Открытое письмо родителям…

   Я плотно закрываю дверь. Сажусь на край ванной. Тупая боль раз за разом бьёт по животу.  Почему именно белый? Неужели сложно выбрать другой цвет плитки. Так же сложно, как слышать.  Страшно, я себя не узнаю.  Эмоции перестала показывать несколько лет назад. Так легче. Эмоции — непозволительная роскошь, а их проявление — натуральный идиотизм. Тебя не поймут, но обязательно осудят. Непременно прочтут нудную лекцию о том, как правильно, о том, какая ты глупая, невзрослая, эгоистичная максималистка.  А если не лекция, то ещё хуже. Начнут делать вид, что понимают. Это мерзко. Тебя не слышат. Или не хотят слышать.                                                             

Секунду сижу, безжизненно пялясь  в белый квадрат, окаймлённый черной полоской плесени. Редкие и прерывистые вздохи наполняют меня тошнотворным запахом сырости . А  ведь когда-то он мне нравился. Так же как и запах свежемолотого кофе, грозы, старой книги. Теперь всё это либо вызывает отвращение, либо не вызывает никаких чувств. Проходя утром мимо булочной я больше не раздуваю ноздри,  с наслаждением втягивая аромат свежего  хлеба, а иду дальше с таким же мертвым лицом, с каким встретила этот день. Просыпаясь, я больше не бегу на балкон, чтобы встретить рассвет, а вечером не спешу провожать закат. Меня больше не волнуют  пейзажи, некогда казавшиеся восхитительными.                                                                                                                                                                                 

Встречи с друзьями последнее время похожи на конкурс актёрского мастерства с элементами импровизации. Они пытаются подбодрить, я делаю вид, что у них  получается.  Это страшно. Люди, ещё недавно бывшие близкими, за какой-то год стали абсолютно чужими. И почему именно в это время? Когда мне особенно тошно. Странно всё как то работает в этом мире. Проблемы, печаль, непонимание тянутся длинным шлейфом несколько лет. Это похоже на детскую безделушку — музыкальную шкатулку: балерина медленно кружится под жутковатую мелодию,приветливо тебе улыбаясь, но в один миг, в одну секунду, в механизме раздаётся щелчок, она быстро поворачивается к тебе спиной и застывает. Так и в жизни, вдруг все куда-то деваются. Да конечно не вдруг, к этому давно всё идет. Просто они этого не замечают. Или, что более вероятною, не хотят замечать, так удобнее. А ты в это время в своей печали. Видишь, что  с тобой стало не удобно, не весело или даже неинтересно, заранее знаешь, чем всё закончится и просто ждёшь, когда очередной друг станет бывшим. Они стараясь тебя лишний раз не тревожить, ты от безысходности, вы все вместе делаете одно общее дело — убиваете последнее, что у тебя осталось. Веру в людей. Так или иначе, еда теряет свой  вкус, атмосфера запах, общество искренность. И это не происходит  неожиданно. Это происходит мучительно медленно, как капли воды в известной китайской пытке, одно событие за другим, одно слово за другим капают на твой мозг, убеждая тебя в никчёмности и тленности твоего существования.                                                                                             

Знакомо ли вам такое чувство:  пять часов вечера, на дворе середина февраля, пронизывающий до костей ветер, слякоть. У вас промокли сапоги, окоченели пальцы, заболело горло и заложило нос.  Солнце давно уже спряталось за свинцовые тучи, редкие прохожие походкой пингвина спешат на остановку,  предвкушая  домашний уют, вкусный ужин, теплый воздух и жёлтое освещение кухни, фоновые бредни первого канала. А ты не хочешь домой. Тянешь время сколько можешь, потому что знаешь, что ждёт тебя: упрёки, обвинения, очередной скандал на ровном месте. Ты знаешь, что не сядешь сейчас за уроки, не пойдёшь смотреть телевизор и даже есть ты в ближайшие два часа не будешь. Ты будешь слушать, слушать, слушать. О том, какие они, нормальные дети,  о том, что нет ничего важнее, чем чистота дома, что не важно, как ты учишься и сколько спишь , главное — порядок и семья.  О том, что убирать ты не умеешь, и что бы ты не сделала , делаешь это назло. О том, что ты крыса, и » Вообще зачем я тебя родила!».  И совершенно не важно, что мне всего одиннадцать лет и у меня есть свои, детские, подростковые интересы, как и у любого другого человека. Постепенно формируется неистовая ненависть ко всему, что связано с семьёй домом. Всеми любимые праздники— такие как новый год, дни рождения— становятся поводом для тайных ночных истерик, поскольку  праздничная программа включает в себя пресловутую уборку, готовку, после которой вновь следует уборка, обязательные скандалы на каждом этапе, и , как финальный аккорд танго на костях моей психики,  весёлые посиделки счастливой семьи. В то время, как одноклассники ходят в кино, ставят школьные постановки  проводят своё время, которое им положено возрастом подростков, я иду домой. Потому что я иду домой. Потому что я нужна дома.  Тринадцать, шестнадцать лет, не важно. Погулять с собакой, куда-то сходить или убрать. Домой. За какое-то время я превратилась в трусливую субстанцию, которая боится и ждет, что её вот-вот в  очередной раз ударят и упрекнут. В общем, холодное ощущение мёртвости затронуло все сферы жизни. Что добивает, так это то, что глядя на  уличного бомжа, роющегося в помойке, алкаша, клянчащего подать или пьяных родителей, орущих на свою маленькую дочь за ничтожный проступок, я представляю свою будущее точно таким же. Если раньше я, как и все подростки, мечтала о любви, свадьбе, муже. детях — настоящей семье, то сейчас я боюсь, что повторю все ошибки собственных родителей, чем обреку  дочь или сыны на такие же страдания. Апогеем  или точкой не возврата, называйте как хотите, стало то, что мне опротивело собственное имя.  Опротивело настолько, что каждый раз, когда его кто-то произносит, меня начинает тошнить.                   

  Кап…. Кап…. Кап…  Давно испорченный кран предательски возвращает к реальности. Я снова оглядываюсь. Белая ванная, почерневшая от собачьих лап, белая плитка, почерневшая от плесени…  Ха, как иронично: белое граничит с чёрным, потом чёрное въедается в белое, становясь с ним неделимым целым. И  вот уже чёрное поглощает белое, заглушая всё хорошее и светлое, что только могло быть. Давно уже интересно, почему взрослые люди, называющие себя умными, пользуются такой глупой логикой? Они забывают о том, что были детьми и подростками, а мы взрослыми небыли. Так почему они награждают себя правом требовать того, чего мы не можем сделать или понять в силу своей неопытности? Зачем то маскируют собственную неопытность и слабость под гнев и раздражение… Это выглядит также нелепо, как когда выпивший с утра сотрудник пытается сделать вид, что трезв.  И так же провально. Своим тотальным контролем, диктатурой, непониманием, уб

Когда человек покупает оружие, ему говорят, что это опасная вещь, требующая аккуратного обращения. Когда человеку выдают права на автомобиль, его предупреждают, что пользование любым транспортным средством подразумевает риск. Когда у людей рождается ребёнок, почему-то никто не объясняет, что это отдельная от родителей личность, требующая любви, заботы, понимания, ухода, защиты и поддержки в любой ситуации. Для одних это очевидно, а для других… Плохие родители не только пьют, не кормят, не одевают, не учат. Ну, это так, на заметку «умным» взрослым.                                                                                                                                                                                                                               

 Со всей осторожностью открываю ржавые металлические двери, и аккуратно поднимаюсь по крутой лестнице, всё-таки боюсь высоты. Выхожу на крышу, солнце только-только появляется на горизонте, малиновое зарево обнимает восток города, где-то в кронах деревьев поёт кукушка, дятел старательно стучит, выискивая себе пищу, синицы бойко щебечут, оповещая мир о наступившем дне. Ещё пару лет назад такая картина вдохновила бы меня, заставила ещё больше полюбить жизнь, а сейчас — ни-че-го. Пустота.  Вакуум. Становлюсь на самый край, раскидываю руки в разные стороны, в лицо дует прохладный ветер — вот она какая, та самая волнительная сцена из фильмов, где главный герой ждёт своего спасителя. который даст ему путёвку в новую жизнь. А я не жду. И нет этих типичных подростковых мыслей: » А вот я умру, вот тогда-то вы и поплачете, тогда-то вы и поймёте, кого потеряли!» Нет. Единственная мысль, которая меня беспокоит: » Кода это наконец закончится…».  Лучи солнца уже озаряют всю улицу, поля, видную мне чать гребного канала, убегающий куда-то по далёкой железной дороге поезд. К запаху свежести добавился аромат сладкой выпечки, к базару птиз — шум машин, день стремительно набирает скорость.  Я закрываю глаза. Наклоняю корпус вперёд и наконец лечу. Улетаю от боли, страха, несправедливости, ненависти и… Пустоты, заполонившей всё моё тело. Всё. Всё закончилось. Я больше никогда не буду страдать.

  В моей смерти прошу никого не винить.

                                                                                                                       14.07.2019.

0
12.11.2020
avatar
Ольга Ежова

Мне есть, что сказать людям. Может, кому -нибудь будет интересно?)
Внешняя ссылка на социальную сеть
90

просмотров



1 комментарий

Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть