Оковы Судьбы. Начало конца. Глава 10

Глава 10

Новая жизнь.

         Арий тихонько сидел на одном из кресел в апартаментах Западной башни, тщательно вслушиваясь в каждый шорох за закрытыми дверями. То, что он  видел на арене потрясло до глубины души. Временами казалось, что бой  был искусной постановкой, а дуэлянты великолепными актерами, но вспоминая конец схватки, ему пришло осознание какую цену пришлось им обоим заплатить. После того, как Джек и спутник леди Ирелии бездыханными упали на землю, их талисманы одновременно засияли мягким голубым цветом. Со стороны казалось, будто кровь участников обрела свою волю, стекаясь со всего поля боя к телам своих хозяев. Даже отрубленная конечность Джека  мистическим образом зашевелилась, а затем, словно поднятая заботливыми невидимыми руками, аккуратно переместилась к обрубку и через мгновение прямо на глазах начала с ним срастаться. Вот только, что-то пошло явно не по плану. Через минуту Аэль Бейн уже неуверенно стоял на ногах, в то время, как Картер лежал неподвижной окровавленной массой. Места ран снова начали обильно кровоточить, образуя широкую лужу возле его неподвижного тела. Находящийся рядом Аэль Бейн пытался остановить кровотечение, используя изрезанные лоскуты своего плаща, но безнадежно проигрывал этот бой. Граф Люций своим, как обычно, ледяным тоном приказал всем возвращаться в апартаменты Западной башни, а сам, совместно с  беловолосой девушкой-лисой, устремился на поле арены.

         — Пойдемте молодой сеньор, нам больше нечего здесь делать, рor favor[1], — с этими словами Грегор положил руку на плечо Ария и увел за собой. Вчетвером с леди Анастасией и бородатым варваром, они недолго шли по каменным переходам пока мраморная винтовая лестница не привела их к конечной цели. Апартаменты  находились на самом верху башни, и, когда Арий впервые их увидел, то изумленно открыл рот, ибо никогда ранее не встречал подобной роскоши.

         Огромное светлое помещение соперничало по размерам со зрительным залом художественного театра. Каменные стены были покрыты резными фресками и великолепными гобеленами, детально изображавшими давно минувшие баталии столь искусно, что казалось герои древности могут в следующую секунду сойти с них столь же живые, как и сам Арий. Вздымаясь на высоту шести метров, они плавно переходили в куполообразный потолок украшенный резными ангелами. Многоэтажная хрустальная люстра миллионами огоньков, равномерно давала теплый золотистый цвет, который придавал еще больше жизни изображениям участников давних битв. Через открытые двухметровые окна проникали озорные солнечные лучи, в то время, как шаловливый ветер игрался с краями тяжелых бардовых бархатных портьер, короткими порывами взъерошивая волосы на голове Ария. Пол был сплошь покрыт  темно-красным длинноволосым ковром, ворс которого с жадностью обвивал ноги, словно ребенок не желающий выпускать из рук сладость. В центре, в окружении обитых тисненой кожей кресел, стоял длинный стол обработанный черным лаком и покрытый тонким слоем алого цвета шелковой скатертью. За ним, на противоположной стороне от лестницы по которой Арий поднялся наверх, находился резной каминный портал во рту которого пылали зубы поленьев облизываемые языком пламени. Вправо и влево уходили коридоры к смежным комнатам, всего по три с каждой стороны.

         Получив строгий наказ от Анастасии сидеть на одном из кожаных кресел, Арий погрузился в тяжелые думы, размышляя о событиях сегодняшнего дня. То, что произошло попадало лишь под одну категорию слов известных Арию. Нецензурная брань для лиц старше восемнадцати. Именно так он мог описать все свои злоключения. Но первое чувство безысходности уже успело пройти, и более менее мальчик пришел в норму. Только огромный варвар и лорд Люций все еще вызывали чувство страха, в то время, как остальные наоборот пытались с ним подружиться.  Больше всего ему по душе пришлась девушка-лиса. От нее словно исходила аура спокойствия, унимавшая горечь воспаленного сознания Ария. Все время после разговора с лордом Люцием он пребывал в абсолютном отчаянии, перебирая в уме всевозможные варианты его будущей судьбы до тех пор, пока один из хвостов сидящей рядом Кицуне нежно, но настойчиво не повернул голову Ария в ее сторону, а другой обвился вокруг пояса прижимая покрепче к девушке-лисе. Околдованный окружающим ее ароматом лесных ягод он, даже не пытаясь сопротивляться, уткнулся лицом ей в плечо, а дальше, как по волшебству, моментально провалился в сон без сновидений. Проспав пару часов, Арий проснулся аккурат перед началом второго поединка Джека, став свидетелем ни с чем не сравнимого воинского мастерства. И вот спустя двадцать минут тело Джека пронесли на носилках мимо него в одну из соседних комнат. Тонкая полоска сжатых губ на обычно бесстрастном лице графа и тонкие ручейки слез стекающих по  лицу Кицуне, говорили сами за себя. Через несколько минут  из комнаты вышли все за исключением девушки-лисы. С напряженными лицами все уселись за длинным столом в тяжелом молчании.

         — И что же пошло не так? — первым нарушив тишину произнес лающим басом Гримнар. Его глаза горели едва сдерживающийся яростью, а пульсирующая жилка на виске намекала, что его запасы терпения стремительно таяли . Все  происходящее сегодня буквально пахло работой ликанов, а здоровяку уже сутки приходилось бороться с бесконечной жаждой крови, которая постоянно его терзала.

         — Видишь ли, талисманы Спасения, как оказалось, были созданы магией Феникса. Да она может спасать жизни обычных людей и других живых существ, но… Мы формально не живые. Магия света является полной противоположностью нашей сущности, и именно она нанесла урон еще больший, чем те раны, которые Джек получил в бою. Нам стояло это предугадать… — В ярости Грегор даже ударил рукой по столу, — Если бы с нами не было донны Канеко, то он бы уже умер. И даже сейчас шансы невелики. Он мог бы исцелится сам, но как я сказал, дар Феникса блокирует его регенерацию

         — Вообще-то в таком случае есть один способ ему помочь, -раздался шелестящий голос леди Анастасии, переглянувшись понимающим взглядом с лордом Люцием.

         — Будем надеяться, что до этого не дойдет, — ответил ей граф, — последствия непред…

         Договорить ему не дал звук наспех распахнутой двери, с грохотом ударившейся от стену. И комнаты выбежала радостная Кицуне  и сказала:

         — Он проснулся!

         — Muy bien[2]! -воскликнул Грегор, одновременно вставая и роняя тяжелое кресло на пол. Не отставая от него, все за исключением Ария спешно устремились к Джеку, вскоре оставив мальчика в полном одиночестве. Секунды складывались в долгие минут, сначала одну, потом пять, затем десять. Никто так и не показывался. Утомленный бездействием и подгоняемый интересом  Арий решил одним глазком посмотреть, что там у них происходит. Тихо на кончиках носков он подкрался к двери и заглянул в замочную скважину. Поначалу широкая спина Гримнара полностью загородила ему обзор, поэтому Арий решил послушать о чем речь и аккуратно прислонился ухом.

         — Бывало получше, но в целом я в норме. Правда руку не чувствую совсем., — услышал он приглушенный голос Джека. Обычно жизнерадостный, сейчас он казался очень утомленным.

         — Раны не затягиваются, даже не смотря на магию донны Канеко. Не исключаю возможность, что этого вообще не произойдет. Тогда руку придется  отнять Джек. Когда вернемся в Валейсию, донна Анна вернет ее. Недельку правда придется поплавать в Эксипуле.

         — Нет, нет, нет. Лучше добейте сразу. Жизнь инвалида мне не по нраву. Даже на сутки.

         — Конечно, мой друг. Я подарю тебе покой, — на этот раз раздался бас Гримнара одновременно с лязгом извлекаемого из ножен клинка.

         — Эй, Гримнар  притормози! Я же пошутил! — раздался возглас Джека, — вот ведь настоящий варвар. Только дай  возможность кого-нибудь убить.

         Это заявление вызвало радостный смех у окружающих, вызванный облегчением после  напряженного ожидания.

         — Вообще-то один способ есть Джек, но его последствия могут оказаться очень тяжелыми, — как обычно замогильный голос лорда Люция заставил бегать мурашки по спине Ария.

         После непродолжительной тишины раздался уверенный голос Джека:

         — Я согласен.

         На этом моменте Арий решил опять посмотреть в комнату сквозь щель замочной скважины. От увиденного волосы на голове встали дыбом. Джека будто бы пытались распять на кровати. Кицуне и Грегор держали его руки, каждый со своей стороны, в то время как Гримнар всей своей внушительной массой  навалился на ноги. Леди Анастасия ходила вокруг  них,  едва слышно нашептывая непонятные слова, которые даже отдаленно не  походили на речь разумного существа. Это скорее были звуки ломающихся костей, рвущейся плоти и падающих капель крови, сопровождаемых потусторонними словами противоестественно срывающимися с алых губ темной контессы. Невидимый ветер стал кружить по комнате, яростным ураганом  налетая  на  интерьер комнаты. Половина свечей люстры м потухло, отчего в комнате образовался полумрак. В темных углах мгновением позже начали кружить неясные тени, принимая очертания то клыкастых ухмылок, то прекрасных безглазых лиц. Шипящие голоса зловещим эхом раздавались в голове Ария и, хоть он не мог понять смысл, но  их намерения были предельно ясны. Вечный ненасытный голод. Они желали Ария, хотели его всего без остатка. Неожиданно голоса начали затихать, растворяясь на задворках его разума. Порывы ветра сменились штилем. Казалось все внимание было устремлено  на лорда Люция, который стоял у изголовья кровати, воздев руки над головой Джека и держа в одной из них черный изогнутый нож. В наступившей абсолютной тишине отточенным движением он рассек себе ладонь, после чего сжал ее в кулак.

         — Audite me, servi tenebrae! [3]— тихим шепотом произнесенные слова, громоподобно разнеслись по комнате, подхваченные тысячами шипящих голосов. Со всех сторон к сжатой руке стали стремительно слетаться черные тени, до тех пока последняя их них с жутким воем не исчезла.

         -Merge in una unitas![4] — с этой фразой он разжал кулак. Ярко алая капля крови слетела с его ладони, сверкая словно рубин в отражении лучей света. Мучительно долгое мгновение она падала вниз, пока наконец не разбилась об лоб Картера. Секунду казалось ничего не происходило, пока тело Джека не началось трястись словно у припадочного больного. Державшая конечности троица прилагала все усилия, чтобы удержать его в неподвижном состоянии.  

         — Надеюсь у нас получилось, — нервно вытирая пот со лба произнес Грегор, на секунду ослабляя хватку на руке Картера.

         — Стой, это еще не все! — Видя как он убирает руки, крикнула ему Кицуне.

         Но предупреждение запоздало. Внезапно изогнувшись дугой Джек издал истошный  пронзительный вой, от которого лопнули все светильники и окна в комнате. Глаза его начали наливаться чернотой, вскоре напоминая два отполированных шара из обсидиана инкрустированных сапфировой радужкой. В считанные мгновения уже он схватил Грегора свободной рукой и без видимых усилий с ужасной силой метнул в Кицуне, сбив ее с ног. Секунду спустя кулак мощным апперкотом в челюсть подбросил великана Гримнара в воздух, отправив в непродолжительный полет к противоположной стене комнаты. В следующий миг, молниеносно вскочив на ноги, он стремительным пинком отправил в скольжение тяжелую двухместную кровать в сторону графа Люция и контессы Анастасии, выигрывая себе время, после чего устремился к выходу. Прямиком через дверь, за которой подглядывал Арий. Все это произошло за считанные удары сердца, поэтому мальчик смог лишь моргнуть, прежде чем его вместе с обломками двери отбросило на середину центрального зала апартаментов, жестко приложив головой об край длинного стола.

          Перед глазами плыли круги, а в ушах стоял легкий  звон. Коснувшись рукой к затылка мальчик увидел, что она обильно покрылась кровью. Неожиданно Арийпочувствовал на себе чей-то голодный взгляд и, подняв голову, столкнулся лицом к лицу с кровожадными глазами Джека. Теперь он напоминал какого-то дьявола, которых описывали служители Церкви, рассказывая о древних войнах. Ранее дружелюбное лицо было зверски перекошено, обнаженные  в зловещей ухмылке белоснежные клыки словно увеличились в размерах, но самым ужасным в нем были глаза. Абсолютно черные белки глаз словно впитали беспросветную тьму самых глубоких катакомб, а горящая пронзительно синяя радужка  пульсировала в такт сердцебиению Джека, источая жажду крови. Брызги крови контрастировали с мраморной кожей, покрывая лицо и резную мускулатуру торса Картера.

         Долгую секунду они смотрели друг другу в глаза. Взгляд кровожадного хищника против обычного человека. Словно в замедленной съемке Арий смотрел как под бледной кожей перекатываются тугие канаты мышц, готовя тело к стремительному прыжку… Но вдруг…

         Тук-тук-тук…

         Удары резной трости по полу эхом разлетелись в окружающем пространстве, заставляя весь мир замереть в неподвижности по повелению ее обладательницы. Через недвижимые клубы пыли неторопливо проплыла темная фигура  контессы Анастасии. Остановившись напротив изготовившегося к прыжку Картера, напоминавшего готовую к смертельному броску кобру, она неодобрительно покачала головой.

         — Я так надеялась, что до этого не дойдет Джек       .

         Затем поочередно прикоснулась указательным пальцем,  в одной только ей известной последовательности,  к участкам  его обнаженной груди. После каждого касания, появлялась слабая вспышка света.

         Тук-тук-тук…

         Мир вновь вернулся в свое привычное русло. Облака пыли клубились по центральному залу апартаментов, жалкие остатки двери жалобно скрипели, негодуя от такого обращения, в то время как виновник этих бед неподвижно лежал на полу, зарывшись лицом в ворс ковра и сладко посапывая. После действий леди Анастасии глаза Джека закатились, а сам он с приглушенным стоном рухнул вниз. Минуту спустя сквозь пыль выбежали Грегор и Кицуне. Увидев распростертое тело Джека, они было устремились к нему, но раздавшийся мощный храп подсказал им, что спешить не обязательно.

         Бедняга Арий нашел наконец-то нашел в себе силы выдохнуть, привлекая в себе внимание присутствующих. Что-то многовато выдалось на сегодня приключений. Первый раз в жизни его кто-то хотел сожрать, и этот новый опыт неприятным грузом лег на душу. Опершись на край стола он попытался встать шатаясь как пьяный. В голове все еще гудело после удара.

         — Кицуне, дорогая, будь добра отведи мальчика в его комнату. Сейчас ему тут не место, — суховатым голосом сказала леди Анастасия.

         — Хорошо, — ответила Кицуне и направилась к Арию, нетвердо стоящему на ногах. Прежде  чем увести мальчика, она решила осмотрела рану на  окровавленной голове. Удар об край стола был достаточно сильным, чтобы повредить кожный покров волосистой части головы, вызывая кровотечение. Его жизни это  не угрожало, но отдаленные последствия могли быть очень неприятными.

         — Пойдем со мной Арий, надо что-то  делать с твоей раной, — голос девушки совершенно не предусматривал никаких вариантов неповиновения. В итоге через несколько минут мальчик сидел, раздевшись по пояс на роскошном ложе в одной из соседних комнат, а то время как Кицуне аккуратно обрабатывала последствия встречи его головы и стола.

         — Почему я? — Неожиданно он задал вопрос, который мучал его все время.

         — У меня нет для тебя ответа мальчик. Пути судьбы многогранны и запутанны, никто из нас не знает куда они приведут. Все мы в ее оковах. У будущего тысячи возможных вариантов, но какой из них истинный… Наверное не знает никто.   

         — Но я не хотел всего этого! — в сердцах воскликнул Арий, слезы брызнули от переполнявших его эмоций, — это все проклятая фигурка. Она была проклята. И она же прокляла меня.

         — Значит этого хотел кто-то другой, я не чувствую на тебе отпечатка проклятий — загадочно ответила девушка-лиса, — а теперь ложись спать. Завтра начнется новая страница твоей жизни.

         Безропотно подчинившись Арий аккуратно откинулся на шикарную гору подушек, на миг погрузившись в них с головой. Объятия нирваны моментально начали смыкать над ним свои сладкие руки. Намерения порасспрашивать Кицуне  еще, отступили куда-то на задний план, уступая лидирующие позиции усталости и дреме.

         Через полминуты он уже сладко спал,  пребывая в блаженном сне  в котором не было ни вампиров, ни оборотней.

         Долгие секунды Кицуне смотрела на его безмятежное лицо, раздумывая почему вообще возится с ним. Уже сотни лет ее не заботили мечты и желания других живых существ, за исключением членов семьи фон Райзер. А тут какой-то мальчишка вызвал в ней чуть ли не материнские инстинкты. Быстро оглядевшись по сторонам, она убедилась, что за ними не подглядывают и подняла правую руку перед лицом. Сосредоточившись на мгновение, она сфокусировала в середине ладони часть своей Эссенции, покрывая ее белыми языками пламени, бывшими ничем иным как материальной проекцией ее жизненной энергии. Аккуратно положив руку на грудь Арию она в удивлении широко распахнула аметистовые глаза. Пламя вместо того, чтобы потухнуть от конфликта с чужой жизненной силой подобно пожару стремительно разбегалось по телу Ария, жадно захватывая все новые участки. Словно зачарованная Кицуне смотрела, как собственная жизненная сила мальчика в виде черного пламени страстно переплеталась в жарком танце с белыми языками пламени, разгораясь все больше. Испуганно она отдернула руку как ошпаренная, позволяя этому безумию стихнуть.

         Затем Кицуне так стремительно покинула комнату, как будто за ней бежала свора диких волков, оставляя мальчика  пребывать в счастливом одиночестве сладких снов.

 

         -Вставай! Просыпайся, — раздался над головой тихий шепот, забирая Ария из объятий  дремы.

         — Док, блин, ну еще рано! — сонливо произнес Арий, закрывая голову  подушками в попытках спрятаться от назойливого Тамбрега, — знал бы ты что мне снилось! Кошмары! Вампиры! Оборотни! Меня пытались даже сожрать!

         Но шепот был неумолим:

         — Вставай быстрее, у нас нет времени.

         Как будто этого было мало, вслед за этим последовал бесцеремонный толчок в плечо, едва не спихнувший его с кровати.

         — Ладно, ладно. Только не пинай меня больше, — удивленно сказал Арий, даже сквозь сон поразившись неожиданной силе с которой старый доктор его толкнул, — Тамберг, где ты так подкачался?

         Но раскрыв глаза он вместо привычного лица старого доктора увидел два горящих желтых глаза.

         — Что за Тамберг? — так же шепотом поинтересовался незнакомец. Из-за царящей в комнате темноты Арий мог видеть лишь его горящие расплавленным золотом зрачки.

         — О боже! Значит это был не сон, — с приглушенным стоном Арий опять откинулся на спину. Сомнений быть не могло, это таинственный шепот принадлежал одному из вампиров, с которыми его свела судьба своей нелепой шуткой.

         Неожиданно в комнату проник лунный свет. Таинственная фигура раздвинула тяжелые портьеры,  после чего повернулась полубоком. Хоть и половина его лица оставалась в тени, но не узнать Джека было сложно. При условии, что недавно он хотел Арием перекусить, а такое трудно забыть.

         — Что, пришел позавтракать? — К Арию вновь вернулись привычные сарказм и чувство юмора.

         — Ахах… Ну если ты настаиваешь, — с этими словами в золото его глаз словно начали добавлять капли  синей акварели, заставляя их кружить и переплетаться  друг с другом, до тех пор пока жидкий сапфир не отвоевал лидирующие позиции. Видимая часть лица начала превращаться в жуткую гримасу, в то время как ухмылка обнажила острые клыки.

         — Хотел бы жрать не будил бы, — ехидно ответил Арий, на всякий случай взвешивая в руках подушку. Если этот клыкастый подойдет ближе, то прежде чем вкусит его крови, сначала отведает удара по бледной морде.

         -Ахахах, — громкий смех Джека эхом разнесся по комнате, а его глаза успели приобрести обычный цвет, — ты славный малый. Прости меня за то что случилось. Я был немножко не в себе.

         — Немножко? Да ты развалил пол башни!

         — Главное ничего плохого не произошло, а теперь вставай. Твоя одежда вон в том углу. Император осознает, что ты влип, поэтому его лизоблюды постарались подобрать что-нибудь подходящее.

         — Эй, будь поуважительней к Его Императорскому Величеству! — возмущенно вскрикнул Арий.

         — Теперь это не твой император. Ты теперь наш, — с этими словами Джек направился к выходу из комнаты, и напоследок сказал, — рекомендую поторопиться, лорд Люций не любит задержек.

         От упоминания имени древнего графа Ария словно окатило холодной водой, мгновенно вырывая из сонного состояния. Оставшись в одиночестве он, немного пораздумав, направился к роскошной лавке, на которой лежали аккуратные стопки одежды. Здесь было все. От комплектов летнего и зимнего нательного белья до полностью укомплектованного нессесора. Критично нахмурившись Арий развернул ближайшую стопку, которая была сложена из серой хлопковой рубашки и черных кожаных штанов. « Как они мне подбирать одежду, даже не зная  моих размеров?». Начиная неторопливо примерять наряд, он понял, что его опасения напрасны. Тот кто отвечал за это, не даром ел свой хлеб. Штаны были словно сшиты специально под него и сидели как вторая кожа. То же и касалось рубашки с длинным рукавом, которая плотно обхватывала торс и немного свободно болтаясь на уровне бицепса плавно сужалась к запястью. Заправив в шлевки[5]штанов ремень, он немного затянул его, чтобы рубаха не вылезала из брюк. Поверх рубашки он одел кожаный жакет без рукавов, который застегнул на пуговицы. Заметив в углу стоящие сапоги, он немедленно решил их примерить. Высокие голенища плотно обхватывали его ноги, комфортно фиксируя голеностопный сустав. Довершал образ искусно сшитый плащ с капюшоном, подол которого доставал до верхнего края сапог, наполняя ощущением, что он выглядит как настоящий искатель приключений. Последним подарком оказался небольшой походный рюкзак, в который поместилось на удивление намного больше вещей, чем с виду он мог вместить, наталкивая на мысль, что тут не обошлось без очередной порции магии. Напоследок оглядевшись он с некоторым волнением толкнул дверь ведущую из комнаты.

         Все уже были в сборе и вели жаркую дискуссию, которую прервало появление Ария. На долгую минуту он оказался под оценивающим взглядом золотых глаз шестерки вампиров. Джек и Гримнар осмотрев его с ног до головы одобрительно хмыкнули, в то время как Люций и Анастасия уделили ему гораздо меньше внимания. Взглядом он пытался отыскать Кицуне, надеясь, что она оценит его внешний вид, но к сильному огорчению ее глаза задержались на нем не многим дольше, чем если бы он был букашкой под ногами. Такая неожиданная реакция обычно дружелюбной девушки несколько выбила его из колеи.

         — Ахах! Buenos dias, мой юный сеньор. Выглядите просто потрясающе, — раздался веселый Грегора, который в миг оказался рядом, внимательно рассматривая пошив и материал его одежды, — эх, сколько дамских сердец вы украдете своим загадочным образом.

         Все еще пребывая в подавленном состоянии после реакции девушки-лисы, Арий полностью пропустил его слова мимо ушей.

         — Да кстати, тебе тут кое-что принесли, какую-то книгу, — с этими словами Грегор протянул ему объемный том в изящном переплете, напоминая Арию внушительные печатные работы Тамберга. Взяв ее в руки мальчик аж крякнул от  тяжести книги. Немного поднатужившись он дотащил ее до стола в центре комнаты и аккуратно провел пальцами названию выдавленном в коже переплета, покрытого позолотой.

         — Mysterium Vitae, — шепотом прочитал Арий,  аккуратно открыв крышку переплета. На форзаце  книги аккуратным подчерком темно-красными чернилами были написаны строки адресованные, по видимому, лично ему.

 

         «Дорогой Арий, вот и внезапно настал тот самый момент прощания, который разлучает людей на многие-многие годы. У меня нет слов, чтобы прокомментировать, то что случилось, и я чувствую на своих плечах невыносимо тяжкий груз ответственности. Но так же не могу отрицать, что, возможно, сама судьба аккуратно тебя вела к этому жизненному повороту. Все, начиная от того как оказался у меня в лазарете после трагических событий уже седой давности, до моего приглашения на праздник Сумрачного Дня, являлось чьей-то высшей задумкой, золотыми нитями вышитой, на полотне мироздания. Согласись не каждый день происходят столь загадочные события, которые возможно найдут отражение в ближайшем будущем, а уж то что ты главная фигура в этих событиях, лишь подтверждает мои предположения. Тебе, мой мальчик, предстоит пройти интересный и долгий путь, полный приключений и опасностей. Сколько еще неизведанного и непознанного ты повидаешь. Для того, чтобы к этому тебя подготовить, я хочу подарить эту книгу. В ней ты найдешь все ответы на те вопросы, которые у тебя возникнут. Главное научись правильно ее спрашивать.

            Завершить это письмо хочу следующими словами. За прошедшие годы ты мне стал настоящим сыном. И я очень этим горжусь мой мальчик. Смело подняв голову иди на встречу со своей судьбой,

С отеческой любовью,

доктор Везалий Тамберг.

  1. P.S. Если выпадет возможность, и у тебя появятся вопросы, то ты знаешь куда писать письма.»

        Арий несколько раз прочитал эти строки, чувствуя как горький комок поднимается в горле все выше и выше, а на глаза начинают наворачиваться слезы. Внезапно темно-красные чернила начали стекать вниз, но не успев достигнуть нижнего края форзаца полностью впитались  и через секунду не было ни одного признака, что здесь недавно была надпись. Удивленно нахмурившись он недоуменно почесал голову и открыл книгу посередине. Каждая страница была красиво оформлена, а витиеватая вязь текста  была разделена на два столба, элегантно обтекающих искусно выполненные иллюстрации проработаные до мельчайших деталей.    

         — Выходим, всем надеть плащи и маски, — раздался замогильный голос лорда Люция, — мальчик подойди ко мне.

         С тяжелым сопением запихнув книгу в походный рюкзак Арий подбежал к темному графу. Не тратя на него лишних слов, Люций вытянул левую руку вперед, на которой лежала обычная безымянная маска.

         — Милорд, — неуверенно произнес Арий, неловко двумя руками принимая ее. Затем лорд Люций прошел мимо него, более не обращая никакого внимания. Повертев  маску во все стороны мальчик нашел, что у нее есть дужки, благодаря которым она крепилась на уши как очки. Затем он медленно одел ее, чувствуя как она мягко облегает лицо, крепко держась даже без дужек. Все остальные уже надели свои собственные маски и капюшоны, в очередной раз превратившись в безликие фигуры. Второй раз за утро оказавшись под перекрестьем взглядов, в этот раз мальчик не мог понять причину до тех пор, пока стоящий рядом Джек на нахлобучил ему на голову капюшон. После этого все начали по очереди спускаться вниз по лестнице из ставших уже родными апартаментов Западной башни. Абсолютная тишина, за исключением цокания каблуков и шуршания подолов плащей, несколько давила на Ария, заставляя сердце несколько учащенно биться. Именно темной безликостью его и пугали новые хозяева. Но другого выхода как следовать за ними у него не было и спустя некоторое время они  оказались во внутреннем дворе Белой Цитадели.

         На  улице еще стояла ночь, и под серебряным сиянием полной луны можно было увидеть, что их поджидал эскорт из двадцати кавалеристов, во главе с Лиандро Солларсом. На заднем фоне горели огни ночного Милфиллда, придавая ему новый волшебный образ сказочного города и словно, напоследок, давая мальчику насладиться его красотами. Через несколько минут они выдвинулись в путь, и спустя час приблизились к Северным воротам Милфиллда.

         К этому времени непроглядная тьма ночи начала отступать под натиском первых лучей солнца. Золотистый свет уже касался развевающихся синих флагов на вершине башни Северных ворот и, словно горячий любовник, медленно спускался вниз. И к тому моменту, когда он начал целовать ее основание, взлохмаченный рассвет вовсю прогонял остатки ночи, срывая  темный покров с небес и являя миру невинное голубое небо с губами из облаков. Все это знаменовало начало. Для кого-то просто рабочего дня, а для кого-то и новой жизни…

         Но не один Арий  в этот момент наблюдал за рассветом. Где-то в далеке одинокий всадник натянул поводья и устремил серебряный взор на сияющие небеса. Тихий рык вырвался из его груди, когда болезненные раны на груди вновь натянулись. Малая цена за то, чтобы люди этого города могли сегодня проснуться и вновь увидеть родных, даже не подозревая какие ужасы скрывались в подземельях столицы.

         Удовлетворенный этими мыслями Нерзал накинул на голову капюшон и пришпорил лошадь. Предстояло еще много работы…

[1] пожалуйста ( исп.)

[2] Прекрасно (исп)

[3] Внемлите мне, слуги тьмы!

[4] Станьте единым целым!

[5]  петли в штанах для ремня

0
12.05.2020
avatar
48

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть