Плач Люцифера

Прочитали 220
12+








Содержание

Собака выла в конуре
И я проснулся ночью.
Ни зги не видно во дворе,
Мороз по коже волчий.

Глаза привыкли к темноте,
Вокруг ни человечка.
Луна в заоблачной фате
И звёзды словно гречка.

Махнул рукой и к конуре:
«Что, милая, приснилось?»
«Прохладно, что-то, в сентябре,
Вода, вон, льдом покрылась»

И правда, зубы в пляс пошли,
Зима пришла пораньше.
Короче скоро станут дни,
Огонь печи поярче.

«Ну что ж, коль холодно тебе,
Пора в дом перебраться»
«Как благодарна я Судьбе!»
«Н-ну, кончай лизаться»

Цепь на крючок, пускай висит,
Весною снова в дело.
С небес донёсся странный крик,
К ногам упало тело.

Собака сразу за меня,
Трусиха, что ж поделать.
Добыл кресалом я огня-
Лицо белее мела.

И с виду, вроде, человек-
Два глаза и два уха.
Слеза скатилась из-под век,
«Спаси…»-дошло до слуха.

Нагнувшись, на руки поднял,
Тотчас сложились крылья.
Затылок весь от крови ал,
«Святая эскадрилья!!!»

Собака следом семенит,
Но ближе не подходит.
У гостя, видимо, рахит-
Под тканью кости ходят.

Домой принёс и на диван,
«Спаси тебя Всевышний…»
В ушах моих запел орган,
Стук сердца еле слышен.

Одежду сняв, я растирал
Тщедушное сложенье.
Пришелец ростом был не мал,
Здесь надобно терпенье.

Собака прилегла у ног,
За мною наблюдая.
А я душой понять не мог:
Из Ада иль из Рая?

Побросил дров, бульон сварил,
Картошечки нажарил.
Овчиной Ангела накрыл
И снова дров добавил.

Так до утра и просидел,
За гостем наблюдая.
С лица исчез загробный мел,
Осталась Смерть у края.

Глаза открыл он к десяти
И подарил улыбку:
«С тобой теперь нам по пути»
Сверчок взял в руки скрипку.

«Я падший Ангел, Люцифер,
Низвергнутый из Рая.
Не любит Отче полумер,
Гордыня бьёт без края.

Всего лишь разик возразил…
Неважно…И на Землю.
Лишил меня волшебных сил,
Возврата не приемлет»

Когда закончил свой рассказ,
Внутри перекрестился.
Всего каких-то пара фраз
И мир переменился.

Хозяин Ада предо мной,
Тут есть чего бояться.
Я проклят собственной Судьбой,
Скрестились сами пальцы:

«Бежать! Бежать! Скорее прочь!
За что такие муки?!
Сменила День навечно Ночь!
Попал на крюк к падлюке!»

Пустив горючую слезу,
Продолжил гость негромко:
«Тебе всю правду расскажу,
Мне очень-очень горько.

Был создан «утренней звездой»
С душою непорочной.
Гремел характер боевой,
Вселенной связан прочно…»

Он на мгновение замолк,
Как будто вспоминая.
Тотчас себе я дал Зарок-
Быть праведным без края.

Всем нищим буду помогать
Деньгами и одеждой.
Уйму напыщенную стать,
Закрою Страсти вежды.

Иль с перемётною сумой
Пойду бродить по свету.
Мечты с желаньями долой,
Разутый и раздетый.

В дремучей чаще обживусь,
Подножностью питаясь.
Гоня бессилие и грусть,
Характер воспитая.

Прервал молчанье Люцифер:
«Прочёл твои все мысли.
Ты скудоумия пример,
Слова мои осмысли.

Не стоит Богу обещать
Того, что не сумеешь.
Лелеять выспреннюю стать
И дальше можешь смело.

Ему, поверь мне, всё равно,
Кто грешен, кто бесгрешен.
С рожденья всё предрешено:
Эдем иль Ад кромешный»

Хотел ему я возразить,
Но он махнул рукою:
«Продолжу повестную нить»
Рассказ потёк рекою.

«Стал Богу левою рукой,
Защитником Деяний.
Не ведал ленности покой,
Эфира возлияний.

Ни слова против не сказал,
Когда Он Землю создал.
Взрастил Приятия кристалл,
Добра сбирая всходы.

С улыбкой встретил и зверей,
Что Землю наводнили.
Но с появлением людей
Явил всю злую силу.

«Зачем они?!-спросил Его-
Исчадия Вселенной!
Пойдут Дорогою кривой,
Кляня Дар драгоценный!

Падут Творения твои
От их деяний в Бездну!»
И Бог воскликнул:»Эгоист!
Несёшь Презренья Скверну!»

За горло хватко Ужас взяв,
Внимал ему спокойно.
Я урождённый скандинав,
Беду приму достойно.

И что, что Проклятый пред мной?
Спасителя не тронет.
Опасен только под Луной,
При Солнце не в законе.

Дыханье в норму вмиг пришло,
Удары сердца смолкли.
Мой гость поднял одно крыло,
Тотчас завыли Волки.

Мне улыбнулся Люцифер:
«Ужели я так страшен?
Добро и Зло облатка Сфер,
Деяний промокашка.

Творишь всем сердцем-дурачок,
Себе невзгоды ищешь.
Прижми Судьбы своей смычок
Огромным сапожищем.

Во всём лишь Выгоду шакаль,
Познаешь Наслажденье.
Ведь никому тебя не жаль,
Лги всюду во Спасенье»

Хотел не слышать, но не мог,
Душою принимая.
Печален будет мой Итог,
Врата закрыты Рая.

Продолжил Падший, помолчав:
«Отложим Жизни прозу.
Лишил меня Всевышний прав,
Почувствовав угрозу:

«Отныне левою рукой
Не быть тебе, пропащий!
Когда умеришь норов свой,
Прощение обрящешь!»

И я, обиду затаив,
Покинул Храм Небесный.
С моей души слетел наив,
Вселился Мрак кромешный:

«Служил как пёс! Каков итог?!
Пречёрна благодарность!
Явил Гордыню стати Бог,
Презрев души ментальность!»

Я долго брёл, не зная путь,
Внутри кипела Злоба.
Познав Добра презлую Суть,
Духовным стал жадобой.

Решил людей отворотить
От праведной Юдоли.
Порвать Надежды вящей Нить,
Лишить священной Воли…»

Когда он снова замолчал,
Я перевёл дыханье.
Слова его девятый вал,
Стрел Разума метанье.

Пришлец ведь прав, святой Грааль,
Пороки обуяли.
Куда не плюнь, Рассудка грань,
Отсутствие морали.

Летят скабрезные слова,
Душой ужасны люди.
Грешна седая голова,
Повинная во блуде.

Мудрец лелеет эгоизм,
Все льстят ему с улыбкой.
Царит Вселенский пофигизм,
Величие ошибки.

Кто дружен с Правдой, тот дурак,
Кто лжёт, самаритянин.
Измена верности-пустяк,
У власти каторжане.

Богатство Чести поважней,
Любовь-болото Грусти.
Кромешной Тьмы сердца мрачней,
Полны смердящей Мести…

И снова мысли прочитав,
Сказал мне гость с улыбкой:
«С тобою, верь мне, не лукав,
Доверие так хрупко.

Итак, решил я отомстить
Создателю за грубость.
Вселить в создания Корысть,
Презрение и Глупость.

Три дня за ними наблюдал,
Укрывшись за камнями.
Презрел Началие начал,
Ценимое веками.

Со мною дивная Лилит,
Союзница-супруга.
Её Возмездие манит,
Адаму не подруга.

Отверг, подобие Врага,
Считая мерзкой грязью.
Очаг Добра в душе угас,
Скрутила Злоба вязью.

И вот настал удачный час,
Я Змием обратился.
Всего каких-то пара фраз
Смутило семя смысла…»

Петух с рассветом прокричал,
Явив кончину ночи.
Мой гость тотчас же заскучал,
Иссяк его источник.

Потухший взор, гряда морщин,
Мимическая складка.
Похож на тысячи мужчин
Девятого десятка:

«Мой добрый друг, тебя прошу
Закрой скорее окна.
В кромешной Тьме давно брожу,
Отвык от света Солнца»

Гардиной плотною прикрыл
И гостя успокоил.
Исчезло Ветрие могил,
Душа лишилась боли.

«Спасибо»,-Падший прошептал
И в сон вмиг погрузился.
Закрылся, видимо, портал,
Иного закулисье.

Не так и страшен Люцифер,
Чего я так боялся?
Загробный свет его померк,
Он был ужасно жалок.

Укрыл теплее и пошёл
Себе готовить завтрак.
Летели мысли роем пчёл,
Сменялись Жизни кадры.

Я с детства делаю Добро,
За это и страдаю.
Ведь миром правит серебро,
А не Заветы Рая.

А мог удачливее быть,
Презрев души советы.
Паучью лести плёл бы нить
Иль насылал наветы.

Всего каких-то десять лет
И власть передо мною.
Забыт навеки горний Свет,
Дарованный Судьбою…

«Мой друг!»-услышал гостя крик
И ринулся обратно.
Луч Солнца в комнату проник
Явив на коже пятна.

Дрожал всем телом Люцифер,
В глазах мольба о Смерти.
Погрыз меня сомненья червь,
Посланник Круговерти:

«Быть может, пусть скорей умрёт,
На Радость всей Вселенной?!
Мне будет слава и почёт,
Хвалебные молебны»

Но делать этого не стал,
Добряк я, что ж поделать.
Налил себе вина бокал,
Оно являло зрелость.

Отпил немного и прикрыл
Гардины плотной тканью.
Налил в чернильцу чернил,
Перо пустилось ланью.

Всё, что случилось, описал,
Добавив чуть эмоций.
Поэта опыт мой немал,
Любимец пылких Граций.

Очнулся только в темноте,
Мой гость смотрел с улыбкой:
«Ты можешь, если захотеть,
Стать в мире первой скрипкой»

Я головою покивал,
Ни слова не ответив.
Вонзила в грудь Печаль кинжал,
Ударив душу плетью.

Как говорится, плох солдат,
Если в Тузы не метит.
Способных к рифмике ребят
Полным-полно на свете.

Пробиться чтобы на Олимп,
Таланта будет мало.
Приёмом нужно силовым
Призвать игры начало.

Меня отвлёк пришельца глас:
«Я, милый друг, продолжу.
Навёл тогда свой первый сглаз,
Мне он всего дороже.

Плод Еве в пасти протянув,
Шепнул:»Моя ты радость.
Своих усилишь алость губ,
Продлишь телесну младость»

И чтоб Адам не помешал,
Лишил его движенья.
Лилит вне всяческих похвал,
Железное терпенье.

Пока я Еву окружал,
Она пошла к спесивцу:
«Мой был когда-то Идеал,
А ныне стань ревнивцем.

Любовь тебе, что Свету Тьма-
Засилие угрозы.
За словом же не лезь в карман,
Не лей с обиды слёзы»

Адам послушно закивал,
Лилит была довольна.
Он сердце девичье попрал,
Она колола больно.

Вот Ева яблоко берёт
И медленно кусает:
«О, боже, горло как дерёт,
И кожа ледяная»

«О, что случилось?!-к ней Адам-
Скажи мне, что случилось?!»
И Голос Свыше:»Аз воздам!»
Пропала божья милость!

У Евы чёртики в глазах
И частое дыханье:
«Гони, мой милый, дикий страх,
Прими к себе Желанье»

И плод запретный протянув,
Целует смачно в губы.
Адам чуть не лишишся чувств,
Стучали мерно зубы.

«Ну, что ты, милый,откуси,
Плода не будет слаще.
Получишь сонму новых сил
И Счастие обрящешь»

Манила Ева простачка,
Глазами поедая.
Схватила Яблоко рука,
Явив кончину Рая.

И Плод запретный надкусив,
Адам воскликнул:»Боже!!!»
В груди его случился взрыв,
Паденье подытожив.

Схватил он Еву и обнял,
Сцепились в поцелуе.
Свершился Плоти ритуал,
Явив в мир Страсть слепую.

«Повинны, дети, во Грехе!-
Раздался Голос грозный-
Душа погрязла в требухе,
Вобрало сердце праздность!

Познания вкусили Плод,
Повинны в волнодумстве!
Другой желал для вас Исход,
Ужасные безумцы!

Эдем отныне вам не дом,
На Землю отправляйтесь!
Не забывая о былом,
Душой и сердцем кайтесь!

Ты, Ева, будешь через боль
Давать детей Адаму!
Твоя, Адам, иная роль-
Заботиться обязан!

Когда минует сонма лет,
Заслужите прощенье!
Оставьте несгладимый след,
Изгнав души смятенье!»

Схватился за главу Адам:
«Что сделал я, безумный?!»
В ушах гремело:»Аз воздам!»
Кричал как полоумный.

«Вот так!-восторженно Лилит-
Моё свершилось мщенье!
Адам для сердца позабыт
Навеки, без сомненья!»

Очнувшись, Ева со стыда
Рукой прикрыла чресла.
Рассудка голос запоздал,
Явив открытость смысла:

«Ужели я теперь грешна,
Грязнее грязной грязи?!
Гнетёт ужасная вина,
Всё потеряла разом!»

Хотел закончить свой реванш,
Унизив плоть и душу.
Да упустил желанный шанс,
Почувствовав удушье.

В глазах померкло естество
И уши заложило.
Свершилось Силы волшебство,
Я к Богу впал в немилость.

Хотел подняться, не сумел,
В ногах согласья нету.
Лицо похожее на мел,
Возникло море Света.

Пред мной Всевышний сам предстал,
Грознее грозной тучи:
«Презрел Доверия кристалл,
Подлей змеи гремучей!

Не быть средь Вестников моих,
Навеки будешь изгнан!
Пожнёшь последствий роковых,
Познаешь участь слизня!

Не быть ни мёртвым, ни живым
И жить во Тьме кромешной!
Кто злобным Духом одержим,
С тобою безутешны!»

И длань над мною распростёр,
Тотчас разверзлась Бездна.
В груди моей пылал костёр,
Уверенность исчезла.

Что сделал я? Всего лишь шаг
К познанию Познанья.
И сам себе теперь как враг,
Лишённый покаянья.

Явил Создатель Стать свою,
Открыв сознанье злое.
Мне дал изгоя колею,
Душа зашлась от воя.

«Прощенья даже не проси,
Его ты не достоин!
Мне облик твой невыносим,
Исчезнешь под конвоем!»

Закончил Отче речь свою,
Исчезнув в ярком свете.
Мне не гулять теперь в Раю,
За все дела в ответе.

Архангелы за мной пришли,
Под белы ручки взяли.
Мой взгляд тоскливее Тоски,
На сердце пуд Печали.

«Пора!»-услышал приговор
И крылья распахнулись.
Я крик изганника исторг,
От сил остались угли.

Был мой растоптан эгоизм,
Уныние напало.
Душа попала в сети призм,
Конца пришло начало.

Хотелось тут же умереть,
Прервав мучений нити.
Да, видно, не желала Смерть
Чтоб был разгневан Зритель.

Крепки Архангелы мои,
Крепки и неподкупны.
Хоть не похожи на убийц,
Но изживут послушно.

Не стал я даже делать шаг,
С Судьбой своей смирившись.
Всему живому лютый враг,
Адама искусивший.

Летели долго, Жизнь прошла
Картиной предо мною.
Пронзила душу Тьмы игла,
Я снова стал собою.

Довольно бредить ерундой!
Изгнанник?! Ну и что же?!
Объект поруки круговой
Не будет уничтожен!

За всё я Богу отомщу,
Презрев его деянья!
Детей Адама извращу,
Не зная Злобы края!

Затихли крылья, кончен путь,
Кромешный Мрак повсюду.
Наполнил темнотою грудь,
Покоился Рассудок.

«Отныне здесь твой дом родной,-
Архангелы вещали,-
Ты, Падший, сам тому виной,
Мы в горестной печали.

Был равным нам и что теперь?
Низвергнут как преступник.
В Эдем захлопнул с силой дверь,
От слов своих отступник»

Взмахнули крыльями и я
Остался сам с собою.
Составлен грубый мезальянс
Злодейкою Судьбою.

Зачем, зачем так согрешил?!
Быть надо поумнее!
Вокруг лишь Мрак и не души,
Уныние давлеет.

Не помню, сколько просидел
В забвении гнетущем.
Достигнут жалости предел,
Подумал о Грядущем.

Ужель достигнуть не смогу
Величия во Мраке?!
В моём проснувшемся мозгу
Рождалась контратака:

Из ничего создам страну,
Ужасней нет на свете.
И Мир узнает Сатану,
Затмит который Лету.

И спорить будет не с руки
Создателю Вселенной.
Познанья Мира глубоки,
Не встану на колено.

Затем сотку из Тьмы веков
Апостолов и челядь.
Держать не буду дураков,
В Эдеме надоели.

А дальше армию создам
Из тварей оголтелых.
Не веря горестным слезам,
Круша людское семя.

Кто душу мне свою продаст,
Позволю быть рабами.
И только избранным дам шанс
Стать колдовства творцами.

Деянья Бога извратив,
Они приблизят Время.
Вкусив из душ апперетив,
Я вставлю ногу в стремя.

И Бог исчезнет навсегда,
Как будто не бывало.
Впадёт в невежество Земля,
Но этого мне мало.

Хочу весь Свет во Тьму вогнать,
Архангелов рабами.
И тешить выспреннюю стать,
Поправ Эдем ногами.

Вселенной вечной завладев,
Возьму Миры иные.
Вобью в умы спесивый блеф,
Мне будут псы цепные.

Устроив царствие своё,
Возьму в колодки Время.
Внесу в Грядущее Быльё,
Ведь мне Реальность бремя…

Потратив ровно десять Лун,
Явил Геенну Миру.
Исчезли сонмы грустных дум
И стал себе Кумиром.

Никто не сможет избежать
Воздействия дурного.
Ведь буду и отец, и мать
Для племени ночного.

Поймав в паучью сеть Эфир,
Апостолов я создал.
Хитрее не сыскать проныр,
Приблизят час Исхода.

Стал каждый третий управлять
Моим кромешным войском.
Вселил воинственную стать,
Поставив в ранг жестокость.

В бою им равных не найти,
Опасные до дрожи.
Сметут Архангелов с пути,
Добро всё уничтожив.

Геенна пыхнула огнём
И твари появились.
Они опасны даже днём
Своим немым насильем.

Теперь на Рай пойти войной
Труда мне не составит.
Нахлыну бедственной волной,
На встречу чёрной славе.

Немного отдохнув, обвёл
Геенну быстрым взглядом.
Отдам Создателю свой долг,
Явив ему упадок.

Но для начала порешил
Отмстить Адаму с Евой.
На них потратил много сил,
Щемит истомой чрево.

Рабами будут на века,
Без воли и надежды.
Как два источника греха
С безумием невежды.

Потомство сразу поделю
На нужных и ненужных.
Одних волшбою наделю,
Других мечом с кольчугой.

Исполнив это, я смогу
К Вселенной обратиться.
А дальше старого брюзгу
Заставлю потесниться.

Но как на Землю мне попасть,
Прикован, как цепями?!
Шипела выспренняя стать,
Шли мысли как цунами.

«Хозяин, -вдруг услышал глас,-
Помочь тебе не трудно.
Возьми Геенны зоркий глаз,
Он Силу Ста пробудит»

То славный демон Абаддон
Ко мне на помощь ринул.
Я был ужасно возбуждён,
Явив оскал звериный.

И руку бросил над собой,
Вобрав Геенны Силу.
Пленён злодейкою Судьбой,
Стал извергом постылым.

«Мне Сущность зоркий глаз яви!»
Воскликнул в предвкушеньи.
Не буду клястся на крови,
Познает Мир лишенья.

Пошла Геенна ходуном,
Аж ноги подкосились.
Грядущее явилось сном,
Вокруг дух от коптилен.

Внезапно прекратилось всё,
Как будто не бывало.
Кипело естество моё,
Реальность без забрала.

В руках Геенны глаз сверкал,
Обдав округу жаром.
Начало бедственных начал,
Предверие пожаров.

«Отныне, -крикнул громко я,-
Земля под нашей властью!
Познает силу кулака
И прочие напасти!»

Вокруг гремела тишина,
Ни писка злобной Твари.
Потешусь над людьми сполна,
Судьбе сверхблагодарен.

Когда замолк, оваций шум,
Геенна ликовала.
Какой во мне блестящий ум,
Такого не бывало.

Апостолы пошли гурьбой
Ко мне для поцелуя.
Я в этот миг был сам не свой,
Мечту мнил голубую.

«Послушай, сир, -услышал глас,-
Не празднуй «до» победу.
Геенны очень грозен глаз,
Его ты стать исследуй»

То снова славный Абаддон,
Советчик мой бесценный.
Рассудком тонким одарён,
Пускай и чуть надменный.

Его послушав, отошёл
И начал испытанья.
Жужжал весь Ад как море пчёл,
Ловя сачком желанья.

О, что ж придумать…нет, не то…
А может…нет, не это…
Тварь рядом хлопнула хвостом,
Дав сразу мне ответы.

Глаз поднял прямо над собой
И громко крикнул: «Actum!
Мне что даровано Судьбой,
Вмиг сделай Жизни актом!»

И руку к твари распростёр,
Завыла вмиг ужасно.
Напал неслыханный восторг,
Геенны глаз опасен.

Созданье корчилось пред мной,
Все силы отдавая.
Доволен был самим собой
Безмерность прославляя.

Прошло мгновенье, крик умолк,
Тварь предо мной застыла.
Её уменьшив Жизни срок,
Себе стал дюже милым:

«О, да, теперь возможно всё!
Геенны глаз всемерный!»
Бурлило естество моё,
Умножил Дар волшебный.

И снова крикнул:»Actum!» я,
Желая продолженья.
И глаз явил мне столп огня
Ещё через мгновенье.

Коснулось пламя твари чуть
И прахом обратило.
Вдохнул миазм растленья в грудь,
Подумав:»Вот так Сила!

Теперь никто или ничто
Пред мною не бессмертно.
Лететь на Землю я готов,
Адама чтоб низвергнуть»

Хотел немедля пересечь
Вселенское пространство.
Пыхтела эгоизма печь,
Совет давало чванство.

Предвидел скорую Юдоль
У мерзкого Адама.
Не так была сильна печаль,
Ушла Рассудка драма.

«Хозяин, -снова Абаддон,-
Спешить не надо в деле.
Для мести вечный всесезон,
Своей добьётесь цели.

Назначьте за себя из нас
Достойного притвора.
За Адом нужен глаз да глаз,
Вор вицей гонит вора»

Ещё раз чуйку облизав,
Сказал ему с улыбкой:
«Ты, как всегда, мой демон прав,
Авральщина ошибка.

Тебя я посажу на трон,
Доверив всю Геенну»
Услышал гул со всех сторон,
Не все любили смену.

Я огляделся-тишина,
Боялись дюже страшно.
Случится без меня война,
Тревожить Зло опасно.

Конечно,верен генерал
И подвести не сможет.
Раскроет в завязи обман,
Бунтующих стреножит.

Но он один, а тварей тьма,
Впридачу генералы.
Нет, Абаддона не сломать
Завистникам бывалым.

Кому доверить?! Лишь ему!
Плевать на свистопляску!
Явлю Вселенной Кутерьму,
Нужна Геенне встряска!

Мне улыбнулся Абаддон:
«Спасибо, сир, за веру.
В порядке будет вечный трон,
Приму защиты меры»

Себе «спасибо» я сказал
За верное решенье.
Утих мой внутренний накал,
Ушло с души смятенье.

Геенны глаз во тьме сиял,
Внушая сонмы мыслей.
Предвидел он и мой финал,
В ужасном самом смысле.

Ох, если б видел я тогда,
То б изменил реальность.
Сожглась бы новая звезда,
Вмиг осветив банальность.

Но что случилось, то пришло,
Не будем красить горесть…
Рвалось неслыханное Зло
Наружу, спрятав Совесть.

«Ну что ж, пора, мой генерал,
Счастливо оставаться,-
С улыбкой милою сказал, —
Вернусь Лун чрез пятнадцать»

И вновь улыбку подарил
Мне Абаддон, прищюрясь.
Придало это новых сил,
Продлив скупую Юность.

Пронзив пространство, я вошёл
В портал меж измерений.
В ушах гудело роем пчёл,
Сигнал перемещенья.

Одно мгновенье тишины,
Геенна за спиною.
Душа и стать возбуждены,
Геенны глаз звездою.

Ещё мгновенье и Земля
Пред мною показалась.
Ступил стопою короля,
Не знающего жалость.

Подняли Волки страшный вой,
Олени всполошились.
Бежали Кролики гурьбой,
Не ждали Бога милость.

Я как бы не заметил их,
Зачем зверей мне души.
Неволить будет каждый чих
Мои больные уши.

Пройдя весь лес, зашёл на луг,
Паслись там три Коровы.
Почуяв в воздухе испуг,
Наслал туман багровый.

Они заснули, полетел,
Свои расправив крылья.
В Раю оставшись не у дел,
Стал Злобы страшной былью.

Вдруг дождь пошёл как из ведра,
Промок до нитки сразу.
Пришла напастей череда,
Что неподвластны глазу.

Завыл внезапно ураган,
Меня назад отбросив.
Пошёл Всевышний на реванш,
Решить со мной вопросы.

Был, видно, сильно разозлён,
Побег давно не тайна.
Нарушил я его Закон,
Готов пойти на крайность.

Я глаз Геенны приподнял
И громко крикнул: «Satis!»
Открылся прошлого портал
Уменьшив ветра натиск.

Затем убрал гнетущий дождь
И высушил одежду.
Стал снова на себя похож,
Украв на Смерть Надежду.

Да, Бог всесилен, спору нет,
Стихии все во власти.
Но я его апологет,
Учения схоластик.

Давно познал спесивый нрав,
Он на руку сыграет.
Пусть после порешат, кто прав,
Вела меня Кривая.

Глаз снова вскинул над собой,
Сказав спокойно:»Actum»
Окутал всё туман густой,
Пред мной возникла карта.

На ней становище людей
Кроваво-красным цветом.
Найду легко их, без затей,
С греховности заветом.

Устроив отдых, снова в путь,
Нельзя с возмездьем медлить.
Всевластие рвало мне грудь,
Сводило спесью челюсть.

Желал Адаму Кутерьмы,
Злосчастия Геенны.
Всех козней бездуховной Тьмы,
Унылой Скверны Бездны.

Взошла кровавая Луна,
Мне ярости добавив.
С уродцем расплачусь сполна,
Явь будет горше Нави.

Летел недолго, но устал,
Скопилась пыль Вселенной.
Увидел сверху, что Адам
Шёл по траве неспешно.

«Ну, что же, -мыслил, -берегись,
Пришла твоя Година!»
Вперёд меня летела мысль,
Сплетая паутину.

На землю тенью я сошёл,
Чтоб не спугнуть добычу.
Насыплю людям в рану соль,
В глаза Грехом потычу.

Адам нагнулся к ручейку,
Встал за спиной вражины.
Дав волю Злобы червячку,
Шепнул:»Вставай, детина.

Пришла пора за всё платить,
Ты мне обязан Жизнью.
Порву в одно мгновенье Нить,
Без всякой укоризны»

Спросил испуганно Адам:
«Ты кто:живой иль призрак?»
В ответ ему:»Я Аз воздам!
Ты мною жертвой избран!»

Хотел ещё сказать чуть-чуть,
Испуг играл на руку.
Да немота сдавила грудь,
Не вымолвить ни звука.

Стояла Ева во красе,
Чаруя дух улыбкой.
И я, как и мужчины все,
Вмиг совершил ошибку.

Не смог собраться перед ней,
Пленила как ребёнка.
Исчез разневанный злодей,
Вослед явив ягнёнка.

Пав на колени, лобызал
Пленительные ножки.
Закрыла ненависть портал,
Раскрыла Страсть ладошки:

«О, Ева, будь нежна со мной,
На трон Вселенной сядешь.
И встретим вместе под Луной
Восторженную Старость.

Забудь Адама, он слабак,
Не стоит и мизинца.
К твоим ногам я брошу Мрак,
Нарушу Вечный принцип»

Мне вновь улыбку подарив,
Шепнула Ева:»Полно.
Твои слова всего лишь миф,
Адамом я довольна.

В изгнании повинен ты,
Не жди Любви и Неги.
Ну, что, как вкопанный, застыл,
Сбирай Греха побеги»

Пылали пламенем глаза,
Вздымалась грудь от гнева.
Стыд душу больше не терзал,
Не женщина, а стерва.

А я пред ней слюну пускал,
Не слыша и полслова.
Был Страсти превелик накал,
Красоткой очарован.

Совсем про ненависть забыл,
Желал вселенской Неги.
Ослабил свой сверхпрочный тыл,
Взрастив Беды побеги.

Пока я Еву созерцал,
Адам опутал сетью.
И вдруг почуял страшный жар
От жгущей спину плети.

Тотчас же Страсти пыл прошёл,
Дав Ненависти выход.
Гудели мысли роем пчёл,
Был на пороге краха.

Попался Еве, как дурак,
Забыв про Плод Желанья.
И мимо пропустил тумак,
Явив душе стенанья.

Сказала дева, сквозь оскал:
«Готовься к Смерти, Падший!
Ты Неги полной Жизнь украл,
Взамен дав Плод завядший!»

Вновь плети звук возник в ушах,
Боль по спине дрожащей.
И привкус крови на устах
Был самым настоящим.

Удар, удар, ещё удар…
Не помню дальше…ступор.
Пришёл ужаснейший Кошмар,
Подобием стал трупа.

Решив, что сдох, сказал Адам:
«Возмездие свершилось!»
И Ева громко:»Отче нам
Яви за это милость!»

Но Бог молчал…играла Спесь,
Величием Великий.
Я был разбит, но не исчез,
С рожденья многоликий.

Куда им Ангела изжить,
Бессильные людишки.
Ткала мне Вечность Жизни Нить,
Тупы не понаслышке.

Хотели Дух мой победить,
Хитрее возомнили.
За отчуждение спросить,
Да не хватило силы.

Им место под моей пятой,
Сожму в кулак их души.
И буду больше, чем святой,
Рассудок вмиг порушив.

Дождавшись полной темноты,
От пут освободился.
Свело язык от немоты,
На белый Свет воззлился.

Хотел поднять Геенны глаз,
Свершить чтобы Проклятье.
Но он с чего-то вдруг погас,
Почуял холод плотью.

А без него назад никак,
Портал лишь он откроет.
То для меня ужасный знак,
Повязан я Землею.

Неужто сгину средь людей,
Забыв навечно планы?!
Быть надо было помудрей,
Идти назло Желанью!

Дурак, дурак, какой дурак,
Поддался чарам Евы!
В груди стал таять вечный Мрак,
Раскрыла Участь чрево.

Извечной над Адамом власть
У Евы в этом мире.
За глупость суждено пропасть
В Безумии мужчине.

Кипела в мыслях голова,
Но выхода не знал я.
Во всём виновен генерал,
Желал единовластья.

«О, что мне делать?» -прокричал,
Заламывая руки.
Вонзил в грудь Ужас свой кинжал,
Шипела Смерть гадюкой.

Сбежались тучи, дождь пошёл,
Но мне и дела нету.
Промокший весь, куда-то брёл,
С заката до рассвета.

Готов был заживо сгореть
Иль под землёю сгинуть.
Был хлёсток ветер, словно плеть,
Плачевная картина.

Болели тело и душа,
Желания пропали.
Пришло затменье неспеша,
Вернусь назад едва ли.

И вдруг пред мною Абаддон
Из-под земли явился.
Отвесив низменный поклон,
Воскликнул:»Ваша милость!»

Махнув рукой, ему в ответ:
«А, это ты, любезный.
Пришёл ещё мне дать совет,
В предтечи бесполезный?»

«О, что Вы, сир!-воскликнул он-
Ступни целую Ваши!
Всё, что случилось, страшный сон,
Не стоящий мурашек!»

Его молчаньем отстранив,
На землю опустился.
Ужасен у лгуна мотив,
Зазря язык трудился.

Не верил больше никому,
Вокруг одни завистцы.
Я создал сам себе тюрьму,
Проклятая блудница.

Совсем упал в своих глазах,
Грядущее туманно.
Душа в горячечных слезах,
На сердце с солью рана.

«Но, сир, — вновь начал Абаддон,-
Моей вины в том нету.
Глаз Мраком вечным сотворён
И чахнет в ярком свете.

Как выйдет полная Луна
Вся Сила вновь вернётся.
И отомстите Вы сполна,
Затмив собою Солнце»

Его услышав, отошёл,
Чего я так боялся?!
В груди опять вскипел котёл,
Исчезла трусость зайца.

Уж этот странный Абаддон,
На всё готов ответить.
Он телом как Титан сложён,
Но с виду неприметен.

Готов служить, как верный раб,
Желанья исполняя.
А я ведь тот ещё сатрап,
Кошмарный сон для Рая.

С размаху вдарил по лицу,
Пусть знает, виноватый.
Немым быть надобно жрецу,
Немного туповатым.

С улыбкой молвил Абаддон,
Смотря безумным взглядом:
«Откроем Смерти мы сезон,
Плюясь Геенны ядом»

И Смерти Серп мне протянул,
Сияньем исходивший.
А я и глазом не моргнул,
Гордливость ведь не лишня.

«Возьмите, сир, вот эту вещь,
Как знак души покорной»,-
И шёпот был его зловещ,
Мне стало не комфортно.

Чего задумал Абаддон,
Понять я был не в силах.
Коснулся ветер вечных крон,
Шепча мою погибель.

Взяв в руки, холод ощутил,
Оно понятно, Символ.
По телу пот дождём забил,
Души увидел лживость:

«Зачем от Бога отступил,
Остался без Надежды.
И сам себе теперь не мил,
Раскрыла Бездна вежды.

Пора с поникшей головой
Скорей назад вернуться.
Признав поступок подлый свой,
Убрать Спесь душегубца…»

«Хозяин! -крикнул Абаддон,
Вернув меня в реальность»
В ушах стоял загробный звон,
Почувствовал фатальность.

Стояла Смерть передо мной,
Предтеча новой Жизни.
Навечно связаны Судьбой
Рождение и Тризна.

Ужель смогу я управлять
Вселенной безразмерно?!
Утихла выспренняя стать,
Стал мыслить многомерно:

«Так-так, любезный генерал,
Ты мне ещё послужишь!
Предвижу сладостный финал,
Теперь во всеоружье!»

«О, сир, — продолжил Абаддон-
Серп Смерти Путь в Иное»
Тотчас прошёл ужасный звон,
Задело за живое.

«Ты сможешь Миром управлять,
Даруя Жизнь за службу»
Свою умерить надо стать,
Дать генералу дружбу.

«Рожденье-Смерть в твоих руках,
Адаму с Евой крышка»
Зажёгся тёмный свет в глазах,
Прошла Тоски отрыжка.

Я слушал и на ус мотал,
Желания умерив.
Серп мне откроет тот портал,
Где к Сотворенью двери.

Попав туда, переверну
Истоки Созиданья.
И не придётся мне войну
Начать средь Мирозданья.

Не будет Рая, всюду Мрак,
Земля источник пищи.
Со мной пойдёт, кто не дурак,
В ком Ветер Злобы свищет.

«О, сир, очнитесь, нам пора!-
Сквозь сон я крик услышал-
Должны исчезнуть до утра,
Пока нет Солнца вспышек.

Как только глаз в себя придёт,
К Адаму возвернёшься.
Сейчас не избежать хлопот,
Час близок Богоносца»

Услышав это, задрожал…
Пора, пора убраться!
Был прав мой верный генерал,
У Силы есть граница.

Посланник Бога наделён
Его волшебным Даром.
Следит за Светом ясным днём,
А ночью бдит за Мраком.

Сильней Архангелов в сто крат,
С таким не повоюешь.
Суровый с теми, что грешат,
Умерит стать любую.

Создатель сотворил его
Из Семени Вселенной.
Вселил характер боевой
И душу спас от Тлена.

Пора, пора, покуда он
Не сжёг мою натуру.
Пускай уйдёт кошмарный сон,
А с ним и взгляд понурый.

Сейчас я несказанно слаб,
Проклятые людишки.
Совсем от холода прозяб,
Нужна мне передышка.

«Пора!-воскликнул генерал-
Геенна ждёт Владыку!»
Слуги он точно идеал,
Душою многоликий.

Кто я ему?! Отец родной,
Хозяин вековечный.
Коль будет думать головой,
То сможет жить беспечно.

О, если б мудрым был тогда,
Не верил в то, что мыслил.
Но не дано предугадать
Тому, кто легкомыслен.

В мгновенье ока мы в Аду
С клевретом оказались.
Восславил я свою Судьбу,
Испив кошмар до капли.

Тотчас Геенна пала ниц,
Повсюду тишь настала.
Смотрел с ухмылкой на тупиц,
В них нету Идеала.

Готовы сделать, что хочу,
Не думая главою.
К ним не питаю сладких чувств,
Доволен сам собою.

Они нужны, чтоб мясом стать
В ближайщей заварушке.
Ведь я для них отец и мать,
А не король пирушки.

Другое дело Абаддон,
Вместилище отваги.
С таким от Бед заговорён,
Мне Жизнь отдаст во благо.

«Ну ладно, ладно, вон пошли,
Льстецы и лицемеры.
Души безумтсва короли,
Злобливые химеры»

Сказал клевретам, прочь прогнав,
Быть рядом не достойны.
На Жизнь у них совсем нет прав,
Похуже раны гнойной.

Мне улыбнулся генерал:
«Мой сир, Луна на всходе!»
Геенны глаз в руке лежал,
Явлением Исхода.

Едва коснулся тусклый свет,
Тотчас вернулась Сила.
Исчез недавний мрачный бред,
Себе опять стал милым.

Вмиг глаз наполнила Луна,
Сиянье возвратилось.
«Теперь я расплачусь сполна,
Удар мой будет в спину!

Пронзила мысль блестящий ум-
И первой будет Ева!
За все обиды Аз воздам,
Достойна Смерти стерва!»

«Мой сир, -промолвил Абаддон,-
Испробуй мой подарок»
Тянуть мне было не резон,
Желания миг сладок.

Тотчас Серп Смерти приподнял,
Ища глазами жертву.
Глазами знак дал генерал,
Должно свершится зверство.

И выбор пал на существо,
Страшнее чёрной Мамбы.
В одно мгновенье естество
Свернулось чёрной блямбой.

Вокруг настала тишина,
Геенна ужаснулась.
Теперь мне не нужна война,
Зубастее акулы.

Сильнее глаза Смерти Серп,
Оружие Вселенной.
Душою злобною окреп,
Почуяв запах Тлена.

Вдохнув его, окреп душой,
Грядущее увидев.
Не будет мне знаком покой
Без сладостных флюидов.

Чего хочу, того добьюсь,
Назло всем экивокам.
Повсюду я посею Гнусь,
От самого Истока.

Вращая Сферы, как шары,
Миры перемешаю.
Дождавшись благостной поры,
Судьбу пущу по краю.

В моих руках Рожденье-Смерть,
Величие и Крайность.
Решаю: жить иль умереть,
Без права на Случайность.

Пред мною появился трон,
А я на нём Всевышним.
В ногах слащавый Абаддон,
Не виден и не слышен…

«Мой сир, пора объединить
Серп Смерти и Геенну!
Плести по новой Жизни Нить
Твоё предназначенье!»

Воскликнул громко генерал,
Луною освещённый.
Приблизил действенный финал
Душой отягощённой.

Пора настала отомстить
Всевышнему и Миру.
Порву без жалости я Нить,
Ведущую к Эфиру.

Пускай летит в Тартарары,
Что было, есть и будет.
Начало положу игры,
Канву ломая Судеб.

И над собою глаз подняв,
Воскликнул:»SATOR! ROTAS!»
Сиял он Правдою Неправд,
Пронзив Сияньем Космос.

Затем к нему приблизил Серп
И громко крикнул:»TENET!»
Тотчас же голос мой окреп,
Сломав Забвенья стену.

«AREPO!»-воедино свёл
Два этих Артефекта.
Жужжали мысли роем пчёл,
Гремела стать педанта.

Восславив Будущность свою,
«OPERA», — прошептал я.
Стоял у Бездны на краю,
Не зная спеси края.

Был рядом мерзкий Абаддон,
Сверля надменным взглядом.
Бояться было не резон,
Но пот катился градом.

Считал, что предвкушенье то,
Явление благое.
Совсем не чуял ватность ног,
Не думал головою.

Мгновеньем позже Серп и глаз
Исторгли жар несносный.
Не смог сказать и пары фраз,
Был пламенем захлёстнут.

Спалило сразу до костей,
Чудовищем явился.
Таких не ожидал страстей,
Из пасти дым клубился.

Осклабил зубы Абаддон,
Держа в руках Трезубец:
«Навечно быть приговорён
Ты Зверем, себялюбец!

Моим рабом, рабом навек,
Покуда есть желанье!
Решу и сможет человек
Тебя взять на закланье!

Не думай, убежать нельзя,
Власть на тобой имею!
Ну, живо, ниц пусти свой взгляд,
Нето познаешь гнев мой!»

Хотел ответить, не сумел,
Язык похож на камень.
Ужель остался не у дел?!
Потух бравады пламень.

Саднили раны, мочи нет,
Попался как ребёнок.
Глаза слепил полночный свет,
Просился вой бездонный.

Какой дурак! Поверил в лесть,
Грядущее пропало!
Алкал душой Адаму месть,
Израд не чуя жало!

С улыбкой мерзкой генерал
Геенне крикнул:»Видишь?!
Владыка твой душою пал
И я теперь Правитель!»

Вокруг настала тишина,
Никто не шёл на помощь.
Моя в том веская вина,
Был Злобою влекомый.

Смеялся громко Абаддон,
Почуяв Ужас Ада.
А я был болью истощён,
За глупость мне награда.

Пред взором пробегала Жизнь,
Уныние кусало.
Упал с высот спесивых вниз,
Приблизив генерала.

А он стоял, держа в руках
Серп Смерти вместе с глазом.
Сияя в призрачных лучах,
Крушили бедный Разум.

Текли мгновения рекой,
Терялась в Мраке память.
Хотел познать души покой,
Уйти скорей от срама.

Пошла Геенна на поклон,
Меня не замечая.
В ушах стоял загробный звон,
Тоска не знала края.

Ах этот мерзкий Абаддон,
Я зря не слушал Ада.
Мне думать было не резон,
Играла спесь бравады.

Да будь я помудрей тогда,
В мгновенье б изничтожил.
Горазды позже рассуждать,
Трясясь в загробной дрожи.

И как услышал генерал,
Серп Смерти в лоб направив:
«Прощай, Изгоев Идеал,
Прощай, Король Тщеславья!»

И хлынул Свет, пронзив меня,
Я с Жизнью распрощался…
Но вдруг взорвалась Криком Тьма,
Явились Ипостаси.

Сначала громко Волк завыл,
Пугая Ад собою.
Пронзили тело сонмы игл,
Наполнив глубиною.

А следом Ворон прокричал:
«Пришла пора меняться!»
Напуган подлый генерал,
Ломал от страха пальцы.

Поднялся ветер, сдув врага,
Лишив его движенья.
Взошла Полярная Звезда,
Пошло перерожденье.

От боли вскрикнув, стал сильней,
Бронёй покрылось тело.
Предатель тень среди теней,
Лицо белее мела.

Смотрел со Страхом на меня,
Забыв про артефакты.
Летели мысли, мозг пьяня,
Рождались Зла Заклятья.

Одно мгновение прошло,
Геенна закипела.
Попал в ловушку Абаддон,
Взирая ошалело.

«Поставьте на ноги его!»-
Я крикнул громогласно.
Поднялся вновь ужасный вой,
Шутить со мной опасно.

Бежали демоны ко мне,
Сверкая злобным взглядом.
От власти снова опьянел,
Наполнив душу ядом.

И вот пред мною Абаддон,
Бравады не бывало.
Был к Смерти им приговорён,
Узрев Конца начало.

Держали демоны лжеца,
Готовые к приказам.
А я смотрел на подлеца
Презренья полным взглядом:

«Ну, что, презренный властолюб,
Свою мечту исполнил?!
Со мною был ужасно груб,
Лишив свободной воли!

И что теперь?! Потуплен взгляд,
Исчезла спесь куда-то!
Ты сам себе сейчас не рад,
Стоишь пред мной помятый!

Иначе всё могло бы быть,
Но шанс тобой упущен!
Твоей иссохла Жизни Нить,
Порву на клочья душу!»

Схватив Серп Смерти,приподнял
Его над головою:
«Умри же, подлый генерал!»
Вновь став самим собою.

Пронзил сноп света артефакт,
Явились Ворон с Волком.
Мрачнее Тьмы кромешный Мрак,
Острей иголки колкой.

Немел от Страха генерал,
Застыв как оглашенный.
В грудь больше Силы я вобрал,
Почуяв гул загробный.

Поднялся сильный ураган
Под вой, что душу в клочья.
Из Мглы явился Истукан,
Оскал имея волчий:

«Зачем, скажи, меня призвал?!
К чему решил покоя?!»
Тут Сил лишился генерал,
Сдав Разум свой без боя.

А Гость продолжил, погрозив
Костлявым пальцем Смерти:
«А ты не очень говорлив,
Бесовское отребье!

Тебя я, кажется, спросил,
Но ты мне не ответил!
Вон твой вассал лишился Сил,
Тебе на ус заметка!

Что хочешь, подлый, от меня?!
Подумай пред ответом!
Душа твоя полна огня,
А Жизнь в ушко продета!»

Признаюсь, было не ахти,
Предчувствие стенало.
Мои претяжкие грехи
Срывали покрывало.

Хотелось мстить, не зная мер,
Крушить, стирая грани.
Сиял в лучах подлунных Серп,
Способный Жизнь поранить.

В ногах валялся генерал,
Но я забыл мерзавца.
Предвидел гаданный финал,
В нём не было лукавца.

Летели мысли, пот пробил,
Желанья одолели.
Несло промозглостью могил,
Тотчас продрогло тело.

Собравшись, громко приказал:
«Служи мне, Дух загробный!»
Он был вне всяческих похвал,
С ним стану бесподобен.

Осклабил зубы Истукан:
«Не много ли желаешь?!
Ты для меня, что Таракан,
Всю Власть мою познаешь!»

И поднял крепкую пяту,
Подмять намереваясь.
Я крикнул, глядя в высоту:
«Ты, брат, попутал малость!

Что толку с мёртвого меня?!
Живой намного лучше!»
«Поспорь ещё со мной слизняк,
Кнутом меж глаз получишь!

Не зная броду, в реку влез,
Считая «чётом» «нечет»!
Быть может, и имел ты вес,
Да он не бесконечен!

Лишь мне дано вершить Судьбу,
А твой Удел быть верным!
Про «Я» своё скорей забудь,
От Эго в теле скверна!

Коль будешь с честностью служить,
Сберёшь со мною лавры!
А если нет, уменьшу прыть,
Оставит пепел Ярость!»

Убрав пяту, он рядом сел,
Дыханьем удушая.
А я подвинуться не смел,
Напуган был без края.

Каков Грядущего финал?!
Виденья пред глазами.
А Ад притих, развязки ждал,
Вмешаться не желая.

Всегда один, совсем один,
Видать, такая карма.
Геенны жалкий Господин,
Судьба полна сарказма.

Осклабил зубы Абаддон,
Прошёл кошмарный Ужас.
Был в третий раз приговорён,
Ужели что-то хуже?

«Ну, что молчишь?! Язык немой?!-
Вновь голос истукана-
Подумай разик головой,
Умерь черты смутьяна!»

Хотел ответить, но не смог,
Туман окутал чёрный.
Судьба устроила свой торг,
В ушах звенели горны.

Поникший взор увидел вдруг
Знакомую фигуру:
«Тебя спасу, мой милый друг,
Врагам подпортив шкуру»

Пришла Лилит, явленьем сна,
Бредовым компонентом.
Решил, сотворена она
Проклятым консументом.

«Довольно!-крикнул-Надоел!
Убей меня сейчас же!
Иль ты на разговоры смел,
Источник бренной блажи?!»

Хотел ответить истукан,
Да что-то помешало.
Вмешался кто-то в Смерти план
Иль то Конца начало?!

Вновь голос мне нарушил слух:
«О, бедный мой любимый…»
И чрез мгновенье нем и глух,
Судьбою не ценимый.

Когда очнулся, понял вдруг,
Невзгода миновала.
Со мною рядом милый друг,
Конца ушло начало.

Куда-то делся истукан,
Нет рядом Абаддона.
Исчезла боль от рваных ран,
Распалось чувство гона.

И снова голос рядом был,
Явлением чудесным.
Приход почуял новых сил,
Став светом поднебесным:

«Ну как ты, мой несчастный принц,
Прошла веков усталость?»
Геенна вновь вся пала ниц,
Давя пятой на жалость.

«Ужели кончен весь Кошмар?!
Ужели я свободен?!
Потух в груди обид пожар,
Что ж, буду благороден.

Готов простить измены факт,
Зачинщика ведь нету.
Исчез куда-то сей червяк
И не призвать к ответу.

Опять любимая со мной,
А значит, будь, что будет.
И что, что не любим Судьбой,
Путь к Вечности так труден»

Лилит с улыбкою обнял,
Она шепнула тихо:
«Мы вновь в начале всех Начал,
Найдём совместно выход.

Исчез Посланник Бытия,
Забрав с собой ублюдка.
И вновь Геенна вся твоя,
Ждёт властного поступка.

Давай исправим, что не так,
Ошибки как удавка.
Луна подаст нам верный знак,
На Будущее ставка»

И я, немного помолчав:
«С тобой готов хоть в Бездну.
Чуть не лишил себя всех прав,
Теперь же мыслю трезво.

Сначала Ад переверну,
Убрав прочь недовольных.
Теперь у спеси не в плену,
Ужалила пребольно.

Затем к Эдему устремлюсь,
Создав из верных войско.
Ушла из сердца злая Грусть,
Оно забилось бойко.

А там возьмусь и за людей,
Обидели пребольно.
Ответит по счетам злодей,
Забуду сердобольность.

Когда Создателя смещу,
Вселенной править станем.
Любить тебя как Госпожу
Все будут неустанно…»

Земли коснулся Солнца луч,
Мой гость прервался сразу.
Он не такой уж всемогущ,
На Тьме ночной повязан.

Моргнул глазами Люцифер
И молвил:»Нужен сон мне…»
Тотчас же погасив торшер,
Закрыл гардиной окна.

Хозяин Ада застонал,
Видать, болели раны.
Увидел я тогда Кристалл,
Которому нет равных.

«Наверно, то Геенны Глаз…-
Подумалось мгновенно-
Правдив отшельника рассказ,
Не врал самозабвенно.

Хочу его заполучить…
О, Боги, что за мысли?!
Ужель ушла Рассудка Нить
И Совесть тут же скисла?!

Нет-нет!! Довольно!! Глупость сгинь!!
Зачем меня неволишь?!
Построю вкруг я гостя тын,
Прикрыв им злую Волю»

И прочь от Силы отошёл,
Дрожа, как лист, всем телом.
Летели мысли роем пчёл,
Как будто между делом.

Обед сварил,печь истопив,
Испёк пирог для гостя.
Пропал бессмысленный наив,
Что было так непросто.

Со мною рядом Враг людской,
В моей он полной власти.
Гардину распахну рукой
Я на его несчастье.

Тотчас же Солнце разорвёт
На части сущность злую.
Мне будет до Конца почёт,
От Бога поцелуи.

Нет-нет, не стоит, он же Гость,
Пускай и Князь Геенны.
Пусть будет винограда гроздь,
А не Петля Вселенной.

Премного от него узнал
И столько же познаю.
Открылся прошлого канал,
Вблизи Даль голубая.

Убрался всюду, почитал,
Набросок Гостя сделал.
Будильник громко забренчал,
Открыл гардины смело.

Подлунный свет мой дом объял,
Проснулся падший Ангел.
Минут пятнадцать помолчав:
«К концу подходим саги»

Присев на стул подле него,
Я стал внимать рассказу.
Не знала Правда берегов,
Что было видно сразу.

Мой гость, хлебнув вина бокал,
Вернул себе бывалость:
«Лилит Вселенной Идеал,
В тумане не витала.

Создатель поместил в неё
Гул ветра, свет от Солнца.
Стремилось естество моё
Открыть души оконце.

Кто я-изгнанник и «мертвец»,
Забытый Мирозданьем.
Геенны огненной отец,
Больной самопознаньем.

Меня приблизила к себе,
Став верною женою.
Был рад своей лихой Судьбе,
Творить дела настроен.

Решив потворствовать Лилит,
Собрал всю Силу в руку.
Она мой самый мощный щит,
Свершения порука.

Призвав Геенну за собой,
Повёл на бой последний.
На Рай атакой лобовой,
Как Зла лихой наследник.

Создатель чувствовал мой ход,
Но не спешил вмешаться.
А я с улыбкой шёл вперёд,
Не думая сдаваться…»

Опять молчаньем Люцифер
Наполнил ожиданье.
Величья вечного пример,
Раб Эго созерцанья.

И я смотрел, прищурив глаз,
На гостя Преисподней.
Родник велеречивых фраз,
Флаг Веры безысходной.

Пред мной сидел, как человек,
Наполненный страданьем.
Пусть у него и долог век,
Но спящее сознанье.

К тому пришёл, чего хотел,
Посеяв семя мести.
Увидев действия предел,
Наполнил душу жестью.

«И вот Эдем уж предо мной,
В глазах искринки мести.
Пришёл за собственной Судьбой,
Исполнив дело чести,

Прервал молчанье Люцифер,
Всплеснув на миг руками,-
Предвидел сонмы новых жертв,
Раздоры меж Мирами…

И вдруг померкло всё вокруг:
Ни Рая, ни подручных.
Архангелов сомкнулся круг,
Раздался голос зычный:

«Посмел ослушаться меня,
Назад в Эдем вернувшись
И Жар Священного Огня
Познаешь в днях грядущих!

Никак расплату отложить
Не сможешь, не надейся!
Бессмертья истончилась Нить,
Пришёл конец агрессий!

Отныне просто человек,
Навек лишённый Дара!
Ушёл прощения ковчег,
Настигла божья Кара!»

Как голос стих, почуял я,
Что песня моя спета.
Обжёгшись пламенем Огня,
Познал теченье Леты.

Стрелою быстрою к Земле,
Явившись пред тобою.
Пал духом непокорный Лев,
Отвергнутый Судьбою…»

Затих в молчаньи Люцифер,
Закрыв глаза руками.
Рассказ свой до конца изверг
Он бледными губами.

Хотел спросить я про Лилит,
Но гость мой отвернулся.
Поставив между нами щит,
В своё вернулся русло.

Признаюсь, очень пожалел
Я гостя Преисподней.
Зловещих много сделал дел,
Тщеславию в угоду.

«Мой друг, — молчание прервав,
Сказал Отец Напасти,-
Создатель был совсем не прав,
Явив решенье власти.

Пусть я не прав и что с того,
Зачем гоненья эти.
Ведь грешны все до одного,
На том и этом Свете»

Его дослушав до конца,
Задумался надолго.
В моих глазах огонь мерцал,
Признаюсь, был растроган.

Хотелось гостя оградить
От Мира и от Бога.
Дать в руки Ариадны Нить,
Судя не слишком строго.

И что, что Дьявол предо мной,
И что, что проклят всеми.
Наказан бешеной Судьбой,
Ярмом на шее бремя.

Достоин всякий вновь прожить,
Ошибки исправляя.
Свою сплетя по новой Нить,
Прийти к порогу Рая.

Пока я думал, гость молчал,
Смотря печальным взглядом.
Начало видя всех начал,
Он не просил пощады.

«Пока живите у меня»,-
Прервал своё молчанье.
Коснулись отблески огня,
Послышались стенанья.

Заткнув получше щель гардин,
Присел к нему поближе.
Один, один, всегда один,
Всё ниже, ниже, ниже.

Из Рая в Ад был изгнан он,
Предателем обманут.
Лилит пришла как дивный сон,
Окутав всё туманом.

По Жизни, явно, не везёт,
Кругом сплошные ямы.
Найти не сможет в Лете брод,
Пока объят дурманом.

Спасу его от всех невзгод,
Пускай душой взовьётся.
Свободы воздуха вдохнёт,
Тепло отведав Солнца.

Найти бы знойную Лилит,
Чтоб не был одиноким.
Моя душа от слёз саднит,
На сердце слишком колко.

«Тебе спасибо, добрый друг,
В накладе не останусь.
Пройдёт Година злейших вьюг,
Забьёт Успех фонтаном

Как будто мысли прочитав,
Сказал мне гость с улыбкой,-
Мне близок твой правдивый нрав,
Он как резина гибкий.

Таких доселе не встречал
И рад, поверь мне, встрече.
И пусть взорвётся зубоскал,
Твои услышав речи.

Получишь то, что не желал,
Бессмертием могучий.
Для вех людишек Идеал,
Со взглядом мыслей жгучих.

Склонятся ниц перед тобой
Правители земные.
Удачу подопрёшь ногой,
Пойдя в Миры иные.

Всяк будет вечно прославлять
Твою стезю земную.
Познаешь Рая благодать,
За душу не волнуясь…»

«Не стоит,-вдруг прервал его,-
Не жажду бренной власти.
Кто без рассудка своего,
Того стезя ужасна.

Оставь бессмертие себе,
Оно мне костью в горле.
Сколь понаписано Судьбе,
Столь буду жить на воле»

Взглянул с усмешкой Люцифер:
«Дурак, не видишь прибыль.
Вращаться будешь среди Сфер,
Минуя лет изгибы.

Окрепну, Принцем назову,
Светилам всем на зависть…»
«Не вешай на уши ботву,
Быть злобным не заставишь.

С добром родился и умру,
Презрев объятья скверны.
Закончим в фантики игру,
Своей стезе я верный.

Живите здесь, без всяких нужд,
Залечивая раны.
Никто не ходит в эту глушь,
Клочок обетованный»

Внезапно гость мой приуныл,
Поняв, что я без спеси.
Лишил его последних сил
И стал неинтересен.

Оставив в комнате, пошёл
Немного прогуляться.
Жужжали мысли роем пчёл,
Зерцалом ситуаций.

Хотелось крикнуть:»Боже мой,
Прощенье дай всем падшим!
Наказаны самой Судьбой,
Но не совсем пропащи!»

Когда же вышел за порог,
Как вкопанный застыл вдруг:
Пред мною дивный был чертог,
Раздался громкий стук.

То конь ударил по земле
Копытом исполинским.
И я в тот миг совсем ослеп,
На сердце ни кровинки.

Ужели мой конец пришёл,
Расплата подоспела?!
В свои ворота смачный гол,
А Богу нет и дела!

Раздался дивный аромат,
Мне душу успокоив.
Себе я снова очень рад,
Почувствовав живое.

Сама Лилит пришла ко мне,
Сверкая ясным взглядом.
Пылал я в жертвенном огне
И пот катился градом.

Коснулась глаз моих рукой,
Мой дух назад вернулся.
И быстрой потекли рекой
Слова, по уха руслу:

«Ты тот, кто друга приютил,
Хвала тебе извечно.
Моей душе стократно мил,
Я буду человечна»

Моих коснувшись бледных губ,
Вдохнула наслажденье.
Коль я царице Ада люб,
Пришло назад везенье.

Поверил вновь, что совершил
Поступок боголюбный.
Не зря потратил сонму сил,
Забыв про голос трубный.

Теперь мой гость найдёт покой
В руках своей любимой.
Для них двоих я стал Судьбой,
Извечно неделимой.

«Прошу за мной,-сказал Лилит,-
Принц Света Вас заждался»
Во мне Любовь опять бурлит,
Вновь стало восемнадцать.

Царица, уронив слезу,
За мною вслед вступила.
Изгнанья выбрала стезю,
За тем, кто сердцу милый.

Стонал печально Люцифер,
Былое вспоминая.
Лицом был очень даже сер,
Вдали от двери Рая.

Когда Лилит к нему вошла,
Её он не заметил.
Душа сгоревшая дотла,
Сияла тёмным светом.

«Мой друг,-царицын голос тих,-
К тебе я прилетела»
И стон лежащего утих,
Вспорхнуло птицей тело.

«Мы вместе, друг мой, навсегда,-
Царица продолжала,-
Разделим надвое года
И будет их немало»

………………….

На сём закончу свой рассказ
О плаче Люцифера.
Взрастив Согласия алмаз,
Ушёл в иные сферы.

Картинка из Сети

22.05.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть