Повсюду мрак. Темно, хоть глаз выколи, а погода не проясниться – так думал ты, пребывая в весьма скверном расположении духа. Небо черно, как Гиннес, что подают на розлив в местных забегаловках и дождь льет, как из ведра.

Тебя окатило с ног до головы и промокший до нитки, в легкой ветровке, ты озябший, идешь в одну из таких забегаловок, по сути, убежище для всех потерявшихся и сбившихся с пути скитальцев. 

Что поделать? – думаешь, ты вслух, нужно как — то найти способ вернуть тебе память, а единственное, что ты отчетливо помнишь, как ошивался в этом баре вчера и пил как не в себя все подряд. 

Не смотря на холод, пробравший тебя с ног до головы, ты абсолютно спокоен, нет даже и намека на нервозность, с таким же спокойствием и леностью, ты делаешь маленькие и вялые шажки, навстречу очередному алкомарафону. 

Издалека виднеется какая-то станция, отдаленно напоминающая лабораторию из фильмов будущего, оснащенную технологиями пережитков прошлого тысячелетия.

Ее крыша полностью покрыта солнечными панелями, вокруг здания установлена собственная электростанция, спутники связи, способные улавливать сигнал из космоса, детекторы звука и светочувствительности, способные определять в радиусе 30 метров приближающийся объект. 

— «Неплохой набор для распивочной, правда?»  —

Задал этот вопрос Рэм самому себе, задумавшись над тем, на кой черт хозяину хостела при баре сдалось все это барахло.

Внезапно ему захотелось чего-то, причем остро, но вот чего именно, никак не мог додуматься. Голова болела ужасно, и все мысли путались, а вдобавок к прочему допытывала сухость во рту. 

Ты как — то наткнулся в одном источнике, что после сильной, продолжительной пьянки у некоторых людей, нейроны в голове попросту не могут отвечать за создание памяти и задумался, ведь может так оно и есть.

Может очевидцы, понаблюдавшие за тобой в баре, видели, чем ты занимался и могут толком объяснить, что произошло тем вечером? 
На этот вопрос ты не мог дать внятного ответа, да и незачем – сейчас ты все узнаешь безо всяких догадок. 

Подходя к двери, ты протянул руку вперед, твой взгляд был потуплен и устремлен вниз, словно ты никого не хочешь видеть. 
Ее, вялую и склизкую от дождя, пожала хилая рука, ты мигом обратил свой взгляд в сторону пожимавшего и увидел своего младшего брата — очкастого дрищугана в белой мантии, его веселая улыбочка, худой костлявый нос и полуторагодовалая попытка отрастить бороду вызывала в тебе некую смешинку. 

Тебе хотелось бы рассмеяться, но твое нынешнее состояние говорило об обратном, и ты сухо ответил «Привет», проходя с таким же каменным лицом глубже, внутрь помещения. 
Автоматические двери быстро распахнулись, ты сначала посмотрел под ноги, а затем окинул взглядом это место. 

Разница как говорится налицо, если снаружи это научная лаборатория, то изнутри Хостел напоминает настоящий корабль, даже бар похож на палубу какого-нибудь прогулочного теплохода. Стены, пол и даже потолок были окрашены цветом запекшейся крови, вперемешку с оттенком ржавчины. 

Где-то невооруженным глазом были видны потертости, с потолка пучками свисали коконы проводов, местами искрящиеся, как бенгальский огонек. 
Спереди за широкой стойкой, бармен тщательно протирал винный бокал белесой тряпицей, одет он был даже не в костюм и не был похож на какого-нибудь педанта 18 века, в щегольском наряде. 

Всем своим видом он выражал невозмутимость, а спортивная форма на нем, говорила, что его абсолютно не колышет, как одеваться — его жизнь, его правила, а одежда способ самовыражения. 

Завидев продрогшего паренька, толкущегося у входа в питейную, тот окликнул его, помахав рукой, тем самым с подвигнув его подойти и начать разговор. 
— Ну здорова, Рэм, рад видеть тебя… снова — произнес он с задумчивым видом, отставляя протертый бокал в сторону. 

— Как-то не очень приветливо, Тедди – заметил тот, прищуривая глаза, устало упав на стул из красной обивки, рядом с барной стойкой. 

 — А на что ты рассчитывал, — бармен скрестил руки — устроив вчера здесь бардак и разбив дорогущее виски, хмм? 

Твое выражение из усталого, тут же переменилось на тупое выражение недоумевавшего человека, который никак не мог понять, что вообще происходило и чем он так сильно обязан теперешней головной боли. 

Тедди рассмеявшись, сказал, что будто в воду глядел, думая, что его реакция будет именно такой, а когда утер смешливую слезинку, большим пальцем правой руки, пошарил в ящиках стола и положил на стол сверток. 

Ты помолчал немного, посмотрел на Тедди, потом на запечатанный пакет из холщовой бумаги, потом снова на бармена, а когда тому надоело прикалываться,  на вполне ожидаемый вопрос «что это?» Рэм услышал незамысловатый ответ: 

— Это ты мне скажи, приперся сюда со своим бухлом, сел на свое излюбленное место, начал ко мне приставать с вопросами, потом, когда я отвернулся тебя уже не было, ну естественно я не придал этому особого значения, мало ли вдруг ты освежиться вышел..

 Издали послышался голос, который перебил рассказ разливайки, то был курносый

парниша, с курчавыми светло-русыми волосами, который с горла пил Hennessey, в тоне его голоса было явное недовольство, в частности в адрес Рэма, мирно сидящего на стуле в ожидании ошеломительной истории от Тедди. 

Тот, запнувшись, начал перебивать его словами: — Да что ты тянешь кота за.. кхм кхм, кое-что, я расскажу, что было потом.

И ты внимательно стал слушать эту ох@ительную историю, еще никогда, твои глаза так не увеличивались в размерах, казалось, будто они прямо сейчас выскочат из орбит и покатятся по полу как маленькие колобки. 

Несмотря на то, что чувак был подшофе, его речь была вполне внятной и язык почти не заплетался, в потоке слов от испытанным им же впечатлением. 

Оказывается, твоя пропажа была недолгой, ты упал и пролез под барной стойкой, что в принципе под силу любому в пьяном угаре и со средним телосложением. Словив ощущение стелса, ты мухой взял со стола виски и, извиваясь как уж, вылез оттуда. 

Разумеется, это не осталось незамеченным, гости веселились, наблюдая, как ты «без палевно», пытался стащить Jack Daniels, а бармен хотел стукнуть тебя по башке, но ты оказался увертливым гадом, по его словам, а бьет он нехило, учитывая его комплекцию и 10 лет службы в морском деле. 

Твои мысли путаются, создавая сумбур из какофонии. То, что ты услышал от конопатого паренька тебя обеспокоило, в жизни, конечно, случалось разное и нажираться ты мог как свинья, но в этот раз сие безобидное распитие алкоголя в одно рыло, вылилось в интересный квест. 

Дослушав до конца сказанное им, ты принялся открывать сверток — внутри ты обнаружил записку, пачку долларовых купюр, пистолет.. в принципе ничего необычного. 
Или нет? Твоя реакция была несколько заторможенной, но оно того стоило. Любой сторонний наблюдатель скажет, что ты спятил, подумаешь Диггл, измазанный густой засохшей кровью, но неет. 

Ты вскрикнул и пулей взбежал

 на верхнюю палубу, быстро озираясь по сторонам. Хлопая себя по одежде, ты быстрыми темпами приблизился к двери в свою каюту и нашел ключ от нее.

Дрожащими от волнения руками ты попытался вставить его в замочную скважину, но промахнулся, а потом и вообще уронил их на пол. 
— Дыши глубже, тебе нужно расслабиться мужик – так ты уговаривал себя не придавать этому особого значения, к тому же у тебя с собой пояснительная записка, она  — то уж точно прольет свет на то, откуда у тебя взялся этот злосчастный Диггл. 

Сделав пару – тройку вдохов, твои мысли прояснились, резким движением руки ключи оказались в твоей ладони, а открыв дверь внутрь, решил разобраться со всем этим за письменным столом. 

Перед тем как окончательно развернуть записку и прочесть, что там написано ты пошарил в пакете, надеясь отыскать еще что-то и не зря – там оказалось двойное дно, просто еще один слой бумаги, под которым лежала разряженная видеокамера.

— Но где могут быть батарейки? – Спросил ты самого себя, так будто общаешься с воображаемым другом. Естественно среди этого хлама, что превратил твою комнату в бедлам, его скоро не найти и ты решил пошарить в коробке всякого мусора и прочих бесполезностей, окрещенных теми, что «являются ненужными, а выбросить жалко» 

Успехи, как оказалось на твой взгляд не дали плодов, но ты просто переложил вещицы с место на место и пошел искать дальше, а потом, уже когда среди прочего количества орудий быта и труда, ничего не отыскалось, ты просунул руку в ту коробку опять. 

И.. Господи, какой же ты кретин, что не сделал этого раньше, нужно было всего — лишь не ленится и поискать тщательнее. 

Находка твоя не принесла такой радости, как осознание того, что близится момент истины. Ты, триумфальным жестом руки вставляешь пару пальчиковых батареек в камеру и включаешь ее. 

Весьма очевидно, что единственное видео, обнаруженное тобой при просмотре содержимого камеры, оказалось продолжением разгадки из рубрики: «Что же мать вашу вчера происходило?»

 У Рэма от возбуждения, вперемешку с волнением задергался кончик носа, как у охотничьей таксы, что напала на след, а неожиданно вбежавший в твою комнату брат, не сказав ни слова, тут же нахмурил брови и устремил холодный «орлиный» взгляд на камеру. 

-Так так так Рэм ,тебя снова можно поздравить, ты мать его юный Шерлок Холмс!…. Ммм, хотя нет — ты просто кусок дерьма. Какая самоирония! Я говорю это трезвой версии себя! Ну да ладно, я думаю, это ничто по сравнению с тем, что я тебе приготовил. 

Итак, разумеется, что.. ик, ты нашел этот Диггл, но понятия не умеешь.. ик ой бл* не имеешь как им пользооваться. Объясняю для такого высоко интеллектуала как ты. Все в записке, что прилагается к камере, включая дальнейшие указания. 

Памяти здесь мало так что напоследок скажу: — Я сделал за одну ночь то, что ты бесполезный мусор, пытаешься сделать на трезвую голову в течении двух тяжких лет. Дальше дело за тобой. Все это дерьмо теперь в твоих в руках Рэм и я, вверяю ТЕБЕ свою метафорическую лопату, чтоб его разгрести…Адиос. 

Рэм оказался куда более невозмутимым, чем ранее, в его пытливой голове начали собираться цепочки одной линии, эта линия не что иное как то, чего он желал так долго, но он пока что об этом не подозревает, ему просто хочется узнать, что будет дальше и что еще приготовил пьяный ты. 

Собственноручно, ты вскрыл записку и не поверил глазам — почерк довольно разборчив, учитывая, что ты был в стельку пьян, а потому вам с братом было проще распутать это дело. В записке было следующее: 

Т.Р. от П.Р. 
Итак отдам тебе должное, я бы не смог совершить эту месть, без помощи твоего трезвого ума, дальше в дело пошли мои конструктивные действия в состоянии аффекта.

Возможно мое поведение было девиантным в каком-то смысле, но теперь после всего того что нам пришлось пройти, мне не придется больше пить, ведь только я знаю что у тебя на душе. Об этом не подозревает даже Крок. Смысл бухать отпадает после того как я убил эту мразь. Да, Кайла больше нет, его отжаривают черти в преисподней. Кстати по поводу этого ствола в пакете. 

Дигглом я продырявил его тупую башку, размазав его мозги по стене и сделав из них жидкую кашицу. Жаль тебя и Крока не было в этот момент. Этот высокомерный ублюдок получил по своей жирной ублюдочьей заднице и само понимание этого, по сути, великолепно. 

Что касается того куда деть пушку? — Возьми ее с собой на стрелу и брата заодно прихвати, если захочет. Впереди ждет мясцо, шестеро кожаных ублюдков на мотиках собираются отомстить и если твоих сил не хватит, придется устроить тир прямо там. 

Знаю, звучит как обзор на какой-то гребаный гангстерский фильм, но так оно и есть чувак. Просто прими это. Дальше я буду тебе оставлять все меньше и меньше подсказок, чтобы было интереснее играть :). За сим мне нужно отклонятся. И да хранит тебя Христов, сын мой. 

P.S-Будь на свалке в 4 

Итак – начал было Крок, но Рэм его тут же перебил, заявив, что как бы тому не хотелось он не пойдет с ним, даже если пьяный ты это сказал на видео, аргументируя данный факт тем, что вчера ты наделал шума и тебе же ситуацию исправлять. 

-Знал бы ты Рэм, что я два года веду слежку за тобой, не было и дня, когда твои действия непрестанно  отслеживались, за скрытой попыткой сберечь тебя от глупостей. 
Разумеется, я вместе с тобой выследил и Кайла, и этих упырей, Рэм, просто о последнем ты не знал, до этого момента – широко разводя руками, проговорил Крок. 

Да, у тебя, пожалуй, много вопросов к нему, но не лучше ли вам обоим просто пойти и узнать какие сюрпризы еще ждут вас обоих, на пути к разгадке происходящего квеста? 
Почему — то этот вопрос теплился внутри и перед тем как пойти и наконец-таки встретить свою судьбу, вы решили организовать план, по которому: — «все должно разрешиться сегодня же» 

Глава 2«Смертельные пустоши» 

Удар мечем и твое лицо окатил сгусток крови, окрасив его в алый цвет страданий. Тело, упавшее навзничь перед тобой, не успело издать и звука, о чем свидетельствовала голова, отрезанная тесаком в полуметре от еще теплой кучки изуродованного мяса, некогда звавшееся телом. 

Ты ругнулся вслух, вытер запачканные кровью глаза и обернулся – у твоего брата серьезные проблемы. 

Он не может решить, что лучше – затолкать диггл в глотку мясному п*дору, устроив кровавый гуляш, или размозжить голову биомеханической ногой. 

Пока ты думал, отдохнувшие после вынужденной спячки ребята схватили его по рукам и ногам, контрольный выстрел в голову из ниоткуда решил судьбу бедного человека. 
Неожиданно правда? А черта с два вы тут увидите скрытый смысл. Просто это смертельные, мать его пустоши и каждому охота поживится. 

Постапокалипсис дает о себе знать, когда человек проявляет слабость. Завидев его в добром здравии, тот посылает ему отборную порцию «п**деца» и тогда уж, в силу вступает закон естественного отбора. 

-Ох не хорошо ребятки, четверо на одного! – Сказал Рэм, подбегая с выставленным вперед тесаком, в надежде пронзить кого-либо из них. Но его откинули назад неожиданным ударом с локтя, и тот не свалился на песок, а перекатился и подобрал валявшийся Диггл. 
Трое упырей задумали разорвать Крока на части, но похоже не знали, о его 5-летнем опыте в Mix-fight и том, что он чертов кибернетик. 

Так он подумал в своей голове, раскидав нечеловеческими приемами троих качков. Пока Крок думал, как выпутаться из ситуации, один уже занес молот над его торсом, но серия удачных выстрелов Рэма, навсегда лишила его возможности мастурбировать. 
Молот, занесенный над головой одного из «КАРАТЕЛЕЙ» упал прямо на стопу другого чувака справа, удачно расплющив ее. Все это происходило довольно быстро, но Рэм попросту не мог знать, что случилось потом — ему разбили голову и пришпорили тесаком к промокшему от дождя песку. 

Крок в порыве ярости, отправил в нокдаун, страждущего от боли в ноге, мощным ударом в солнечное сплетение, найдя точку опоры в потерявшем бдительность зеваке позади него. 
Оттолкнувшись руками, он чуть ли не буквально вспружинил и перенес вес тела с рук на стопы, отправив обидчика метра на 2 вперед. 

Тот едва мог нормально дышать, от болевого шока, полученного после травм ноги и грудной клетки, он упал в обморок, но это было совсем не на руку Кроку. 

В момент удара тот повернулся на живот и, устремившись в падении, упал на песок.

Бугай позади пришел в чувство и начал колошматить по песку, что есть мочи, пытаясь расплющить прыткого Крока.

В силу своей ловкости он увернулся от удара ногой, откатившись в сторону обделенного пальцами бедняги, которого вскоре как ветром сдуло. Малый сделал глубокий вдох и, вскочив в прыжке, хотел зацепить ответным ударом с «вертушки» обидчика,  но провал -тому не составило труда сделать сальто назад, изящно встав на одно колено в перекате. 

Это дало немного времени, пока упырь, пригвоздивший старшего брата к песку, долго  думал, шаря по карманам, в поисках пуль. 
Казалось, сейчас у него отличный шанс, покончить со всем, но этот тип явно был тугодум, видать, поэтому в банде его окрестили «бестолочь». 

Крок стал идти тихо, едва слышно, чтобы «бестолочь» не заметил, он намеревался использовать на нем грязный прием «яиц вкрутую», но краем глаза увидел за спиною кулак и, среагировав так быстро, как только мог, пригнулся, дабы уставившийся на умирающего Рэма увалень, отгреб свое. 

Уверен от точечного массажа в районе спины, бугай получил «неимоверное удовольствие», за что в благодарность, тот начал осыпать другого своей признательностью, по всем участкам тела. 

Началась перепалка, два идиота покатились по песчаному ковру, рассыпавшись в ударах, друг другу по лицу, покуда Крок, медленно, но верно стал вытаскивать тесак из пуза братана, в мыслях благодаря бестолкового, за свою низкую эрудицию в области человеческой анатомии. 

Пока Крок занимался полевой реабилитацией брата, время шло на секунды, и когда понял, что жить ему осталось не больше пяти минут, поторопился. Его тяжелое дыхание и слабый пульс, давали  надежду, и малый принял отчаянную и рискованную попытку вколоть ему концентрат стволовых клеток с восстанавливающей эмульсией. 

Покуда усилиями Крока вытаскивался чужеродный объект из желудка брата и готовился шприц к вводу эмульсии, шум от перепалки тех двух сменился на тишину и тени их затмили тебя с Кроком. 

Один из них захотел пнуть Крока в спину, но вовремя сообразив, тот сделал перекат, и не аккуратно приземлившись на ноги, уронил очки, отчего они слегка треснули. 

В глазах начало плыть, но картина была относительна четкой, по крайней мере он так думал, когда метнул тесак в «бестолочь». 

Он пролетел в сантиметре от его головы и просто исчез из виду, когда Крок зачем-то полез внутрь мантии. В следующую же секунду, бумерангом тот создал сквозную дыру, в черепе этого недальновидного человека. 

Крок, надевая очки, взял в правую руку шприц-пистолет, тогда-то более смекалистый приятель бестолкового решительно зашагал в сторону младшего брата. Крок не отвлекаясь от процесса восстановления Рэма, раскрыл пошире мантию, но едва он это сделал, как крепкая рука бродяги — карателя, обхватила его шею приподняв над песчаным барханом. 

«Объект идентифицирован Mr. Крон..р» — вот, что услышал этот негодяй, когда мощнейший лазер низвергнул на него свою мощь из мантии, разделив на две характерные части. 

Эта уловка чуть не стоила вам обоим жизни и Крок однозначно оценивает все риски, учитывая, что Рэму больше ничего не вредит, а каратель, испустивший дух выражает неотвратимый ужас, потрошеных органов, залитыми обильными сгустками крови. 
Упав на пропитанный кровью песок, он обессилил и от усталости  планомерно стал засыпать. Теперь задача выполнена. Вы оба живы, и это самое главное. 

Глава № 3 Встреча 

Крок очнулся, но, не будучи отдохнувшим и свежим. Его организм среагировал на раздражение рецепторов носа, кое было спровоцировано едким запахом нашатырного спирта. 

Рука, что поднесла ватку с этой дрянью к его носу была не знакома, хотя Крока это сейчас не волновало, пожалуй, единственное, что оставалось для него актуальным на протяжении той зверской битвы и до сего момента – это безопасность и здоровье Рэма. 

Но напрашивается вполне логичный вопрос: — куда он запропастился? И если не «он», то больше никто не знает о том, что стало с Рэмом, после  «отключения» Крока. 

— Я полагаю у тебя много вопросов, приятель – услышал Крок, прищуриваясь вдаль на темную фигуру, что сомкнула пальцы в «шпиль» около торса. 

— Хахахахаа, ладно, долой эту актерскую манеру речи. Вероятно, ты сидишь и попросту ох*еваешь с происходящего ну или как минимум, что вполне логично, задаешься вопросом: — на кой черт он меня сюда притащил и что вообще происходит? 

— Это конечно было бы супер —  начал, было, Крок, пытаясь руками приподняться с сырой земли, оглядываясь на помещение, в котором оказался и, едва оторвавшись одной рукой, тот захотел поставить вторую и встать, однако в правом боку у него резко защемило и тот просто сполз спиной по каменной стене, к своему месту. 

Далее, Крок уже просто подчеркнул, что его эти факторы интересуют в последнюю очередь, так как на данный момент, жизнь брата ему дороже. 

— Все-таки ты больше пошел в своего отца, парень, будь он сейчас с нами, возрадовался тому, каким мужчиной стал за эти годы.

Рэм, подойди сюда.. Твой брат очнулся. 

Ответа не последовало. По всей видимости, если он был здесь, то пропал – его нет нигде в этом сыром затхлом месте. 

— Вот засранец, я же сказал не продолжать поимку тех трусов, что сочли сбежать в пылу битвы. Ну, я ему сейча.. 

Едва он приблизился к лестнице наверх, металлический люк резко открылся, внутрь подул прохладный, порывистый ветер, а затем оттуда посыпались конечности: руки, отрезанные пальцы, пара свежесорванных голов из которых все еще текла алая, как флаг Советской России кровь. 

Глазные яблоки одной жертвы были выдавлены большими пальцами рук, а у другого тех и вовсе не было, одни только кровавые ошметки и характерные бардовые полосы, стекающие по щекам. 

Лица были до того искорежены, что один вид внушал леденящий кровь ужас, мышцы лица с открытыми глазницами будто свело от боли, а подбородок слегка скосило в сторону. 
Чего не скажешь о втором, у которого просто «веселая улыбка Джокера», выполненная тем же тесаком, коим Рэм был пришпорен.

 Человек в форме, не мог смотреть на это, не прикрыв рта – видеть такое действительно было отвратно. 

— Не задавай лишних вопросов, пожалуйста – вот что стало бы предлогом, к дальнейшему объяснению нашедшей на него мести, если бы твое внимание не сконцентрировали на дальнюю часть комнаты. 

Рэм вдохнул в себя побольше воздуха, что отдаленно кажется, как радостный возглас или шум от удивления. Радости твоей не было предела, а Крок, превозмогая боль от сломанного ребра, согнулся, но шел на встречу к нему, чтобы обнять дорогого брата.

Думаю, за прошедшие сутки, это лучший момент из всех, что был. На данный момент вы в целости и сохранности. Хотя Крок насчет второго сомневался. 
Его негативные мысли развеял Рэм, утверждая, что этот «сомнительный человек», выражаясь словами Крока, является близким другом их убитого отца. 

После чего в их короткую беседу вступил сам друг, представившись как Руфус. Хотя со стороны и может показаться, что он человек мрачный и даже злой, однако же, всем своим радушием и теплотой он доказывал обратное. 

И хотя он мог бы продолжить интересную тему, но Руфус настоятельно порекомендовал проследовать за ним. Когда же их путь закончится, то сможет ответить на все назревшие  в пути вопросы. 

Проходя вглубь коридора, без явных признаков освещения, оба брата сделали задумчивые лица и шли молчком, как на поминках, пытаясь разглядеть что-то вокруг себя на предмет интересного содержимого. 

Пока Рэм с Кроком это делали, путь назад им отрезала стена из титана с кевларовым покрытием, вплавленное внутрь металла.  — Что ты сделал, черт тебя дери? – Возмущенно загудел Рэм, указывая большим пальцем руки назад. 

Теперь, когда нас никто не слышит, а связь полностью блокируется датчиками подавления, могу говорить прямо — вы вдвоем подписали себе смертный приговор, устроив кровавую баню на свалке. 

На секунду эта фраза повисла в тишине, сменившаяся непрерывистым гулом двух братьев. То один, то другой стремились опередить друг друга в игре: «кто больше задаст тупых вопросов» 

И исход этой игры пока что неоднозначен. Знать бы еще, о чем они, думал Руфус. Из их болтовни ничего не понятно, единственное верное решение, принятое им в конкретную минуту стало, простое разжевывание соплей, то есть кхм, истории: 

— Я снова ни черта не понял из того, что вы тут болтаете. Теперь моя очередь говорить ребята, а вы уж будьте добры, меня внимательно слушать.

Сказал он это с несколько безразличным видом, не то, чтобы ему было плевать, однако же, какого-то особого энтузиазма на его лица не прослеживалось. Лишь томное выражение, которое прямо, кричит: «как меня все за*бало». 

Губы его медленно зашевелились, превращая первые мысли, что приходят в голову в слова: 

— Итак  — сказал он, почесывая подбородок — с чего бы мне начаааать? Хм? — после повернулся к ребятам – может, вы знаете? Хаха, ладно. Теперь, когда вы перебили тех шестерых в довесок к «типа Кайлу». Первый этап был пройден. 

Крок хотел возразить, приподняв указательный палец к верху с протяжным: — эээээээээ,- но того успокоил Рэм, попросив не перебивать Руфуса, тем самым дав закончить его мысль. 

— Так вот, со смертью банды «Карателей» нам не сулит ничего хорошего, именно нам троим, поскольку вы слишком поздно ввязались во все это дерьмо, а Рэм очень «вовремя» забыл наш план. 

Крок посмотрел на брата, мысленно спрашивая себя: «как можно было так надраться, чтобы забыть о таких вещах»

Тот не реагировал, от слова «никак», казалось, будто он поглощен в некую вселенную, и она держит его непреодолимой силой, словно в тисках. 

Хотя по факту, он просто залип, слушая, что толкует Руф. В его речах не было позитивных мыслей. Только четкий алгоритм действий: -Давайте будем честны с собой —  мы в полной жопе и дело тут вот в чем.

Когда Крок вышел освежиться на улицу, Рэм в это время заливал шары, что в принципе не удивительно, так как тот отмечает свое пристрастие к алкоголю как стимулятор всех систем человеческого организма, за вычетом вегетативной.

И что парадоксально это только отдалило Рэма от цели, благо мой связной, наконец, вычислил  местоположение  этого алкаша и вовремя передал письмо с призывом о встрече.

Далее ты, с  помощью Jps, подключенного к каналу в головном  мозге, отыскал самое неприметное место на карте, но  ждать снаружи здания не стал, поскольку тебя забавляло играться с Джессикой.

— Прошу прощения.. С кем? – сказал Рэм, нервно пялясь на затылок Руфуса, с таким видом, будто он пятиклассник, которого спалила вахтерша во время др*чки.

Вместо ответа он  услыхал, как Крок с дядей Руфом забавно хихикали, пока, в конце концов, смех не сменился серьезными лицами людей, что должны были открыть тайны, которые доселе им были не известны.

— Так кто такая Джессика? – озадаченно спросил в сторону Рэм, прислушиваясь к тому, как открывается механизм представшей пред ними двери.

— Биомеханическая кукла, оснащенная новейшим искусственным  интеллектом на данный момент, вот почему ты решил осушить бутылочку  Jack Daniels тогда. Она тебя отшила, и ты с горя украл одну из них в баре у Тедди.

— От су..  — Заткнись, — сказал  Руфус, Рэму едва он успел что-либо произнести. Сканер на двери просканировал нейродатчиками его лицевые мышцы на предмет совпадения и состояния здоровья.

За ними последовал тепловизор, биометрические и сенсорно-моторные датчики и только потом, толстая стена из титана сдвинулась вниз, открыв путь искателям приключений на их дурные головы.

— То, что вы увидите, может вам очень не понравится, особо впечатлительный Рэм может удалиться, если не желает видеть ужасную картину.

Он ежесекундно нахмурил брови, прищурил и без того маленькие глаза, зорко смотря на унылого и спокойного дядю Руфуса. Заложив одну руку в карман, он прошел вперед, несколько сгорбившись, и правой рукой отодвигая его от себя, очутился внутри.

Изначально здесь было темно, но помещение вмиг озарилось тусклым светом прожекторов. Свечение, отражаясь от девственно-белых стен и потолка, создавали подобие палаты душевнобольного.

Рэм осмотрел дядю с братом пристальным взглядом, сразу, как только протер кулаками очи, дабы свет болезненно-слепящий их не нанес вреда.

Медленно, переступая через выступ подле порога, Крок с Руфусом присоединились к нему.  По пути младшему брату что-то прошептали на ухо, что Рэм так и не понял. Тот был занят осмотром этой весьма любопытной комнаты, с кучей приборов, датчиков и достаточно сильной влажностью.

Все эти вещи пытались вылиться в предположения  из уст одного искателя, но все догадки больше походили на беспорядочные теории.  Теперь два брата смотря на дядю, молча, ждали ответов, а узнав правду, обомлели.

Глава 4. «Самопожертвование»

-Так, постой дружище, я правильно тебя понял, ты уже дошел до 4 главы? Это прекрасная новость  Рэм, потому что теперь  в твоей жизни начинается адская х*йня и поверь мне, одним инсультом жопы ты тут не отделаешься.

 К слову об этой хрени, что я здесь толкую – барокамера, в которой те трое  находятся, ни какой-нибудь подвал, тайное место и уж точно не лаборатория – ЭТО ЧЕРТОВ ИНКУБАТОР, ДЛЯ ВЫРАЩИВАНИЯ ТОЧНЕЙШИХ КОПИЙ ОТЦА ЭТИХ ДВУХ МАЛЬЦОВ.

 Звучит несколько жутковато, учитывая боль, через которую им обоим пришлось пройти с момента погибели Сэма. Думаю, не стоит объяснять кто это, итак всем стало ясно, что это клон настоящего отца Рэма и Крока.

Теперь, когда начало положено, мне больше нет смысла сопровождать Рэма, с этого момента история будет повествоваться только от второго и третьего лица. Увидимся в конце первого тома.

Личный дневник

Запись № «не читаемо»

— Как сейчас помню, старшего брата охватил непередаваемый ужас. Вместе с ним нам пришлось пережить многое боль, поражения, состояния агонии, не прекращающиеся днями. И все это следствие охренительного детства. Известие о смерти папы перевернули мою, да что там НАШУ жизнь.

Казалось, будто ничто уже не сможет заставить его прекращать пьянства, а меня употреблять всякую дрянь, уповая на то, что все станет лучше.  Но лучше не становилось. И мы это понимали.

Это переросло в привычку, наша жизнь превратилась в бродяжные похождения по бесплодным пустошам, выжженным атомной войной. Порой даже возникало ощущение, будто мы так и будем бесцельно бродить по раскаленным красным пескам, а жажда жить не преодолеет физиологические потребности в питье и пище.

По сути все это медленно подводило к нашей верной кончине. То, что отличает нас от людей прошлого – ярко выраженный иммунитет к внешнему воздействию и частично механическое тело.

Мы куски мяса с механическими процессорами в мозгу, побитые, раздавленные, жалкие – такими нас видели. НО МЫ ПРОТИВИЛИСЬ ЛЮБОЙ ПРЕГРАДЕ. Вот что определяет человека, среди безвольного мусора – НЕПРЕОДОЛИМАЯ ВОЛЯ К ЖИЗНИ.  Важно лишь найти ее смысл.

Но довольно болтовни, пора мне идти на выручку старшего брата. Засим, тот, кому доведется найти эту запись, участвует в испытании «по горячим следам», которое вряд- ли оставит равнодушным любителей приключений на свою задницу.

Вот, что нашел Крок, перед тем как уйти вместе со всеми, пока они шли втроем, удаляясь, прочь от небезопасного бункера, Руфус объяснял вполне себе спокойному Кроку почему им пришлось уйти и, что было бы в противном случае.

Рэма среди них, по сути, не было. Он снова предался  воспоминаниям, которые у импульсивных людей обычно сливаются в кашу, отдаленно напоминающую проклевывающийся сюжет. Его же участь вспоминать весь  этот ужас мелкими отрывками обошел стороной.

Все эти мысли сопровождаются невообразимой картиной:  Рэм ходит по комнате весь, дрожа от ужаса и гнева на своего дядю, за то, что он  позволил отцу исчерпать свой умственный потенциал на этих искусственно-выращенных кукол, буквально сделав для каждой из них копию своих воспоминаний.

Он настойчиво пытался объяснить Рэму,  что его отец жив и здоров, но не в живом теле и стоит  только найти подходящее вместилище, как накопитель с его оригинальным подсознанием и памятью будет подключен к головному мозгу, и каждый синапс в нем будет содержать в себе информацию о нем.

Ответ такого рода  не обнадежил Рэма, скорее наоборот – тот был возмущен еще больше. Никто из  них с братом даже и подумать не мог о том, чтобы позволить  использовать родного отца как игрушку перемещая его разум из одного тела в другое, как Рэм осмелился выразиться.

— И, правда, о чем  я думал?- Спросил тот себя вслух, почесывая подбородок большим и безымянным пальцем.

Оба братца смотрели на него, как на полоумного, а он, чтобы разрядить обстановку решил сделать умное лицо и с видом  матерого вояки начал затирать им долгую и душещипательную историю о двух друзьях, что противились воле одних жадных до денег и славы картежников.

Двоица все также стоит напротив дяди и молча, слушает, что  скажет Руфус. Когда все сосредоточились, он сказал, обратив внимание на Рэма: — Если ты думаешь, будто покончил с Кайлом, то глубоко заблуждаешься  —  и решительно взял старшего под руку, чтобы показать ему что-то.

Он подвел Рэма к стене, обычной металлической стене у которой нечего созерцать. Едва тому захотелось спросить что-то, как подле нее что-то запищало, а стенки, как небывало, точнее, вместо нее образовался большущий экран. Стало быть, он просто был замаскирован.

Этакий телевизор будущего, с искусственным интеллектом, датчиком обнаружения, тепловизором и сканером считывающим лицо пользователя. Не сказав, ни слова и не воспользовавшись каким-либо пультом для настройки показа, экран воспроизвел запись случая в казино из встроенной памяти в головном мозге Руфуса.

Здесь отчетливо виден конфликт двух игроков Кайла и их отца, который поставил  на кон себя во служение этому негодяю.

Настроение в заведении накалялось с каждым ходом, Сэм даже слегка хрустел пальцами правой руки, хотя на лице сияла ехидная улыбка, какие обычно меряют на себе хитрожопые засранцы, что затеяли пакость.

Итак – сказал раздраженно Кайл, ситуация на грани фола, правда мой друг? Тот ответил отрицательным покачиванием головой из стороны в сторону и заложил руки, за спину, заблаговременно привстав при этом, едва успев кинуть выигрышную комбинацию каре.
Оппонент немедленно встал из-за стула, на его лице была отчетлива видна гримаса полная отвращения .

— Так, вот, что я хочу тебе сказать приятель, я 10 лет играю в азартные игры, на моем счету бесчисленное множество таких вот выскочек как ты, которые решив попытать удачу на мне, стали вечными рабами, но..

Неодобрительно посмотрев на победителя, Кайл в одно мгновение о чем  — то задумался, а затем едва уловимо кивнул, будто подтверждая, что-то. После этого он с протяжной улыбкой, стянутой в одну линию, спокойно сказал:

— Черт с тобой, я мужчина и слово свое держу, будет тебе информация.

В этот момент крупье, что с ними был, будто стал подавать невербальные сигналы Сэму, на что тот отвечал короткими кивками, пока Кайл открывал проход в свой архив. Рэм, смотрящий на все это, все так же не мог понять сути происходящего.

А затем экран будто заговорил с ним: — Сейчас ты сам все поймешь, Рэм и не удивляйся так, это я, Руфус, технология «Smart speaker» позволяет мне общаться с тобой мыслями, выводя их через динамик телевизора.

Далее, он начал искать в своей встроенной памяти воспоминание о сделке Сэма с Кайлом в архиве.

Открылась фотографическая галерея. Слайды в ней сменялись один за другим, словно взяли сцену из фильма и разделили ее на множество кадров, что в потоке едва отлично от кино.

Троица еле успевала улавливать мелкие детали происходящего, складывалось даже такое ощущение,  будто Руф не хотел мозолить себе глаза наплывшими воспоминаниями, быстро перелистывая каждую картинку.

В какой — то момент Рэм, указал пальцем на запястья рук Кайла. Ему показалось, что негодяй что-то скрывает. По рукаву сползло нечто отдаленно напоминающее лезвие, но по факту это всего — лишь был пульт управления.

Форму ножа ему придает заостренный край, из которого одним нажатием кнопки проецируется голографическое изображение на экран проектора. Пульт воспарил в воздухе, когда тот включил специальное устройство, посылающее мощный поток воздуха, иными словами воздушную пушку.

Затем воспроизвелось видео, которое обрывками отображалось в  голове Рэма.  Эти обрывки, смешивались с потоком слов отца, сказанные им, перед тем, как он сошелся в смертельной битве для того, чтобы спасти брата.

-Руфус, нам пора, ты иди первым, а я задержу «карателей». Эй, ты меня слышишь?… Заснул там что-ли!?

— А?? — вот на чем прервались фантазии Рэма. Дядя,  наконец, достучался до него, когда все дошли до готического резного здания с обелисками на входе.  Громадные ворота приветливо распахнулись и троица, с понтом вошла внутрь замка.

-Тсс, стойте — Шепот разнесся по комнатам куполообразного помещения, становясь объемнее, по мере приближения. Рэм не обратил внимание на слова и пошел дальше, тогда в ответ таинственный незнакомец сказал:

— Давай валяй, если хочешь, чтобы защита покрошила тебя в капусту.  – Тогда — то он счел  слова предупреждения, как аргумент и тут же остановился. 

 — Вам не следовало идти сюда без предупреждения, ищейки Кайла мечутся повсюду. – Из темноты медленно шла худощавого вида персона. Крок и Рэм качнули головами, чтобы взглянуть на него. Один только Руфус не проявил внимания, выглядел даже каким — то безучастным.

Наконец человек вышел из сумрака полностью. В его образе все было вполне заурядным: круглые миниатюрные очки на переносице, торчащие отовсюду волосы на голове, медицинский белый халат с рукавами которые пропитаны каким-то едким веществом.

-«Но, что это» — вдруг встряхнувшись, подумал Крок, неужели это копия английских ботинок на пуговицах, которые были в моде еще двенадцать столетий назад. Этот атрибут не очень подходил к рабочим замурзанным брюкам и шерстяному красному свитеру.

Хотя первое впечатление всегда обманчиво, по прошествии двух минут перед гостями предстал уже совсем другой человек – не доктор, а джентльмен при полном параде.

Одет был не броско в смокинг серого цвета, где верхом изыска был котелок, приукрашенный золотой тесьмой, в руках он нес коробку с крепкими напитками, а вокруг стола столпилось несколько человек – по всей видимости, дворецкие.

В итоге, этот весьма неприветливый прием совершенно не отразился на общем настрое, буквально спустя минут 10 они уже по-дружески сидели за большим столом, попивая виски с лимоном.

Казалось бы – ничего не подводит к такому застолью, но дядя Руфус после пары стопок, тут же перешел к делу и рассказал что к чему. Разумеется, это принялось во внимание слушателем, представившимся двум другим гостям как «Разносчик» и когда беседа была окончена, он встал и приказал своим людям отправиться в убежище, до тех пор, пока он сам не явится к ним с известием, что все наладилось.

— Ну, так что, «нейродоктор», я надеюсь, у тебя все получится и нам не придется прибегать к плану б? – «Разносчик»  снял пиджак и, повесив его на спинку кресла, закатал рукава рубашки, оголив удивительно крепкие руки, не смотря на вытянутую общую форму тела — тростинки.

-Можешь не сомневаться, Руф – «Разносчик» вытянул руки вперед, с хрустом нажав на все 10 пальцев – я заставлю, это зажигательное дерьмо случится.

Глава 5: «Теплый прием»

Комната озарилась красочной огненной феерией, фонтаны пламени, что прорывались отовсюду, прожигали комнату дотла изнутри. За всей этой красотой наблюдали четверо ребят, стоя за бронебойным стеклом в дальней части зала. «Разносчик» с ехидной улыбкой до ушей и прищуренными глазами смотрел через монокуляр, на то, как творится безумие.

— ММ, хорошо горит — заметил «нейродоктор». У Рэма слегка задергалось правое ухо, а все остальные никак не отреагировали на данное замечание. Единственное, что притягивало их взор – сгорающие заживо агенты Кайла.

-Ты хорошо уверен в том, что видишь? Приглядись повнимательнее на обугленные тела. Взгляни в их лица, никого не напоминает? – отозвался незнакомый голос на комментарий ученого.

В ту же  секунду ощущение спокойствия сменилось безнадегой, один из обгоревших трупов очень близко был похож на Сэма, лицезрение сего, сопровождалось захлебывающимся смехом Кайла, громом, разносящимся по комнате.

Затем, внутрь ворвался новый отряд, теперь уже без масок на лицах и все сплошь, как один отец двух братьев. Оба они остолбенели. Кайл обратил их же силу против них самих, и решаться нужно было немедленно.

 Пока Руфус  и «Разносчик» открывали путь в лабораторию, Крок с Рэмом вскипая от злости, буквально застыли и молча, смотрели на марш клонов  отца, покуда Кайл самолично подкидывал дров в огонь в прямом и переносном смысле этого слова.

— Я заставлю вас бегать как крыс в запертой клетке, я заставлю вас страдать как Иисуса, распятого на кресте Господнем. Ваша смерть ознаменует порядок и покой в нашем алчном и затхлом мире и начну я с него.

Умолкнув, он указал пальцем на нейродоктора, который затолкал братьев в открывшийся люк в стене, от него вглубь протягивается глубокая шахта с монорельсом,  в спасательной капсуле сего и двигались оголтелые ребята, едва сдерживаемые от гнева.

— Ты точно уверен, что наш план сработает? — Спросил Руфуса «Разносчик», угрюмо уставившись в пол. —  «Типун тебе на язык» — подумалось ему, а в ответ тот услыхал только то, что «Разносчик»  и сам может лицезреть успешность всего проделанного им с Сэмом.

Следует понимать, на что они идут, если намерены бороться с целым отрядом вооруженных агентов высшего уровня, здесь уже не берется в расчет то, кем они являются, скорее внимание обращается на их качественное и количественное преимущество.

 — Крок, о чем вы говорили с Руфусом? —  Сказал спокойным, холодным тоном  брат, аккуратно сползая спиной по стенке эллипсоидной капсулы.

Крок промолчал, скрестив руки на груди, всем своим видом дав понять, что  непреклонен, и не намерен вымолвить и слова.

 — Молчишь, значит к черту вас. Я сам найду ответы, только у меня есть код. Руфус доверил мне его, перед тем как я разнес башку этому жирдяю

Обстановка внутри начала становится все напряженней, в воздухе повисло тяжелое молчание, пока снаружи, наверху раздавался мощнейший грохот, доходящий своими вибрациями до тех обоих.

Как на американских горках они скатывались вниз,  чем глубже, тем с большей скоростью стирался монорельс, по которому мчалась капсула, развивающая скорость до 1100 км/час. Секунда и близнецов обуяла лютая тьма, исходящая отовсюду.

Капсула откинула металлопластиковую крышу, открыв путь в густую, непроглядную темень. Оба брата ругнулись вслух, пытаясь найти в карманах комбинезонов хоть какой-то намек на свет. К счастью у Рэма нашлась камера, со встроенной функцией подсветки, у которой на удивление еще была полная батарея.

Включив лампу,  мозг старшего брата подрубил режим «ностальгия», тем самым дав ощущение того, что он будто Блейк из второй части Outlast. Далее Рэм уже как проводник шел, продвигая малого сквозь зыбкую темноту, вслушиваясь в подозрительную тишину нашедшую на место пребывания зеленых ребятишек.

Судя по обрабатываемым данным процессора, они вдвоем практически на месте, но их волновало не это, вопрос состоял в том, почему шум взрывов прекратился. Это встревожило хладнокровного Крока, однако паниковать смысла не было, учитывая, что братья дошли до точки встречи.

Один в один как Блейк, Рэм слегка приоткрыл белую бронированную дверь.  Через приоткрывшуюся щель едва — ли можно что-то увидеть.  Разумеется, он попытался посветить в дверную щель и ничего удивительного что, в этом мало толку, отчего Крок пихнул своего весьма осторожного старшего брата  и просто толкнул дверь в пол силы.

Один придавил другого в дверном проеме образовав затор, недолго думая малой сильно выдавил неугомонного Рэма вперед, отчего тому пришлось несладко, когда он, устремившись в падении ударился носом о пол.

Крок уже зажмурил глаза ожидая ответный удар, но месть была куда более изощренней и он это понял, когда на его переносице не оказалось очков.

-Теперь мы квиты – с понтом сказал Рэм, опуская очки в рядом стоящий унитаз. Такое непростительное обращение с очками не оставило равнодушным раздосадованного братишку, о чем тот выразился в виде возмущенного: — Чтоб тебя леший дрючил, мудозвон. 

 После  триумфальной победы над негодником, Рэм завидел кнопку с нижней подписью «Emergency» и слегка надавил на нее кулаком. Потолок комнаты заискрился, значит вполне вероятно, что питание подведено и как следствие свет должен гореть, но не все так просто – сказал тихий голос в одной из дальних комнат научного комплекса.

— В этой темноте черт ногу сломит, — заметил Крок, отчего Рэм быстренько стал шевелиться в сторону источника звука, освещая путь потухающим светом лампы.

 Идти обоим пришлось недолго, к счастью, их ожидал довольно потрепанный «нейродоктор»,  его медицинский халат из белоснежного и целехонького превратился в окровавленные лохмотья, кусками, свисающими к полу, а на лице была привычная улыбка от уха до уха с  отчетливыми кровоподтеками, стекающими по подбородку с носа.

Рэм, указав на того ладонью, хотел что-то сказать, но «Разносчик» отпил с горла стоявший  на приборном столе бурбон, занюхав это дело дырявым куском халата  и не дав ему такой возможности утвердил, что им нужно торопиться и все вопросы будут потом.

Затем он сделал нечто глупое, и возможно даже бессмысленное, разливая остаток пойла по всей комнате, пока молодняк в свою очередь медленно спускался по длинной лестнице, шаг за шагом переступая через каждую стропу.

Краем уха оба услышали шум огня, а позже увидели тень, спускавшуюся следом, Рэм посветил камерой, чтобы подтвердить, что это действительно «Разносчик», закрывший за собой люк, а не кто-нибудь чужой. И подозрения на присутствие чужака развеялись,   едва из темноты прорезались два зеленых глаза.

Поначалу они просто наблюдали за действиями Рэма, но потом  «нейродоктор» показался полностью, дав знак рукой на спуск, старший брат присоединился к Кроку, который уже одной ногой был на земле.

Спустившись, он взглянул наверх – «Разносчик» с Рэмом все еще  были относительно высоко. Не теряя времени,  Крок осмотрелся вокруг, место в котором он оказался, чем-то напоминало карцер или подвальное помещение, пропитанное едкой сыростью от прогнивших  плесневелых стен.

Складывалось впечатление, словно  все здесь застыло во времени. Этому месту явно не хватало внушительного ремонта со всей вытекающей отделкой, но эта мысль посетила Крока ненадолго. Скорее его распирало любопытство оттого, что находится за дверью напротив.

В надежде найти здесь что-нибудь стоящее, он пытался  отыскать хоть что-то, начиная от символов  на стене и заканчивая мобильником  какого-нибудь искателя приключений, однако ж все без толку.

Находясь в помещении с голыми, заплесневевшими стенами вряд ли можно думать о чем-то кроме вони и о том когда — же, наконец, «копировочных дел мастер» откроет дверь.

Сканеры распознали присутствие в «нейродокторе» нужного человека и распахнули свои скрежетавшие створки. Наверху в это время вновь слышаться отчетливые взрывы.

От них даже Кроку стало не по себе, а «Разносчик» идет себе спокойно вразвалочку, петляя по бетонным лабиринтам комплекса 3 уровня.

— Такое чувство будто у тебя каждый день начинается со взрывов, иначе не объяснить твое безмятежное спокойствие.  — «Разносчик» резко обернулся, чем насторожил обоих братьев, и приподняв свитер как бы сообщая новость: — ДА Я ВСЕГДА ГОТОВ

-Я устрою им феерверк. — Указывая на бронежилет, увешанный пластитам, весело проговорил нейродоктор, за что его окрестили сумасшедшим, аргументируя это утверждение тем, что он всех тут сведет в могилу.

 «Мне плевать, если это сопряжено с риском для других, я всегда выкручиваюсь из передряги, даже если мне придется пожертвовать своей жизнью» — «Разносчик» сплюнул куда — то в сторону, поворачиваясь обратно, и в привычном темпе снова зашагал вперед.

— В детстве отец упоминал о тебе, он говорил, будто ты бессмертен, но я ему никогда е верил. Все мы когда-нибудь умрем, и даже если ты переместишь свой разум в другой сосуд и будешь жить, это все равно будешь уже не ты. По крайней мере, не такой как все привыкли видеть.

— Ты многого не знаешь парень, за всю свою многовековую историю «Разносчик» первый среди ныне живущих существ Земли, кому довелось прожить так долго – сказал Руфус по правую сторону от них.

— Твою мать, ты как тут оказался!? — Раздраженно взвизгнул Рэм, отпрянув к заскорузлой стене, нервно посматривая  то на бледное лицо Крока, то снова на дядю.

— Так я все время с вами был, просто находился в тени и следил, чтобы за нами не было хвоста.

-Понятно – сказал Рэм, нервно сглотнув при этом уже чуть было, не наложив в штаны, но сказать по правде, тут у всех нервишки шалят, просто Руф с доктором закаленные дядьки, а молодняк жизни не видал, вот и получается, что они всё нагоняют сполна.

Братья, переглянувшись, задержали взгляд на лицах друг друга, затем Крок подошел поближе к брату и шепотом поинтересовался: — Рэм, как думаешь, что находится за этой дверью?  Почесывая затылок, тот ответил еле слышно: — Трудно сказать, мне кажется, здесь мы узнаем ответы… на все вопросы.

Но каким — бы  проницательным для себя ни казался человек, разгадок было мало, а вот любопытных тем прибавлялось все больше. В конечном счете, им удалось узнать, кем является их отец на самом деле и почему за ним и всеми его приближенными ведется такая ожесточенная охота. С согласия обоих братьев, Руфус дал добро на подключение встроенной памяти Сэма к серверу.

В целом, процесс разморозки отца не был таким трудоемким, «Разносчик» подключил пару кабелей к мощному серверу на 10000 ват, подал питание к ssd его сознания и через специальное ПО смог установить связь с графической голограммой некогда живого старого друга.

С помощью фотонно — электронной трубки, по которой напрямую подается информация в виде числовых значений, происходит перенос из простых выражений в нано — боты содержащие фотоны, которые в свою очередь создают 3D модель – симуляцию Сэма в виде скопления квантов электромагнитного излучения.

Иными словами, вдыхает жизнь в самую настоящую пыль, делая из огромной кучи строк программного кода, считываемого с сознания подопытного, практически осознанный организм, тепереча отзывающийся на имя Сэм.

Все замерли от увиденного, воздух наполнился квантами точно светлячками, которые собрались в одну общую кучу, предав себе форму головы, в целом очень похожей на ту, которая вместе с остальным телом валяется в камере гибернации в фазе длительного сна.

— Таааак, если вы все здесь, а я сейчас нахожусь перед вами, это означает только два варианта событий: Один из этих вариантов уже взломал систему безопасности комплекса на 2 уровне и через какое-то время придет сюда, а второго просто не может быть и в помине, поскольку Кайл вместе со всей его шайкой новоиспеченных клонов-убийц рыщут в поисках всей пятерки.

Рэм пристально посмотрел на отца, тому  удалось прочесть презрение в  глазах сына, но не придавал этому смысла, пока тот прямо не потребовал объясниться по всем интересующим их обоих вопросам.

— Хочешь правды сын? Так тому и быть. Времени у нас предостаточно, я знаю эти тоннели как свои пять пальцев – ни одна шестерка «Информатора» сюда не заявиться, уж будьте уверены.

 На сей раз по комнате распространилась внушительная тишина, никто даже и не помыслил перебить  Сэма, на что он в свою очередь, как и обещался, дал развернутый убедительный ответ на все:

— Порядка 20 с лишним лет тому назад, я официально стал агентом армии «Очистителей» – той самой, что имеет влияние по всему миру и исчисляется сотнями тысяч человек. Тогда я думал, вступлю в их ряды и смогу наладить жизнь, обеспечивать годовалого Рэма с Кроком и супругой, причем все вроде бы у меня получалось.

Мне давали несложные задания – просто идешь с вышибалами и зачищаешь местность от неблагополучных гражданских, где-то подвернулся хабар – берешь, где-то склады целые с добром, что растаскивали ежеминутно, но чуяло мое сердце что-то здесь явно не так.

В одну из таких вылазок, мне и еще группе людей дали задание, внедрится в банду «Карателей» под предводительством Кайла, того самого местного авторитета, что сейчас вовсю нас разыскивает в этих катакомбах.

Так как он является крупнейшим поставщиком информации по всему миру, множество людей с разных группировок пыталось выкрасть ее из его серверного архива с 20 -тизначным количеством данных. Думаю не трудно догадаться, кем они становились, учитывая под боком лучшего нейробиолога и хирурга вместе взятых.

Почуяв, что ничем хорошим затея диверсии не окончиться я решил скорешиться с этим ублюдком, чтобы благодаря тому всегда быть в курсе всех событий.

Путь этот оказался нелегким, потому что я был на распутье – с одной стороны примкнув к нему в моем распоряжении, с большей вероятностью могли бы быть все доступные сведения на сегодняшний день, а также достойное жалование и отличнейшая экипировка, а с другой – товарищи и совесть.

Пока я был под прикрытием, все было прекрасно, но изнутри меня разъедала неопределенность. Нетрудно догадаться, что я за путь избрал, так ведь? Но если вы думаете, что я подставил их всех и перебил как собак, то тут вы глубоко заблуждаетесь.

Зная таланты «информатора» нужно понимать насколько опасным может быть предательство, всем кто близко имеет дело с этим человеком известно, откуда он берет новобранцев для прикрытия своей жопы.

Спустя год, после вступления в его ряды было собрано достаточно информации о нем, его убежище, охране, уровне их подготовки и потенциальной опасности их босса. Мы или если можно так выразиться идущие на смерть сорвиголовы, что решили покончить жизнь самоубийством, отправились на склад оружия под покровом ночи, в то время, когда на посту стояли наши.

Каждый взял себе по паре универсальных устройств для маскировки или деактивации датчиков обнаружения, и отправились на штурм главной лаборатории «Информатора»

Тогда мы с Руфусом уже были близкими друзьями, еще давно, лет за 10 до знакомства с вашей мамой мы сроднились, стали как кровные братья и вот с тех пор выручаем друг друга в трудную минуту.

Так как нашей с ним специализацией был шпионаж и разведка, нам не составило труда расправиться с детекторами слежения, камерами и прочей шнягой, что достаточно затрудняло нам путь.

Затем произошел оглушительный взрыв пластидной мины, а дальше все как в тумане. По словам Руфуса, кто-то в режиме маскировки пробрался внутрь, но понять, кто это и каковы их цели не было времени – система безопасности сработала на уничтожение потенциальных диверсантов, выпустив микроботов, которые при попадании в организм человека, детонируют изнутри, смачно разрывая их задницы.

Рэм негромко засмеялся, что слегка смутило несколько нервного папашу, он сурово посмотрел на своего отпрыска, который весь в рубцах и ссадинах от избиения «Карателями», закрывши глаза ото всех, и хихикал  в свое удовольствие от низкосортного каламбура серьезного отца, что хоть как то разбавил свою драматичную историю.

Далее он запнулся на полуслове, когда «Разносчик» с дядей Руфом его позвали, чтобы потолковать отдельно от малых.

Рэм скорчил возмущенную рожу, пригрозив кулаком «нейродоктору», попутно приговаривая, чтобы тот попридержал язык, но его энтузиазма поддержать этаким образом разговор не разделил никто, даже младший брат взглянул на Рэма с некоторой досадой и слегка заметной долей сочувствия, поправляя треснувшие очки средним пальцем правой руки.

В его взгляде он понял все, буквально прочитал каждый микрожест его ехидной морды. От всего этого скопления скрытников, Рэм, тяжело приземлился своим «сидалищем» и откупорил взятую из подвесной сумки бутыль бренди.

Ловким и отточенным движением сделал большой глоток, с прищуром занюхав незапачканным рукавом серой кофты без ворота.

Точно комом он едва ли мог застрять в  горле, но пойло быстро растеклось по организму. Где-то спирт вдавил черепную коробку, где-то желудок помолился Аллаху, чтобы парень не пил эту «химозную дрянь», а печень уже попросту смирилась, после года его маленького пьянства и хмельных дебошей, она привыкла ко всему, чем тот намеревался ее пичкать.

Глава 6. «Скрытый смысл»

Рэм сидит, тупо уставившись в пол, пытаясь что-либо сообразить. Казалось бы, все хорошо, отец жив, здоров, сейчас активно обсуждает что-то с товарищами по нейронным каналам или говоря простым языком способом телепатии.

— Впрочем, довольно всех этих формальностей — говорит Рэм удрученно в пол, также  делая тяжелый выдох перед тем, как снова взяться за бутылку, но в ту же секунду  руку с горлышком, подносящимся ко рту, останавливает брат.

— «Ты что удумал?» – так и виделось ему по недовольному взгляду исподлобья, будто Рэм читает мысли своего брата. Зная наверняка о его невозмутимой реакции, опустить голову было вполне логичным решением. Точно ото сна он привел в чувства своим нагоняющим окриком, призывающим прекратить пьянство

И все же, если задуматься — что значит взять себя в руки после всех испытанных ранее событий? Он не хочет встать здесь и сейчас и дать бой, потому что забыться в пьяном угаре всяко лучше, нежели по  новой переживать боль смерть и разочарование.

Смотря на эту толпу непреклонных Рембо со стальными нервами, Рэм тихо смеется про себя. Обстановка, которая сейчас разворачивается вокруг, далека от предполагаемых ожиданий.

С самого начала воспринимая эту беготню как дурной сон алкоголика, думаю, любому было бы трудно осознавать суровую действительность, а Рэм начал жить ею еще два года тому назад. Для такого срока определенно нужен тайм-аут.

Крок подсаживается рядом с ним, всматриваясь в потускневшие глаза полные отчаяния, и говорит:  — Рэм, знаю, что будь я на твоем месте, послал бы все к чертовой матери и что выпустил бы  себе пулю в висок при следующей же возможности, дабы покончить со страданиями..

 Кроку как будто бы послышалось, словно ему едва слышно сказал брат:  — Что ты такое несешь, придурок?, но  не отвечая  на поставленный вопрос, малой продолжил тем самым свой монолог с неподдельным радушием, отчего Рэм в исступлении, стал его внимательно слушать: — Ты лучше меня во всем: сильнее, ловчее и в бою не пятишься назад, а держишься стойко, как подобает воину. 

 С аналитическим умом тебе, конечно, не достает, однако напротив он тебе и не нужен вовсе, ведь твоя горячность не раз выручала меня, когда меня могли жестоко поколотить, но не думай, я не собираюсь перечислять все твои положительные стороны, мне лишь хочется понять тебя.

То о чем ты думаешь, гложет весь наш путь, и не думай, будто бы я слеп. Мои внутренние глаза видят, сколько боли ты испытываешь внутри, когда как снаружи кремень. Знаю и то, что смотря на нас ты, возможно, сравниваешь себя с тем же отцом и приходишь в недоумение.

Тебе невдомек, как можно проносить столько боли и оставаться бесчувственным роботом, но поверь, мы ее просто хорошо скрываем. Знаешь, зачем я кидался таблетками и курил траву, пока ты безрезультатно поглощал пиво в баре, надеясь на то, что тебе полегчает? — чтобы никто не видел боли на моем лице.

Каюсь, я совершенно не умею скрывать ее и если бы не вся эта дрянь, то, наверное,  давно сдох бы от инфаркта, но ты нет, ты тот человек, который умеет поддержать и сам не скрывает душевных тягот, чтобы получить такого же сочувствия с обратной стороны. Так оставайся таким — же чутким, Рэм. Не уподобляйся нам и просто верь в себя.

Потому что ты личность, а память о былом – то, что делает тебя ею. Помни об этом, когда будет тяжко на душе, когда ты потеряешь веру в себя, и надежда начнет медленно угасать. Даже когда ее не останется совсем, помни, что на свете есть человек, который верит в тебя больше, чем ты сам, — В этот момент Крок показывая пальцем себе на грудь, подытожил — это я.

Выслушав до конца, он лишь слегка приподнял глаза, легким и быстрым движением руки подав сигнал брату, наклонить голову поближе и когда малый это сделал, Рэм застал его врасплох легким удушающим, одновременно потирая ему волосы сжатыми в кулак костяшками пальцев.

А впрочем, все это уже неважно, сию же минуту отец прервал их дурачество, призвав к ответственности за то, что сейчас должно случится.

О чем ты, старик? Какая-такая инфекция? – уточнил Рэм после услышанной новости, Крок раскрыл широко глаза поразившись услышанным, после чего тот, взглянул на Рэма, потом на «Разносчика» и живо отвел брата в сторону, «перетереть с глазу на глаз».

 — Слушай, тебе нужно рассказать правду, я вовсе не твой брат – то, кем ты меня считал все это время, попросту продукт генной инженерии, пустышка, созданная в этой лаборатории, что начинили вирусом искусственного происхождения ради эксперимента, я осознан…»

Поистине спокойному Рэму понравилась  выдумка младшего, о  чем он громко заявил, перебивая и добавляя к прочему, что  безграничная фантазия братца могла бы быть описана в виде какой-нибудь фантазийной книге про разумных мутантов в человеческом обличии, однако же, в реальной жизни такую лапшу на уши ему едва – ли можно повесить.

— Дожили – говорит он ему мысли вслух, — еще мне родной брат будет сказки рассказывать о том, кем он  для меня является. 

Помолчав мальца, старший брат протараторил: — раз ты все сказал, тогда я пойду к остальным за ответами и был таков. Малой, конечно, предпринимал попытки его остановить, так как разговор для него был еще не окончен, что он решительно подтверждал грубым хватом за плечо Рэма.

Тот убрал ладонь с таким отвращением, точно это грязь попала ему на одежду, а не брат, пытавшийся остановить Рэма, боясь какой-то непонятной угрозы, если не физической, то, по крайней мере, точно психической, что может нависнуть над Рэмом.

Стоило тому близко подойти к отцу с «Разносчиком», которые яро пытались что-то вдолбить в голову Руфусу, как в районе шеи около затылка Рэм ощутил резкое недомогание, точно сильный укол пронзил ее. Рэм пытался проверить свою догадку, но не смог — рука не успела дотянуться туда – вялая она опустилась поневоле, и Рэм немедля упал на пол, тяжело ударившись головой о бетонную кладку.

Последнее, что тот слышал, перед тем как потерять сознание: — Ты уверен, что это поможет, отец? — Крок, теперь ты можешь не называть меня отцом, я просто Сэм, отвечая на твой вопрос, скажу, что…

В глазах резко заплыло, с каждой секундой ему хотелось спать все больше, и перед тем как потерять сознание Рэм  постарался переварить все это и свыкнуться с предательски унизительным поступком, который был допущен им же по своей невнимательности.

Уж от кого, но точно  он не ожидал такой подлянки от братца или все, что он говорил на самом деле, правда, а испытываемые  события в течение двух лет на самом деле…

Глава 7. «Эксперимент над разумом»

Объект под номером «2311» снова нестабилен, под действием сильного галлюциногенного вещества он начинает видеть своих близких, после чего попадает под влияние некоего Руфуса, который помогает им спастись от погони.

— Иии — спрашивает тучный джентльмен в  деловом костюме цвета индиго, ученого в лабораторном халате по правую сторону от него. — Мне нужен результат, черт возьми!

Тот громко стукнул своим тяжелым кулаком по столу, сидя за ним в удобном мягком кресле, отчего, сотрясаясь, опрокинулся стакан с горячим кофе и он весь растекся по брюкам.

Рыча от злости Кайл, резко встал и, постукивая тростью по полу, зашагал в неизвестном направлении, кинув напоследок что — то типа:

— Я иду на важную встречу, даю 12 часов на все, промой ему мозги или это сделаю я, БОЛЕЕ радикальным способом и тогда я поставлю под сомнение вопрос о поставке тебя научным руководителем этого комплекса. До встречи доктор Болдер.

Сказав это механическая дверь аккуратно захлопнулась, оставляя Болдера наедине с подопытным. Все это время он что-то искал в терминале, по всей видимости, информацию о нем и его жизни до того, как его приволокли сюда.

— Агаа, вот оно как… значит ты у нас Рэм. — Сказав это, он заложил руки, за спину положив, одну кисть на другую и томно всматриваясь через стекло камеры на пациента, внимательно рассматривал его, сверял показатели с терминала устройства жизнеобеспечения с визуальным анализом его состояния.

 -«Стало быть, ты и есть ключ, который приведет к очищению мира сего» — доктор неспешна, стал  ходить по комнате то в одну сторону то в другую, краем глаза смотря на очередную жертву «Информатора» и приговаривая: — как же так, — продолжая свою мысль уже в голове.

Там крутилось множество эпизодов, в частности тот последний, из  фальшивых воспоминаний Рэма, полученных путем смешивания психотропных веществ, с раствором позволяющим видеть своим испытуемым, искаженное мировосприятие.

Много лет Болдер был на посту доктора нейробиологических наук,  под началом Кайла или как принято называть в их круге « человек — с — буквы – И ».

Как ученый он провел множество экспериментов, выводил новые виды веществ, стимулирующих ретекулятивную активизирующую систему в головном мозге для контроля над информацией и ее видоизменением с целью помутнить разум и таким образом, заставить думать, что участник эксперимента является новым подлизой « человека – с – буквы – И ».

Известное дело, что к этому жестокому человеку не приходят по доброй воле, они либо сдаются и пополняют ряды его банды либо как Рэм, претерпевают ряд тяжелейших испытаний над разумом, прежде чем забыть, кем они являются на самом деле и отдаться в лапы ЕМУ.

Третьего варианта не дано – те, кто избежал участи моральных или физических мер насилия, не жильцы  или сотрудничают с Кайлом еще с начала основания его компании по распределению и передаче информации.

Кто-то дает ему большие деньги для того, чтобы узнать маленький секрет, но очень важный для жизни может быть целого народа, а кто-то довольствуется тихой жизнью в радиоактивных пустошах и не знает о нем и уж тем более о том, что своим умом и трудолюбием он нажил себе нехилое состояние, в придачу к власти и авторитету.

Впрочем, все это сейчас без толку, не о том ведь речь вовсе, а дело вот в чем. Нейробиолог Болдер с 20-тилетним стажем работы все никак не мог договориться с собой, он даже и помыслить не мог, что к нему в руки попадется такой «экземпляр».

Рэм по природе своей являет живое воплощение воли, о чем он в достаточно абстрактной форме выразился Кайлу на днях. В ответ на это заявление «Информатор» сказал в его привычной манере, что «расколит» его, в таком случае и пообещал удвоить трехкратный гонорар перечисленный ученому до начала второй фазы опытов, если они дадут положительный результат.

И деньги заставили его молчать или, по крайней мере, Кайл думал, что доктор молчит и проблем возникнуть не должно. Так в чем же возникают трудности, Док? – спросил Болдер себя где-то на подсознательном уровне.

По сути, дело не в нем, а в самом докторе, поскольку он не может больше пойти на это. Болдер это понял сразу, как только у него в руках оказались деньги. Другой бы взял, да и живо отравил разум бедного человека, безо всякого зазрения совести, но доктор нейронаук  ясно дал себе понять – ни за какие коврижки он не пойдет на это злодеяние, даже когда на кону стоит вопрос о получении высшей должности.

Что значат все эти звания, титулы, признательность, если в тебе нет того, за что люди могут звать тебя себе подобным, а не жестоким смутьяном, алчным до денег и зависимым от власти сквалыгой? Да ничего, просто пустой звук.

Настоящей наградой для тебя будет дар, над которым док работал в своей лаборатории – опыт, что он проводил втайне от всех в течение 15 лет, а стало быть, с момента поступления к «Информатору» на работу.

Иными словами средство излечения зависимых от него людей — этакая панацея от раковой болезни Кайла, что внушает его рабам беспрекословную преданность, а за неподчинение играется с жизнями страждущих людей, проводя над ними нечеловеческие пытки.

Так он отпугивает от себя врагов, а конкуренты обращаются в бегство, узнав о том, как расправляется с неверными Кайл. С самого начала доктор Болдер не знал обо всем этом, но когда Кайл лично назначил его своим протеже, Болдеру ничего не оставалось кроме как присутствовать на каждом «представлении на вечеринке у смерти», что именовалось им же.

«Информатор» ценил своего приемника за сообразительность и чудаковатое чувство юмора, пока он в свою очередь разжигал очаг лютой ненависти на него в своем сердце и вскоре понял, что допустил страшную ошибку, вступив к нему научным сотрудником.

Конечно, кто знает, что было бы, если бы он не стал одним из его людей, но одно Болдер знал наверняка – в этом случае сделать лекарство для их спасения  ни пришло бы в голову никогда, ведь только  доктор знает о том, что творит «человек – с – буквы — И» за кулисами своих архивов и научных лабораторий.

Это единственный плюс, дающий  преимущество  над ним  и как доктор он прекрасно понимает, что придется пойти на риски, учитывая способность «Информатора» просчитывать все события с определенной долей вероятности, как квантовый компьютер.

Пораскинув мозгами, ученый где-то с полчаса просто сидел, попеременно смотря, то на Рэма, то на терминал.  Известно, что после потери сознания он все также видел воспоминания, правда, теперь уже в несколько негативном свете.

Болдеру успешно удалось ввести его в заблуждение, напичкав  колесами и раствором, позволяющим по беспроводной передаче видеть всю содержащуюся информацию в истории, записанной на  сопроцессоре в голове подопытного.

Он как бы обволакивает его, считывая передатчиками с его механизма и отправляя по удаленному каналу прямиком на экран компьютера, что позволяет видеть все события за последние два года. Информацию о них пациент решил не очищать, что и оказалось на руку доку.

Правда на первое время, а когда нейробиолог прозрел, то ему оставалось просто наблюдать за парнишей и делать все возможное для того, чтобы он пришел в себя.

Так как времени в обрез, то действовать нужно было максимально точно, иначе его план по возвращению к осмысленной жизни всех этих несчастных вояк будет напрасным. Начать, конечно же, нужно было с бессознательного Рэма,  так как  надо на ком-то испытать  очередное чудодейственное средство.

Достав из ящика стола упаковку шприцов, Болдер набрал полный тюбик лекарства из колбы, затем сделал, как обычно делают все врачи, перед процедурой укола, едва перейдя черту от смотровой к операционной, где лежал невинный и безропотный Рэм, медленно приближая иглу к месту ввода.

В следующую же секунду глаза Рэма внезапно открылись, его лицо было неожиданно спокойным, а Болдер в свою очередь удивился не на шутку, — он пододвинул приборный столик и положил на металлическую столешницу шприц с лекарством.

Сделав это,  оба  парня начали глупо смотреть друг на друга, не проронив ни слова – Рэм по причине того, что на него надета кислородная маска, а док от мыслей в голове, кои мешали выражаться человеческим языком.

Длилось это недолго – порядка одной минуты, но в конечном счете док, снял с него кислородную маску и поздравил Рэма с неожиданным выздоровлением, что было шоком для него, особенно в свете последних событий .

Осмотрев повнимательнее место вокруг себя, Рэм сразу начал воображать недоброе, примерно представляя, где он находится и что с ним возможно уже успели сделать.

— Кто ты мать твою такой.. и …какого черта я здесь… делаю? — сказал паря, вполголоса попытавшись подняться с операционного стола.

-Охо-хо, да ведь ты так себе и кровь пустишь, голубчик, не пытайся встать, не то хуже будет.

— Я что-то не догнал, ты сейчас меня к «заднеприводным» приписал и не забыл угостить порцией угроз в довесок? Я правильно понимаю?

Он по-доброму и с улыбкой рассмеялся  — Угроооз? О чем ты, дружок? Я тебе, между прочим, жизнь спас, если ты не помнишь, а ты, скорее всего еще не оправился после случившегося, так что приляг поудобнее и смотри внимательно на экран, сейчас вылетит птичка, шучу, нет, ты сам все поймешь.

Глава 8. «Откровение»

— Насколько я понял по моим расчетам Болдер вероятнее всего перешел ко второй фазе исследований.  Говорил «Разносчик», подавая руку Кроку, высунувшемуся из под груды осколков и прочего хлама.

— «Разночсик», с чего ты это взял? – «ученый-чудак» недоуменно поднял одну бровь и взглянул на отряхивающего с себя грязь Крока, как на идиота, буквально притягивая к себе легким движением руки  из под мусора.

— Я не один десяток лет живу на этом свете, видел развитие и закат человечества, а ты спрашиваешь. Какая у меня специальность, умник? Ну — ка догадайся с трех раз балда – НЕЙРОБИОЛОГ. И хотя это не единственная наука, в которой я разбираюсь, касательно нейронов, мой обширный опыт и имя в широких кругах должно тебе говорить хоть что-то.

Крок откровенно ничего не понимал, но взгляд сделал попроще,  такой, который явно выражал абсолютное безразличие к сказанному. Нейродоктор тихо вздохнул, закрыл глаза и оставил  того наедине с собой, направляясь в сторону Руфуса, утопающего в собственной же крови.

Крок молча, наблюдал за процессом: видел, как нейродоктор начал живо откидывать в разные стороны бетонные плиты с нечеловеческой силой, а после, надев медицинские перчатки, приступил к трансплантации механического сопроцессора к его клону, запасенного на черный день.

Едва тот взял в руки инструменты в предварительно раскрытом кейсе, как Руф из последних сил схватил «нейродоктора» за руку держащую  шприц с сильнодействующим анестетиком, и хриплым тихим голосом молил ученого этого не делать.

— Руфус, ты скоро умрешь, трансплантация твоего сопроцессора, — единственная адекватная возможность выжить — произнес «Разносчик» растирая висок проспиртованной ваткой .

Крок наблюдал за этой душераздирающей картиной, с болью наполняя свои легкие воздухом, и не мог двинуться с места, т.к. тело все еще ноет от ушибов и сломанные кости дают о себе знать, с каждым совершаемым  им движением.

Понимая это, Крок решил сидеть  полу присев, аккурат пятясь спиною  на стену позади. Пронзительный истошный крик оперируемого на пределе сил любого  заставил бы содрогнуться, но смотреть Крок не перестал. «Разносчик» введя что-то в черепную коробку будущего лоботомита, кинул шприц, куда глаза глядят.

То, что случилось дальше, заставило  закрыть глаза. Не то, чтобы  это было противным, учитывая какие зрелища Кроку  приходилось видывать – просто видеть, как страдает несчастный Руфус, он больше не мог. Всем итак хватает испытаний на свою весьма  расшатанную психику.

Закрыв глаза, парень не мог уже облокачиваться на стену и просто упал в измождении. Плевать на боль, ему  просто хочется  уснуть, а голод и антисанитария сделала бы все остальное. Да — думал Крок, вслух  — пусть будет, как полторы тысячи лет назад во время чумы. Это избавит меня от страданий

Звук электропилы заглушал  их, в голове проскакивал один момент за другим, хуже того, Крок половину из этого не помнит, так как первый попал под раздачу. Единственные кому известно все это отец и «Разносчик», но что-то не так..

 Сознание вдруг становится.. туманным? Веки, прикрытые  на пару минут слиплись окончательно и, в конечном счете, он уснул, как и тогда, когда ради брата ему  чуть не пришлось пожертвовать жизнью.

— Что ты записываешь? – поинтересовался  Болдер, чуть ли не заглядывая в содержимое письма. Ответа не последовало. Рэм демонстративно не пожелал привлекать внимание на свою деятельность, потому что знает, кому предназначено это послание.

Сложив записку пополам, он протянул листок со словами: —  Док, ты можешь сделать для меня одну просьбу? — Болдер нахмурил брови с протяжным: — хммм?

— В общих чертах, это должно достаться Кроку и никому больше. Он, как никто другой теперь переживает за меня, но ты сам видишь, в каком я состоянии. Взамен ты сможешь использовать потенциал моего мозга, для завершения вакцины и вдобавок я скажу тебе код.

Пошире раскрыв глаза, доктор, молча, кивнул, что едва было заметно. Положив в карман медицинской мантии лист, Болдер отправился восвояси, предоставив Рэму в распоряжение личного бота – метрдотеля.

Он вошел внутрь операционной, шаг за шагом приближаясь к смотрящему в потолок Рэму и когда тот приблизился достаточно близко, чтобы начать говорить, кибернетический организм сказал:

— Добрый день, Сер, меня зовут Джессика, я Ваш личный робот — метрдотель. Желаете узнать, что я могу?

Рэм присмотрелся повнимательнее, тут же перевел взгляд в сторону и, сделавшись пунцовым скрылся за пеленой одеяла.

— Сер, у вас все в порядке? Я обнаружила приток крови в щековой части лица. — Он высунул голову из под одеяла и смотрел на нее: — В тебе есть нечто знакомое, точно мы с тобой виделись раньше.

Может быть в другой жизни — сказала огненно-рыжая красотка, мило улыбаясь ему в ответ.  — Трудно сказать. С одной стороны он помнит, как некогда имел честь общаться с точь – в — точь такой же сексапильной  девушкой, а с другой  трудно понять, что сейчас является правдой, а что домыслами в суетливой голове.

— Мне не дает покоя один вопрос, помнишь ли ты обо всех своих предыдущих встречах с людьми?- Она недоверчиво отшагнула назад, как — будто выискивая в нем подозрения.

— Я не помню своего прошлого, знаю только, что в последний раз меня нашел доктор Болдер, около магазина для взрослых, а потом все как в тумане.

Рэм с облегчением выдохнул и стал изучать какой — то список. Джесс с непониманием взглянула на него, а после присев рядом на кровать стала рассматривать послеоперационные шрамы в височной области головы.

Он в это же время делал один только вид, что не обращает на нее ни малейшего внимания, ему стало любопытно, откуда у нее такой живой        интерес к его болячкам. Правый глаз стал коситься в ее сторону, стараясь не упускать ничего из списка почитывая его левым глазом.

Любой сторонний назвал бы Рэма чудаком, но в комнате только они вдвоем. Романтика пропахших хлором врачебных инструментов в сочетании с жесткой  постелью и милым, непринужденным общением.

Правда, общались они на редкость свободно, так будто Джесс суждено разговорить любого или жизнь в логове врачевателя мотивирует на разговор обо всем подряд с человеком, которого ты знаешь от силы 15 минут.

В принципе им обоим было неважно, о чем потолковать, именно потому, что просто хотелось разгрузить голову и свободно изъяснится. Рэму этого не хватало как никогда – простого человеческого общения.

Наперегонки со смертью ты не думаешь о том,  как выиграть и начать жить непринужденной жизнью простого дитяти пост апокалиптического мира, голова заполняется мыслями о тоске и о невозможности осуществить это.

Картину последствий этих гонок выражает преисполненная отчаянием еле — еле живая группа «Разносчика» зализывающая полученные в бою раны.  Так Болдер запечатлел обозримую им атмосферу.

Он пускал пыль, делая широкие размашистые шаги в сторону нейродоктора, вытирающего пот со лба, после тяжелой операции по трансплантации сопроцессора Руфуса в черепную коробку нового сосуда.

«Судя по лазерным швам в области лба и висков черепной коробки..  — начал док, закуривая сигару, взятую из переднего кармашка лабораторного халата, — ты явно торопился и вот результат налицо – Руфусу требуется срочное обследование, так чего ты тянешь, «Разносчик»?

— Болдер – произнес «нейродоктор» с небольшой долей агрессии, — зачем ты явился сюда и как ты, сопляк смеешь указывать мне на мои ошибки. Послеоперационные швы, которые ты изволил наблюдать – результат твоих ложных наблюдений, я не раз говорил тебе смотреть внимательнее и выискивать мельчайшие детали.

Крок уловил признаки надвигающейся перепалки и очнулся, о чем успел догадаться Болдер, когда откинул брошенный им нож в его же сторону, но он отскочил от металлической трубы, торчащей прямо под его носом – ты, стало быть, Крок, я тоже рад знакомству с тобой

-Пошел к черту… — сжимая кулаки, гневно произнес он, безразлично обратив свой взор на Болдера, а затем перевел его на «Разносчика». Первый показал на второго мягкой стороной ладони со словами:  — продолжай, пожалуйста, я внимательно слушаю.

— Так вот, если бы ты был более внимательным, то заметил, что лазерные швы куда более незаметные и их можно увидеть только невооруженным глазом, а красные следы – естественная реакция организма на механическое воздействие конкретного участка тела. Они то и казались тебе «следствием неаккуратной операции». А теперь посмотри.

Он показал пальцем «мол сейчас» и подошел к Кроку с запиской под предлогом того, что его брат передал важное послание для него и вернувшись к наблюдению за Руфом, стал внимательно слушать нейродоктора.

 Крок, развернул его и внимательно стал читать про себя. Вот о чем говорилось в письме:

— Ну, здравствуй брат, знаю, у тебя есть много вопросов и не только по поводу того, где я нахожусь. Тебе наверняка очень хочется узнать, что произошло после того как этот жирный ублюдок Кайл устроил вам засаду и напал при первой же возможности.

Ты, что не удивительно не знал об этом, поскольку «Поросль» — главная ищейка «человека – с –буквы — И» заразил тебя воздушно — капельным путем, хотя я советовал тебе надеть респираторную маску, впрочем, речь не о твоей принципиальности, дело в том, что с самого начала «Информатор» ждал нас здесь, хочешь узнать как?

 Чтобы мы думали, что мы водили его за нос, он наслал на нас копий отца, а сам в это время отправился из своего комплекса на лифте, который в свою очередь напрямую связан с научной лабораторией нейродоктора.

Эту хитрость ему подсказал Болдер, он то и повел своих приближенных по наши души. Учитывая значимость этого человека для «Информатора» ему нетрудно было состряпать карту подземного комплекса, имея доступ ко всем данным и возможность слаженно их систематизировать.

«Человек – с – буквы — И» умен, но его правая рука оказался умнее, недаром он выбрал именно Болдера, как сотрудника научного центра. Впрочем, это не особо важно сейчас.  Я лежу в палате «нейробиолога», его лечение и доброжелательность практически помогли мне встать на ноги, не смотря на то, что он меня туда и отправил, причем осталось совсем недолго.

В благодарность за доставку этого письма мы условились на том, что потенциал моего мозга станет неотъемлемой составляющей вакцины, изготавливаемой им в течение 15 лет для излечения пешек «Информатора» от вируса способствующего развитию «синдрома подчинения»   

Это он, будучи выведенный научным  составом Кайла, заставляет всех и каждого супротив воли подчинятся его прихотям, конечно если они не противились, а иначе их ожидала смерть в муках.

Насчет доктора не суетись, ведь без его помощи я был бы уже на том свете, так что не сомневайся, что он хочет нам помочь. Я возлагаю на него большие надежды, потому что  – он единственный, кто знает все слабости «Информатора»

 Обещаю, что как только я выберусь отсюда, мы вместе насуем борзому бурдюку по самые помидоры, и я не умру. Не умру, пока не встречусь с тобой, Крок, иначе никак. А до тех пор я верю в тебя, как ты однажды в меня поверил, и буду ждать своего часа.

 С уважением, твой брат Рэм.

Глава 9. « Вторжение »

Доктор Болдер и «Разносчик» проникли в помещение комплекса. Оба они знали, что случится, если «Информатор» узнает обо всем, но о волнении не было и речи. Первоочередной задачей их было вызволить Рэма. Посему в душе их не томилось ни капли сожаления, ибо особенно понимали, что идут на смерть.

Они не думали, что Рэм, пережив тяжелые дни и ночи, не захочет продолжить работу. Поэтому шли, не задумываясь над его состоянием, так как полагали, что лучше разузнать все самим. Все они страшно рисковали; похоже, Рэму ничего не грозило. По крайней мере, так казалось на первый взгляд, судя по словам Болдера.

Обменявшись короткими фразами, они вошли в небольшой вестибюль, где были расставлены кресла. Болдер снял со стены пульт дистанционного управления и нажал кнопку: — У нас мало времени  – сказал он, наблюдая за тем, как  из вестибюля открывается дверь — задвижка в лабораторию «нейробиолога»

Дверь открылась, но за ней оказалась пустота. Через несколько секунд Болдер заковылял внутрь и закрылся с «Разносчиком». Некоторое время ничего не происходило, пока оба они не поняли – ни Рэма, ни Джессики в операционной нет. Даже мелкой зацепки было не видать. Все склонялось к похищению.

Во всяком случае, считали, что именно так все и было. Болдер знал, где искать Рэма, и при первом же удобном случае должен был его взятьНейробиолог повернулся вполоборота к «Разносчику», посмотрел на него строгим взглядом и сказал: «Пора приоткрыть тебе завесу тайны, то, что ты увидишь дальше, выражает невообразимый ужас. Будь готов к худшему»

«Нейродоктор» остался с таким же постным лицом, как и прежде. Ничто не впечатлило его из сказанного, потому он пошел впереди Болдера, наверняка зная, куда им нужно идти. Пройдя несколько метров по коридору, они вышли в глухой закуток лабиринта комнат, где из окон не видно было ничего, кроме стен и потолка.

Не прошло и 5 минут, как оба они дошли до конца коридора, «Разносчик» хотел было сказать, что тут ничего нет, но сразу понял, что к чему увидев панель с разного рода пультами. Болдер нажал кнопку на пульте одного из таких, после чего раздался резкий звук, который, повторившись несколько раз, заставил их замереть на месте.

То был сигнал о вторжении несанкционированного лица, но опасаться было нечего. Прямо сейчас, все опасения по поводу хвоста были позади, хотя и было подозрительно, что коридоры комплекса никто не патрулировал. Болдер нажал другую кнопку, и в стене появился люк, от которого вправо уходил короткий туннель, ведущий вниз в темноту. Рядом была еще одна кнопка, спрятанная в стене, но Болдер не стал ее нажимать.

— Что это сейчас было? – Озадаченно промолвил «Разносчик», не беря в толк, для чего Болдер совершает столько ненужных действий.

— Об этом секрете знаю только я – «Информатор» предоставил мне доступ ко всему комплексу, но заниматься его исследованием ему было некогда. Но опять же, повторюсь – нужно готовиться к худшему. Так как Рэм под угрозой из-за меня, то я и пойду первым, а ты будь добр обожди меня здесь.

В ответ «Разносчик» не услышал ни слова, они были ни к чему. Достаточно было один раз взглянуть, чтобы понять – это возможно последняя встреча учителя и ученика. Последнее, что увидел «Разносчик» — ухмыляющуюся фигуру Болдера, скатывающуюся вниз по трубе, что сливается с непроницаемой мглой.

Шагнув за Болдером,  «нейродоктор» оказался в длинном полутемном тоннеле. По ощущениям этот лабиринт выглядел много старше, но придавать этому значения не решил и, загородив вход, стал ждать, прислушиваясь ко всему, но нейробиолог не издавал ни звука.

Казалось, он поступал с завышенной осторожностью, в течение всего путешествия Болдер делал все тихо, без лишних движений, чего было вполне достаточно для того, чтобы заподозрить неладное.

 «Разносчик» слушал, не отвлекаясь ни на минуту, важно было проследить за тем, чтобы все прошло гладко, но в то же время понимал со слов Болдера – «нужно надеется на лучший исход, но быть готовым ко всему, с чем  придется столкнуться»

Болдер, приземлившись, столкнулся ногами с выходом, ощущения не из приятных, когда испытываешь, как изнывает твоя жопа, очутившаяся на холодном сыром бетоне. Посмотрев под ноги, он закрыл глаза и тут же открыл – поплыли они знатно.

Когда же доктор снова пришел в себя, то подтвердил  догадку о своем местонахождении  — больших размеров ангар, в котором ученый оказался и есть комната для пыток.

Кругом не души – с последнего сеанса пыточной Кайл убрал здесь все так – что даже следователь не подкопается, коих, конечно же, больше не существует в этом Богом забытом мире. Болдер достал из нагрудного кармана монокуляр и надел на правый глаз.

Послышался писк, несколько похожий на звук включения компьютера. Болдер покрутил его на глазу, будто настраивая что-то. То была калибровка оптического зума, являющаяся основной функцией этого незамысловатого устройства для видимости на дальние расстояния.

Но высматривать здесь было нечего, от слова «совсем». В воздухе повисла заметная тишина, Болдер даже немного ухмыльнулся и начал бродить взад — вперед, разыскивая следы «Информатора» или Рэма.

Припоминая себе случаи убийств Кайла, дотошно проверял в своей базе данных воспоминания о жертвах пыток в надежде на скорое нахождение кого — то из них.

— Всякий раз, после провождения душ убиенных в мир иной, он уходил восвояси и всегда оказывался совершенно в неожиданном месте. Бывало, уходил подолгу и процесс сего занимал до нескольких часов, правда… он никогда не упоминал в разговоре, то, чем занимался.

 Болдер отчаянно пытался сложить все события в единую цепочку, сформировать некую последовательность: «Ключ», «Исследования в области контроля над когнитивными функциями», «фальшивый Кайл», «слежка за Сэмом и его семьей»

— Я понял примерную закономерность — сказал док, выползая обратно из шахты трубы. «Разносчик» взглянул на своего ученика полусонным взглядом, пытаясь врубиться в услышанное и логически подвести понимание того, что все описанные Болдером выше события являются заранее подготовленным планом.

— То есть я правильно тебя понимаю..  — Он обхватил  руку товарища своей полусогнутой в локте, чтобы  встать. Поднявшись, «нейродоктор» напоследок взглянул в глаза Болдеру, затем они оба побежали, не помня себя, так, будто должен прогреметь страшный взрыв, но, по сути, он случился у них в головах.

— Кайл начал следить за всеми еще до того, как Сэм с Руфусом внедрились в его отдел зачистки. Известно, что шпионы вели двойное дело – следили за братьями и ко всему прочему еще умудрялись сливать данные с архива «Информатора» своему начальству в главный штаб «Очистителей».

Болдер кивнул, подтверждая это, причем зорко оглядываясь по сторонам, никаких признаков присутствия «Информатора» и заключенного не было видно. Он остановился, посмотрел направо, медленно и аккуратно пошел по правому коридору до самого края.

— Замри и не шевелись — сказал Болдер, придерживая его рукой, в то же время, показывая взятый из внутреннего кармана лабораторного халата паспорт научного сотрудника. За тысячные доли секунд множество микролучей отсканировали его вместе с паспортом — карточкой,  не обращая внимания на вторгнувшегося нейродоктора.

 — Аа-аа-аа-ааа!! в мгновение ока потолок обрушился на них могучей плитой. На месте обоих не осталось ничего, едва механизм состыковался с остальным потолком.   Синхронный крик «Разносчика» и доктора Болдера  эхом разнесся по комплексу, но они не пропали бесследно.  Как ни странно те двое обнаружили себя в целости и сохранности на крыше смотровой башни в пятистах метрах от самой базы.

— Отвечай сучий сын, что это за хрень была сейчас и как мы с тобой топчем грешную землю — «Разносчик» с  силой взял Болдера за грудки обеими руками, с каждой секундой распаляясь все больше от гнева.

— «Нейродоктор», я в таком же положении, как и ты, так что дай мне все объяс.. — Болдер хотел сказать нечто важное, но его тут же оборвал весьма знакомый голос. Таким же эхом он отдавался, когда «человек – с – буквы — И» толкал свою тираду «об исцелении мира сего», управляя своим ботом — двойником.

— Доктор Болдер!, — «Информатор» почтительно кивнул своему ассистенту, переводя взгляд на второго —  ты как раз вовремя, «Разносчик», рад, что ты решил составить нам компанию. Сказав это, Кайл сымитировал ехидную улыбочку, наблюдая за тем, как оба они не могут пошевелить и пальцем, но мышцы лица и язык у них работали хорошо, так что ему были видны все их эмоции.

— Полагаю вам не нужно объяснять и разжевывать, как мне удалось ограничить ваши моторные функции, Болдер знает все итак. «Информатор» отвернулся от них и медленно шаг за шагом стал подходить к небольшой площадке огражденной электрическим полем,  по дороге он снял свой твидовый пиджак и с большим пафосом отшвырнул  его в сторону, левой рукой наводя свою трость на электрическое поле окружившее панель управления смотровой.

— Я думал, у вас будет много вопросов ко мне, особенно у тебя, Болдер, как — никак ты фактически мой протеже, несмотря на то, что цель моего плана доселе остается для тебя неизвестной, — он сфокусировал рукоять трости на одной точке, и энергия окружившая панель рассеялась, дав проход Кайлу.

Он посмотрел на Кайла с большим недоумением, как будто тот общается с ним аллегориями и не представляет никакого скрытого подтекста в сказанном. «Информатор» же все для себя уяснил и порядком устал сидеть, ожидая гостей, которые любезно согласились наверстать упущенное после того как, «человек – с  – буквы – И» наконец присядет в свое кресло, чтобы закончить начатое.

Можно было подумать, что он говорит не с Болдером, а с каким-то человеком — невидимкой, страдающим амнезией и не понимающим, что к чему. На Болдера это не произвело впечатления. По виду он понял, что попал в яблочко. Это несколько успокоило его.

Но ясности не внесло, пока Кайл не показал все наглядно: миллиардной доли секунды хватило для того, чтобы башенная платформа покрылась непроницаемым куполом высокого напряжения, а за спиной «Информатора» развернулся огромный экран, на котором была показана презентация «утопического будущего»

— Представьте

 себе огромный мир, не имеющий границ, мир в котором каждый может быть, кем хочет, с кем хочет в комфортабельных условиях для жизни. Больше никаких войн – ни один человек больше не будет страдать, а научный прогресс послужит другом, а не противником человека.

После этих слов, купол накрыла темнота, как будто кто-то отключил солнце и презентация началась.

С каждым слайдом, показывалось идеализированное будущее, в котором любое человеческое желание претворяется в жизнь, жизнь в которой каждый счастлив и независим ни от кого, в этом фальшивом мире и,  по сути, может стать настоящим Богом.

 Завершился показ слайдов тем, что был показан Рэм – целый и невредимый – живет полной жизнью вдали от выжженной радиацией геенны, там, где он счастлив и все благодаря ключу, активирующему программу полной виртуальной реальности, разрабатываемой десятки лет.

— Ну что, теперь вы видите, для чего я так отчаянно следил за всеми вами? Для чего подвергал вас испытаниям. Мне было известно все, начиная с того, что Руфус совместно со своим закадычным другом Сэмом, попросту шпионы посланные «Очистителями», для уничтожения всей имеющейся информации и передаче нужной в их главный штаб.

Некоторым из них даже получалось, пока доктор Болдер не промыл им мозги, а  братья -близнецы успешно расправились с предателями. Одного не пойму, на кой черт ТЫ шифруешься, док?

На лбу Болдера ступил прохладный пот, доктор сперва слишком прищурил глаза, а после посмотрел на лоб, затем вниз и сразу в глаза Кайлу.

«Человек – с – буквы — И» добродушно рассмеялся, как обычно смеются приятели в неформальной обстановке: — Экий ты смешной, Болдер, аж вспотел весь. Ей — богу умора.  — Кайл повернулся на триста шестьдесят градусов в своем кресле босса,  затем приподнявшись, подался корпусом вперед и нажал на панели красную кнопку.

Зазвучал аварийный сигнал и вместе с тем «Информатор» закрывши глаза, всем своим весом плюхнулся на сидение и стал наблюдать, как ученые без единого движения,  обессиленные падали наземь, надышавшись «химозным» запахом сонного газа, подающегося из решетки пола

Глава 10. «Революция сознания»

Болдер и «Разносчик»  пришли в себя. То, что они видели вокруг заставляло раскалываться и без того больную голову еще больше. Это был яркий неописуемый портрет живых красок в сочетании с дикими широколиственными лесами. Воздух был наполнен свежестью распускающихся утренних цветов, по которым стало ясно, каково сейчас время суток.

Им доставлял дискомфорт контраст этих оттенков, он резал глаза и в тоже время чуть ли не сдавливал череп, как будто в тисках. Болдер и «Разносчик» решили нащупать виски – чувствовались ощутимые послеоперационные шрамы.

Сие открытие никак не потревожило их, наоборот стало скорее пищей для дальнейших размышлений, что они и начали делать сидя на голых камнях. Бог знает, что творится сейчас в их головах и вместе с тем «кое-кто» явно не желает оставить их наедине со своими мыслями.

 «Информатор» стал говорить в микрофон что-то бормоча себе под нос: — так-так-так, проверка связи.. как слышно? — Ребята быстро оживились, услышав голос бормочущего Кайла, а после навострили уши, когда он продолжил  тот же монолог, но теперь вслух и внятным, четким голосом:

— Судя по всему, мой эксперимент прошел успешно и вы оба сейчас находитесь в моем райском уголке именованный не иначе как «обитель наслаждения».

— Можете дать свое имя этому месту, а впрочем, забудьте, все это вздор и не имеет особой важности. Наверняка вы уже догадались, зачем я вас собрал здесь.

«Разносчик» тут же встал и в знак протеста начал мочиться везде, где только можно, не забывая и про камеру, расположенную в густой куще.

— Фу — фу экая ты свинья, Салливан! Уж от тебя это был точно  непредсказуемый поступок. – «Разносчик» скривил мину выражающую полнейшее отвращение. По всему его телу протекала легкая дрожь, сковывая на одном месте без единого движения. Оставаясь абсолютно неподвижным он в гневе выпалил: – не смей звать меня по имени, урод.

— Довольно, я не намерен более любезничать с вами, теперь вы оба будете молча слушать, что я говорю — в ответ на сии слова Салли скрестил руки и плюнул в угловую камеру вверху.

— Прекрасно, значит, я продолжу.  Этот мир – ваш новый дом. Забудьте про выжженый атомным огнем ад, в котором вы некогда существовали. С сегодняшнего дня вы жители и мои новые подопытные, а чтобы не было так скучно, Рэм вам составит компанию. Удачи мои испытуемые…

Сигнал оборвался, последнее, что услышали Болдер и «Разносчик»  хохот, такой же злобный и ехидный, как и тогда, в прошлом Салливана.  Холодная дрожь сковывающая «Разносчика» медленно отступила, оставляя ужасные впечатления нахлынувших воспоминаний.

— Неужели это есть плата за то, чтобы быть счастливым? — процедил  сквозь зубы нейродоктор, смотря леденящим душу взглядом на Болдера.  Док, оценивающе посмотрел на учителя и, похлопывая по плечу, попытался утешить его: — Боль и страдания преследуют нас в течение всей жизни учитель и уж кому кроме как тебе этого не знать?

 Салливан остановился. Болдер также, но в полуметре от него и обернувшись назад, стал смотреть, что задумал «нейродоктор». В сущности ничего дурного, просто очередные мысли о себе. Каждому время от времени нужно заниматься разбором своей личности на отдельные составляющие.

Это помогает лучше понять себя и принять, сформировав свою личность по образу и подобию, что живет у нас в головах. Фактически «Разносчик» и проводил этот анализ не жалея свою нервную систему. Болдер смотря на все это дело, так и упал пятой точкой невесть куда.

Прошлое «мягкое» приземление, по всей видимости, ничему не научило молодого доктора, когда словно ошпаренный он вскочил, чуть — ли не взвизгнув от колючек ежа. Повернув голову в сторону места «ранения», док энергично стал натирать левую часть «полушария», чтобы смягчить последствия пассивной атаки.

— У Кайла точно были проблемы с географией, когда он населял этот тропический лес фауной, а ты что думаешь, Салли?  Размяв шею, он погодя несколько секунд ответил в грубой и мрачной манере, о том какой смерти желает «Информатору» и даже эта сверхтехнологичная симуляция утопического мира, не даст забыть о настоящем ЖИВОМ мире.

Там, где есть чувствующие люди из плоти и крови, а не графическая подделка злых гениев прошлого столетия. Единственное, чего искренне хотелось Салливану, найти Рэма и других возможных обитателей выдуманной вселенной, дабы избавить их от ложных представлений о месте, в которым они пребывают.

В то же время в другом месте.

«Информатор» подошел к офисной двери, и слегка толкнув ее, вперед вошел внутрь. Помещение осветилось инфракрасным свечением, омывшим того с ног до головы. Проходя мимо консолей управления, он нащупал маленькую педаль в стене и несколькими нажатиями привел механизм в действие.

Бетонная стена раскрылась, а вместе с ней ставни, что удерживали ее закрытой и то, что внутри от глаз посторонних.  Кайл засунул голову в раскрывшееся отверстие. То, что  ему открылось, заставило просиять улыбкой бесконечного спокойствия и умиротворения. А после «Информатора» там как небывало, будто он очутился в другом измерении.

Сие место обнаружилось небольшой комнатушкой с камерами гибернации. В дальних частях ее было по несколько штук таких, все разного типа и размера.

К примеру, в дальнем правом углу полутемной комнатушки, в большой цилиндрической колбе заполненной питательной, безвредной для организма жидкости  абсолютно невинно и безропотно находилась младая женщина с черными как смола волосами. Дыхательные пути были прикрыты кислородной маской, а очи закрыты. Она спала, уже долгие десять лет.

На нее то «Информатор» и обратил свое внимание, стремительно зашагав в ее сторону «Скоро, моя дорогая, скоро я воссоединю тебя со всей твоей, семьей и ты будешь счастлива, твой сын будет первым» — Кайл перевел взгляд с нее на камеру гибернации  овальной формы, подвешенную к стене, там находился Рэм.

«Что немаловажно я смогу обеспечить твою, нет ВАШУ безопасность, ведь теперь я отвечаю за жизнь каждого из вас. На моих плечах лежит ответственность за этот мир и уж кому как не мне доверено оберегать его»

С этими словами он подошел уже к капсуле с Рэмом, где он лежал утыканный датчиками и проводами. Они считывали его активность мозга и давали информацию обо всех жизненных процессах. По сути, он спал как телесное существо, но разум был бодр как никогда.

— Итак, я снова один. Место, где я нахожусь уникальный проект, что разрабатывался Кайлом на протяжении более чем девяти десятков лет. Я один из немногих ЖИВЫХ обитателей, что пришел сюда с одной единственной целью – удовлетворить любопытство «Информатора» и начать новую жизнь.

Сейчас этот парень был прав как никогда, но правда давалась ему нелегко – как никогда с большим трудом, но можно признать, что его вновь втянули в очередную заварушку, где Рэму также придется бегать, но только не от ужасной и мучительной смерти, а от себя самого.

Время и пространство здесь меняется в зависимости от того, какие ощущения испытывает  человеческая душа. Есть, конечно, и плюсы – любой здешний обитатель  может легко забыть обо всем, начав жить со своим прошлым в новом мире, а, не уходя в него с головой, забывая о том, что ты достоин, звать себя живым и как любой другой человек должен бороться за свою жизнь, чтобы стать лучше.

С горечью Рэм вспоминает свое детство, и место вокруг  наполняется атмосферой отрочества, когда события пост апокалипсиса  отобрали его маму.

— Нет, снова это..  — С этими словами он сжал пальцы обеих рук в кулаки и стал сторонним наблюдателем разворачивающейся трагедии:

Дикий пляж обернулся в темную безжизненную пустыню, где кругом темнота, обусловленная солнечным затмением. Вообразив всем своим сердцем фонарь, он появился у него в руке. Первым делом Рэм стал подсвечивать самые темные места, в надежде на то, чтобы отыскать хоть что-нибудь.

Вдали  он увидел силуэт,  так напоминающий его  маму, подойдя ближе, сомнения иссякли вовсе, сменившись давно забытым чувством радости. Сначала было трудно поверить своим глазам, а как только подошел ближе стал прислушиваться, пустыня в это время начала приобретать очертания старого дома, из комнат которых стал доноситься душераздирающий крик женщины:

— Я не знаю, где Сэм. Он ничего мне не рассказывает… Он..Он в последний раз ушел на задание, сказал, что скоро наша жизнь изменится и с тех пор о нем ни слуху, ни духу…

Полноватый человек в полном обмундировании стал смотреть на нее своими крупными глазами, оценивая каждую клеточку ее тела. Он хотел, уже было успокоить ту объятием, и стал распускать в ее сторону руки. — Скоро так и будет, милая.

Она вдарила ему по щеке и с глаз ее ступили слезы.  Обернувшись назад она последний раз взглянула на своих сыновей — мелкие Крок и Рэм в ступоре уставились на то, как переодевшийся в наряд «Очистителей» Кайл взял своей большущей рукой горем заплаканную женщину за обе щеки.

Она отбивалась, как могла, толкая и награждая тумаками Кайла, своими двумя хилыми ручками.  Спустившийся вниз со второго этажа Крок держал за руку старшего брата, чтобы справится с внутренним напряжением, когда как тот старший, от злости и негодования, оставив его,  со всех ног побежал  на встречу негодяяю со словами: — Не смей к ней прикасаться подлец!

Кайл захихикал как оглашенный и сквозь смех стал подтрунивать Рэма: — Ты взгляни на себя, смех, да и только. Своими ударами ты можешь лишь потешать народ. Ты мелкий шут, балагур, а впрочем, довольн..

Мелкий парнишка наставил на него ствол магнума 45 калибра, едва Рэм это сделал, как оппонент тут же изменился в лице, что было видно, даже когда он был в маске «Гхмм? Взял папашин ствол значит. Ну, давай, стреляй, я всегда получаю то, что хочу и ты, меня не остановишь. Пора расставить все точки над «И».

Невесть откуда в шею старшего брата прилетел дротик, так же быстро и стремительно Рэм погрузился в сон, как усыпляющее вещество распространилось по телу, едва острый предмет вонзился точно в цель. То, что происходило далее, он досматривал, валяясь на полу.

Мама получила дозу сильнодействующего снотворного, путем инъекции шприцом — пистолетом в сонную артерию и как только мальчишка уснул, все закончилось, а после ничего, учитывая, что ему пришлось проспать пару суток, прежде чем отец наконец-то вернулся с задания.

Рэм  сел и стал жадно вдыхать воздух, взявшись обеими руками за голову. Глаза от вновь пережитого воспоминания были, чуть ли не на выкате, а сам в это время не проронил ни слова. Они остались тяжелым комом в горле.

То, что было после похищения, Рэм решил не проецировать, а просто подумать.  Неплохо ведь лишний раз поразмыслить над тем, каково было Кроку все это время. Сколько боли он перенес в себе и что он испытал за прошедшие 10 лет, сие было тяжело представить.

Внезапно поняв, каким Рэм был мудаком, грубо обвиняя своего брата и семью в черствости, тот поник и чтобы хоть как — то перестать думать об этом перевел тему с пережитого прошлого в настоящее, методично обмозговывая все имеющиеся детали по поводу замыслов «Информатора» и продумывая возможные исходы грядущих событий.

Кстати о нем.  «человек – с – буквы — И» ничем себя не обременяет, слоняясь из одной стороны в другую в то время пока подопытный Рэм думал о своем. Что не давало покоя «Информатору», так это то, что происходит на «поле брани с самим собою», когда помещенным в искусственную среду исследователям нужно совладать со своими чувствами и понять истинную природу вещей происходящих в их жизни.

Пытаясь придти к ответу, он смотрел с одного экрана на другой и с каждым разом подходил к истине все ближе, как в свое время это сделал мудрый Далай — Лама осознавший суть человеческого бытия и его роль в социальном обществе.

Касательно их текущей ситуации все понятно, Кайл выяснил, что место их пребывания не помогает им, а формирует некую психологическую ловушку, в которой они истязают свой разум, чтобы понять себя.

Решив, что вмешательство со стороны не понадобиться, Кайл ушел из хранилища вовсе. Так как все идет по плану, здесь  делать больше нечего он и нашел славным покинуть пределы своего убежища, в целях добычи новых материалов для будущих исследований.

Мрачная и серая картина полумертвой пустыни наталкивает на мысль о том, сколько ущерба нанесла человеческая деятельность природе из — за банальной глупости. Эта трагедия стала ужасом, распространившимся по всему миру, словно бубонная чума в средневековье.

Лишь единицы знают, каков был мотив, и кто за всем этим стоит, но они явно не предполагал, какой будет цена.

 А именно разлад и полная демократизация общества, за которыми следует ликвидация всякого, кто вознамерился назвать себя «главным» или заявить свои права на управление отдельно взятым государством. По крайней мере, когда они еще существовали по отдельности.

Исключением из этого списка были и остаются особые авторитетные личности имеющие влияние среди общества, в котором их принимают за их деятельность в сторону благоустройства городов и мегаполисов.

И они не считаются здесь депутатами, чиновниками или любыми прочими высокопоставленными лицами. Отнюдь, их ценят за создание истинно — нового, свободного мира, где нет разделений по расе, национальности, условиям сосуществования, а подавляющая часть стран объединена в одну общую структуру. 

«COFN» или «Conglomeration of free nation» теперь носит название перечень из 95% стран нового мира. Кайл лишь один из тех, кто приложил руку к формированию свободных наций. Однако не стоит забывать, что свобода это две стороны одной медали.

С одной стороны она позволяет людям раскрыть свой потенциал и мыслить куда  шире чем, когда-либо, а с другой может помутить разум и направить корыстолюбивого человека по головам себе же подобных, даже если придется пойти на крайние меры ради своей алчности.

Это приняли во внимание так называемые «Очистители», что в местных кругах служат блюстителями нравственности и старого закона и, по сути, являются крупнейшими по численности среди остальных группировок.

Огромное множество простых людей  живут спокойно, зная, что «Очистители» не дадут их в обиду.  И не смотря на их энтузиазм, направленный на помощь горожанам в чем бы то ни было, они не берут с людей ни денег, ни ресурсов.

Для того чтобы жить в их достаточно крупной общине «Очистителям» хватает  присвоенных вещей из рейдов на группировки  с низкой общественной репутацией.  В какой-то момент им и этого оказалось мало. Они польстились на запретный плод, но не знали, что сладость его ослепит здравый смысл.

Когда это произошло, стало слишком поздно.. Для тех, кто отчаянно пытался помешать планам «Информатора» и выкрасть данные.  Будь он дурак, клюнул бы на «хитроумный план» коллективного разума, а так словно Цезарь единовременно  делает несколько дел.

И пока Кайл отслеживает активность мозга своих испытуемых через детектор, одновременно собирая образцы тканей поверженной группы «Карателей» в это же время вне данной реальности происходит настоящее переосмысление всего сущего.

—  Знаю что ты не в духе  Салли, но скажи мне, — Болдер провел рукой по щетинистому лицу, продолжая свою мысль — почему ты так остро реагируешь, когда тебя зовут по имени? Возможно это даже не мое дело и все же я хочу понять.

— Зачем? Это ничегошеньки не даст тебе… Салливан глубоко вобрал в себя воздух и, остановившись, повернулся лицом к отстающему Болдеру. Хотя знаешь, пошло оно на*уй, все равно я больше ничего не теряю и раз уж мы с тобой здесь в безопасности, то торчать нам в этой дыре определенно долго. Так хоть поговорим по душам.

— Давай Салливан, раскрой душу, расскажи ему, с ЧЕМ у тебя ассоциируется так ненавистное тебе имя —  Разносчик подобрал валявшийся на земле камень и кинул наугад, пытаясь зацепить источник шума — Убирайся из моей головы мудозвон!

— ОООУ тебе не о чем волноваться, ведь мне некогда возиться с вами двумя, у меня есть более важные дела сейчас так что я уже ухожу или неееет?… —  а после голос Кайла стал прерывистым , отчего были слышны только радиопомехи и металлический скрежет на фоне, где слова представляли что-то вроде обрывков:  — д .. св..и..

— Фуух, этот маньяк никогда не оставит меня в покое, сколько бы я не убегал от прошлого он вновь и вновь  дает о себе знать — «Разносчик» угрюмо посмотрел вдаль, отпивая из горла фляги ликер, что появился у него в руке. Болдер подошел на несколько шагов ближе, положил свою руку ему на плечо и спросил: — Что ты этим хочешь сказать? Теперь я в еще большем замешательстве.

— Пожалуй, мне нужно было тебе кое-что рассказать, прежде чем мы бы приступили к спасению Рэма. – Салливан медленно и сухо потер ладони, сделав молитвенный жест у самого рта, и продолжил, петляя из стороны в сторону.

— Дело в том, что именно Кайл разработал технологию переноса сознания на съемный носитель еще за 100 лет до моего рождения

Остановившись  вполоборота, сомкнул пальцы в замок и сел на полы врачебного халата в позе лотоса, Болдер присел неподалеку на бугристый валун, скрестив ноги, а руками начал прикуривать сигару в зубах только что зажженной спичкой

— Не всякий простой обыватель знает историю прошлого, задолго до ядерного хауса во всем мире, но я расскажу тебе всю  суть. Итак, наступил 2648 год – в то время эпоха расцвета долголетия при помощи компьютерных технологий.

Этот год ознаменовал очень крупные изменения для большинства людей, ОЧЕНЬ БОГАТЫХ людей.

Примерно лет за 40 до этого, он открыл свою первую  корпорацию «Cyber live co», думаю не трудно догадаться какие именно технологии он изобретал, учитывая, что теперь большинство в реальном мире от мала до велика, может  позволить себе вживить в мозг сверхтехнологичный процессор, радость то какая.

А еще в довесок увеличить объем памяти за счет съемного ЗУ для соединения непосредственно с корой головного мозга, вот это прогресс, да. Но если ты думаешь, что он остановился на одних лишь носителях информации, то явно заблуждаешься. Вот как ты думаешь, — почесывая подбородок продолжил Салли, — почему он до сих пор жив? – Нууу..  пуская клубы дыма, брякнул Болдер глубокомысленное — Наверное, потому что…

— Да потому что его тело НЕНАСТОЯЩЕЕ. — В этот момент Болдер посмотрел на своего приятеля как бы искоса, пытаясь мысленно понять разумность слов Салли.

 -Не смотри на меня так, будто не врубаешься о чем я док, вспомни хотя бы ту засаду, что вы с Кайлом организовали на нашу группу спасения.

Взрыв был такой мощности, что от завала полегли все, кроме меня и НЕГО, что уж говорить про Руфуса, который был на волоске от смерти, пока я проводил операцию по пересадке процессора в свежий головной мозг клона.

Касательно «Информатора, должен сказать он всем показался крепким орешком. Ни царапины, ни ссадины, ни прочего перелома. А разгадка то проста как божий день – он железяка, робот, который практически неуязвим и любой урон он поглощает с восьмьюдесятью процентной точностью.

К слову, незадолго до того как Кайл наладил серийное производство в других компаниях, на презентации усовершенствованных моделей процессоров он заявил, что параллельно работал над разработкой этих самых роботов, которые по силе и прочности не уступают даже баллистическим установкам, по крайней мере в прочности это уж точно.

Что касаемо меня во всей этой истории про технологии прошлого и «человека-с-буквы-И», то я был его главным ассистентом по части производства. Едва родившись, врачи провели осмотр специальным сканером на выявление нежелательных врожденных пороков тела и обнаружили в моем мозгу патологию на генном уровне, которая, как ни странно положительно влияет на развитие интеллекта.

С малых лет это очень помогало мне, я был признан самым умным ребенком в истории книги рекордов  Гиннеса…

— Гинне, что? — Болдер стряхнул пепел с сигары и, бросив окурок, раздавил его носком башмака, а затем нахмурил обе брови, чем начал походить на человека – моноброва. Салливан с силою хлопнул себя ладонью по лбу, и крепко прищурив глаза, докончил свою мысль:

-Не важно, коли так интересно сам поищешь в архивах «Информатора» а вот насчет меня и роли, которую он мне отвел, изволю подытожить.  Впервые мне довелось встретиться с Кайлом еще, когда я учился в 11 классе. На тот момент я считался лучшим абитуриентом школы и округа, где я когда-то жил.

Встреча с ним ознаменовала мое дальнейшее будущее, подумать только, я, человек которому невдомек каким будет моя жизнь, был приглашен на собеседование среди тысячи кандидатов, на роль главного ассистента производства.

Нам было дано задание придумать идеальный концепт робота, который являлся бы относительно нормальным по прочности и общим характеристикам, а его внешность была бы не отличимой от нашей человеческой. Учитывая то, сколько Кайл вбухал денег в оборудование и материал необходимый для создания, спроектировать и сляпать жестянку мне не составило труда.

Среди прочих кандидатов мне было довольно трудновато. Помимо экзаменационного проекта, было несколько отборочных туров. Они отсеяли 99% участников, еще в самом начале, оставив только самых выдающихся.  А теперь представь, шестеро из них объединились в одну общую группу и работали тайком, сообща помогая друг другу в конструировании роботов.

Концепт их был по сути одним и тем же, только у каждого по отдельности были некоторые видоизменения. Я сразу почуял неладное, но решил не придавать этому особого значения. В конце концов «Информатор» отсеял и их, а оставшимся четверым включая меня, сказал, что принимает в команду.

Тогда я был приятно удивлен и обрадован, оценив наши практические навыки роботизирования, он решил не торопить события и просто предложил нам места в лучшем инженерно-техническом университете военной техники и роботостроения.

И что ты думаешь? Мы приняли его, где конкретно я впоследствии стал кандидатом инженерно-технических наук военного роботостроения. Моей радости не было предела, учитывая мою тягу к практическим наукам еще с детства.

Я обещал подытожить, а в итоге, снова вдаюсь в глубокие подробности, хоть и пытаюсь сколько-нибудь сократить свое повествование.

Доктор Болдер подал свой корпус вперед, встал и, пройдя пару шагов от своего предыдущего места, сел напротив учителя, в той же самой позе Будды, скрестив пальцы обеих рук около паха: — Ничего, ничего, ведь ты сам говорил, что нам здесь долго торчать, продолжай.

 — Что ж, так тому и быть. —  Сглотнул Салли и, проявив чудеса ораторских изысков опять с присущей  эмоциональностью так сказать начал с конца. — Теперь, когда всякие заботы остались позади, мне суждено было стать счастливейшим человеком, чем когда-либо, учитывая, что я буду работать под началом гения технической мысли, ассистируя того в разработке новых технологий. Так я думал тогда и только спустя годы понял, как сильно я ошибался.

Первое время я был лишь сторонним наблюдателем. Видел, как в цеху творится начало совершенно новой эпохи. Эпохи перехода от человека — разумного к человеку — технологичному. И нет, здесь не проводились опыты над слиянием живых людей с разработками Кайла. Пока что.

Как я уже упоминал ранее, нас было четверо в группе. Группе, которой он тут же нашел сообразное применение. Со мной здесь все ясно, а вот насчет остальных… они пошли в расход. Никто и не подозревал, что они будут замешаны в опасную авантюру подвергающую сомнению возможную выживаемость.

Работали себе, каждый в своем блоке. Их поместили в зависимости от того в чем знания преобладают больше. Чет работал в отделе безопасности, он в одиночку смог наладить системы оповещения, считывающие сканеры и коммуникации входов и выходов. Лейла работала в отделе дизайна.

Она отвечала за разработку внешнего вида роботов и не менее здорово справлялась с целым комплексом, так как в ее обязанности входило создание атмосферы тепла и уюта для нашего нового дома.

Ну и наконец, Джозеф. Этот тип с огоньком, потому как всегда с энтузиазмом подходил к своей работе главного инженера. Регулярно он предлагал хорошие идеи, чтобы наша жизнь была лучше. Именно поэтому он был одним из последних..

 «Разносчик» потупил взгляд и теперь говоря, смотрел все время вниз. Болдер, все также смотрел на него недвижимо, ожидая еще больше ответов на интересующие его вопросы по поводу старого мира.

Салливан замолчал на какое-то время. Что-то тяжелое было в этом молчании для этих двух. Он поднял голову, выпрямил осанку и закрыл глаза. Его умиротворенное лицо выражало невозмутимость и полное спокойствие.

Чтобы хоть на малую толику понять его Болдер проделал все то — же самое, только соединив пальцы в «шпиль», что слегка походило на жест послушника — монаха, всем своим сердцем верующим в Христа.

Спустя какое-то время место, в котором они оказались, приобрело совершенно иную форму. Как будто то бы кто-то взял и поместил их обоих в другое измерение, определенно неподвластное времени.

— Смотри Болдер и не своди глаз с происходящего, сейчас мы с тобой перенесемся через пространство и время за 500 лет до наших времен. В то время, когда мир не ведал жестокости, страданий  и боли. Где каждый жил в счастье и гармонии.

Наверняка ты думаешь, что «COFN» была создана незадолго до сокрушительной войны трехтысячных годов, но поверь мне, свободу мир обрел гораздо раньше – просто не было необходимости подтверждать это официально.

А теперь продемонстрирую, какова была моя роль в этом быстрорастущем пока еще незапятнанным кровью мире»  «Разносчик» щелкнул пальцами правой руки, и земля под ногами исчезла. Мгновение спустя прежняя почва обрела совершенно новые очертания в виде паркетного пола такого знакомого научно-технического комплекса.

Это была та самая база  «Информатора» забытая в вековом времени. Болдер смотрел на окружающую его местность с неким изумлением. Прежде ему не доводилось бывать в прошлом, а  эта симуляция позволяет через воспоминания перемещаться назад во времени. И каком времени — самым достойным для бытия простых людей.

В то время пока Салли продолжал сидеть на ровном месте, Болдер решил пройтись по коридору.  — Салливан, ты идешь? — ответа не послышалось. Возможно оно и к лучшему. Скорее всего, ему просто хочется побыть одному.  — Мог бы подумать нейробиолог, будь у него хоть что-то на уме в текущий момент.

Он просто осматривался, пытаясь, проникнутся обстановкой. Было в ней что-то домашнее, навевало уют отчего дома, до того как док подался в пустоши, на радость любителям наживы и для поиска себя.

Помнится, как будто это было вчера – Болдеру только исполнился 21 год – официальный возраст для жителей Европы, а для него просто цифра, от которой уж точно не предопределился его дальнейший жизненный путь.               

На тот момент Болдер едва окончил университет, став магистром с отличием. Знания в области нейробиологии могли позволить  прожить достойную жизнь, так как действительно стоящие специалисты с соответствующим образованием в сей тяжелый для оправляющегося мира час были на вес золота.

И все же доктора мучали вопросы, ответы на которые были ему  недосягаемы. Тогда то он покинул свой родительский дом и отправился, куда глаза глядят или как говорят приключенцы: «на поиски счастья вдали от дома»

В таком случае мотив был как нельзя, кстати, но этот мир не очень подходит под описание «поисков в прошлом доктора Болдера», принимая во внимание, что он просто залез не в ту душу. Когда нейробиолог пришел в себя, перед взором предстала следующая картина:

В очередном завороте коридоров, он остановился, чтобы заглянуть в приоткрытую дверь. Только  прикоснулся к ней, чтобы раскрыть пошире, как до его ушей сразу донесся диалог между несколькими лицами.  Убрав руку с двери, тот прислонился к дверному косяку полубоком и, заглянув внутрь, старался навострить слух, не выдавая своего местоположения.

 — Можешь не волноваться, что тебя заметят Болдер, при всем своем желании ты не сможешь им дать знать о себе. Посему не стесняйся – чувствуй себя как дома — В ответ старый приятель  просто кивнул. Рука быстрым движением оттолкнула дверь и, переступая порог просторного кабинета сел на первый попавшийся стул.

 — Салливан был прав, они и носом в мою сторону не повели. Интересно о чем они болтают? -Оглядываясь повсюду, Болдер никак не мог установить свой взгляд на чем-то одном. Он решил изучить интерьер помещения получше, чем когда тот просто шатался из одного коридора в другой охватывая взором все подряд.

— А здесь я предлагаю сделать контрастное освещение, каждые 10 секунд оттенки будут отсвечиваться по — новой, тем самым стимулируя определенные участки мозга на конкретную активность. Поэтому дизайн терминалов и оборудования должен быть чисто белым. Это стимулирует активность мозга и повышает работоспособность.

Ну, хорошо, Лейла, я скажу Джозефу, чтобы он спроектировал план освещения по образу предложенной тобой идеи, что-то еще?

— Да мистер Эдмундсон – прощебетала худенькая девушка с зелеными волосами в униформе техника, при этом активно жестикулируя, описывая образы сказанного в воздухе — Лейла сделала акцент на том, что старые ковры на полу нужно перестелить или избавиться от них вовсе, так как изношенные временем и историей совершенно не вяжутся с его имиджем магната.

— К прочему в каждой комнате включая эту можно установить музыкальные автоматы для атмосферы и хорошего настроения. В остальном предложений пока никаких нет, учитывая, что основную работу я уже проделала.

Кайл взявшись обеими руками за трость начал раскачиваться на ней взад вперед, прервавшись на секунду, чтобы с задумчивым видом поправить свой цилиндр на голове.  -Так тому и быть Лей, в ближайшее время Джозеф озаботиться этим и составит план под каждое твое предложение и поможет тебе с установкой, помяни мое слово.

В голосе Мистера Эдмундсона присутствовала некая строгость. Всем своим видом он ясно дал понять, что имеет неотложные дела, о чем известил, попрощавшись, по-британски, ни сказав не единого слова.

С Лейлой остался стоять «Разносчик», который все это время лишь молча наблюдал: — Салли, ты хотел о чем – то поговорить со мной наедине? —  Он помолчал где-то секунды три, смотря то на пол, то на потолок, а после только прямо в глаза Лейле и только затем сказал:

— Любопытно, я один начал замечать, что Мистер Эдмундсон ведет себя в последнее время.. несколько странновато? — Лейла скрестила руки на груди, и стала вслушиваться в слова, делая шаг то левой, то правой ногой в бок при этом обводя глазами покатый лоб нейродоктора.

Часто уходит в себя, бывает по полдня торчит в своей мастерской и выходит только, чтобы откушать или на важные встречи с заказчиками. К слову и в лице он довольно переменился, стал строгим, относится ко всему с большой серьезностью, даже когда мы собираемся вместе за одним столом, обсуждая что-то в неформальной обстановке. Кайл в основном молчалив, ест с неохотой, как будто его тревожит что-нибудь…

— Пойми, Салли – Мистер Эдмундсон одинокий человек. В его преклонном возрасте удивительно вообще, что он не взялся за бутылку или не дай Бог совершил самоубийство. Задумайся над тем, что его возраст составляет, по меньшей мере, 130 лет. Прояви уважение к его возрасту.

Салливан пожал плечами, почесал затылок и, перебирая правой рукой волосы, продолжил: — У меня есть некоторые предположения, что он затевает нечто грандиозное, и под этим словом я подразумеваю не только подозрительные деяния, которыми он занимается в своей личной мастерской, но и вдобавок все те встречи, на которые он ходит с потенциальными клиентами. Бог знает Лей, чем вызвана такая активность, поэтому я и задался вопросом.

— Поживем, увидим, Салли… не думаю, что на это стоит обращать внимание до поры до времени. По крайней мере, я босса ни в чем не подозреваю, а твоя подозрительность не доведёт тебя до добра имей ввиду дружок.

Салливан вышел из помещения, Болдер не стал медлить и пошел за ним, но стоило только доктору покинуть его пределы в коридоре, как само пространство исказилось, переместив нейробиолога на несколько лет вперед.

Перед ним то — самое ангарное помещение, в котором некогда док пытался отыскать следы присутствия Рэма или «человека-с-буквы-И» только на несколько столетий вперед. -Так значит, ты знал все эти ходы заранее, но решил просто строить из себя дурачка?

 — просто слушай Болдер и не смыкай глаз перед открывающейся истиной.

— Салливааан… — сказал хриплым на грани сил голосом «Информатор» находясь в какой-то прямоугольной камере. Его вид всецело выражал отчаяние, лежа в капсуле жизнеобеспечения, он едва выговорил его имя, затем снова о чем – то задумался и продолжил:  Это конец. Корпо…рация, должна жить и только.. ты сможешь мне в этом помочь.

«Разносчик» подошел поближе, чтобы взглянуть в его лицо. Ужасная судорога сковала его сморщенную как изюм голову. От прежней полноты не было и следа. Одни лишь кости обтянутые огромными складками обвисшей кожи.

— Да, Мистер Эмундсон.. я… з.здесь — «Разносчик» заложил руки за спину, обхватив предплечье другой рукой, при этом всматриваясь в его холодный и непринужденный взор. — Я вижу страх в твоих глазах Салливан… мы.. многое прошли вместе и теперь, когда мы стали сетью, нельзя допустить, чтобы наш совместный труд оказался напрас.. ным  — он начал сильно откашливаться, с трудом набирая носом воздух.

— Я слушаю, мистер Эдмундсон — сказал нейродоктор, сомкнув кончики пальцев вместе.

— Слушай внимательно, потому что по моим подсчетам мне осталось жить не больше одной минуты. Бери пульт на стене, —  он мухой подбежал и взял пульт — жми кнопку на нем, а после вводи код, который высветится на экране терминала через консоль прямо в базу данных. БЕГОМ! — произнес он с ужасным хрипом

Все происходило очень быстро, Салливан боялся оплошать, потому что на нем ответственность за жизнь великого человека. Когда он делал это все, голова не думала вообще, руки, словно на автомате выполняли механические действие, а сердце будто выпрыгивало из груди. Но к счастью для него или для Кайла все обошлось. Хотя Салливан не был уверен до конца.

Кноооп..ку –задыхаясь надрывался сказать Кайл — сниииимми.. колпак и зажми чер..тову красную кнопку. — Машинально он хлопнул ладонью по ней, сорвав колпак с испугу. Затем резкий сигнал, ослепительный свет прожекторов, поразивший очи наблюдающего Болдера и резкое потемнение наступило вдруг.

— Что все это было? И почему ты не дал мне увидеть его смерть? Наигранная насмешка эхом стала отдаваться по обволакивающей бездонной тьме, которой нет конца и края –

— Он никогда не умирал, по крайней мере, его сознание все это время было при нем.. особенно в тот момент, когда я нажал ту роковую кнопку и вся информация его мозга записалась на съемный носитель, а кибердок, сделал все остальное.

— Если ты пришел в царство моей памяти для лицезрения физической смерти старого больного человека, то показать тебе мне больше нечего, а если нет, то ответь на один вопрос – готов ли ты увидеть больше, а узнав правду, хранить печать молчания до тех пор, пока это будет нужно?

Он, не пошевелив губами, дал понять серьезность своих  намерений. Одного выражения лица хватило для того, чтобы это увидеть и довериться ему, как никому прежде. — Тогда я иду к тебе.

— Идешь ко мне, что это значит? – произнес Болдер, крутясь вполоборота — то в левую то в правую сторону, пытаясь разглядеть признаки приближающегося «Разносчика». Затем вздрогнул, как обычно вздрагивают взволнованные люди в критических ситуациях.

Дрожь волной прокатилось по спине, и спустилась к поджилкам, в тот самый момент, когда из кромешной тьмы в миллиметрах от нейробиолога высунулась рука, что схватила своего ученика за плечо – Прес.. пресвятая Дева Мария, какого дьявола ты меня пугаешь?

— Пожалуй, мне снова следовало бы, объяснится дорогой друг, а именно касательно того, почему наша неосторожность привела к тому, что мы находимся здесь, что вообще здесь происходит во время активности мозга и к чему это, в конечном счете, должно привести по подсчетам нашего весьма старого знакомого.

Секундой позже он стал на земную твердь, а сеанс объятий с непроницаемой мглой обернулся очередным экскурсом по памяти былых лет старого мира:

— С этого момента и до конца нашего с тобой путешествия, попрошу быть максимально внимательным, то, что ты увидишь, должно открыть завесу тайны, неведомой для тебя с самого начала вступления в твою привилегированную должность 

— По рукам -Болдер сделал жест в простонародье обозначающий слово «окей» — да и вот еще что, Болдер, ни слова во время экскурсии в недра моего сознания — док моргнул лишь слегка наклонив подбородок в знак подтверждения и оба они, молча, отправились вдаль.

В это же самое время мистер Эдмундсон вернулся со своей прогулки по пустошам и, стряхнув вековую пыль покалеченного старого мира, прошел вперед по тоннелям, ни на кого не оборачиваясь и не замечая ничего, просто шел, казалось бы, полностью погруженный в себя.

«Скоро, совсем скоро мои исследования дадут нужный мне результат, и если все и дальше будет идти по плану, то не ровен час – мир погрузиться в сон, но их разум будет вечно бодрствовать в лучах солнца, что осветит новый мир, избавив от скверны в головах»

Мистер Эдмундсон — сказал, прервав думу Кайла крупный, коренастый мужик, сиплым грубым голосом, приблизившись почти вплотную к нему. — Так, во-первых, «Поросль»  — стал перечислять «Информатор», уткнувшись тростью в самую его грудь, я сколько раз, буду тебе говорить,– ЛИЧ-НОЕ…  — Да, личное пространство неприкосновенно босс – перебил он того.

— АЛЛИЛУЯ, Господь меня услышал, — «человек – с –буквы – И» вскинул руки к небесам, как бы наигранно обращаясь к Иисусу Христу — теперь говори, о чем ты хотел мне сообщить, только быстрее, меня исследования ждут.

— Насчет них я и пришел сказать… как бы это помягче  — «Поросль» мялся,почесывая черную как смола шею, при этом виновато отведя глаза в правый бок — в общем, буду честен с вами, мне кажется босс, кто-то непрестанно следит за нашими людьми, один за другими пропадают с каждым днем и меня это несколько тревожит.

Кайл, еле сдерживая смех, уставился на обеспокоенного мужичка веселыми глазками, а промолвить ничего не мог. В голове была некая смесь из того, что он должен был сделать и тем, что он хотел сказать здесь и сейчас.

— Но сер, я серьезно, если не послать разведотряд, это может не очень хорошо кончится для вас…

«Поросль» знал, какую важность для Кайла имеет его корпорация и все те знания, накапливаемые несколькими  сотнями лет. После сих слов он сделал хмурое и чересчур серьезное выражение лица:

  — Что ж, в таком случае я абсолютно солидарен с тобой, вот —  передавая в руки трость, — иди в мои покои, подойди к софе и, наведя на нее краешек трости, потяни за ручку. Откроется проход в цех, возьмешь столько роботов, сколько посчитаешь нужным. К слову, если ты не помнишь, как их привести в рабочее состояние все инструкции будут там же.

Он учтиво поблагодарил его поклоном, Кайл крикнул уносящемуся прочь «Порослю», чтобы тот ни в коем случае не забывал трость в покоях, иначе цех автоматически закроется в целях безопасности, во избежание утечки информации или побега нарушителей.

Мистер Эдмундсон в это время уже был на полпути к своей лаборатории, несмотря на сказанные слова в адрес «Поросля» проделывал он свой путь шажок за шажком, не суетясь и не заботясь о событиях будущего, так как привык думать:

 — «В спокойствии главная сила человека, непреклонного человека с сильным духом, не сломают ни внешние обстоятельства, ни общество, ни принуждение супротив воли и это непреложно как дважды два.»

Это и еще та аналогия, которую он провел, приводя в пример Рэма давеча размышляя в своей голове над значением силы воли в современном, пост апокалиптическом мире и роли данного конкретного юнца занимало определенное место.

Сам того не замечая он прошел нужный ему поворот, но вернувшись в реальный мир быстро исправил положение и вошел в свой личный кабинет. На этот раз он решил не заходить в хранилище, а просто уселся в старое кожаное кресло в полутора метрах от тончайшего как лист бумаги экрана, что сливаясь со стеной, едва выделяется среди общего фона.

Фокус Эдмундовского внимания при включении монитора был установлен на Салливана. Как обычно он заранее приготовил микрофон и хорошую гарнитуру для улавливания даже самых низких частот. Цель, которая преследовалась за этим, включала в себя не токмо исследования над поведением существ, чье подсознание было помещено в искусственную среду, но и выявление мотивов, скрывающихся за ним.

—  «Итак, старый друг, покажи нам, что ты скрываешь так долго, твое сердце до краев заполнено болью, выплесни ее наружу» —  Из монитора стал местами просачиваться свет, чистого девственно-белого цвета, как утренний снег в канун сочельника. Еще мгновение и уже мистер Эдмундсон стал заложником своего же эксперимента, как наблюдатель, мягко устроившийся в любимом креслице:

— Итак: Салливан, Чет, Джозеф, Лейла – наверняка вы догадались, для чего я собрал всех вас здесь –  он осмотрел конференц-зал и еще долгое время молчал, погрузившись в свой мир.

Все четверо тоже сидели, молча, даже была какая-то неловкость, учитывая, что это затянулось на 5 минут, причем каждый был занят своим делом. Чет смотрел на дверь выхода, в надежде на то, чтобы поскорее уйти по своим делам, Лейла осматривала интерьер, взяв акцент на гобеленах полностью покрывающих стены зала со всех сторон. Джозеф был невидимкой, который уткнувшись носом в стол, претворялся спящим.

Но не Салливан, он счел важным не унимать своего внимания, зная: — мистер Эдмундсон должен собраться с мыслями, после тяжелой операции. «Разносчик» прочищая горло, обратил его из царства памяти в суровую реальность: – Мистер Эдмундсон, вы хотели сообщить нам что-то очень важное.

— Ах да.. важное — важное, точно! — Кайл встал из-за стола, точно стрела угодила ему в зад, по крайней мере, так это выглядело со стороны. Эдмундсон начал ходить по конференц-залу, теребя запонку на рукаве рубашки, чтобы скрыть волнение. Затем собрался с силами и стал говорить, медленно и с расстановкой проговаривая каждое слово:

— Как вам уже известно, наша с вами корпорация выходит на экспорт. МНОГО, ОЧЕНЬ МНОГО людей хотят приобрести наш товар. И, разумеется, первыми о нас узнали ОНИ.. — Салливан лишь слегка приоткрыл рот, как Мистер Эдмундсон уже догадался обо всем, что хотел спросить у него протеже.

— Да, Салли, «Очистители» знают все, это к ним я ходил на важные переговоры, которые, в конечном счете, обошлись им в кругленькую сумму. Есть лишь одна маленькая деталь, которую я не смогу решить без помощи вас, мои дорогие друзья. – Кайл примостился на той яме, что образовала его пятая точка и, прикрыв лицо руками, поставил локти на стол и сидел неподвижно.

Салливан подсел достаточно близко к «Информатору», чтобы он мог утешающее похлопать его по плечу со словами: Мистер Эдмундсон, мы готовы Вас выслушать, что бы это ни было. Руки «Информатора» медленно опустились, заняв свои места в карманах расстегнутого жакета.

Им нужен один доброволец из числа моей команды, чтобы в их присутствии провести операцию по фактической замене тела с биологически живого на кибернетическое.

Остальные трое после сказанных Эдмундсоном слов подсели вслед за «Разносчиком», то один то другой предлагали себя на роль испытуемого но, настоящее хладнокровие и решительность проявил Чет. Никто так и не понял, чем вызвана такая решительность, учитывая с какой опасностью сопряжена данная операция, но решение так или иначе было принято.

Даже если Чет не сможет остаться в живых, технология «New way», сможет полностью скопировать сознание жертвы неудавшегося опыта. Но сюрпризов быть не должно о чем заверил «Информатор» лично, дополнив свое обещание тем, что лично проведет весь процесс от начала до конца, а Салливан проконтролирует.

Чет начал искать что-то в нагрудном кармане посеревшей от пыли и нечистот рубашки. Лейла любопытно взглянула на него, в то время как Эдмундсон раздавал остальным поручения. В конечном счете, находка не заставила себя долго ждать. То были обыкновенные христианские четки.

Теперь все и даже «Информатор» стали глядеть на него, лишь единицам известно, что его бормотание себе под нос обращенное к небу, так называемая «молитва к Господу Богу»

К слову ни Джозеф, ни Лейла не знали о том, что каких- то три с лишних тысячи лет назад родился некий бородатый мужик по имени Иисус Христос, которому стали приписывать чудеса кудесничества и сил внеземных

Более того им невдомек, что верующих в него людей было огромное множество, а сама вера именовалась «Христианством». Что да пары, которая без малейшего удивления наблюдала процесс. Так было пока «Информатор» после прочтения молитвы не подошел с одним простецки легким вопросом.

Таким он казался Эдмундсону, но Чет даже немного задумался, а после того как намотал четки на ладонь правой руки дал свой ответ:  -Это учение, все знания касательно Христианства, передаются из уст в уста вот уже больше тысячи лет, Мистер и пускай далеко не каждый член нашей семьи глубоко верующий или даже агностик, это принимается во внимание.

Что касается меня – вера в Христа, дает мне надежду в лучший исход и в то, что все будут избавлены от страданий. Надеюсь, что мое участие в этом эксперименте поможет Вам и всему миру стать лучше.

Кайл в раздумьях начал почесывать подбородок, опершись  рукой на спинку кресла, Салливан в  это же время подошел и протянул ему правую руку со словами: — Мое уважение друг мой, помолись, чтобы в этом мире стало побольше таких людей как ты.

Кайл хотел уточнить, насчет того в какое ответвление Христианства он именно верит, но к тому моменту в зале уже никого не было. «Информатор» остался один, готовить речь перед экскурсией по комплексу, в то время как все остальные ушли заниматься приготовлениями для достойного приема гостей.

Кайл из нового мира (будем звать его так) подъехал на своем кресле чуть ли не вплотную к экрану, чтобы присмотреться и заметил невооруженным глазом, две скрытые камеры.  Вот только, кто и зачем их поставил ему неясно и даже удивительно, учитывая, сколько времени «Информатор» был в неведении, что за ним ведется слежка.

Негодование Кайла прекратилось, как только картина прошлого стала иной. Больше нет этих непринужденных разговоров о жизни, мировоззрении  и интересах каждого. Только трупы и следы разрушения. Но обо всем по порядку, начнем с того, что гостем устроившим сей ужас был некто Тезариус с его свитой – они представители неофициальной организации именованной как «Очистители»

Как и было обещано экскурсия прошла на славу, обходительность и гостеприимность определенно порадовали амбициозных представителей нравственности, но больше им понравилось пожинать плоды трудов Мистера Эдмундсона.

Имея при себе кристаллический манипулятор – установку способную взять контроль над любым процессором или целым сервером, подмять под себя «Cyber live co» было проще пареной репы.

Один лишь Бог знает, как Салливану удалось бежать, хотя нет, не бог – ведь Кайл не всесилен и прекрасно понимал, что дело дрянь, потому то и дал ему координаты спасательного шаттла, что выведет его протеже наружу.

Сам того не понимая «Разносчик» спас свою шкуру, когда зазвучала тревога, а система защиты выпустила наноботов для ликвидации нарушителей. К сожалению Тезариус выжил, отправив руками приспешников в мир иной трех достойнейших людей.

Что да Кайла – он первый испытал на себя устройство Тезариуса, став с той самой минуты вечным слугой «отчаянного блюстителя порядка» Салливан до сих пор с ужасом вспоминает последние слова «Информатора» перед тем как Тезариус застал всех врасплох:

— Мой дорогой друг, знаю сейчас не время для сантиментов, но все же я всем своим сердцем верю, что ты сможешь остановить меня. Найди сподвижников, стань на страже истины и положи конец тирании Тезариуса. Я благодарен тебе за все, а теперь беги, я задержу этих мерзавцев.

После наступила тьма, непроглядная, жуткая, она пронизывала все пространство, но этим все не закончилось. – Я знаю, что ты там Тезариус, знаю, что ты сейчас сидишь НЕ на своем месте и НЕ в своем теле. Так вот знай, если я прав сейчас, что ты пришел поглумиться надо мной и смотришь, хохоча в свое удовольствие на то, как я и мои товарищи страдали. Тебе это аукнется, понял!?

Кайл или то, что от него осталось, сидел, молча, с совершенно постной миной ни на что, не обращая внимание. Это выглядит так словно у него села батарейка и то, что он являет собой не похоже на человека, скорее он забытое в себе существо, что бороздит океан воспоминаний свой и чужой разом.

Да и черт с ним, Салли  — сказал Болдер, махнув рукой при этом, помогая учителю приподняться, пойдем подальше отсюда, нам ведь все-таки нужно объединится с Рэмом.

«Разносчик» даже ухом не повел, ему было некогда слушать, потому что важнее всего сейчас было рисовать какое-то подобие карты, а не слушать единственного здравомыслящего человека, который достался такому же не менее разумному ученому в напарники.

Док, знаешь что это? Не отвечай, я сам скажу – это наш путь к спасению Рэма.  Кстати говоря, не думай, будто бы я пропустил мимо ушей то, что ты мне втолковываешь, просто я имею обыкновение делать, пока мне говорят, я нахожу это очень удобным, учитывая, что я внимателен и умею слушать, не отвлекаясь от других задач. А теперь идем, я расскажу тебе все по дороге.

                                             Глава 11. «Рыба гниет с головы»

— Теперь, когда все обо всем в курсе, Тезариус будет еще бдительнее, а мы шустрее. — Так закончил свою мысль «Разносчик» кромсая непроходимые зеленые кущи широким мачете.

— Салли а ну отойди – сказал Болдер сжимая зубами сигару, при этом пытаясь метко прицелиться из своего воображаемого рпг, которое материализовалось одной лишь силой мысли.

— Ты что совсем дурачок? Если тут мысли материальны, это не значит, что нас всех нужно сводить в могилу, брось свою пукалку на землю. – Произнес Салливан слегка на нервах, смотря вполоборота на ученика, продолжая при этом лихо потрошить кустарники.

Эх, учитель, никакого веселья с тобой, что тогда в университете, что сейчас, ты так и не изменился – нейробиолог медленно сжал курок и снаряд взмыл в небо, пролетев по ломаной дуге, он стал падать, но не упал на землю, а взорвался где-то в полутора метрах над головами ученых.

А ты я смотрю все такой же непоседа, небось «Информатор» тире Тезариус передержал тебя в убежище. – Заметил «нейродоктор» по осунувшемуся лицу ученика, пиная изрубленное бревно на противоположную сторону переправы подле бушующего водопада. – Жди здесь.

— Даа, приятель, вот тут ты пожалуй прав, знал бы ты, как мне не хватало свежего воздуха и жизни, чтобы со смыслом. – Голос Болдера вдруг захрипел, ученый, отхаркиваясь, стал смотреть вперед, следя за Салливаном, как он аккуратно, шаг за шагом был уже на подступах к противоположной стороне над разливающимся водным потоком

— Вот и все – решительно произнес Салливан с некоторой хрипотцой – можешь идти, только будь осторожней, еще не хватало тебя из пропасти доставать.

— И все-таки люди не меняются, учитель – вы яркий тому пример. — Весь остальной путь, как и по бревну к переправе, так и после Болдер старался помалкивать. Его все мучили вопросы, возникшие в его пытливой голове во время просмотра воспоминаний учительского прошлого.

Сам учитель все же не унимался, тому никак не удавалось забыть навязчивую идею того, что юного Рэма могут поджидать ловушки разума, особенно если учесть нездоровый интерес Тезариуса на протяжении всего пути каждого из них.

К слову о Рэме. Опасения «Разносчика» в плане этого паренька оказались беспочвенными. Рэм, как и прежде, исследует пустоши, хотя и не родные, хотя и искусственные, но судьба  в лице Тезариуса, решил сделать подарок сбившемуся с пути скитальцу и послал Джессику ему на помощь.

— Стало быть, ты тут все знаешь, потому что Кайл дал тебе карту этого мира? И ты мне поможешь? -Одна рука у него была заложена в штаны, пока он это молвил, другой же он чесал затылок, смотря своими вопросительными маленькими глазками бирюзового оттенка на кроткую Джесс.

— Конечно, я ведь для того и была создана – чтобы помогать людям – Джессика весело заулыбалась во все зубы, заложив руки в боки, при этом совершенно не отмыкая глаз. Рэм, молча, оглядел ее, в Джесс было определенно что-то очень милое. Может дело в ее платье с единорогом? Может в ее улыбке или глазах цвета изумруд – трудно сказать.

— Рэм, что ты помнишь из последнего, до того как оказался тут? – Он остановился и стоял, молча, Джессика в это время оглядела его сзади, оценила его широкие плечи, жилистые руки, мышцы которые то и дело слегка подергивались, особенно в области бицепсов.

Затем, не дожидаясь пока Рэм обернется назад, Джесс обошла его и стала к парню лицом. Ее руки, спрятанные за спиной, сделали подобие капкана, и так она простояла, все, также наблюдая за малейшими изменениями в его языке жестов.

— Ты знаешь, Джесс.. я.. ничего не помню. Этот толстяк, он ввел мне в шею какой-то раствор, и я уснул, слова, которые он мне сказал, перед тем как отправить сюда, до сих пор как гром среди ясного неба.

Рэм поник, и казалось, ничто не сможет сделать его счастливее, хотя нет у его спутницы хоть и не сразу, но удалось привести его в чувства. Двоица разговорилась, а в дальней дороге общение как раз таки то, что нужно.

-И как тебе это удается? Я считал себя безнадежно потерянным человеком, что грезил в мечтах уйти из суровой реальности туда, где не будет этой всепоглощающей безжалостной пустоши.

Джессика  ничего, не сказав, пихнула его в бок одним мощным толчком, потом вдруг начала трепать его волосы, наводя беспорядок на голове. – Ты слишком утрируешь Рэмми, жизнь стоит того, чтобы ее прожить, нужно лишь найти в ней смысл.

— Как все складно у тебя, Джесс, такие красивые слова.. только не вяжутся с реальностью. Знала бы ты, что я повидал и испытывал на себе. – Рэм вздохнул и развалился на бархатном ковре, кристально чистое небо аквамаринового цвета, притягивало его, в этом забвении ему не удавалось связать и двух слов, а Джессика, пристроившись рядом опять начала приводить очередные тезисы в сторону того «как прекрасна жизнь»

— И все — таки, Джесс я останусь на своем, в каком — то смысле ты права, и отрицать твою точку зрения не буду. Лучше давай взглянем на карту мира, все-таки нам нужно помочь остальным выбраться из этого мира, конечно если эти гипотетические игроки реальны, а не плод воображения «Информатора».

Джесс беззвучно вздохнула, демонстративно закрыв глаза. Рэм не придал особого значения ее разочарованному вздоху, уставившись лишь на одно ее запястье. Из миниатюрных наручных часов в стиле «хай-тек» начал сочится свет, образуя карту в масштабе 1240 на 860 мм.

Указательным пальцем левой руки, Джессика надавила на кончик носа Рэма, а после сразу на карту, как бы проводя воображаемую линию от точки их местоположения к ближайшему мегаполису с незамысловатым названием «Технотаун»

— Имей в виду, Рэм «обитель наслаждения» — это не пустыня, простирающаяся от Северной Дакоты до границ Техаса, что забрала по пути еще с десяток штатов. Мистер Эдмундсон создал совершенный, абсолютно новый мир, взяв за основу привычный нам климат и уже имеющуюся флору и фауну

Рэм лениво почесал затылок и сквозь зев проблеял что-то отдаленно напоминающее слово «ага», к его правой руке присоединилась левая и так, с запрокинутыми за голову руками он шел весь остаток пути к городу, все, пытаясь сообразить доселе неизвестные ему мотивы «Информатора», мысли о которых все яростнее донимали его.

Тем временем на базе Салливана ситуация ухудшается. Несмотря на медленную поправку, Крок видит картины, сковывающие его бременем страха. В бреду, он ворочается из стороны в сторону, ежеминутно вспоминая своего брата.

— Ррэм. Брат, ты в опаснос..ности, я должен тебе помочь. Кайл, код.. конец «С.O.F.N.» Земля под ногами, раааазрывает.. ся-  На чем и прервалась его тревожная речь,  когда Крок резко подал корпус вперед и с тяжелыми быстрыми вздохами уронил голову себе на грудь.

В этот момент ему на макушку с характерным всплеском падает капля воды. Затем еще одна, две, три разом. Все это время он оценивал свое положение, и отвлекаться на такую мелочь было бы непростительно. Также как он не простил  это вопиющее поражение, но не позволил себе опустить руки.

Прочертив глазами в воздухе пятиконечную звезду, Крок осмотрел признаки жизни со всех сторон. Не найдя ничего путного этот парень предпринял попытку встать. Учитывая, сколько прошло времени, очень хорошо, что он вообще может держаться на ногах.

В очередной раз вторя себе: «Я больше не позволю себе дать старшего брата в обиду, теперь моя очередь вызволять его, попутно  делая какие-то пометки в своем маленьком блокноте. Как ему сейчас не хватает поддержки, Крок на данный момент  остался абсолютно один – единственный, кто оклемался после побоев.

Среди руин исследовательского отдела, Крок пытается найти хоть какие бы там ни было зацепки, в плане того, как пробудить ото сна дядю Руфуса или отца. Здесь ровное НИ-ЧЕ-ГО, что подтверждалось теми же мыслями: — «Кайл вместе со своей зверушкой хорошо постарался, чтобы замести следы тем самым снизив вероятность нашей возможной победы»

 Крок оставив попытку найти хоть что-нибудь ценное среди гор бетона и камней, волочась, подошел к капсуле. За толстым стеклом, плотно закрывающим ложе Руфуса, виднелось лицо его самого.

Мертвецки бледное оно напоминало о прошлом –  той жизни, что ему на пару с братом хотелось забыть, потому что в нем было достаточно дерьма, последней каплей в которой стало злостное убийство отца.

Разглядывая каждое очертание, каждую морщинку и шрам на лице, Крок невольно вспоминает его:- Будь я часом раньше, то успел бы к нему. — Крок с силой ударил по крыше капсулы, затем еще один раз и так несколько подряд, пока на крышку камеры не упала его слеза.

Он, всхлипывая, вытирает ее черным рукавом мантии, оставаясь в том же полусогнутом положении, в то же время, продолжая наблюдать за дядей, веки которого начали нервно подергиваться.

— «Неужели он?..» Не докончив свою мысль, Крок замолк и, выпрямившись по-солдатски замер, отойдя на несколько шагов назад. Послышался голос Руфуса слова, которого были  неразличимы из-за полимерного стекла поглощающего их и кислородной маске на лице.

После стук, подобный тому, который обычно создают, когда бьют кувалдой по пуленепробиваемому стеклу вполсилы.  Таким оказался удар пришедшего в себя вояки, который судя по выражению лица весьма недоволен глупой ухмылкой своего племяши.

-«И как тебе только сил хватает на то, чтобы буянить, а дядя?»

Хотя это был вопрос про себя, к своему удивлению Крок начал слышать голос дяди. Сначала казалось, что услышанное шок, от недавнего происшествия или эффект от заразы, которой того наградил «Поросль», но повторные излияния Руфуса развеяли все сомнения.

— «Хей, ты так и будешь стоять, как истукан? Может, уже найдешь чертову лазерную указку и направишь на отверстие в капсуле?»

Крок почесал макушку головы, сморщив лоб и нахмурив брови так, что начал походить на  мопса. Голос в его голове снова начал болтать: — «Да, да это я, Руфус, спасибо что разбудил, но давай сперва ты вскроешь этот высокотехнологичный гроб, а после будешь осыпать меня вопросами»

Крок выслушал, подошел, чтобы взглянуть, но, не доходя до гибернационной камеры, услышал такие слова :- « Да хорош, тебе, что объяснять все от и до? Чеши в лаборантскую, в столе будет лежать пульт от капсулы. Выпустишь меня, и я все расскажу.»

Тот сделал все, как ему сказал Руфус. Активировав стержень толщиной с палец нажатием боковой кнопки, Крок направил его на отверстие сбоку от капсулы в стене. Лазер поразил его с точностью, что спровоцировало открывающий механизм крышки. Капсула податливо приняла толчок руки, и Руфус откинув ее, как следует в сторону, сорвал с себя кислородную маску.

— Да ты прям Рэмбо, Руфус, как самочувствие после операции? —  Он осмотрел себя с ног до головы, сначала пытался прикрыть свой срам большим куском лабораторного халата валявшийся аккурат среди груды камней, а затем, махнув рукой, дал свой ответ:

 — Ты знаешь Крок, как огурчик чувствую себя. Ей-богу даже голова не болит, хотя когда на смертном одре был, то чуть сознание не потерял от разорванных мышц и сухожилий. Плюс еще эти увечья, которые мне нанес «Информатор», жуть

Руфус потянулся руками, размял шею, кисти рук, затем осмотрелся вокруг себя, понял, что все не так уж и плохо, убедился, что комплекс неплохо сохранился и принял как факт – нужно разведать обстановку и немедленно.

— Ты что-то больно задумчив, есть какие-то идеи? — подавая снятую мантию, уточнил Крок. Руфус принял ее и, надев, пытался застегнуть, но молния заела где-то посередине между торсом и грудью. После чего молча, подал знак, присоединится к нему в поисках выхода жестом правой  руки. 

— Ты бы лучше надел капюшон, Руф, тебе сейчас светится нельзя, сам понимаешь ведь по сути вещей, ты считаешься мертвым для «человека-с-буквы-И» — Руфус обернулся, прищурено взглянул на Крока, в то время пока он надевал респираторную маску, висевшую на вешалке рядом со стеной, затем тут же продолжил свое дело.

Нащупав руками в стене защелку, тот аккуратно ткнул в нее пальцем, стена будто бы раскололась надвое и разъехалась в разные стороны. Пока Крок оставался стоять снаружи потайной комнаты, дядя Руфус решил осмотреть находку.

Металлическая комната оказалась пассажирским лифтом, замаскированным под склад. Только содержимое его было никаким, и ловить среди этих руин было нечего. А то, что было нужно, находилось наверху, достаточно было подняться и отыскать эти ответы уже лично.

— Руфус, как ты смог поймать сигнал моего процессора, а получив послать ответ в виде нервных импульсов? Конечно, у меня есть некоторые догадки, просто мне интересно услышать твое мнение по этому поводу.

Руфус  поднял брови, так, что они скрылись за лохматыми растрепанными волосами вояки. Дядя даже приостановился, чтобы медленно и с чувством похлопать смекалистому Кроку, секундой позже добавив:

 — Нет ничего проще, стоило мне остаться с тобой один на один,  еще до того грандиознейшего фиаско, как я поместил передатчик у тебя под одеждой. Не пытайся его найти, он достаточно мелкий, чтобы его можно было заметить, но зато какой действенный.

Одного его сигнала хватит, чтобы наши процессоры сопрягались на расстоянии до 10 метров друг от друга. К слову каждый желающий у кого есть процессор марки «cyber live co» может себе позволить общение посредством передачи нейроимпульсов, достаточно иметь при себе коммутатор и заточенные под всю эту шелуху мозги.

О принципе передачи информации из нейронных путей через коммутатор, прямиком к процессорному каналу я думаю тебе рассказывать не нужно, ты достаточно умный парень, чтобы догадаться обо всем самостоятельно, и ты уже давно сделал определенные выводы, тебе просто нужно было подтвердить их вот и все»

Рассказ Руфуса его заинтересовал, но не так уж и сильно впечатлил, о чем он решил промолчать, чтобы не отвлекать от курса. Как оказалось, Болдер с «Разносчиком» не просто так отправились одни, без дополнительной поддержки со стороны «Очистителей» — шумиха в первую очередь подорвала бы все планы на оперативный сбор данных и спасение Рэма из лап «Информатора»

 Известно, что Кайл непредсказуем, также оба они понимают, что если ученых дезинтегрируют, то в строю будут как минимум еще двое, а это уже что-то. К тому же в организме Салливана размещен радиомаячок, с помощью которого, по встроенному в микропроцессор Gps, можно отыскать того, кто его разместил – в их случае нейродоктора.

Этим сейчас и заняты Крок с Руфусом, по пути разведывая обстановку, а чтобы не оказаться в ловушке Мистера Эдмундсона, им пришлось идти обходами по тоннелям, в которых нет жучков, камер, или теплопередатчиков.

— Послушай, Руф… — он шикнул на Крока в ответ с пальцем у рта прося помалкивать, а по прошествии трех секунд, как только они вдвоем прошли к первому тоннелю вдруг заговорил:

— Послушай малой, еще тогда, в катакомбах «Разносчика» ты понял, на что способен Кайл, у него повсюду глаза и уши, вот почему так важно, чтобы впредь с этой самой минуты мы общались путем телепатии.

Крок быстро кивнул и снова начал излагать свою мысль уже через коммутатор: —  «Так вот, Руф, как нам спасти Рэма и почему два светлейших ума этих пустошей угодили в ловушку «Информатора»?» — Руфус снял капюшон мантии, держась одной рукой за край тоннеля, он подтянул себя и запрыгнул внутрь.

 Мгновением после, высовывая свою голову, он подал руку Кроку, обхватив ее крепко, как только мог своей рукой  уперся ногами в стену и, поднявшись наполовину внутрь, стал вскарабкиваться руками, цепляясь за края, в это же время дядя послал обратный сигнал.

— «Вот оно как, откуда у тебя такие данные и почему в них не посвятили нас с братом? Все – таки как — никак мы тоже принимали участие в операции по рассекречиванию информации «человека — с-буквы — И»

Руфус ползя на карачках, делал шустрые движения ногами и руками как младенец, что едва начал осваивать земную твердь своими крохотными конечностями. И вопрос, касающийся деталей аферы, которую провернул информатор, с умышленным убийством своих людей и мастерски провернутым представлением по захвату корпорации, остался открытым.

— «Крок, давай сделаем так, ты не будешь задавать мне неудобные вопросы и опережать события, а я пообещаю тебе, что когда все закончится, Эдмундсон сам тебе все расскажет, сам либо с помощью силы»  

Само собой разумеется, что Крок поставил под сомнение неудовлетворительный ответ Руфуса. Трудно принять за чистую монету слова простого солдафона, который с полной уверенностью заявляет, что ему под силу заставить делать что-то величайшего магната за более чем шестьсот лет.

Но наперекор здравому смыслу и логике Кроку шла вера. Он искренне надеялся на то, что дядя Руф знает свое дело и железно уверен – справедливость восторжествует над коварством и живым воплощением заносчивости вкупе с мнимыми амбициями.

Вот почему этот парень выбрал второй вариант и оставил все прочие вопросы на корм «Информатору», который ждет. Ждет того момента, когда к нему придет тот с кем ему доведется сойтись в равной битве, проверить себя на прочность и если противник будет достойным – сделать его очередной куклой в рядах «Карателей»

Можно подумать, что «человек – с – буквы – И» бездействует сидя у себя в зоне комфорта, занимаясь анализом остатков тканей трупов и почвы с мест побоищ, но это лишь заблуждение, как и то, что Кайл не подозревает о наличии незваных гостей.

Поместив образцы кожи и тканей мышц в резервуары воссозданных лабораторным путем тел Сэма, Эдмундсон залил небольшого размера колбы специальным раствором, подающимся из обычных шлангов, затем они запечатываются автоматизированной системой и «Информатор» отправляется прочь.

По пути к архиву Мистер Эдмундсон размышляет над возможностью «неожиданного появления» недоброжелателей и поэтому решил визуализировать, как все будет происходить в таком случае. Именно по всевозможным датчикам отслеживания можно будет определить, откуда они явятся, даже если те решат пойти неизвестными ему ходами.

Как и упоминал Болдер ранее: «Ему некогда было заниматься исследованием комплекса», вот почему для Кайла так важно взять данные с теплодатчиков и звуковых фиксаторов, отслеживающие колебания неуловимые даже самыми искусными охотниками, вроде сов, летучих мышей или охотничьих такс.

Чет сделал свою работу на совесть, «Информатору» лишь нужно пройти несколько метров и считать данные со своего сервера. Вопрос лишь в том, кто будет быстрее – Руфус, который перебрался с Кроком в слепую зону комплекса или Кайл  отворивший дверь в серверную и уже в предвкушении того, чтобы подтвердить свое предположение.

Мистер Эдмундсон запер дверь и, проведя ключ — картой по створке в панели рядом с нею, закинул карточку на стол. Вместе с тем свет тысяч люминесцентных ламп отовсюду стал ярко освещать хмурое лицо магната. 

Помещение, в котором он оказался, по размерам не уступало площади на вершине смотровой башни, где и закончился путь двух величайших умов.  Вполне предсказуемо предположить дальнейший исход событий в этой игре в кошки-мышки.

Только вот, кто кого перехитрит – мышь, забравшаяся в серверную или пара манулов-охотников, которые намерены выкурить этого засранца из конуры? Ответ на этот вопрос пока остается неясным.

— « Все никак в толк не возьму, как, по-твоему, мы сможем пройти мимо всех датчиков Эдмундсона? А если он все просчитал заранее и наставил ловушек?»

Крок явно не ожидал такого ответа. Для него Руфус твердый и рациональный в своих убеждениях человек, как и подобает человеку железной воли.

—  «Какой же ты нетерпеливый, весь в папашу» 

Руфус показал пальцем ему ждать на месте, в то время пока сам осматривал местность в потемках, бормоча себе под нос что-то про секретный лаз. — «О чем ты толкуешь? И разве не ты ли мне строго-настрого запретил говорить без помощи телепатии?»

«Умолкни, здесь мы с тобой в безопасности, ох мама мия, забыл, что  мысли блокируются для передачи, когда отходишь на достаточное расстояние» —  Руфус прикоснулся обоими пальцами к виску, словно секретный агент, настраивающий  шпионскую примочку. Крок все также стоял на месте, пытаясь понять, чем занимается дядя.

Глаза того, налились светом, как обычно бывает у кошек в ночное время, причем это было не единственное изменение в нем с того самого момента, как он поковырял пальцами около виска. Процессор в головном мозге, переключился с режима «боевой» на «аналитический», что прибавило этому товарищу к внимательности и быстрой обработке входящих данных, чтобы мгновенно схватывать все на лету.

Кроку пришлось ждать еще пять минут, прежде чем Руф вернулся обратно. Затем они уже вместе пошли туда, куда Руфус ему показывал, по пути объясняя то, что удалось обнаружить военному в своих поисках.

— Маленькие букашки затеяли замысел, они плетут свои хитроумные сети в надежде, что я вляпаюсь в них как пижон своими начищенными ботинками в продукт жизнедеятельности,  но они будут ПЕРВЫМИ.            — Произнеся это нажатием кнопки на центральной панели управления, «Информатор» запустил программу очистки, взяв за основу ту же систему защиты, что и ранее, только с некоторыми улучшениями.

Этим двум никогда не перехитрить гения компьютерной мысли, как минимум по двум причинам. Первая и самая основная это, конечно же, наличие  квантового суперкомпьютера, с помощью которого все показатели производительности, включая уровень IQ, увеличиваются на 110 % . А второй пункт – опыт. Хотя вполне возможно, что Руфус учел все эти возможности, но не будем об этом пока что. Сейчас команде из двух человек предстоит нелегкий и тернистый путь, стало быть, повествовать ЗДЕСЬ не о чем. Но есть кое-что достойное внимания. Точнее кое- кто.

— Существует предыстория о первопроходце исследовавшим письмена и подсказки игры, чтобы узнать правду. По иронии судьбы  эта же женщина, которая и является первопроходцем, если ты вдруг не понял, не видела свет вот уже целое десятилетие, находясь в летаргии вымышленного мира.

 Ее уверяли – «этот мир станет для тебя новым домом», но она лишь смотрела с презрением на похитителя. И тогда он погрузил ее в страшный сон одиночества, вдали от семьи и реальной жизни насильно.

Человек в форме «Очистителей» в любом случае сделал бы это, ему просто хотелось убедиться в том, насколько сильно человек готов держаться за прошлое, даже, несмотря на всю ту боль, что тот вынужден претерпевать.

Но мотив, конечно, был не в этом, хоть и не оправдал необходимых ожиданий.  А ей, вдали от мужа и детей куда как тяжелей, чем  проживая тихой мирской жизнью на пустыре поодаль от шумных городов, толп народа и плохой экологии.

Представься мне такая возможность, я бы описала ее должным образом, но пока достоверно известно лишь то, что она также недосягаема для этого фальшивого мира, как и для суровой реальности и хотя это можно представить с трудом, но она находится в коме.

Та нематериальная ее часть, что попала сюда, очень долго не могла придти в себя, чего не скажешь о ее равнопротивоположному состоянию организма в стенах Эдмундовской лаборатории.

Розария, назовем ее так, не могла принять как данное, что ей больше НИКОГДА не увидится с любимой семьей, просто потому что одному богатенькому предпринимателю вдруг захотелось поиграть в любовь.

Но, не смотря на эмоциональное давление с его стороны и уловки так называемой «обители» Роза держалась достойно и не подавала виду, что для нее все безнадежно. Ей даже удалось привыкнуть к отчужденному образу жизни и найти себе единомышленников.

Довели Розарию до больничной койки,  ее неустанные амбиции, она изматывала себя, чтобы найти ответы и, в конечном счете, избавить себя и ее братьев по несчастью участи быть подопытной крысой в этом безграничном сеансе, раскинувшем свои просторы на много миль.

Один молодой человек сам того не подозревая был отправлен сюда с целью найти ее, чтобы с ее же помощью приоткрыть завесу тайны этого «совершенного мира».

 — И этот человееееек.. –Вопрошающе вымаливал взглядом , ожидая продолжение повествования от неумолимо идущей вперед Джессики, которая остановилась, чтобы посмотреть ему в лицо.

 — Это ты Рэм — Джесс видела лишь недопонимание в его глазах, оно и не мудрено, учитывая, что в его голове глухо как в танке от всей этой суматохи. И хотя ему было, что сказать своей спутнице, Рэм, молча, раздумывал, чтобы без посторонней помощи придти к ответу.

— Справедливости ради должна сказать – ты держался молодцом все это время, подумать страшно, что могло бы случиться тогда, если Руфус не дал тебе код, а «Информатор» в свое время не заточил тебя здесь в этом фальшивом склепе одиноких людских душ.

— Подожди-подожди – сказал Рэм, как бы отодвигая руками пространство, давай обо всем по порядку, с каких пор ты стала такой осведомленной и вообще, где весь твой шарм девчонки-простушки, с которой мы общались минут пять назад как с лучшими друзьями?

Она улыбнулась во весь рот, затем рассмеялась так, как обычно делает Джессика, когда ей смешно и когда Рэм уже начал на нее коситься с подозрением недоброго, та приняла спокойную мину, что и в прошлый раз, во время рассказа.

— Ты когда-нибудь задумывался о том, что твое видение реальности несколько искажено? Ответь честно парень, я хочу услышать искренний ответ, потому что от него зависит, как дальше будет проистекать наше с тобой общение.

Рэм остановился, посмотрел на закатное солнце прямо по курсу и довольно долго еще не мог побороть желание соврать в лучшую сторону, но прекрасно понимал, что убегая от своих проблем, можно сойти с ума, возвращаясь к ним снова и снова.

— Да, Джесс, ты абсолютно права, у меня действительно существует внутренний конфликт, который я никак не могу разрешить, но позволить себе сказать кому-либо об этом, просто было бы непростительно для меня.

Спутница слегка приоткрыла рот, вроде как, собираясь сказать ему что-то, но затем решила: — 2пусть он закончит свой рассказ, так мы сможем лучше понять друг друга и я смогу решить, как лучше поступить»

— Так вот, если говорить начистоту я постоянно пытаюсь скрыться от самого себя. Меня тянет убежать от реальности с помощью опьяняющих разум веществ. И под этим я не имею в виду наркотики или каннабис. Достаточно напиться в зюзю, чтобы мои страдания «типа прекратились»

Рэм предложил ей присесть, добавляя что-то про долгое разжевывание своих наболевших проблем, а когда оба заняли места на прогревшихся песках, рассказчик уже хотел продолжать свою речь посреди образовавшихся вокруг них с Джесс тропических джунглей, что удивило и Джесс и Рэма, но еще больше впечатлило эффектное появление ученых.

Болдер и Салливан, пробираясь через заросли километрового плюща опутывающего этих двух по рукам и ногам, пытаются попутно отбиться от мыслей создающих проекции еще большей опасности, чем быть съеденными флорой этого места.

— Рэм, Роза, представьте какое-нибудь мощное оружие, начните душить этих зеленых тварей! — послышалось от Салливана, который уже был по шею в этих зарослях.

Тогда Рэм представил образ, который был наиболее подходящим для него в этот момент, и рука, вспыхнув, схватила пылающий меч, словно сам Создатель ниспослал орудие в его немощную руку. Джессика подхватила и, вообразив нечто более практичное, нацелила лазерный миниган на корень разрастающегося зла.

Битва была очень недолгой, для Рэма с Джесс данная ситуация была лишь разминкой, от которой зависела жизнь их верных товарищей. Дело оставалось за малым, но увидев, что оба ученых спят после изнурительной потасовки или так подействовал сорняк, едва не лишивший их обоих жизни, это не важно, пока они не пробудились, два друга решили продолжить свой разговор по душам.

Тем временем в реальном мире не смотря на продолжительную непогоду, солнце вновь выглянуло из-за облаков. Некогда серое небо, застланное завесой из тянущихся километровых массивных испарений, приобрело голубой оттенок, что обычно является предвестником скорой оттепели.

Но никому из жителей этого пустынного края нет дела до причуд подобных этой, в особенности, когда объявляется военное положение и представительные члены частной организации «Очистителей» понимали, что ВП необходимо не только для безопасности жителей и мобилизации их в безопасные места, но и для того, чтобы вывести Эдмундсона на чистую воду.

Конечно, компрометирующей информации по поводу исследований и разработок Кайла недостаточно и ладно, если бы для того, чтобы расколоть «человека-с-буквы-И» хватило имеющихся данных, но, чтобы подорвать его авторитет среди частных лиц и граждан нужно кое-что посерьезнее слежки и сокращения численности банды «КАРАТЕЛЕЙ»

Известно также, что Поросль разработал план, по которому, тот сможет незаметно для доблестных «Очистителей» собрать  информацию у них под носом. Главное не показывать при этом своей истинной сущности, а не то «пиши, пропало».

Суровый нрав севера научил многому безымянного товарища, на Аляске жизнь не такая прозаическая, как может показаться путешественникам Юты. Чтобы выжить в условиях ядерной зимы члены верховного совета организации решили ввести  правило для отбора,  а именно – допускать только людей с высокой физической подготовкой, а также пропорциями тяжелоатлета и ростом космонавта.

Довольно строгий отбор но тем не менее условия были до того выгодными, что в ряды блюстителей порядка вступали добровольно люди со всего света, а Поросль так вообще уроженец города Кадьяка, что дало ему некое преимущество перед остальными желающими.

Вспоминая это, ему никак не верилось, что в прошлом, будучи командиром отряда, его, вместе с товарищами смогли заманить в ловушку, когда им было поручено проследить за деятельностью тогда еще «опасного субъекта»

Но прошло так много времени, у него даже язык не повернется сказать что-то против воли твоего нового босса, потому что знает, как Кайл наказывает за непослушание, что порой даже более ужасно, чем участь испытать на себе какой-нибудь препарат сумасшедшего ученого или телесные увечья.

Время дает шанс о многом поразмыслить, в перерывах между поручениями от Эдмундсона «Поросль» пытался понять замыслы своего начальника и в то же время не упускал возможность узнать, что намерены предпринять его товарищи в прошлом.

Сейчас, когда  план придуманный «Порослем» приводится в действие, ему на ум приходит мысль, что тот  еще на шаг ближе к  правде и ладно, если бы вся дилемма заключалась только в том, чтобы убедить других шишек организации в своей подлинности как командира отряда. Оказалось, что весь план от начала и вплоть до встречи с членами совета был с треском провален. Почуяв неладное, бугай хотел спешно ретироваться,  когда на входе его вместе с группой ботов начали проверять каким-то детектором с кристаллическим стержнем у основания. Хватило несколько секунд, чтобы они все начали плясать под дудку нового хозяина.

                                                  Глава 12. «Решение двух сторон»

 — Итак, тебя зовут Форестер Кромвель, в прошлом — командир отряда  «Очистителей» По заданию должен был добровольно влиться в ряды предпринимателя по кличке «Информатор». Известно, что Эдмундсон перехватил данные о задании при помощи подставных лиц прежде, чем ты со своими людьми мог внедриться к нему в группировку.

Сии слова промолвил он, гигант ростом чуть меньше двух с половиной метров, даже не обращая внимания на Кромвеля, переступавшего с ноги на ногу от волнения.

Сам того не понимая «Поросль» загнал себя в ловушку, о чем ему удалось подумать в это самое мгновение.  Предводитель высоконравственных ребят с грудой мышц наперевес выдержал небольшую паузу, толи для драматичности, толи для того, чтобы оценить досье на новоиспеченного посыльного от ни кого-нибудь, а от самого «человека – с – буквы – И »

Пока молчание растягивалось, кто-то отчаянно стучал в дверь, нарушая великолепие тишины, так нужной для того, чтобы собраться с мыслями. Секунду — две спустя, внутрь ворвалась женщина, в длинной робе до пола, с оживленным энергичным лицом отчетливо видным, несмотря на капюшон покрывающий голову, ее взгляд был устремлен вверх с такой же решимостью, с которой та вопрошающе уставилась на главнокомандующего.

От такой дерзости, тому даже пришлось отложить свое «дело о нарушителе» и внять словам барышни.  — Вы что-то хотели, милочка? По — моему я ясно дал понять парням у входа, чтобы меня никто не беспокоил.

Средних лет дева, расстегнула свою робу, приоткрыв скрывающейся за ней форму «Очистителей» с рисунком в виде пылающего креста на груди. Прежде чем начать разговор, она захотела подойти ближе, чтобы проявить уважение к вышестоящему лицу и едва сделав это начала свою мысль:

— Мистер МэллРой, я.. – он перебил ее, попросив звать его просто Арктусом и показал жест, как будто он своими двумя толстенными пальцами сам себе застегнул рот. В ответ Мэлл услышал едва отличимый вздох и такие слова:

 — Арктус, я наслышена, что к нам в штаб, был доставлен нарушитель по кличке «Поросль», ребята у входа в бункер, доложили, что он был с пропавшей группой разведотряда и что все признаки командира были точь в точь как у моего мужа.  Теперь, когда я здесь, перед вами, должна с полной уверенностью заявить, что я требую лично пообщаться с этим вашим «нарушителем»

Арктус присел и, перебирая волосы, на своей хохлатой макушке сказал:  — Хорошо, да будет так Мэйлин, забирай «этого», досье с моего стола и можешь с чистой совестью заниматься им, как главнокомандующий я даю тебе свое добро.

Мэй чуть ли не задирая голову от радости, подвела потенциального муженька под локоть и, дождавшись пока Мэллрой разрешит идти помчалась из кабинета в темпе вальса.

Как только за начальником отдела зачистки захлопнулась дверь с обратной стороны, Арктус нажал на кнопку серого цвета, расположенную прямо в панели стола. Снаружи бункера, где стояли дозорные, что-то мирно обсуждавшие послышался голос главнокомандующего:

— Так, мужики, слушаем меня, — в этот момент все четверо дозорных встрепенулись, один из них даже задергался от волнения и внимания который уделил сам босс, тогда-то и последовал приказ пройти одному из них в кабинет, для того, чтобы доложить кое-какую информацию о роботизированных друзьях Форестера.

Дозорные решили все путем отсеивания игрой в камень – ножницы – бумага. Проигравший – паренек по имени Стью уже стоял по стойке смирно в офисе Арктуса и ждал, пока ему дадут слово.

 — Нуууу, чего замер? Присаживайся на стул, говорить будем — Стью от таких слов стало немного не по себе, что было видно по его выражению лица, с легким заиканием, он уточнил, касательного чего будет предмет их разговора, а потом, извинившись за неожиданный приступ кретинизма, стал рапортовать:

— В общем, дело было так: мы, как обычно стояли с ребятами прохл.. то есть мм следили.. да, следили за тем, что творилось наверху и тут, как ни в чем не бывало, заявляется величавый такой мужик со свитой и все со своими «особенностями». Тот, что спереди был самый странный, облачен  в какой-то чудной стимпанковский наряд, ну знаете там очки в виде шестеренок, респиратор, роба как у служителя церквей в старом мире.

Часовому вдруг захотелось сделать перерыв и посмотреть на реакцию МэллРоя, результат был виден налицо, и чтобы впечатлить этого непрошибаемого человека, нужно сильно постараться, в этом нет сомнений. Стью нервно сглотнул и продолжил в той же неторопливой манере:

— Мы с хохотом уставились на него, Стэн мой приятель, даже подошел к нему с гонором мол «чего надо?» — «Этот в маске» встал как памятник и ровным таким голосом стал лепетать нам сказочки типа той, что в прошлом был послан на сверх — важную миссию вместе со своими людьми, с которыми он сюда пожаловал и теперь желает переговорить с Вами.. ну и, в общем —  то все.

Мэлл встал, Стью сразу за ним, после чего нижестоящему по рангу как минимум раз в 10 было приказано отвести своего начальника куда следует, чтобы тот мог проверить слова Кромвеля на вшивость.

Стью не совсем понял смысл этих слов, а потом уже по дороге стал соображать, что боссу охота проверить из какого теста слеплены бойцы и раз уж на то пошло, действительно ли являются работой рук загодочного Мистера Эдмундсона или же..

Или же это сказки для маленьких детишек и величайший магнат в истории,  в самом деле, не собирается готовить что-то воистину масштабное. Стью надеется, чтобы это было не так.  Но как оказалось все гораздо сложнее, чем может представить его недальновидный ум.

Арктус отправил Стью на свой пост, прохлаждаться дальше, в то время пока сам вместе со своим специалистом в области механики и роботостроения разбирался в правдивости слов бывшего командира Форестера.

— Собственно что и требовалось доказать Грета – сказал он девушке, возящейся с телом одного из членов разведывательной группы.

Находка, обнаруженная механиком Гретой, вовсе не была сюрпризом, скорее наоборот прояснила все предположения по поводу сложившейся ситуации. И хотя после полной проверки всех свеженьких тел прошло чуть более 2 часов, это определенно стоило того.

По крайней мере, Арктус думал в точности так и никак иначе. Члены пропавшего разведывательного отряда были воссозданы в точности до мельчайших деталей. — Да – произнесла, Грета с большим удовольствием, добавив, что ей никогда не приходилось работать с таким прекрасным материалом.

— Что же в них такого особенного? Это же просто куски металла и я более чем уверен, что проку с них как с козла молока — с недовольством проблеял Мистер МэллРой. Грета, взглянула на него с осуждением но, сказала вовсе не то, что виделось в ее глазах:

— Да вы хоть понимаете, КАКИМИ продвинутыми технологиями и знаниями обладает «Информатор»? И это без учета его научных достижений. Конечно же, я не хвалю его, нет, ведь я прекрасно понимаю, что эти машины создавались для войны, однако позвольте обратить ваше внимание сюда.

Молодая девушка уже хотела взять Арктуса за руку, как в мастерскую вниз по лестнице вбежала Мейлин, чуть ли не выломав дверь. Это, конечно же, не осталось незамеченным, но как только начальница  отдела  зачистки расписала приключившуюся с ней и заключенным ситуацию, Мистер МэллРой просто не нашел иного выхода, кроме как тут же пойти куда она просит.

В это время «Поросль» находился один в допросной, будучи прикованным к стене обручами по рукам и ногам, единственное, что ему оставалось это размышлять, потому что  ничего больше поделать он не мог и даже если и хотел бы – идея отправится на корм голодным псам, Кромвелю не улыбалась.

—  Все, что было таким важным, теперь не имеет смысла – начал было думать вслух Форестер, но прервал свой монолог, когда услышал шаги неподалеку от своей камеры.

 Не прошло и минуты, как дверь распахнулась, и в помещении оказалось два человека, Мэйлин энергичными шагами приблизилась к своему мужу, а Арктус едва протиснувшись внутрь, пригибаясь, чтобы не схлопотать, вошел за ней и встал в углу.

— Переходи сразу к делу, что ты обнаружила во время допроса? – Мей, указывая пальцем на стол, со стоящим на нем флаконом сообщила, что путем старого доброго метода выяснила  несколько интересных фактов:

Форестер Кромвель под сывороткой правды признался, что был готов совершить нападение во время собрания совета, а также, что он вынужден работать на «Информатора» так как Кайл насильственным путем принудил его, вместе со всем отрядом примкнуть к  группировке «Карателей»  наглядным методом показав, что  произойдет в случае неповиновения.

Следующие факты вообще изумили главнокомандующего, двое неизвестных разорвали на части всю команду командира, а когда пришло время «Информатор» просто извлек головной мозг тех, у кого он сохранился и, перезаписав их сознание, на процессоры использовал в своих целях.

Мейлин со слезами на глазах смотрела на Кромвеля и сквозь плач сказала: — Самое ужасное здесь то, что он действительно мой.. муж и Эдмундсон просто отравил его разум.. сделав  податливой куклой без памяти о своем прошлом, я требую правосудия!

Арктус успокоил, неумолимо страдающую девушку заверив, что приложит все необходимые ресурсы и усилия, чтобы помочь командиру, а затем вызвал по рации двух санитаров, и они отнесли заключенного в палату для реабилитации, чтобы те выяснили степень серьезности его проблем.

Дав вольную на время своей подчиненной, Мэлл уже направлялся обратно в мастерскую, чтобы продолжить прерванный разговор с Гретой и выяснить насколько опасны роботы, но ее крик сразу дал понять, что стоит поторопиться.

Едва Мистер Мэллрой вломился к ней, как перед его глазами предстала такая картина: Четверо киборгов устроили кулачные бои, небрежно вынося все, что попадется им на глаза. Пятого можно было даже не искать, он зачем-то ломился в запертый шкаф, в то время пока до зеваки — Арктуса не дошло, что Грета, могла спрятаться там.

Могучими руками, схватив человекоподобного робота, Мэллрой швырнул его в остальную четверку позади него, свалив всех их разом на пол. Грета, увидела сей храбрый поступок и открыла дверь изнутри сама, дрожа всем своим существом.

После героического спасения, он отпустил ее, приказав ступать в медпункт, в то время пока сам мог остаться с этими железками один, не приди к нему подмога из  парочки дюжих солдат. В какой то момент перепалка прекратилась и пятерка, что неистово билась друг с другом вдруг ни с того ни с сего остановилась.

Робот в точности напоминающий заместителя Кронара, вышеупомянутый Мейлиной как «участник кровавой мясорубки с двумя неизвестными», подался на два шага вперед, чтобы Арктус четко мог видеть его лицо.

— Помнишь меня, Арктус? Конечно же, нет, для тебя солдаты пшик, просто расходный материал, служащий «для благих целей нашего общества» Давай я ОСВЕЖУ ТЕБЕ ПАМЯТЬ. Смотри внимательно вот СЮДА — киборг повернулся спиной к главнокомандующему, на всю ее площадь было распростерто огромное клеймо в виде сердца проткнутого пылающим остроконечным крестом.

Глаза Мэлла расширились в диаметре быстрее, чем его свита вообще начала во что-нибудь врубать. — Послушай.. — Кронар перебил его оглушительным ревом в виде неистовых яростных слов, которые тянулись точно из самой глубины сердца.

— НЕТ, ЭТО ТЫ ПОСЛУШАЙ МЕНЯ, я и еще пятеро моих сослуживцев, что отправились на смерть, дали клятву, перед самим советом, что не воротимся назад, пока не исполним свой долг и чем нам отплатили в итоге ААА!?

В этот момент глаза МэллРоя заблестели, в этом взгляде четко отображалась вина, это было ясно как Божий день, но поверить, что она явится к нему в  таком обличии, было куда ужасней, чем один приказ, отданный однажды по чудовищной ошибке.

 — Да, Кронар, я признаю свою ошибку, этот приказ, что я отдал тогда, возможно  не заслуживает прощения, потому что я позволил допустить сам факт осуществления этой самоубийственной миссии, поэтому готов искупить вину. Только ты и я. Арена и тысячи солдат «Очистителей» в качестве смотрящих. Я мог бы сказать так, если был бы молод и глуп, а ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО являлся бы тем за кого себя выдаешь, но тебе не обвести меня вокруг пальца, «Информатор»

— ООО, неплохо для такого сосунка как ты, Арктус, честно признаться, я удивлен, но не настолько, чтобы я мог упустить из виду всю эту наигранную роль раскаивающегося грешника.

Затем они провели что-то вроде короткого взаимного блиц — опроса, который разрешил множество вопросов и ввел их обоих в некое поле консенсуса, в котором на протяжении еще какого-то времени могли позволять себе просто общаться.

— Выходит, если этот неудомок по своей инициативе заявился сюда, то какой тебе смысл продолжать вести слежку, ты ведь все равно рано или поздно узнаешь необходимые сведения обо всем, что тебе нужно?

Киборг положил одну руку поверх другой, и стал раскачиваться в воздухе взад-вперед, представляя, будто в руках у него есть трость, затем правая рука оставалась висеть в подвешенном состоянии, а другая начала почесывать затылок, вводя всех присутствующих в неловкое положение.

— Хороший вопрос, на который мы оба знаем ответ, учитывая, что ты попросту смеешься надо мной, Арктус, отрицать этот факт было бы просто лицемерием с твоей стороны.

Мэлл ответил, что фокусник никогда не раскрывает своих секретов, а главнокомандующий самой авторитетной организации в мире тем более. Стоит отметить, что это замечание, довольно позабавило «Информатора», но так как человек он занятой, «болтать со всяким сбродом» ему некогда, особенно когда ждешь гостей.

Прежде чем попрощаться Кайл пожелал удачи и спрогнозировал, что их встреча будет очень и очень скоро, но об этом потом.  Арктусу тоже есть чем заняться и поэтому пока он только готовится к собранию совета со всех концов света, «человек-с-буквы-И» уже вел нешуточную игру, собирая компрометирующие факты и организовывая план, который сможет существенно подорвать репутацию так ненавистных ему «Очистителей»

Событие, которое вскоре должно произойти так взбудоражило мысли Кайлу, что он даже на какое-то время отвлекся от поисков лазутчиков. Впрочем, Эдмундсон знает свое дело, и эту заминку можно было не брать в расчет, имея под собой несокрушимую армию марионеток и систему безопасности, которая по уровню опережает технологические возможности своих недругов эдак раз в 10.

— «В слепой зоне им не выжить, даже не смотря на то, что там у них имеется больше тактических маневров для перемещения, я позабочусь о том, чтобы они не ушли оттуда ЖИВЫМИ» – Ясное дело мысли имеют, обыкновение становится правдивыми, но в случае с той двоицей все довольно нестабильно.

— Так мы уже дошли до того момента, когда ты наконец-то скажешь что мы за хрена лысого тут забыли?

 Спустя множество нелепых диалогов друг с другом и хождению по извилистым тропам, любопытство Крока все же окупилось, хоть это и была скорее торопливость и пренебрежительность временем, которое как ему казалось, они затратили порядком.

— Прошу любить и жаловать Мсье Симантис, участник всего этого бреда с заговором против Эдмундсона и его последующей передачи в лапы правосудия — Крок старался держаться, сзади косясь то на одного то на другого, но сказать ему было что. Он выразил свое возмущение через простое: — Простите,  кто – нибудь из вас, наконец, объяснит мне, что за ху**я здесь творится?

Раздался разящий хохот, громом отдающийся по комнате. Крок смотрел на обоих придурков разом, которым вдруг неожиданно захотелось посмеяться и не мог не прикрыть лица, от абсурдности поведения двух взрослых мужиков.

Когда же они, наконец, унялись, Симантис с поклоном выкинул: — Бог ты мой, где же мои манеры, нужно ведь ввести тебя в курс дела — Крок увидев едва сдерживаемую улыбку на его лице, тихо фыркнул, добавив:

— Выкладывай, паяц.

Сим, молча, подвел его к механизму, покрытому сверху какой-то плотной тканью. Со стороны устройство напоминало одну из лабораторных игрушек Салливана, которой он воспользовался для призыва Сэма.

— Итак, прежде чем я сделаю это, позволь мне задать тебе один вопрос – насколько хорошо ты знал своего отца? Охарактеризуй те его качества, которые яснее отпечатались в твоем разуме.

Крок, не отводя глаз от рук Симантиса схватившиеся за край ткани, стал излагать первое, что приходит на ум. Как оказалось, больше всего младший сын ценит в своем отце заботу, преданность семье и своему делу, а также безграничный оптимизм.

Хотя сам Крок редко когда был оптимистом, в большинстве своем из-за пережитого прошлого, что колом сидит в сердце, однако отец всегда умел поддержать в трудную минуту, о чем вряд ли можно было бы забыть.

Впрочем, Симантис вполне оказался доволен услышанным и показал, что было спрятано под чехлом от рояля. Нет никаких сомнений это то — самое устройство, с помощью которого им всем некогда удалось побеседовать с отцом.

Эта встреча могла произойти вновь, но как объяснили Кроку необходимо придерживаться кое-какого плана, в подробности которого пока лучше не посвящать никого. Единственное, что стало понятным – придется немного подождать, прежде чем тайное окажется явным, и каждый сыграет свою роль.

 — Значит, моя роль здесь быть простым наблюдателем? Если да то тогда в таком случае, кто поставит мат в этой затянувшейся партии? Возможно мне просто не суждено ответить на эти вопросы.

Так было какое – то время, пока трио молча, наблюдали за происходящим. Все случилось довольно быстро о чем «Информатор» узнал в первую очередь, разбираясь с поврежденной системой безопасности.

«Так-так, они, значит, решили застать меня врасплох своими детскими играми. Запустить моих же наноботов ко мне в серверную, чтобы испоганить мои труды. Хитро, но недостаточно чтобы..»

Кайл обернулся и не смог поверить своим глазам — трое подопечных из старого мира стояли живее всех живых, зорко осматриваясь по сторонам.

 — Что все это значит? Вы должны быть марионетками набитыми плюшем, не припоминаю, чтобы я проводил с вами тремя «робофикацию»

Эдмундсон решил проверить все наверняка и просмотреть  историю базы данных о проведении операций и спустя минут 10 наткнулся на кое-что любопытное. В архиве были удалены все записи после «робофикации» Кайла.

Кайл счел это весьма возмутительным и стал что-то прокручивать у себя в мыслях, но ему то и дело мешали.

— Нет, так никуда не годится, я не знаю, как вы восстали из мертвых, не знаю, кто смог взломать систему безопасности в моем сервере, но что мне известно наверняка… — монолог «Информатора» перебили —  вам следовало бы помолчать Мистер Эдмундсон  – произнесла фигура в темной стороне комнаты.

По мере приближения к «Информатору» она стала приобретать очертание худощавого мужчины с легкой щетиной. Одет он был в серую рубашку и брюки на лямках от рабочего комбинезона. Глаза были прикрыты кепкой с изогнутым козырьком, но так он в лице «Информатора» оказался еще узнаваемей.

— Чет, я собственноручно вспарывал твое брюхо, чтобы наполнить его ватой, я зашивал тебе рот, чтобы ты никогда не смог произнести и слова, если бы мне вдруг взбрело в голову, сделать из тебя киборга моя рука бы не дрогнула.

Выражение лица Чета приобрело злобный оскал, он сорвал с себя кепку и швырнув на паркет, растоптал башмаком. Изумление выступило на лице Кайла, ведь он совершенно не ожидал увидеть перед собой Рэма.

По крайней мере, лицо точь — в — точь его, только череп был без единого волоска.  Ситуация и ранее принимала странный поворот событий, а теперь «Информатор» в полнейшем ступоре и  ему очень интересно знать что происходит.

Пока он прикидывал разные варианты, объявились и другие участники этой какофонии. Джозеф и Лейла, собственными персонами переглянувшись друг с другом стали что-то вполголоса говорить во встроенные микрофоны около своих шей.

Оценив творящуюся картину, Мистер Эдмундсон изменился в лице. Его спокойное выражение преобразилось в хмурую серьезного вида маску, которую он напяливает во время подобных ситуаций. Ни единого слова он не произнес, а просто стоял, с любопытством наблюдая за дальнейшим развитием событий. Рэм, выступив вперед, будто общался с самим собой:

— И что же нам с тобой делать? Хммм… АА, знаю, мы с тобой ОЧЕНЬ серьезно поговорим.

— Выходит, все эти два года я был посредником, простым звеном в этом сложном уравнении? – сказал «Рэм из симуляции» оттряхивая, приподнявшись, песок со штанов. Джесс кивнула, а Салливан добавил, смотря ему в глаза: — Да, все в точности как ты и сказал.

«Рэм из симуляции» разозлился не на шутку, сжав руки в кулаки. Он кое-как сдерживался, чтобы не начать буйствовать, однако, скрепя сердцем тяжело завалился на песок, когда Салливан стал объяснять, почему цена этого замысла такая жестокая.

— Видишь — ли Рэм,  мы все прекрасно осознавали, что будет, если все оставить как есть и просто собирать информацию. Для «Информатора» любая сделка или претворение своих злодейств в жизнь всего лишь вопрос времени. Думаю, как никто другой ты сам понял какой он расчетливый и гибкий в плане ума.

Он не оставляет дела незавершенными и принимает обдуманные взвешенные решения, которые всегда имеют пути отхода.

Задачей нашего замысла является не только дезинтеграция Кайла, но и контроль над его путями отступления. Прямо сейчас твой оригинал занял главную позицию в архиве «Информатора» и скорее всего, ведет с ним пояснительный диалог.

Справедливости ради должен сказать, что ты справился со своей задачей как нельзя лучше, не пойми меня неправильно, я тоже считаю жестоким вовлечение кого-либо в собственных целях, и я готов принять на себя за это ответственность.

«Рэм из симуляции» остановил Салли, призвав к тишине, подкрепляя свои слова необходимостью все обмозговать. «Нейродоктор» согласился дать ему пять минут на то, чтобы принять решение, от которого зависит, как скоро им удастся спастись и вызволить тех, кому пришлось разделить участь подопытных до «заключительной группы путешественников»

— «Если он согласиться помочь нам, то выбраться из игры лишь вопрос времени. Эдмундсон хотел, чтобы мы играли по его правилам, но сейчас единственное, на что он способен молчать и слушать. Теперь наш черед выдвигать свои условия, главное, чтобы Рэм согласился на наши»

Здесь и думать не о чем, развитое чувство справедливости не давало покоя «Рэму из симуляции» именно поэтому, ему хватило двух минут на то, чтобы решиться. Но одной решимости было мало и прежде чем, начать свою игру, Салливан собрал всех для разработки плана.

Крок уже знает о нем, он теперь является осведомленным парнем по части всего, вопрос состоял лишь в том, насколько быстро произойдет то, что должно произойти пока все следуют тщательно спланированным действиям в условиях ЧС.

— Ну что Сим, идем? — Крок выкинул это, когда шел к выходу из штаба, но Руфус остановил его, схватив за шкирку. Одним быстрым движением вместе с Симантисом они толкнули его назад со словами вдогонку:

Руфус: — Назад, малой!

Симантис: —  В сторону или ты не чувствуешь как воздух снаружи стал тяжелей?

Крок хотел вдохнуть поглубже, но Руфус вовремя отвесил ему леща, объяснив это тем, что воздух потяжелел от наноботов которые запрограммированы взрываться, находясь в организме человека и одного вдоха будет достаточно, чтобы дыхание перехватило вовсе.

Да будет известно также о том, что им втроем крышка как думает Эдмундсон, ведущий воистину светскую беседу с Рэмом, при этом успевая снимать данные с датчиков стимулирующих мозговую активность «узников обители»

— Эй Эдмундсон, ты что там в игрушки играешь пока я с тобой говорю? — Джозеф и Лейла в этот момент снова переглянулись, и молча кивнув в знак согласия, схватили Рэма по рукам пытаясь остудить его пыл всяческими примирительными словами. Как итог их синхронные науськивания образовались в словесную кашу.

Втроем они пререкались еще какое-то время, приблизительно минуты полторы, но и этого было достаточно, чтобы узнать, что затеяли  подопытные магната в виртуальном мире.

— Итак, кхмм — Так закончил свою мысль «Человек – с – буквы — И» чем привлек внимание нарушителей. Как только это случилось, Рэм вдруг сразу же стал словоохотливым по отношению к своему собеседнику.

-И что ты этим хочешь сказать приятель? – Рэм с язвительной усмешкой указал на Кайла пальцем и, не останавливая свой треп, снова начал задвигать какую-то телегу про то, как он «мудро застал врасплох старика с девиантным расстройством»

Он был так поглощен собой, что не заметил, как его друзей уже 10 минут удерживают в своих объятьях марионетки, которые с виду – зеркальные копии Джозефа и Лейлы. Но всему когда-то приходит конец – так заявил Рэм прямым текстом «Информатору»

— Да, ты прав, сопляк, твоя роль сыграна довольно неплохо, но позволь тебе кое-что прояснить – ты слишком невнимателен, и поглощен в себя, чтобы вычислить опасность и это стало твоей ошибкой.

По щелчку пальцев из глубины комнаты появилась рука, длинная, словно трос она уже было хотела схватить Рэма за ворот плаща, но он успел сделать пируэт в противоположную от «Информатора»  часть комнаты.

От невозмутимости Кайла не осталось и следа. На смену ему пришло истинное удовольствие ведь теперь он может, как следует повеселиться. Отдав приказ своим подопечным отвести шпионов в лабораторию, Рэм с Кайлом ушли в безопасное место, где сошлись в битве один на один, покуда Л.Д, сидя в лаборатории научного отдела с замаскированными подделками себя, ожидали следующих указаний.

В это же время Крок и Руфус отправились на разведку надев защитные костюмы заранее подготовленные связным, коим является Сим, который в свою очередь пытается взломать коды доступа система безопасности вместе с Сэмом, подоспевшим как нельзя кстати во время активации ФЭТ.

Наноботы той же технологии, что и у «Информатора» быстро слились в остальном рое и пока «Информатор» лично разбирается с главным нарушителем, Чет оставшийся в архиве по его приказу, подготавливается к приходу незваных гостей и осматривает комнату на предмет вражеской лазейки.

Дверь в научную лабораторию со скрипом поддалась плечу Джозефа. Пытаясь одновременно удерживать дверь и свою переодетую копию,  тот пропустил свою подругу Лейлу. Четверо докторов в мантиях обратили свое внимание на гостей. — Если вы оба здесь, значит Кайл..

Интересная догадка – сказал Джозеф и приступил на пару с Лейлой помогать сковывать обручами «новый материал для исследований» продолжая тут же объяснять, почему он не прав.

Рэм достал из-за спины два клинка бритвенно — острых, словно перчик Халапеньо. Кайл на это лишь скорчил ехидную ухмылку, какой он обычно язвит, пытаясь ужалить «недальновидных врагов»

Чтобы выяснить тактику боя соперника «Информатор» дал Рэму фору и, достав свою трость из-за пояса, активировал боевой режим, наэлектризовав ее до 1000 вольт. Одно ловкое движение и трость стала копьем, которое вертелось у Кайла в руках, словно лопасти от вентилятора.

Быстрым рывком Рэм подскочил вперед, оказавшись в миллиметре от неминуемой опасности, которую чудом удалось избежать, когда тот откатился в сторону. — И не надейся! Даже если тебе и удастся задеть меня, то я не умру.

Такое громкое заявление заинтересовало его, что Кайл, конечно же, хотел проверить,  попытавшись сбить с ног выскочку, но Рэм оказался быстрее. Двойным перекрестным ударом он  рассек плоть на лице жирдяя, оставив четкие отметины по диагонали.

Обезображенное лицо кровоточило, небольшими подтеками стекая на жакет, магнат мог быть и дальше невозмутим, но позволить какому-то мальчишке испортить хороший костюм? Нет, это непростительно и разгорячившись достаточно, чтобы заставить лопнуть все пуговицы жакета от натуги он готовился напасть. Однако прежде чем Эдмундсон успел контратаковать, Рэм сделал сальто назад и достал из-за пазухи два небольших картриджа.

«Человек – с – буквы – И» в очередной раз проявил свое любопытство, но Кайлу не удалось разглядеть что-нибудь. Рэм каким-то образом пролетел над его головой, нанося удары один за другим в разные части тела, пытаясь наугад найти его слабую зону.

Все с головы до пят стало одной мишенью, таким шансом грех было не воспользоваться —  подумал Рэм и перешел в атаку со спины, «Информатор» уже был во всеоружии и глядел в оба.

— Я не знаю, как, но тебе удалось меня немного впечатлить, ты используешь устройство, позволяющее частично или полностью сливаться со средой, в которой находишься. Оно отличается от примитивных камуфляжных средств.

 Как раз в этот момент Рэм заносил свой наэлектризованный клинок, чтобы задеть шею Эдмундсона, а второй раскаленный докрасна, держал в правой руке для защиты. – Довольно  — сказал Кайл, ударив ногой парня под дых.

Удар был такой силы, что Рэм едва смог удержать свое оружие в руках, пока катился  на боку в дальнюю часть ангара. Перед тем как ударится затылком о стойку, с разделочными приборами для пыток услышал такие слова:

— Ты достаточно меня позабавил, малой, я увидел все, что мне было нужно. ТЕПЕРЬ МОЯ ОЧЕРЕДЬ, будем играть по крупному, так что бери в руки свое оружие и защищайся! —  Вдогонку к этим словам Эдмундсон бросил свое копье, так словно он всей душой и телом участник древних Олимпийских игр, но отнюдь не чемпион в этом состязании по пентатлону.

Оказалось в беге Рэм куда проворнее, но это не означает бегство и тотальная капитуляция с поля брани. С точностью да наоборот можно сказать, что ему удалось сыскать достойного соперника. Вытерев кровь со лба, рукавом своей мантии он вновь ринулся вперед, сжимая слегка дрожащей рукой свой горячий меч.

 — Ну, давай, Эдмундсон посмотрим, что окажется крепче твои кулаки или МОЯ СИЛА ВОЛИ — На том они и порешили, встретившись лицом к лицу, и вновь схлестнули свое оружие.

— Мам, послушай — сказал «Рэм из симуляции» обращаясь к Джессике. Она тут же обернулась к нему, а затем подошла вплотную, чтобы поговорить. Слегка приподняв глаза, та внимательно разглядывала ямочку между глаз, иногда переводя свой взгляд то на один, то на другой глазок.

— В общем.. Не знаю, стоит ли мне теперь тебя звать мамой, несмотря на то, что я не настоящий Рэм, а «объект 2311» созданный в лаборатории Руфуса, но все же.. —  Джессика остановилась, а за ней и ее клонированный сынок. Чтобы развеять сомнения в его глазах она сделала то, что считала правильнее всего.

Со всей душой обняла его добавив, что несмотря на все планы «Очистителей» он частичка души того самого Рэма, которого зовут «настоящим», а это значит – неважно каким способом вдохнули жизнь в одного из ее старших сыновей, как любящая мать она не может не признать в нем родную душу.

— Спасибо.. мам, теперь меня не разуверить, но все же, я так мало знаю о тебе, моя версия «настоящего Рэма» не видела тебя в течение 10 лет и мне совершенно невдомек, чем ты жила все это время, а самое главное, что произошло за это долгое время. Пожалуйста, расскажи мне, все что сможешь, пока мы не дошли до «города безумств»

Она набрала в грудь побольше воздуха и спокойно выдохнув, посмотрела наверх. Небо в вышине было превосходным, являя собой чистоту и невинность, словно безропотная дева,  к коей не прикасалась рука мужчины.

Посреди этой небесной длани царствует солнце – маленький горошек света, посылающий свою весть искателям приключений. И хотя его никто не слышит, есть кое-что, о чем оно говорит неустанно: – Я живу, чтобы вселять надежду в ваши сердца.

С этой надеждой спутники идут бок обок друг с другом, они понимают, что нет ничего ценнее той прелести, которая дает им жизнь. Будучи сплоченными, их души переплетаются и все они становятся одним целым, как система, где каждый из них звено одной цепи.

Примерно так начала свой рассказ Джессика, опустив свой взор на Рэма, и когда он уже полностью сосредоточился на том, чтобы слушать, вновь стала изъясняться перед ним, как если бы разговор о прошлом был обычным междусобойчиком со старым другом.

Крок и Руфус через какое-то время подошли к отделу лаборатории и чтобы не привлекать внимание активировали режим камуфляжа, но их присутствие обнаружили прежде, чем Руф смог найти способ взломать механизм двери.

Путь внутрь перекрыли Джозеф и Лейла, выпрыгнувшие из вентиляционного люка в потолке, чем вызвали настороженность Крока, отступившего на два шага назад.  Руфус повернулся к нему, предупредив по нейронному каналу, что сражение будет нешуточным.

Крок ответил на это невозмутимым молчанием, пока рука тянулась к тесаку, висевшему на поясе. Руфус остановил его: — Не уж то ты всерьез собираешься драться этим дерьмом? Не смеши меня. Если ты и впрямь хочешь победить, просто повторяй за мной

В ту же секунду Руфус что-то щелкнул у себя на запястье, из-за спины открылся небольшой контейнер с двумя перчатками, отдаленно напоминающие латные рукавицы средневековых рыцарей.

 Крок проделал те же самые действия, пока Руфус их надевал, только ему досталось совершенно другое оружие, о чем выразился в весьма возмущенном тоне: — И после этого ты называешь мое прекрасное мачете дерьмом? Да в сравнении с этими пукалками мой клинок просто превосходен.

Руфус посмотрел озадаченно на своего племянника, но тому удалось раскусить дядю. Он разочарованно вздохнул и в одиночку побежал на обоих разом. — Просто следи за моими движениями Крок — последнее, что сорвалось с уст дяди в момент удара. Лейла блокировала хук левой, отшатнувшись в сторону, Джозеф попытался сбить с ног своего врага подсечкой, но не тут — то было.

Руфус в узком коридоре хотел припечатать по лицу Джозефа, который успел пригнуться в момент отскока со стены, чтобы не попасть под раздачу и к тому же ловко взял в замок голень, предприняв попытку повалить врага.

Едва ему это удалось, как Руфус стал неистово сопротивляться, избегая ударов по печени боковым блоком. На это действо Крок смотрел, понимая, что времени нет, когда на него напала Лейла, схватив в руки кусаригаму, но блок поставленный оппонентом в качестве мачете откинул лезвие в сторону.

 — Неплохие рефлексы малыш, но их отнюдь недостаточно! — Лейла раскрутила цепь, на короткой дистанции формируя в воздухе подобие круга, и запустила вперед, оставив безоружным Крока.

Тесак, который она вырвала из рук силой кусаригамы, достался Джозефу, не ожидавший того, что Руфус спихнет его, свалив на стену.  — Что ты делаешь, Крок, используй пистолеты они куда мощнее, чем ты можешь себе представить.

Лейла обернулась предупредить, чтобы дядя меньше болтал языком, в ответ, на что он лишь показал свою едва уловимую улыбку и повел пальцем в воздухе:  — Я думаю, тебе не стоит отвлекаться.

Послышалось два выстрела, а за ними взрыв, чем-то напоминающий звучание разрывающейся атомной бомбы миниатюрных размеров. Крок посмотрел на свои пушки, оценивающе кивнул пару раз, сказав: — Знаешь что? Подавись моим клинком, я забираю свои слова насчет того, что он превосходный, ЭТИ ПИСТОЛЕТЫ – вот что превосходно.

Дальнейший разговор был прерван грохотом из дальней части комплекса, в ангаре, где сражается Рэм против «Информатора» Все четверо повернули головы в сторону шума, имея небольшое представление о происходящем.

— Ну что, гаденыш, еще стоишь на ногах? Мои удары были такой мощи, что спастись от них ты мог только чудом.

  Рэм, опершись на одно колено, отхаркнул сгусток крови, с парой зубов, лицо приобрело багрянистый оттенок, на котором вкраплениями виднелась чистая незапятнанная кровью кожа.

Руки плетьми свисали на землю, а клинки, удерживаемые слабой хваткой, некогда наделенные силой жара и электричества истощили запас своей энергии. Одышка и состояние, которое показывал Рэм, многое говорили, но пути назад у него не было, и  он это понимал, поднимаясь, с помощью воткнутых в землю мечей.

Эдмундсон осмотрел неутомимого соперника, сравнил его повреждения со своими и, рассмеявшись ему в лицо, переключил режим своей трости с «боевого» на режим «защиты». С ее изголовья тут же стали выходить маленького размера светлячки.

«Информатор» уточнил насчет того знает ли Рэм, что это за технология, но он промолчал, позволив закончить мысль, для того чтобы перевести дух. Стоило «человеку – с – буквы — И» начать говорить, как на его радиомаячок пришел сигнал.

Рэм решил ни терять времени, и напасть на него в этот момент находясь в режиме невидимости, тыл Кайла был открыт и снаряды, которыми вооружился Рэм в этот момент, оказались на руку. Первый был дымовой шашкой, что обеспечила прикрытие на непродолжительное время, а вот, чтобы воспользоваться другими..

Он отбежал на пять метров и встал как бейсболист со своей гранатой. Казалось бы, все шло к этому: ничего не подозревающий враг, потерял бдительность, юный герой берет в руки сокрушительное оружие и наносит удар.

Только реальность отлична от воображаемых иллюзий, Рэм уж точно не ожидал, что Кайл закончив свой разговор, отобьет гранату своим шестом и направит ее по обратной траектории. Рэм ужаснулся от такого и обомлел еще больше, когда на пути бомбы встал робот.

Взрыв опалил кожу киборга, оставив металлические части ног оголенными.  — Задание выполнено, босс —  Услышал «Информатор» прежде чем уйти, не поприветствовав Кронара, но отреагировал на сказанное в своем репертуаре: —  Рад, это слышать Огюстэн.

А затем исчез, оставив Кронару указание «поступать, как знаешь с этим мусором», разумеется, подразумевая Рэма на пределе собственных сил. Кронар посмотрел на мальчишку, скорее с жалостью, чем с презрением: — Ничего личного парень, у меня нет на тебя зла, но ты можешь быть опасен для босса.

Он показал пальцем подойти поближе, на что Рэм помотал головой и оббегая того со всех сторон, стал кидать в Кронара какой-то субстанцией по форме напоминающей мазут при этом неплохо уворачиваясь от  ударов свистящих в воздухе с каждым взмахом кулаков. Комки черного цвета липли на поверхности кожи и затвердевали, становясь прочнее стали.

Кронар спросил, что это за дрянь, на что Рэм сделал довольную рожу и, направляясь к выходу, кинул пару ласковых: — Помолись, чтобы Эдмундсон не стал собирать тебя по кусочкам.

В это же время «Информатор» хотел было открыть вход в серверную, но сколь ни  старался, а ключ — карту в кармане отыскать не мог. От подобной наглости Кайл рассвирепел и прежде чем пойти вдогонку за предполагаемым вором пришел в себя и вспомнил про запасной вариант, когда дал Чету указание активировать код защиты.

Прогремел взрыв, заглушающий слова Эдмундсона Чету. Из глубины коридора, куда была направлена голова Кайла, виднелась рука, как будто кто-то специально шел навстречу ему, чтобы поприветствовать.  — Чет, активируй аварийный протокол, воспользуйся своим кодом доступа.

Ответа не последовало. Возможно потому что, Чет сам по себе молчалив и привык делать все без лишней болтовни. В любом случае дверь была открыта уже через минуту и, войдя внутрь Кайл обнаружил как та, заперлась за ним автоматически, что нехило озадачило одного из нарушителей проходившего мимо.

— Руфус ты тоже это слышал да? Как думаешь, это мог Рэм там устроить феерверк? —  дядя не стал отрицать такую возможность, разминая суставы после небольшой потасовки, при этом, не упуская шанса посмотреть, как идут дела у его племянника.

У Крока почти истощился запас патронов и, хотя тот не сдавался, выпуская одну шальную пулю за другой, что, в общем, не нанесло Лейле критического урона. Это было видно по  пластинчатому металлическому  корпусу, из которого состояло тело девушки, в придачу к боевым рефлексам и мышечной памяти, которая осталась из ее прошлой жизни, вывод таков: — энергии ей было не занимать.

Крок уже тяжело дышал, но думать над стратегией в такой ситуации довольно опасно, избегая лобовой атаки кусаригамы, он перекатился, оказавшись тем самым между ее ног, затем лишь слегка привстав, схватил ту за обе ноги и, навалившись всем весом, старался свалить Лейлу.

Она насмешливо улыбалась, пока Крок обеими руками не взял ее сзади за щиколотку на мгновение, отправив в полет незадачливую девушку. Лейла быстро перевернулась на спину и, когда Крок решил представить себя в роли рестлера, один пинок в живот быстро привел паренька в чувства.

Понимая, что дальше будет хуже, Руфус кинул вторую неиспользованную перчатку, Крок неуклюже поймал ее,  спрашивать о том, как активировать ее было не к месту, да и время поджимало.

— Не думай, что я буду также глупа и импульсивна как Джозеф, может быть я и выгляжу слабой, но согласись, тебе не ровняться с моими навыками ведения боя. — Лейла, накрутила цепь себе на руку, создав прочную защиту из звеньев, а острие держала в руках под углом как нож, чтобы в порыве нанести решающий удар.

Одним мощным толчком Лейла на секунду взмыла в воздухе, применив, удар ногой с разворотом, она тем самым перенесла свой основной вес на пятку, что утяжелило удар в несколько раз. Крок только успел защитить себя от него, как Лейла тут же приземлилась у него за спиной.

Следующий удар мог быть последним, не примени Руфус удушающий прием сзади с последующим броском через себя. Лейла с грохотом упала, но встать уже не могла – дядя Руф попросту сел на нее, не давая ей выбраться, заломив руку с лезвием кусаригамы, он подозвал Крока и пока он шел, медленно шаг за шагом приближая кончину Лейлы, что-то творилось прямо позади него.

 — Крок, пригнись! — сказал Руфус, делая третий оборот цепи вокруг ладоней девушки.  Парень инстинктивно пригнулся, сделав кувырок назад под Кронара, который едва — ли не снес башку своему убийце, однажды посмевшему разорвать его тело на части.

— Так – так, значит Джозефу крышка, только не надейтесь, что  со мной такое пройдет, я пришел, чтобы совершить акт возмездия, и я уж точно не позволю тебе сбежать как твоему сопливому братцу.

Послышался окрик Рэма, возвещающий о том, что не допустит ему, и пальцем притронутся к его дорогому брату, и какая кара ждет обидчика в противном случае. Кронар обернулся к двум братьям вставшим плечом к плечу, а чтобы было доходчивей, старший брат снял свою слегка потрепанную мантию, выбросив ее куда подальше. Тогда все встало на свои места и Кронару не осталось выбора, кроме как достойно принять такую важную персону, не щадя сил.

В это же время в другом месте, четверо путешественников добрались до назначенного пункта. Карта Джессики очень кстати помогла им всем не сбиться с верного пути, к тому же если бы все случилось с точностью да наоборот, их приключение от этого стало бы только интереснее.

Прибыв в ранее упомянутый Рэмом «город безумств» ребята принялись осматриваться вокруг, а чтобы быстрее проделать это, разделились на подгруппы, также как и прежде и дали своим командам чудные название «Рэдж» и «Саб»

Перед отлучкой, Джесс дала каждому копию электронной карты, поместив маячок в месте, где должна, состоятся встреча и только после того, как все мелкие детали были оговорены, разошлись по разным берегам.

Едва Рэм с Джессикой остались одни, как вдруг непрерывный поток слов вновь хлынул, создавая лавину из вопросов и пережитых впечатлений о своем прошлом. Можно сказать, что мать и сын наслаждались тем, что они есть друг у друга, пускай и в нынешнем положении, когда это невозможно провернуть вживую.

По крайней мере, не усилиями их команды, которую они собрали после скитаний по своей памяти. Только трем были известны настоящие замыслы Эдмундсона, скрывающиеся за невинным прикрытием в виде помощи обделенным любовью людям.

Поскольку эта симуляция, выдает все ужасы прошлого и погружает в нежелательную среду, Кайл рассчитывал путем психологической нагрузки и давления на психику выявить, как долго человек сможет продержаться в стрессовых ситуациях. Таких ситуациях, при которых испытуемый бессилен и может лишь снова и снова переживать происходящее, пытаясь совладать с эмоциями одним лишь усилием воли.

Ведь случись что, «человек – с – буквы – И» списал бы свои исследования на несчастный случай, при котором жертва это не люди со сломанной психикой, а простой торговец информацией, который решил помочь простолюдинам с помощью универсальной среды.

Все это конечно не будет придаваться огласки, ведь Кайл мировой человек, который спас от смерти множество людей, дал пожизненную гарантию на свои изобретения. Таким его видят те, кто не знаком с ним достаточно близко, чтобы понимать насколько опасным может быть для общества.

А люди на пустошах заглатывают все эти россказни об одном из «освободителей», принесшим мир и благополучие в штат Юту.  Никто из них не знает, сколько крови было пролито, чтобы создать «конгломерацию свободных наций » и вряд ли это когда-нибудь откроется.

Известно как божий день, если ты хочешь скрыть правду, замаскируй ее под великолепный рассказ и простые обыватели не заметят подвоха. «Очистители» как обратная противоположность всегда относились с недоверием к исследованиям «предпринимателя, что всегда был в тени»

Сколько бы поколений не сменялось в сообществе этих благочестивых ребят, все злодейства Эдмундсона стали всплывать лишь спустя 600 лет, когда он стал уязвимее и верность среди его группировки пошатнулась.  Много воды утекло, за столько времени, редкие стычки с «Информатором» были и раньше, но за несколько сот лет, жизнь становится чем-то вроде механизма, шестерни которого движут им, но не вечны, как двигатель, о котором грезят мечтатели.

Возможно, Кайл понимал, что смерть может забрать и его, не смотря на прозвище «гения компьютерной мысли»  и соответствующие знания для существенного увеличения своего долголетия.

Он не боялся смерти, ровно как не перестает бояться сейчас, принимая ее существование как данность. Знал также, что ему не суждено умереть своей смертью или волей несчастного случая, поскольку имеет технологии  стирающие грань между банальными противоположностями.

Рэм думал над всем этим в перерывах между разговорами с Джесс, порой его дума длилась часами, еще до прихода в город, который тоже, по сути, предназначен быть отправной точкой на следующий этап, на каждом из которого ребята будут встречать новых спутников.

Такова цель игры. Путешествовать по городам, открывать неизвестное, преодолевать трудности различной степени напряженности, чтобы в какой-то момент выйти за пределы простых игроков и стать «просвещенными» — игроками, что познали себя и историю прошлого, через непосредственное участие в событиях.

Джессика, спросила у Рэма, помнит ли он «предысторию о первопроходце», на что тот просто кивнул, но какого было его удивление, когда повесть о ней оказалась правдой. Все до единого слова, только с некоторыми упущениями.

А разница лишь в том, что женщина, попавшая в мир Эдмундсона, на самом деле  клон матери Рэма, сознание которой воплощено в виде Джессики в связи с хирургическим вмешательством, осуществившим такую возможность.

Прямо сейчас виновник этих деяний, околачивается вместе со своим другом по закоулкам города, наслаждаясь атмосферой тишины и безмолвья, что к слову не мешает нарушать его своей болтовней с Болдером.

Вдвоем они выяснили, что их группе положено было разделиться по двое и идти строго по разным частям карты, поскольку от  этого зависит успешное прохождение этапа. Всего их 11 и каждый по сути – интерактивный квест в прошлое, только в условиях полного погружения.

Болдер знает многое о проекте «обитель наслаждения», начиная с того, что название придумано на скорую руку для отвода глаз и на самом деле, как уже оговаривалось в беседе между Кэсс и Рэмом является экспериментом.

Они между собой долго обсуждали, каковы же истинные цели «Информатора», на самом ли деле он тот за кого себя выдает, вытворяя в тени ото всех страшные вещи, или же он просто псих, который ставит опыты над людьми ради удовольствия.

Ни то ни другое, как пояснил нейробиолог, потому что вот уже в течение пяти лет воочию наблюдал за опытами «человека – с – буквы – И», а это как минимум лишний раз доказывает его причастность к жестоким убийствам и экспериментам над психикой, как к научным изысканиям.

Весь мир для Кайла среда для экспериментов, а люди расходный материал, который подходит как нельзя лучше такой деятельности. Эта и еще множество других причин побудили Болдера, спеться с «Очистителями», несмотря на их суровый нрав и грубые методы правосудия.

К тому же есть пятидесятипроцентный шанс того, что Эдмундсон не узнает о предательстве своего протеже и будет в дальнейшем погружен в разработку стратегии, которая позволит скомпрометировать своего недруга. Главное выяснить каков расклад у обеих сторон.

Здесь, два светлейших ума, пожалуй, бессильны, сколько бы они не пытались рассуждать и делать логические выводы. Никому не под силу менять события вероятностей. Это закон.

Когда за плечами человека пройден огромный путь, в множество десятков лет, опыт и знания приумножаются, а вместе с устройством, что многократно усиливает эти качества, обладатель их больше всех приближается к тому, кто способен влиять на будущее.

Можно бесконечно лелеять мысль о счастливом конце, но он не придет. Всегда нужно быть готовым принять удар и держаться стойко, как только можно, потому что иначе отчаяние поглотит слабое сердце, вселяя ужас.

Он как яд распространится по организму, а когда время придет, разум погрузиться во мрак, черный как мир слепца, словно утопая в смердящем болоте из страхов и сомнений.  От такого забытья, выход есть только один – найти в своей душе, частичку, которая наполняет верой и лишний раз напоминает о том, почему ты живешь на этом свете.

Здесь главное понять, что для тебя есть справедливость. Возможно тот, кто ступает на сторону зла, как Кайл не осознает, что любой бесчестный поступок, скрывает за собой страхи и неудовлетворенность.

Мышление человека меняется из своего первоначального состояния, где понятие «личность» стирается среди таких же социально равных единиц общества, становясь структурой. Тот, кто отделяется от нее и становится самостоятельным, сам того не осознавая возлагает на себя тяжелую ношу.

В такие моменты и начинается новая стадия личности, которую можно назвать простым словом «преобладание» Уверен каждый кто переходит на этот этап начинает видеть себя Богом во плоти и это не мудрено ведь они видят в себе потенциал, чтобы привить своей индивидуальной личности  навыки справедливого лидера. Таких справедливых Богов в мире оказалось 240.

Остальные 12, так называемая «великая дюжина», члены, правительства которых не могли позволить себе подписать соглашение об упразднении исполнительной власти и начали вести свою игру, воюя на холодном фронте с представителями « COFN»

— Пора — утвердительно сказал Арктус, направляясь к выходу из убежища.  Его как всегда сопровождали два офицера, замыкали строй полдюжины солдат премиум – класса. Все как на подбор в легких комбинезонах из кевларовых пластин, чем — то похожие на противорадиационные костюмы.

Мейлин по правое плечо от главнокомандующего переспросила его насчет расстановки сил в центре верховного совета.  Арктус лениво потянулся руками кверху и, повернувшись так, чтобы видеть ее лицо, заметил обеспокоенное выражение, такое же, как и тогда в допросной.

Уверив свою подчиненную при помощи твердости духа и убедительности присущей всем представителям семейства МэллРоев, Арктус стал насвистывать «походный гимн», чтобы поднять всем настроение, но из всех кто действительно вслушивался в мотив и понял, что к чему оказалась Мей.

Мэлл с досадой почесал свой затылок, признав, что культура старого мира совершенно недосягаема до теперешних дней, но как только он об этом подумал, двери с винтообразным замком распахнулись, выпустив наружу эскорт с Мистером МэллРоем, что широкой походкой вдавливал ноги в песок, пробираясь сквозь бурю в каньоне.

— СТЬЮ, ВЫЗЫВАЙ ПОДЪЕМНИК! – заорал Арктус, пытаясь, освободится от взвеси песка и ветра. Мейлин крикнула вслед, что его нет на посту, как и остальных четверых, успокаивающе добавив, что сама займется этим.

МэллРой ответил умиротворенно, что несказанно рад тому, поскольку собрание начнется через  два часа, а с такими погодными условиями, добраться до «зала старейшин» скоро, будет тяжелым испытанием.

Не прошло и трех минут, как из глубин каньона, где расположился штаб «Очистителей», явилась платформа 10 на 10 с  протонным полем сферической формы вокруг в качестве защиты. Арктус приказал всем забираться внутрь, в то время пока он сам перенастраивал систему устройства на ручное управление.

Канаты, скреплявшие его, отпали, теперь трансфер, стал напоминать Hi-Tech машину, с нитро — двигателем, и обшит титановыми чешуйками по бокам. Вскоре главнокомандующий, как и предполагалось, взялся за управление и, пилотируя громадной махиной, поспешно добрался  до места встречи, хотя до начала собрания оставалось около полутора часов.

Арктус  лягнул бедром очередь из зевак позади, так что один поляг на другого горкой и, достав из за пояса небольшой кинжал с индийским орнаментом  резко полоснул большой палец левой руки. Кровь из него стала литься капля за каплей, окрашивая алым песчаный ковер, пока Мэлл просто стоял, смотря  на происходящее в помещении главного зала через два небольших отверстия посредине высоченных ворот.

— Что вы делаете Мистер МэллРой? Скорее активируйте «кровеприемник» чтобы система подтвердила в вас нашего главнокомандующего и мы, наконец – то вошли внутрь. – Арктус лишь что-то невнятно пробурчал в ответ, как пожилой чак – чак, вечно недовольный жизнью и, просканировав сетчатку глаз, стал сливать свою кровь в крошечный лоток, выехавший из стены.

— Рэм, почему мы убегаем? Разве ты не сказал, что у тебя есть план? – Крок повернул голову в сторону брата так, что она казалось открутиться. Рэм рукой показал тому поумерить свой пыл, а вслух объяснил:

 — Ты тогда с моим клоном навел шороху на свалке, а от тебя ущерба больше и не уж то ты думаешь, что Кронар оставил бы все как есть? – Крок ничего не ответив, обернулся посмотреть на бегущего сзади Огюстена, Рэм кивнул и не глядя, бросил дымовую шашку за спину – вот то — то и оно.

Дым бирюзовой дымкой стал стелиться по полу, растворяясь по мере приближения разгневанного Кронара. Каждый его шаг как топот бегущего гиппопотама – также сотрясал пол. Ярость этого человека была настолько свирепой, что напряжение чувствовалось с каждой секундой бега.

Но ярость ослепляет неуравновешенных – вот почему громила поздно понял, что его все это время водили за нос. – Ты допустил одну ошибку, примкнув к банде Кайла – Рэм приподнял руку и двое «Очистителей» подбежали сзади Огюстена, схватив того по обе руки —  перешел дорогу НАМ.

— Прими мои поздравления, кусок говна.. и прощай.  – Опуская свою руку, Рэм скомандовал солдафонам сковать руки нападавшего наручниками, но едва браслеты на руках заключенного защелкнулись, как тела двух бойцов преобразились в кровавое месиво, разлетевшись на мелкие кусочки по всему коридору.

С ног до головы Кронар первый омылся в этой крови, останки двух дозорных прилипли к его глазам, ухудшив видимость, что дало несколько секунд передышки для братьев. – Крок, активируй замкнутую систему дыхания и не прекращай ее действие пока я тебе не скажу. – Рэм сделал глубокий вдох через свой респиратор, который активировался автоматически в момент до взрыва.

—  Что мы теперь будем делать, брат? – Крок с тревогой взглянул сначала на преисполненного решимости Рэма, затем на Огюстена пытающегося сломать цепи наручников.

Рэм не обращая внимание на слова брата с присущим ему высокомерием усмехнулся над поверженным врагом:

—  Зря стараешься, мудень,  эти цепи твой криптонит – их состав сделан из материала, который проводит сигнал подавляющий твои электрические процессы, проще говоря, ты труп.

— Сильное заявление для слабака, который не может сражаться без помощи всех этих научных штучек – заметил Кронар упав, как мешок с картошкой при этом знатно приложившись лбом о паркет, оставив  на нем небольшую трещину.

— Это, даст нам какое — то время, пока не прибыло подкрепление, чтобы забрать эту падаль. Крок был в растерянности и совершенно не знал, что сказать хоть и понимал – схватка с этим бугаем только начало, впереди ждет что — то куда более опасное, чем мстительная жертва из прошлого.

К счастью старший брат его обнадежил, известием о небольшой передышке, но только в целях взаимного обмена опытом и разумным диалогом, который прольет свет на пробелы в жизни обоих.

— А мы разве не должны типа, ну не знаю – помочь Руфусу например? Он там один с этой бабехой, которую я так и не смог завалить, сидит и наверняка ждет нашего возвращения. – Рэм, нахмурившись, опустил веки настолько, что даже ребенку было бы ясно видна степень сарказма, которую тот выражает своим языком тела. – Притворюсь, что я этого не слышал, идем, Крок.

— Куда на этот раз? Заскочим к Симантису или сразу на выход? – Рэм, осторожно оглядываясь по  сторонам, нащупал руками щель, в форме окружности высеченную в стене и, судя по размерам, предназначалась она явно не для прохода людей.

— Когда – то на месте этого комплекса были развалины научных лабораторий секретного назначения. Буквально целая сеть протяженностью до 1, 2 мили. Множество путей, тоннелей, ходов, что мы здесь видим, были созданы вовсе не для рабочего персонала. По ним в специальных продолговатых боксах, доставляли материал для исследований.

Крок закатив глаза, сымитировал, как ему интересна эта занимательная страшилка от брата – уморы, что было заметно по его расходящейся по швам челюсти.  – Ты бы морду прикрывал что – ли, а то, небось, еще порвется. Крок продемонстрировал свой средний палец в знак протеста, молча и внимательно следя глазами за тем как старший брат открывает путь «подальше из этой вонючей дыры»

 — Сэм я надеюсь, ты готов начать слежку за Эдмундсоном? Он заперся как мышь в своей конуре, думаю, вопрос времени, когда мы застанем его врасплох. Голос Симантиса шел, словно в никуда, связной знал, что его товарищ по оружию несговорчив, особенно после трагедии случившейся 10 лет тому назад.

Просто необходимо было как – то поддержать разговор, раз уж ребята в безопасности и первые два этапа позади. Симантис просто хотел выговориться, но все же понимал что сейчас не время и не место, а когда Рэм с Кроком пришли передать привет отцу и попрощаться со всеми разом, то Сэм попытался собрать себя в кучку, чтобы хоть как – то придать себе былой вид.

— Тишина! – Мистер Арктус в бешенстве проломил насквозь стол, на котором секундой ранее сидел, сложив ноги по-турецки.  Гомон спорящих  офицеров в зале тут же утихомирился – десятки солдат повернули головы к своему лидеру.

Мэлл вытащил руку из зияющей дыры в столешнице и, спрыгнув с нее, вниз направился к площадке посреди «храма старейшин» Кое – где еще не прекращался гул, но те, кто обратил на него внимание, не переставая, следили глазами за его действиями.

—  Теперь, когда все заткнулись, прошу внимание сюда – все в зале остановили свой взгляд на проекцию 360 градусов, окружившую купол храма. Увиденное не на шутку всполошило половину людей. Кто-то закатил скандал, кому  – то было абсолютно по боку, а кто-то вместо того, чтобы просто чесать языком встал в очередь к боссу с предложениями.

— Да, вижу, что среди вас есть здравомыслящие люди – Арктус встал у толпы оживленных энтузиастов, перебирая один рукописный план за другим. Понравившиеся идеи, он отдавал на рассмотрение Мейлин, как специалисту по тактическим маневрам, с неугодными же он расправлялся просто – отшвыривая скомканные листы адресатам  в их горделивые лица.

Пока главнокомандующий слушал предложения подчиненных, воздержавшиеся от участия в спорах, быстро оживились и устроили между собой светскую беседу, под аккомпанемент благородных вин.

В основном предметом их разговоров была политика. Множество скучных диалогов о том, как правильно вести документооборот, заниматься партнерскими соглашениями, давить на мелких сошек – толстосумов из старого регрессивного мира. В общем, все то, чем не любит заниматься Арктус, поэтому он назначил 12 лучших военноначальников и направил тех заниматься рутинными делами в страны «великой дюжины»

Один из таких, молодой  латиноамериканец  в полосатом костюме, встал из  — за стола метнув свою широкополую шляпу через весь зал. Все, кто секунду назад выстроившись в очередь с предложениями к боссу, обернулись в  его сторону и стали смотреть как «какой – то чувак с дредами» пытается привлечь к себе внимание.

— Попрошу минуточку внимания, господа. – Мэлл, который до конца проследил за полетом шляпы, обернулся в сторону просящего. – Вы его слышали, все внимание на Томаса.

— Благодарю Вас, Мистер МэллРой. Наверняка каждый в этом зале, знает кто я такой, а те, кто видит меня впервые, представлюсь – меня зовут Томас Эдинберг и я представитель оппозиционной группы «Очистителей» в Британском отделении Лондона.

— Бро, как думаешь, что сейчас происходит в «Храме старейшин»? – Рэм достал из поясных ножен катану с выгравированным китайским змеем на рукоятке, приподнял ее в воздухе, схватившись обеими руками за эфес. – Если Арктус созвал совет, то явно ничего хорошего, нам же лучше сосредоточиться на главном. Возьми это.

Крок схватил переданный братом меч, пока тот решил взять на вооружение сточенный тесак, который явно не внушает доверие. – Сейчас я буду на тебя нападать – с моей стороны не будет никаких поблажек, сражайся так, словно перед тобой убийца нашего отца. Ты готов?

-Я .. – Рэм в прыжке нанес серию ударов спереди и сбоку, так, чтобы не оставить Кроку времени на раздумья. Он же в свою очередь накренился влево и подставил меч к шее, чтобы снизить урон. Тесак был хоть не сильно острый, но усилиями, брата – рекрута шея стала кровоточить, оставив едва заметную царапину возле кадыка.

Крок подтер кровь, взглянул на окровавленные пальцы и сделал серьезный вид. На его лице больше не было этой пренебрежительности и безмятежности, каковой он овладевал в минуты спокойствия. Малый понимал, что брат не шутит.

С одним мощным рывком ему удалось пересечь полтора метра до Рэма, вовремя ретировавшемся для перегруппировки. Ловким взмахом малец рассек воздух, едва не оставив соперника без пальцев рук. Хотя Рэм относительно недавно оказался в рядах «Очистителей», после  клонирования, боевые рефлексы все же дали о себе знать в момент касательного ответного удара по ногам.

Крок отшатнулся, ощутив на себя холодную сталь мачете. Штаны комбинезона были изрезаны аккуратными полосами, из которых сходили багряные подтеки. В этот момент чувствовалась ощутимая разница – тот старший брат, которого знал Крок, не был так силен, он мог дать руку на отсечение в случае обмана, если оказалось бы, что они когда – то не были равны по мощи.

Эта разница дала понять кое – что – когда на кону жизнь, исход битвы решается ни тем, кто сильнее, а тем, кто проявит большую хитрость.

Это прозрение случилось у Крока, когда он снова одним наскоком пересек расстояние от места неудавшейся атаки, к очередному стану оппонента. Только на сей раз Крок специально открылся, оказавшись за спиной брата, чтобы выстрелить в дымовые шашки, подвешенные на ременном подсумке.

Естественно Рэму ничего не оставалось, кроме как быстро избавиться от утраченного снаряжения. Крок надеялся, что его хитрость ненадолго отвлечет братца, но не тут  — то было. Братец оказался проворнее, кинув подсумки с гранатами в лицо Кроку таким образом, чтобы они взорвались аккурат в момент столкновения. Что собственно и произошло, когда Крок закрыл уши от оглушительного писка.

—  Тебе еще многому нужно научится, брат мой, ты проявил смекалку использовав свой пистолет для контратаки, но ты не учел того, что я обладаю собственным квантовым компьютером в голове, в то время как ты — обычным боевым процессором.  Ну а теперь пора баинь… ки, что за!?

Рэм тоже забыл учесть тот факт, что они оба близнецы и от рождения обладают одинаковым потенциалом. Просто кто  – то  видит врага насквозь, а кто – то умен, но слеп от своей гордыни.

Такой урок философии был преподан самодовольному брату, который отгреб по шарам, в момент удачного прохождения в ноги симулирующего Крока. Пострадавший схватился за гнездо обеими руками и, выронив тесак, запрыгал на одном месте. Довольному «победителю» оставалось только закинуть  свой клинок на плечо и злобно улыбаться, но это как раз – таки стало ошибкой.

Иллюзия победы определила исход битвы.  – А что такое? Не можешь пошевелить и пальцем бро? Тебе следовало быть осторожнее, подпуская меня к себе. – Только вот все чуточку сложнее. Рэм метнул в парализованного Крока мачете, оно пролетело, проредив несколько волосков на его макушке.

— «Черт, что он задумал, неужели?…»

Просто смотри, Крок»

Что? И ты тоже? О, мой сраный бог»

— Угроза опасности, протокол защиты активирован.

Жалкое подобие тесака вновь взялось за старое и уже норовило проделать дыру в позвоночнике Крока, но к несчастью для металлической хреновины удар был слабый и что очевидно безуспешный. Бумеранг отскочил от третьего позвонка, с металлическим звоном, наполовину зарывшись в песке.

— Ну а теперь, самое время проявить себя, ты уже показал мне, что можешь выстоять один на один с тактически сильным противником, однако одной проворности мало, выложись на все сто и используй любые преимущества доступные в твоем арсенале. От единоборств, до всяческих боевых устройств. Ты готов?

— Как никогда. – И ринулся с решимостью, какой прежде не было в его глазах. Назревало нечто серьезное, но кое – где все уже случилось. «Храм старейшин» встряхнуло не на шутку. Земля под ногами задрожала, столы затряслись, кто-то из солдат даже не смог устоять на месте и повалился на спину.

— Что происходит!? – раздраженно вскрикнул недовольный джентльмен в дальних рядах зала

— В прогнозе не было сказано про тектонические сдвиги, значит, вероятно, это..  – Томас специально выдержал паузу, чтобы услышать догадки от других, а когда понял, что ни до кого не дошло, повернулся к Арктусу и синхронно с ним сказал: — Не иначе как подстава.

— Не чуваки, это не круто. Такие подставы сродни детской шалости. Кому только может в голову придти подобная глупость в качестве коварного плана? – так изволил выразить свою мысль один из компаньонов Томаса, выступившего против предположения коллеги.

— Мне кажется, ты забываешь главное Джордж — внимательность к мелочам. – Смуглый азиат с конским хвостом на голове, раскрыл свой кожаный плащ, аккуратно погладил древний автомат Томпсона, торчащий из внутреннего отсека,  и с довольным видом заявил: — эта малышка очень внимательна, когда дело касается наших врагов и в ней все проработано до мелочей – безотказная вещь.

— Тогда что ты скажешь насчет этого, любитель пушек? – Томас указал пальцем на главный вход, возле него собралась толпа зевак, о чем то, перешептываясь между собой.

— Что ты имеешь ввиду? – Недоверчиво спросил Джордж, грозно покосившись на Томаса. Тон, с которым были произнесены эти слова, явно не устраивал «стволод*очера» ожидающего вразумительный ответ.

— Я эксперт по радиотехнике и электронике. Мои люди оснащены встроенными процессорами в головном мозге, которые работают на частоте 11,7 Ггц, а в том дальнем коридоре, возле парадного входа стоят просто какие – то монстры с тактовой частотой процессоров раза в 2 превышающую ту, что у ребят из Лондонского отделения.

 Кореец, молча, слушал,  сложив руки  вместе, как церковный поп и кивал, время от времени добавляя «хай» По глазам было видно, что понимал он мало, а слушал еще меньше и когда Томас со вздохом прервал свой рассказ, Джордж попросил перефразировать все — то же самое простыми словами.

— Ну, хорошо, говоря вкратце, в наши ряды затесались потенциальные шпионы, с технологическим оснащением как у «Информатора» —      Джордж схватился за рукоять своего автомата, выкинув с понтом: — эта проблема решаема, достаточно пару раз дать по ним очередью.

— Любишь же ты вопросы пальбой решать – утверждающе сказал Томас, почесывая затылок правой рукой. – Вы оба друг друга стоите, случись, что один панику разводит, а другой все никак угомониться не может, руки до стрельбы чешутся.

Босс в качестве решающего слова заверил, что эти так называемые «монстры» вовсе не шпионы, а все те же солдаты, прошедшие ряд психологических и физических испытаний в стане врага, для того, чтобы вернутся назад с новыми силами обратно и в случае чего дать отпор Эдмундсону.

— А насчет шпионажа с их стороны, Томас можешь не волноваться, в крайнем случае, мы сможем временно ограничить доступ передвижения до тех пор, пока не выясним их слабые зоны.

— «Эти кретины и вправду ничего не заметили, хотя им послали врагов на блюдечке с голубой каемочкой, но ничего, скоро мы дождемся сигнала от Кайла, вот тогда — то они все попляшут»

— Мистер МэллРой, я уверен вы не будете против, если я презентую мою новую разработку. Можете не сомневаться, она существенно облегчит нам жизнь, при обнаружении киборгов.

Арктус энергично потер руками и сел в первое попавшееся кресло, чтобы не упустить момент. Томас. Э. расположился точно по центру площадки, с высеченным полыхающим крестом – эмблемой. В одной руке у него был скромного вида металлопластиковый пуленепробиваемый кейс, а в другой микрофон.  И вот когда он поднес его ко рту, началась одна из самых вдохновляющих речей за последние несколько лет жизни «Очистителей»

Ее видел всю от начала до конца  «человек – с – буквы – И» все также сидя в своей серверной. Видеосвязь отображалась на один из серверов прямиком, из транслятора в процессоре одного из членов Кромвельского отряда. 

— Вот как значит, решили, раз ваши технологии не стоят на месте, то вам будет меня легко слить? Как бы ни так, сучье вымя. – Кайл, еще какое – то время, что – то настраивал на своем ПК, выставляя параметры какой – то самодельной программы с абстрактным названием «communication program» После чего, на экране появилось нечто напоминающее древо с несколькими ветвями, в качестве стрелочек ответвленными в разные стороны.

— Теперь вы в моих руках. Как скоро совершиться диверсия это лишь вопрос времени, а до тех пор устраивайся поудобнее Чет, сейчас начнется представление. Механик присел рядом с Эдмундсоном, уставившись на один из серверных экранов. На нем четко прослеживалось, как Руфус оборонялся от атак липовых Лейлы и Джозефа.

— Что же вы делаете? Мы с вами заодно –  Вояка отступал назад, чтобы не огрести по полной программе, но ребята не унимались, стараясь нанести как можно больше ударов один за другим, как бы соревнуясь друг с другом.  Какие бы попытки Руфус не предпринимал, ему не удалось достучаться до товарищей, и поэтому он сделал то, что должен был в такой ситуации.

— «Сейчас будет немного больно, вы уж потерпите…  Симантис, давай». – Ответа не последовало, хотя Руф трижды пытался установить связь по нейросети. Попытки были тщетными лишь потому, что канал связи не был включен. К тому времени как зевака успел это понять, нокаут подкрался незаметно.

Над тушей в полной отключке распростерся Эдмундсон, рассматривающий оставленную на голове прореху от его пудовой трости. – Хорошая работа парни, не думал, что он купится на ваш трюк с переодеванием, но вероятно у вас воистину театральный талант.

— Право, босс, к чему все эти заморочки? Можно было просто дать нам его прикончить. – «Информатор» улыбнулся с издевкой, пытаясь сдержать свой истерический смех.

— Поэтому я и не предложил вам места в рядах моего отделения. Вы, мягко говоря, недальновидны и  это со всем уважением, совершенно не смыслите в тактических маневрах. Недомеркам из «Очистителей» придется явиться ко мне, каким бы ни был визит и уж поверьте мне на слово, я встречу их, как подобает гостеприимному джентльмену из прошлого.

Актер, играющий Джозефа, ухмыльнулся на сказанные слова и ушел, взяв под руку свою подругу. Эдмундсон остался, чтобы рассмотреть предателя. – Вот ты и добегался. Обманывать не хорошо.

Двери лаборатории открылись, и в коридор выбежала пара ученых. Как стая голодных чаек один перекрикивал другого, пытаясь осведомить своего босса, о чем – то, чего он не мог понять.

— Так, а теперь заткнулись оба и говорите по одному, в зависимости от приоритета. – Доктора закивали как болванчики и один – сухощавый молодчик ростом в 2 фута пригласил Кайла без лишних слов в операционную под предлогом того, что новенькие  пациенты оказались полезным материалом.

—  Исследования показали, что как минимум один из подопытных, невосприимчив к более чем 80 % вирусов, а вторая физически не ощущает боли. Любых видов, включая моральную и физиологическую. Если вы дадите нам добро, то мы сможем провести ряд операций, которые значительно улучшат их боевые рефлексы, а также в буквальном смысле, сделают их живыми разносчиками страшных вирусов и болезней.

Эдмундсон молчал, прикидывая все за и против. С одной стороны, подопытные могут послужить во благо научных исследований магната, а с другой, по их души могут явиться другие образцы для опытов, что, несомненно, привлечет внимание более крупной рыбешки. Эту мысль Кайл продержал недолго, поскольку у него созрел план, хоть и рискованный.  Если все получится, дело постоит за малым – достаточно будет пожать плоды тех, кто сделает всю грязную работу за него.

— Тобиас, Джованни – спеленайте этого лежебоку, я хочу, чтобы он своими глазами видел, что бывает, когда нарушаешь мой покой.  К слову о нем, если заключенные не переживут и первой фазы, обеспечьте им его, да поменьше мучьте их, а то мне придется использовать ваши мозги, для новой «робофикации»

Врачеватели вздрогнули, но пошли за телом, аккуратно огибая тучного Эдмундсона. Кайл, как и прежде, стоял на месте, приглядываясь к новым испытуемым. Оба инкогнито были без сознания, утыканные трубками и датчиками по всему телу, они лежали в капсулах жизнеобеспечения в ожидании своего часа.

Когда Руфуса привели, магнат приказал ученым заковать его и начать приготовления к первой фазе, а когда время придет сообщить о результатах работы. Тоби уточнил: — что же будете делать вы босс? – Кайл неосторожно бросил, что ученого подробности дел не касаются, и снова заперся в архиве.

Из транслируемого экрана, передавался какой – то бардак. В «Храме Старейшин» каждый бил каждого, вынося без разбора своих направо и налево. Где – то убитые свалились в кучку и другие уже просто топтали их, избивая товарищей, в других частях зала Арктус, Мейлин и трое неизвестных отбивали атаку захваченных киборгов.

— Дааа, все идет как по маслу. Эти кретины не дождались моего сигнала и что более важно, они действительно его ждали. Какая глупость! Теперь мне остается только наблюдать и дожидаться удачного момента.

Но он все не приходил. Рядом с Мэллом собиралось все больше верных товарищей, включая Томаса, Джорджа и еще пятерых представителей из стран «дюжины» Главнокомандующий отдавал приказы, а военноначальники исполняли их, собрав вокруг себя горстку оставшихся солдат, что еще были верны своим братьям по оружию и людям, которых они защищают.

Устройство Тома определило наличие в зале целого полчища киборгов, не приятельски настроенных на живых людей. Они то и начали этот балаган, рассвирепев ни с того ни с сего. Защищать позиции это все, что пока могли «Очистители» но они делали это с честью, как если бы от разворачивающейся битвы зависела жизнь миллионов.

Стоя возле главного входа, они не отступали ни на шаг, понемногу оттесняя врага своими огромными мускулами и непомерной гордостью. На какое – то время даже казалось, будто такой способ окажет значительное воздействие на недругов . Тогда обстановку пришел разрядить никто иной как Кромвель явившийся на поле брани будто черт из табакерки. Секунд 10 длилось неловкое молчание, и шум прекратился настолько насколько это вообще возможно.

В каком – то смысле все присутствующие даже объединились в мимолетном ох*евании, но затем сразу продолжили мочить, все что движется. Форестер был возмущен таким приветствием и  тут же  принялся задавать миллион вопросов:

— Серьезно мать вашу? Из вас никто не удивился, что я здесь? Что меня не держат в лаборатории Арктуса, что я вдруг появился ни с того ни с сего посреди ох*ительного дерьма, которое сейчас творится?  — Арктус и еще несколько рандомных ребят обратили внимание на жалкие потуги распинающегося «Поросля», но заговорил только босс:

— Чувак, да всем вообще – то насрать. Если ты здесь, значит штаб – квартира «Очистителей» в безопасности и вряд ли кто – либо из них заразится, например, скажем СПИДом или что ты там можешь передать воздушно – капельным путем.

— А ты не задумывался над  возможностью моего самостоятельного побега?  — Арктус опровергнул такой исход, пояснив свой ответ следующим образом:

— Очень маловероятно. Посуди сам. Среди 50 бывших Американских штатов, на данный момент Юта признан лучшем по качеству мед. обслуживания и сопутствующих ему услуг, я как представитель семейства МеллРоев могу позволить лучшее медицинское обслуживание и врачей, которые реально знают толк в своем деле. Что им парочка безвредных вирусов типа ВИЧ или раковой опухоли в ускоренным режиме?

— Вот как, тогда думаю, ты не будешь против, побыть моей лабораторной крысой? – зазвучал вдруг Кромвель голосом «Информатора», но Арктуса это ничуть не смутило, тот даже отвел глаза в сторону. – Ну, кто бы сомневался.

— Скоро тебе не придется болтать. – Замолкнув, Кайл стал наблюдать из монитора за тем как «Поросль» обращает своих врагов в бесформенные подобия гнилых тел. Воздух наполнился жизнью, буквально почернел, будто все вокруг это один гигантский рой.

Микроскопические микробы поражали тех, кто не был достаточно защищен, оставляя на их месте почерневшие трупы.

Вскоре масштабное побоище превратилось  в ужасающую бойню. Люди в панике бежали прочь от «Некровируса», отмахиваясь от штамма руками как от стаи комаров, жадных до крови. Некоторые погибали не сразу, будто вирус обладал сознанием и намеренно давал измученным людям ощутить невообразимую боль.

Те, кому довелось выжить в первые несколько минут, начали блевать сгустками желчи с кровью, разбрызгивая повсюду отвратную жидкость. Попадая на кожу других, она смешанная с микроорганизмами впитывалась и через несколько секунд на месте контакта образовывались гнойные волдыри, толщиной с палец.

Некоторые даже ощущали послабления в желудке, отчего исходили перед смертью массами продуктов жизнедеятельности. Картина стала мрачнее, когда вирус перетек в  свою завершенную форму.

Одного  его вдоха хватало, чтобы превратить внутренние органы в кашу, а вызванный вирусом некроз поражал все живое в радиусе 20 метров. По настоящему защищенными оставались только роботы и горстка офицеров во главе со своим лидером.

Ощутив свою безысходность в заметном тактическом и численном преимуществе врага, Арктус скомандовал отступить. «человек – с – буквы – И» очень потешился его поступком и потому не смог удержаться от язвительных комментариев:

-Что? Неужели благородный лидер «Очистителей» решил дать деру? Как трусливо с твоей стороны. Хотя нет, тут я пожалуй погорячился, скорее рационально, ведь ты со своими куриными мозгами даже представить не сможешь, какой сюрприз тебя ждет дальше. Мистер МэллРой собиравшийся уходить обернулся, достаточно резко, чтобы всем стал ясен его настрой.

Кайлу понравилась реакция Арктуса, «таким» он казался прежним собой: – И что же ты хочешь сказать этим?

«Информатор» довольно улыбнулся и, придвинув микрофон так, чтобы все слышали, стал излагать условия своего предложения: — Значит, слушай. Ты хочешь получить данные с моего архива, это всем известно и тебе также хочется, чтобы я прекратил свои исследования, поскольку они не вяжутся с твоими моральными  принципами. Но что если, я предложу тебе обмен? — Весь зал замер в ожидании ответа Арктуса, ведь от его решения зависят судьбы целого мира.

                                Глава 13. «Лучше поздно, чем никогда»

— По результатам договора, Арктус МэллРой, нижеподписавшийся  должен  безвозмездно передать членов организации «Очистители» для дальнейших опытов с применением всех надлежащих средств наркоза и лечения, а также обязуется передать конгрессменам 12 стран, сумму в размере одного триллиона долларов в качестве возмещения морального ущерба.

Кайл Эдмундсон, нижеподписавшийся передает права владения своим комплексом, включая данные с архива и оборудование расположенное внутри. На подготовку и исполнение дается срок в  150 дней. В случае если одна из сторон решит отозвать  договор или пересмотреть его условия, тому необходимо будет подать заявку в официальном портале Европейского суда по полной форме и ждать ответа в течение 24 часов.

По окончанию срока, если одна из сторон откажется от условий договора, тому придется заплатить неустойку в размере указанным нижеподписавшемся.  Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Следующее заседание Европейского суда состоится через  5 месяцев.  – Генеральный судья Грегсон, стукнул киянкой по столу и направился к выходу, оставив один на один Арктуса с Кайлом

— Думаю теперь мы оба с тобой в плюсе МэллРой, конечно если ты не решишь отозвать договор. – Здоровяк, сплюнув на дощатый пол,  ушел вместе со своей свитой, ожидавшей его снаружи зала суда, Кайл постоял какое – то время, крутя трость,  как акробатический шест и когда совсем уж наскучило бездельничать, вернулся в свои апартаменты.

Он мог бы продолжить свои опыты, не опасаясь, вмешательства со стороны «Очистителей» но путь внутрь комплекса преградили недовольные братья, явно пытаясь чего – то добиться. Кайл остановился в пяти метрах от «надоедливых букашек», облокотился на трость и, наклонив голову на левый бок, оперся ей на указательный палец.

Сердитый Рэм вышел вперед с решительным: — ты больше никому не причинишь зла, мы остановим тебя здесь и сейчас. — Крок держался в стороне, но в знак согласия несколько раз кивнул. Эдмундсон, будто бы не замечая ничего вокруг себя, пошел дальше, решив проигнорировать «бесполезный треп пары мальчишек»

Ребята поняли — нельзя допустить, чтобы Кайл ступил хоть  еще один шаг, и тогда напали, резко и стремительно по очереди пытаясь нанести ему хоть малый урон. Но близнецы оказались недостаточно сильными, и поэтому «Информатор» преподал им суровый урок, не пошевелив и пальцем.  – Чарльз, активируй протокол «летальный исход». Желаю мягкой посадки, дурачье.

— Что? Неужели опять? Кайл не говори мне, что ты опять что – то задумал…. – Эдмундсон строго посмотрел на свое убежище — Черт, как скажешь приятель…

В ту же секунду песок поглотил обоих, а затем «выплюнул» братьев со страшной силой, когда те оказались в каких – то шарообразных капсулах, чтобы они дружно нашли себя за пределами стратосферы.

По крайней мере, на это рассчитывал «Информатор», но его эксперимент был абсолютно безуспешным. Сферы из полимерного каркаса не выдержали земного притяжения, так как сила выстрела была не достаточно мощной и за неимением двигателей, удачно столкнулись с почвой где – то в скалистых каньонах.

«Человек – с – буквы – И» задумчиво «хмыкнул» и навел трость на дверь, ведущую в главный отдел роботостроения, где по совместительству расположено и все остальное, включая научный отдел, персонал которого ждет не дождется возвращения своего босса, для очередной демонстрации  успеха в опытах с микроорганизмами.

Посреди двери образовалось отверстие, аккурат совпадающее с изголовьем Эдмундовской трости. Магнат вставил его внутрь створки и несколько раз повернул до тех пор, пока в руках «Информатора» не осталось одна металлическая палка.

Далее система безопасности стала анализировать в автоматическом режиме введенных наноботов, на наличие вирусов и только после этого сканер проверил 100% совпадение личности, впоследствии впустив хозяина внутрь.

— Тобиас, Джованни – вы сделали то, что я просил? – Тоби вышел по щиколотки в крови, держа в одной из рук офисный планшет, с какими то медицинскими закорючками – по всей видимости записями исследований. Когда Кайл попросил дать отчет, ученый нарочито улыбнулся и словно бы с сарказмом начал рапортовать:

— О босс, вы не поверите, субъекты 0 и 1 оказались совершенно бесполезным мусором, я бы рекомендовал вам не использовать их даже в качестве новых марионеток. – Магнат отодвинул подопечного в сторону и живо направился внутрь исследовательского корпуса, смотреть, как обстоят дела в действительности.

— Джованни, у тебя голова всегда стояла там, где нужно, скажи мне то, чего бы ни рассказал Тобиас. – Тот отпрянул от испытуемого и позвал «Информатора» к стене в дальней части корпуса. На нем была графическая доска, которую ученый включил с помощью технологии «Smart speaker» и установил к ней связь по нейронному wifi каналу.

Чуть погодя к просмотру присоединился Тоби, но присмотревшись поближе, понял, что в графиках и показателях здоровья нет ничего интересного, когда переключился на кокаин.  С большим удовольствием он насыпал из ампулы немного порошка на кончик скальпеля  и вдохнул так сильно, что аж закашлялся.

«Информатор» и Джованни посмотрели на «нюхача» неодобрительным взглядом, Тоби глядя своим косым глазом на обоих, мельком окинул  Руфуса. Этого осмотра хватило, чтобы проникнутся беспричинной яростью, сопровождающейся нечленораздельными выкриками.

— Ну что ж коллега я могу вас поздравить, ваша разработка позволит делать союзников из врагов, не прибегая к телесным увечьям и моральным уничижениям, вопрос лишь в том, насколько его хватит. – Ученый, соглашаясь со словами Эдмундсона, подчеркнул: — Да, препарат не безупречен, в такой дозировке 3 часа –  предел для нашего приятеля, но это как раз таки и хорошо, вот увидишь.

— Я тебя услышал, надейся, чтобы так и было – сказал Эдмундсон, стоя в дверном проеме, когда проводил взглядом Тоби, озверевшего от действия химиката. – Теперь,  он отправился на поиски братьев, и не будет мешать нам, постигать научный мир.

— Это уж точно – Джованни повернулся лицом к Руфусу, чтобы снять с него кислородную маску, Кайл в это же время расправлялся с капсулами жизнеобеспечения, в которых лежали предполагаемые субъекты для исследований.

По истечении получаса Руфус пришел в себя. Первое, что он ощутил это дикую боль в затылочной части головы, поэтому, чтобы хоть как – то отвлечься вояка начал мотать головой из стороны в сторону. Лаборатория была в точности та, в которую тот хотел попасть, но кто бы знал, что он окажется в ней укутанным по рукам и ногам в смирительной рубашке стянутой плотными ремнями.

— Вот как, теперь я стал одним из твоих подопытных кроликов. И что же ты сделаешь? Дай угадаю. Хмм наверное заставишь смотреть на то, как твой подчиненный режет моих товарищей? Если рассчитываешь деморализовать меня таким способом – подумай еще раз.

— Ты очень много болтаешь, Руфус, молчи и наблюдай. – Кайл повернулся к Джованни и, приставив два пальца к виску, передал по нейроканалу послание: «ты знаешь что делать» и он резко закивав, освободил сначала «ФейкоЛейлу», а затем немного погодя и «ФейкоДжозефа»

— «Вот к чему приводят поспешные выводы мой старый друг, ты не успел оценить ситуацию, а уже несешь какую – то околесицу» — Руфус строго посмотрел на обоих, не соображая что происходит. Его нутро сначала наполнилось злобой, но с каждой секундой перерезать глотки тем обоим хотелось меньше.

В конце концов, вояка совсем размяк, причем настолько, что он с трудом выдавливал из себя слова. – Теперь ты понял, в чем твоя задача. Не подведи нас.

Руфус крепко сжал обе челюсти, чтобы не поддаваться действию наркотика введенного по трубкам внутривенно, но его эффект пересилил стойкость бойца – Я должен проверить боеспособность испытуемых проведя фазу номер один.

— Вот и славно,  а теперь веди своих воинов к победе. – Кайл одной левой порвал смирительную рубашку, оставив от нее только клочья, Руфус выпав из нее, присел на одно колено, в дань уважения «Информатору», причем не сильно сопротивляясь.

— «Рэм, Крок, простите меня за то что я собираюсь сделать» — но они  даже не представляли что сейчас происходит, знать бы где оба брата вообще находятся, учитывая что их разбросало в разные части каньона.

— Прекрасно, просто превосходно, черт возьми. – Рэм с отточенной легкостью достал, катану из – за поясных ножен и быстрыми ударами старался выместить как можно больше злости на ближайшем камне. Удар за ударом он крошил камень, на мелкие кусочки, превратив его в мелкую гальку, чем заметно помог себе избавиться от паршивого настроения. Когда тот успокоился и собрался с мыслями, то стал рассуждать, где может находиться Крок.

В итоге он пришел к выводу, что поскольку они летели по одной траектории друг за другом, то младший брат должен был приземлиться не очень далеко.

Так и оказалось, когда старший брат рекрут, спустя полчаса поисков узнал в бездыханном теле своего братишку. Рэм, сбросив с себя  амуницию, начал мигом шарить в рюкзаке для того, чтобы найти аптечку. И найдя ее, тот на радостях чуть ли не запел.

Состояние брата было тяжелым, но не критичным, отчего со стороны его тело выглядело мертвым. Удар что не парадоксально смягчили стенки корпуса, поэтому Рэму удалось оказать первую помощь пострадавшему бедолаге.

 Он уложил отключенного Крока на специальный настил, затем обработал многочисленные раны  на руках и ногах с помощью заживляющего раствора, чем быстро стимулировал свертываемость крови.

Голову он положил на левый, не поврежденный бок, наложив на место повреждения компресс, и некрепко замотал бинтом вокруг головы в несколько слоев. Таким образом облегчив состояние малого до прибытия в мед.корпус главного штаба.

Чтобы не терять времени Рэм запустил дрона, дабы тот доставил призыв о помощи лично командиру Аркутсу и присев рядом со спящим Кроком стал ждать подмоги или, по крайней мере, когда малый придет в себя.

Но время шло, и пока минуты сменялись одна за другой, вестей с базы не приходило от слова совсем. Зато заявился другой гость, тот самый нюхальщик из лаборатории «Информатора» с необузданным желанием убить ослабевших братьев.

— Ты же Тобиас из научного отдела Эдмундсона, не знаю, зачем ты пришел, но выглядишь не очень.

Мутант был молчалив, максимум, что он издавал своим ртом это отдаленно похожие на храп звуки. Его тело изобиловало вздувшимися венами повсюду, мышцы были увеличены как минимум в 2 раза за счет препарата, а также был явный прирост силы, которую продемонстрировал Тоби, особо не церемонясь со словоохотливым Рэмом.

Кулак точно молотом пролетел со свистом над головой прыткого паренька, который пригнувшись, успел полоснуть доктору брюхо. Тобиас с рыком попытался пнуть под дых обидчика, но он вовремя подставил клинок острием вперед и отразил большую часть удара, прокатившись на одном колене по песку.

Как раз таки в это же время Крок начал подавать признаки жизни, но при этом не вставал, что очень не понравилось Тоби, который с ревом накинулся на него. Когда доктор уже стоял над распростертым телом своей жертвы, Рэм сделал кувырок оказавшись четко за спиной Тобиаса.

Одним четким ударом Рэм рассек сухожилия  коленных суставов. Мутант намеревался уже повалиться всем весом на беззащитного Крока, но очередь из автомата Томпсона, раздавшаяся позади Рэма поставила точку в сражении, уложив мертвое тело сбоку от пострадавшего.

— По всей видимости, я как раз вовремя «Старший рекрут». – Джордж вразвалочку дошел до изможденного товарища, склонившегося над братом и, похлопав по плечу, наградил его похвалой: — Отличная работа солдат, не каждый бывалый у нас в рядах может молниеносно обезвредить врага таким способом, а насчет брата не волнуйся, я привел с собой пару крепких ребят, они отвезут его в медпункт. Там малого без труда вылечат.

Рэм вздохнул с облегчением и, вдев, катану обратно в ножны, осмотрел тело убитого на наличие каких либо вещей. Из того что имелось, была ампула с сомнительным содержимым и паспорт.

Вернувшись на базу, ребята обнаружили нелицеприятную картину: часовые на входе растерзаны, а их тела бледно черного цвета как копоть, источали зловонный запах кислятины со смесью химикатов. Один из них еле живой при виде Джорджа пытался выдавить последние слова, с трудом поворачивая голову в сторону идущих:
— С-сэр, на-а-ас гнусно пре-е-ед..дали. Кк-омандир Руфус всему вв-ин-ной… — А после он умер, напоследок простонав, чтобы они срочно остановили мерзавцев.

Прежде чем отправится внутрь, Джордж скомандовал двум бойцам остаться у входа и никого не пускать, попутно охраняя Крока. Рэм понял, что глава отдела в Сингапуре, желает, чтобы тот пошел вместе с ним, но рекрут не воспринял эту идею положительно:
— При всем уважении Сэр, я не могу оставить брата одного здесь и пойти с Вами, не смотря на случившуюся трагедию. К тому же когда он очнется, то сможет в случае чего отбить внешнюю атаку наравне со мной.

Джордж понял, что такое решение будет правильнее и приставил одного из сопровождающих помогать рекруту, а другой по команде отправился со своим начальником вглубь здания. Но внутри никто слыхом не слыхивал о происшествии снаружи, потому что маневр у входа был всего лишь обманкой для того, чтобы спровадить крупную шишку.

— Итак, а вот и новая партия для исследований – сказал зловредный голос Эдмундсона вдали. По мере приближения все четче проявлялись очертания Руфуса, который шагал неестественным способом – словно под сильным алкогольным опьянением.

— Никто не поверит тому, что дядя Руфус замешан в этом злодеянии. – Руфус рассмеялся от души, с каждой секундой повышая тон своего голоса на 1 децибел. «Информатор» еще никогда так не хохотал от пары тройки слов «несносного мальчишки», которым Рэм успел стать в глазах Кайла.

— Вера это вымысел, она подкрепляется не измеримыми вещами, а мнимыми соображениями мечтателей. Как думаешь, чьими словами Арктус будет руководствоваться больше – того, кто пострадал от рук предателя, устроившего этот кавардак, что подтверждается перед его гибелью или словами глупого пацана, который несет пургу и даже не знает чем подкрепить свой треп, чтобы было убедительнее?

Рэм стиснул зубы от накатившей злости и схватился, за рукоять катаны, готовясь ее вытащить, но в ту же секунду в голове промелькнула мысль – Эдмундсон именно этого и добивается. Кайлу выгоднее работать с тем материалом, который ничего не видит в пылу ярости, ведь так проще застать врасплох.

Когда парень осознал свою ошибку, тут же сконцентрировался на главном и просто начал вести с ним диалог, опустив руку и расслабившись: — Какие цели ты преследуешь, Кайл, зачем ты приносишь в этот мир столько невинных жертв?

Руфус сделал растянутую ухмылочку, но  смеяться не стал, скорее он был польщен оказанным вниманием со стороны «сопляка» и решил удовлетворить его любопытство: — Жертвы это неотъемлемая часть развития. В научном мире всегда приходится кем – то жертвовать ради  будущего, я лишь позволяю этому случится, чтобы сделать наш мир лучше.

Рэм нахмурился и стал сверлить магната злым взглядом, то сжимая то, разжимая руки в кулаки, Кайл прикрыв глаза громко «хэкнул» и продолжил в той же манере: — Знал, что ты не поймешь, простым смертным никогда не понять целей науки и всего того, что она привнесла в этот мир.

—  Впрочем, хватит болтовни, мои подопытные прекрасно справились со своей задачей, но пора переходить к новым исследованиям. Руфус, заканчивай с ними, а я отключаюсь.

Когда Кайл отключил передатчик на шее вояки, тот стал шарить у себя в подсумке, а когда прекратил поиски из  базы вышел Арктус, Джордж и Томас с командой медиков.

Находка оказалась, какой — то черной плотной сферой в полимерном вакууме напоминающий цилиндр. С десяток солдат насторожились,  Томас и Джордж уже побежали, чтобы остановить вояку, но помешать обоим выступили субъекты 0 и 1, тогда как Арктус лично пошел предотвратить назревающую катастрофу.

Рэм наблюдал за всей этой картиной издалека, при этом внимательно следя за тем, как врачи проводят полевую реабилитацию Крока. Первым ударом с плеча, главнокомандующий повалил Руфуса на землю, разбежавшись достаточно для того, чтобы он проехался по песку еще добрых пять метров.

Субъекты 0 и 1 успешно сделали синхронную подсечку, толкнув ногой с разворота каждый своего оппонента, по направлению к Руфусу. Тот резко вскочив с песка, достал из кармана еще одну темную сферу и, нажав большими пальцами рук на замки, активировал их действие.

Шары вылетели с обеих сторон как ядра из пушек. Затем они застыли в воздухе примерно около 3 метров от потенциальных испытуемых и в одно мгновение явились пред ними черными дырами с колоссальной силой притяжения, что весьма удивительно, учитывая их небольшую массу.

Подопечные Арктуса держались как могли, но противится силе черных дыр было бесполезно, хотя главнокомандующий и пытался оттянуть обоих за грудки. Максимум, что он смог сделать за мгновение до того как дыры вернулись в свои первоначальные формы – это активировать подземную платформу, которая утянула командиров вниз.

Чтобы деактивировать сферы, МэллРой был вынужден пожертвовать обеими руками, которых вырвало в момент обратного превращения, когда тот прижался к отвесной скале ущелья, где ему пришлось стоять неподвижно меж двух всепоглощающих дыр.

Руфуса тем временем пытались повязать двое солдат, пришедших на шум, но те разлетались от яростных ударов командира. Было понятно, что счет явно не в пользу «Очистителей» но усмирить пыл дяди решил Рэм.

-Ты не оставил мне выбора Руфус, я буду твоим противником – рекрут встал на изготовку с мечом в обеих руках, глаза парня были полны решимости и выражали неукротимую волю к победе. Дядя в свою очередь активировал боевой режим в своем костюме и, покрыв свое тело металлической чешуей, устремился атаковать Рэма голыми руками.

Врачи разделились на два фронта, где двое из них помогали Арктусу, а другие долечивали Крока, который успешно прошел операцию и готовится к переводу в палату, для дальнейшего осмотра. Тем из врачевателей, что пошли за Арктусом, повезло меньше, потому что на их пути встали подопытные 0 и 1.

По сути, субъекты ничего не делали, у них даже не проявлялась агрессия к медикам, но пройти к потерявшему от боли сознание Мэллу было задачей не из легких. Тогда на подмогу пришли те, кому не удалось сразить Руфуса, и вступили с лазутчиками в яростную схватку, пока врачи спасали жизнь своему лидеру.

Зная, что одного прикосновения хватит для передачи вируса или опаснейшего яда, бойцы последовали примеру своего экс начальника и тоже приоделись в боевые костюмы, моментально покрыв себя защитой от проникновения любых микроорганизмов.

 Удар за ударом они успешно изматывали предателей, чего не скажешь о битве между Рэмом и его дядей. В силу своего опыта, вояка нанес «старшему рекруту» значительный урон, выбив катану из его рук подальше, а чтобы не отвлекался от порции очередных ударов, наносил комбинации различных приемов перемещаясь с одного места на другое.

Следующим хуком слева Руфус устроил скоропостижный перелом ребра, добив паренька коленом в нос при прыжке, да так, что он даже не успел скоординировать движения и просто врезался  позвоночником прямо в выступ посреди ущелья.

Падал Рэм быстро и больно,  плюхнувшись как безымянное тело плашмя лицом. На первый взгляд казалось, что исход битвы решен, но будь это так, рекрут не стал бы подниматься для очередного избиения, хотя надеялся, что следующим ходом изменит все.

Не также как это сделали бойцы, схлестнувшиеся с экспериментами 1 и 0, но заметно подорвавшие их боевой дух, когда беспощадно оттесняли их к Руфусу недоумевавшему от безрассудности своего племянника.   Дядя обернулся посмотреть на ситуацию со стороны сподвижников и понял, что нужно спешить.

В заднем подсумке была еще одна сфера, более крупного размера чем две предыдущие – ее вояка применил, чтобы уйти, но прежде чем он успел запустить шар в сторону фальшивых Джозефа и Лейлу, отчаявшийся племянник пришпорил стопу озлобившегося  родственника ножом.

Солдафон  заорал от боли в ноге, а другой попытался пнуть Рэма подальше от себя, что оказалось последней ошибкой офицера. «Старший рекрут» опираясь на выступ, приподнялся, натянул боевую перчатку на руку и, размахнувшись изо всех сил, впечатал ее в лицо, приведя тем самым в боевое действие.

 Сфера, поглотив опытные образцы, растворялась по мере того, как Руфус все больше терял сознание, от эффекта полученного после удара. Когда подопытные исчезли совсем,  дядя упал в обморок от переизбытка лекарств провоцирующих устойчивость к химикатам в крови.

Заметив, как проигравший упал без единого движения, на него с наездом подошла целая компания, но Рэм не давал им прохода, пояснив свой поступок тем, что случившееся, дело рук Эдмундсона и тот ничего не будет объяснять, пока врачи не окажут дяде соответствующую помощь.

Некоторые возмутились, но решили не устраивать скандал, ни смотря на возмутительный поступок Руфуса и двух других товарищей. Врачи, которые отправили Крока в палату, поспешили снять то, что осталось от перчатки, которая, по сути, ей не являлась, учитывая, что побежденный носил ее как маску.

Изнутри оружие напоминало пищеварительный зонд, только вместо камеры с проводами, были микроскопические трубки, по которым лекарство поступало в желудок, а оттуда непосредственно в кровь, что очень облегчило рекруту задачу, когда надеется, уже было не на что. Врачи водрузили пациента на койку и покатили в палату для реанимации, зеваки пошли следом, на всякий случай.

Продолжение следует..

0
28.07.2020
avatar
89

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть