“ Пассажир ”. ( черновая версия)

-Хочешь, что бы люди пошли за тобой- то создай им для начала невыносимые условия жизни. Ввергни их существование в Хаос. Заставь их страдать, пробуди в их сердцах страх и отчаяние. А потом предложи им более комфортные условия, покажи им, что ты это можешь сделать. И они пойдут за тобой, добровольно станут твоими слугами и рабами. Они с радостью будут делать все что ты им повелишь. Например растлевать своих дочерей и убивать своих сыновей. – он рассмеялся. И видя, что я никак не отреагировал на его слова, зло добавил:- Тех, кто усомниться в тебе, кто распознал твою истинную сущность и осознал, к чему  ты всех приведешь, люди своими собственными руками уничтожат с превеликой радостью. Так было тысячу лет назад, так происходит сейчас и через тысячу лет ничего не измениться. Ты же это понимаешь, верно?

Я молча переключился на пятую и, бросив изучающий взгляд на показания приборов, медленно стал увеличивать скорость автомобиля.  В ответ же  “Марк” довольно зарычал и выпустив “когти” для большей устойчивости надежно впился в промерзлое покрытие дорожного полотна задними колесами, эмпирически передав мне сигнал  о готовности к непредвиденным ситуациям. Щелкнуло реле ‘’ дворников’’ и щетки скользнув несколько раз по теплому лобовому стеклу и разгоняя растаявший в кашицу снег снова вернулись в зону подогрева, что бы через минуту вновь прийти в движение. Мимо предупредив меня гудком о своем приближении одна за другой пронеслись две фуры разрывая ночную метель своим исполинскими тушами и растаяли во мгле словно ночные призраки. С восхищением посмотрел им вслед, на мгновения ощутив желание прибавить скорости.

-Не хочешь их догнать? Твоя машина запросто может это сделать. Ведь в компании не так уныло путешествовать, чем в одиночку. —

В ответ я лишь молча улыбнулся и мотнул головой. Вспомнив, что никогда не стоит “садиться на хвост” тем, кто едет впереди тебя и тем более вот таким вот монстрам. Чем выше их скорость, тем яростнее завихрения потоков воздуха, что они создают и тем длиннее шлейф, стелющийся за ними из снега или дождевых капель в непогоду. И то и другое создают помехи для вашего обзора, а ваш автомобиль делают менее устойчивым на  дороге. И вообще, чем выше скорость впереди идущего автомобиля, тем большая дистанция должна быть между вами. Одна лишь секунда способна сохранить множество жизней или погубить их. И я сейчас не говорю о вашей, цена которой грош. Я говорю о чужих, воистину драгоценных, бесценных жизнях сотен, тысяч, миллионов знакомых или незнакомых вам людей, которые пока и не догадываются о том что это именно вы , одним лишь легким движением своей руки за мгновение способны прервать их существование.……… Любой может убить, любой может спасти, но никто из нас не способен воскрешать умерших.

Мой пассажир прав. И его слова лишь подтверждение тому, что для них человеческий род ничто. “ Силы Добра” называют людей РАБАМИ, “ силы Зла” зовут их своими СЛУГАМИ и никому нет интереса спросить самих людей кем они хотят себя считать. Впрочем…….самим людям все равно кем быть. И понимание этого злит меня больше, чем правда из чьих бы уст она ни исходила.

Я зло улыбаюсь и вновь бросаю взгляд на приборный щиток, одновременно прислушиваясь к гулу агрегатов автомобиля, силясь своевременно обнаружить посторонние звуки, и пытаюсь ощутить настораживающие вибрации и колебания. “ Нет, ничего, все норме. Крестовины на кардане начинают постукивать. Если “рвать” не буду, то до весны доживут. Левый ступичный подшипник сверчит. Зиму переживет, а с наступлением слякоти ему придет хана. Успеть бы еще, подзаработать на летную резину. Надо что-либо на шиномонтажках подыскать из б/у.” – проносится в голове рой мыслей.

— Ты пытаешься их всех пробудить, спасти от неизбежности. А ты спросил у них, хотят ли они этого? Ты же сам их учишь принимать самостоятельно решения. Вот они и выбирают жить в нищете, копошится в грязи. Они хотят, что бы за них думали другие. Они самостоятельно сделали свой выбор. И им это нравится. Если бы это было не так, то они бы давно все изменили бы на свой вкус. Я прав?

Он не ждет от меня ответа. Он знает, что он прав. И я знаю, что он прав. Я лишь молча бросаю на него взгляд что бы заметить как он развернувшись назад достает из сумки с припасами пакет с бутербродами и термос с кофе.

-О, какой замечательный вкус! Хочешь попробовать? – он протягивает мне кусок, хорошо зная что я откажусь. – Свежая и нежная человечина. Ваши нарождённые дети. Которые человеческие самки миллионами ежедневно выгребают из своего чрева самыми ‘’ гуманными’’ средствами и инструментом. Интересно, кто -нибудь из них осознает какое преступление они совершают в этот момент? Кто-нибудь слышит в этот момент детский крик с мольбой не делать этого? Мамочка, пожалуйста, не делай этого, не убивай меня!

Он аккуратно откусывает кусок за куском и тщательно  пережёвывает, прежде чем проглотить. Потом открывает окно и с отвращением выбрасывает недоеденный бутерброд. Я лишь снова зло ухмыляюсь и вглядываюсь в заснеженные просторы, по которым мы несемся и не одни. Сквозь заснеженную мглу параллельно нашему курсу не перегоняя нас, но и не сбавляя скорости, несутся звери. Их силуэты освещенные лишь тусклым светом Луны то пропадают из вида теряясь в густых завихрениях вьюги, то вновь появляются и формы тех кто ближе к нам и чьи фигуры я еще могу различить различаются друг от друга и нет среди них схожих. Одни покрыты шерстью или хитиновыми пластинами, другие усыпаны шипами и иглами, третьих же украшает и то и другое. Вид одних вызывает восторг, своими совершенными и прекрасными формами, вид других завораживает взгляд своим ужасающим видом, и похожи на гротескных созданий, чей то безумной фантазии. Я не испытываю ни ужаса ни страха, а лишь восхищаюсь ими понимая что мой Зверь не один в этом мире, а значит и я не одинок. Таких как я много, а значит, ни одна из сторон не уничтожила нас окончательно.

-Интересно, каково это назвать себя мужчиной после того как ты отправляешь свою любимую женщину на аборт? Дорогая, давай вместе убьем нашего малыша! Лицемерные лживые твари.  – с раздражением произнес пассажир, оглядываясь по сторонам. Потом повернувшись ко мне спросил: — Какой из них твой?

Я смотрю вперед на дорогу, заметив проблесковые сигналы спецмашин и начав притормаживать, замечаю, что снижением скорости автомобиля фигуры зверей начали исчезать из вида. Потом ухмыльнувшись и бросив взгляд на пассажира, молча качаю головой. После этого сосредотачиваюсь на дороге и сбрасываю скорость, каждый раз переключая передачи на пониженную и лишь изредка используя педаль тормоза. “ Очередная авария. Хм, и судя по всему серьезная”. – констатирую я и с удивлением обнаруживаю, что проехав мимо знака с названием населенного пункта я не смог его причитать. Хотя больше всего меня должно бы удивить другое. Среди множества самых разных машин, стоящих на дороге в хаотичном порядке не было людей. Живых людей. Некоторые автомобили и автобусы представляли собой груды металла уже запорошенные снегом. Другие же все еще горели или стояли со следами пулевых отверстий в стекле или кузовных элементах . Были и абсолютно неповрежденные, по крайней мере, внешне. И кругом валялись обломки, оторванные колеса и всякий багажный хлам. Здесь же стояли и автомобили ‘’полиции” и “  Скорой помощи” чьи проблесковые сигналы я и заметил издалека. Но в них не было абсолютно никого. Зато в искореженных и горящих остовах машин все еще лежало множество мертвых тел. И еще больше их лежало вдоль дороги на обочине. Ровным рядом. Мужчины, женщины, дети. Некоторые тела были уже уложены в черные мешки, другие лишь прикрытые брезентом, но множество было совсем ничем не закрытые, и медленно и аккуратно маневрируя между машин, я то и дела бросал на тела взгляд, словно пытался увидеть знакомое лицо. Завороженный этой фантасмагорией я и не заметил, как мы въехали в населенный пункт. Точнее сказать на окраину, застроенную двух этажными многоквартирными домами времен советской эпохи.

-Внимательней! – окрикнул меня пассажир, привлекая мое внимание.

Я машинально надавил на педаль тормоза и остановился, в паре метров от остова, уже успевшего сгореть, но все еще зловонно дымившегося БТР, перегородившего своим корпусом всю ширину проезжей части дороги и закрывший весь обзор.  После чего вышел из машины и в момент ощутил едкий запах разлитого горючего, пороховых газов и приторный запах копченого мяса ( человеческого мяса, безошибочно определил я). Уличные фонари не горели, как не было и электрического света в окнах домов и лишь зарево от горящей военной и гражданской техники тускло озаряли все вокруг кроваво красными сполохами. Где то там вдалеке трещали взрывающиеся в огне патроны, и звонким треском лопалось оконное стекло.

 -Если хочешь тут оглядеться то убери машину с дороги. –  как то отрешенно но одновременно с твердостью предложил мне пассажир.

Без возражений и вопросов я молча сел за руль и выбрав более- менее подходящее место, отогнал автомобиль в проезд между домами, зияющими черными провалами разбитых окон. После чего пешком направился к подбитому бронетранспортеру, силясь понять, где мы сейчас находимся, и что вообще происходит вокруг нас. Но, не доходя до проезжей части, остановился, услышав нарастающий гул стремительно приближавшийся к нам, откуда то из далека. Следом я увидел как что -то с силой отбрасывает остов БТР в сторону и тот летит,  ломая и круша деревья, а на его месте появилась огромная охваченная огнем туша танка, проносящаяся мимо нас на максимальной скорости. И это был не российский танк. “ Абрамс? В Сибири?!” – удивился я, провожая бронированного исполина взглядом пока тот ни скрылся в снежной завесе. После чего вышел на дорогу и в недоумении остановился там, где до этого стоял БТР. Теперь предо мной предстала ужасающее зрелище, которое мы не могли увидеть ранее.

Вдоль длинной и прямой улицы стояла подбитая техника, бронемашины и армейские грузовики. Некоторые машины все еще догорали, другие превратились в груду искореженного, до неузнаваемости металла и вокруг насколько хватала взгляда лежали искалеченные взрывами тела военных и гражданских. В десяти метрах от меня рядом с укрепленной мешками с песком баррикады лежал заваленный на бок ‘’ Басурманин” с хорошо различимой на обугленной краске эмблемой части. Цифры семь и четыре в центре красной звезды. “ 74? 74 омб. Юргинцы. “ – с горечью предположил я. А далее я увидел человека в расстёгнутом кителе, на груди которого висела картонная табличка с грубо намалеванной надписью ‘’ Полицай ”, повешенного на фонарном столбе. После чего все стало вырисовываться в четкую картину.

 

 

“Сибиряки подняли восстание, и началась долгожданная Революция, которую поддержали военные из Юргинской ОМБ”.

Я внимательно огляделся еще раз. Отмечая для себя воронки от ракет на дороге, срубленные верхушки деревьев и следы от крупнокалиберных пуль  вертолетных пулеметов на стенах домов. Не забыл и про  одинокий горящий ‘’ Абрамс” и про автомобильный затор на въезде. Интересоваться, что там впереди нас еще ждет не было необходимости.

“ Все шло более -менее удачно пока согласно договору партнерство ради мира на территорию России ни вошли подразделения НАТО. Такой наглости и унижения наши военные не смогли стерпеть, и вспыхнула бойня. Война, входе которой предсказуемо мы потерпели поражение?! А разве могло быть иначе? В случае восстания половина силовиков встанут на защиту РФии и предадут свой народ. Население Страны расколется на три лагеря. Но лишь малая часть возьмет в руки оружие, что бы свергнуть существующий режим и вернуть этой территории статус самоуправляемого и независимого Государства. НАТО согласно договору и по соглашению с правительством РФ беспрепятственно войдет, что бы взять под охрану стратегически важные для Европы и США объекты. А в качестве карателей выступят украинские и польские ВС, при поддержки наемников из ЧВК и отрядов предателей сформированных из числа сторонников действующей Власти. Вероятнее всего подразделения ВС России находящиеся на Дальнем Востоке будут втянуты в военное противостояние с частями НОАК или к тому времени уже будут уничтожены. У нашего народа уже почти что нет никаких сил, что бы оказать какое либо качественное сопротивление, а с началом Революции Сил не останется вообще никаких. Но даже если все и начнется относительно мирно и бескровно, то все одно у народа не будет никакого шанса на успех. Мы даже не сможем прокормить себя. Обеспечить себя необходимыми медикаментами, связью и топливом. И отсутствие финансов это не столько критично, как отсутствие системы управления и лояльных силовых органов. Система Образования уничтожена, система Здравоохранения уничтожена, Силовые структуры принадлежат корпорации ‘’ РФ” и не являются защитниками государства и народа, газопроводы и нефтепроводы, как и большая часть предприятий, принадлежат иностранным инвесторам, Сельское хозяйство уничтожена, судебная система является незаконной и подлежит ликвидации, исполнительная и законодательная власти преступны и никогда не станут служить на благо народа и Государства, СМИ и каналы коммуникации контролируются ‘’РФ” …..и тд и тп. ( что читатель, думаешь что здесь есть хоть одно слово лжи? А ты сам проверь. Это же для тебя не составит никаких усилий, нет?)

Я еще раз посмотрел на повешенного и подобравшись к нему, осторожно переступая через тела других казненных, которых я раньше не заметил из -за того что их припорошил снег, сорвал с его груди картонку с позорной надписью.

“ По справедливости мы ВСЕ должны висеть рядом с тобой. И никто из нас не в праве был тебя осудить. Никто!”

Когда я вернулся к машине то мой пассажир уже сидел в ней и попивая горячий кофе ритмично постукивал пальцами свободной руки в так музыки доносящейся из автомобильных динамиков. И я нисколько не был удивлен его приподнятому настроению. “Им чуждо милосердие как и сострадание, по определению. Одним человеком больше, одним меньше им все равно. Такова их сущность, представителей сил Света и сил Тьмы. Дьявольские происки или кара Небесная. Нет разницы, если что бы наказать одного они лишают жизни сотен других.” – подумал я, прежде чем налил и себе кофе, так как изрядно продрог. Хотя скорее всего меня трясло не от того что я замерз, а от того что увидел за последние несколько часов. Я не люблю, когда люди умирают. Но больше всего я не люблю безысходность, когда перед человеком есть только два выбора, умереть сейчас или умереть чуть-чуть позже.

— Тупик. Вы оказались в тупике. Никакого выбора. Правда ведь? – спросил он меня. Зная, что я не стану ему отвечать. Потому что ответ очевиден, и он прекрасно знает, что я с ним соглашусь.

Но я всё-таки кивнул в ответ и он весело рассмеялся. Потом он достал из кармана узкий металлический портсигар и, открыв, протянул мне:

-Ты ведь куришь? Угощайся. Это настоящий стопроцентный табак. Ты хотя бы помнишь, что это такое, табак?

Отказаться от такого предложения было невозможно. Так как настоящего табака я действительно не курил лет двадцать или даже больше. После первой же затяжки, я непроизвольно зажмурил глаза в удовольствии. После чего с горечью вздохнул, в очередной осознавая, как много человечество теряет из года в год. Рано ли поздно, но вдобавок ко всему мы забудем и вкус чистой воды, как забыли вкус натуральной пищи.

В салоне горел свет, играла приятная музыка, а печь гнала тепло и двигатель машины мирно урчал. Что в придачу к еще не успевшему остыть кофе и аромату настоящей сигарете успокаивало и ободряло, прогоняя унылые мысли и грусть.

Видимо я так разомлел, что не заметил когда и как давно мой пассажир вышел из машины, и теперь вернувшись, он протягивал мне деньги за проезд, через полуоткрытое c моей стороны окно с благодарностью что я его довез, как мы и договаривались, до дома и без происшествий. После этого он развернулся и, прикрывая от порывов колючего морозного ветра свое лицо под поднятым  воротом  пальто направился к тускло освещенному подъезду.

Я выключил в салоне свет и, щелкнув переключателем дворника осмотрелся. Ярко горели фонари на столбах, и нигде не было и намека на тот кошмар, в котором мы были каких то полчаса назад.

Еще не веря своим глазам я осторожно вывел машину на дорогу и, повернув в ту сторону, с которой мы предположительно заехали снова огляделся. Нет, определенно, я мог бы поклясться что даже с учетом того что не горели фонари и кругом царил ад этот городок выглядел не так. Похоже, но не так. И только я уже убедил себя, что вокруг меня действительно все реальность, а не сон как на следующем повороте я увидел впереди проблесковые сигналы автомобиля ДПС.

“ Что, неужели опять начинается?” – подумал я и с облегчением вздохнул, увидев  у машины стоящего сотрудника  ДПС и показывающего мне знак прижаться к обочине и остановиться. Когда же я выполнил его требование он подошел и, представившись, попросил мои документы на проверку. Мне показалось знакомым его лицо, и я уже было хотел его спросить об этом, но осекся когда еще раз и более внимательно взглянул на него. Я молча забрал, свои документы, кивнул, когда он пожелал мне доброго пути и показал поворот тронулся с места. С единственным желанием поскорее убраться отсюда и как можно подальше. Я вспомнил, где я мог видеть его. И это было совсем недавно. В той реальности, в которой я бы не хотел, что бы оказались мои земляки.

На выезде из города я заехал и заправился на маленькой заправке и, отъехав от нее, остановился, что бы еще раз посидеть и спокойно упорядочить свои мысли после всего, что пришлось за эту ночь пережить. Я не знаю, кто был мой пассажир, но догадываюсь, что он был один из тех странных попутчиков, что появляются из ниоткуда и исчезают внезапно в никуда. С ними интересно разговаривать и в любых диспутах они всегда приводят убедительные доводы, с которыми сложно не согласиться. У них не приметная внешность и ничем не примечательное лицо. Уже через десять минут ты не в состоянии будешь их описать, но никогда не забудешь их голос и то о чем вы с ними разговаривали. Все эти ужасные видения, разумеется, были лишь моим коротким и беспокойным сном. Видимо я ненадолго задремал, пока он отлучался. Но то, что я осознал в финале оказалось самой настоящей реальностью. Это я понял лишь тогда когда, разложив все факты и разыграв все сценарии, пришел к однозначному выводу. Мы оказались в тупике и нам (народу) никогда не победить в этой схватке. Мы удивительным образом проспали не только свою Родину, но и какой либо шанс на успех. И никакие мирные демонстрации, никакие вооруженные мятежи не помогут нам. Так что друзья мои, готовьтесь или умереть сейчас героями или умереть чуть — чуть позже бесславными ублюдками.

0
21.02.2020
avatar
44

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть