Тауэрский мост — прозвище доков подводных лодок, входящих в состав Новой Британии. Доки эти, соединены тонкими, но длинными веревочными мостиками, в случае шторма они быстро убираются, из-за чего они и получили такое название. Что бы оправдать свое звание Британии эти самые доки стали использоваться в качестве небольших баз для выхода в море. В случае войны доки превращаются в неприступные крепости. Ловля рыбы и ее продажа другим странам в лучшую сторону сказалось для экономики страны, и укрепила за ней имя Британии. Закупая оружие и процветая на станцию — государство начали съезжать со всего Нашего Мира. Скоро рабочих рук оказалось достаточно для освоения собственной армии, и красные начали видеть в молодой стране конкурента, однако нападать не решались из-за напряженных отношений с Рейхом.

— А чего же сейчас Рейх не нападает? — спросил я, перекрикивая шум двигателя

— У них людей меньше — ответил старик — и своих проблем у них хватает.

   Мы ехали, а слева от нас садилось Солнце. Последние лучи освещали нашу дорогу ярким желтым оттенком. Мимо нас проносились пустые ларьки и магазины, старые полуразвалившиеся жилые здания, уже с трудом стоящие и частично перекошенные, заросшие разной зеленью в которых когда-то жили люди.

   Но нам сейчас некогда любоваться красотой этих пейзажей, солнце садится, а нам еще надо успеть доехать до спасительной станции. Помимо жутких тварей ночью есть еще одна опасность-шайка Висельников или как их еще называют Короли ночи. В их интересы входит штурм зданий приходящимися заставами для одиноких блуждающих сталкеров. Никто не знает, куда они уходят после захода солнца, но одно ясно наверняка. Хочешь жить, не стой у них на их пути. Висельники, это частично мутирующие люди, если верить слухам, конечно же. Они облачены в одежду, состоящей из обломков железного мусора, покрытого сверху тонким слоем материи. Из-за чего их вид в темноте становился еще более таинственным и угрожающим.

  Немногие из тех, кому посчастливилось встретиться с этими существами и выжить рассказывают, что они нашли способ приручать животных и использовать их в своих целях. Катаясь верхом на такой «животинке» они выглядят еще более величественно. Некоторые старцы называют их людьми нового мира. Уверяя всех что, они достигли возможности вступать в телепатический контакт с существами и управлять ими. Это объясняет, почему они могут подкрасться незаметно, однако верить в то, что они действительно способны на такое — полный абсурд.

— Я бывалый, на своем веку многое повидал, но я еще никогда не встречал существ заставляющие мой разум подчинится. – ответил я

— Но мы так же не можем утверждать обратное – заметил Странник

— Послушайте, если бы эти твари могли бы контролировать наш разум мы бы уже все стали их рабами, разве не так?

— Так-то оно так, но, наверное, их возможности все же ограничены. Иначе вы были бы правы.

— Но никто не говорит, что правы вы!

— Я и не спорю.

 Дорога все лучше различалось, это означало что мы близко к центру. В центре города почти никто не водится, и ясное дело почему, там ничего нет. Все склады продовольствия и прочего что могло пригодиться вынесли, кто что мог. Я от своего друга слышал, что мол красные там базу хотят основать, доказать тем самым что они самые могущественные по всему острову. В этот слух я не поверил сразу.

  Во-первых — надо доставлять туда провизию, во-вторых- построить ветряки для вырабатывания электричества, а в таких условиях это проблематично, в-третьих- все это нужно туда доставить, а обычная машина все это не потянет. Так что опасаться, что здесь когда-нибудь засядут красные со своими пропускными и талонами казалась мне не так уж реалистично, по крайней мере ближайшие лет пять-десять.

   Гулкий звук мотора, казалось, расходился за многие километры от нас. Я побаивался, что нас могут услышать. Но зная, что это мне так просто кажется, я успокаивал себя. Мой друг был абсолютно невозмутим, что было немного странно в складывающейся обстановке. Шум мотора становился все громче, и я решил убавить газу. Медленно ослабляя давление на педаль, я вдруг резко понял, что гудит не наш мотор. Я испугался и мой спутник, кажется, понял всю ситуацию. Я не знал, что мне делать. Остановиться и определить, откуда исходит звук? Проигнорировать и поехать дальше?

   Я остановился. Шум не уменьшился. Глушить свой собственный мотор я не хотел, слишком рискованно. А отходить от машины слишком опасно. Шум не увеличивался, но и не уменьшался.

  Может тот кто-то же решил остановиться, что бы прислушаться? Звучало обнадеживающе. Однако сомнения были сильнее и страх вновь вернулся. У меня была рация, я мог позвать помощь со станции в случае чего.

  Но пока бы они пришли, прошло бы много времени. И я решил сходить проверить, не глуша мотор.

  Я слез с машины взял автомат и пошел по направлению к шуму. Идя по рыхлому снегу мои шаги, казалось, отдавали эхо, но быстро заглушались ревом мотора. Подойдя к углу здания и искренне молясь, что бы это были не Висельники, черт бы их побрал, я осторожно выглянул из-за угла. Но никого не увидел. Стояла только одинокая машина и громко ворчала. Панически оглядываясь на окна здания, я подошел, к машине.

  Она была частично помятая, но в целом неплохо сохранившаяся. Краска была уже облезлая, сидений было четверо, и все были немного ободраны, была так же грузовая площадка, но в отличие от моей у нее не было крыши и была она по больше. Никаких намеков на Висельников. Площадка же была накрыта зеленым брезентом. Естественно я уже знал, что там и я приподнял брезент. Там было три цистерны с топливом, но только две оказались полными.

  Я не стал глушить мотор, дабы не привлекать внимания, взял две цистерны и под их тяжестью побрел к машине. Но тут во мне заговорила совесть.

  А вдруг хозяева машины еще живы и им нужен этот бензин? Я поставил цистерны на снег и пошел узнавать, куда же пошли хозяева машины. Отойдя от машины, я начал вглядываться в снег и увидел там следы. Судя по ним их, было трое, и пошли они в подъезд. Я пошел по следам и увидел, что от двери следы не отходят. Значит они там. Либо они мертвы, либо я попрошу у них хотя бы одну цистерну. Тут я подумал, что если их что-то убило, то это что-то может убить и меня, да и сами они могут оказаться недружелюбными. Вцепившись в автомат, я стал прислушиваться. Ничего.

  Немного успокоившись, я стал продвигаться дальше. Проходя от этажа к этажу, я ничего не слышал. Я посмотрел в окно. Вид открывался живописный.

  Снег отражался в лучах красного солнца. Отсюда был виден, и Ленин, державшийся  за свою куртку и смотрящий куда-то вдаль, в самый горизонт. Туч не было, вообще. Лишь чистое небо. Вода, уходящая до самого горизонта, провожала солнце длинным расплывчатым отражением, слегка поблескивающим и играющим белыми маленькими точками, бликами на воде. Солнце попадало в противогаз, отражаясь в нем слепило глаза из-за чего долго смотреть на эту красоту было невозможно. Резко и неожиданно я вспомнил о приближающейся ночи. Я быстро отправился на первый этаж, попутно вслушиваясь в окружающую меня обстановку. Опять ничего. Скорее всего, их убила, какая ни будь нечисть. В любом случае если бы они были живы, я бы услышал стоны, или хоть какой-то намек. Совесть замолчала, и я вышел на улицу. Взяв канистру, я направился к машине. Дед все еще ждал меня.

— Я уж думал ты уехал без меня — насмешливо сказал я

— Я человек честный

— А если бы я умер там, ты бы так и остался сидеть в машине?

— Тогда бы я услышал крики или шумы выстрелов.

Мне показалось, что он улыбнулся.

  Я вновь сел за руль, и мы продолжили свой путь.

  Машина ехала по рыхлому снегу, оставляя четкие, глубокие следы. Последние лучи солнца пробивались через закат освещая крыши домов и зданий. Мимо нас проплывал памятник трактору, на одной из крыш, плакаты «шиномонтаж», «парикмахерская», «продукты», «автомойка» и многое другое. Горы, словно огромная стена закрывали весь остальной мир, словно оберегая его от чего-то более ужасного.

— Как вы думаете, что за этими горами? — спросил я

— Какими?

— Те, что закрывают Камчатку от внешнего мира?

— Наверное, другой мир, отличный от нашего. Ведь, насколько мне известно, ракеты были запущены в разные города. А значит и уровень радиации в разных городах разный.

— Тяжело жить с потерянной памятью?

— Нет. Старые знания не пригодились мне в новом мире.

— Новый мир, новая память?

— Да, как-то так.

— А что же вы делали в лесах все время?

— Ел все, что казалось съедобным. Долго плутал. Только чудом нашли.

— Кто нашел?

— Выжившие.

— Значит вы один из самых старых жителей нового мира?

— Получается да.

— Вы застали приход коммунистов?

— Да, я помню.

— Расскажите?

— Если вы хотите дам вам почитать свои записи.

— Вы ведете дневник?

— Не дневник, я записываю историю!

Глаза моего собеседника оживились.

— Эти записи пригодятся историкам!

— Будь я на вашем месте, я бы сдал их за патроны.

— Что вы говорите! — возмутился мой собеседник — так ведь нельзя!

— Ну, вы сами подумайте, кому ваши записи пригодятся? Никто уже не будет их читать. Человечество казнили. К сожалению. За Пенжинско-Олюторскими горами ничего нет.

— Но ведь были другие люди! В других городах!

— Скорее всего, они умерли или мутировали, а может и чего похуже.

— Но…

— Тише!

Мы остановились, стали прислушиваться. Шум мотора. Явно приближается. Были слышны какие-то дикие крики. Долго объяснять, кто это мне было не нужно.

  Я резко вдавил в педаль газа, и машина рванула с места. Мы мчались очень быстро, я даже удивился, что моя машина на такое способна. Мы гнали так, словно за нами мчалась смерть, хотя она и мчалась. Вскоре мы увидели огромный грузовик испускающей горящие как глаза белый свет.

  Он весь был измотан цепями, частично ржавый, но работающий. Его двигатель ревел точно зверь, гонящийся за нами. Можно уже было разглядеть силуэты человечков, зацепившихся за цепи из-за чего вид, стал более грозным.

  Со стороны неожиданно подъехали еще три машины в желтой окраске, гораздо более мелких, чем та, которая позади нас. Это были скорее машины из класса спорткаров. Они резво обогнали нас и взяли в блокаду. Я увидел, что один из этих дикарей взял цепь и начал ею размахивать. Я сразу понял, в чем дело. Не став медлить, я прокричал деду.

— Стреляй!

  Он был не дурак, смекнул, в чем дело. Достав мой автомат начал целится.

Небольшая группа выстрелов и … ничего. Он промахнулся. Я видел, как дикарь кинул цепь, но и он не попал. Все же, как и стрелять, так и махать цепью на машине не очень удобно.

  Я думал сказать, чтобы мой напарник стрелял в водителя, но увидел, что там стоит прочная решетка и я ничего не сказал. Поэтому схватив дробовик, я выстрелил в того, кто держал цепь. Я не попал, но, похоже, он испугался и полез в машину.

  Мы ехали, казалось целую вечность, мой друг стрелял, промахивался, снова стрелял. Дикарь же, пройдя много попыток и поняв, что нас живьем взять нас получится, они решили пойти на таран. Грузовик, заревев еще сильнее начал угрожающе приближаться, норовя ударить. Когда до машины оставалось пара метров, я сказал, чтобы он,… но я не успел. Удар еще удар. Мы чуть не вывалились из машины. Я схватил дробовик, подождал пока грузовик подъедет ближе, и что есть силы, нажал на курок. Удар. Но он последовал не от грузовика, а сбоку. Резко повернув голову, я увидел, что это одна из этих желтых машин ударила нас, заметив, что я собираюсь сделать. У них водители то же были защищены решеткой, и стрелять не было смысла. В этот момент у меня созрел план. Если выстрелить в одну из желтых машин и пока все остальные будут в замешательстве можно попробовать прострелить колесо грузовика. Поделившись своим планом, мы приступили к действию. Другого выхода у нас не было.

  Прицелившись, я выстрелил в кар, что был к нам ближе всего. В этот момент грузовик был близко, и дед таки успел совершить выстрел. В этот раз он не промахнулся.

  Машина, заскрипев пошла набок и завязла по самую кабину в снегу. Сразу смекнув, что надо делать, я резко остановился. Эффект от моего действия не заставил себя ждать. Машина что была справа, хотела столкнуть меня с дороги, но прошла буквально в миллиметре от капота, так и не задев его, и врезалась в своего товарища. Я быстро нажал на педаль газа и прорвался через блокаду.

  Я еще долго смотрел, как наши преследователи удалялись о нас. Мы не могли отойти от всего произошедшего. Все это происходило словно во сне. Я еще долго вспоминал этот поющий скрежет металла, когда нас таранили. Самое интересное то, что мы и оторвались от них и почти не видели наших преследователей в лицо. Обычно редко кому удается сбежать от этих дикарей, но сегодня нам повезло! Лично я еще долго не мог поверить в это. Я хотел поделиться своими впечатлениями с моим спутником, но он был мрачен. Да, он точно был не в настроении. Может это от пережитого. Я слышал, что те, кто пережили подобное, могут несколько дней плакать. В общем, каждый на эту ситуацию реагирует по-разному.

  Мы уже подъезжаем к морю. В далеке уже видны легендарные вышки. Как великаны они возвышаются над водой тихие мрачные и спокойные. Только ветер гуляет рядом. Они светятся яркими огоньками похожими на те что раньше наряжали елку. Неподалеку уже виднеется охрана. Надо будет всем рассказать, что с нами случилось. Думаю, нам поверят.

 

 

 

0
09.02.2019
avataravataravatar
350

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть