальны, так что не надо.

-Так когда встречаемся?

-А делала вид, что не заинтересована. Какие люди двуличные. — Денис наигранно пустил слезу по щеке.

-Ах, просто скажи уже.

-Любопытство тобою движет, секретарь. В целом это правильно.

— Только не говори, что хочешь поговорить о жизни. В последнее время у меня её слишком много.

Денис усмехнулся:

-Знаешь ли, её всегда и везде много, ты ею окутана. Ладно, давай завтра вечером часиков в 8 встретимся у парка Ц***.

-Только посмей опоздать.

-Неужели бойцовская девочка проснулась?

-Твоя еда уже остыла.

-Твоя тож…

-Пока ты болтал, я всё уже съела. Хочешь жить, умей вертеться. Пока-пока.

Шагая вперёд, секретарь думала, как же она ненавидит людей с именем Денис. Она понимала, что это глупо, но не могла иначе. В детстве среди прочих особенно сильно издевался над ней один одноклассник. Конечно же, его звали Денис. Пачканье юбки обувью, дёрганье за косички, испачканная парта мелом. Какие только пакости он не делал. Как же она его ненавидела. И во взрослой жизни она старалась избегать людей с таким именем. Но в данном случае как-то не получалось. Он её тоже бесил, но так хотелось узнать. Она чувствовала, что, возможно, сможет вытянуть куда больше информации, чем он планирует рассказать.

До конца обеденного времени еще оставалось 15 минут. Она решила присесть на скамейку, понаблюдать за людьми. И люди, конечно же, не заставили себя ждать. Буквально в двух скамейках от неё стоял учитель. Он отчитывал двух подростков за что-то. «Точно, за курение». Она увидела, как пачкой сигарет мужчина размахивал из стороны в сторону, яростно объясняя, что они маленькие, что им не следует вредить себе. И кинул пачку бесповоротно в урну. Хотя он будто бы одумался, забрал её обратно и распаковал. Начал доставать сигареты , поочередно каждую ломая надвое. И лишь после этого кидая в мусор. И если секундой ранее школьники просто стояли молча, терпели учителя, то после этой выходки, просто послали его. Секретарь вздёрнула брови вперёд, услышав новые слова. В её время ученики не позволяли так общаться с преподавателями.

Секретарь не сочувствовала учителю. Когда-то она питала к ним симпатию. Учителя были непоколебимы, были верны своим правильным убеждениями, не осуждали учеников, лишь пытались научить чему-то хорошему. Но возникающее однаждо чувство привязанности резко обрывается взрослыми из-за каких-то перераспределений или переводов. В итоге спустя год перед тобой стоит новый учитель по физике или английскому, который уже смотрит на тебя холодным взглядом, желая побыстрее провести урок или же не волнуясь, усвоил ты материал или нет. Но действительно грустно, когда приходится столкнуться со смертью хорошего учителя. Тогда ты действительно думаешь, что лучше бы его перевели. В таком бы случае ты мог бы случайно его встретить на улице. Точнее ты бы его не встретил, но мог бы обмануть себя ложными надеждами.

И когда один человек сменяется на другого, то ощущаешь, что тебя, как вещь, просто передают от одного человека к другому, не спрашивая, что ты чувствуешь. Да, ты ощущаешь себя вещью. И даже если человек умирает, в базу данных вводят последние сведения о нём, дату смерти, то это вовсе не означает конец. Если можно уничтожить бумажки, то не воспоминания. Человеческая память ещё долго будет хранить того человека в памяти. Вспоминая даже не первые минуты встречи, а улыбки, подаренные этим человеком, и слёзы, вызванные его смертью.

И это почти всегда происходит неожиданно. Ты стоишь в очереди за учебниками, звонят твоей матери, и оказывается, что учителя уже нет. Ты начинаешь плакать, а мать начинает на тебя шикать, чтобы ты перестал привлекать внимание других людей, беспокоить их. Тогда ревущая идёшь за угол здания и плачешь. Да, слёзы нельзя показывать другим. Это никому не нравится. И если ты стоял в очереди за книгами, то теперь едешь, чтобы встать в очередь в чужой квартире и попрощаться с родным учителем.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

-А ты замечала, что самые откровенные разговоры на работе начинаются, когда все уходят. Остаются двое или трое человек, и приоткрывается какой-то ранее неизведанный потаённый мир, в который они погружаются.

-Денис, мы не на работе, так что никаких откровений от меня не услышишь.

-Ты бываешь не грубой?

-Ты же слышал меня на собеседовании.

-Да, но это была встреча формального характера. Если бы ты и там показывала свой скверный характер, ох

-Я могу быть нормальным человеком, но признай. Тебе приятно, когда насильно пытаются ворваться без твоего спроса в твою же жизнь? Ты бы хотел, придя домой, обнаружить, что ждут тебя непрошеные гости.

-Рик, ты это слышал? -Денис погладил пса по голове. — Я непрошеный.

-Вот только не надо выставлять из себя жертву.

-Ладно, я просто хотел сказать тогда… Да, честно говоря, я ничего не хотел сказать. Просто хотел отомстить за пса.

-Но ты ведь сам хотел себе питомца?

-Да, но я сам хотел выбрать, а не чтобы за меня решал непрошеный гость.

-Вот не надо оправдываться моими аргументами.

-Значит, твои аргументы звучат как оправдания.

-Да в самом -то деле, почему ты такой раздражающий! С тобой можно по нормальному разговаривать?!

-Если ты будешь себя адекватно вести. Понимаешь, в тебе есть огонь, в тебе кипит жизнь и..

-Какая жизнь, я будто бы только проснулась от кошмарного сна, а ты говоришь такое.

-Но у тебя была цель стать офисным работником. Ты бы видела , с какой улыбкой ты это говорила.

-Только не говори, что только из-за этого меня взяли на работу.

-В частности. Ещё и из-за твоего жизненного опыта. Было видно, что ты многое можешь выдержать. Ты стрессоустойчивая.

-Я не заметила, что работа слишком тяжёлая. Хотя многое мне ещё не понятно.

-Знаешь, как правило, это так. Но мы не всегда можем уследить за своими сотрудниками.

-Да что такого может случиться? Я искренне не понимаю.

-Сотрудник, работавший до тебя, чуть не покончил жизнь самоубийством.

-Ты специально говоришь сейчас бред, чтобы меня вывести?

-Ты думаешь, что я буду шутить о таком? — Денис присел на скамейку, запрокинув голову. — Вообще я не должен тебе об этом говорить. Но, честное слово, ты вела себя как детектив в сериале в жанре триллер. Думала, что здесь кого-то убили?

-Я вообще не думала о таком. Просто все о чем-то умалчивали, это меня выводило из себя. Неизвестность пугает. Здесь разве мало платят?

-Да, как правило, все проблемы сводятся к деньгам. Но это не всегда так работает. Просто мы не уследили за ним. О, здесь рядом лапшичная, пойдём поедим.

Секретарь уже и не думала удивляться его бесцеремонности. Тем более, она сама хотела есть.

-Пошли.

-Что будешь заказывать?

-Как бы меня не коробило от этих слов, но доверяю тебе. Я здесь ни разу не была.

-Какое упущение, секретарь. Ты много потеряла в жизни.

-Да уж, куда мне до тебя.

Денис поставил перед ней поднос с большими тарелками лапши. В животе секретаря уже болезненно всё сворачивалось.

-Стоп, ещё рано. Дай лапше немного разбухнуть.

-Да она уже готова.

-Стой, не торопись, иначе не почувствуешь её вкуса. Потом будешь говоришь, что посоветовал плохое место. Я не позволю опорочить честь этого ресторанчика.

-Слишком много чести.

-Можно.

Секретарь с жадностью впилась в лапшу, смачно всасывая её в себя. Лапша склизко соскальзывала по языку в горло. Какие же это были невероятные ощущения!

-Чувствуешь?

-Гм…

-хаха… Жуй медленнее, а то подавишься.

-Так, -втягивая очередную лапшичку, — спросила. — лучше скажи, почему тот сотрудник так поступил?

-Честно говоря, многого рассказать тебе не могу. Профессиональная этика не позволяет. Лишь скажу, что были проблемы с очень богатым клиентом, которому якобы перешёл дорогу наш сотрудник. У него были связи в этой компании. И пошло-поехало. Превышение полномочий. В общем гнобление чистой воды. Конечно, нужные кадры обновили, но всё же за парнем не уследили до конца.

-Но как вы узнали о его попытке покончить с собой? А, стоп. Дай угадаю. Пытался спрыгнуть с крыши?

-Ты что-то слышала об этом?

-Нет, но коллеги из кабинета остро реагировали насчёт крыши.

-Да, неудивительно. Они слишком привязались к нему. Но они понимали, что нужно отпустить парня. В стенах компаниии , к сожалению, у него последние воспоминания были не самими хорошими.

Смотря за окно, секретарь увидела название вывески «Про хунк». Она была без понятия, что это могло бы значить. Но ровно на столько же она не понимала, почему такое постоянно происходит: одни почему-то не хотят дать жить другим своей мирной жизнью.

-Знаешь, мне пора.

-Что, узнала информацию, теперь не нужен, да?

-Не дуйся, еще увидимся.

-Ловлю на слове, — не смотря ей в след, начал покачивать указательным пальцем.

Выходя из лапшичной, она помахала ему рукой через окно.

-Вот же ж девчонка.

Казалось, секретарь идёт привычной дорогой домой, но когда она опомнилась, то оказалась у дверей родительского дома. Не было и варианта ехать в свою квартиру. Было уже поздно, а завтра её ожидал полноценный рабочий день.

Мама совершенно не удивилась, когда увидела в дверях дочь. Будто так и должно было случиться. Казалось, она словно и не уезжала отсюда.

-Привет, — скрывая неловкость она прошла в свою комнату.

-Переодевайся, я разогрею борщ.

Борщ. Когда она в последний раз ела его?

Обычно она садилась за стол, поедая молча содержимое тарелки. Мама же всегда смотрела в висящий на кухне телевизор. И если раньше молчание было как-то привычно, то сейчас секретарь ощущала какое-то напряжение. Немного подумав, секретарь сказала:

-Сегодня довольно прохладная погода.

-Так и есть.

-А ещё у моего знакомого есть большой пёс. Знаешь, как выглядят лабрадоры. Их ещё называют умными собаками.

-Да, знаю.

Секретарь чувствовала, как её щеки начали краснеть от необъяснимого стыда.

— А ещё я раньше думала, что только общепитовцам тяжело. Ну, людям, занимающимся физической работой.

-Правда? И кому ещё тяжело?

-Ты представляешь, в офисе у людей тоже бывают проблемы. Это так странно. Я думала, что у них не может быть проблем. Они всегда счастливы.

-Да, всякое бывает, — мама по-доброму усмехнулась.

-Мам, ты знаешь, а ещё….-«Да, разговор пятилетки и матери. Этого мне так не хватало?»

А может быть, этого и не хватало секретарю?

Мама улыбалась.

Секретарь, сжав правую руку в кулак, сказала, глядя в тарелку:

-Мам, прости.

-Ох, спустя много лет ты повзрослела, моя дочь?

-Вот только без издёвок.

-Правильно, долго ты не можешь находиться в режиме хорошего ребёнка, чего это я. -Она погладила своего ребёнка по волосам. — Но я, честно говоря, и не знаю…

-Что? -Секретарь напряглась.

-Что же ты наденешь на работу?

Секретарь рассмеялась.

-Вот что всегда беспокоит всех матерей. — Она призадумалась. — Одежда, значит….

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Мечтательница опешила, за нею нарцисс.

-Звёзды меня к этому не готовили. Только не говори, что в этом ты пришла на работу, а потом ещё собираешься идти в кино.

-Ещё кино, — подумала Секретарь. -Видимо, придётся.

Секретарь смотрела на них, они на неё.

-Кажется, ты немного перенервничала. -Задумчиво добавила мечтательница. — Давно не ходила в кино?

-Да я просто у мамы вчера ночевала, а из одежды у неё было только это.

-Она что намерена выдать тебя замуж?

-Почему же сразу замуж, может, просто кого-то соблазнить, мысли более современно -нарцисс стоял, приложив руку под подбородок.

-Не веди себя как мудак, — Мечтательница кинула в него ручкой.

-А ты прекрати этот детсад, — он поймал ручку. — Я всё же в школе играл в бейсбол. — Мечтательница закатила глаза.

Секретарю пришлось прийти в самом обычном кофейном платье. Правда, оно было короткое и обтягивающее.

— Она в молодости в нём ходила.

-А твоя мама довольно эксцентричная женщина, я вижу.

-Моё почтение, — нарцисс положил руку на сердце и кивнул головой.

Они все стояли напротив зеркала, пытаясь что-то найти в одежде секретаря.

-А что, в этом есть свой шарм. Что думаешь, нарцисс?

-А ещё и лоск ты забыла добавить.

Они все покатились со смеху….

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Да, здесь должен был быть конец, но автор решил, что мало поиздевался над моим читателем, если его терпения, конечно, хватило доползти глазами до этих строк.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Вернувшись после встречи с секретарём, Денис негромко включил музыку. Пусть частный сектор и позволял ему включить её на всю мощь, но шум он не любил. Так что играющая песня «She knows» J.Cole feat. убаюкивающе распространяла нарастающую тревогу по дому тихим шёпотом.

Открыв холодильник, вспомнил, что не закупился едой. С голодной злостью захлопнул его. Пёс лишь на секунду поднял голову с подушки, повиливая хвостом.

«Придётся прибегнуть к крайним мерам». За этими словами последовала резка маленького кусочка сала и размороженной сосиски. Достав сковородку, начал разжаривать это «богатство» на ней, пытаясь во время размешивания не растерять крупицы еды. Вытяжка забрала вкусные ароматы жарящейся еды. Хотя, казалось, что жарят саму сковородку.

Насыпав псу еды, он сел за обеденный свол. Правда, было похоже, что парень больше наслаждается музыкой, нежели едой. Словно она придавала ему физические силы, но никак то, что неаппетитно лежало в его тарелке. Он с завистью посмотрел в собачью миску. На то, с каким аппетитом ел Рик.

-Ладно, — смотря на Рика, — пожалуй, схожу в круглосуточный магазин. Нужно было сразу так поступить. — Почему-то не только гарь, но и сама тарелка полетела в мусорку.

Пёс хотел было последовать за хозяином, но тот лишь махнул на него рукой.

-Рик, оставайся дома. Малыши должны спать.

Действительно. Было уже темно. Он прислушивался к своим шагам, когда подошва кроссовок соприкасалась с камнями. Каждый шорох громко раздавался в его ушах. Было всего лишь 11 вечера, но в такое время трудно было с кем-то столкнуться. Удивительно, что здесь был круглосуточный магазин. Возможно, поэтому люди здесь жили неспешным темпом.

Телефон завибрировал, он же пытался не обращать на него внимание. Но телефон продолжал вибрировать, кто-то настойчиво ему написывал. Парень же словно наслаждался игнорированием. Но тут уже раздался звонок. Денис, продолжая идти, ответил.

-Да.

-Привет, давно тебя не видел. Когда покажешь своё прекрасное личико у меня?

Денис понял, что давно не приходил в клуб, возможно, сегодня будет весело.

-Из нормальной еды у тебя что-то есть?

-Опять дома шаром покати?

-Артём, только оставь свою проницательность при себе.

-Как обычно, недовольный. Ладно, жду тебя в общем.

Кажется, у круглосуточного не будет сегодня выручки. Денис набирал в «uper» нужный адрес.

Да, вот где оказались все люди города. В баре, расположенном в захолустье.

-Кто-то обещал, что превратит своё провинциальное местечко в нечто столичное, разве нет?

-Но так же помни, что обещал тебя всегда накормить. К тому же, мы не в столице. Да и здесь и без того хватает сливок общества, а какие здесь услуги мы предоставляем. Я буду покруче столицы.

-Смело однако. Неужели снова, нет, точно пустословие.

-Денис, ты равнодушная скотина. Приезжаешь ко мне из-за жрачки, словно к жене.

-Вот только без лишних выводов.

-А ты не агрись.

-Если бы у тебя улучшился музыкальный вкус.

-Чем тебя не устроила пошлая Молли? В его исполнении «Non stop» так освежает. Смотри, сколько людей под неё танцуют.

-Наверное, по тому, что они обкуренные. Ничего нового.

-О, нет, я начал предоставлять допуслуги особо щедрым клиентам.

Денис молча ел суп. Тогда Артём склонился над барной стойкой и прошептал ему что-то на ухо.

-Мог и прокричать, у тебя же всё схвачено. Зачем же стесняться.

-Осторожность никому ещё не мешала, это надо бы тебе усвоить. Согласись же, классная идея?

-Вульгарно и скучно.

-Другие мужчины не согласились бы с тобою. Ты точно не гей?

-Успокойся.

-Да и в прошлый раз ты чуть не довёл паренька, мой папа еле уладил дело. Как хорошо иметь такого замечательного двоюродного брата, да?

-Перестань.

-Кажется, тебе надо было идти не на психолога, а прямо в психушку.

-Вместо всякого бреда налей ещё мне супа. Или тебя уже клиент ждёт на массаж?

-Вот хватит придуриваться. Для этого есть девочки.

-Даже не одна, не разоришься?

-Всё смеёшься. Ладно, налью ещё порцию.

К Денису подошла полупьяная девчушка лет 20.

-Привет, красавчик. — Она подошла к нему почти вплотную, слегка касаясь своей грудью его плеч.

-От тебя воняет табаком, моему псу это не понравится.

-Хочешь сказать, что пёс тебе интереснее, чем я?

-Мне его подарила она, так что да.

-Она? Кто такая, лучше меня?

-Тебе вообще есть 20? А в прочем неважно. Просто иди домой, отоспись, пока тебя не вы*бал какой-нибудь обдолбанный сопляк.

-Может быть, ты возьмёшь на себя эту роль. -Девчонка ухмыльнулась, шепча уже на ухо, — Хочу, невыносимо уже. Пошли за мной. Она отстранилась и потянула его за руку.

Денис резко вырвал руку и вцепился пальцами правой руки в её торчащие скулы. – Уйди, — и отпустил ей.

-Ах ты у*бок, да какого х*ра?

Денис тяжело вздохнул, облокотившись на спинку барного стула. Повернул в её сторону голову и прядь каштановых волос слегка спала на лицо.

-Зайка, от тебя воняет, я же сказал. – И ледянящим взглядом продолжил. — Что, непонятно говорю?! — Его рот искривился в улыбке.

-Больной ублюдок, — плюнула на пол.

-Поторапливайся, а то за испачканный пол получишь, но уже не от меня.

-Что ты сказал? — Вернулся Артём.

-Ничего нового. К утру пол твоего клуба будет всеми загажен.

-Но также мои карманы будут переполнены деньгами.

-А изо рта будет стекать сперма.

-Перестань прикалываться, чёртов асексуал.

-Не всем же быть такими похотливыми, как ты. Ладно, я пошёл.

-Опять поел и уходишь.

-Нет сегодня никого интересного.

-Странно, обычно сразу находишь, а тут нет.- Артём уставился на него. -Только не говори, что опять на работе на кого-то нацелился.

Денис молчал.

-Ты же понимаешь, что в этот раз ничего не получится замять, да ?

Денис будто бы не слышал своего брата.

-Денииис.

Денис сидел, оперевшись на руку, указательным пальцем левой руки потирая висок.

-Брат. Ты ничего не знаешь, а делаешь поспешные выводы.

-Ну, конечно, я ничего не знаю.

-Ты достал, спасибо за еду. — Денис встал из-за барной стойки и пошёл к выходу.

Оказавшись дома, он повалился на постель. Однако сон не хотел его посещать

Не долгая думая, достал телефон, хотел было что-то написать, но передумал, отложил его на стол и просто смотрел в стену. «Это подождёт до утра». Несмотря на какие-то свои великие планы, он не хотел просыпаться до самой последней минуты. Он слышал будильник, но Денис не очень любил двухчасовые сны. С одной стороны, он не мог спать дольше 6 часов, но уж точно не меньше. Едва подняв туловище с постели, снова плюхнулся в объятья кровати, окунувшись головой в подушку. Рик подошёл к нему, начиная лизать руку.

-Рик, лучше залазий ко мне в постель, мне будет теплее и мягче. — Пёс и не думал слушаться хозяина. Он ждал, когда его поведут на утреннюю прогулку, держа в зубах мячик.

Он посмотрел на активный пушистый комок счастья, с самого утра расхаживающего по комнате и периодически толкающего своего хозяина с кровати, уж будет вернее сказать, раба, видя, как он безжалостно будит хозяина. Пёс будто бы говорил: «Сам виноват, что оставил меня одного и так поздно вернулся». В итоге Денис застонал.

-Какой же безжалостный пёс мне достался. Ладно, я встаю.

Зайдя в дом после получасовой прогулки, Денис неожиданно, однако остро осознал, что простудился. Вот почему с таким трудом встал с постели. Проблема была не в недосыпе. Приложив ладонь ко лбу, конечно же, не ощутил, насколько его лоб огненный, ведь он сам был подобием пламени. Но голова ужасно болела, всё тело ломило.

-Друг, -смотря на Рика, — кажется, я припозднился с тобой, я слишком стар для тебя. Прямо разваливаюсь, — усмехнулся. Пёс же, чувствуя , как плохо его хозяину, жалобно заскулил и начал лизать его лицо. -Да, точно, ты ведь не посочувствовать подошёл, да? Я ведь тебя не накормил.

-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*-*

Прошла почти неделя после разговора с Денисом. Секретарь решила нарушить тишину в кабинете, сказав:

-Один человек сказал, как обстоят дела здесь.

Нарцисс и мечтательница не понялм, о чём она говорит, лишь выжидающе ждали продолжения, попивая свой утренний чай.

-Предыдующий работник этого кабинета чуть ли не покончил жизнь самоубийством. Почему мне об этом никто не сказал? Думали, что я испугаюсь? Никто же не умер.

Нарцисс, почти отхлебнувший очередной глоток чая, застыл. Мечтательница прыснула чаем на стол.

-Кто тебе такое сказал? Кто же тебя дезинформировал. — Нарцисс выжидающе требовал ответа.

-В смысле «дезинформировал» ? — Казалось, уверенность, с которой сюда зашла, исчезла в мгновение ока. — Я что снимаюсь в каком-то фильме, где от меня пытаются скрыть какую-то великую тайну?

-Да нет, просто не всем, точнее никому не хочется вспоминать тот случай. -Нарцисс продолжал, — Ужасно то, что это случилось с нашим человеком. Раздражает то, что он -жертва обстоятельств, но в итоге его же и заставили уйти.

-Никто и не знает, что точно произошло. -Мечтательница говорила медленно и напряжённо, — так что мы удивились, услышав твою версию произошедшего. И если начали говорить начистоту, то нашего бывшего сотрудника чуть ли не убил один человек, здесь же работающий. Опять-таки мы даже в этом не уверены, потому что наш парень ничего не хотел говорить, а тот и подавно. По компании тогда ходили разные слухи, все сводились к тому, как якобы кто-то видел, как один человек взял за шкирку нашего парня и прислонил его к парапету. При том, что большая часть туловища была за пределами парапета. В какой-то момент все разговоры исчезли, будто бы начальство запретило об этом говорить.

-Точнее так и было, — теперь подхватил нарцисс, — на общем собрании нас начали кормить сказками, что распространение глупых сплетен портит имидж компании, а это никому не нужно. И в случае непослушания будет следовать наказание. И вообще мы должны быть едины, не подрывать доверие и авторитет директора, не должны его подводить. Всё звучало как бредовые анекдоты. Было глупо.

-Но кто же был этот человек, который довёл вашего сотрудника?

-Все об этом знают, но молчат. Конечно же, никому не хочется говорить о человеке, который доставляет проблемы, а в итоге сухим выходит из воды. Как было глупо с нашей стороны тебя сразу не предупредить, чтобы ты обходила стороной одну личность. Но с другой стороны, ты только пришла, тебе было некогда.

-И кто же это?

-Денис из отдела психологи.

Секретарь хохотнула и замолчала. Потом начала хохотать на весь кабинет.

Нарцисс всё понял:

-Только не говори, что ты с ним общаешься.

-Он, — прерываясь из-за раскатистого смеха, — и сказал мне о прошлом сотруднике.

-Да ладно! — Воскликнула мечтательница. — Только не говори, что ты с ним дружишь.

-Он меня раздражает. Хотя я и начала думать, что он, кажется, не такой уж и плохой человек. Теперь я вообще в замешательстве. Почему здесь так всё сложно? Почему нельзя сказать правду. Все что-то утаивают, либо готовы философствовать до потери пульса. На моих прошлых подработках пусть люди были и злыми, но простыми как три копейки. Пусть были и тварями, но это было за версту видно.

-Занятно, однако. – Нарцисс, сидя за столом, головой опёрся ну руку.

Телефон секретаря завибрировал.

«Знаешь, я заболел, все мои друзья меня динамят, а собаку нужно будет выгулять сегодня. Возьми на себя ответственность, многоуважаемый секретарь. Тем более, теперь ты мне должна за раскрытую мной правду. Да и благодаря кому мне приходится через всё это проходить?»

Секретарь лишь сильнее раззадорилась из-за сообщения Дениса. Во-первых, было поздно остерегаться человека, казалось, в капкане которого ты уже оказался. Да и было интересно, что же произошло с предыдущим владельцем её стола. Последует ли её такая участь, ведь она только получила работу, о которой так мечтала. Хотя и прикидывала мысли, что, возможно, сможет найти и в другом месте работу, учитывая, что в трудовой книжке последнее место работы довольно приятно звучит для ушей многих работодателей.

Позвонила ему:

-И где же живёт достопочтенный больной?

-Какие мы холодные. Ладно, привык к твоей уже манере, бесчувственная женщина. Ах, или лучше сказать, девушка. А то вас не всегда порой понимаешь, обижаешь там, где, казалось бы, нельзя этого сделать.

-А я , кажется, задала вопрос и очень понятный. Где живёшь?

-Мне стало страшно за свою жизнь теперь. Может быть, Рик перетерпит и никуда не пойдёт гулять сегодня. Как думаешь , а, Рик? — В трубке послышался протестующий лай пса. -Ай, всё понял, ладно-ладно. — Будто бы вспомнив о секретаре, щелчком пальца , продолжил — я скину тебе адрес. Может, немного фрукт….

Но связь оборвалась.

-Вот же чудная. — Он усмехнулся, приложив край телефона ко рту, будто предвкушая приближение вечера. Зарылся в одеяле.

Секретарь же с трудом выдержала сегодняшний рабочий день. Она была не нервах. Это замечали мечтательница, и нарцисс. Но они лишь обеспокоенно поглядывали на неё изредка, понимая, что никак более не смогут утолить её любопытство.

Пробило шесть часов вечера.

Вбив в карте нужный адрес, поняла, что ехать придётся час с лишним до Дениса. Хотя и неудивительно. Это словно закон жизни, когда человек выбирает работу, находящуюся далеко от его дома. Негласимое кредо, которое многие поддерживают своими действиями.

«Сегодня я поздно приеду домой». Секретарь поехала.

Оказавшись в частном секторе, чему она несомненно не была рада, пошла искать нужный дом. Частный сектор означал, что здесь много собак. Хотя здесь было как-то по-особенному тихо и спокойно. От этого даже было немного жутко. Найдя нужный дом, ожидала увидеть какой-то особняк, в котором живёт взбалмошный пацан. Но нет, милый маленький одноэтажный домик, затерявшийся среди остальных коттеджей с высокими заборами. А тут высоким был только забор, хотя ворота оказались открытыми.

-Что? – Посмотрев на Дениса, секретарь вздрогнула.

-Зачем пугаться. Если я болею, то это не значит, что я не должен за собой ухаживать. – На его лице была ночная маска. – Да и не первый день болею, сейчас уже получше себя чувствую.

Секретарь вздёрнула брови.

-Конечно, куда же без этого, иначе умрёшь. Кстати, — осматриваясь, она добавила, — у тебя на удивление чисто дома. До жути чисто.

-Рад, что оценила. И советую выгулять Рика, пока он не натворил делов.

На Денисе была не привычная ей рабочая рубашка, а свободная, как давно уже завелось в моде, свободная футболка. Денис слегка привстал, улыбаясь ей.

-Вот в твоих советах я не нуждаюсь.

-Ауч, — он приложил руку к сердце и плюхнулся на кровать.

-Ты ведь болеешь, нет? Чего такой бодрый?

-Что, хотела, чтобы я был при смерти?

Секретарь ничего не ответила, вздохнула и надела поводок на пса.

-Пошли, мальчик, — секретарь легонько взъерошила волосы Рика.

-Мальчик полежит, можно?

В Дениса полетел его же ремень.

-И опять повержен, — он посмеялся.

Ей было непривычно выгуливать пса, не говоря уж об обычных прогулках с друзьями. Хотя поход в кино с коллегами был для неё чем-то новым и освежающим.

Она не знала, нужно ли куда-то вести собаку, или же пусть собака её куда-то ведёт. Да и сколько нужно было гулять с псом. Так непривычно было брать ответственность за кого-то. «Этот придурок хоть брал какие-то лекарства? Сомневаюсь».

Дверь распахнулась, и повеяло свежестью.

-Вау, я думал, ты украла моего пса. Тебя так долго не было.

— А что? Я отдала, я же имею право и забрать.

-Только не говори, что мы снимаем «Тарас и Бульба».

-Тебя вовсе не смущает, что это один человек, да?

-В любом случае, -осознав свою осечку, Денис добавил, — Андрием мой пёс не будет. Иди сюда мой Рик, мой мальчик.

-Глядите на него, есть силы ещё ёрничать. Держи, тебе таблетки купила.

-А если бы у меня были таблетки?

-У тебя даже холодильник пуст, не говоря уже о таблетках. Закоренелый холостяк.

-Какая прозорливая. Твои слова меня обжигают.

-Это мои слова.

— В смысле? — Денис не понял её, беря из её рук бокал с водой и таблетку.

-Сегодня мне сказали, что, — она села в кресло, что стояло напротив его кровати, — тот сотрудник не пытался покончить жизнь самоубийством, просто кто-то хотел его убить. Кто же это был, не знаешь?

-Какой у тебя требовательный взгляд, будто бы всё знаешь, дорогая. — Он сел на кровать, левую ногу поджав под себя, правую ногу согнул так, что правой рукой опирался на неё. — Знаешь, тебе родители жарили блинчики на масленицу?

-Что, при чём тут это вообще? — секретарь недоумевала.

-Что такой сложный вопрос оказался? Начну тогда я. Мне никогда не пекли. Потому что мои родители были заняты? Нет, конечно, нет. Просто не было дела до сына.

-Ну, если говорить обо мне, то мама пекла мне блины. Это было один раз за всю неделю. И лишь спустя 2-3 недели она вспоминала об этом и жарила. Каждый блин отличался друг от друга. Какой-то был подгорелым, какой-то недожаренным. В общем она не умела печь блины.

-Везёт. -Завистливо сказал Денис.

-Мы что будем разыгрывать какие-то сцены из «Отцы и дети» Тургенева И.С.?

-Хаха, мы тут не театр собираемся разыгрывать. — Холодно ответил парень, устремив жёсткий пронзительный взгляд на неё. — Знаешь, человек, если понимает, что всё зависит от него, счастье и горесть, то также понимает, что не нужно ждать подходящего момента. Но он сам же по собственной воле откладывает этот подходящий, как он думает, момент и ждёт. Мол, вот именно не сейчас, а через 2 минуты или три часа будет «бомба», очень подходящий момент. Точно не сейчас. Хотя на самом деле, ты просто выпендрёжник, думающий, что именно в выбранную тобой секунду будет твой час, потому что ты так чувствуешь. На самом же деле просто нужно делать в ту самую секунду, когда зарождается это желание. Ведь он обычный человек, который под видом поиска важности момента просто прикрывает свою лень, нежелание что-то делать именно сейчас, поддаётся своим страхам.

Я же просто откладывал момент разговора с родителями. Думал, что ещё не время, сейчас папа злой, потом мама. А потом понимаешь, что они рядом с тобой такие. Все их устраивали, кроме меня. Отчего же? Я разве просил, чтобы меня рожали и не любили?

-Это, конечно, всё прекрасно. Но какое это отношение имеет к тому парню?

<Рассвет — R.A.SVET, music>

-Я не то, чтобы бы испытывал чувство любви, я даже никогда не испытывал чувство дружбы.

-Мне это знакомо. Но я никогда не пыталась никого убить?

-Ох, конечно, мечтательница и нарцисс тебе ближе меня. Ты мне понравилась с самого начала. Ты показалась мне интересной с богатым опытом в жизни. Но сейчас, — его лицо сморщилось в неприязни, — ты мне противна. Я для тебя пустое место, мои слова для тебя ложь.

-Да я и не горела особым желанием с тобой дружить. Тебя что привлекают все, кто работает на моём месте?

-Нет, простая случайность. Вообще он сам виноват, сам себя довёл до такого состояния.

-Ну, конечно.

-Я не хотел подкупать его с помощью денег, но спустя недолгое время нашего общения он просто попросил в долг, я дал ему взаймы. Но потом для него это стало приемлемо, просил ещё и ещё. А когда это стало переходить границы я сказал, что пора бы возвращать долги. Он же начал орать, говорить, что все люди алчные, что в казино думают о том, что как бы получше высасывать деньги из людей. Честно говоря, я только тогда осознал, что он азартный человек, игроман, погрязший в долгах. Я предложил ему помочь, избавиться от зависимости, но он лишь сильнее распалялся. Мы стояли на крыше, стояли слишком близко к окраине. Знаешь, — Денис смотрел на неё, но в сознании воспроизводил картинку произошедшего, ногтями впился в свои руки. — Агх, я же просто хотел обычной дружбы, а передо мной оказался потенциальный пациент , которого не смог сразу распознать. Забавно, правда? Он начал бить меня кулаками, я лишь инстинктивно его оттолкнул, в итоге он чуть ли не перевернулся через парапет. Моё сердце чуть не ушло в пятки. Я схватился за него и отшвырнул со всей силы на пол. Казалось бы, всё разрешилось. Точнее я думал, как его уговорить сесть на лечение. Признаться, я вообще никогда не практиковал терапию. Я лишь вёл консультации здесь да помогал начальнику при приёме на работу. Вот и всё, ничего сложного. А в итоге оказалось, что тот пошёл к Максиму Игоревичу, наврал. Сказал, что это я вымогал у него деньги. Показал свои ссадины. Видимо, испугался, что я всё расскажу начальству. Потребовал меня уволить. Ему поверили. Было обидно. Но понимал, что раз уж не верят, то пусть их прижмёт мой дядя. Почему я всегда должен страдать?

Секретарь явно не ожидала это услышать. С одной стороны, она ему не верила. Просто не хотела. Все мы любим выставлять себя жертвами. Но, с другой стороны, он выглядел слишком жалко для лжи. В его словах чувствовалась, усталость.

-Тебе пора спать. Пациент должен восстанавливать силы, а не вытягивать из себя последние.

Она потянулаа его за плечи вниз, чтобы он лёг на спину. Накрыла его одеялом.

-Ты мне веришь? — Он схватил её за руку.

-Время покажет.

-В общем на крышу со мной не пойдёшь, да? – Лёгкий смешок.

-А ты хотел повести меня на крышу?

Он посмеялася с какой-то ноткой облегчения и отпустил её.

-Я хочу спать, а ты иди. — Но тут он слегка приподнялся, добавив, -Ты пойдёшь со мной гулять?

-Ох, пятилетка, даже не знаю. Если будешь хорошо себя вести. Спи уже.

Секретарь ушла. Как говорится, «её терзали смутные сомнения»[1]. Хотя не было повода для смеха, но и было ощущение, что сегодня ей удалось поговорить с детской версией взрослого человека. Хотя она и была младше его на несколько лет, но не могла обозвать его взрослым дядькой. Он всё ещё был ребёнком. Даже его слова, что «она ему противна», звучали так смешно, по-детски, но так отчаянно.

Было утро субботы, но её телефон уже вибрировал. На этот раз не от сообщения, а от телефонного звонка.

«Только не говорите, что это он». Сегодня секретарь хотела побыть одна. Но телефон продолжал звонить.

-Алло,

-Привет-привет. Пошли гулять. — Голос у него был бодрый.

-Ты же болеешь? — Она уже сомневалась.

-Я был простужен. Слегка. Благодаря твоим таблеткам я чувствую себя отлично.

-Раз так, то и без меня обойдёшься.

-Пошли и

-Решено. Теперь буду звать тебя пятилеткой.

-Вот так и знал, что будешь теперь издеваться надо мной, друг.

Она сделала вид, будто пропустила это обращение мимо ушей.

-Лучше бы тебе ничего не рассказывал.

-Так и не рассказывал бы.

-Но ты сама просила?

-Да, но без всяких детских травм.

-Ауч, — но уже через секунду продолжил. -Друуууууг, -да, он не унимался.

-Я сейчас тебя по лбу стукну.

-Для осуществления этого коварного плана нам нужно встретиться.

Она тяжело вздохнула, лёжа на кровати.

-И где же ты хочешь встретиться.

-О, да! Я был уверен, что любопытство одержит верх над тобой. Я скину тебе адрес.

В этот раз он бросил трубку. Секретарь же не хотела вставать.

Одевшись кое-как, а это значит, что её брюки были явно неглаженными, мятая майка не была таковой за счёт чёрного цвета и закрывающего её кардигана.

-О, а ты выглядишь довольно бодро. Особенно твои синяки под глазами. — Денис уже ждал её на месте назначения.

-Только не говори, что каждого знакомого ты заставляешь проходить через это.

-Нет, но что-то мне подсказывает, что ты не была в парке аттракционов.

Это было так. Но секретарь лишь молча рассматривала вывеску перед входом. Такую яркую, но местами уже выцветшую. А цвета …

-Полная безвкусица.

-Жёстко, но правдиво, — Последовав за её взглядом, добавил Денис. -Пошли же в это отвратительное место!

-И на чём же хочет покататься наш малыш.

-Конечно же, на колесе обозрения.

-Высота, значит.

-А ты боишься? -Денис остановился прямо перед ней, смотря прямо ей в глаза, ища в них настоящий ответ.

-Только не такого ребёнка, как ты. -Она спустила его кепку ему на нос.

-Как непочтительно, на улице печёт.

Заходя в кабинку… Как сказать. Это было жалкое подобие кабинки. Аттракцион советских времён, весь покачивающейся, скрипучий. В общем сразу же возникает ощущение, что ты можешь упасть в любую секунду.

-Закроешь цепочкой вход?

-Какая цепочка?

-Вон висит. Ты зашла последняя, но не закрыла ею вход.

-Честно говоря, это мало поможет нам. Да и не должны это делать сотрудники парка?

-Наверное, но они этого не делают. Так закроешь?

В эту секунду она представила, как Денис толкает её, пока она тянется за цепочкой и пытается прицепить её с другим концом. Но всё же сделала это.

Денис усмехнулся.

-Сложно ведь доверять людям, правда?

-Зато тебе легко. У меня-то хорошая репутация на работе.

-Как мы заговорили. Твои коллеги просто не видели, как порой в твоём присутствии люди начинают нервничать, думая, что сейчас получишь п*зды в буквальном смысле слова.

-Ох, какой малохольный мальчик нашёлся. Вот только не надо себя тут жертвой выставлять.

-Знаешь, я сегодня ночью думал, что не так уж и плохо, когда у человека возникают проблемы.

-Типо они нас делают сильнее?

-Аха, пусть и звучит банально, но да.

-Я как-то не вижу, чтобы наш мальчик вырос.

-Да, куда мне до тебя.

-Не знаю, делают ли проблемы нас сильнее, но сразу ты мне не понравился. В частности, по тому, что ты из отдела психологии. – Денис удивился. — Знаешь, я скептически к ним отношусь. Просто если проблемы не делают нас сильнее, то по крайней мере, делают нас теми, кто мы есть. Мы должны сами с ними справляться, чтобы психологи не лечили нас по однотипному методу. В противном случае, это влечёт штамповку людей-роботов с однообразным мышлением. У каждого есть проблемы, но ты должен сам в себе разобраться. Найти свой способ решения проблемы.

— Я с тобой не согласен, ты слишком категорична. Не все на это способны, и именно таким людям нужна помощь.

-Если человек слаб, то не стоит его недооценивать.

-Ты просто не доверяешь людям, в их способность помочь другим.

-А ты слишком не доверяешь себе, не веришь в себя, раз думаешь, что какой-то незнакомый человек решит твою проблему.

-Да, психологу было бы с тобой тяжело на сеансе.

-Но мы же сейчас не на сеансе. Блин…

-Что?

-Я сейчас поняла, что скоро мне будет 30, и я как бы взрослая?

-Неужели, — Денис наигранно приложил ладонь раскрытому рту. – Удивила, конечно. – Денис усмехнулся.

-Дурак, я ведь серьёзно.

-Страшно?

-Не знаю, скорее странно.

-Лучше посмотри как пасторально.

-Что такое пасторальный?[2]

-Честно говоря… Ай, не помню.

Они начали смеяться как малые дети.

  1. Высказывание Ивана Васильевича Бунши в фильме «Иван Васильевич меняет профессию».

  2. Вообще пастораль — это жанр в литературе, живописи, музыке, в театре, поэтизирующий мирную и простую сельскую жизнь.

22.06.2024
Ташка Чудачка

Ты прочитал(-а) эти строки, И вдруг радость испытала? Нет, ну, что за бред! Ты разъярённо прокричишь: «Да зачем ты голову мою Пытаешься забить Нелепыми строкАми. Я жизнь живу не для того, Чтоб предо мной маячили Буквы странные, Которые местами, кстати, довольно кривы, Ах, в общем такие неприветливые!» Нет, конечно, это всё не так. Скорее это действия Нелепого ребёнка, Который пытается Непонятно даже для самого себя Что-то донести. И что же это??? Что, что? Право, я не знаю. Всё это глупости людские. Но почему же не могу быть глупой я? Ох, как же прекрасно это: Не бояться показаться кому-то глупым, Совершая ошибку очередную. В подобные моменты люди так прекрасны, Их сердца сияют. Пусть даже если в итоге ни к чему ты не придёшь, Не сможешь нацепить маску одной роли, Чтоб всем показывать, Что ты чего-то стоишь, Что ты красавчик, Просто бомба, Чтоб все могли лишь обзавидоваться. Нет, уж лучше жить просто так, Без каких-либо заморочек, Нервных срывов. Это так приятно, Упоительно, Что душа от одного лишь предвкушенья Начинает в тёплых мыслях нежиться. Быть может, всё звучит так нелепо. Быть может. Никто не спорит. Но чтобы не гадать, Стоит убедиться во всём самой. Хотяяяя... Кому я говорю, Ведь ты сам (-а), как испытатель-первооткрыватель. Подобным страхам ты подвержен(-а)? Всё возможно. Но В ИТОГЕ подчинишь ли ты им свою волю? P.S. Инструкция по прочтению: не испытывайте душевные тяготы, - если не хочется прикасаться к этим листам бумаги, то и не надо (автор не злодей, понимает всё и вся); если заснули на первой же странице, то лучше спите (автор очень понимающий человек, да-да); если Вы всё же надумали, то можете начать читать когда угодно: через год, два, как Ваша душа пожелает (автору, в отличие от работодателя, не нужны отчёты, и такое, к счастью, бывает); не пытайтесь найти скрытый посыл в писание (автору вообще неведомо, что творится в его голове, так что он и не думает кого-то чему-то поучать); данная писанина направлена на получение Вами удовольствия, а не пытки, так что повторюсь, избавьтесь от этого, если всё очень плохо… P.S. правила орфографии и пунктуации соблюдены, но в случае чего, автор белый и пушистый, его убивать нельзя


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть