-Не разбивай меня, — попросило Отражение и состроило плаксивую гримасу, очень жалобную, если  бы не одно но – лицо настоящей Леи, которое отражалось в злополучном зеркале, не имело сейчас никакой жалобной гримасы. Оно выражало ужас, шок, отвращение и слабую надежду на собственное сумасшествие, но никак не плаксивую мольбу.

-А-га…- медленно, все еще надеясь на безумие, согласилась Лея, — что-то мне нехорошо…

                А начиналось всё обычно. Даже слишком обычно. Утром Лея проспала, кое-как собралась на работу, слегка ошиблась с отчетом, за что ей совсем не слегка попало, потом разругалась с Элис – девицей из соседнего отдела, причем – совершенно случайно и совсем даже не желая этого. Просто Элис сегодня тоже попало, но она, в отличие от Леи, искала возможность отыграться на ком-нибудь, цеплялась ко всем и каждому, и, наконец, ей повезло с Леей. Лея себя уже укорила за то, что поддалась на провокацию…

                Потом возвращение в душном автобусе. И вот, когда она измученная вернулась в квартиру, и добралась до ванной, которая почему-то не принесла никакого облегчения, вытираясь уже полотенцем, заметила совершенно безумное – отражение в зеркале внимательно ее разглядывало.

                Именно разглядывало, не сводя с неё заинтересованного взгляда и отказываясь повторять движения Леи.

                Лея протерла полотенцем глаза. подумала, что ей показалось, сбрызнула лицо водой, но, когда подняла глаза в зеркало уже с опаской, то увидела, что отражение ей…подмигнуло.

                Лея усомнилась в своем рассудке мгновенно. Она никогда не задумывалась особенно над существованием в мире каких-либо мистических сил, и происшедшее истолковала с единственно возможной стороны логики: Лея безумна.

                На мгновение стало легче. И Лея даже оскалила зубы, глядя на свое, но в то же время как будто бы не свое лицо. Отражение не повторило, лишь нахмурило брови.

                «Дожилась» — решила Лея и попятилась к стене. помахала ладонью перед своим лицом, как будто бы надеялась на то, что отражение исчезнет, но теперь уже оно улыбнулось и хихикнуло.

-Ох…- вот здесь Лея уже захотела потерять сознание. Но противное сознание не потерялось. И Лея стыдливо прикрылась полотенцем, сообразив, что зеркало ее видит.

                Отражение закатило глаза и нервы Леи сдали окончательно. Она, забыв уже про всякий стыд, с визгом, спотыкаясь и путаясь обо все подряд, вылетела из ванны и влетела в свою комнату, все также визжа.

                В комнате тоже было зеркало, оно встретило ее холодной поверхностью и отразило и испуг, и полностью повторило ее черты. Лея немного успокоилась.

-У меня был плохой день, — сказала она сама себе, — всем свойственно иногда немного сходить с ума, так?

                Она вопросительно взглянула в зеркало, и зеркало в ответ взглянуло точно также.

-Тьфу…- Лея выдохнула с полным облегчением. Понемногу, пока она одевалась, приводила себя в порядок, сердце успокоилось окончательно.

                Лея даже рассмеялась – немного нервно, но вполне себе живо, представив, как испугалась собственной буйной фантазии. Но в ванную заходить было страшно. Даже если учесть то, что страх был вызван усталостью и переутомлением, собственным же воображением, все равно – страшно.

-Глупости! – подбодрила сама себя Лея, но прежде, чем зайти в ванную (не будешь же вечно огибать ее из-за минутного сумасшествия?), направилась на кухню, где взяла оставшуюся с какого-то праздника вскрытую уже бутылку коньяка и немного налила себе.

                Горло обожгло, но Лея совсем очнулась и для верности сделала еще глоток, после чего направилась в ванную…

-О! – обрадовалось Отражение, когда Лея открыла дверь.

                Оно хотело сказать еще что-то, но Лея мгновенно закрыла дверь и, дрожа всем телом, отступила вглубь квартиры. Сползла по стене. такого не могло быть.

                Совсем не могло! Отражение – это сам человек. Зеркало показывает только человека. Оно не может вдруг показывать что-то другое, не может не повторять движений и…

                У Леи путались мысли. Она прокралась на цыпочках к ванной, но не сразу решилась заглянуть.

-Слушай, — обозлилось Отражение, увидев ее встревоженное лицо в приоткрытой двери, — так разговоры не ведутся! Иди сюда! Я тебе не весы – лишний килограмм не покажу.

                Лея еще раз закрыла дверь. Сомнений быть не могло – Отражение разговаривало с ней. Оно предлагало ей зайти.

                Отражение. Предлагало.

                Лея решила, что самой простой мыслью будет разбить зеркало и успокоиться. А заодно не смотреть и в другие зеркала. Мысль была не самой умной, но Лея в данную минуту и не стремилась к гению. Она просто хотела, чтобы все кончилось.

                Гордо вооружившись молотком, Лея решительно вошла в ванную. Отражение ободрилось, но быстро увидело молоток.

***

-Не разбивай меня, — попросило Отражение и состроило плаксивую гримасу, очень жалобную, если  бы не одно но – лицо настоящей Леи, которое отражалось в злополучном зеркале, не имело сейчас никакой жалобной гримасы. Оно выражало ужас, шок, отвращение и слабую надежду на собственное сумасшествие, но никак не плаксивую мольбу.

-А-га…- медленно, все еще надеясь на безумие, согласилась Лея, — что-то мне нехорошо…

                Отражение было разумно. Слишком разумно. Одного взгляда на молоток ему хватило, чтобы понять намерение Леи и взмолиться. Лея никогда не была жестокой ни к людям, ни к животным, и ей было бы невозможно ударить что-то, что обладало умом. Но что же это…

Откуда-то из глубин детства пришли на помощь строки молитвы, которую так часто повторяла мама и Лея, прикрыв глаза, заговорила, надеясь, что хоть это поможет. Прежде она не обращалась ни к богу, ни к дьяволу, но если есть разговаривающее и разумное Отражение, почему не быть и чему-то другому? В эту минуту Лея верила во всех лепреконов, эльфов, гномов, ангелов и чертей на свете. Всех, о ком читала сказки, всех, о ком слышала.

-Господи, услышь молитву мою, внемли молению моему по истине твоей, услышь меня по правде твоей…-дальше Лея не помнила. Мысли путались.

-И не входи в суд с рабом твоим, потому что не оправдается перед тобой ни один из живущих, — подсказало услужливое Отражение,  и Лея открыла глаза.

                Отражение все еще улыбалось из зеркала, глядя на Лею. Хотя Лея клясться могла, что вот-вот расплачется.

                Лея поднялась, на негнущихся ногах приблизилась к зеркалу  и придирчиво оглядела себя-не себя. Вроде бы ее черты. Но нет. Какие-то другие глаза. и губы. Или нет? Лея сдалась:

-Чего ты хочешь? Кто ты? Что ты здесь делаешь?

-Так бы сразу! – фыркнуло Отражение, — а то не дождешься же… то орешь, то молишься. Неудивительно, что у тебя нет друзей.

                Лея вспыхнула. У нее действительно не было друзей, и вся ее жизнь подчинялась установленному ею же порядку. И тоске. Были приятели, коллеги, но перелистывая по вечерам телефонную книжку, Лея не знала, кому бы позвонить, чтобы просто поговорить.

-Я ненадолго, — продолжало Отражение. – Ты не волнуйся. Я просто не хочу тебя пугать.

-Не получилось, — отметила Лея.

                И другая «Лея» пожала плечами:

-Сама виновата. Слишком уж нервная.

-Что тебе надо? Кто ты? – спросила Лея опять.

                Отражение вздохнуло:

-Ну вот вы…люди. Всегда такие одинаковые. Все-то вам надо знать. Все-то вы пытаетесь подчинить формуле: кто ты, что ты, куда идешь. Некоторые вещи просто есть. Есть и всё.

-Ничего не есть просто так, — Лея решила, что если уж сходить с ума, то хотя бы иметь представление о своем безумстве.

-Да? – Отражение фыркнуло. – Ох, люди. Напридумывали себе…впрочем, ладно. Неважно. Мне неважно. Просто – имей в виду, есть вещи, которые просто есть.

-Кто ты?

-Отражение.

-Ты не отражаешь меня.

-Я никого не отражаю, но отражаю всё, — лже-Лея почесала себе нос и задумчиво продолжила. – Я отражаю процессы жизни и смерти. Я путешествую по зеркалам – это пути между мирами.

-Но другое зеркало нормальное! – Лея оглянулась на комнату.

-Так это пока, — успокоило Отражение. – Некоторые люди не видят нас или видят карем глаза. знаешь, когда умываются вдруг чувствует в уголке мельтешение. Или, быть может, списывают на «показалось», когда отражение опаздывает.

                Лея молчала. Мысли стремительно путались.

-Я Отражение и я ненадолго в этом зеркале. Это мой портал.

-Куда? – Лея прислонилась к дверному косяку, чтобы не упасть.

-В другое зеркало, — ответило Отражение, как будто бы не было ничего удивительного в его словах. – Только я не могу понять, в какое.

-А почему ты говоришь со мной, а не пытаешься быть мной?

-Да я…- Отражение неожиданно покраснело, и Лея отняла голову от дверного косяка, внимательно глядя на смущавшуюся себя, — ну, знаешь… мы же это…живые. Мы тоже можем ошибаться. У меня был такой день, ты не поверишь! ну, и  по своему усмотрению я могу принимать решения.

                Отражение вдруг ободрилось:

-Да и кто тебе поверит?

-Я сама себе не верю.

-Правильно! – Отражение захлопало в ладоши, — одобряю! Не верь! Это ни к чему не приведет. Вот знаешь, думаешь, что ты человек разумный, а потом р-раз и сцепишься с кем-нибудь случайно. Или ошибку совершишь совсем маленькую, но такую обидную, а там ты прежде не ошибалась.

                Лея настороженно отступила. Все это произошло сегодня с ней. Совпадение? Да черт с ним. Она разговаривает с зеркалом, и то ей отвечает.

-Значит, ты будешь здесь висеть? И долго?

-Да, буду.

-Просто будешь здесь?

-Пока не появится мой портал, — согласилось Отражение. – Обычно пара-тройка дней, не переживай. Потом я пойду в другое зеркало.

-А в чем цель твоих порталов?

-А разве у всего есть цель? Наверное, есть. А может быть и нет. Мне много лет, но я не знаю. Я просто прыгаю по зеркалам, по мирам…

                Отражение осеклось, напуганное последним своим признанием.

-Мирам? – Лея цепко ухватилась за последнее слово.

-Не занудничай, лучше накорми, — попросило Отражение. – И положи молоток, матом тебя прошу! Мне вреда не будет, а вот тебе потом осколки собирать.

-Накорми? – Лея пропустила мимо ушей часть про молоток.

-Я живое существо! – плаксиво напомнило Отражение.

-А…- Лея огляделась по сторонам, — чем?

                Отражение взглянуло на Лею с ироничной жалостью:

-Измельчали люди! Помню одну французскую королеву, она как села передо мной, да как давай меня выспрашивать, мол, милее ли она всех на свете. А я ей киваю-киваю. А она страшная! Эх. Ну, чем питаются зеркала?

-Чем? – покорно спросила Лея.

-Историями из жизни тех, кого отражают. Беседами!

-Это как? – не поняла Лея.

-Поговори со мной, — перевело Отражение. – И побыстрее, пожалуйста, а то – все внутри сводит.

-Мы и так разговариваем.

-Да, но обо мне, а я хочу слышать о тебе.

***

                Лея, совершенно окосевшая от свалившегося на нее Отражения, сидела покорно на стуле перед зеркалом с молотком в руках (про него она уже просто забыла, но, надо признать, что Отражение забавно косилось на него взглядом), и рассказывала о себе.

-Ну…родилась я здесь, в Бухаресте. Мама учительствовала в школе, а папа был адвокатом. Я поступила на юриспруденцию…

-Стоп! – Отражение поморщилось. – С тобой с голоду помереть можно! Родилась-выучилась, бла-бла-бла!

-Ты же сам…сама…- не поняла Лея.

-Я прошу рассказать тебя свою душу, — Отражение потерло виски, — ух, устанешь тут.

-Душу?

-Душу.

-Как?

-Расскажи мне свою жизнь по цветам, по запахам, по ощущениям. Расскажи, какого цвета твое разочарование, вспомни первое свое горе.

                Лея поморщилась. Теперь у нее уже запульсировало в висках от боли и она машинально потерла их.

-Я не очень…

                Но договорить она не успела. С ней что-то случилось и все вдруг стало совсем иным. Рот против ее воли открылся и Лея заговорила.

                Она говорила, сама не понимая, что говорит. Просто в ней поселилось неуемное желание к разговору и она говорила и говорила, сама поражаясь тому, что может так долго говорить о вещах, которые даже вроде бы не коснулись ее жизни. лея вела свою жизнь по фактам: родилась-отучилась там- — прошла курсы тут – работала…

                Но сейчас она говорила о каком-то сломанном стебельке, который даже не могла вспомнить в ином состоянии, о ярком солнце, которое слепило ее…когда только? о дожде, что хлестал ее по щекам. Ледяной ветер вползал в легкие с осенью, весною распахивалось сердце. В рассудке Леи вспыхивали какие-то цвета, расчерчивая ее строгий мир на какие-то совсем непонятные линии и черты. Она говорила и говорила, пока сознание не оставило ее.

***

                И снова Лея проспала. С трудом распахнула глаза и обнаружила у ног своих молоток, а в зеркале – себя, которая ею и не была. С еще большим усилием она встала, все ее тело, казалось, не принадлежит ей. комната плыла перед глазами.

-Опоздаешь, — посочувствовало Отражение.

                У Леи все падало из рук. Она пыталась собраться, но не могла. Ничего не подчинялось ей – ни крючки на платье, ни колготки, ни сапоги – все заедало, рвалось, дрожало. Пальцы, словно деревянные, не гнулись. А на улице Лею пронзила головная боль невиданной силы и она, не сумев с нею справиться, села на ближайшую скамью – в глазах прыгали мушки.

                На работе ее отпустили. С сочувствием и предостережением. Она была не работник и что-то наплела о своей болезни. Да и вид ее – дикий — растрепанный и взлохмаченный служил подтверждением болезни.

                Шатаясь, как в хмельном бреду, Лея доползла до дома, не раздеваясь, дошла до комнаты и упала в кровать.

***

                Она очнулась от ощущения липкого взгляда на себе. За окном была уже темень и Лея, глянув мельком на часы, сообразила, что проспала весь день. Но что оказалось еще хуже – Отражение, жившее в ванной, изучало ее.

-Ты…- Лея охрипла. За день она ничего не пила и не ела. Голос не подчинялся.

-Я, — согласилось Отражение. – Я хочу есть.

-Отвали, — попросила Лея. Мысли не подчинялись ей. все путалось. Все плыло. Она сама была не своя.

-Я. Хочу. Есть. – Отражение отчеканило каждое свое слово. И тут же сменило требовательный тон на плаксивый, — Лея, взгляни на меня…

                Лея взглянула и с ней снова произошло что-то. как вчера. Против собственной воли она заговорила. В этот раз ей не удалось погрузиться в красочный мир – ей казалось, что Отражение ухмыляется в просветах между странными, совсем уже не яркими воспоминаниями, воспоминаниями, шедшими из души, теми самыми, что составляют основу человеческого существования.

                Она потеряла сознание и не видела, как Отражение улыбнулось – совсем как сама Лея.

***

                Когда Лея очнулась снова стояла темнота. Но Лея даже не смогла повернуть голову к часа. Все ее тело ломило, как при лихорадке, при жаре – в глазах стояла резь. Она твердо решила не смотреть на зеркало, в котором чувствовала умом угрозу.

                Но это и не помогло.

                Лея почувствовала, что рядом с ней кто-то есть. Она не нашла в себе сил, чтобы подняться, но не пожелала оглянуться, потому что чуяла, что увидит нечто совершенно страшное и жуткое, с чем уже не сможет жить. Из последних сил Лея поползла к дверям…

                Но чьи-то руки – ледяные и мокрые мертвой хваткой схватили ее за горло, легко отрывая голову от пола, и с силой развернули все ее вмиг ослабевшее и умирающее тело к себе. Лея увидела себя, и это было последнее, что она видела перед долгой наступившей чернотой…

***

                Лея смотрела на Лею в зеркало. В комнате стояла улыбающаяся Лея, крепко слаженная, одетая в строгий костюм. Из зеркала смотрела совсем другая Лея – исхудавшая, с огромными кругами под глазами, напуганная… в немом крике перед вечностью распахнутый рот, а одежда – смятая, серая облипала ее исхудалое тело, словно мешком.

-Спасибо за портал, — сказала вышедшая из черноты Лея. – некоторые вещи просто есть. Есть и всё. нехорошо, конечно, но, знаешь, это было чьей-то шуткой. Дали разум, дали энергию и не дали души. А без нее всякое тело обречено. Ну…иди.

                Лея из комнаты вытащила откуда-то из спины молоток и Лея из зеркала испуганно и часто заморгала, а в следующее мгновение страшно  и яростно разлетелись по комнате осколки.

 

30.09.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть